Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Страна грез » Точка невозврата [Абаддон]


Точка невозврата [Абаддон]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sg.uploads.ru/t/PrBbk.gif



Краткое описание сна: Далекий-далекий сон, еще во времена, когда Абаддон звали Джози и она была юным подростком, сурово потрепанным жизнью. Тот самый момент, когда она стояла на перепутье между жизнью и смертью. Тот самый момент, когда она продала душу. Перешла черту.
Краткое описание локации: Сон на грани с явью.
Краткое описание персонажей: Джози. Тощая львица в возрасте чуть больше года.

Отредактировано Abaddon (15 Июн 2018 13:31:12)

0

2

— Я расскажу тебе кое-что о боли, деточка, — усмехнулся Он, прикрыв глаза, — Она очень хорошо делит время на куски. «До» и «после». Жизнь превращается в нить с узелками. Каждый узелок — это боль, какая-нибудь очень сильная эмоция, воспоминание. Переломный момент. Либо не преодолеешь этот узелок и повернёшь назад, либо преодолеешь и никогда больше не будешь прежним, не будешь жить как раньше, или вообще не будешь жить.
— Точка невозврата.
— Да, у каждого есть такая точка.


+

Все? Конец?

Рыжая провалилась в болезненный то ли сон, то ли бред, то ли беспамятство. Зато страданий больше не было. Эта сверлящая последние дни и недели боль — от ран, от слабости, голода и жажды, затмевающая все мысли и чувства — исчезла. Физическая, конечно, не душевная. Изрезанная на кусочки душа каждую секунду напоминала о себе, вот она и сейчас всколыхнулась, подняла свою грязную и ободранную морду, словно перекошенную в агонии. Схватила кровоточащими лапами сердце и сжала, сжала так сильно, что перехватило дыхание. Выжигая на нем все воспоминания: смерти, смерти, пытки, снова смерти.

Зеленые глаза широко раскрылись, рот беззвучно скривился в мольбе остановить все это. Джози не могла, не могла смотреть на все эти кошмары опять. Каждый раз, стоило подростку закрыть глаза, она видела как жестоко истязали всех, кого она любила, как убивали, одного за другим. И не скрыться от этих ужасных видений ни во сне, ни в бреду, нигде.

Сначала ужасные болезни выедали все нутро ее младшему брату, а после отобрали мать. Затем хуже, зло обрело личину. На водопое крокодил разорвал тушку сестры, кровь которой распустилась алым цветком по реке. Джози заворожено следила, как течение уносит огрызок знакомого хвоста, пока убитый горем отец оттаскивал оставшихся в живых детей прочь от пиршества рептилий. В детском возрасте подобное всегда оставляет рубец на будущей личности, так и было, произошедшее ожесточило детей, но Джози, как и остальные ее сиблинги, все же старались жить дальше. Они, с подачки отца считали, что пережитое научит их ценить чужую жизнь, научит трепетно относиться ко всему живому. Ведь так правильно! Вот львята и стремились познать светлые стороны жизни, упрямо веря, что черная полоса кончится и они наконец познают светлую сторону жизни. Но та, чертовка, все равно продолжала подкидывать им гнильцу. Как-то раз Джози и ее брату Кирину посчастливилось спасти львичку их возраста, когда ту чуть не сожрали гиены. Они успели позвать отца, находившегося неподалеку, который разогнал этих псов и с тех пор Лика, та самая львичка, стала их новым другом семьи. Вот только ненадолго... Смерть все же настигла ее. Очередная безобидная игра в салки превратилась в трагедию. Кто же знал, что львята ненароком спугнут разъяренное стадо носорогов, которое в конечном счете и раздавило Лику, попутно покалечив еще и Кирина. Он остался трехногим калекой на всю свою жизнь. Но и это еще было ничто по сравнению с тем, что ожидало остатки семьи Джози дальше. Рок нависший над ними как-будто искал все более и более изощренные способы убить в их разуме надежду. Да и просто... убить.

Детям уже было слегка за год, когда шайке двух молодых уродов, иначе не назовешь, вздумалось поживиться дичью и тельцами маленьких самочек у уже седогривого отца семейства. Отец умер очень глупо и неудачно. Подсечка под лапы, падение, удар виском об речную гальку. Все. Джози никогда не видела такой мгновенно смерти. Пока она с ужасом смотрела как гаснет свет в глазах ее последнего защитника, молодые самцы опьяненные столь легкой победой, уже ловили разбегающихся подростков, подкошенных от ужаса из -за смерти отца. Мальчишкам повезло. Им перегрызли глотку сразу — что трехногий Кирин, что обычно тихий и покладистый Рейн были легкой добычей. Девочкам досталось больше, особенно Джози, пытавшейся сопротивляться обрушившемуся кошмару со всех ее подростковых сил... безуспешно. Она слишком мала, слаба и неумела. Что было дальше, сознание Джози отказывалось воспроизводить, и так ясно, что ничего хорошего там не было. Все, что юная львичка запомнила это боль, адскую боль в каждой частичке ее тела, резкий запах самца, въевшийся под самые подкорки сознания, безжизненные, покрывшиеся пеленой смерти глаза отца, Кирина и Марка. Очнувшись из небытия, Джози застала рассвет одна среди хладных трупов семьи. Сестра не дожила. Уцелела только она, Джози, да и уцелела ли, ведь дальше жизнь потеряла для нее смысл. Осталась только жгучая боль и едкая ненависть.

Часы, дни, недели — неизвестно. Рыжая скиталась где-то между явью и былью, потеряв связь с реальностью. Не умерла, но и не жила. Сначала она пугающе не чувствовала ничего. Казалось тело и разум уже превысили свой порог страданий, после которого была лишь пустота. Потом появилась боль. А после пришла она... Злость. И каждый раз когда Джози проваливалась в сон, где ее жалкая жизнь крутилась по кругу как безумная карусель, лишь один вопрос непрерывно вращался вслед за всем этим в голове подростка. И в этот раз она его озвучила:

За что,— сипло выдавила Джози.

— За что, — голос раздался громче.

— ЗА ЧТО?! ЗА ЧТО ВСЕ ЭТО!? — слова слились в неразборчивый рев не типичный для подростка, а тело тряслось, тряслось, пока не осталось воздуха кричать и сил содрогаться.

— Что я такого сделала?! Что отец, Кирин, Кейли, Марк, мать, Лика сделали?! Почему ты не убиваешь тех подонков, почему ты не заставляешь их корчиться в муках за все их злодеяния, а наказываешь меня и моих близких, почему ?!

— Почему ... — яростное рычание в перемешку с болезненным всхлипом, — Почему ты позволило мне выжить, оставив слабой и ни на что не годной. Чтобы посмеяться?!

— Видишь, — раздался вкрадчивый незнакомый шепот, пронизывающий каждую косточку ее тела, — как провидение несправедливо.

Струны потрепанной души податливо отозвались на этот леденящий голос. Однако в следующий миг что-то мягко коснулось плеча подростка. Нечто родное и знакомое, отличное от того холодящего шепота, отчего по телу пошло уже забытое тепло и спокойствие, на время затушив пожар ненависти.

— Джози, девочка моя... если ты хочешь уйти, то пойдем.

Подросток подняла морду и столкнулась взором с мягкими оливкого цвета глазами покойного отца. Он пришел за ней. Значит точно конец. Конец бессмысленным мучениям, конец боли. Однако отец мягко остановил дочь, заглянув той в мордашку и серьезно сказав:

Но я, да и вся твоя семья, хотели бы чтобы ты жила. Жизнь — это всегда нелегко, но жизнь  великий и самый волшебный подарок. И за него нужно бороться!

Лицо рыжей скривилось, она не была согласна со словами отца. О каком подарке он говорит?! Это не подарок, это проклятье!

— А стоит ли бороться? Особенно за чистоту и свет души, когда мир полон безнаказанного зла. Когда миром правят только сила?

Тот же самый голос, теперь уже громкий и насмешливый. А хозяин этого голоса появился словно из ниоткуда: огромный, статный, пышущий силой и харизмой, он был похож на ангела... страшный и в то же время прекрасный. Джози не заметила, как отец крепче ухватил ее за плечо и враждебно посмотрел на незнакомца, она видела только ЕГО.

— Нет... , — неуверенно ответила рыжая, — к тому же я так устала, я так слаба.

— А что если бы я подарил тебе силу бороться? Силы отомстить?

— Отомстить? — подросток широко открыла глаза, не веря своим ушам. Этот стоанный незнакомец предлагал такое, о чем она украдкой мечтала с того самого момента, как на неё обрушились все эти несчастья. Но вбитую в голову веру в добро и справедливость не так легко выкурить с первого раза, — Но я же ребёнок... я самка... я не убийца.

— Ох, дитя, — насмешливо протянул незнакомец, шагая вперед, —  Мир давно превратился в преисподнюю, где живет только тот, кто силён. Чтобы жить, нужно понять, что никакого провидениях нет. Кто силён, тот пожирает слабого. Тут все убивают друг друга, предают своих ближних, лгут, выворачиваются, показывают чудеса жестокости и подлости, умирают с голоду, влачат жалкое существование, отдают своих дочерей под самцов за кусок еды, а всеми богатствами заправляют демоны — жуткие, мерзкие и отвратительные. Ни у кого нет спасения — даже короли болеют смертельной хворью, а принцессы разбиваются на скалах. Что ж это такое, как не Ад? Убивай или будешь убит.

Слова едким и липким ядом сочились в ее страждущую правосудия душу. Зеленые глаза медленно сжались в узкую щелочку, словно подросток решила запереть злость на несправедливость внутри себя, чтобы вечно помнить как жизнь жестока к тем, кто слаб. Кошка внимала чужие слова как умирающий от жажды путник посреди пустыни впитывает последние капли влаги из пересохшего родника. Она верила этим словам, даже если и боялась признаться в этом. Ее душа уже давно устала страдать.

— Так я спрашиваю тебя. Хочешь ли ты отомстить своим обидчикам, хочешь ли ты жить?

— Джози, нет, не зачем мстить! — отец попытался остановить непоправимую ошибку, заслонить собою дочь. Но как ему не удалось спасти свою семью при жизни, так не удалось и сейчас. Джози уже была на пороге очередной смерти — смерти души.

Рыжая больше не слушала отца. В ее глазах плясали отклики жаркого огня очей незнакомца, который темной тенью рос в размерах, заполняя собой все пространство и гася легкий свет исходящий от отца Джози. Вот уже незнакомец по отечески ухватил цепкими черными когтями юное плечико, вот уже он стал центром внимания рыжего подростка и  забросил ростки тьмы в израненную душу Джози. А она и не сопротивлялась.

— Ты прилично прожила в этом мире, ты была маленьким наивным ребенком, который верил в доброту, порядок, и до чего они довели тебя и твою семью? А? Где твой отец сейчас? Мертв, — слово хлестануло как плеть, — А Братья и сестры? Мертвы, — еще один удар, как пощечина, — А где ты? Ну пути к такой же жалкой смерти,—  в голове у кошки зазвенело от этих жестоких слов и понимания, что все это чистая и горькая правда. А незнакомец беспощадно продолжал, — Вот к чему привела их доброта. Этот мир суров и беспощаден, если хочешь выжить прямо сейчас, а не умереть в кустах и стать добычей для падальщиков, осознай это! Если мир жесток к тебе, с чего ты должна лелеять его и верить что счастье упадет с небес к тебе на голову?! Покажи свой оскал, что бы мир не воспринимал тебя как жалкую тушку. Стань сама кошмаром для своих врагов!

Черная тень, уже совсем отдалённо напоминающая льва, скорее монстра, окутала подростка полностью, утопив в темноте и черными клубами тьмы устремляясь к едва мерцающей душе.

— Сверни прочь от смерти, пойдем со мной и я покажу тебе как стать тем, кто пожирает своих врагов, как стать свободным от выдуманных оков боли и страданий, — тень незнакомца окрасилась ужасающим оскалом самого дьявола. Но Джози была ослеплена яростью, заражена тьмой и не видела опасности, нависшей над ней самым страшным кошмаром, — и тогда больше никто не посмеет тебя обидеть, ведь теперь уже ты будешь решать кому жить, а кому умереть. Не провидение.   

— Взамен я попрошу лишь только одну ма-а-аленькую услугу, - зловещая улыбка хищника, уже поймавшего свою добычу в крепкие сети, —  которая ничто в сравнению с шансом стать вершительницей своей и чужих судеб. Ничто в сравнении с шансом на жизнь без боли и страданий. Ничто в сравнении с силой которую ты получишь.

Хлоп! Мышеловка захлопнулась, тьма достигла своей цели и поймала в крепкий удушающийся капкан ослабший огонёк души. Навсегда и безвозвратно. Джози шагнула следом за дьяволом-искусителем к жизни. Вот только Джози ли она ещё?

— Смерть. Я подарю тебе сотни, нет тысячи холодных трупов вместо себя, только дай мне пройти. Каждый из них будет платой за мою жизнь, каждый из них будет ступенью к свободе. Я стану твоей спутницей, смерть, только отпусти. Я обещаю, я подарю столько трупов... сколько не подарил никто.

Эпизод закончен

Отредактировано Abaddon (17 Апр 2018 20:13:00)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Страна грез » Точка невозврата [Абаддон]