Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: утро (начало апреля — конец июня 2019 года)

Земли Гордости Дождь постепенно прекращается. В низинах и вдоль рек собирается густой белесый туман.

Килиманджаро Дождь постепенно утихает, но не прекращается. Размытый водой пепел превратился в вязкие чавкающие лужи, озера и ручьи забиты пеплом. Воздух все еще очень тяжелый, запах гари мешает свободно дышать.

Предгорья Над лесом дождь утих, в то время как над холмами он все еще идет, хотя уже намного слабее. Тучи уходят на юго-восток, в сторону пустошей. Низины затоплены, реки и ручьи вышли из берегов.

Внешние земли Небо затянули тучи, начинается дождь. Вода постепенно уносит мусор, скопившийся у берегов, гниющий запах раздувшихся тел привлек ночных падальщиков, а также огромное количество голодных крокодилов.

Кладбище слонов Ливень наконец-то утих, тучи уходят на юго-восток, оставляя небо чистым.

Западное королевство Тихое, спокойное утро. На небе лишь легкие перистые облака.

Восточная низина Тучи, которые пришли сюда с земель прайдов, наконец-то пролились дождем, сильным, но наверняка кратковременным. Окрестности то и дело освещаются молниями, грохочет гром.

Непроходимые Дебри Грозовой фронт обошел земли леопардов стороной. На границах с облачными степями дождливо, но в глубине леса, как всегда, тихо и спокойно. Переменная облачность.

Побережье океана Поднимается ветер. Со стороны материка идут грозовые тучи, постепенно закрывая небо.

Небесное плато Первые лучи восходящего солнца постепенно согревают плато. В низинах стоит туман.

Северные владения Снегопад прекратился. Облачно.

Морийский хребет Все еще довольно холодно, небо наполовину затянуто облаками.

Края вечной зимы Безветренно и довольно прохладно. Небо чистое.

Великая пустыня Солнце еще только показалось из-за горизонта, но уже стало ощутимо теплее. Иней, выпавший кое-где на вершинах дюн, стремительно тает.

Южный кряж Непогода обходит кряж стороной. Тучи идут восточнее, к пустоши, и заметны лишь на горизонте.

Таинственный оазис Тихое и спокойное солнечное утро. Небо почти безоблачно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластияFables of Ainhoa

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Home is where it hurts [Гэри, НПС]


Home is where it hurts [Гэри, НПС]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Время действия: Незадолго после появления на территориях побережья, Гэри где-то 1 год и 5 месяцев
Место действия: Первый день: Песчаный берег, Скалистый утес
Второй день: граница джунглей и степей
Третий день: Песчаный берег

Время суток и погода: Это происходило на протяжение недели минимум, поэтому погода и время суток меняются
Первый день: утро, пасмурно, со стороны океана дует ветер, океан немного штормит.
Второй день: вечер, прохладно и ветрено, моросит дождь. Затем постепенно наступает ночь и превращается в настоящий ливень.
Третий день: Солнечно и ясно, штиль

Обстоятельства отыгрыша: Важнейший эпизод из жизни Гэри, который помог ему осознать многие вещи в этой жизни. Включает в себя: мечты о сладостях будущей жизни, ламповые предсмертные разговоры с последним зверем в округе, которого он невероятно ценит, саспенс и напряжение, потерю самого драгоценного в жизни (контроля над ситуацией, не матери), ненужную семейную драму и унижение, осознание собственного бесконечного одиночества.
Цель отыгрыша: отыграть это охота, заодно будет на что ссылаться

+1

2

Помощь в написании и настроение

Этим утром Гэри проснулся от громких разговоров неподалеку. Он уже сквозь сон узнал их голоса, ничего сложного в этом не было. Эти твари как всегда думали только о себе, совершенно позабыв, какие проблемы со сном у их собственного сына. Может, они и не знали, но это их ни в коем случае не оправдывало. Его бесило, что за столько месяцев, нет, лет постоянных ссор и склок эти двое так до сих пор и не поняли, насколько бесполезным делом они занимаются.

Гэри резко открыл глаза и бездумно смотрел куда-то вдаль, в то время как откуда-то справа доносились то отцовские, то материнские оскорбления. Каждый раз, когда Гэри просыпался, он чувствовал себя ещё более уставшим, чем перед сном. Гэри ненавидел спать. Эта глупая потребность тратила кучу драгоценного времени, отведённого ему на эту никчемную жизнь, и большую часть этого времени ему приходилось тратить на бездействие. Неудивительно, что сон всегда казался Гэри самой неприятной частью его жизни. Подумать только, а ведь по всем законам природы его виду приходилось бы спать, сколько? Кажется, где-то пять шестых. В среднем как минимум пять шестых части всего отведённого на жизнь времени его вид СПАЛ. То есть, почти всю жизнь кроме какой-то одной мизерной доли. Но Гэри не был как эти выродки. Он был гораздо умнее их, а от того тратил на сон в разы меньше времени, достаточно, чтобы мозг постоянно был в тонусе. Впрочем, от этого просыпаться ему было таки не легче.

Особенно если речь идёт о принудительном пробуждении по вине своих родителей. Он никогда не вслушивался в их ругань, но не потому что подслушивать было невежливо, а потому что ему попросту не было это интересно. Их разборки – скучнейшая, унылейшая, самая посредственная похабщина, которую только можно услышать в своей жизни. Мозг нельзя было засорять этим мусором, а потому Гэри, стоило ему проснуться, как можно быстрее поднялся на лапы и отправился к океану, чтобы немного взбодриться.

Пити не было поблизости. Скорее всего малыш опять спрятался в норке своих родителей и боится выходить оттуда, иначе большой страшный Гэри его сожрёт. От этой мысли на морде самца появилась довольная ухмылка. Так оно и есть, сомнений не было. Гэри доставляло искреннее удовольствие то, как на него смотрел Пити. Снизу-вверх, в бесконечном страхе, как покорный раб на сурового хозяина. Гэри хорошо его воспитал, сразу же указав настоящее место лиса в пищевой цепочке. Таким образом у него не будет глупых надежд и грёз, за которыми он бы мог гнаться полжизни, пока в один прекрасный день всё бы не обрушилось о беспощадную реальность. Гэри был его спасителем, его проводником в этом мире, и он должен быть благодарен. А такая покорность лучше всяких спасибо.

Погода была пасмурная, и океан совсем немного штормило, но это даже хорошо. Гэри нравился такой океан гораздо больше штиля. Ветер доходил до берега, задувая прямо в лицо океанской свежестью, а волны периодически доносили капли воды до его морды, из-за чего Гэри закрыл глаза в попытке слиться с этой природной стихией. Океан был далеко не так интересен как огонь, но от него веяло такой же первобытной мощью, силой, которой бесспорно хотелось бы обладать, к которой нужно было стремиться.

- Гэри.

Мама. Конечно она придет и испортит ему момент наслаждения. Ничего удивительного, ведь отец только что испортил её утро, и нужно было как-то отыграться на сыне.

- Что, вы уже совершили примирительное соитие? – не без издёвки поинтересовался Гэри, на что мать лишь издала раздражительный вздох. Он уже победил.

- Ты всё слышал, но опять не слушал. Может, оно и к лучшему.

Гэри не смел обернуться на ее голос, ведь это бы означало подчинение, потерю контроля над ситуацией. Даже в таких тесных отношениях как мать и дитя ему приходилось демонстрировать свой авторитет, доказывать ей, что с ним НУЖНО считаться, она была просто ОБЯЗАНА. Гэри прекрасно знал, как она себя чувствует. Беременная самка в ожидании потомства, она должна быть счастлива, но она чувствовала себя виноватой. Она прекрасно знала, через что её первенцу пришлось пройти, и что он не меньше плода внутри её брюха заслуживал внимания с её стороны. Но она слишком поздно спохватилась. Её материнский инстинкт проснулся только тогда, когда она вновь на пороге того, чтобы стать кормящей самкой. Не было никакого сомнения, что как только детёныш вырастет, она о нем позабудет так же, как позабыла о Гэри. И тогда он сам возьмётся за воспитание этого детёныша и вырастит своего собственного юного воина, с которым они смогут перевернуть весь мир, вывернуть его наизнанку и превратить в настоящую империю хаоса, всё под началом Гэри. Пити тоже был важной фигурой в этих фантазиях. Он был тем, на кого все бы клюнули, милой наживкой с устойчивыми моральными ценностями, чтобы склонить на свою сторону даже отъявленных моралистов и сразить их, убрав с дороги. Гэри нравилось об этом думать, о своем будущем. Он гряз в мечтах, не осознавая, насколько бессовестно подобное лицемерие по отношению к Пити.

Гэри держал на мать обиду, очевидный факт. Не только за то что она без его ведома решила высрать на свет очередной голодный рот, будто их так мало на этой земле, но и за многое остальное. По большей части за то, сколько наглости она проявляла, думая, что ей удастся на почве беременности сблизиться с сыном, которого она сама отвергла в своё время. Гэри никогда не подавал виду, но он всегда помнил и осознавал, как она с ним поступила. Ещё в пустыне. Ещё на лугах. Впрочем, её проступки и рядом не стояли с невежеством и тупостью его отца и деда, поэтому в конечном счете Гэри, так и не бросив на мать даже взгляда, отправился вдоль побережья, всё ещё наблюдая за беспокойным океаном. Эта самка не была глупым зверем, а потому прекрасно понимала, что то было её возможностью подобраться к сыну поближе без лишних стрессов для него. Они умудрялись читать друг друга на каком-то духовном уровне, в такие моменты начинаешь по-настоящему задумываться: может и правду между матерью и ребёнком есть какая-то особенная связь, которая делает их столь близкими? Впрочем, Гэри всё равно считал это всё чушью. Он просто принимал это как должное, не задумываясь о причинно-следственных связях.

От неё пахло валерьяной. Опять успокаивала нервы, значит. Гэри не был уверен, как сильно эта её забава могла повлиять на состояние здоровья её будущего отпрыска, и что-то подсказывало подростку, что то не было слишком хорошо. Ему не нужен был умственно-отсталый дегенерат в качестве правой лапы, и уж тем более никак не физически недоразвитая сопля, это место уже занято за его большеухим другом.

- Тебе пора прекращать принимать эту дрянь, - сквозь зубы процедил Гэри, бросив на мать быстрый озлобленный взгляд.

- Нет, это тебе стоит не забывать принимать свои. Ты, кстати, уже это сделал?

Уверенность и даже дерзость в её голосе его вымораживала настолько, что из ноздрей, казалось, сейчас пойдет пар. Гэри изо всех сил держал себя в лапах, ведь психовать по такому мизерному поводу – не в его стиле.

- С чего тебе вдруг интересно, что я делаю, а чего нет? Очень подозрительно, не находишь? В пустыне ты не задавала таких вопросов. Слишком большая ноша? – вместо того чтобы нормально ответить, он задал кучу контр-вопросов, которые очевидно задевали её за живое. Как это в стиле Гэри. И хоть он не собирался ублажать ее ответами, она всё равно обо всем догадалась, это было видно по её хмурому выражению морды.

- Тебе не стоит пренебрегать лекарством, Гэри. И дело совсем не в том, что таков был совет лекарей и шаманов. Мы это уже обсуждали.

Он всегда к ней прислушивался, но только не когда дело касалось трав. Гэри прекрасно знал, что никто его не понимает в этом плане. Они считали его больным, они наивно полагали, что стоит ему податься в травоядные, как все проблемы мира в одночасье исчезнут. Эта глупость и наивность его бесила, и ладно отец, дед – от них нельзя было ожидать чего-то другого. Но она? И хоть эта львица и пыталась «помочь» ему, точно так же подсев на какие-то собственные травы, Гэри всё равно это презирал. Ему не нужно было лечиться, он был здоров. Это со всеми остальными было что-то не так. И она это ПОНИМАЛА. Но почему, почему она продолжала идти на поводу у всех остальных идиотов?! Каждый раз ему хотелось задать этот вопрос, но это было бы слишком прямолинейно. Именно поэтому Гэри лишь одарил мать неодобрительным взглядом и молча продолжил путь.

Их прогулка плавно приближалась к утёсу, далеко не самому безопасному месту в округе, особенно сейчас, когда океан был неспокоен. Но Гэри не боялся и знал, что она тоже не боится, а вид оттуда всегда был особенно красивый. Первым к краю подошёл Гэри, она уступила ему дорогу. Подросток молча смотрел вдаль, наслаждаясь брызгами и солоноватым ветром, все как до того момента, как она объявилась. Вскоре львица поравнялась с ним, и издалека они выглядели статуями, или даже цельным памятником: такие разные, но похожие, с одинаковыми позами, одинаковыми выражениями на морде, вполне возможно, что они даже думали об одном и том же. И так продолжалось ровно до того момента, пока она не нарушила эту идиллию самыми странными и неестественными словами, которыми только можно было это сделать.

- Я люблю тебя, - Гэри аж передёрнуло. Он явно опешил, взглянув на мать непонимающим взглядом, ожидая подвоха или, на крайний случай, неприятного сюрприза. Но она посмотрела на сына в ответ строгим и непреклонным взглядом, совсем не таким нежным и любящим, как до этого звучали ее слова, - Не дай ему выбить из тебя эти воспоминания. Он будет пытаться ставить свое клеймо, а ты не поддавайся. Ты помни.

Теперь-то всё стало ясно (ложь). Она зачем-то говорила об отце. В кои-то веки Гэри вдруг перестал понимать, что она хочет ему донести. Нет, он мог сопоставить смысл её слов с нынешней ситуацией – их отношения с отцом были далеко не подарок - но он искренне не понимал, к чему она пытается его привести, к какому выводу.

- Гэри, будь сильнее него. Ты уже сильнее. Но он этого не видит. Поэтому не показывай слабости перед ним, никогда. Не поддавайся ему. И тогда день настанет.

Гэри не отрывал взгляда от матери, он даже не моргнул ни разу за все то время, пока она произносила каждое слово. После каждой паузы её интонация усиливалась, она буквально заливалась гневом и страстью, заставляя даже такого как Гэри замереть на месте и не издавать ни звука. Лишь океан обладал дерзостью и уверенностью, позволяя себе разрушать это напряжение в воздухе плеском воды.

Мама тяжело выдохнула, и в этот момент на её морде появилась глубокая печаль, которую Гэри не смог распознать. Вскоре она ушла, оставив сына на утёсе, где он пробыл еще где-то полчаса, наблюдая как волны разбиваются о скалы внизу.

+3

3

Очередное настроение и помощь в написании

- Ну же, девчуля, может, хватит уже ломаться?

- Гэри, я правда не думаю, что это хорошая идея…

- А это и не тебе решать. Наивный ты мой, я здесь отвечаю за идеи. Я здесь импрессарио, а ты лишь инструмент. Игрушка. Поразительно, что после всего, что между нами было, я всё ещё обязан тебе это пояснять. Впрочем, стоило, наверное, сделать скидку, ты всё-таки низший хищник, а значит и умственные способности у тебя развиты гораздо хуже.

Они возвращались в степи, пробираясь сквозь заросли джунглей. Сегодня Гэри узнал о существовании целого семейства горилл в округе, и парочку местных обитателей им даже посчастливилось узнать лично. Пити они не понравились. Неудивительно, ведь там такой потенциал для зависти. Наверное, тяжело быть маленьким и хрупким и при этом на полном серьёзе относить себя к хищникам, когда рядом с тобой стоит исполинская машина, которая гораздо эффективнее тебя работает на топливе из травы и растений. Иногда ещё земли. Может, даже собственных экскрементов. А может и чужих. Ауч как неловко.

В любом случае, этот опыт оказался полезным для них обоих, и сейчас быстрым шагом подростки быстро добрались до степей, где и побрели вдоль растительности в сторону места, где зачастую отдыхала семья Гэри. Не то чтобы ему так хотелось с ними вновь увидеться, но Гэри нужно было подобрать что-то из своих вещей: какую-то травку или вроде того, пригодилось бы для веселья с его новыми друзьями.

Но на подходе к обиталищу планы изменились. Гэри и Пити одновременно услышали знакомые звуки, в последнее время эта словесная борьба, сотрясающая воздух, сопровождала каждый поход Гэри до дома. Однако на этот раз что-то было не так. Больше надрыва. Напряжения. Ненависти. Гэри на секунду замер на месте, на этот раз действительно вслушиваясь в их разговор. И если бы не Пити с его жалкими писками, он бы может что-то и расслышал, но вместо этого отвлекся. Хотелось задушить лиса прямо на месте.

- «Гэри, что случилось?!» - как можно более унизительно и злобно передразнил Пити лев. Он бросил на лиса уничтожающий взгляд, его глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит, а зубы сотрутся в порошок. Пити, в свою очередь, никогда еще не видел Гэри таким. И кажется, он понимал, в чем дело.

Он боялся. А напуганный зверь – уязвимый зверь. Пити знал, что Гэри ненавидел быть уязвимым.

- Я тогда… пожалуй, пойду… - еле выдавил из себя лисёнок, который на данный момент был напуган не меньше своего друга, правда вовсе не из-за каких-то своих неведомых причин, а по вполне себе объективной: он просто-напросто боялся за собственную жизнь, которая определенно была под угрозой, когда Гэри находился в таком состоянии. Бросать друга в подобной ситуации тоже дело нелёгкое, но лис был уверен, что так будет лучше. Явно не для него самого, ведь Гэри потом ещё припомнит это «предательство». У Пити попросту не было выбора.

Гэри между тем продолжал таращиться куда-то в землю, он смотрел сквозь траву, сквозь почву, сквозь воздух, смотрел внимательно и пристально, но ничего не видел. Он только слышал. Слышал вдалеке её стоны, его крики, её плач, его крики, его крики, его крики. Больше он ничего не слышал. Что-то внутри Гэри заставляло подростка просто стоять на месте и не шевелиться. Как будто если он пошевелится, то мир вокруг него рухнет, попросту развалится на мелкие кусочки и никогда больше не восстановится, оставляя совсем юного льва в этой безмолвной и незримой бездне. Гэри чувствовал это, а от того боялся даже дышать. Но было поздно. На тот момент он уже остался совсем один, в этой бездне, просто пока что не понимал этого.

Гэри понадобилось минут двадцать, чтобы прийти в себя и суметь-таки дойти до их убежища. Он делал это очень медленно и покачиваясь, так до конца и не осознавая, что произошло, да и, признаться, совершенно не желая. Он ещё никогда доселе не слышал ничего подобного, тем более из ЕЁ глотки. И он никогда, никогда в своей жизни ещё так не боялся ЕГО криков. Это был не лев. Это было первобытное чудовище, настоящий зверь из легенд о происхождении львиного рода. И вериться не хотелось, что Гэри был связан с этим монстром напрямую, что он вырос прямиком из его семени, и что это родство никак нельзя было оспорить и подвергнуть сомнению.

Когда Гэри объявился в убежище, его никто не встретил. Даже мать. Это был очень плохой знак. Обычно она хотя бы одаривала сына взглядом, холодным и несколько антагонистичным, но всё же он был удостоен подобной почести. Но не сегодня, не сейчас. Она лежала возле камня, среди кустов и травы и смотрела куда-то вдаль, уложив голову на лапы. На одной из них не было когтя, который всегда там был. Он был там ещё на равнинах, в пустыне, он был там месяц назад, вчера, сегодня утром. Сейчас его там не было. От удивления брови Гэри едва ли не залезли на макушку, а морда его вытянулась как у жирафа, застыв в эмоции отвращения. Подросток резко отвернулся, в голове анализируя увиденное. Долго думать не пришлось, и вскоре Гэри продолжил путь, направляясь к своей обособленной лежанке, по дороге изо всех сил стараясь не глядеть под лапы, лишь бы случайно не заметить этот паршивый коготь. Повезло.

С громким уханьем самец завалился на бок, всё так же глядя куда-то в сторону пустыми карими глазами, изредка подёргивая левым ухом, то ли от нервов, то ли от скуки. Хвост его так же нервно подрагивал, подметая землю под собой, а в голове Гэри мелькали самые разные мысли. Начиная, конечно же, с мыслей о трусости и предательстве со стороны Пити, и заканчивая самой неприятной мыслью из всех сотен мыслей, что посетили его уставшую голову:

Она так слаба.

Разочарование, непонимание и страх пронизывали Гэри насквозь, заставляя его задаваться вопросами, которыми он бы никогда не хотел задаваться. Что она ему сказала? Почему он так отреагировал? Зачем именно сейчас? Гэри хотелось прижать лапу к морде и от испытываемого за мать стыда, и от боли в его голове, и из-за потока мыслей, вызывавших эту самую боль. День и без того был тяжёлым, а сейчас так вообще хотелось сдохнуть. Или лучше убить всех остальных, оставаясь единственным достойным выжившим. Вот тогда бы жизнь сразу наладилась.

[Ближе к середине ночи]

Гэри так и не смог уснуть. Не сказать, что он пытался, он скорее продолжал неподвижно лежать на месте, направив пустой полумертвый взгляд куда-то в травяные заросли перед собой, в то время как его разум полностью погрузился в раздумья. Так Гэри и не возвращался в реальность ровно до того момента, пока он вновь не услышал её стоны. В этот момент самец мгновенно приподнял тело, обернувшись в сторону матери, возле которой уже стоял отец и наклонялся к ней. Свирепая ярость захлестнула подростка, и он подскочил с места, не до конца осознавая смысл своих поступков. Он действовал инстинктивно. И инстинкты говорили, что эту львицу стоит огородить от монстра, который портит им обоим жизнь уже очень давно.

- Эй, отойди от нее, урод, - сквозь рык пригрозил Гэри, с каждым шагом приближаясь к отцу всё медленнее. Тот обратил на голос сына внимание. Гэримор поднял голову и одарил своего отпрыска взглядом презрения, из-за которого юный лев сразу же опешил и даже невольно попятился назад, ненависть на его морде сменилась трусоватым недоверием и неуверенностью. Так между ними сразу же установился уровень отношений и права каждого из них: кто всё ещё был авторитетным альфой, а кто взбунтовавшейся омегой.

- Иди спать, - нервы Гэри были на пределе, чего нельзя было сказать по внешнему виду его отца, но тем не менее отрывистый и надрывной тон его голоса выдавал жуткое волнение, которое Гэри тоже уловил. Именно поэтому он, несмотря на весь ужас, который подросток испытывал из-за ненависти к чудовищу перед ним, Гэри нашел в себе сил огрызаться ему.

- Мне снился прекрасный сон о том, как бабуины испражняются на твою морду, только вот незадача, сон этот прервала ваша ругань и её стоны, - Гэри вложил всю ненависть и весь яд, что томился в нем по отношению к отцу, и был невероятно счастлив, увидев на его морде гневный оскал и прочитав по его губам какое-то оскорбление в свою сторону. Отец мог запросто преподать урок ему сейчас, если бы напряжение не прервалось внезапным появлением деда, личности, которую Гэри не так часто наблюдал в кругу семьи, а от того подросток не мог не удивиться. Старик даже не обратил внимания на своего внука, если бы Гэри не отпрянул в сторону, он бы, наверное, даже наступил на того, всё внимание самца было сосредоточено на его собственном сыне – Гэриморе – с которым он начал что-то в спешке обсуждать. Гэри слушал внимательно, но понимал мало, в конце концов уловив лишь общую нить разговора: они собирались уводить маму куда-то, - Эй. ЭЙ! Я ЕЩЕ ЗДЕСЬ. Куда это вы собрались?! НЕ ПРИКАСАЙТЕСЬ К НЕЙ, Э-

Тут в ушах раздался звон, а в глазах Гэри на несколько секунд побелело. От неожиданности подросток упал в траву, а когда пришел в себя, он видел лишь две удаляющиеся к горизонту точки. Он не стал преследовать их. Голова все еще кружилась, а на месте, где отец его ударил, ещё долго красовалась шишка. Но главным фактором, что не позволил Гэри последовать за самцами, воплощался в навязчивой мысли: они могут убить его. Гэри привык получать от отца подобные оплеухи, и не испытывал судьбу, страх перед зверем всё ещё был велик. Но позже он пожалел. Пожалел, когда эти двое вернулись на утро без неё. Пожалел, когда через несколько дней отец сообщил, что она умерла.

+2

4

ФБ признан недействительным и сносится в архив.
Для разморозки обратитесь в ЛС модератору раздела и предоставьте пост от лица того персонажа, что должен был отписываться в фб следующим.

0

5

Сложно сказать, как себя сейчас чувствовал Гэри. Гораздо легче сказать о его ощущениях в ту же секунду, когда отец сообщил, что мать скончалась при родах, забрав с собой еще и малыша. Гэри готов был убить его. Он готов был вонзить когти в его наглую морду, в его лживые глаза, выцарапать это все к чертям, чтобы он мучился, и осознание этой ошибки постепенно бы становилось все четче вместе с тем, как жизнь медленно бы покидала его поганое тело. Он смел лгать так нагло и самоуверенно, что Гэри самого чуть не вывернуло наизнанку. И во всей этой ситуации сумасшедшим считали самого Гэри. ЕГО считали нестабильным опасным животным, ЕГО сдерживал дед изо всех сил, ЕГО отвели в джунгли и посадили в яму, где заставили думать о своем поведении почти полдня. И так на протяжение нескольких дней подряд. Это было НЕСПРАВЕДЛИВО. Почему дед был на стороне этого чудовища? Неужели Гэри был единственным, кому хватало ума заметить гниль, что просачивалась из этого ублюдка? Из его ушей, из ноздрей, пасти, рта – отовсюду она сочилась и смердела хуже дерьма. Почему НИКТО не поддержал Гэри? Ни одна позорная тварь из этой никудышной недо-банды, ни один местный примат-любитель чесать свою жопу, а потом нюхать пальцы, даже Пити. Это было нечестно. Неправильно. Этого не было. Это неправда. Он говорил неправду.

И после всего, что он пережил, они заставили его быть на похоронах. Втоптали в грязь как червяка, прожевали и выплюнули. Гэри весь горел, как метафорически, так и буквально – температура его тела поднялась настолько, что он вполне мог бы потерять сознание. Но каким-то чудом держался. Видимо, энергетический вампир, коим являлся его отец, решил в кои то веки направить свою энергию не на высасывание жизненных соков из его сына, а наоборот, чтобы поддержать его в тонусе в столь ответственный для него день.

Вот именно. Для него.

Кому вообще сдались эти похороны? Что они из себя представляют? Сейчас Гэри просто молча стоит над бугорком земли, а под ним якобы лежит его мать. Вернее, то что осталось от нее после нападения гиен. Так называемого. А что потом? Что-то от этого поменяется? Она вдруг магическим образом вернется на следующий день, а бугорок превратится в роскошную клумбу прекрасных цветов? С трудом верится.

- Гэри, мне очень жаль, - хриплый едва слышный знакомый голос ошпарил Гэри, возвращая в реальность. Ах да. Он все еще был на похоронах. Даже такому ублюдку как деду хватило гордости и достоинства и носа не сунуть на это зловонное мероприятие, в то время как Пити и его жалкие родители уселись рядом с бугорком и что-то там перешептывались, выражали какие-то там соболезнования, и прочая ХРЕНЬ. Особенно то, что там сп*зданул Пити. Лживая, пропитанная язвой и издевкой хренота, от которой в Гэри пробудилось неистовое желание на глазах у его собственных родителей выпотрошить эту ушастую мразь.

- Что? – Гэри не позволил ему договорить, обрывая Пити на полуслове, - Что ты там говоришь, тебе жаль, да?! – он даже не заметил, как атмосфера вокруг стала заметно более тревожной и напряженной. Тихие разговоры родителей Пити и его отца оборвались, и внимание взрослых устремилось на Гэри, - Что тебе жаль? А?! КОГО?! ПОЖАЛЕЙ СЕБЯ, ПИТИ, ЖИЗНЬ СВОЮ. УРОД.

- Гэримор, - голос отца прошел мимо ушей Гэри в этот раз.

- Тебе легко говорить. П*дор ушастый. Твоя-то мамаша все еще жива…

- ГЭРИМОР, - и на этих словах Гэри и опешил. Даже не от крика его отца, а скорее от того, что он сделал в момент этого самого восклика. Гэри вдруг почувствовал знакомую боль где-то в области затылка, и его глаза едва ли не залились кровью от нахлынувшей на подростка ярости. Он опять его ударил. Прямо на глазах у лисьей семейки. Прямо в тот момент, когда Гэри устанавливал свою власть над Пити. Когда он ставил на место этого наглого ушастого членоглота, не позволяя его никчемным родителям вставить и слова, потому что Гэри прекрасно знал, как сильно они его боялись. Он посмел унизить Гэри у всех на глазах. Это было слишком. Гэри больше не мог терпеть подобной несправедливости, и разом вся оболочка, которую он с таким трудом сдерживал до сего момента, обрушилась с громким грохотом, что отразился в его отчаянном реве и горячих слезах.

- ОТЪ*БИСЬ ОТ МЕНЯ! УРОД, ЭТО ТЫ ЕЁ УБИЛ, ТЫ, ТЫ, ТЫ! – не в силах больше контролировать себя, Гэри едва ли не срывался на писк, что для него было особенно непривычно. Он задыхался собственными словами, слезами и ненавистью, готовый растерзать собственного отца, пока тот, в свою очередь, без каких-либо эмоций смотрел на сына в ответ. Он не пошевелился, когда Гэри заехал ему по лапе когтями, не двинулся с места, когда подросток ударил его.

- Похороны окончены. Спасибо, что пришли и прошу прощения за эту сцену, - после неловкой паузы невозмутимо обратился отец семейства к Пити и его родителям. Он все еще держал лицо, не позволял себе сорваться при гостях, в то время как Гэри выглядел просто ужасно. Его обычно аккуратная грива растрепалась в сторону и мерзкими прядями свисала на глаза, что в бешенстве двигались, переглядываясь то на отца, то на лисье семейство, а открытая от удивления пасть была вся в слюне, едва ли не пене. Гэри был в шоке от происходящего, от поведения отца, от его игнорирования. Это выводило льва из себя еще сильнее, он тяжело дышал, а тело склонилось в агрессивной позе, пока его разум пытался воспринять весь сюрреализм происходящего. И только когда лисы, казалось, скрылись где-то в траве, Гэримор-старший обернулся к сыну и вновь ударил его. Теперь не по затылку. По подбородку. С такой силой, что подросток чуть не подпрыгнул в воздух, но все-таки перевернулся и упал.

My home has no door
My home has no roof
My home has no windows
It ain’t waterproof

- Мелкий подонок. Совсем уже оборзел, это все её бл*дское воспитание, - Гэри изо всех сил пытался справиться с болью, но слезы подступали лишь сильнее. Отцовские речи ни разу не помогали, оно и ясно. Подросток не шевелился, лишь всхлипывая валялся в грязи и тонул во вселенской ненависти и отчаянье, - Вставай. ВСТАВАЙ ГОВОРЮ.

Но Гэри не вставал. И тогда он опять получил по голове. Каким-то образом Гэримор-старший умудрялся контролировать собственную силу достаточно, чтобы не сделать из сына калеку и при этом причинить ему достаточно боли.

My home has no handles
My home has no keys
If you’re here to rob me
There’s nothing to steal

- Это что, слезы? Жалкий слабак. Ты мне не сын, никогда им не был и не будешь. ПОСМЕШИЩЕ, - еще один удар, и у Гэри изо рта полилась струя крови.

À la maison
Dans ma maison
C'est là que j'ai peur

Home is not a harbor

- Только ПОСМЕЙ хоть раз еще где-либо разреветься как маленькая никчемная самочка. Я УБЬЮ ТЕБЯ. Я задушу тебя, этими же лапами, ты, малолетка.

Home

Удар.

Home

Еще один.

Home

И финальный.

Is where it hurts

Гэри усвоил урок.

Camille - Home is Where it Hurts

Флешбек завершен

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Отыгранные эпизоды » Home is where it hurts [Гэри, НПС]