Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Большой баобаб


Большой баобаб

Сообщений 631 страница 660 из 962

1

http://sd.uploads.ru/NwAWm.png

Огромный баобаб высится на окраине саванны. В его ветвях нашел себе приют местный лекарь и шаман — старый мандрил по имени Рафики. Львы никогда не охотятся здесь. Это место пользуется странной славой у всех жителей саванны, а многие даже считают его святым — возможно, потому, что неподалеку от его корней раскинулось внушительных размеров львиное кладбище, где официально хоронят членов местного прайда. Хищники стараются не гневать шамана понапрасну.


1. Так как это место считается священным, здесь запрещена охота. А значит, животные в этой локации настроены на общение, что дает бонус "+1" к базовому уровню доверия неписей.

2. Светлые шаманы, пришедшие в данную локацию, получают бонус "+3" к броску кубика во время призыва духа (темные же, наоборот, получают антибонус -2 к призыву). Кроме того, персонаж может подать заявку на получение недостающего шаманского умения (за исключением умений вроде "Проклятия", так как их невозможно использовать во благо) или светлого мистического фамильяра — особого призрачного хранителя, принимающего форму любого животного и дающего максимальный бонус к выбранной игроком сфере. Мастер Игры бросит кубики и определит, достался ли персонажу такой фамильяр, или же нет. Осторожно! В случае неудачи персонаж может сойти с ума!

3. По слухам, эти места населяют сотни различных духов, в основном светлых либо нейтральных. Если персонажи чересчур задерживаются в этой локации (от трех постов и дольше), то ГМ может описать неожиданное появление одного из местных призраков. Иногда такой дух может попросить выполнить какое-нибудь важное поручение, с последующей щедрой наградой за выполнение квеста.

4. Доступные травы для поиска: Костерост, Забродившие фрукты, Адиантум, Одуванчик, Манго, Мелисса, Мята, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Холмы
Водопад Зулу
Пустошь

0

631

Гиена недоуменно открыла пасть, провожая взглядом удаляющегося шамана. Пока Симба и остальные львы закапывали могилу павшего Хараму, Сахихи оставалась в стороне, наблюдая за шаманом и его действиями. Каждый звук, доносившийся до ушей гиены, заставлял их трепетать. Сквозь маску беспристрастности и учтивого присутствия внимательный взгляд мог бы заметить заинтересованность гиены. Аккурат к тому моменту, когда последний комок земли был утрамбован лапами львов, шаман вернулся, неся с собой странный сверток.
Коротко кивнув в ответ на фразу Рафики, гиена посмотрела на Фургала. Вел он себя сдержанно, не по своему возрасту. Пожалуй, ей, как враждебному львам виду, придется навсегда избавиться от предрассудков по поводу умственных способностей и контроля подрастающих львов. По крайней мере, некоторых из них.
Никуда она не уйдет… Втереться в доверие к уважаемому члену общества - что может быть лучше для бедной одинокой гиены? Кинув быстрый, скользящий взгляд на сверток, гиена без должного уважения уставилась на красногривого льва, пытающегося строить хорошую мину при плохой игре, и его печального спутника. Сахихи молча ожидала дальнейших указаний шамана.

Отредактировано Сахисса (13 Сен 2012 00:33:58)

0

632

Нервы были натянуты, как оголенные провода - только тронь, и посыплется водопад искр... Рафики тут же все просек - быстренько свернул церемонию и велел закапывать. Особого приглашения не требовалось - Симба буквально подскочил с места и прошел к земляной горке, что они соорудили около могилы, и принялся спихивать ее в яму...
Собственно, в яму он старался не смотреть. И все же от его взгляда не укрылось распростертое на дне львиное тело - и то, как прикрыли его первые комья земли... Симба не заметил, как они с Фургалом работали - и даже не удивился, откуда взялись силы. Он не реагировал ни на что, не отвлекался, не смотрел на своего помощника - он просто раз за разом спихивал землю в яму, и остановился только тогда, когда земля внезапно кончилась, а могила практически сравнялась с общим уровнем почвы.
Только тогда Симба растерянно глянул на Фургала - что, все?... - и оглянулся в поисках Рафики...
Шаман приближался к ним со стороны баобаба, держа что-то в руках.
Молодой лев краем глаза заметил внимательно смотрящую на него гиену. Симба почувствовал себя неловко, даже несмотря на то, что та рассматривала его без выхода за рамки приличия - спокойно, внимательно, учтиво, не нагло. Но все равно король не смог никуда деться от неловкого чувства - пару раз глянул на гиену, чуть прижал уши... наверное, он просто перенервничал за день. Впрочем, уже подошел Рафики...
- Птолемей... - Все три льва предстали перед ним, судя по всему, Рафики собирался обратиться к каждому. - Ступай домой, душа твоя сегодня будет укрыта от горя и печали. Сахисса... - лев снова украдкой посмотрел на гиену. Ему было интересно, что же Рафики ему скажет... - Симба, Фургал. - лев внимательно посмотрел в глаза шаману. - Останьтесь...
Брови льва поползли вверх - что, зачем?! Впрочем, Симба не успел даже до конца удивиться - Рафики, судя по всему, не закончил с ними...
Так что оба льва остались, ожидая, каких еще впечатлений на эту ночь им подготовил шаман.

0

633

--→ Церемониальный утес

Не смотря на то, что уже стояла кромешная тьма, звезды освещали путь верному слуге прайда, ему вроде как ничего не составило труда быстро добраться до баобаба. Если только мысли по поводу последнего разговора Шрама и Сараби, и еще внезапно навалившаяся тоска по королю и усталость. Все-таки полет показался для мажордома вечностью. И это была непростительная оплошность, надо привести приказ в исполнение как можно скорее. "Вот и баобаб. Теперь - Рафики". - кивнул сам себе птиц и начал снижение. Рафики сейчас был не один, а в компании львов, среди которых был, кстати, и Симба, и гиены. Юный правитель был весь в пыли и выглядел не в самом лучшем расположении духа... Зазу списал это на похороны Хараму. В момент приземления Зазу вздохнул и подумал, что было бы иногда намного лучше и легче не быть в курсе всех новостей. Меньше знаешь, крепче спишь.
- Кхмм. - привлекая к себе внимание откашлялся Зазу и тут же склонился в реверансе перед обращенными на него взорами. - Рафики, именем королевы Сараби, сообщаю, что тебе нужно отправляться к Церемониальному утесу. В моем распоряжении информация лишь о том, что одиночка сломала лапу на охоте и ты должен как можно скорее помочь ей и ее Величеству.

+2

634

ОФФ:

Все описанные относительно Симбы и Фургала действия  согласованы с игроками.

Оба льва тут же округлили глаза и растерялись, замерев в ожидании - чего же от них хотят на сей раз? Рафики смерил каждого взглядом. Да, видок у них был... оба пыльные, лохматые, всколоченные, у обоих веки тяжелеют и глаза слипаются.
- Вы оба славно потрудились. - продолжил он, разворачивая листья, что прикрывали то, что он принес... - Но даже королям нужен отдых. - обратился шаман к Симбе, глянул на Фургала и улыбнулся. - А уж столь мужественным юношам - точно.
Взорам присутствующих на подушке из развернутых листьев явились два небольших плода.
- Этот плод поможет вам этой ночью забыть о всех бедах и невзгодах. - убаюкивал голосом Рафики. - О печалях и горестях... - он поочередно вложил свою ношу в рот каждому льву. - О том, что было... и о том, что будет.
Рафики отошел, опустив руки и как-то печально глядя на обоих юношей перед собой.
- Спите. Этой ночью Айхею не подпустит к вам зло.
Действие этого снотворного должно было начаться практически мгновенно. Рафики хорошо знал это растение и не раз использовал его, когда нужно было восстановить силы после сильных переживаний или тяжелой работы. Засыпая практически мгновенно, спящий проводил ночь без каких-либо кошмаров или неприятных ощущений, а наутро просыпался бодрым и свежим с долгим запасом сил. Рафики обменялся взглядами с Сахиссой - ее подопечный, Фургал, вместе с Симбой уже смежил веки под кроной баобаба и обещал проспать крепким сном как минимум до зари... Уснувшие вповалку юноши сейчас были похожи на вымотавшихся и набегавшихся львят - день шалили, играли, проказили, и сейчас под ласковую мамину колыбельную заснули, согреваемые любовью... Рафики тихонько улыбнулся, слушая, как шелест листьев в кроне баобаба нашептывает слова песни, которые каждый слышит именно так, как напевала перед сном мама-львица... Луна истекала серебром, роняя звезды за небосклон, ночь наполняла тишину смыслом, убаюкивая всех не спящих, шелест крыльев, шуршание земли... и выразительное:
- Кхмм.
- Тшшшшшш! - обернулся мандрил, сердито взмахнув руками. К счастью, растение уже должно было усыпить обоих тружеников настолько, чтобы они ни на что не обращали внимание. Рафики принял позу кастрюльки, сердито воззрившись на мажордома.
- Рафики, именем королевы Сараби, сообщаю, что тебе нужно отправляться к Церемониальному утесу. В моем распоряжении информация лишь о том, что одиночка сломала лапу на охоте и ты должен как можно скорее помочь ей и ее Величеству.
- Тихо. - еще раз шепотом напомнил Рафики, глядя на Зазу уже гораздо более вежливо и серьезно. - Спасибо, Зазу. Вернувшись на Скалу, успокой королеву, что ее старший сын сегодня ночует не абы где, а у баобаба.
Да-да, Симба уже почти король, но Сараби - не только королева, но еще и мать... улыбнувшись, Рафики оставил Зазу и поднялся на свой баобаб. Произошло то, что происходило всегда - шум, треск, звяканье, шуршание - и вот уже шаман скатился по стволу вниз с несколькими свертками под мышкой и предстал перед молчаливой гиеной.
- Прости меня, Сахихи. - произнес он, представ перед ней и тяжело опираясь на посох. - Королеве нужна моя помощь, и я должен идти. - печально признал Рафики. Быть целителем - это полезное умение, но... лучше бы в нем не было нужды, если речь шла о так любимой всем сердцем королевской семье! - Фургал проспит несколько часов и будет полон сил. Но... -Рафики словно усомнился. -Я буду благодарен тебе, если ты пойдешь со мной.
Уходил Рафики не оборачиваясь. Спешил, как мог, но прихрамывал, тяжело опираясь на посох. Но что поделать, когда зовет долг?...

>>> Церемониальный утес

Отредактировано Rafiki (27 Сен 2012 01:01:32)

+5

635

Рафики вдруг смерил обоих львов (почему-то Фургалу сразу показалось, что Птолемей, горестно опустивший морду, сейчас шамана не интересует) пристальным взглядом. Подросток невольно передернул плечами, по шкуре будто мошка пробежала - вроде бы и незаметно, но как-то неуютно.
Развернув свой сверток, старый мандрил продемонстрировал львам два незнакомых Фургалу плода. Львенок вопросительно взглянул на Рафики и тут же ошалело заморгал: шаман сунул в его пасть один из плодов.
- Этот плод поможет вам этой ночью забыть о всех бедах и невзгодах. О печалях и горестях... - О том, что было... и о том, что будет, - мягко проговорил Рафики.
Второй плод отправился в пасть Симбы. Не осмелившись ослушаться, Фургал разжевал странное угощение, оказавшееся на вкус не таким уж неприятным. Разве что диковинным: такого львенок еще ни разу не пробовал. Вроде бы и нотка горечи проскользнула, и какая-то сладость... Привыкшему к вкусу мяса льву это было ни к чему - вроде бы и приятно, но совершенно не нужно.
- Спите. Этой ночью Айхею не подпустит к вам зло.
Львенок уже раскрыл было пасть, чтобы поблагодарить мандрила. Видимо, теперь им с Симбой предстояло добраться до Скалы прайда и хорошенько вздремнуть.
Но вместо слов пасть Фургала растянулась в зевке. Он ошалело заморгал, ощущая, как ослабевают лапы. Его повело в сторону. В отчаянной попытке удержаться на ногах он бросил испуганный взгляд на Симбу - но и тот, кажется, был готов рухнуть прямо там, где стоял.
Впрочем, тревога быстро сменилась странным равнодушием. Львенок мягко осел на землю и через пару секунд уже крепко спал.

0

636

Сахихи наблюдала за тем как львы – и красногривый Симба, и молодой Фургал принимают снотворное, устало ложатся на землю и быстро уходят в мир сновидений. Вздохнув, она подумала, что больше ей, по-видимому, здесь делать нечего, по сути, они с шаманом уже все обсудили касаемо предсказаний и явлений предков. Гиена взглянула на Луну, так как смотрят на старого друга. Глядя на круглый, словно глаз рыбы, лик луны ощущалось умиротворение и спокойная уверенность. Уверенность в своих силах.
Потом прилетела некая яркая птица, по-видимому, игравшая роль гонца прайда и оповестила о проблемах имевших явно медицинскую направленность. Сахихи еще раз взглянула на Луну, мысленно посылая благодарность.
- Сахисса почтет за честь помочь своими знаниями прайду - гиена чуть поклонилась. - Шаманы должны помогать нуждающимся, даже если они не одной с ними крови - В тайне знахарка радовалась этому так кстати подвернувшемуся случаю, прекрасное начало для чужака.
Ковыляя за Рафики, гиена мельком подумала о том, что у нее урчит в животе и что следует туда поместить.
>>> Церемониальный утес

0

637

-------------------- Пастбища
Нала подняла голову - она была уже почти у баобаба. Это место всегда успокаивало ее, и львица невольно ускорила шаг. Общение с мудрым целитетем несомненно даст покой ее взволнованной душе.
Однако, когда львица подошла к баобабу, она поняла,что Рафики здесь нет. Но это ее совсем не расстоило - еще бы, ведь в нескольких шагах передней тихо и мирно спал Симба! Вот уж кого она совсем не ожидала здесь увидеть, так это юного короля, но этот сюрприз очень ее порадовал.
Нала подошла поближе и наклонила голову - Симба действительно спал, дыхание его было ровным и спокойным, будто ничего его не могло беспокоить.
- Симба, Симба, скоро все наладится... Ты знаешь это, поэтому и спишь так крепко! - почти беззвучно прошептала львица, после чего опустилась на землю рядом с лучшим другом. Теперь они лежали бок о бок, и Нала зевнула - ей вдруг так захотелось спать, что сопротивляться было невозможно. Самка прикрыла глаза и положила голову на землю, привалившись ухом к уже "оперившейся" шее молодого льва.
Сон сморил Налу в секунду - только что она брела по саванне, пытаясь понять, что так назойливо щекочет ее душу изнутри,  вот она уже крепко спит, привалившиськ спине старого друга.

Отредактировано Нала (9 Окт 2012 14:30:32)

0

638

--→ Бескрайние луга

Боль всё обострялась и обострялась. С каждым шагом было всё неприятнее чувствовать резь в груди и ранах. Боль буквально сковывала движения Ди, так что передвигаться он мог небольшими шагами и медленно. Дыхание то замедлялось, то наоборот - ускорялось, то сбивалось. Сознание постепенно затуманивалось, закрывая глаза белой пеленой забвения. Хотя, это ещё ничего... По сравнению с состоянием Шайкой и Акасиро. Он-то хотя бы в обморок не падал.
Тем временем лев приближался к заветному баобабу. Тёмный силуэт дерева выхватывал свет восходящего солнца. "Так уже утро..." Солнце стремительно выкатывалось из-за горизонта огненной колесницей. Скоро день, а значит, и жара... Значит, Ди будет гораздо хуже днём. Солнце не даст покоя его ранам. Хотя... Может быть, от тепла они быстрее запекутся.
Бурогривый добавил скорости и пошёл к Баобабу рысью. Ну, как сказать, рысью... Хотя бы не загребающими зенмлю шагами.
Естественно, от подобной беготни Вадико быстро устал и выдохся, а глубокие раны опять дали о себе знать. С болезненным шипением он снова замедлил бег. Хорошо, что он уже оказался у дерева. Лев судорожно вдохнул и прислонился к гладкому стволу баобаба, пытясь не соскользнуть. По древесной коре быстро побежали ручейки крови, стекавшие со шкуры самца. Выглядело устрашающе.
"Ну я и дурачина... Ринулся спасать какого-то неизвестного мне доселе гепарда, когда там была туча гиен", - мысленно отчитывал себя Ди. "Придурок я, придурок благородный... Никогда больше не сунусь к этим блохастым". Одними из черт характера Вади были наивность и альтруизм - и эти глупые черты ещё не выветрились из его души в детском возрасте! Ви сам себя не любил из-за этих проклятых черт. Да кому сейчас нужны добрые и благородные дурачки, говорил он себе. Сейчас везде холодные, грубые и злые... зато умные и не лезут куда попало. Вади вдруг показалось, что его охватывает депрессия. Не очень-то и приятно чувствовать себя белой вороной... но и плохим парнем он тоже быть не хотел. Дилемма, да.
"Ну когда придёт этот Рафики?" - внезапно короткая, но такая актуальная сейчас мысль разбила все размышления до этого момента. А ведь правда, где сейчас шаман?.. Если он придёт только к вечеру, может быть уже о-очень поздно.

0

639

Выскочив из пещеры, Чумви тут же принялся вспоминать, когда он в последний раз видел Симбу. Ага, вроде бы, после примирения он собирался похоронить старика... Скорее всего, сын Муфасы направился куда-нибудь с Рафики - тот явно захочет провести погребальный ритуал. Куда они могли отправиться, дабы проводить старика в последний путь?
Не в саванну. Не к озеру... И ни в какое другое место. Еще львенком молодой лев слышал истории о другом месте, бывшим заповедной территорией для всех львов. Да. Следует проверить там.
...Лапы сами несли его по пыльной, разгоряченной земле. Тяжелый взгляд не отрывался от темневшегося вдали дерева. Чумви мимоходом, машинально, не думая отмечал царящую кругом разруху, шаг его был порывист, но дыхание на удивление ровным, словно он собрался на простую прогулку.
"Шипы и колючки."
Он гнал от себя дурные мысли. В голове проносились идеи о том, как лучше закричать, как лучше предупредить... Сотни мыслей, сотни слов - и все такие пустые, холодные, никчемные. Подле них кружится еще одна мысль, как акула.
Или...
Или как сокол подле стервятников. Гордый, сильный, независимый. Об этом Чумви мечтал всегда - о собственной, не зависящей от чужих, зачастую глупых приказов воле. Он презирал гиен, этих никчемных пожирателей падали, гнусных отродий, готовых продаться за кусок мяса, готовых отдать своих жен, мужей, детей, ежели будет выгодно. И мысль эта неотрывно билась в сознание, вонзалась в затылок и будоражила кровь.
"Я продаю друга ради того, чего у меня никогда не будет."
Его коробило отношение Тоджо, Дотти, прочих... Нала, которая в последнее время все крутилась подле Симбы. Но ведь это неважно, правда? Если убрать объект... Ведь любви после смерти не бывает. Кощунственность может быть оправдана высокими идеалами, ведь Чумви согласился на это не только ради того, чтобы обладать Налой. Симба в той ссоре уже проявил себя львом, который явно не собирается слушать ничьих советов. А тогда Чумви и впрямь желал помочь, хотел что-то предложить... Но юный король его отвергнул, и болото под ними обоими стало ощутимей. Скар прав - это несомненно. Правление Симбы может обернуться большими бедами. Чумви тряхнул косматой головой. Как часто он прокручивал эти аргументы в сознании! Отступать было поздно. Двигаться нужно лишь вперед.
Но кое-что все ж идет не так. Рико. Скар велел убить львенка, мотивируя это тем, что тот может вырасти таким же, как брат. Но что мешает регенту воспитать Рико таким, как полагается быть настоящему королю? Отчего ему требуется прервать весь род Муфасы на земле? Ответ был на повехности, но Чумви не желал его знать. Еще два-три шага, и он бы признал. Но... не хотел. И что самое отвратительное - молодой лев не мог понять, что движет им - желание овладеть Налой или забота о прайде.
... но вот, наконец, и баобаб. Чумви заметил рыжую гриву, видневшуюся за деревом. Смутное ощущение овладело им, и молодой лев рванулся вперед.
"Нала?"
Она лежала рядом с ним, прижавшись к нему кремовым боком. Словно электрический разряд промчался по бурой шкуре. Мгновение Чумви стоял, недвижимый, ошарашенный, ослепленный. В этот миг он понял с ясностью - все кончено. Если она и впрямь испытывает к нему чувства, то он не сможет после всего попытаться обернуть их в свою пользу. Видя ее, спокойную, блаженную, умиротворенную сейчас...
Чумви склонил голову. По телу пробежала дрожь. Когда он выпрямился, черты его морды стали жесткими, в глазах застыла решительность. Он вновь действовал под влиянием момента, вновь испытывал прилив жгучей ревности, умом отлично понимая, что, раз Нала сама выбрала свой путь осознанно и спокойно, то он не имеет права лезть...
- Симба, - глухо и резко процедилЧумви и тут же опустил взгляд - нельзя, чтобы он увидел его. Молодой лев вонзил когти в землю.
"Нельзя будить Налу, иначе все может пойти прахом."
Он шагнул поближе к молодому королю, едва сдерживая клокотавшее в горле рычание. Поднял лапу и как можно сильнее, больнее, чувствительнее ткнул того под ребра.
- Вставай, живо, - глухой голос Чумви звучал, как приказ. - Там... схватили Рико. Нужна помощь. Я... я не смог один.
Его голова была опущена, грива вздыбилась - создавалось полное ощущение, что Чумви страшно боится за судьбу принца, что ему стыдно за то, что он оставил львенка одного...
Ему и впрямь было стыдно и больно.
Но назад уже не повернуть. Завязан он в этом болоте, запах опустошения прочно врезался в шкуру. Оставалось лишь идти вперед, по топи, пока не увязнешь по шею и не сдохнешь, захлебнувшись в осознании. Позже.

+5

640

Внезапные приступы жгучей, режущей, колющей боли били по ранам Вади, заставляя того всё крепче сжимать веки и шипеть. К горлу подступал комок с жутким привкусом крови, взор помутился, на глаза выступили слёзы. Чертовски больно. Хуже, чем в аду. Такое было ощущение, что по телу Ди пустили мощный разряд тока, гораздо выше 220 вольт. Самцу хотелось рухнуть прям здесь, заорать и зарыдать от боли... но надо было держать себя в руках. Стискивая зубы, он пытался сохранять равновесие, не накрениться и не сползти по окровавленному стволу баобаба. Лапы уже разъезжались в луже склизкой, вязкой крови под ним. Упасть не составляло труда, но Вади всё пытался найти в себе силы держаться. Ради Акасиро. Ради прайда.
Вонзив когти в землю, бурогривый упрямо поднимался, опираясь на дрожащие лапы. Он уже ни на что не обращал внимание - ни на обстановку, ни на других львов. Сконцентрировавшись только на боли, он молился, чтобы она прекратилась. Кому молился? Этому воображаемому божеству Ахейю? Пф, как будто это поможет. Но всё-таки... Надежда оставалась только на бессмысленные молитвы.
Стиснув зубы, зажмурив глаза до максимума и глухо зарычав-зашипев, он поднял голову к небу и прогнул спину, пытаясь как-то успокоить резь. Не помогло. А новый приступ боли уже дал о себе знать резким ударом в живот. Ди схватился правой лапой за другой бок и резко дёрнул головой вниз, мотнув чёлкой. "Чёрт... Чёрт... Чёрт... Как больно!" - на последней своей мысли он вдруг вскинул голову и истошно заорал, да так, что шерсть везде дыбом встала. Он уже не мог терпеть, хоть и упрямо сдерживался. Вади не обращал внимания на львов с другой стороны баобаба, о существовании которых он не подозревал - он просто не мог на что-то обращать внимание. Прибегут - отлично, не прибегут - их дело. Весь этот ад от этого не прекратится.
Постепенно сознание льва начало отдаляться от его тела, из-за непрошеных слёз в глазах темнело сильнее и сильнее. Всё, держаться он уже не мог. С гримасой боли он рухнул наземь, поднимая вокруг небольшие клубы пыли. Конец? Ну, если обморок можно считать концом, то да.

--→ в объятия обморока хд

Отредактировано Вади (2 Янв 2013 10:01:04)

+2

641

Симба спал. Впервые за несколько суток юноша заснул - и то, не потому, что уснул, уткнувшись носом в загривок любимой львицы, а потому, что организм его под воздействием сонного плода просто перестал работать. Просто надломился и... отключился. Лев почти не дышал - легкие легонько трепетали, сердце едва пульсировало, ноздри даже не шевелились. Воистину, он спал мертвым сном - неподвижно, ровно, спокойно...
Но вдруг его веки дрогнули, а легкие судорожно, со свистом втянули воздух сквозь стиснутые зубы. Что-то пошло не так. Не так, как задумывал Рафики... сон, целебный и живительный отдых из благотворной пустоты перетек в вязкий кошмар.

Отражение в воде смотрело на него не-по детски серьезно и как-то даже старчески... измученно. Это определенно был он сам. Только гораздо.. младше. Еще грива не пробивается, и детская пухлость со щек еще не сошла, только вот взгляд...
Ребенок не может так смотреть. Не может смотреть так... истрепанно. Не может смотреть так, будто знает все, что уготовила ему жизнь. Знает наперед и... ничего изменить не может. В карих глазах того Симбы, что был в отражении воды, были годы страданий и боли, испытаний и мытарств, боль битв, поражений, потерь... Симба невольно ужаснулся. Настолько, что сердце взвыло, и ударило в голову набатом: так не должно быть. Так не должно было быть!
Он видел себя в детстве. Только взгляд его был... вовсе не детский. Стоя у кромки омута, он видел, как маленькая мордашка подернулась рябью и раплылась... Земля под ногами разверзлась, и крик его стих в наполнившей легкие воде - молодой лев провалился в воду без шанса выбраться.
Все слилось... в один сплошной водоворот. Его мотало и кидало во все стороны без какой-либо возможности сделать вдох, легкие полыхали от недостатка кислорода, а вокруг, стоило лишь лихорадочно распахнуть глаза, чумным калейдоскопом проносились лица, взгляды, фразы, прикосновения... вода вокруг налилась багровым, и Симба в отчаянии вскинул голову к небу, в надежде сорвать глоток воздуха, уцепиться за что-нибудь, прервать этот отчаянный водоворот, выбраться!
Кромка воды сомкнулась над головой. Он понял, что... погиб.

Сломленная психика не в силах была без потерь пронести через себя все то, что свалилось на юные плечи мертвым грузом и приказало жить. Его жизнь с момента смерти Муфасы слилась в один сплошной водоворот, и Симба сам перестал замечать, как с каждым днем каждый виток событий постепенно утаскивает его на дно. Как с каждым днем он вязнет все глубже и глубже, и легкие наливаются свинцовой болью от каждой попытки сделать глубокий вдох. И, увидев себя, юного, светлого, чистого, по-детски прямо смотрящего в даль, Симба понял, что исполненное желание оказалось несоизмеримо больше, чем то, что он мог вынести без потерь. Потери эти не были видны взгляду, но каждый новый удар судьбы ковал его характер, высекая из расплавленного духа искры, заставляя принимать форму, заостряя и огрубляя... столь сильные удары, что этот сплав с каждым новым испытанием грозил надломиться и треснуть.
Симба не отдавал себе отчета. Он просто задыхался во сне, пытаясь уцепиться и спастись. Он не думал над тем, что было, и не пытался предугадать то, что будет. Для мыслей нужна праздность. А он... король. Ему нужно действовать. Здесь и... сейчас.
Какие еще испытания готовит ему судьба, он не знал. Но одно было ясно - он или выдержит ровно столько, сколько придется выдержать... либо сломится под ударами судьбы, и позволит воде сомкнуться над своей головой.

Резкий, грубый тычок под ребра смял удушающее марево сна - Симба вскинулся, распахнул невидящие глаза, и какое-то время был где угодно, только не здесь и не сейчас. Баобаб. Нала и незнакомый лев рядом. Огромная косматая морда заполнила собой солнце... Резкое пробуждение после такого ужасающего сна... он не успел прийти в себя, как со стороны его шарахнуло известием:
- Вставай, живо. Там... схватили Рико. Нужна помощь. Я... я не смог один.
- Схвалили... Рико?...
Имя брата царапнуло память, и мучительно-больно, со скрипом и скрежетом глухой голос проник в сознание. Симба похолодел, в уме крутилось одно-единственное имя. Схвали. Рико. Схватили. Рико. Схватили...
- Рико?...
Глаза Симбы полыхнули осознанием, сердце упало куда-то в центр земли, а по позвоночнику прокатился ледяной ком ужаса. В лихорадочном взгляде, что скользнул по морде Чумви, отразилось непонимание, потом - узнавание, потом.. нахлынула память. Симба, хватая ртом воздух, вскочил с места, глядя на Чувми и не в силах двинуться. Все части мозаики сложились в четкую картину событий. Рико схватили, и друг.. примчался за помощью.
- Где он? Кто схватил?! Как?... - в глазах Симбы отразился неподдельный страх. Волны паники грозили подняться и захлестнуть с головой. Молодой лев глянул на Чумви... лихорадочный взгляд, вздыбленная шерсть, и буквально исходящие от тела искры.
Симба вряд ли осознавал, что выглядит... еще хуже. И не скоро увидит на виске седую прядь... Но бремя королевства уже успело кое-чему научить молодого Симбу, а именно тому, что в любой ситуации... надо действовать. Истерика, паника, страх - потом. Когда все закончится, и это можно будет превратить в их совместную хохму, историю из разряда "а помнишь, как мы...". Но только не сейчас. Сейчас паника и страх во взгляде Симбы истаяли на излете жеста, и вылились в тихие, четкие фразы, за которыми стояла железная решимость:
- Веди. - коротко приказал король. - По дороге расскажешь, как это произошло.

Отредактировано Simba (25 Ноя 2012 21:43:00)

+3

642

Он не встречался взглядом с молодым королем, держа всколоченную, нажаренную солнцем голову низко, словно в невыносимом горе - дескать, несчастный Рико, несчастный малыш. Все нервы, скрученные в комок еще с того момента, как он принял роковое решение в тесной, похожей на тупик - тупик души и тупик сознания - пещеры сжались еще туже. Полыхнула инстинктивная тревога - а вдруг не поверит? Держать ответ разоблаченному льву было бы... отвратительно. Низко. Унизительно.
Впрочем, в глубине души Чумви надеялся, что Симба обожжет его недоверчивым взглядом, а в голосе его четко послышится недоверие и гнев. Тягучие секунды протянулись, прежде чем сын Муфасы, наконец, выдохнул.
"Поверил."
Где-то на затворке сознания послышался звук, похожий на щелчок закрывающегося капкана. В нем извивались они оба.
Запоздало Чумви подумал о том, что, собственно говоря, не успел выдумать историю. Но, искоса глянув на Симбу, он понял, что в данный момент объяснение не требуется. Вообще этот момент протянулся как-то... жгуче медленно и обжигающе быстро. Черты морды Чумви стали жестче, в карих глазах застыла безучастность, словно молодой лев никак не мог сфокусировать на чем-то взгляд. Наконец, раздался приказ.
По дороге расскажешь, как это произошло.
Словно повинуясь щелчку кнута, Чумви резко, порывисто развернулся, взмахом хвоста позвав Симбу за собой. Только бы не видеть глаза этого льва, только бы не видеть его самого. Ничего, скоро все будет кончено. Нужно думать о благе прайда. О. Благе. Прайда.
О. Ней.
Той, чей образ в мыслях уже почти не соответствует действительности. Той, которая никогда не зароется с упоением в его гриву. Пустые мечты. Ну и пусть.
А солнце палит жарко. Кажется, когда он мчался к баобабу, лучи не были столь суровы. Или, может, густая грива душит его? Или... дело, на которое он идет. Бежать вот так молча было еще хуже, чем не разговаривать, и Чумви вдруг вспомнил, о чем просил Симба - о рассказе.
- Он появился из ниоткуда, - хрипло, не глядя на короля, обозревая отсутствующим взглядом опустошенную саванну, начал Чумви. - Огромный, косматый. Ростом с... с твоего отца. Или крупнее. Я... я не мог ничего сделать.
Голос его дрогнул. Перед ним расстилалась саванна - огромная, необъятная, никак не похожая на тот тупик, в котором он принял решение. И там, и тут Чумви машинально узнавал места, где они с Симбой, бывало, возились друг с другом в грязи. Иногда побеждал юный принц, иногда чумазый львенок с вечно взъерошенной макушкой...
- Он схватил Рико и ринулся прочь. Не знаю, зачем ему понадобился твой брат. Я пытался его остановить, но не смог - слишком силен этот чужак.
О, как он завидовал Симбе, у которого был такой замечательный отец! Чумви и сам боготворил могучего короля и мечтал, чтобы однажды у него тоже появился такой отец. Сильный. Смелый. Любящий. С которым можно было бы поговорить по душам, рассказать все, что накипело за день, выговориться... Но ведь в детях живет частичка родителей - значит, и в Симбе, и в Рико живет Муфаса. А он сейчас одним махом перерубает эту жилу. Интересно, а чья частичка живет в нем самом? Пами? Кто это вообще такой? Он знал имя своего отца, знал его голос, внешность, но совсем не знал его самого.
- Никого поблизости не было - ни Тоджо, ни Малки. Он побежал в ущелье, а я...
Братец, братишка... Взгляд бурого льва случайно зацепил еще одно из памятных мест - колючие заросли, некогда бурно росшие воон у тех скал. Вскорости род Муфасы будет перерублен на корню. И ничего не останется. Он, Чумви, сейчас пересекает последнюю черту. Оттуда нет возврата. Там - запределье. А мысль, соколом кружившая подле стервятников, вдруг набирала удивительную силу. Чем ближе они подбирались к ущелью, тем медленнее становился шаг Чумви.
"Я собственными лапами уничтожаю того, кого некогда мог назвать братом."
- А я... - нужно продолжить рассказ, но он осекся, словно мысль соскочила с крючка.
"Нет. Нет, нет, нет!"
Внезапно Чумви резко остановился, взрыв когтями целую тучу пыли. - А я, черт возьми, как последняя вшивая гиена скармливаю тебе никчемную байку!
Он впервые посмотрел Симбе в глаза. И в его собственных глазах горел лихорадочный огонек, из глотки рвался рык. Тугой клубок нервов распутывался. Чумви преградил Симбе путь, коротко рыкнул и, не выдержав, принялся ходить взад-вперед.
- Он тебя убить хочет, понимаешь? Тебя и твоего брата. Власть нужна, наверное. Что же еще? Скар выбрал себе помощников, которые должны были все осуществить. Еще пригнал одиночку, который и схватил Рико. Вернее, заманил в ущелье. Мхиту и Тату отправились с ним. Я должен был загнать туда тебя, а затем, вместе с Мхиту и Тату завершить дело.
Вот и все. Точка невозврата не пройдена. Вот только раскаяние, стыд и презрение к самому себе никак не хотели оставить Чумви. Да пусть он и считал Симбу негодным королем - лучше бы просто поговорить, а не делать... этого. Взгляд его скользнул по морде молодого короля.

Отредактировано Chumvi (2 Окт 2014 18:57:01)

+10

643

По всем законам жанра у любого короля должны быть враги. Завистники, жаждущие власти, которым концентрация добра на один квадратный метр перекрывает доступ кислорода. Они строят козни, плетут интриги, разрабатывают коварные планы, но в конце концов оказываются не способны устоять против добра, мужества и справедливости. И так из раза в раз. В конце концов, без них скучна была бы жизнь монарха, не так ли?
В сказках - именно так. Только Симба в сказки давно уже не верил, и сердце его сейчас обливалось кровью при одной только мысли, что его брату навредили... потому что он - король. Он, сын Муфасы, не смог обезопасить свою семью. А должен был! Король он или нет, Симба вдруг остро осознал - семья для него ценнее.
Чумви, наверное, пострадал, или же был настолько напуган произошедшим так, что что-то тягостное и гнетущее сковывало каждое его движение.. Сердце Симбы рухнуло куда-то в центр земли, и он сорвался с места вслед за Чумви - оставляя позади себя Налу, Фургала, баобаб...
Он не заметил творящегося с Чумви. Они бежали, оставляя за собой пыльный шлейф, Симба буравил лихорадочным взглядом темную гриву, а Чумви все молчал.  Мысли проносились перед глазами со скоростью пикирующего сокола, внутри все кипело, и он едва ли не одернул Чумви гневным окриком - благо, тот начал сам.
- Он появился из ниоткуда, - издалека начал бурый лев, Симба маниакально ловил брошенные через плечо слова. - Огромный, косматый. Ростом с... с твоего отца. Или крупнее. Я... я не мог ничего сделать.
Голос Чумви дрогнул. Внутри взорвался шквал вопросов, но юный король усилием заставил себя замолчать.
- Он схватил Рико и ринулся прочь. Не знаю, зачем ему понадобился твой брат. Я пытался его остановить, но не смог - слишком силен этот чужак.
- Кто он? Ты знаешь его? Ты видел его прежде?! - вопросы разъяренным роем толкали друг друга, готовые сорваться с уст... но он заставлял себя молча, жадно впитывать каждое слово.
- Никого поблизости не было - ни Тоджо, ни Малки. Он побежал в ущелье, а я...
Симба вцепился в эту фразу, готовый выдрать слова с корнем.
- А я... - угасающим голосом пытался выдавить из себя лев.
-Ну же!
Когти Чумви взрыли землю под ногами:
- А я, черт возьми, как последняя вшивая гиена скармливаю тебе никчемную байку!

На излете прыжка король остановился, громом пораженный.
- Он тебя убить хочет, понимаешь? Тебя и твоего брата. Власть нужна, наверное. Что же еще? Скар выбрал себе помощников, которые должны были все осуществить. Еще пригнал одиночку, который и схватил Рико. Вернее, заманил в ущелье. Мхиту и Тату отправились с ним. Я должен был загнать туда тебя, а затем, вместе с Мхиту и Тату завершить дело.
Завершить. Дело.
Выстрел... прозвучал. Тишина оглушила и свинцовым гнетом навалилась на уши.Он все слышал, но разум отказывался это принять. И он бы переспросил, если бы не прозвучало имя. Скар. Власти захотелось. Заманить сыновей Муфасы в ущелье и там чужими руками завершить дело...
Завершить дело.
- Убить. - тихо, но твердо закончил молодой король, глядя в глаза своему убийце.

Внутри у Симбы в тот момент пошатнулся один из столпов, на котором держалось все его мироздание. Рухнуло и рассыпалось пеплом то, что было для него незыблемым. То, что друзья и семья... не предадут. Ни при каких обстоятельствах - не предадут. Как бы ни было плохо, как бы ни было больно, друг и брат поставит плечо, прикроет спину в бою. Аксиома, сотни раз до них доказанная, и не нуждающаяся в сомнениях. Это... было истиной.

Симба смотрел Чумви в глаза, и один за другим гасли упреки. Друг, брат, доверие которому не ставилось под сомнение даже тогда, когда они были готовы порвать друг друга... Все в один миг утекло, оставив после себя стылое и сочащееся черной болью внутри нечто, зовущееся сыном Муфасы. Ненависть, отчаяние и боль переплавились в тихие, четкие фразы, за которыми стояла угроза их исполнения:
- Отойди. Мне нужно спасти Рико.

Отредактировано Simba (27 Ноя 2012 23:34:26)

+5

644

- Убить.
Он вздрогнул и отвел взгляд. Никогда, даже в самых смелых мыслях, Чумви не смел называть "дело" полным названием. Всегда оправдывался высокими целями, вроде спасения прайда и прочего. Прокручивал в голове старую стычку и почти физически ощущал, как давно забытая боль единственной ранки на холке вспыхивает жгучей злобой и гневом, проникает в кровь и отравляет жизнь.
Когда он вновь поднял взгляд, то не увидел в глазах Симбы ничего, кроме черной, всепроникающей горечи, к которой примешивалась боль, гнев, злоба... И еще что-то, что все эти месяцы чувствовал сам бурый лев. Он смотрел в глаза Симбе и видел самого себя.
"Он имеет право на все," - внезапно подумалось Чумви. "Ему не придется себя оправдывать. Все и так в его лапах, а я стал тем, кого всегда презирал. Шипы и колючки, почему все не могло остаться так же, как в детстве? Зачем вообще случилось... это?"
Такого ведь не должно быть. Вот этого беспомощного, всепоглощающего отчаяния, когда не знаешь, как вернуть все на свои места, когда граница уже под лапами, но так трудно вернуться. Когда понимаешь, что оправдания, некогда бывшие могучим оплотом сознания, превратились в мгновение в пепел.
- Отойди. Мне нужно спасти Рико.
Он так и не смог понять - радуется ли тому, что на него не посыпались градом справедливые обвинительные слова. Сам Чумви не знал, что говорить - да и нужно ли говорить. Слова застряли в глотке.
Молча он шагнул в сторону.
Идти дальше с ним казалось... невозможным. Словно какое-то оцепенение напало. Слова признания оказались тяжелы, но облегчения не принесли. Лишь пустоту.

Отредактировано Chumvi (28 Ноя 2012 21:49:34)

+4

645

Чумви, не поднимая глаз, не произнеся ни слова, шагнул в сторону.
Король молча прошел мимо. Не обернулся, даже не бросил косого взгляда. Тяжелым взглядом он сжигал горизонт, внутри все пылало останками разрушенной, обожженной природы. Чувствуя спиной тяжелые мысли Чумви, король с усилием заставил себя шагать, шагать быстрее, а потом... побежать.
Огонь горечи и отчаяния лизал пятки, готовый подняться и захватить с головой, но Симба с усилием давил это в корне, заставляя себя молчать, заставляя себя бежать, бежать быстрее, еще быстрее, так, чтобы влага в углах глаз высыхала еще до того, как вздумала появиться. Спину жгло оставленное позади известие, настолько, что он затылком ощущал его ледяной, могильный холод. Раздавив в себе всю горечь, он с усилием заставил себя думать только о брате. О том, что все будет потом, а сейчас нет ничего важнее, чем вытащить Рико.
Все как будто происходило... не с ним. Уши затопило гулкой тишиной, собственное сердце болезненно увеличилось настолько, что мешало бежать. Он не чувствовал времени, не слышал ничего.
Он просто заставлял себя бежать. Бежать в ущелье, где ждут его, чтобы закончить это раз и навсегда.
>>> Великое Ущелье

+1

646

---→ Гейзеры

Шаг, еще шаг – эйфория Фролло начинала проходить, оставляя место более привычному холодному раздумью. Взгляд, глубокий и одновременно стеклянный, ничего не выражал. Лев шел домой, предвкушая, как он заберется на ветку баобаба и поспит часок-другой. Ветер что-то назойливо шептал старику на ухо, и он не отмахивался, пытаясь вслушаться в его завывания.
Запах свежей крови Фролло почувствовал еще до того, как медленно двинулся в сторону раненого, хмуро высматривая его фигуру. Шаг. Еще один. И вот он стоит так близко к окровавленному телу, как только может. Одного мимолетного взгляда хватило, чтобы оценить состояние льва, как крайне тяжелое.
Фролло обреченно покачал головой. - Крепко же тебя, - проскрипел он, наклоняясь над Вади. Срочно нужно что-то, что способствует обеззараживанию и заживлению ран, и что-то, что сможет привести его в сознание. Мне нужен кто-нибудь быстролапый и с мозгами в голове.
- Разбойник! Живо сюда! - Фролло проследил, как гиен, всё это время находившийся неподалеку, раздраженно, но послушно подходит к нему.  – Сердецей. Низкая травка с мелкими красными плодами и резким запахом. Маи-Шаса, кислая такая трава, листья большие, и базилик с валерьяной, ты знаешь, как они выглядят. Бегом, а то хоронить его будешь ты сам!
Угроза подействовала. Держись, парень, скоро будет лекарство. Разбойник не совсем дурак, найдет, что нужно.
Верные ищейки Скара не привыкли бегать по поручениям старика за травами, однако, Разбойник вернулся скоро, принеся нужные травы и какие-то симпатичные по его словам сорняки, которые Фролло ему и оставил. Пусть засушит и любуется.
- Брысь отсюда, - прошипел старик. Разбойник кивнул и удалился, оставив Фролло наедине с окровавленным телом. Сохраняя идеально спокойное выражение на морде, словно бы у него на лапах не лев умирал, а просто травы были разложены, Фролло когтями правой лапы разжал челюсти Вади и вложил плод сердецея ему под язык.
Пока он был без сознания, давать ему жевать валерьяну и базилик было бы глупо, поэтому Фролло решил заняться раной. Старика уже мало что могло напугать, а вызвать отвращение - вообще, пожалуй, ничего. Раздробленные кости, вывихнутые конечности, разорванные шкуры, раны до костей, он все это видел столько раз, что на всю жизнь с лихвой хватило бы.
- Ахейю, вдохни в него сознание, дай ему вновь ощутить ветер, дай ему жить, - проскрипел Фролло, нанося на раны мазь из разжеванной Маи-Шасы.
Верил ли Фролло в существование Ахейю? Безусловно. Его вера была незыблема, непогрешима, несмотря на то, что многие пытались "образумить" старика, говоря о том, что львиного бога нет, но у него была своя тропа, свой путь, который он не собирался никому навязывать кроме самого себя.

В посте были применены лекарственные лоты: Маи-Шаса, Сердецей.

Отредактировано Фролло (10 Дек 2012 01:40:56)

+4

647

Фургал проснулся резко, будто от толчка. Задышал тяжело, задвигал непослушными со сна лапами, пытаясь сообразить, что произошло. Память сохранила то, как он, съев плод, вдруг ощутил во всем теле слабость, как перестали повиноваться конечности и начал заплетаться язык... на какой-то миг Фургал даже решил, что Рафики отравил их с Симбой.
Теперь, конечно, он устыдился этого. Понятно, что шаман не желает им зла... Просто им нужно было отдохнуть. Хотя Фургал и был уверен, что горы одной левой свернет, все же в глубине души он знал, что его силы не бесконечны, и потрясения, выпавшие на его долю в последние пару дней, кого угодно с лап свалят.
Но где же сам Симба? Подросток торопливо огляделся, но не увидел короля. На его месте, как ни странно, мирно спала Нала - она даже не шевельнулась, когда Фургал поднялся. Львица показалась ему очень усталой. Может быть, Рафики и ей дал этот свой сонный плод?
Будить ее, разумеется, рыжий не стал. Принюхался, повел носом, уловив еще свежий запах Симбы - да, несомненно, король ушел отсюда совсем недавно. Заметил, наконец, Чумви - но заговорить с ним не решился, слишком неприступным в этот момент выглядел лев, слишком был погружен в свои невеселые мысли.
Подросток попятился, чтобы не попадаться Чумви на глаза, и, обойдя баобаб, чуть было не столкнулся с Фролло. Ворчливый, острый на язык старикан был хорошо ему знаком. Ну как знаком... Фургалу уже случалось пару раз подвернуться серому под горячую лапу, и повторения он допускать не собирался. Примиряюще прижав уши, подросток буквально шарахнулся в сторону от льва, как раз отдававшего указания гиену, и бросился прочь, стараясь держаться поближе к следу Симбы.
Почему бы, в самом деле, ему не пойти за королем? Ведь ему может понадобиться помощь.
----→ скала Прайда

Отредактировано Furgal (25 Янв 2013 15:42:39)

0

648

Только когда дробный топот лап Симбы оказался вне диапазона слуха, Чумви, наконец, поднял взгляд и медленно повернул голову. Там, впереди, мчался золотистый лев.
Мчался прямо навстречу своей гибели.
"Но ведь я предупредил его! Я все сказал!"
Он замотал головой, словно надеялся таким способом вырвать грызущее чувство вины из сознания. Скар ведь сам упомянул о Куле, может, он сделает ей что-то очень... плохое, если узнает, что Чумви предал его? Нет, нельзя допустить, чтобы с сестренкой случилось что-то плохое.
Чумви, сам того не замечая, начал мерить шагами землю. Раз-два-три-четыре-пять. В одну сторону. В другую. Несмотря на признание, которое, казалось бы, должно принести облегчение, облегчение, которого бурый лев не чувствовал и в помине. Наоборот, ощущения болото, ощущения увязания, пустоты не проходило. Чумви не понимал, в чем дело. Хотя нет, в принципе, понимал.
Он ведь отправил Симбу прямиком в пасть смерти. Но как бы... что... что он вообще может сделать? Если выступит открыто против Мхиту и прочих, то не миновать возмездия от Скара. А Чумви был уверен, что им самим дело не ограничиться, посему к страху за себя примешивался терпкий и куда более противный страх за сестру. Нет-нет, он ничего не может сделать. Разве что... побежать к прайду, просить о помощи? Но Симбу уже прикончат к тому времени, как его лапа коснется скалы Прайда. Мысли путались.
Но ведь он не может оставить все так. Не может смотреть, как Симба удаляется все дальше, превращаясь в точку. Чумви глубоко вздохнул. Еще пару мгновений он стоял на месте, разрываемый противоречивыми эмоциями.
А затем рванулся вперед, точно пущенный из пращи камень.
=======) ущелье

0

649

Он не видел ничего, кроме окружающего его тёмного тумана. Вязкий дым окутывал его со всех сторон, колол в самые уязвимые места, щипал глаза... Всё было, как в реальности, только гораздо страшнее. Сердце льва бешено колотилось внутри, до предела уменьшившиеся зрачки в округлённых глазах метались туда-сюда, пытаясь рассмотреть что-либо, челюсть поползла вниз. В ушах стоял шум, отвсюду слышался жуткий хор шёпота с одним лишь главенствующим словом. "Жить".
- Нет... Нет... Нет... - твердил Ди, ошарашенно озираясь. Отчаяние плескалось в его сердце, мешало соображать, сбивало с толку... но ничего поделать с этим Вадико не мог.
Вдруг перед его взором предстал расплывчатый образ львицы. Только её глаза были чётко видны средь серого тумана. В душе льва отчего-то воцарились спокойствие и умиротворённость, как будто от присутствия матери. Возможно, этот образ и есть образ его матери...
Внезапно Вади кинуло куда-то в темноту, прочь от таинственного образа. Выбило воздух из лёгких. Сердце из груди. Спокойствие из души. Остался только дикий, безумный, животный страх. Лев безостановочно падал в пропасть, видя перед собой стремительно уменьшающуюся точку света.
- НЕ-Е-Е-Е-ЕТ!!!

Вади моментально распахнул испуганные глаза. Из глотки вырвался короткий крик ужаса вместе с сиплым выдохом. Бедного льва пробила дикая дрожь. "О, чё-ё-ёрт..."
Тут же лев закатил полуприкрытые глаза и обессиленно застонал, уронив голову на землю. "Чертовски пло-охо-о-о..." Почувствовав под языком какую-то вязкую массу, он вяло сплюнул её.
- Ч... Ч-что слу... случилось? - запинаясь, дрожащим голосом спросил Ви у неизвестно кого. Вдруг краем глаза лев увидел стоящую над ним серую тушу. Слегка приподняв голову, он узнал в нём другого льва-незнакомца. Хоть у него и были притуплены зрение и нюх после обморока, но он всё же смог понять, что перед ним стоял прайдовский лев солидного возраста. Сердце Вадико пропустило удар. Всё же не очень спокойно, когда над тобой навис какой-то незнакомый лев с непонятно какой целью. Бедный Ди даже не знал, что собирался сделать этот самец - вылечить ли, убить ли его... Впрочем, ему было плевать, лишь бы с ним самим ничего больше не случилось. "Хорошо, что сон кончился..."

+3

650

Трое львов, наставник и его два гривастых ученика – один в летах, другой помоложе, медленным, неторопливым шагом приближались к баобабу. Со стороны вся тройка выглядела донельзя величественно –особой роли в жизни прайда эти товарищи не играли, держась более особняком, но их признавали и с ними особо не шутили. Валемро, Ваджаро и Рей’н’Харроу добрались без особых приключений – впереди монументальными глыбами шли Рей, на чьей спине возлежало бесчувственное тело Нааси, сбоку, не давая израненному с нее упасть, шествовал Валемро. Ваджаро же, всклоченный и с опасно поблескивающим взором, отгонял всех любопытных, и для этого ему вовсе не обязательно было скалить пасть или обнажать клыки. Хватало взгляда… Хватало знания того, что этот молодой, горячий лев, уравновешенным характером отнюдь не славится и без лишних слов полезет в «грязное» дело. Без совести, стыда и упрека. Любопытствующие отходили.
А вот Фролло, занимающийся какими-то своими делами около баобаба, вряд ли бы внушился и стал отходить – Валемро инстинктивно повел головой в поисках старика-обезьяны, но иллюзорная надежда с опасным серым типом не связываться оказалась разрушена. Оставалось сделать только все возможное, чтобы сдержать своего младшего брата, а это было ох как непросто – сам он слишком покладист, чтобы взять разбушевавшегося родственничка за шкирку. Сердце Валемро тревожно екнуло, когда из глотки Ваджаро донесся угрожающий, раскатистый рык, но ситуацию неожиданно для всех спас Рей’н’Харроу – все-таки, он был на порядок старше и мудрее. И знавал, как сделать так, чтобы лишний раз не нарываться на конфликт с Фролло.
Тело Нааси оказалось бережно опущенным на землю, седой наставник внимательно посмотрел на своего давнего недруга – помилуй Ахейю, кому в этом прайде нравился этот сухой, параноидальный тип, для неизвестно каких целей держащий при себе горбуна? Но он был неглуп, пусть и чертовски опасен, он мог излечить даже самую тяжелую рану, а таким искусством ни один из тройки не владел. – Этого ребенка нужно вытащить, он еще жив, но Ахейю тебе не простит, если невинная душа отойдет в мир предков без твоей помощи. Гиены… - Рей’н’Харроу скорчил брезгливую морду, выражая все возможное презрение и ненависть к этим губителям, посмевшим обнажить зуб на беззащитного котенка. Седой наставник коротко кивнул, обращаясь ко Фролло, и молча пошел прочь, успев поддеть плечом готового вот-вот сорваться Ваджаро, тем самым велев следовать за ним. Тяжелый взгляд, который Рей бросил на младшего, сработал «как надо» - всклоченный зверь раздосадовано цыкнул, но безропотно отступил. Валемро лишь вздохнул с облегчением – опасность, связанная с неумным темпераментом брата, миновала, теперь можно было отправляться по своим делам. Стараясь не обращать внимания на пронизывающий взгляд Фролло, лев поспешил за своими.

Отредактировано Мастер Игры (2 Янв 2013 00:13:01)

+3

651

Нала спала крепко, без сновидений. И долго - уже полдень наступил, и солнце просто сжигало всех вокруг. Нала проснулась как раз от того, что тело просто плавилось изнутри, казалось, внутри нее плещется раскаленная лава. С трудом разлепив веки, самочка ошалело озиралась: Симба исчез.
- Симба... Симба, ты здесь? - Нала вскочилана лапы, оглядываясь. Тело больше не болело, только порезы от острых копыт еще причиняли дискомфорт, но это все неважно. Важно другое - Симба ушел. Не разбудил ее, не остался рядом. Что такое, он избегает ее? Или случилось что-то, но что? Он ее друг, он разбудил бы ее, взял с собой если только это не беда. Не настоящая беда, и тогда пусть лучше окажется что он избегает ее, но только бы все было хорошо.
- Проспала все на свете, словно глупая Томми! - сердито отругала себя Нала про себя и огляделось. Земля, сухая, уже начавшая трескаться, жгла лапы. Да уж, на такой почве не останется следов, ей не найти Симбу. Да и Рафики, кажется, не было на месте... Да и теперь Нала не нуждалась в разговоре с ним, ее непонятное беспокойство обрело, наконец, осмысленную форму. Что-то происходит, либо с внутренним миром Симбы, либо вокруг него, и это нехорошо. Она должна найти его и поговорить по душам, как раньше...
Нала решительно подняла голову и посмотрела в сторону земель прайда. Она найдет его, найдет обязательно, она во всем разберется и поможет. Начать поиски стоило от одного из уцелевших источников воды, и львица рысью двинулась туда.
--------------------- Небольшой пруд

Отредактировано Нала (14 Янв 2013 16:27:29)

0

652

Все, что требовалось от Зазу, он сделал и с чувством выполненного долга так же решил отдохнуть в компании короля. Но то ли его усталость так разморила, то ли вся эта ситуация в Прайде, Зазу проснулся только от голоса Налы. Причем даже это получилось не с первого раза. Зато пернатый понял, что все на свете пропустил, ведь у баобаба никого не было, даже местного Рафики. Он резко встрепенулся и заметался.
- О нет, где же все, что случилось? - птица-носорог нервно и быстро шагал по ветке, а затем остановился и облегченно выдохнул. - Спокойно Зазу. Нала была тут совсем недавно, надо проверить все ли в порядке. - Птица вспорхнул в высь и сразу же об это пожалел. В тени дерева так хорошо было дышать, но под палящими лучами это почти не возможно. - Да уж.. беда не приходит одна. Всюду эти шелудивые собаки, и Скар, со своими нелепыми приказами, теперь еще эта засуха... Ох, как же нам не хватает тебя, Муфаса. - Пернатый попробовал посмотреть на небо, но слепящее солнце не позволило этого сделать. Он опустился совсем низко, чтобы жара не так сильно "давила на крылья" и продолжил пусть к Скале, чтобы удостовериться в том, что в Прайде все спокойно.

... Склон, поросший деревьями

Отредактировано Zazu (11 Янв 2013 16:31:14)

0

653

Вечерело. В сумрачном освещении морда Фролло из неопределенно-угрожающей стала совсем неприятной, пугающей. Любой, кто увидел бы его сейчас, поспешил унести лапы. Особенно, если встретился с ним один на один.
- Не стоит бояться. Ведь опасности нет. – мрачно бросил старец очнувшемуся Вади. Думается, опасность в это время представлял лишь сам Фролло. Голос старца был на удивление жестокий, будто он был деспот, что питается страхом незнакомцев. Но это не так... не так! Он быстро отвернулся от раненого. Не стоило пугать незнакомца своим странным поведением. Сорвав возле баобаба пару листьев варельяны, старик снова подошел к Вади, вложив тому эти листья в рот.
- Жуй. Это поможет тебе успокоиться. Обморок у тебя случился, вот что. - Коротко обронил Фролло.
Послышались шаги. Трое львов медленно, но верно приближались к цели – баобабу. Фролло пригляделся – впереди шел матёрый лев, примерно его ровесник, неся кого-то на своей спине, а двое молодых не давали тушке свалиться со спины матёрого. Подойдя совсем близко, шествие остановилось, опуская свою ношу на землю. Фролло поочередно пригвоздил взглядом каждого из юнцов к земле и остановился на седом льве, молча выслушивая его.
Внешне Фролло был совершенно хладнокровен и не проявлял ни гнева, ни удивления, ни каких бы то ни было других чувств. Но глаза то, глаза! Раскаленный металл, в котором ухмылялись знакомые всем, кто встречался с ним, бесы.
Фролло хмуро молчал. Достаточно долго для того, чтобы пришельцы почувствовали себя как минимум неуютно. Сказать по правде, заявление старца было для него, как гром среди ясного неба. Правду говорят, что беда не приходит одна. После долгого напряженного молчания Фролло наконец в ответ кивнул седому, и принялся пристально рассматривать  бесчуственное тело подростка. Морда Фролло становилась все мрачнее и мрачнее. – Еще один! – с досадой думал он. – Как сговорились, паразиты!
Для начала, подростка надобно было привести в сознание. Сердецей пришлось искать где-то поблизости, иначе, если идти за ним куда-то в другое место, подросток может не дожить. Фролло принялся обыскивать местность. Вскоре ему удалось найти нужное растение, и, сорвав один плод, старик вложил его подростку под язык, как не так давно делал то же самое с Вади.

В посте были применены лекарственные лоты: Валерьяна, Сердецей.

Отредактировано Фролло (13 Янв 2013 01:10:33)

+1

654

Не успел Ди поставить лапу на землю, как таинственный лекарь отвернулся и тут же пихнул в рот льву очередную травку. Бурогривый хотел было выплюнуть её и встать, плюнув на все раны, но организм, как специально, в ответ на шальную мысль начал сопротивляться. Волна озноба снова пробежалась по шкуре Вади, голова как будто раскололась. Что ж, придётся жевать...
Вяло двинув челюстями пару раз, он проглотил почти что целые, ещё сухие стебельки и тут же закашлялся, подавившись лекарством. "Не сопротивляйся, дурак..." К счастью, лекарство ещё не успело попасть в лёгкие, так что было довольно просто прожевать его ещё раз и проглотить нормально. А старик не врал - тут же по телу льва разлилась блаженная прохлада, как будто бы он был в воде, пульс выравнивался... Ему постепенно становилось легче. Даже жгучая боль в ранах ослабла, хоть и не от валерьяны, но ослабла.
- Я должен... н-найти... Рафики... - внезапно в голову Вадико закралась давняя мысль, которую он уже успел позабыть. Он же обещал сестре найти Рафики. И вместо этого пролёживает здесь с тяжёлыми ранами, а всё из-за того, что полез, куда не надо... Чёрт, каким он был глупцом... Он же обещал...
Ди попытался встать на все четыре лапы, не слушающиеся владельца и всё ещё дрожащие. Мелкими шажками, дрожащими, неустойчивыми, он попытался дойти хотя бы до самого ближайшего куста, как будто придавленный к земле воздухом... он упал на первом же шаге. Но нет, он не сдавался, он упрямо вставал вновь и падал опять, поднимая клубы пыли... Нет, всё тщетно. Он пока не готов. "Не сопротивляйся..."
В конце концов Ди расслабил лапы и опустил голову. Разум твердил ему, что нужно подождать, пока не окрепнешь, сердце гнало на поиски лекаря... Впрочем, Ди решил последовать совету разума и успокоиться. Тем более, что эта трава прекрасно помогала это сделать...
Вдруг уши льва повернулись назад и уловили какой-то разговор, доходивший до него, как сквозь вату. Бурогривый не обращал на них особого внимания, ибо банально не мог сосредоточиться на них - его собственное состояние концентрировало на себе все силы. Но почему-то он понял, что у неизвестных львов такая же проблема, что и у него... а это стоило его внимания.

Офф

простите за бредовый пост с кучей многоточий т__т
если что-то неправдоподобно, могу исправить.

+1

655

>>Каменная поляна.
Быстрой рысью спустившись со склонов, Рунако припустил к баобабу. Но так как от земель прайда Симбы на километры разило гиенами, да и он знал о табу на одиночек в этих территориях, он решил не рисковать, а спокойно обойти земли прайда по периметру и уже ближе к баобабу зайти за границы. Но как бы Рунако не силился казаться спокойным и непринужденным, его подстегивало неуемное волнение за младшего брата. Вади ушел несколько дней назад, обещая привести помощь Акасиро, но так и не вернулся, что было странно: Ди никогда не проявлял особой склонности к свободе, такой, например, какой был одержим старший среди их четверки.
Рунако вдохнул горячий воздух: вокруг никого нет. Вместе с кислородом по его венам разнеслось жгучее ощущение безысходности. Свободы, за которую он так долго цеплялся, больше нет. И если раньше Отшельник не знал, каким будет его день и кого он встретит сегодня, то теперь в его воображении вырисовывалась одна картина: унылые морды родственников. Может быть, только Арианна не теряла самообладания и вела себя вежливо, так, чтобы заслужить снисходительно-одобряющего кивка погруженного в свои размышления льва. Мягко говоря, Ру не был в восторге от своего нынешнего положения. По жизни он избегал большого скопления львов, поэтому отстаивать свою точку зрения или лишний кусок мяса в словесных перепалках он не привык. Тут жизнь скидывает ему на голову ораву острых на язык родственников, которые считают, что день прожит зря, если ни с кем не поцапаться. Неужели они не понимают, что никто никому ничего не должен и все их недовольство идет изнутри? Разве какой-нибудь одиночка, встретив живое существо, станет ерничать в разговоре, чувствуя тем временем, как котел собственной энергии пополняется чужой? Нет. А эти...
Следующей по важности в списке неудовольств Рунако стояли близнецы. Первый, Нари, опять обиделся и убежал по своим делам, а со второй, Акасиро, они помирились. Правда, сломанная лапа сестры добавляла драмы в сложившуюся картину и висела на шее братьев тяжелым грузом. Вот и сейчас, вдохновленный разговором с сестрой, Руно пошел за Рафики.
Выйдя из сухой травы на равнину, Ру нашел след Вади. Но к этому следу явственно примешивался запах крови... Чьей?.. Неужели?..
Все размышления мигом вылетели из головы серого, теперь его нутро наполняли односложные предложения, кратко обозначавшие тревогу перед неизвестностью. Отшельник тяжело оттолкнулся задними лапами как можно дальше и побежал в сторону баобаба и видневшихся под ним силуэтов. След был довольно старый, но Вади наверняка должен был быть здесь, иначе... Иначе Рунако просто-напросто потеряется в этой жизни. Сердце кровью обливалось за младшего, при том, что эти двое никогда особенно близки и не были. Но осознание того, что в их жилах течет кровь общих предков, что один из самых родных существ, который бы всегда протянул лапу помощи Руно, сейчас в опасности, заставляло хищника бежать все быстрее и быстрее, не обращая внимание на взбухавшую головную боль.
- ВАДИ! - гаркнул Рунако, не успев затормозить и просто перепрыгнув через опустевшего голову к земле брата. Затем, круто развернувшись, он уже медленнее подошел к бурогривому и придирчиво осмотрел его. Черные брови хмурились, синие глаза сверкали болезненно и нездорово, они порозовели от проступивших слез.
- Что случилось?.. К-кто это с-сделал, Вади?!
Его голос надорвался, в голове он не мог сопоставить образы счастливого и здорового юного льва с... этим искалеченным телом. Казалось, для Рунако сейчас не существовал никто, кроме Вадико. Никто...

+4

656

Ступай домой, душа твоя сегодня будет укрыта от горя и печали - в ответ на эти слова старого шамана Леми кивнул и пошел в сторону скалы. Но не успел он отойти на  более-менее значимое расстояние от баобаба, как его сморило. Он лёг в какую-то небольшую ложбинку и задремал. Сколько он проспал? Леми, пожалуй, сам не знал ответа на этот вопрос. Но, судя по всему, довольно долго. Он слишком устал, чтобы, когда он проснулся, посмотреть, что творилось за спиной. Оттуда, со стороны баобаба, доносились чьи-то смутные голоса, но Леми подумал что это, наверное, кто-то опять пришёл к Рафики. Зевнув, Леми поплёлся в сторону Скалы Предков.

-------→ Скала Предков

0

657

Ответа молодой лев так и не услышал, впрочем, не особо-то и хотел. Ему сейчас вообще не хотелось слышать что-то, связанное с гиенами, ранами или дракой. Просто он уже натерпелся. Хватит с него. Ему надо сделать передышку, и не только сейчас, а вообще, в жизни... Иначе он просто сойдёт с ума. Или разорвётся на мелкие кусочки от обилия переживаний и мыслей. Не очень оптимистичных. "Прекрати уже, долбаный пессимист... Заткнись... Не для этого ты живёшь".
Вдруг уши уловили какой-то другой глухой звук то ли шагов, то ли шуршания. Вади настороженно приподнял голову, но тут же с тихим стоном опустил её, почувствовав невесть откуда взявшуюся боль в шее. И откуда только они берутся, эти... сочувствующие.
Краем глаза Ди успел увидеть тёмный силуэт, молнией пролетевший над его головой и тяжело приземлившийся. Серый, большой, быстрый... Неужели...
- ВАДИ! - как луч солнца среди тёмного неба, послышался явственно громкий и отчётливый голос сквозь пелену глухих звуков. Сердце Вадико сжалось от такого знакомого ему голоса и от страшного предчувствия беды. Может быть, не беды, а простого крошечного происшествия, а помутнённый разум Вади преувеличил значение... Но сомнений быть не могло - кто-то, кто-то такой знакомый и близкий, искал и звал его. Брат. Рунако. Неужто кто-то из родных поспешил ему на помощь, не забыл...
Ди ошеломлённо обратил взгляд на брата, громко сглотнув подкативший ко рту ком. Он просто не находил слов. Мысли вертелись в голове, как ураган. Сердце его забилось в груди, как бешеное, из округлившихся глаз невольно брызнули слёзы. Наконец-то Рунако нашёл его... Вади уже думал, что ему придётся лежать здесь вечно и ждать помощи от посторонних, а тут такой подарок судьбы... В душе молодого льва смешались радость, боль и шок. Он хотел как можно яростнее выразить все свои эмоции, заорать на всю саванну, встать и крепко обнять брата, сбежать наконец из этого проклятого места... но не мог. В нём попросту не было сил - всё отняли боль от ран и шок. Ди готов был что угодно отдать, лишь бы вернуть себе способность нормально существовать. Да что уж там, без помощи посторонних не получится...
Ди безмолвно смотрел на брата, не слыша его слов и замечая только торопливо раскрывающийся и закрывающийся рот и мокрые, опухшие от слёз глаза. Казалось, что бурогривый постепенно перенимал состояние Рунако, сам того не замечая - дыхание его стало сиплым и частым, по всему телу прошла тяжёлая дрожь. Сейчас братья как никогда сильнее чувствовали близость.
- Господи, Руно... - тихий, хриплый, сорванный от изумления голос исторгся из глотки Вади. - Руно. Внезапно перед глазами Ди поплыли разноцветные круги, всё вокруг зарябило, морда Рунако исказилась и свернулась в ужасной качке. Безумно испугавшись, Ди попытался зажмурить глаза, но и тут его ждали иллюзии - то тут, то там в темноте ему мерещились осклабившиеся гиеньи морды, светлые пятна гепарда и яростные, налитые кровью его собственные глаза. Сердце застучало со скоростью сердца колибри, когти заскребли по земле, как будто то была не земля, а тела тех несчастных гиен, что подвернулись ему ранее. - Помоги... - лев поднял напуганные, полные мольбы глаза на Ру. И сейчас тоже его одолевали галлюцинации - вдруг морда серогривого начала стремительно вытягиваться, клыки удлинились и ощерились, уши увеличились и приобрели заострённую форму. Лев становился... гиеной?!
Растерянно глядя на "брата", Вадико шарахнулся и ползком попятился назад, нащупывая лапами землю. "Что это такое? Что со мной?! Какого..."
- ПОМОГИ! - на пределе своего голоса вскрикнул Вади, вскинув голову и со всей силы зажмурив глаза. Было видно, как жилки на его горле напряглись, словно туго натянутые нити. Выглядело это всё донельзя жутко и странно, даже сам Вади испугался собственных действий. Он как будто не осознавал, что делал. А он думал, что такое бывает только с безумцами... Вот и беда пришла...

+5

658

--→ Церемониальный утес
Путь до баобаба неблизкий, поэтому Рафики не торопился, шел по вечерней саванне медленно и размеренно, изредка смотря по сторонам и поднимая взгляд на небо. С начала засухи уже прошло достаточно времени, чтобы привыкнуть к обстановке, но всё равно было странно видеть бескрайние луга такими безжизненными. Раньше здесь росла сочная зеленая трава, постоянно паслись стада копытных животных, а сейчас территория была больше похожа на пустыню. Лишь редкая сухая трава говорила о том, что раньше это место было лугом. Пройти напрямую – это единственный способ добраться до баобаба в кротчайшие сроки. Почему-то Рафики чувствовал, что должен быть там. Интуиция? Какой-то знак? Он не имел ни малейшего понятия и старался не забивать голову лишними размышлениями.
Следующий этап – пересечь реку Зимбабве; если до засухи было несколько безопасных мест, чтобы перейти на другую сторону, то сейчас переход был сопряжен с опасностью по имени крокодилы. Зеленые рептилии пользовались любым случаем, чтобы полакомиться путниками, теперь, чтобы пересечь реку, надо было внимательно осматриваться и просчитывать каждый шаг. Мандрил уже давно приметил для себя более-менее безопасный путь, где ещё ни разу не встречал крокодилов, однако, каждый раз вел себя осторожно. Он мог справиться с мелкими хищниками, а вот с крокодилами могли возникнуть проблемы. Рафики постоял немного на берегу, проверяя, нет ли опасности, а затем, как можно скорее, перебрался на другую сторону. Засуха высушила реку, уровень воды заметно понизился, а конкретно в этом месте воды практически не осталось.
Вдали показался баобаб. Шаман немного ускорил шаг. Как и предполагалось, он действительно был нужен и здесь: возле могучего дерева можно было заметить несколько львиных силуэтов. «Интересно, давно ли меня ждут? И меня ли вообще?». Однако, несмотря на визитеров, Рафики не стал прибавлять темпа, идя к дому с той же скоростью, что и раньше. «Ничего, сейчас разберемся. Вечно у кого-нибудь какие-то проблемы. Ни дня не могут обойтись без неприятностей. Сколько им не говори – будь осторожен, - всё равно влипают в историю. А из-за засухи неприятностей прибавилось. Или кусок мяса, или ничего. Выживает сильнейший, ха». Собрание на утесе, мотания от водопоя до Скалы и обратно, и возвращение домой утомили старого шамана, он бы сейчас предпочел только лишь посадить росток, который нашел у источника и отправиться спать. Теперь же придется заняться проблемами этих львов, если, конечно, они пришли именно за этим.
-Да тут, как посмотрю, целое собрание, - бодро сказал Рафики, подойдя ко львам. Несмотря на усталость, он не мог показывать этого. – Теперь, давайте по очереди рассказывайте, кто за чем пришел. Рафики слушает.
Шаман прошел мимо визитеров, остановившись возле большого корня, и принялся раскапывать землю, чтобы укоренить росток. Планы менять он не собирался, тем более, одно другому не мешает. Могло показаться, что старик полностью поглощен процессом: закопав растение, он залез на дерево, взял небольшую плошку с водой (у Рафики были запасы, но из-за жары вода всё равно испарялась быстрее, чем её использовали) и, спустившись вниз, полил росток. Воды было мало, наверняка почва не пропитается до корней, но это лучше, чем ничего.

Отредактировано Rafiki (7 Фев 2013 14:21:44)

0

659

-------→>>Пастбища
Я не надеялся, что иду правильно, но все же фортуна повернулась к нам передом. Может быть шли мы и не долго, но мне показалось, что прошло достаточно много времени с тех пор, как показалось на горизонте огромное дерево, что я невольно дернул хвостом, вспоминая, как мадрил в тот раз нес что-то про взаимоотношения одиночки и прайдовской львицы, а мы с Сарафиной хихикали, но так, чтобы обезьян не заметил. Я даже усмехнулся себе - столько приятных и веселых воспоминаний, связанных с этими территориями, даже больше, чем с родной землей, где я родился и вырос. Да, наверно, я не зря вернулся...
Краем глаза я глянул на львицу - та шла достаточно бодро и вообще держалась молодцом, не разу не пожаловавшись на боль. Я зауважал Онд еще сильнее - молодец она все-таки... Хотел было подбодрить ее, но...
- ПОМОГИ! - я замедлил шаг, навострив уши. Рядом с баобабом кто-то был, но кто мог так зверски и мучительно кричать? Я бы ускорил шаг - скорее всего что-то случилось и это что-то явно было не из приятным, но я не мог идти быстро, ибо помогал Онд. Все же, постепенно мы подошли к намеченной нам цели, я приметил того самого обезьяна, тот стоял спиной и ковырялся в земли.
- Вот он - местный шаман, - тихо шепнул я Бейонд, - он и лечит и шаманит... - я усмехнулся, - в общем все как полагается. Он поможет тебе.
- Кхм, простите... - более громко обратился я к лекарю, подбирая слова, да чтобы те повежливее звучали. Интересно, помнит он меня или нет? Наверно, нет, ведь я уверен, что за его жизнь проходили многие львы и львицы. Мало ли, откуда я взялся? - Здравствуйте, - вежливо поздоровался я, нервно дергая кончиком хвоста, - львице очень нужна ваша помощь, - я кивнул на свою спутницу, - не могли бы вы...
Тут я запнулся. Не далеко от нас лежал лев и тот был в весьма печальном состоянии. Видимо драка, интересно, кто же его так...?

0

660

… Пастбища

  Парочка шла достаточно спокойно, изредка перебрасываясь фразами. Это было даже хорошо. В разговоре можно было понять, что поддерживать долгую беседу львице тоже было тяжело. Постоянная отдышка, которую она сдерживала и боль в груди. На хромающую лапу она уже не обращала внимание, тем более Керу помогал, и она уже было почти забыла про нее.
  Когда вдали показалось большое дерево, Бейонд не придала этому растению ни малейшего значения, но подходя все ближе, она понимала, что это не просто большое дерево, а очень большое. К тому же, это место было явно популярным, хотя такую популярность лучше бы не завоевывать.
  Подходя ближе они четко слышали жуткие вопли. Только сейчас львица поняла, что этот шаман действительно был лучиком света для всех больных и раненных, однако, она и предположить не могла, что им окажется…
- Обезьяна? – полушепотом спросила львица, наклонивши голову ближе к Керу. Вообще то ей еще не приходилось сталкиваться ни с лекарями, ни шаманами, серьезных ранений у нее не было, но сей факт заставил Бейонд слегка напрячься, тем более что выглядел он слегка… чудаковато.
- Здравствуйте, львице очень нужна ваша помощь, не могли бы вы… - вежливо начал ее спутник, но Бейонд слегка одернула его. Она также заметила льва, который был в еще более плачевном состоянии, чем ей показалось на первый взгляд. Львице сразу стало очень неудобно, что она пришла со столь мелкой просьбой, даже мысли о птицах на некоторое время вылетели из ее головы.
- Собственно… - Онд начала неуверенно и немного тихо, - это по поводу… - Да, Онди, вот этот повод сейчас очень кстати! Тут лев бьется в конвульсиях от боли, а ты с какими то птицами… Но откладывать разговор она не собиралась. Она мельком «оценила» мандрила, давая воображению сообразить, может ли он вообще помочь, но логика взяла свое. Если к нему обращаются, значит он действительно мастер своего дела. И не откладывая в долгий ящик, Онд продолжила, - Вы не заметили чего-нибудь странного среди пернатого народа? – Львица посмотрела на беднягу, который просил о помощи, и затем снова на обезьяну.
- Меня зовут Бейонд, хотя вряд ли вам это интересно, но все-таки. – Львица освободилась от помощи Керу и самостоятельно, хотя и прихрамывая на сей раз, подошла к шаману. – Пожалуйста, помогите ему, а я просто буду рассказывать… – Бейонд действительно стало неудобно, что она отнимает драгоценное время вовсе не у шамана, а у этого льва, действия котрого были поистине странными. И ее проблема, глядя на все это, казалась ей ничтожной и даже смешной. – Простите, может это не имеет значения, но я не один раз видела, как птицы падали на землю замертво без каких-либо на то причин, и я бы может не стала бы заострять на этом внимание, но… - Онд понизила голос, словно испугавшись собственной догадки, - может они больны? Может и львов коснется… не хотелось бы… - Бейонд посмотрела на несчастного льва, сравнивая болезнь, именно с его состоянием, но никого обижать сейчас этим сравнением ей вовсе не хотелось, - отправиться к Ахейю раньше срока…
  Сейчас ей казалась эта проблема смешной, и может даже беспочвенной. Что она видела? Пара-тройка птиц внезапно умерли, еще несколько довольно странно себя вели, но может это просто плод ее воображения? – Нельзя мне доверять воображению! Логика – моя стезя! - Львице стало слегка не по себе, но предположение уже было высказано, и она ждала любой реакции от того, к кому пришла за помощью.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Большой баобаб