Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Вольные просторы » Посланница Богов или очередная закуска? [Хелла, Night-Angel]


Посланница Богов или очередная закуска? [Хелла, Night-Angel]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


http://s8.uploads.ru/t/eQ5PX.png

Время действия: Некоторое время назад.
Место действия: Края вечной зимы, граница.
Время суток и погода: Вечер, метель.
Обстоятельства отыгрыша: Хелла по своему обычаю обходила границы и вдруг наткнулась на удивительного детёныша, которого сочла за посланницу Богов.
Цель отыгрыша: Познакомить персонажей, прокачаться, получить удовольствие от игры.

Отредактировано Хелла (11 Май 2018 19:04:27)

+1

2

Уже какое-то время Найт бродила одна. Куда не глянь везде все белым бело. Холод, снег. Бесконечная дорога в никуда, казалось, длиться уже целую вечность. От безысходности маленькая львица периодически начинала звать своих родителей, которых, скорее всего, уже не было в живых. Хотелось, что бы пришла мама, или папа, или бабушка с братом. Хоть кто-нибудь знакомый, забрал бы ее отсюда домой, в тепло. Стоило только сомкнуть глаза, как перед ними сразу возникал образ родных. Как же тяжело быть маленьким. Даже слез уже не было. Те сразу замерзали на пушистых щеках львенка. Лапы двигались на автомате. К вечеру началась настоящая метель. Сложно было даже глаза полностью открыть. Приходилось щуриться. Каждый новый шаг давался с большим трудом.

Самое страшное, это неизвестность. Во всяком случае, так было для маленькой темношкурой львицы. Она была черным пятнышком, среди белых, холодных земель. За все время, пока она брела, она еще не встретила ни одной живой души. На шерсть налипал снег. Еще немного и она сама станет, из черной львицы в снежную. Стоит только остановиться на месте и лечь. Ввиду своего юного возраста, Найт не думала о смерти. Все мысли были о еде и тепле. А еще очень хотелось спать. Непонятное чувство внутри толкало идти вперед и не засыпать. Сил оставалось с каждым разом все меньше.

Небо потемнело. Дело двигалось к ночи. Найти бы хоть не большое укрытие, что бы приткнутся и поспать. Перед лапами львицы предстал нежный спуск вниз. Не то что бы большой, но по этой горке нужно спуститься не в два прыжка. Расстроенная и продрогшая до костей, львица потянулась передней лапой вперед, дабы прощупать почву под ногами, но ее качнуло от ветра. Снег с горки скользнул под лапами и она пискнув, кувырком покатилась прямо в низ. Мир закрутился перед глазами. Контролировать свое падение кувырком было не реально. Малышка зажмурилась и вся напряглась, готовясь к ударам об твердые предметы на пути.  Голова кружилась. Каб  была уже как снежный шар. Снег вокруг нее сползал небольшой лавиной. Конец был уже близко.

+1

3

Этот вечер был действительно прекрасен. Лишь снег, тьма и тишина, что же может быть прекраснее для уставшего от работы и собственных мыслей ходока?  Сегодня Хелла совсем забегалась, оттачивая свои боевые приёмы. Она так увлеклась спаррингом, что совсем забыла и про обход границ, и про отдых, и про трапезу и даже про подношение Богам! О, а ведь Боги так гневаются на весь её род, раз посылают львицам в основном лишь мёртвых детёнышей, как смеет она забывать приносить им жертву в такое время?!

«Сначала обход, а потом – жертвоприношения», – твёрдо сказала сама себе Ледяная Госпожа, нахмурившись. Защита братства является её прямой обязанностью, посему она не смела пропускать обходы, даже если после стычек с чужаками у неё оставались раны. Пока Морлок не поручит ей другое задание или вовсе не прикажет оставаться в её логове, она не смела даже задумываться о том, чтобы бросить свою «смену» и переложить свои обязанности на чужие плечи. Это было поводом для восхищения у молодняка и было причиной, почему матери ставили её в пример своим детёнышам, как и её вечные и изнурительные тренировки. Её тело ныло от усталости и от ударов своих соперников, но она упорно предлагала вихтам сразиться с ней, чтобы покрасоваться перед самками и заодно дать ей проверить, насколько они готовы к защите своих земель. Но весь этот месяц постоянные тренировки были не способом привести себя в форму, нет. Это был способ заглушить своей болью свои собственные мысли. Стоило ей закрыть глаза, чтобы отдохнуть, как в её голове снова и снова всплывали картины бездыханных тел детёнышей. Как матери срывают голос, глядя на мёртвое тельце своего чада, как отцы морщатся, сдерживая порыв ярости и отчаяния, как Морлок хмурится, разглядывая очередное тельце… всё это не давало ей покоя. Хель нисколько не жалела погибших детёнышей и их родителей, считая жалость – самым гадким отношением, какое только можно заслужить. Ей просто было интересно, за что Боги так прогневались на них? Почему у самок, посмевших лечь под южанина, рождаются крепкие и здоровые детёныши, а чистокровным парам в основном остаётся лишь оплакивать свою потерю?

«Надеюсь, что Один пошлёт нам львёнка. Ох, Локи, твоя ли это проказа и шутка? Если да, то надеюсь Боги тебя…»

Закончить мысль она просто не успела. Она услышала, как где-то внизу начал сходить пластом снег, сопровождаемый чьим-то визгом. И самое интересное, что этот визг не особо напоминал вопль взрослой особи.

Детёныш, – вырвалось у голубоглазой. Так, и чего это она стоит?! Самка кинулась вниз, чувствуя, как опасно скользит снег под её лапами, как она вот-вот покатится кубарем вслед за её целью. Но тренировки короля не прошли даром. Эрилаз начал ловко прыгать по торчащим из снега камням, стараясь не приземляться на рыхлый снег, чтобы тем самым не вызвать ещё большую лавину. Её взгляд был устремлён вперёд, на белый комочек, кубарем катившийся вниз. Нельзя больше медлить, иначе она упустит его. Пора! Хелла сильнее оттолкнулась лапами, прыгнула совсем рядом с детёнышем, грубо взяв его в пасть, как какую-то закуску, и попыталась прыгнуть назад, на тот камень, откуда и был совершён прыжок. Но Боги, видимо, решили всласть похохотать над воспитанницей Короля Ночи. Снег под её лапами оказался предательски рыхлым (да и как он мог не провалиться под такой гигантской кошкой?), отчего львица плюхнулась на бок, покатившись вниз. Но детёныша она так и не отпускала, лишь сильнее сжав холку. Не без усилий львица повернулась, теперь уже разъезжая на пузе, чтобы лапами у неё была возможность остановить эту безумную карусель. К счастью, Один, видимо, смиловался над своей последовательницей, послав ей камень, за который она всё-таки сумела зацепиться. На морду осыпался снег,  заставив кошку зажмуриться и лишь сильнее сжать лапами камень, боясь снова упасть или упустить детёныша. Спустя несколько секунд эта небольшая лавина сошла, позволив жительнице этих земель спокойно раскрыть глаза и подтянуться. Она смогла. Она не упустила этот Божий дар.

«Морлок, спасибо тебе, что после смерти своего сынка именно ты взялся меня обучать!» – мысленно благодарила своего названного отца львица. Дело оставалось за малым – нужно было добраться до логова.

***

Наконец, она добралась. За стенами пещеры уже совсем стемнело, а метель разбушевалась так, что не видно было дальше своего носа, но к счастью Хель, пожалуй, могла дойти до своего логова даже с закрытыми глазами. В пещере как всегда стоял запах крови, правда уже почти выветрившийся – давненько же ей не посылали отступников и южан для развлечений! Самка не стала заносить детёныша в самую глубь, хотя тепло там держится лучше. Там, в глуби она устраивала вызовы духов, ритуалы  и пытки, к чему водить туда дитя? Хелла положила дрожащий комочек у своих лап, с интересом рассматривая её. Так, и что теперь делать?...Малышка была ещё жива, это было легко понять по поднимающимся бокам и её дрожи, но она, похоже, слишком ослабла, чтобы носиться и гоготать, как всякий детёныш. Но что же должна сделать Хелла теперь, когда её находка уже лежит в её безопасном логове, отдалённым от других пещер?

Что бы сделала Хагара? – прошептала самка, задавая вопрос самой себе. Хелла уже не помнила даже внешность своей матери, зато в её памяти отчётливо осталось то, как относилась эта львица к единственной дочери. Когда Хель была расстроена или ранена (не все же детские игры заканчиваются хорошо), Хагара ласково прижимала кроху к себе, напевая какой-нибудь сказ о богах или колыбель. И это успокаивало будущую защитницу братства иных, так может это поможет и этой удивительной находке?

Атмосферненько

«Грр, как хорошо, что моя пещера находится вдали от пещер моих белых братьев и сестёр. Подумай только, Хель изображает собственную мать!» – раздражённо подумала львица, грузной тушой падая около детёныша. Громадной лапой она притянула к себе тельце  крошки, удивившись, какая же она маленькая и тощая. Самке даже показалось, что детёныш размером с её лапу, если не меньше. Львица прижала малышку к своей широкой груди и прикрыла глаза, пытаясь вспомнить слова, давно услышанные от Хагары. Её пение слабо походило на колыбель любящей матери. Голос был более грубым, больше напоминал пение при ритуалах. Ну, в какой-то степени это и был ритуал…задабривания Богов, так скажем. Хелле было чуждо чувство привязанности к львятам по понятным причинам. Она практически не взаимодействовала с детёнышами, ведь сначала она была отдалена от них, а после смерти родителей занята подготовкой к должности эрилаза. А своих детёнышей у неё ещё не было, как и жениха. Кандидатов она пока только присматривала, но это был лишь выбор сильнейшего самца, которого не стыдно будет показать Морлоку в качестве своего жениха, а не выбор любимого, от которого она действительно захочет иметь детей. Ведь в случае чего, если на её голову наденут корону, он станет её соправителем.

«Если я так захочу», – едко добавила самка, напоминая, что как родственница Короля Ночи у неё побольше прав будет, чем у будущего муженька.

Её грудь уже была мокрой от растаявшего снега, но она упорно продолжала петь, закрыв глаза и медленно качая головой в такт своим словам. Не в её стиле не заканчивать начатое. Но когда колыбель была спета и Хелла, наконец, опустила взгляд, то она на месте чуть не померла. Да, перед ней был детёныш. Крохотный, мокрый и…чёрный. Воительница видела ранее львов с тёмной шкурой, но вот чтобы полностью с полностью чёрной...это было в новинку.

«Так что, я ошиблась и это простая нарушительница границ?!» – гневно про себя воскликнула белоснежная, отстранившись от мокрого комочка. Пока шкурка самочки была покрыта снегом, её и впрямь можно было счесть за детёныша ходока, а тут такой сюрприз. Но тут же Хелле пришло осознание того, насколько ничтожны шансы выжить при такой погоде простому чужаку. Даже хорошо опушённые полукровки частенько замерзали насмерть во время метелей, так почему же простой детёныш смог пережить её? Почему её не сожрали здешние хищники, ведь с таким окрасом её трудно не заметить среди снежных пустынь? К тому же, от крошки явно веяло знакомой Хелле аурой. Как там Морлок это называл? Дар шаманизма, да?

Кто же ты, дитя? – холодно спросила львица, надеясь, что найдёныш уже достаточно оклемалась, чтобы разговаривать, – и что ты делала в моих землях?

+1

4

Это был один из самых незабываемых аттракционов. Малышка  потеряла ориентацию, где была земля, а где небо. Хорошо, что во многих местах, снег был достаточно глубокий, что бы смягчить неостановимое движение львиного комочка. Найт повезло родиться такой крохотной. В такой ситуации ее вес сыграл удачную роль. Поэтому снег пружинил ее. Нельзя было сказать, что она не пыталась остановиться, просто не получалось ничего. Белая снежная масса забилась во все места, куда только было можно, в нос, пушистые уши. Глаза она так и не открывала, страшно было до жути, тут и говорить нечего. Она даже пищать перестала, дабы не наестся снега. Удары сердца были такой скорости, что быстрее было только у полевок. Для большей эпичности впереди не хватало только глубокого оврага. А может он там где-то и был, из-за метели не разглядела. Не только же с водопадов падать. Вообще Энж была достаточно неловкой, может потому что была невнимательным ребенком. Осуждать за такую ситуацию было бы сложно и более взрослую особь. Она не знала где находиться и куда идти.

Неожиданно это безумное движение прервалось. Кто-то ухватил малышку и поднял над землей. Пока ей было сложно осмыслить что-либо. В голове творился гул. Голова кружилась, все вокруг продолжало ходить ходуном. Даже не глядя на то, что Хелла довольно крепко ухватила хилое тельце каба, та совершенно не ощутила дискомфорта или боли. Какая там боль после такого падения и холода! Даже падение Хеллы не сильно поменяло ситуацию в мироощущении львенка. Она не понимала что происходит вокруг и не сопротивлялась.

Найт все же родилась в теплых, южных землях. Пусть организм имел свойства приспосабливаться и делать шерсть более густой, уберегая тело от потери тепла, но этого было совсем недостаточно. Да и питалась львица крайне плохо. Ребра были видны и скулы. Несчастье, а не ребенок. Была бы она взрослее, могла бы пропустить в голове мысль о том, что возможно Боги прогневались на нее за что-то и наказывают такими испытаниями. На деле было больше похоже, что ее все-таки оберегают. Она ведь после всего все еще была жива? Ну да жива! Мокрая, худая, вся в снегу, и скорее всего в синяках, под темной шерстью было не заметно. Но все еще способная дышать. Разве не стоило порадоваться этому?

У детей другое мышление. Им часто сложно удерживать эмоции, они более искренние. Как-никак правду говорят:  «устами младенца глаголет истина». Вот сейчас было очень страшно. Страшно на столько, что тельце Найт вибрировало от дрожи, как заведенное. Невозможно было скрывать и удерживать одолевающий страх. Он сковал ее полностью. Так легко можно было и седой стать. Слишком много стрессов в детстве. А когда-то  она даже допустить не могла, что внешний мир такой страшный и опасный.

Пока Хелла пыталась спасти львенка из цепких лап снежного склона, погода продолжала портиться. За время происходящего мелкая пару раз находилась в полу бессознательном состоянии. Метель усиливалась. Вокруг становилось все более опасно. Однако рослой, белошкурой самке удалось выбраться, зацепившись за камень. Эта львица была крепкой. Трудности этих земель были для нее обыденным делом. Она то и унесла снежный корочек с львенком из этого опасного места.

***

Когда малышка оказалась на земле, она не удержалась на собственных конечностях и плюхнулась розовым носом прямо в крупные, белые передние лапы Хеллы, находящейся перед ней. Со стороны львенка поначалу не было ни единого звука. Только частое дыхание. Глаза были крепко зажмурены. Сложно было представить, что этот кошмар, наконец, кончился. Не было мыслей, только все тот же сковывающий тело ужас. И усталость. Безумная усталость. Это состояние очень часто сопровождало львенка, с первой минуты как она оказалась в северных землях.

Взрослая самка зачерпнула львенка словно пушинку. С какой-то стороны это сравнение было более чем точное. Хелла была по своему телосложению настоящей львицей-воином. Большого роста, сильная физически, выносливая. Такая много каким самцам фору в драке даст. А Найт… что и говорить, мелкая, худющая. Ну полная противоположность своему спасителю. Еще и как осиновый лист трясущаяся.

Вокруг послышался чей-то голос. В кружащейся голове ребенка создалось ощущение, словно этот голос был сразу со всех сторон. Это было странное, почти забытое, очень приятное чувство. Пригревшись Найт выпала из реальности, находясь между миром живых и мертвых, или в мире Морфея. Она слышала слова и через время, даже начала их различать. Разум стал играть свои игры. Показалось, что она вновь дома, а все что происходило, лишь страшный, дурной сон. Теперь вибрация в теле львенка от страха, сменилось едва слышным мурчанием. Ребенок, что с него взять. Голос самки ее успокоил и убаюкал. Темношкурый комочек так бы и лежал там, вот так, уткнувшись в пушистую, белую грудь Хеллы. В реальный мир малышку вернул похолодевший голос рядом. Придя в себя, Найт к своему большому разочарованию и сожалению осознала: все что с ней происходило, не являлось сном.

Осторожно поднявшись на передние лапки, львенок с опаской подняла взгляд вверх. Перед ней была большая львица. Нет, просто огромная! В глазах мелкой Хелла была…! Была...! Даже слов не хватало, описать ее изумление. Сейчас каб была очень впечатлительная, так что ее мозг все умножал надвое. Но дело было не только в том, что самка находящаяся перед ней была такой большой, а вообще в общих чертах ее внешности. Белоснежная, голубоглазая. Это очень необычный вид для южан, в среде которых она родилась. Найт помнила только две личности, которые знала с похожими чертами. Это Бадрию и… свою мать. Сейчас львенок не отдавала себе отчета, почему Бадрия вызывала у нее такие эмоции, словно они знакомы всю жизнь. Возможно потом, когда-нибудь… если останется в живых.

Ответить на вопрос взрослой львице удалось не сразу. Малышка потеряла дар речи. Уши прижались к голове. Нужно было что-то ответить! Срочно! Открыв рот, львенок попыталась заговорить, но от первой же попытки вырвался хрип и она сухо закашлялась.

- И…извините мисс. Это вышло случайно! – наконец смогла ответить темношкурая, поспешив оправдаться. На самом деле не вся шкура у мелкой была такой иссиня-черной. Подпалены на теле, кончики ушей и кисточка хвоста были сизыми. Пусть судьба отобрала у нее родных, но природа подарила ей на теле воспоминание о родителях, в виде ее окраса. Жаль только в снегах не спрячешься с такой темной шкурой. Вот если бы поменять местами цвет подпалин и шкурки, было бы больше шансов! А так… что есть, то есть.

– Я заблудилась, долго шла, снег, метель! И..! И…! – Найт всегда начинала заикаться, пытаясь говорить нервничая. Ей совсем не хотелось прогневить взрослую львицу. Та одной лапой могла ее поймать, как мышонка. И съесть. Даже усов бы не осталось.

- Я… я не знала, где находилась, честно. Дошла до склона, хотела спуститься и…  - после этой фразы малышка застыла с приоткрытым ртом, задрав голову вверх. Она уставилась голубыми глазами, в глаза Хеллы, неожиданно поняв, что произошло.

- Это же вы вынесли меня оттуда..?! Спасибо… - тихо, с детской благодарностью, дрожащим голосом проговорила маленькая львица. Как не быть благодарным? Даже слезы в глазах застыли. Она так желала спасения, и вот Ахейю послал ей еще одно чудо в этих глухих, мертвых (как казалось львенку) землях. Разве это не чудеса? Найт даже вообразить не могла, в чьих землях сейчас находиться. Просто была благодарна за спасение. Искренне, насколько это было возможно.

+1

5

Она боится её. Боится, как и всякий южанин, впервые увидевший перед собой детей Севера. Это было ожидаемо, тем более с её ничтожными по сравнению с её собеседницей размерами. Пожалуй, некоторые новорождённые Иных и то больше, чем этот маленький комочек страха и невинности. Как Боги смогли уберечь её в этом холодном и жестоком мире? А главное, зачем она им? Пугал её, наверное, и угрожающий вид жительницы этой пустой и огромной пещеры, ведь самка не пыталась вести себя с этой черношкурой гостьей как-то иначе, не как со своими соплеменниками и их детёнышами. Была всё такой же равнодушной и серьёзной, не пытаясь выдавить из себя наигранную нежность, чтобы не перепугать  бедолагу.  А в прочем, как она может не пугать?  Хель просто не способна быть нежной и ласковой, уж точно не в такое время, когда клану нужны сильные и хладнокровные воины, в чьих сердцах нет места жалости и сострадания к другим. Разве захочет Один пировать с ней, если она будет слабой и не сможет защитить свой народ, поддавшись материнским инстинктам и своим чувствам? Но всё-таки то, что крошка до сих пор не расплакалась от вида жительницы этих земель, грозно смотревшую ей прямо в глаза, впечатляло. Как и тот факт, что она не померла в метели, несмотря на отсутствие проводника или обычного спутника, который мог бы защитить её от чудовищ, живущих здесь и не дать замёрзнуть насмерть.

«Если бы я подарила клану львят, которые были бы такими же живучими, как она», — задумчиво протянула львица, вглядываясь в голубые глазки её маленькой гостьи, — «Отец…отец был бы рад. Наверное?»

Сейчас она уже не знала, чего хочет от неё Король Ночи. До становления Нилсин принцессой Ночи Хелла была почти уверена, что этот титул Морлок приберёг для неё, но он, наверное, и не собирался даровать такую честь племяннице, раз так просто передал его. Ещё у неё были подозрения, что названный отец захочет продолжить род не только с помощью своей внучки-преемницы, однако король не спешит сватать Хель с кем-то из ходоков, хотя прекрасно знает, что она согласится на любого, даже самого слабого и бесполезного, если он так пожелает. Неужели он хочет предоставить ей выбор? Неужели для него достаточно живого оружия, сдерживающего клан от едких насмешек в сторону своего короля, а также сносящего головы отступникам? 

Львица устало улеглась на бок, положив тяжёлую от мыслей голову на лапы, закрыла глаза, не желая видеть серые своды своей пещеры. Она шумно выдохнула и нахмурилась, на несколько секунд совсем позабыв, что перед её клыкастой мордой маленькое и хрупкое создание, которое она приволокла, приняв её за белого львёнка – посланницу Богов. Ну вот кто знал, что можно настолько забить свою шерсть снегом?! Ей-то не привыкать, шерсть этой мисс и так белоснежная. Мисс…это обращение было для эрилаза непривычным, отчего она открыла глаза, уставившись на львёнка и не сразу осознав, что это просто обращение. Обычно все называют эту львицу либо по титулу, либо по её прозвищу – Ледяная Госпожа. Звучит довольно пафосно, дополняя её и без того жутковатый образ, но причина до смеха нелепая. Кто же знал, что детское прозвище, данное ей за наигранную серьёзность (позже ставшую настоящей) в будущем станет чуть ли не единственным обращением, на которое она быстро отзывается?

Случайно?... —  удивлённо повторила воспитанница Короля Ночи. Как, чёрт возьми, можно случайно оказаться на землях народа, вселяющего ужас на здешних жителей и за пределами этих гор? Неужели никому  не пришло в голову объяснить их дочери или воспитаннице, что ходить по ночам в метель, да ещё и в населённое такими жуткими чудовищами место – глупая и опасная для жизни затея? Морлок и то позаботливее был с Хель, хах. Львица закатила глаза, шумно выдохнув. И что же ей делать с этим голубоглазым недоразумением? Притащить её своему отцу в качестве подарка было затеей глупой, и она сразу отвергла её. Вряд ли Морлок пожелает эту мелочь пузатую приносить в жертву Одину, уж слишком она крошечная. Только посмеётся над своей воспитанницей, обычно притаскивающую ему головы его врагов и предателей, а сегодня принёсшей подобие львёнка Иных. Слишком мягкое и нежное подобие, стоит заметить. В сотый раз самка задалась вопросом, как она смогла дожить до её прихода. А ещё хуже, если король посчитает забавным сделать Хель наставницей и воспитателем этой крохи. Только представьте: грозная и безжалостная Госпожа воспитывает комочек милоты, способное разве что до слёз умилить своего противника. Вот смеху-то будет…

Да, я, —  равнодушно ответила самка, поднимая голову и снова «вцепившись» взглядом в большие голубые глазки маленькой собеседницы, —  Что же, знай, что ты находишься на землях самого величественного народа, который только мог сотворить Один – на землях Белых Ходоков.

Львица выждала краткую паузу, гордо приподняв подбородок. Какие бы тяжкие испытания не послал им Один, ей всегда было приятно осознавать, частью чего она является. Каждого воина она гордо зовёт своим  белым братом, а деву-воительницу – своей сестрой. Все они готовы сражаться бок о бок с ней, защищая свои земли и честь своего клана. Ходоки живут и погибают гордо, так как  тут не быть счастливой, осознавая, что ты – часть этого гордого и великого народа? Однако крошка лишь удивлённо помотала головой, сильно удивив свою воинственную собеседницу. Теперь её помрачневший вид, наверное, ещё больше пугал бедогалу, ведь взгляд её приобрёл искорки гнева. Её задело то, что о столь великом народе, в рядах которых сплошь и рядом славные воины и мудрые шаманы, кто-то не знает ничего. Что же, нужно срочно исправь это недоразумение, заодно выговорившись впервые за долгое время.  А потом уже можно будет повеселиться, всё-таки не зря же она рисковала своей шкурой, спасая эту кроху. Жаль, что сытой от неё не будешь, всё равно что мышку сожрать…

Что же… — раздражённо хмыкнула самка, немного сменив позу и уставившись на выход, будто заворожённая танцем снежинок и песней ветра. Со стороны и не скажешь, что она собиралась поведать о своём клане гостье, а не снегу и духам, — Мы не похожи на вас, южан. В наших сердцах нет места состраданию и слабости, и именно по этому Север любит нас. В детстве мне рассказывали, что в жилах наших предков текла кровь Одина – единого бога и всеотца.  В прошлом мы были лишь никчёмным и слабым прайдом, с теми же глупыми законами, которые приняли южане. Но потом пришла Она, — львица прикрыла глаза, а на её морде появилась блаженная улыбка, — Все описывали мне Её по-разному, и постепенно я поняла, что все они по-своему были правы. Она была прекрасной, как снег, и такой же холодной. Она обладала невиданной силой, смогла легко подчинить себе любого, стоило ей лишь прикоснуться. Именно она сделала нас сильными, смогла поселить в наши сердца холод Севера и подарив нам белые, как снег шкуры. Знаешь, малявка, если бы Один даровал тебе белую шкуру, ты бы смогла стать частью моего народа. Ты смогла пережить испытание Севера, к тому же, я чувствую в тебе дар шамана. Однако…

Самка многозначительно осмотрела детёныша, напоминая, что она всего лишь южанка и ей нет места тут, на Севере. Что же, испытание этих земель было пережито благодаря помощи здешней жительницы, но переживёт ли детёныш её испытание? Теперь никто не станет спасать невинную крошку, никто даже не подумает протягивать ей свою лапу. Не будут же Боги посылать ей и теперь помощников, прямо в эту пещеру. Львица легко поднялась, будто позабыла о своей недавней усталости и "весёлой карусели", пока она спасала этого детёныша. Ледяная Госпожа неспешным шагом направилась вглубь своей пещеры, кивнув  крошке, чтобы та последовала за ней.

Пойдём со мной. Поговорим с духами, может быть, они укажут тебе, как вернуться домой. А заодно спросим у них, не прогневался ли на твой род Один, раз не одарил такого живучего детёныша белой шкурой, сделав своею посланницей. Ну же, малявка, поторопись.

+1

6

Малышка смотрела на свою спасительницу снизу вверх, чувствуя себя еще меньше чем всегда. Не каждый самец был такой крупный и мускулистый, как эта леди. А еще взрослая самка была крайне переменчива в настроении, или львенку так показалось? Может просто приснилось? Маленькой было невдомек, что Хелла для «своих» ведет себя иначе. Найт была в замешательстве, не зная как реагировать. Неужели провинилась, или обидела чем  того, кто ее только спас? С детьми такое бывает, ляпнут что-то, и хоть стой, хоть падай. Черношкурая проматывала все сказанное из своих уст, не в силах найти объяснения. Была бы она старше, то могла бы понять, что Хелла при ней просто не пытается строить кого-то другого, как пару минут назад. Может быть, даже оценила это. Неужели все дело в том, что она просто пожаловала на чужие земли без приглашения? Но ведь это было и вправду случайно! Львенок даже теоретического понятия не имела, куда держит путь…

Хелла подалась в свои мысли. Сейчас она еще больше напоминала о Бадрии. Подруга тоже бывало так, погружалась в свои мысли. Найт даже знала, о чем та думает. О семье, потерянной матери. У нее и ее любимой подруги была одна беда. Поэтому боль друг друга они могли понять как никто другой. Может эта взрослая леди тоже думает о чем-то таком? Взрослая самка уляглась на холодный, каменный пол пещеры, положив голову на лапы. Найт замерла, словно ее приковали к месту, на котором она сидит. Малышка даже не смела слова промолвить, пока к ней не обращались. И… она все еще подумывала, что обидела чем-то львицу или расстроила. Потерялась в клубке мыслей. Что же она натворила?

Пока Хелла лежала, закрыв глаза, львенок с сочувствием наблюдал за ней. Хотелось подойти к тёте и положив маленькую лапу на ее голову пожалеть. Найт уже была готова тысячу раз извиняться, неизвестно за что, лишь бы ее спасительница не обижалась на нее. Как ей удалось все испортить? Для ходока, она испортила все просто тем, что ее шкурка не была полностью белой. Но ей было этого не понять. Повисла неловкая, давящая тишина. Не выдерживая накрывающие эмоции, малышка уже приоткрыла рот, дабы попросить прощение, если огорчила львицу чем-то, но та неожиданно открыла глаза! Вопрос «Случайно?..» заставил маленькую выровняться, как солдату, закивав в знак согласия. Следующие слова, которые вновь прозвучали в этом месте, наконец, осведомили малышку, на чьей земле она находиться.  Хелла довольно загадочно, но понятно, стала повествовать о том, куда попала маленькая львица.  Теперь все стало яснее. Вот почему эта леди обижается! Все из-за того, что Найт не была достаточно осведомленной о великом народе этих земель! Наверное, это справедливо, хотя поведать ей было особо некому.

Маленькая только внимательно глядела на свою грозную собеседницу, пытаясь разобраться в ее эмоциях и внимательно слушая каждое ее слово. Львица говорила о своем народе так вдохновлено, гордо. Даже ребенку не сложно было понять, как она любить свой прайд.

- Один? – самой себе мысленно повторила маленькая львица. Бабушка учила ее уважать веру каждого существа, будь то лев, или антилопа. Про Одина она ничего не знала, но по кабу явно было видно, насколько она заинтересованно слушает. Найт заслушалась на столько, что сидела с немного приоткрытым ртом, глядя на Хеллу. А та сейчас смотрела лишь на падающий у выхода пещеры снег. К концу ее рассказа, черношкурая поняла, наконец, чем так огорчила свою героиню. Она не была белой. Да, действительно. Белый цвет шерсти на юге встретишь не так часто. Повстречав Бадрию, Энжи сразу восприняла львицу, как очень особенную. Вначале ее внешний вид, а после и то, какой замечательной она была внутри. Опять это чувство, чего-то близкого и родного. Бадрия… неожиданно львенка словно ударила молния. Ей всегда была интересна мистика, вызов и общение с духами. В другой ситуации она бы уже с интересом поскакала за Хеллой, но сейчас было кое-что гораздо важнее.

- Значит, если бы я была белым львенком, я была бы одной из вас? – на одном дыхании выпалила черношкурка, а затем тут же добавила, не дожидаясь ответа. – Тогда вы должны скорее найти Бадрию! Моя подруга где-то там сейчас, не должна быть слишком далеко! Мы разделились не по своей воле, но я не смогла ее найти!

Вспоминая это, малышка так разволновалась, что ее глаза заблестели от накатывающих слез. Казалось, она вот-вот заплачет, но нет, она лишь продолжала молить о том, что бы ее подругу поскорее нашли и спасли.

- Пожалуйста, только вы можете ее отыскать! Она такая же, белоснежная, как первый выпавший снег! Она уж точно одна из вас. Она дочь Одина! Она… она… она даже не представляет, что у нее есть семья… - мелкая говорила очень быстро, эмоционально, так что под конец пересохло в горле и перехватило дыхание. Сердце выскакивало из груди. И лишь последние слова маленькая львица сказала куда тише, опустив голову. Ее горло сковали охватившие чувства. Как же она беспомощна! Если бы только была старше и крепче. Более опытнее, обязательно бы нашла своего дорогого друга, а так… Но может все не так плохо и рано еще проливать слезы горя. Бадрия всегда лучше переносила холод. А сейчас, встретив эту суровую леди, такую схожую внешне, с ее дорогой подругой, сомнения проходили сами собой.

- Главное что бы ее нашли! Ведь она сильная, она справиться! Холод ее не возьмет… пожалуйста Бадрия, дождись, – мысленно убеждала саму себя Найт. Все надежды малышки были сейчас прикованы к единственной взрослой рядом. Если это ее территория, то она уж точно знает все эти места, как и остальные члены ее прайда. Где, между делом, все остальные, Найт не задумывалась.

+2

7

Вы только посмотрите на неё, ну вылитая прилежная ученица! Малышка слушала с таким восторгом и так внимательно, что Хель невольно начала сравнивать её с некоторыми вихтами. Перед глазами всплывали эти унылые, недовольные её строгостью морды, их нытьё, когда, по их мнению, она не слышала их разговоров. Странно это, на короля Ночи все ворчат из-за якобы растаявшего после встречи с внучкой сердца, а стоит им побыть под предводительством Хеллы хоть день, и все тут же видят в своём владыке чуть ли не Бога. Тьфу ты, лицемерные шакалы, радуйтесь, что живы остались! Слава Богам, что через пару лет (а некоторым хватает и месяца) у львов, которых плохо воспитали родители, мозги встают на место. Не без помощи старших, конечно...Но всё-таки, со временем они осознают, где находятся и что нужно научиться слушать, чтобы выжить. Но почему они не могут сразу слушать слова вышестоящих, разинув рот, как эта кроха? Неужели и им, уже взрослым львам с мозгами так трудно также слушать просьбы, не вынуждая командующих повышать голос, превращать просьбы в приказы и подгонять всё когтями?

Значит, если бы я была белым львенком, я была бы одной из вас? – внезапно подала голос голубоглазая крошка, заставив жительницу этой пещеры остановиться, так и не войдя в самое сердце своего мрачного убежища. Воспитанница короля повернула голову в сторону незваной гостьи с неподдельным интересом всматриваясь в её милую мордашку, ожидая увидеть в её голубеньких глазках разочарование, печаль или даже отчаяние (ведь вряд ли на эти земли вернётся та, кто создал Иных, только чтобы сделать эту кроху частью клана), однако и в этот раз смышлёная малышка смогла немало удивить Хель. Крошка не волновалась за свою шкурку, не пыталась упрашивать свою спасительницу оставить её в этой хоть и жутковатой, но всё-таки безопасной пещере, нет. Она пыталась спасти чужую жизнь, хотя у самой она недавно могла так легко оборваться. Да даже сейчас её спасительнице ничего не стоит прибить её, как назойливую мошку - один удар этой тяжёлой лапы и от крошки останется только лужица, да кости. Львица с интересом наблюдала, как сменились эмоции детёныша: сначала на её мордочке появилось волнение, потом она и вовсе, кажется, чуть не расплакалась. Было непривычно видеть чужие слёзы не из-за страха к своей персоне, особенно когда перед тобой детёныш южанина. Новость о детёныше с белой шкурой, который бродит в одиночестве среди снежных холмов, тоже стало огромным сюрпризом для воспитанницы Короля, и этого удивления она даже не пыталась скрыть.

Белый детёныш...семья? — негромко повторила эрилаз, не веря в происходящее. Погодите-ка, то есть ей пришлось спасать южанку, пока там, в снегах бредёт та, которую она в действительности должна была притащить?!

«Локи, дери тебя шакал...» — мысленно взвыла львица, однако, не позволив на сей раз себе показывать свои эмоции. Её морда снова приняла привычное всему Северу равнодушное выражение, будто на весь мир, и на одинокого комочка в снегах в том числе, она клала огромный, толстый хвостище. Пахнет работой, а это значит, что нужно снова становиться собой, снова становиться холодной и чёрствой ледышкой. Идти самой, чтобы в этой метели искать заблудшего детёныша (который возможно был выдуман этой малявкой прямо сейчас, чтобы отвлечь внимание гигантской хозяйки этой пещеры) было глупо, как посчитала Хель. А брать эту забавную зверушку с собой — ещё глупее. Да и чего таить, ей было откровенно лень снова переться в метель на поиски очередного детёныша. Неподалёку наверняка есть отряд вихтов (не одна же она защищает эти чёртовы владения!), которым можно будет дать такое странное персональное задание. Ведь если эта кроха говорит правду и Один действительно смиловался над кланом, подарив ему детёныша, его спасение станет хорошим шансом быть замеченным. Все хотят быть выделенными королём из толпы своих белых братьев и сестёр, просто не все говорят это открыто. А ей это зачем? Морлок воспитал её, сделал из глупого неуклюжего комка воина, так что на большее она и не смеет рассчитывать. Ледяная Госпожа неторопливым шагом направилась к своей маленькой гостье, с присущей ей серьёзностью и грозностью смотря в её глазки.

Ты же понимаешь, что тебе придётся остаться здесь и ждать меня? — серьёзно спросила львица, наклонившись вниз. Ответа она не ждала, просто хотела указать, что с собой она дополнительный груз брать не собирается. А показывать свою новую игрушку, тем более такую милую и прелестную, которую наверняка захотят отобрать, львица просто не захотела. Да и сбежать эта крошка может, так и не пройдя забавное испытание, которое готовила ей хозяйка этого места. Однако ей нужно найти занятие, чтобы она не уходила слишком далеко в пещеру. Вдруг Хелла не слишком хорошо прибралась, и где-то там валяется чей-то палец или даже целая конечность? Вдруг её маленький секретик найдут раньше положенного? Выждав краткую паузу в несколько секунд, львица тяжёлым шагом направилась к выходу, но внезапно остановилась у корки льда, покрывавшей стены пещеры у выхода. Хорошенько замахнувшись, Хелла ударила по корке, заставив лёд треснуть. В южанку полетели мелкие осколки льда, способные разве что напугать, а не поранить. А пара крупных, размером примерно с её голову, откатились к лапкам бедолаги, к счастью не задев её.

Выбери самый гладкий и округли его углы. Будем "ловить солнце", когда я вернусь, — удивительно спокойно проговорила львица (хотя и сейчас в её голосе читались привычные всем ходокам нотки приказа). И после, она вышла из пещеры, ринувшись на поиски какого-нибудь белого брата, решившего в такую непогоду пройтись по землям.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Вольные просторы » Посланница Богов или очередная закуска? [Хелла, Night-Angel]