Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Калыханка для душы [Иннокентий, Мгени (NPC), гиена (NPC)].


Калыханка для душы [Иннокентий, Мгени (NPC), гиена (NPC)].

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Время действия: Кеше 1 год и 8 месяцев, Мгени стар как мамонт, гиена на усмотрение ГМ.
Место действия: Пустыня:

Пустошь.

http://s1.uploads.ru/i/z/P/O/zPOFT.png

Естественная граница между Пустыней и более плодородными владениями прайдов. Жухлая пожелтевшая трава постепенно сходит на нет — на ее место приходит растрескавшаяся, твердая как камень земля. Укрыться от палящего солнца почти негде: кроме пары невысоких деревьев, здесь больше почти ничего не растет.

Река в пустыне.

http://s9.uploads.ru/8BwqC.png
Среди бескрайних песков грязно-бурой лентой струится полноводная река, берущая свое начало на Землях Гордости и уходящая далеко на юг, к Оазису. Ее берега местами скалисты, а местами плавно переходят в дюны. Зелени практически не наблюдается.

Время суток и погода: Раннее утро, солнце ещё не взошло. То время, когда Венера уже видна на горизонте яркой белой точкой. Действие происходит в течение часа, пока не появятся первые солнечные лучи и не скроется планета Венера.
Обстоятельства отыгрыша: Кеша находит в пустыне полупараллизованного льва и, несмотря на протесты и собственное скептическое отношение, пытается помочь. Он даже не догадывается, как это всё закончится.
Цель отыгрыша: Отыграть важную для перса сюжетку. 

0

2

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

О текущей дипломатии

Изначально старикан имеет крайне негативный настрой к юному крокуту. Грубит, отрицает любую помощь, на контакт не идет. Когда Кеша применяет к нему свои навыки Оратора, да и незавидное положение Мгени вынуждает последнего несколько пересмотреть свою точку зрения и хотя бы дать попробовать чужой гиене продлить себе жизнь.

В итоге дипломатия:

Было: -2
Стало: 0

«Ну и упрямый же парень!» - невольно подумалось Мгени, когда он вновь удосужился поднять свои обесцвеченные глаза на гиену. Вот уже несколько долгих минут старик зачарованно пожирал взглядом оставшуюся в кокосе воду, не в состоянии демонстративно перевернуть плошку до конца.  Отчасти, это было связано с тем, что лев опасался нового приступа боли, который мог быть вызван даже малейшим движением, да и сил с его последней выходки как-то не прибавилось. Студеная вода, успешно обрызгавшая слабые лапы Мгени,  впитывалась в огрубевшую от постоянных непогод кожу, и дряхлый самец против собственной воли чувствовал освежающую и такую приятую прохладу. «Этот паршивец говорит, что недалеко есть река… Ну правильно, воду он откуда-то принес», - Мгени не сводил своего оценивающего взгляда с лекаря, не спеша, однако, менять гнев на милость. Гиена, какой бы она ни хотела казаться доброй, все равно остается гиеной – отвратительным падальщиком, который способен только пресмыкаться перед сильнейшими. Да и столь юный вид Иннокентия смущал старика едва ли не больше, чем сама видовая принадлежность подростка. Ну что он, спрашивается, сможет в свои годы? Разве только добить старика, ошибочно подсунув ему не ту траву…

Но с другой стороны в сложившемся положении льву терять было нечего: даже если парень поддастся на скверный нрав Мгени и благополучно утопает прочь, прихватив с собой этого дрища-шакала, долго ли старик протянет один, посереди пустыни, лишенный способности двигаться?

С явной неохотой признав правоту метиса, Мгени фыркнул в усы, раздраженно вздыбив хвостом столп песчаной пыли… Ах да, хвост же тоже перестал слушаться, превратившись в бесполезный отросток с облезлой кисточкой на конце.

- Думаешь, мне приятнее будет утопиться, чем поджариться на солнце? – скорчил презрительную гримасу старый хищник, после чего аккуратно, стараясь не делать резких движений, пододвинул к себе кокос передней лапой. Не смог отказать себе в удовольствии оросить пересохшее горло хотя бы жалкими остатками воды. Все ж лучше, чем ничего, верно? Лениво облизнув кожистый нос, Мгени вновь принялся беззастенчиво надсмехаться над крокутом, словно не он несколько минут назад притащил сварливому деду целую плошку живительной прохлады, с явным намерением оказать добрую услугу. – А какая тебе забота обо мне печься, щенок? Тебе своих дел мало, что ли? – все так же заторможено, периодически морщась от боли, лев выпустил сточенные когти и небрежно провел по волокнистому ореху, кое-как оставив на толстой оболочке рваные борозды. Не шибко эффективно, зато весьма показательно – пусть падальщик не обманывается видимой беспомощностью старика: напоследок двинуть тяжелой лапой по шерстистому загривку юнца он вполне еще способен. Заметив выражение мордочки Кеши, лев издал удовлетворительный хмык: - Правильно, щенок, бойся. Прежде, чем ты меня убьешь, я успею вспороть твою нежную шейку. Тебе даже шакал не поможет, ясно? – он презрительно покосился на Леопольда, после чего медленно сомкнул веки и уронил вмиг отяжелевшую голову на передние лапы. Лучше бы юнцы оставили его в покое, а не пытались изобразить заботливых наседок с надрывным причитанием вокруг своих наклюнувшихся яиц. Мгени уже достаточно пожил на свете, чтобы тихо и спокойно умереть... истощив свой дряхлый организм от жары и жажды, а затем отдать свою плоть на растерзание жадным стервятникам… Достойная смерть, ничего не скажешь!

Подобные размышления заставили старика встрепенуться и открыть глаза. Немного подумав, Мгени тяжело вздохнул, с трудом сдерживая общую колючесть своего нрава:

- Я таких упрямцев даже среди носорогов не встречал, - пробухтел лев, пытаясь хотя бы чуть повернуть свою обездвиженную часть тела. – Твоя взяла, посмотрим, что ты из себя представляешь… гиена.

+1

3

До чего же львы бывают упёртые в своём мнимом превосходстве над иными. Кеша стойко выдерживал весь поток издевательств и поучений, что на него изливал старик, явно стремящийся доказать гиене, что ещё силён и полон сил. Продолжайте, дядя, я вас внимательно слушаю. А глаза закатились так, случайно.

На деле то, что лев сменил гнев на милость и решил хотя бы немного попить, не могло не радовать, но вот его реплики кого-кого, а Кешу всё-таки задевали. Он не мог удержаться от комментариев, тем более, что у него-то самого слюны было во рту достаточно для того, чтобы говорить. Иннокентий понимал, почему лев его так шпыняет — гиена, да ещё мелкая, да ещё и непонятно какого вида. Вид и вправду был у крокута хоть куда после купания в ледяной воде, но это уже не мешало — успел обсохнуть, пока шёл.

Утопиться скорее и надёжнее. А на солнышке могут живым есть начать.

Вот и обменялись любезностями. Подросток не упускал возможности изучить своего несговорчивого собеседника, пока тот всё ещё обливал пятнисто-полосатого ядом. Сухой, высокий когда-то, длинный, вероятно, достаточно сильный и чертовски старый — нет бы льву досыпать в какой-нибудь дальней пещере прайда, бурча на мелких котят, попёрся же в пустыню?! На этот, как и на второй вопрос ворчуна, Кеша не мог бы сходу дать чёткого ответа. Но задумался, отведя взгляд от льва на тёмный горизонт. И вправду, зачем он сейчас помогает старикану? Он ему не друг, не брат, не сват, не знакомец, не должник. Даже не гиена, чёрт бы побрал расовые отличия. И ведь Кеша давно вышел из возраста, где ему хотелось помочь всему миру, озаряя его добротой и богобоязненностью. Богов нет (что львиных, что гиеньих, что любых других), мир априори несправедлив, да и вообще... Всё-таки Иннокентий не стал более избирательным в теме помощи, любой (почти любой, ладно), кому он помогал, к нему с непосредственной просьбой и не обращался-то. Опять он напросился сам, и... опять ему не отказали?

А у меня сочувствия много. Хотите, поделюсь? — откинул от реплику льву, — А ещё предсмертные хрипы медитировать мешают.

Врал же, врал и не краснел. И медитировать он не собирался, и сочувствием особым не отличался, а вот прагматизмом — вполне. Любой болезный — поле для действия и обучения, а потому просто грех не воспользоваться возможностью! Тут, правда, она была совершенно бесплодная. Но мысли крокута прервали шкрябания когтей — и Кеша, натурально охренев, застыл с выражением морды вроде "Ты чё, дурак, сбрендил?".

Не, не сбрендил, пугает. Ну и пусть. Намеренно громко и шумно выдохнув, он продолжил сверлить взглядом паралитика, в то время как Леопольд на самом деле уже начинал нервироваться. Но терпение оказалось вознаграждено — и старик уступил. Неужели бывают у львов просветления.

Я потащу вас к реке напрямик, тут недалеко. Но если камешки царапаться будут — уж простите, не я выбирал, где ломаться.

Проблема была в том, что лев отлично чувствовал всю свою переднюю часть. Захочет — и вправду забьёт во время переноски. Плюнув и понадеявшись на честь кошки, гиена поднырнул под одну из его лап, поднимая на своей спине сухую тушку. Это некрасиво, но как же пятнисто-полосатому повезло, что этот старик давно ничего не ел! Шакал, примостившись рядом, также натужно старался нести тело, да и он сам, кажется, помогал передними.

Ну, поехали!

***

До реки добрались даже без особых приключений, не считая всё тех же комментариев "сверху". Спуск, с которого Кеша не так давно кульбитнулся сам, обвалился в достаточной степени, чтобы быть удобным пологим спуском. Однако спускать по нему льва сам гиена не решился, предоставив тому самому выбрать себе место поудобнее: у самой воды или же чуть подальше, чтобы сам подполз.

Где ваш прайд? Семья? Кто мог бы вас искать? — спросил крокут
, судорожно прикидывая, как и с кем будет и понадобиться ли это вообще.

Я могу дать вам сильное обезболивающее, если хотите.

Заставлять старика что-то принимать — гиблая затея, он и пить-то не сразу согласился. А будет не согласен — запасы целее. Будет согласен — хоть перестанет чувствовать остатки лап. Что то, что то хорошо.

0

4

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Мгени даже почувствовал зачатки уважения к целеустремленности этого метиса, пока тот медленно взваливал калеку себе на спину. Надо же… нисколько не боится доводить свое дело до конца, вопреки определенному риску для себя, которой гривастый старикан любезно же расписал сам, во всех красочных подробностях. «Далеко пойдет», - иронично усмехнулся Мгени, кое-как пытаясь подпрыгивать на свободной лапе и изображая иллюзию хромоты. Его жутко раздражало собственное бессилие вместе с мыслью, что сделался зависимым от гиеньего юнца. Будь Мгени помоложе да позлее, и на месте молодого лекаря точно был бы труп, а не доставка к оздоровительным берегам ближайшей реки. Но увы и ах – все, что оставалось дряхлому льву, так это сцепить свои последние зубы покрепче, да полностью положиться на пятнисто-полосатого метиса и его мелкого прихвостня, который суетился где-то позади процессии. Задняя часть тела Мгени свисала со спины лекаря мертвым грузом и здорово усложняла общее движение, однако, надо отдать должное крокуту: он ни разу не пожаловался на путевые неудобства.

- Вообразил себя самым-самым, – колко брюзжал старик себе под нос, скорее, чтобы потешить собственную сварливость. – И дотащу, и принесу… Эк сострадательный выискался, все ему ровня…

Через некоторое время пятнисто-полосатый метис остановился, и Мгени, приоткрыв пошире свои подслеповатые глаза с практически обесцвеченными зрачками, различил внизу проблески долгожданной воды, от которой хищников отделял лишь небольшой склон. Во рту сразу же предательски пересохло, вынудив старика вымученно сглотнуть остатки слюней.

- Чего ты застыл, гиена? – в нетерпении просипел старик, не в силах отвести от воды жадного взгляда. Он уже практически ощущал долгожданную прохладу всей своей опаленной шкурой, чувствовал на языке студеные капли воды, и… Черт, даже дурно стало. – Топай к реке, не трусь… Ничего, справишься, я вполне смогу тебе немного подсобить.

Когда же, наконец, парализованное тело дряхлого самца оказалось у кромки берега, а сам лев с видимым наслаждением черпал воду своей широкой лапищей, периодически орошая иссохшуюся морду, Мгени удостоился ответить крокуту: - Семья… Прайд… - он тяжело вздохнул и прикрыл глаза, вновь предавшись своим скоротечным воспоминаниям прошлого. – Забудь об этом, гиена. Предкам придется забирать меня прямо отсюда… - внезапно старика перекосило от нахлынувшей боли, и он глухо закашлялся, сплевывая кровавые сгустки прямо в реку. Не самая приятная пауза, особенно для лекаря, верно?

Чуть придя в себя, Мгени презрительно фыркнул, после чего вновь опустил лапу в холодную воду. Полегчало. Но надолго ли?

- Моя смерть настигнет меня здесь, гиена. Я пожил на свете немало, чтобы теперь пытаться как-то растянуть свои отпущенные минуты каким-то обезболивающим. Все, что тебе сейчас требуется – это оставить меня в покое, или же… - лев медленно поднял на крокута взгляд, в котором затаилась немая мольба: - Помоги мне поскорее уйти в мир моих Предков, парень. Сделай мой сон – последним для этой жизни…

+1

5

Привыкший к грубости и своеобразному брюзжанию старика, Иннокентий как-то не сразу сообразил, что внезапная тишина — закономерный результат принесения жаждущего воды льва к реке. Пока тот лакал (и, нет, не перестал бурчать!), Кеша и сам рядом опустился — холодная вода освежала, на этот раз не будучи столь ледяной, как ночью. Несмотря на обещания, метис всё-таки держался немного на расстоянии от наполовину недееспособного льва на всякий случай. Тот всё ещё мог двигать передними лапами, и в голове у лекаря промелькнула мысль, что его могут очень легко утопить, попросту навалившись сверху. Ну мало ли, что в голове у этого хищника переклинит! Осторожность, особенно всяким маленьким полосато-пятнистым подросткам-гиенам, никогда не мешает.

И всё же этот мирный ранний завтрак быстро закончился, когда закономерный, но такой ироничный в отношении самого Кени вопрос заставил льва отвечать куда менее охотно и явно с меньшим энтузиазмом и ядом в голосе, чем раньше. Казалось, что старику самому больно, неприятно или и вовсе не особо есть что вспомнить о семье. Кеша сперва вовсе не понял, почему так: ведь лев был достаточно стар, чтобы обзавестись семьёй. Неужто всю жизнь один? Или его бросили? Пожалуй, лев не разделял печали маленькой гиены, совершенно точно определяя место своей смерти.

В том, что у Мгени крайне мало шансов выжить, было понятно с самого начала. Но Иннокентий был по природе таков, что не мог оставить страдающего, хотя бы не попытавшись помочь облегчить мути. Возможно, именно поэтому старик не хотел помощи — умирать в одиночестве, наверно, куда проще, чем если на тебя в упор смотрит любопытный не в меру начинающий лекарь. То есть хуже уже не сделает, а лучше и не сможет.

Изменение в голосе и взгляде льва прошибло подростка как молнией. Его... просили? Просили убить? Мгени не был добычей, на которую даже самых жалостливых хищников учат смотреть лишь как на часть выживания. Не был старик и противником, угрожающим жизни самого Кеши, чтобы в ответ лишать того его. Он был... относительно мирным. И просящим. Крокут попятился, оглядываясь в поисках куда-то не вовремя сбежавшего товарища-шакала.

Я... Я не могу... я не могу вас убить! — голос его хоть и не дрожал, но явно звучал выше, чем обычно, — Я... я хочу помочь, но не... — гиена медленно, но с нескрываемым ужасом приходил к выводу, что предложенный львом вариант единственно верный.

Убийство. И пусть оно будет совершено из жалости, из желания помочь, оно не перестанет быть таким. Охваченный ужасом, но постепенно овладевающий собой крокут деловито озирнулся. Прикладывать собственный клыки к телу льва он не смел и считал такой способ крайне... негуманным, что ли. Он хотел избавить льва от страданий как можно более щадящим способом, и сам Мгени подсказал эту возможность.

Пахучая валерьяна быстро покинула сумку хищника, столь же быстро оттуда исчез и дурман. Беладонна, славящаяся своей смертоносностью, с лёгкостью отдала свои силы, и вот на дне очередного разбитого кокоса охлаждалась от земли вязкая жижа, меж тем, приятно пахнущая. После каждого ингредиента гиена обмакивал лапы в реку, теперь же, закончив, он омыл лапы по локоть. Поставив плошку как можно ближе к льву, Кеша отошёл, дабы не стоять над душой, и негромко, будто в сторону, сказал:

Если бы я мог... я помог бы... Простите...

Ему не хотелось видеть, как лев слижет приготовленный яд. Иннокентий определённо знал, что ничего болезненного "пациент" не испытает. Его сморит будто бы сном, вот только он вряд ли после этого проснётся...

Офф.

Создаю зелье тишины в кол-ве двух штук и даю их Мгени.

+2

6

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Blaue Hexe"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Blaue Hexe

Мгени вздохну. Он пожил достаточно, повидал многих и много узнал о жизни, и пусть ему всегда было далеко до просвещения шаманов или знаний лекарей - жалеть о прожитом он не хотел. Да и не стал бы. Поздно. Да и лень. Лень было даже смотреть на крокута, что вынужден был стать палачом его сломанной жизни. Совсем юный, а уже марает свои лапы не к в крови обычного пропитания, но куда более опасного хищника, какие одинокие гиены привыкли избегать. А тут... Откуда столько добра в этом любители падали? Экая глупость.

Старик уже не пытался хоть как-то двигаться, тело перестало подчиняться даже той крупицей возможного, что была ранее и сейчас даже легкий поворот шеи был почти невозможным для сломанного кошака. Хотелось скорее остановить всё это, забыться в вечном сне и ступить крепкими, вновь послушными лапами на далекие зеленые луга, где ждет его кто-то родной, но давно оставивший этот бренный мир.

Он вдохнул полной грудью, всхлипывая от боли, аромат поднесенной жижи в сломанном кокосе и лишь кивнул в ответ, принимаясь сразу вылизывать всё содержимое, до последней капли. Будто если он не выпьет всё - смерть не придет и не заберет его на ту сторону. И с каждым следующим игом тело становилось всё более невесомым, а окружающий мир стал терять не только краски, но и звуки. Мгени умирал. Закрывая блеклые глаза, он обратился к крокуту в последний раз:

- Знаешь, - хрипло шепнул лев, - а может вы вовсе и не такие дерьмовые, какими вас считают...

И тело льва застыло, лишь ветер со стороны воды поднимал спутанный волос его гривы, шевеля подобно молодой траве.

Кто знает, сколько именно прошло времени со смерти старика, но день этот, увы, не мог закончится на столь печальной ноте. На запах льва вышел другой крокут. Нервный, слегка дергающий головой, точно он механический и где-то внутри его тела сломался механизм, отвечающий за стабильность кочерыжки.

- О, так это ты его убил? - хихикнул как-то совсем грубо падальщик, во все свои глаза смотря на собрата. - Так им и надо, этим напыщенным говнюкам. А чего он такой красивый, а? Давай его на кусочки разорвем, да птицам скормим!

+1

7

Кеша вперился взглядом в мисочки с только что приготовленным ядом. Он не верил — не хотел верить! — что лев всё-таки решится на такой шаг вместо последних попыток выжить. Но нет. Старик набросился на зелья с не меньшей жаждой, как тогда на воду, на этот раз совсем без колебаний. И буквально вылизал до капли всё. Замерев, гиена поднял глаза на льва, и не мог не задрожать, видя, как у того едва ли улыбка на губах не расплывается. Он... доволен? И пусть в мир иной кот отошёл с относительно мирной фразой в адрес его соплеменников, Кеша не мог поверить в произошедшее. Неужели... всё?

Тело остыло очень, очень быстро. Подросток сел, случайно свалив в воду опустевшие кокосинки, и смотрел просто в песок. Убил? Или помог? Лев был первым существом, что умерло буквально на лапах у Кеши, и лекаря немного потряхивало. Никто не учил его этике или основам врачевания, никто, НИКТО не говорил, что ему придётся убивать, чтобы вылечить. Избавление от мучений казалось метису диким, неправильным и не имело оправданий. Ну и что, что Мгени сам просил? Он был не в себе, он измучался и мозг его повредился. Надо было помочь, заставить его и себя выйти к кому-нибудь живому!..

Живой появился. Причём не лев, готовый переломать Кеше шею за убийство сородича, а гиена. Он казался несколько странным, но ошарашенный Иннокентий не сразу это приметил. Хриплый, буквально скрежечущий голос вырывался из глубин этого существа и вещал крайне неприятные для Кеши вещи.

Нет! Я... я не убивал его! Он... он сам! Сам попросил! — надрывался метис, не стесняясь единичных капелек слёз в уголках глаз, — Он попросил и я ему помог, он мучался! Я не убивал! Я НЕ УБИВАЛ ЕГО! — буквально орал подросток, стараясь доказать отнюдь не собеседнику — самому себе — что клеймо убийцы на нём нет. Одно дело, когда ты дерёшься, в опасности, или охотишься. Без этого ты умрёшь. А тут Кеша добил, нет, помог избавиться от невыносимой боли страждущему. А ведь Кеня никогда не отказывает в помощи, какой бы она не была.

Не смей его трогать! Я похороню его достойно! — рванулся наперерез слюнявому сородичу мелкий, стараясь преградить путь, и поэтому едва ли не упираясь всем своим мелким телом в грудь падальщику, — Уйди от него!

+2

8

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Blaue Hexe"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Blaue Hexe

ОФФ

Бой по договоренности.

Как мало надо для изменения отношения к представителю своего вида. Вот только что ты хвалил его, уже было хотел так по-братски по плечу похлопать, оторвать от этого дохлого тела пару кусков и на пару зажевать у чистой речушки под звуки быстротечной воды, да только хрен там. Этот желторот принялся остервенело орать и брызгать слюной, уверяя взрослого крокута в том, что убивать он этого льва не хотя и даже больше - запрещает к нему прикасаться.

Крокут оскалился в вызову, показывая молокососу его место одним лишь видом поднятой на холке шерсти и быстро движущегося хвоста. Он был больше, сильнее, опытнее этого мальчишки и ничего не могло помешать самцу надавать лещей мелкому, а следом вернуться к первоначальному своему плану - обгладыванию гостей дохлого кошака.

- Тебя мамка не учила, что не стоит разевать пасть на взрослых? - рокочет крокут, медленно приближаясь к Кеше, точно грозовая туча, медленно закрывающая собой чистый небосвод; крокус бесновался и всё чаще с его губ срывался такой привычный и одновременно безумный хохот гиен в момент их нападения на жертву. Что может быть лучше запуганной, затравленной и зажатой в угол добычи, которой сейчас пусть и является представитель твоего вида? Плевать, этот шкет напросился сам.

Прыгнув на мелкого, крокут воспользовался своими габаритами, куда более крупными в сравнении с молодым Кешой и челюсть сжал его загривок, крепко цепляясь за кожу и колючую шерсть. На язык попала кровь самца, смакуя её, крокут еще сильнее сжал челюсти, но в послелний момент не оторвал просто шмат мяса с загривка, но буквально оторвал Кешу от земли и швырнул в холодную воду, хохоча во всю силу своих связок. Этот прохвост же ничерта и не весил. Прибить труда не составит.

- Ну и что ты сделаешь, истеричка желторотая? Орать будешь, да слюной плеваться? Открой свои глаза, придурок, этот лев бы прихлопнул тебя, будь у него возможность. Плевать на него. Тут либо ты, - гиена резом поменялся в морде, став максимально мрачным, - либо тебя.

0

9

Глаза подростка буквально расширились от ужаса, когда он понял, с кем имеет дело. Безумец, конченный безумец, без цели и мотивации нападающий на уже мёртвого. Наверно, поэтому Кеша ожидал нападения. Но разве может кто-то быть готов? Его схватили, как котёнка, за шею, и едва не начали рвать. Благо, шерсти у метиса на шее хватает, но пасть противника была достаточно сильной, чтобы достать и до шеи. Рывок — и вместо скелета в зубах у гиены не остаётся ничего, а сам Кеша кубарем полетел в сторону. Земля оказалась довольно близко, и пятнисто-полосатый мешком рухнул в воду, обагрив её холодное течение кровью. Подняться было тяжело, а в ушах звенело от удара и закладывало от громового хохота. Лапы не слушались, голова не слушалась, и сперва гиена решил, что тот что-то таки задел жизненно важное. А затем... Затем он ощутил ещё больший ужас, когда увидел подле себя труп льва. Кеша не надеялся лежать с ним так близко, видя на губах остатки собственнолапно сделанного яда!

Но хуже было не это. Стоило Иннокентию всё-таки немного подняться, как с ним поднялся и старик. Буквально остолбенев от ужаса, подросток постарался подняться ещё выше на лапах, а лев... повторил. Только чуть позже он понял, что это — дух. И от осознания не стало ни на секунду лучше! Короткого взгляда на безумную гиену хватало, чтобы понять, что тот не меньше обескуражен.

Молчание нарушил Леопольд, попросту врезавшийся в бок гиене. В ту же секунду лев и младшая гиена, не сговариваясь, ринулись к сбитому противнику, и оба будто бы сомкнули челюсти на его шее. Будто бы — потому что призрак этого просто не мог сделать. А вот Кеша держал. Держал, сжимал, чуя под шерстью кожу и даже где-то кровь.

Призрак атаковал безумца по-своему, и всё это лишило его сил. Стоило Кеше чуть ослабить хватку, как противник, собрав последние силы, поплёлся подальше от этой безумной троицы, волоча подбитую шакалом ногу и стараясь наполнить лёгкие кислородом, которые заблокировал Кеша.

Молчание затягивалось. Перед метисом вновь стоял старик, но на этот раз бесплотный. Через него даже были видны какие-то ближайшие скалы. Возможно, это было бы красивым, если бы сам старик не был недоволен новой жизнью, что и живо высказал подростку. Тот, поджав уши, соображал, едва не пропуская ругань мимо этих самых ушей.

Я могу вас... упокоить? — скорее сам у себя спросил гиена, попутно получая разрешение. Напуганность от неожиданного гостя уже прошла, и Кеша смог сконцентрироваться и придумать, как всё делать.

Эм... лягте, где... лежали. Я надеюсь, больше ни я, ни кто иной вас не потревожит.

И он приступил. Сперва гиена взял несколько трав, и сперва легко, а затем более уверенно, провёл ими по морде погибшей кошки, оставляя яркие зелёные полоски. Конечно, этих пучков не хватит, чтобы сбить запах смерти, но такие действия закались... правильными. По крайней мере на могиле у отца Кеша видел цветы, и решил, что тут тоже из оставит. Но потом.

Как только с травами было покончено, гиена намочил передние лапы льва в воде, а также перетащил его (благо, не так далеко надо было) к ближайшему нагромождению камушков. И занялся рытьём. Почва была ужасно неподатливая, песок то и дело ссыпался назад, но вскоре углубления хватало, чтобы уложить тело и засыпать. Игнорируя ехидные и грубые замечания, Кеша сел подле холмика, посмотрел на небо... и заговорил необычно тихим голосом.

Я... Родители рассказывали, что на небесах живут разные... сущности, что ли. И все яркие точки на небе — это что-то очень далёкое, горячее и долгоживущее, — он рассказывал будто бы и не льву, а самому себе, вспоминая своё беззаботное, полное сказок, преданий и поверий детство, — Туда уходят все, вне зависимости, лев ты или гиена. Некоторые из них всегда видны, они маленькие . А есть совсем другие — они цветные, большие, появляются только в определённое время и имеют имена. Одну такую мама называла Венерой.

Вздох оказался слишком громким, но лев вроде бы и не собирался как-то комментировать. То ли проникся, то ли не придумал достаточно едкий ответ. А гиенёнок продолжил, едва ли не намурлыкивая сам себе:

Посмотрю на Венеру-зарю,
Что видна все утра напролёт.
Для души колыбельку спою,
До утра пусть душа отдохнёт.

Он наконец-то закрыл глаза телу старика, и воззрился в небо, чётко на яркую звезду невысоко над горизонтом. Вернее, звездой это конечно не было, было планетой, но откуда это знать гиенёнку и вообще животным.

Засыпай в Венериной тени
И спокойную даль себе сни
Лишь из тела, уставшего тела,
Ты, душа, подожди, не иди.

Кажется, будто всё и вправду замерло, боясь нарушить этот странный ритуал. А ведь Кеша никогда раньше не знал такой песни — что-то ему подсказывало, какие слова говорить и когда. Именно поэтому дух и гиена просидели достаточно долго, чтобы та самая Венера не только успела показаться, но и начала уже клониться обратно, за горизонт, прячась в первых розовых лучах.

Замолчала в речке вода,
И птицы молчат в тишине.
Для души колыбель никогда
Не звучала ещё на земле

Последний раз гиена посмотрел на призрака, положил один цветочек из своих запасов на песчаный холмик и вновь вернулся к созерцанию белой, поистине волшебной точечки на горизонтом. Вот-то начнётся утро, то самое привычное всем утро, с солнцем, жарой (в пустыне-то) и новыми заботами.

Не исчезнет Венера-зарница
В высокой небесной глуши.
И звучит для души колыбелька,
Одинокой львиной души.*
.

***

Звезда скрылась за горизонтом довольно скоро, а Кеша, уже даже не оглядываясь, не проверяя, получилось ли, попросту ушёл. Тяжёлое молчание не нарушалось ничем, кроме сбивающегося дыхания двух путников. И лишь потом, когда они достаточно далеко ушли, Леопольд осторожно сказал:

Я не знал, что ты так умеешь.

Я тоже, — раздалось в ответ, и дальнейший путь они вновь продолжили в тишине. Уже не мёртвой, как раньше — уже какой-то успокаивающей и обволакивающей. Будто всё получилось. Будто всё так и должно быть. Будто они поступили правильно. И шли они, не разбирая дороги, не торопясь укрыться от нещадного солнца и не стремясь добыть чего-нибудь пожевать. Слишком... не то было настроение. Неправильно как-то было бы думать о теле в такой момент.

Офф.

Кеша проводит ритуал погребения, используя мелиссу и базилик. Также он оставляет один цветочек на могиле.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Калыханка для душы [Иннокентий, Мгени (NPC), гиена (NPC)].