Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Бескрайние луга


Бескрайние луга

Сообщений 31 страница 60 из 66

1

http://s9.uploads.ru/7XA5j.png

Саванна кажется бесконечной. Куда ни кинь взгляд, всюду колышущаяся от малейшего ветерка трава. Это место идеально для охоты... или было таковым, до прихода засухи. Сейчас здесь почти не осталось крупных стад, да и мелкие животные тоже начали миграцию в более плодородные края.

1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Иногда  здесь разгуливает беспокойный дух взрослой львицы. Бледной тенью она ходит по Бескрайним лугам и ищет своего львенка, который после ее смерти остался без матери. По ночам над лугами можно услышать ее встревоженный голос.

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Маи-Шаса, Столетник, Костерост, Адиантум, Цикорий, Одуванчик, Шалфей, Дурман, Мелисса, Мята, Мартиния, Алоэ (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

*ссылка на старую локацию.

[formatgic=sidewindow]

Очередь:

Наил
Делмар
Маслахи
Мастер Игры (Девас)
Нур

Отпись — трое суток.
Игроки вне очереди
пишут свободно!

[/formatgic]

0

31

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"92","avatar":"/user/avatars/user92.png","name":"Тасман"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user92.png Тасман

Бальдер так и оставался абсолютно равнодушным к происходящему. Слон никуда не торопился, не торопил он и одиночку, давая Маслахи столько времени, сколько ему потребуется. Для того чтобы нетерпеливо постукивать хвостом, еле сдерживаться, чтобы не выкрикнуть правильный ответ и скакать то тут, то там есть Флора. Бальдер  же продолжал устало и даже как-то апатично смотреть на стоявшего перед ним одиночку, молчаливо дожидаясь его вариант ответа на свою загадку. А вот его меховая подруга, как и следовало ожидать, равнодушной оставаться просто не могла. Львица продолжала всем своим видом поддерживать своего нового друга, то подбадривая его дружелюбной улыбкой, то едва кивая, когда ей казалось, что он уже готов ответить, словно львица заранее соглашалась с ответом Маслахи, что бы он там ни напридумывал.

Наконец, молодой одиночка решился сказать свой вариант. И хотя это было похоже скорее на предположение, чем на полноценный ответ, его новоиспечённой знакомой это не помешало радостно закивать. Впрочем, Бальдер быстро угомонил её, едва качнув головой. Слоновий хобот потянулся к зелени (если её вообще можно назвать зеленью), которую он уплетал за обе щеки буквально минуту назад, обвился вокруг пучка пожухлой после засухи травы, и вырвал себе новую порцию. Прежде, чем хобот дотянулся до рта этой медленной громадины, Бальдер ещё раз повторил текст уже озвученной ранее загадки:

Что и в холод, и в жару
Одним цветом на виду?

Договорив, слон вновь принялся жевать, прекрасно понимая, что Маслахи опять потребуется время для обдумывания. На первый взгляд могло показаться, что Бальдер остаётся равнодушным к новоиспечённому дружку своей давней подруги. Всё-таки когда рядом с тобой крутятся такие, как Флора, вечно ищущая способы повеселиться и похохотать от души, трудно удивиться или заинтересоваться хоть чем-нибудь. Хочешь развлечься? Тогда просто поверни голову в её сторону и подожди пару минуток, чтобы ей стало скучно, и она вновь отправилась на поиски приключений, что обычно заканчивается очередной невероятно забавной историей. Однако достаточно было лишь немного приглядеться к его глазам, чтобы заметить перемену в настроении Бальдера. Похоже, Маслахи всё-таки удалось заинтересовать этого здоровяка. Было ощущение, что ещё немного, и слон расплывётся в добродушной улыбке. А пока он сдерживался и был занят едой, за него во все зубы улыбалась его подружка, продолжающая подбадривать своего героя.

+2

32

— ХВАТИТ! — крик Зиры заставил Мхиту умолкнуть.

Очевидно, что его увещевания на нее не действовали. Более того, Зира явно перешла ту грань, которая отделяла здравомыслие от безумства. Как бы Мхиту не старался, но она все же впала в истерику, начав поносить льва по чем свет стоит, обвиняя во всех смертных грехах и в сложившейся ситуации в частности. Сам Мхиту понимал, что теперь королева непременно начнет не хуже набирающейся воды уменьшать свои шансы на выживание. Однако бастард, нервы которого уже у самого были на грани, на этот раз решил не остаться в долгу:

— Ну да, конечно, я же тут главный хитрец! — с неприкрытым сарказмом в голосе ответил Мхиту. — Я предложил охоту, привел нас сюда, отправил тебя на ту сторону и заставил тебя прыгнуть в эту яму. Все продумал, все предусмотрел наперед!

Но Мхиту делал это не со злым умыслом. Это больше было похоже на попытку втолкнуть в потерявшую всякое представление о принципах логики Зиру хотя бы толику адекватных мыслей, чтобы она перестала ухудшать свое положение еще сильнее. И так уже ее истерика приносит свои ягодки: вода хлещет все сильнее после каждой попытки королевы выбраться наверх самостоятельно. Параллельно лев пытался лихорадочно придумать план по спасению Зиры.

"Лапами я точно не достану, да и она одним прыжком не сможет ухватиться... За шкиряк тоже не поймаю."

Тем временем Зира еще разок искупалась в грязевой ванне после очередной неудачной попытки зацепиться за край ямы. Единственным положительным результатом стало то, что после этой водной процедуры ее истерика прекратилась, переродившись в отчаянный страх. Зира, как лист, прилипла к ближайшей стене, вновь подняв свою грязную и мокрую морду наверх.

— Я не умею плавать, — еле слышно произнесла Зира.

В сердце Мхиту неприятно ёкнуло. В этот момент он резко осознал насколько вся эта ситуация опасна. Времени думать больше не было, теперь нужно действовать.

"Мне нужно что-то, что поможет ей дотянуться до меня. Может?.."

Лев молча отошел от края и быстро осмотрелся. На поляне, на которой они находились, была лишь трава и пара мелких сухих веток, которые могли бы пригодиться только для того, чтобы еще быстрее похоронить Зиру. Мхиту начал быстро осматривать все вокруг, надеясь найти хоть что-то подходящее. Вскоре в гуще травы он заметил какую-то длинную сухую корягу. Недолго думая, он метнулся к ней и когтями зацепился за нее. На первый взгляд она была достаточно крепкая, чтобы выдержать вес Зиры, и достаточно большая, чтобы львица могла за нее вообще зацепиться. По крайней мере так хотелось верить Мхиту. Он быстро поволок за собой этот спасительный кусок дерева к краю ямы. Подтащив аккуратно к самому краюшку, бастард остановился, отпустил корягу рядом с собой и вновь посмотрел вниз.

— Слушай меня внимательно, — Мхиту начал объяснять львице что ей нужно делать приказным тоном. — Сейчас я опущу большую и длинную палку. Цепляйся за нее, и я постараюсь тебя вытянуть оттуда. Но не пытайся лезть по ней, пока я не скажу: я могу ее не удержать, и тогда ты с ней полетишь обратно в яму. Все ясно?

Не дожидаясь ответа от Зиры, Мхиту накренил один из концов коряги над ямой и, схватившись за нее когтями, медленно опустил вниз, стараясь не уронить ее на голову и без того получившей сегодня достаточно приключений на нее Зире.

+3

33

Ta-da-da-daaaaaah!

Что там Маслахи беспечно думал про две оставшиеся попытки? Теперь – в случае очередного провала, – у него в теории оставалась всего одна попытка, а это, если подумать, не так уж и много. Мда… Хотя, с другой стороны, ради чего это всё? Что ему даст правильный ответ на загадку слона? Уважение, почёт и всеобщее признание? Да Айхею с вами! Будь его воля – он бы плюнул на это всё и ушёл бы сразу, едва осознав смысл этого небольшого «путешествия», которое, к тому же, окончилось на чужих территориях – не дай божé ещё и от хозяев земель прилетит! Будь его воля, да… Не то, чтобы кто-то насильно заставлял одиночку заниматься тем, чем он сейчас занимался, то бишь сидеть напротив огромного зверя и отгадывать его загадки; но что-то внутри Маслахи всё же заставляло его это делать.

И он понял эту причину добровольно-принудительного отгадывания слоновьих загадок, когда поднял голову и встретился глазами с той, что привела его сюда. Вот почему он не ушёл, едва услышав слова Бальдера. Вот почему продолжал сидеть задницей в болоте Земель Гордости и хмурить лоб, потирая его лапой и напряжённо вглядываясь в месиво под лапами, будто там должен был находиться ответ на эту дурацкую загадку. Вот что было причиной, в которой Маслахи не хотел ударить мордой в грязь (в прямом или переносном смысле – думайте сами). Она зацепила его своей внешностью и своим поведением ещё там, на Внешних землях, откуда начался их путь – и теперь одиночка был преисполнен желания показать Флоре, какой он красивый, умный, добрый и вообще самый-самый на свете!

«Думай, думай, ДУМАЙ!»

Будь его воля, он бы сжал пальцы на лапе в кулак и начал бы бить себя по лбу, крича при этом «Тупая ты башка!», но вряд ли это помогло бы – мысли упорно не хотели лезть в голову. Тогда песочный решил ткнуть пальцем в небо:

Мы сами? Ну, в смысле, наша шкура. То есть… Мы же всегда одного цвета? Какими родились – такие и есть, хоть в холод, хоть в жару, – он понимал, что это, наверное, самая глупая мысль на свете… однако в голову больше ничего не шло.

+1

34

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"92","avatar":"/user/avatars/user92.png","name":"Тасман"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user92.png Тасман

Похоже, для Флоры ожидание было просто невыносимым. Она постоянно меняла позу, будто от этого она перестанет искренне сопереживать своему новому другу, то и дело посматривала на Маслахи, готовая в любом случае поддержать его. Бальдер же продолжал молчаливо наблюдать за мыслительным процессом льва, словно он воочию может видеть, как в его голове крутятся шестерёнки и как клубятся множество вариантов ответа на такой, казалось бы, пустяковый вопрос. Наконец, одиночка выпалил второй ответ на загадку медлительного друга Флоры. И вот теперь глазки заблестели не только у зеленоглазой львицы. Бальдер уже почти не скрывал своей заинтересованности во льве, как и не скрывал своей беззлобной улыбки. Похоже, кареглазый одиночка пока что даже не думал сдаваться, даже несмотря на полное нежелание слона давать какие-либо подсказки. Бальдер продолжал испытывать его, не позволяя песочной львице раньше времени выпалить то, чего он сам добивался от бедного путника. Сам увязался за этой ходячей проблемой – вот теперь сам и выпутывайся, так сказать.

Что и в холод, и в жару
Одним цветом на виду?
– в очередной раз повторил слоняра, закончив с трапезой и уже даже не думая вновь срывать очередной пучок пожухлой травы. Всё его внимание целиком и полностью было приковано ко льву, сидящему напротив.

Ну же, Маслахи, ещё разочек! – едва слышно пролепетала львица, нетерпеливо елозя по слоновьей коже и продолжая неотрывно смотреть на нового друга.

+1

35

Из таймскипа-————→

Все прошедшее время  он был как на иголках: поддерживать ложь было той еще задачкой. И, хотя их особенно не допрашивали, Делмар то и дело поглядывал на лидера того патруля, нервно дергая ушами. И каждый раз получал злобное “цыц” от Лило. Он молчал, не говорил даже Наил, но как это было сложно! Хотелось рассказать все, излить душу, поделиться переживаниями. Придумать план, в конце концов! Но приходилось держать язык за зубами.

Нелегкие несколько дней выдались, но все же Мар радовался, что ни разу не попал в патруль на львиные земли. По правде говоря, боец из него вышел посредственный, так что получать по светлой заднице от громадных кошек в его планы совсем не входило. Самец пытался вести себя как обычно, но от подруги не утаишь ничего. Утром этого дня он твердо решил, что не намерен больше скрывать события злополучного патруля. И, когда крокут уже собирался рассказать все Наил, случилось то, чего он боялся больше всего. Шензи лично позвала их двоих, чтобы узнать, куда пропали три ее бойца. И Делмар прекрасно знал, о ком она говорила.

Лапы казались какими-то мягкими и плохо подчинялись светлошкурому, когда он плелся позади матриарха. Все кончено, она все узнает. Все тайное становится явным, но как не хотелось быть свидетелем столь неприятного события. Ну не умеет он врать, что теперь поделаешь. А рассказывать придется, и лучше бы Мару придумать убедительный ответ на тот случай, если Шензи все-таки решит его допросить.

Вся процессия подошла именно к тому месту, где совсем недавно буйволы с легкостью сравняли трех живых гиен с землей. Перемешали кровь с грязью, а кости с камнями. И, как ни надеялся Делмар, сцена не стала лучше со временем. Он молил об обильном дожде, который размыл бы пятна, о каких-нибудь темных шаманах, которые растащили бы кости. Но нет: перед матриархом предстало месиво из бывших соклановцев, которое еще и прилично пованивало разложением. Изображать удивление, разочарование и отвращение Мару не пришлось: все эмоции отразились на его морде очень убедительно без какого-либо участия со стороны крокута.

— Я не знаю, — сглотнув подступившую слюну ответил он Шензи. — Мы ничего не видели тогда, патруль прошел без происшествий, и мы вернулись домой.

Он послушал отчет Наил, и не знал, как реагировать. Ему было до чертиков страшно врать суровому матриарху, ему было стыдно, что он не подготовил самую близкую ему гиену к тому, что она увидит. Успел бы рассказать до патруля, они бы решили, что делать. Обидится ли Наил на то, что друг ей ничего не рассказал? Поймет ли Шензи, что он врет? Делмар заметно нервничал и очень старался не показывать этого. Он решил больше ничего не говорить, чтобы не выкопать себе могилу еще поглубже. Лишь стоял и смотрел поочередно то на матриарха, то на подругу.

+2

36

Мхиту так ничего и не ответил на беспомощный скулеж королевы, чем вынудил ее машинально вскинуть голову, в машинальной попытке усмотреть его темный силуэт над осыпающимся краем провала. Вместо этого, она успела заметить лишь смутно промелькнувшую тень молодого самца — он что, уходил?! Зира аж пасть приоткрыла от изумления и страха, неожиданно осознав, что она только что натворила. Набросившись на пасынка со своими истеричными, а главное, совершенно не обоснованными упреками, львица, фактически, лишила себя последней надежды на спасение! Определенно, Мхиту просто-напросто надоело выслушивать свою не в меру агрессивную соплеменницу, и он решил бросить ее здесь одну-одинешеньку, предоставив Зире самостоятельно разбираться во всей этой дерьмовой ситуации. Ну, или она банально оказалась права в своих мрачных подозрениях, и он действительно желал ей смерти. Но пока он был рядом, она еще могла расчитывать на какую-то стороннюю помощь. В конце концов, можно было бы попытаться договориться с ним о чем-нибудь... О чем угодно! Все лучше, чем бесславно утопнуть в какой-то грязной, вонючей яме! Охваченная вполне естественным ужасом, бесконечно напуганная и растерянная, Зира отчасти диковато огляделась по сторонам, лихорадочно обдумывая свое положение.

Как еще она могла бы отсюда выбраться? Может, вместо того, чтобы бестолково прыгать вверх, скользя когтями по влажной, скользкой глине, лучше покрепче ухватиться за что-нибудь?

Отыскав более-менее подходящий на вид огрызок трухлявого древесного корня, Зира немедля подгребла ближе, все с той же панической мордой щетиня усы и напряженно скаля зубы, старательно удерживая голову над водой — которой, к слову, с каждой секундой становилось все больше. Львица старалась не шибко задумываться над тем, сколько еще времени у нее оставалось, предпочтя сосредоточиться на предстоящей ей задаче. Оттолкнувшись лапами от мягкого болотистого дна, Зира в очередной раз шумно подпрыгнула вверх... и с приглушенной руганью шлепнулась обратно, удерживая в пасти оборвавшийся под ее весом корешок. Тьфу ты... Чуть клыки не выломала!

"Я не собираюсь помирать в этой мерзкой дыре!" — с растущей злобой (но больше отчаянием) подумала королева, старательно отплевываясь от попавшего в пасть песка. — "Только не так... и не сейчас! Я нужна Нюке!" — с присущей ей упрямством стиснув челюсти, львица приготовилась было повторить свою не шибко уверенную попытку... и вдруг ошалело замерла в напряженной позе на изготовку, вылупившись снизу вверх на неожиданно вернувшегося к яме Мхиту. Его возвращение на краткое время повергло львицу в естественный ступор, ведь она уже не надеялась на его помощь... Но крон-принц все еще был здесь, рядом с ней, и, кажется, знал, как им следовало поступить. Зира, как ни странно, молча выслушала его деловитые пояснения, уже ничуть не споря и не ругаясь, даже не скаля зубы в присущей ей вечной агрессии, а просто все в том же глубочайшем изумлении кивнула самцу в ответ, показывая, что готова следовать его задумке. А что еще ей оставалось делать? На самом деле, в глубине души львица была безумно, ну просто до одури рада, что Мхиту все-таки соизволил прийти ей на подмогу. Выходит, он и правда не задумывал ничего плохого в ее адрес? Он правда хотел ее спасти?

Так ничего толком не понимая, но уже мысленно на все согласная (тащи меня, вытаскивай меня отсюда полностью!!), Зира послушно схватилась пастью за спущенный ей конец длинной, относительно крепкой на вид коряги, продолжая взволнованно пялить на Мхиту свои широко распахнутые, какие-то непривычно испуганные глаза. Сейчас она вообще мало походила на саму себя, и дело тут было вовсе не в облепившей ее с лап до головы грязи: просто она впервые за все время их с Мхиту знакомства казалась абсолютно беспомощной и какой-то, ну... непривычно растерянной, что ли, без тени былого высокомерия или гордости. Она привыкла всегда и во всем полагаться на себя саму, но сейчас... сейчас она ничего не могла сделать. Зато мог сделать Мхиту — и делал ведь! Не взирая на годами копившиеся обиды и острую взаимную неприязнь, он напряженно тащил ее прочь из смертельной ловушки, напрягая каждый мускул своего крепкого, поджарого тела, из-за всех сил впиваясь когтями в рыхлую землю... И у него, кажется, даже что-то получалось! Окрыленная успехом, Зира и сама старательно помогала ему снизу, напряженно упираясь всеми четырьмя конечностями в обрывистые, до крайности ненадежные стенки провала, потихоньку взбираясь все выше и выше... Пока, наконец, не ухватилась передними лапами за самый верхний край, мысленно заклиная, чтобы тот не рассыпался под ее весом. Лившиеся ей навстречу потоки теперь били прямиком в морду охотнице, вынуждая ее страдальчески жмуриться, с трудом подавляя желание ослабить судорожную хватку челюстей и залиться громким, захлебывающим кашлем от попадающей в горло воды.

Скорее же!... Она так долго не выдержит!

+3

37

Да не знаю я! – Маслахи резко подскочил с земли, в очередной раз услышав слова загадки Бальдера. Будь он чуть менее воспитанным мальчиком, то в конце добавил бы ещё «бл*ть», будьте уверены. – Не. Зна. Ю!

Ух, как же он был сейчас зол! И на себя из-за того, что на поверку оказался таким тупым, и на огромную серую слоновью тушу прямо перед его носом из-за того, что тот задавал такие сложные вопросы. Ну, то есть вопрос-то вроде как был лёгкий… Но оказалось, что нет.

Его сейчас не раздражало лишь одно существо, присутствующее на этой поляне. Конечно же, это была Флора. Флора, которая поддерживала его как могла. Флора, которая пусть и ввязала его в эту авантюру, всё же оставалась очень милой, доброй и внимательной…

Шумно выдохнув, Маслахи вновь опустил свой круп на землю и задрал голову, глядя на слона и сидящую на его макушке львицу:

Простите, я… слегка взорвался. Просто я не думал, что загадка окажется настолько… сложной. Видимо, ты ошиблась во мне и Бальдер был прав насчёт глупости львов, хах, – он ухмыльнулся, опустив морду и сокрушённо покачав головой, а затем снова поднял взгляд на свою новую знакомую и её гигантского друга. – Но у меня, вроде, есть ещё одна попытка, да? Всё равно терять уже нечего, мне жуть как любопытно знать ответ, – ухмылка снова появилась на его морде. – Так… Вряд ли это трава – она может быть как зелёной, так и жёлтой. И вряд ли небо – как только начинается непогода, оно тут же перестаёт был голубым и окрашивается в серый цвет. Дайте подумать… Листья деревьев, облака, цветы… Нет, всё не то. Может быть… камни? Это камни? Они всегда серые, – ну, извините, умом одиночка, видимо, и правда не блистал.

Зато был дружелюбным и имел большое сердце. Глупый, но добрый, так сказать.

+1

38

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"92","avatar":"/user/avatars/user92.png","name":"Тасман"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user92.png Тасман

Такая бурная реакция одиночки, доселе так тихонечко и неуверенно отвечавшего на вопросы Бальдера, нехило удивила слона. От скуки и сонливости теперь точно не осталось и следа. Ещё больше это удивило Флору: львица прижала уши к голове и даже как-то испуганно пригнулась, хоть и понимала, что Маслахи вряд ли сможет достать её, даже если захочет. Самка неуверенно выглянула, сначала с удивлением глянув на песочношкурого льва, а потом опустив глаза к слоновьей башке, будто таким образом сможет понять, что у него за эмоция на морде. Слон, как и ожидалось от него, не торопился (впрочем, как и всегда) как-то бурно реагировать на этот всплеск эмоций. Лишь вопросительно вскинул “брови”, даже не думая прогонять одиночку, и принялся ждать дальнейшего развития событий.

Уйдёт”, – мысленно предположил исполин, молча глядя на сидящего подле льва. Но он не ушёл. Даже извинился за своё поведение, после чего Флора подползла поближе, а уж когда он принялся вслух размышлять, зелёные глаза снова радостно заискрились. Когда Маслахи ещё раз попытал счастье и сказал свой вариант ответа – камни, Бальдер просто не выдержал. Слон просто расхохотался. Громко, душевно, однако даже без намёка на издёвку.

Ладно, ладно, убедил. Нашла же кого поупрямее!

Флора тоже не осталась в стороне, правда обошлась скромным девичьим хихиканьем, не став уподобляться Бальдеру, который всё не мог угомонить свой басистый хохот. Львица соскользнула со слоновьей шкуры, практически бесшумно приземлилась возле него и тут же засеменила к Маслахи, не сдержавшись крепко боднула его в лоб, не забывая при этом урчать на всю саванну, как завёдшийся трактор. Впрочем, на этом награды самца не закончились.

Все ответы были верные, парниша. Н-да, за твою настойчивость и умение аргументировать ты достоин кое-каких наград… Хотя, пожалуй, один факт того, что ты добрался сюда живым и невредимым, зная маршруты Флоры, уже делает тебе немало чести. Фло, а ну доставай! – наигранно командирским тоном отдал приказ слоняра, после чего львица тут же снова помчалась к тем кустам, где стоял её громадный друг. Самка принялась копошиться, распугивая крохотных пташек, которых не смог отпугнуть басистый смех Бальдера. Несколько мгновений, и самка уже ещё больше увешана цветами, а также волочит по земле свёрток из большого листа какого-то растения. Флора подтаскивает его поближе к Маслахи, деловито усаживается рядышком с ним и с трепетом разворачивает лист. Красители, какое-то травы и парочка ещё каких-то ингредиентов. Однако прежде чем приступить к использованию этой смеси, зеленоглазка принимается щедро развешивать цветочные дары на нового друга, продолжая тихонечко урчать. И только после этого она макает правую лапу в краску, с немым намёком в глазах посмотрев в глаза одиночки.

Тебе это точно пригодится, приятель, – усмехнулся Бальдер, потянувшись за новой порцией еды, – это особые знаки, которые помогут тебе в самый ответственный момент. Уверен, ты уже слышал о таких. Один дарует тебе удивительную ловкость, второй поможет скрыться от чужих глаз, а третий незаменим, когда нужно поскорее унести свои лапы. Выбери один из них. Выбирай хорошенько!

Когда Маслахи определился с тем, что больше всего может ему пригодиться, Флора кивнула и тут же принялась рисовать на его шкуре какой-то сложный символ. Придвинувшись поближе и пользуясь тем, что слон уже был занят едой, она принялась взволнованно перешёптываться:

А ты молодец! Я так боялась, что ты испугаешься и убежишь. Ты был не прав, львы не глупые. И ты не глупый, точно-точно! Знаешь, а ведь по тебе видно, что ты не из прайда. Что ты не прикован к какой-то земле и можешь идти туда, куда укажет тебе сердце. Это так здорово, правда, Маслахи? Ты ведь поэтому не побоялся идти за мной? О, о, о! А помнишь, как ты пробежал через страусов? И как мы прыгали по крокодилам? Хахах! Ты молодец, ты большой молодец, Маслахи! Я знаю парочку приёмов, которые могут пригодиться тебе в путешествиях. Без них точно не пропадёшь!

От ГМа

+2

39

К счастью для Мхиту Зира не стала впадать в очередную истерику и послушно вцепилась зубами за предложенную ей деревяху. Бастард сразу почувствовал, как его ноша в лапах заметно потяжелела. Теперь нужно было делать все максимально аккуратно: удерживать одновременно эту корягу и Зиру, не дать коряге развалиться на части, следить за тем, чтобы коряга не соскользнула вниз, да и самому бы не угодить в эту западню. Стоит хоть чему-то одному пойти не так, то все, пиши пропало. Мхиту начал медленно, но верно вытягивать наверх спасительный кусок древесины. Раз за разом он поднимал его все выше, постепенно вытаскивая Зиру из ямы. Мхиту приходилось периодически перехватывать корягу, чтобы не держаться за самый край, и стараясь не дать ей шанса выскользнуть из его лап. Он напрягал все свое тело, сконцентрировавшись лишь на одной цели: вытащить королеву любой ценой. Зира в свою очередь тоже не просто висела болванчиком на деревяхе, а старалась хоть как-то цепляться за отвесную земляную стену, чтобы облегчить свой же подъем.

Дело шло довольно неплохо, и Зира уже была близка к тому, чтобы оказаться на поверхности, но у Мхиту начинало ныть тело из-за таких нагрузок. Бастард почувствовал, что в какой-то момент просто не сможет удержать корягу, а поэтому нужно ускоряться. С двойным рвением Мхиту начал подтаскивать Зиру к самому краю.

"Давай, ну же, еще чуть-чуть."

Каждое следующее движение ему давалось сложнее предыдущего, но он не останавливался, продолжая методично тащить корягу все выше и выше. В какой-то момент он почувствовал резкое облегчение, словно часть веса просто куда-то пропала. Мхиту опустил свой взгляд вниз: он увидел знакомые лапы, которые отчаянно вцепились в край ямы. Бастард резко потянул корягу наверх, а потом также резко стал опускать ее на землю, стараясь противовесом поднять Зиру.

— Тянись! — крикнул ей Мхиту, продолжая вытаскивать ее на поверхность.

Когда Зира уже высунула свою морду из ямы, то бастард, прижав палку к земле задними лапами, бросился к львице. Без лишних слов он схватил ее зубами за загривок и начал тянуть ее к себе. В этот момент Мхиту почувствовал, что земля под его лапами начала потихоньку съезжать вниз. Времени не было, лев резким движением вытянул королеву наверх, а затем, не отпуская ее, чуть ли не бегом потащил подальше от ямы. И очень вовремя, участок, на котором велась спасательная работа, медленно отправился на дно грязевой ванны и с громким шлепом расплескал грязь. Когда они оба оказались на твердой почве, то Мхиту, наконец, отпустил Зиру, тяжело дыша и еле стоя на лапах.

— Ха... Ха... — Мхиту пытался перевести дух и, обессилев от таких упражнений, опустил свое тело на землю. — Фух... Я... Ты... Смотри... В следующий раз... Куда прыгаешь... — лев громко выдохнул, опустив голову.

Он поднял свои глаза на Зиру. Грязная, как черт, все еще дрожащая, как лист, от холодной дождевой воды, но живая. Для Мхиту этого было достаточно.

+3

40

Кто бы мог подумать, что такой тощий, хлипкий на вид доходяга, как Мхиту, окажется настолько силен физически, чтобы без особого труда, в одиночку вытащить королеву (между прочим, далеко не хрупкую Дюймовочку!) из этой треклятой ямы!

Зира только и успела, что в шоке округлить глаза по пять рублей, неожиданно ощутив жесткую и немного болезненную хватку самца на собственном взъерошенном загривке, да разявить пасть, невольно выпуская противоположный конец ветки из челюстей. Это было весьма кстати: если бы львица продолжила так же судорожно держаться зубами за эту дурацкую корягу, Мхиту едва ли сумел бы так шустро оттащить ее прочь от разваливающего края. В какой-то момент, Зира реально ощутила себя маленьким, беспомощным котенком, натурально болтаясь передними лапами в воздухе и неловко елозя задними по размытой дождями почве; это до крайности необычное ощущение сохранялось все то время, пока Мхиту сосредоточенно тянул ее за собой, боясь, что они оба вот-вот шлепнутся на дно глиняной ловушки. К счастью, обошлось... Едва очутившись на безопасном расстоянии от провала, лев немедленно выпустил королеву из своей богатырской хватки, отчего последняя совсем уж неуклюже бухнулась пузом на траву. Какое же это было приятное чувство — вновь ощутить под собой твердую, надежную землю! Просто словами не передать! Вытянувшись во всю длину своего худосочного тела, Зира утомленно разлеглась поперек какой-то мутной лужи, едва ли испытывая хоть малейший дискомфорт от контакта с грязью. Уж извините, какая к гиенам разница, теперь-то! И так уже по уши вымазалась в каком-то дерьме — мать родная не узнает. Последующие несколько минут самка потратила на то, чтобы как следует отдышаться и прийти в себя после пережитого ею страха, отупело пялясь на когтистые лапы Мхиту в считанных сантиметрах от своей потрясенной морды.

Ей казалось, или они слегка подрагивали от напряжения и усталости?

С легким опозданием отреагировав на нервозную реплику пасынка, Зира как-то медленно, даже откровенно заторможенно подняла взгляд на его усатую физиономию... и молча опустила голову обратно, едва ли не утыкаясь носом в землю промеж своих передних лап. Ей требовалось еще немного времени на то, чтобы взять свои эмоции под контроль, да и вообще... осознать случившееся, переварить и усвоить его, точно огромный, жесткий, до крайности неаппетитный кусок давно сгнившей падали. И чем дольше она размышляла, тем больше стыдилась своего поведения и тем сильнее ей хотелось провалиться обратно под землю. Как можно было предстать перед кем-то такой... такой трусихой! И не просто трусихой, а настолько злобной, недоверчивой, без конца истерящей дурой. Идиоткой! Пожалуй, еще ни разу в своей жизни Зира не чувствовала себя настолько глупо, как сейчас. Ей хотелось чисто по-детски вскочить и ринуться наутек, точно опростоволосившийся подросток, но королева сдержала этот неадекватный порыв. Хватит уже... В самом деле, сколько можно позориться. Как же это все было неловко и... и...

Прости, — почему-то именно эти слова первыми вырвались наружу, вместо куда более ожидаемого "спасибо". Зира аж зажмурилась, перебарывая собственную досаду и злость, хоть с каждой секундой это становилось все сложнее. — Прости меня. Я правда думала, что ты... — не договорив, она тяжело, прерывисто вздохнула, запрокинув голову назад и ожесточенно заморгав, чтобы не дай бог не дать волю слезам. Это все из-за пережитого ею стресса, только и всего. Нечего хлюпать носом, точно какая-то малолетняя шпана. В конце концов, ничего страшного не произошло. Подумаешь, в яму упала... и чуть не утонула... Может, и не утонула бы вовсе, с чего она вообще это взяла! Так или иначе, Мхиту помог ей выбраться оттуда, не дал случиться самому худшему. Хотя мог спокойно уйти прочь, так ничего и не предприняв для ее спасения. Она чертовски сильно в нем ошибалась. Все это время... Подавив в себе неконтролируемые рыдания, как-то чересчур ожесточенно втянув ноздрями воздух и вновь ненадолго прикрыв глаза, мысленно призывая себя к спокойствию, Зира, наконец-то, вновь заставила себя прямо взглянуть в морду неловко переминавшегося рядом с ней самца.

Лучше и не знать, наверное, что он сейчас про нее думал! О ней самой и обо всем случившемся. Можно ли было как-то исправить это до крайности нелепое впечатление?

Едва ли... Но стоило все-таки попытаться.

Хватит с нас охоты на сегодня, — тяжело выдохнула королева, не без труда поднявшись обратно на лапы и вяло тряхнув насквозь промокшей шкурой. Уфф... как же она устала. И продрогла аж до самых костей! Нужно было возвращаться на Скалу... или, на худой конец, поискать временное укрытие, ведь здесь, на открытом воздухе, было ужасно холодно и сыро. А еще вокруг довольно быстро смеркалось — поди отыщи еще обратную тропу в потемках! Не стоило им так далеко заходить. — Идем... — окончательно взяв себя в лапы, то и дело с омерзением подергивая влажной шкурой вдоль позвоночника (бррр), Зира первой двинулась прочь от места несостоявшейся трагедии, понуро склонив голову к земле и как-то особенно явно выпячивая свои острые лопатки при ходьбе. — Поищем сухое местечко... А не то я окончательно продрогну, — в самом деле, вдоволь искупавшись на дне канавы, Зира едва попадала зубом о зуб, и могла думать лишь о том, чтобы поскорее очутиться где-нибудь в тепле. Да и Мхиту наверняка хотелось немного отдохнуть, чай, здорово перенапрягся, буквально за шкиряк вытаскивая мачеху из этой выгребной ямы. Последняя дрожала с головы и до самого кончика хвоста, а еще заметно прихрамывала, до мяса ободрав лапы в безуспешных попытках выбраться наверх, но пока что не чувствовала никакой боли — адреналин еще не до конца оставил ее тело, так что, Зира даже не подозревала об оставляемой ею кровавой цепочке следов, красочно вырисовывавшейся за ее тяжело горбящейся спиной.

Будь ты проклят, затянувшийся сезон дождей!

>>> Небольшой пруд

+5

41

Со своей обычной рожей, полной угрюмого скепсиса, Банзай последовал за молоденькой гиеной на поле, в это кровавое месиво из собственных сородичей. Таким образом он собирался проконтролировать работу Наил по опознанию и хотя бы смутного восстановления картины "преступления",  однако, по большому счету, крокут просто мешался, то и дело одергивая самку и не давая ей как следует сосредоточиться на исследовании:

- Здесь смотрела? А здесь? Почему у этого трупа такой странный перелом? Тут все обнюхала? Не нашла ничего подозрительного? - впрочем, он и сам изредка втягивал в ноздри смрад, который тонкой пленкой начал образовываться над мертвыми, пытаясь учуять… что? Разве только легкие флюиды мокрых львиных шкур, отчего Банзай недовольно оскалился. Ну конечно. Это же их земли, и как он мог об этом забыть? Тем не менее, он счел нужным оповестить об этом вслух: - Львами воняет. Наверняка первыми прибежали сюда, чтобы узнать, что случилось!

- Делать им больше нечего! - иронично фыркнула Шензи, вновь покосившись на молодого самца, который так дрожал от созерцания столь жуткой картины, что матриарх мысленно махнула лапой на все дальнейшие попытки узнать у него чуть больше, чем трусливое блеяние из разряда "я ничего не видел, ничего не знаю и вообще мимо все проспал!" Вернув свой сосредоточенный взгляд к месту происшествия и еще раз бегло пройдясь глазами по останкам патрульных, брезгливо морщась и скалясь, главная гиена задумчиво поскрябала морду когтями. Конечно, она подозревала, что среди ее бойцов есть особи, не шибко наделенные хотя бы зачатками мозга, но… это ж насколько надо быть отбитым, чтобы вот так смело и самоубийственно броситься под целое стадо буйволов? Черт, даже Эду, на разуме которого природа особо извращенно отыгралась, не пришло бы подобное в голову. "Один из возможных вариантов - они случайно нарвались на буйволов, - размышляла Шензи, несколько нервно вышагивая вдоль вытоптанной кромки побоища и краем уха слушая доклад Наил. - А много ли гиене надо, чтобы разозлить этих психованных быков? Достаточно просто появиться в поле их зрения…"

К слову, Эд развлекал себя тем, что троллил молодого крокута, грубовато пихая того локтем в его белесый бок и с глумливой рожей издавая свой гыкающий "клацен-клацен" перед самой мордой, разбрызгивая вязкие слюни на всю округу. А после имитировал звуковую вибрацию всем телом, столь отчётливо намекая на степень трусости Делмара. Будь парень чуть посмелее, то наверняка бы не постеснялся хватануть надоевшего приспешника матриарха за его коцанное ухо, дабы тот, наконец, угомонился.

- Ладно, - решила, наконец, Шензи, яростно хлестнув себя огрызком хвоста по ляжкам. Все-таки ее не устраивала столь плачевная "случайность", которая завершилась гибелью сразу нескольких ее бойцов, однако больше придираться было не к чему: кроме разгневанного стада буйволов на этом месте действительно никого не было, кто мог бы спровоцировать столь жестокую атаку на гиен. Всеобщая ненависть травоядных к распустившимся падальщикам - уж кому, как не Шензи было хорошо известно об этом. В конце концов, именно она позволила своим подчиненным творить беспредел на территориях Земель Гордости. Развернувшись в обратную сторону, она кликнула своих верных опричников, раздраженно тряхнув косматой башкой. - Банзай, Эд, идемте! У нас есть куда более важные дела, чем разглядывание трупов всяких идиотов, которые не удосужились даже вовремя раскинуть мозгами! Вы, - кивок в сторону молоденьких гиен, - можете остаться и еще пошуровать здесь. Вдруг что ещё найдете… И потом доложите мне лично, даже если ничего больше не обнаружите. Я понятно объясняю?

>>>Поле костей

+2

42

Мхиту никак не мог привести себя в порядок. Несмотря на большое количество адреналина в крови, последний рывок дался ему особенно тяжело. Уткнувшись мордой в землю, бастарду оставалось только тяжело дышать и пытаться успокоить дрожащее от перенапряжения тело. Он уже предвкушал то, как завтра будут ныть мышцы от таких упражнений. Впрочем, его мысли все равно никак не могли сконцентрироваться на чем-то одном, постоянно прыгая от одной к другой. Он все никак не мог понять, что же он в итоге сделал и как. Вот Зира была в яме, а вот Зира уже спасена. А что было между этими событиями?.. Ну, что-то да было, неважно уже. Главное, что получилось как надо. Постепенно голова Мхиту начинала проясняться, мысли собираться в кучу, а также действительность начинала обретать смысл. А смысл был таков: пока спина молодого льва поднималась и опускалась от его дыхания, Зира начала говорить:

— Прости меня. Я правда думала, что ты...

Мхиту поднял голову и вновь устремил свой взгляд на львицу. И зрелище было одновременно и сильно непривычное, и очень знакомое: Зира кое-как пыталась сдерживать нахлынувшие ее эмоции. Как вчера в пещере. Только на этот раз Мхиту был не в том состоянии, чтобы адекватно реагировать на это и пытаться успокоить королеву.

— Да ничего... Забей, — обессиленно махнув лапой, Мхиту вновь уткнулся мордой в землю.

Он не мог наверняка знать, что же происходило в этот момент в голове Зиры. Похоже, что та истерика в яме была искренней с ее точки зрения, но теперь в Зире вновь случился перелом по отношению к нему. Было ли это к добру или к беде еще предстояло выяснить. А пока что, как Мхиту отметил для себя ранее, главное, что Зира цела и невредима. По большей части. Лапы, морда целы? Значит все в порядке, со своей задачей Мхиту справился. А остальное пройдет само.

Прошло еще немного времени, прежде чем дыхание Мхиту выровнялось, а он сам смог хоть немного отдохнуть. Голова окончательно пришла в порядок и, наконец, перестала клевать носом землю. Оставалось лишь решить, что же делать дальше. Впрочем, ответ напрашивался сам собой: нужно было отмыться от грязищи, в которой они на пару с Зирой извалялись, а потом искать место, где было бы не так зябко. Ночь постепенно возвращала свои права, а это означало, что в и без того холодной саванне станет еще холоднее. А Зира, которая еще к тому же искупалась в земляной ванне, должна была продрогнуть до костей. Поэтому медлить не стоило. Да и сама Зира предложила найти хоть сколько-то сухое укрытие, чтобы просушить свою шкуру.

— Думаю, будет разумно сначала отмыться от этой налипшей дряни, — с этими словами Мхиту, кряхтя, поднялся на лапы. — И не потому, что королеве не следует показываться подданным в таком виде, — в этот момент Мхиту ехидно усмехнулся, — А потому, что эта грязь не даст просохнуть как следует. Вроде отсюда недалеко до пруда, пойдем отмоемся туда, а потом вернемся обратно на Скалу, пока еще более-менее светло.

Слегка отряхнувшись, Мхиту быстро сориентировавшись, где они все же находятся, выбрал направление. Сплюнув внезапно обнаруженные в пасти грязь и мех, бастард на все еще дрожащих лапах повел львицу за собой.

—> Небольшой пруд

+3

43

— Я… д-да— я не— это, наверное, у-угол, с к-кот… — да, н-ничего… — сбивчиво мямлила Наил в ответ на вопросы Банзая, стараясь как-то так расположиться, чтобы и от тел далеко не отходить, — все-таки ей надо объяснить, показать, так ведь? — и под лапами у снующего крокута не мешаться.

— Ну, это же… их земли, — тихо пискнула в ответ на слова Банзая крокута. Она тоже учуяла слабый запах львов, но это-то как раз было самое обычное во всей этой ситуации, он тут везде стоял, даже несмотря на засилие гиен на этих землях.

По мнению Наил дело было самое житейское. Крайне печальное, конечно же, но ей ли не знать сколь опасными бывают травоядные, если хищник неосторожен. Особенно это касается буйволов, строптивых, упрямых. Их разозлить вообще не сложно. О чем Наил решила сбивчиво напомнить, хотя, она подозревала, что матриарх и сама это прекрасно знает и вообще не особо внимательно слушает ее “отчет”. Краем глаза она заметила измывающегося над Делмаром Эда и недовольно прижала уши. Ну, вот чего пристал-то. Это зрелище даже Шензи не оставило равнодушным, а он так подшучивает над беднягой Делмаром. Каково это вообще должно быть: увидеть вот это и осознать, что ты был последним, кто видел их живыми, последним, кто с ними общался. Что если бы сделал что-то по-другому, то, может, они были бы живы сейчас.

Или, чего хуже, на их месте был бы сам Делмар и его патруль. От этой мысли, Наил вздрогнула. Закончив свой ответ, она аккуратно подалась в сторону стоящих поодаль самцов.

— Простите, — начала было она, обращаясь к Эду, но вздрогнула, когда сзади раздался куда более громкий и твердый голос Шензи, даром, что матриарх вовсе не орала и даже не повысила голос. Он просто по жизни у нее такой. Наил кивнула, получив от Шензи указание еще здесь пошуровать, хотя было видно, что крокута не рассчитывала, что они что-то обнаружат. Еще какое-то время она провожала удаляющуюся троицу взглядом, а затем обернулась на противное месиво из соклановцев.

— Бедняги, — ее мордочка сочувственно сморщилась, — угораздило же их вот так вот наткнуться на буйволов.

+3

44

Суровые взгляды Шензи переживались с трудом. Ладно, можно сказать спасибо и на том, что Делмар не раскололся и смог сохранить морду. Не сказать, что невозмутимую, но это все-таки не гримаса ужаса. Учимся ценить мелкие достижения. Тем более, матриарх, похоже, решила, что взять с него нечего. Она не стала его допрашивать, да и вообще казалась озадаченной. Мар не задумывался раньше, как вся эта ситуация с буйволами может выглядеть со стороны, для того, кто не видел своими глазами, с чего все началось.

Не успел крокут выдохнуть с облегчением от того, что Шензи от него отстала, как ему в бок прилетел чей-то неприятно острый локоть. Светлошкурый фыркнул и дернул головой в сторону тычка. Конечно же это был Эд, решивший во что бы то ни стало достать своего новоиспеченного соклановца. Он тыкал, щелкал зубами и издавал как обычно нечленораздельные звуки, чем раздражал Мара. Но отвечать ему он не стал. Во-первых: Эд был одним из любимых прихвостней главы клана, поэтому огрызаться на него казалось не очень разумной идеей. Ну, а во-вторых, он был почти ребенком в глазах Делмара: несмышленый, не говорит, ведет себя странно. Чего взять с убогого?

Наконец, они ушли. Матриарх кинула через плечо указание еще поискать улики, но светлошкурый прекрасно понимал, что они здесь больше ничего не найдут. Ему было очень не по себе от того, что он наврал при Наил. Пускай это не была прямая ложь конкретно ей, но он ввел подругу в заблуждение. Не так его воспитывали. Его учили не обманывать близких, быть всегда честным с семьей. А юная лекарь точно была для него семьей. Теперь даже ближе матери.

— Это не было случайностью, — глухо отозвался он на фразу Наил. — Мы были здесь и все видели. Эти трое напали на молодую самку буйвола. Наил, она еще совсем ребенок! Они собирались убить ребенка, неужели у них не осталось никакой совести и малейшего уважения к Кругу?

Взгляд его потускнел, голос то и дело срывался от волнения. Перед глазами стояли события тех страшных минут, все ощущения, что он топил в себе с того момента, захлестнули Мара вновь. Он посмотрел прямо в глаза Наил, надеясь найти в них понимание, а не отторжение.

— Здесь были еще львы, — он продолжил. — Лев и львица, из тех, что живут в прайде. Они бросились защищать буйволенка, самку даже ранили. Я не знаю, чем бы это закончилось, если бы не пришли они. Они затоптали гиен за пару минут. Вот были — а вот уже и нет. А львов не тронули. Прости меня, прости! Я должен был рассказать, но я ждал лучшего момента, а потом не успел. Я обещал Лило не рассказывать об этом Шензи. Но тебе не рассказать я не мог.

Делмар опустил голову и уставился в окровавленную землю. Ему было стыдно. Что не рассказал сразу Наил, что был беспомощен в ситуации с буйволами. Он должен быть взрослым, он должен действовать. Пока что-то не выходило.

+3

45

Наил удивленно дернула ушами и повернулась к Делмару, когда тот заговорил. В смысле “все видели”? Он же только что… Это что же… Делмар соврал матриарху клана?! Да и не просто матриарху, чего кривить душой, его мать была матриархом, а у любого есть какие-нибудь маленькие, безобидные секретики, которые мы храним от родителей. Он соврал Шензи?!  Вот этой вот страшной самке, от одного голоса которой у Наил поджилки трясутся? Крокута смотрела на своего друга непонимающими глазами, а мозг явно обрабатывал слова с большой задержкой.

Ну да, все-таки буйволы потоптались. Охотничий опыт ее не подвел, хотя радости и гордости от этого факта Наил не чувствовала, как могла бы в обычной ситуации. Она отрешенно посмотрела на останки, потом в сторону, куда удалилась матриарх со свитой, и только где-то через минуту молчания наконец посмотрела на Делмара.

— Наверное… оно и к лучшему, что не рассказал, — ее голос звучал как-то пусто и отстраненно. — Я не уверена, что не раскололась бы, если бы знала.

Теперь, когда Делмар рассказал правду о случившимся, следы когтей на телах, которые Наил ранее решила, что оставили стервятники, теперь больше походили на львиные. Хотя сознание, конечно, понимало, что ей это кажется. Наверное, когда эти раны только были оставлены, никто бы не усомнился чьи лапы разукрасили гиен. Чисто по расположению, количество. Но сейчас, когда часть из них уже была расковыряна клювами и зубами падальщиков, тут уже никто ничего не поймет.

—Но… тогда тебе… нам… — и Наил похолодела от мысли, что ей придется стоять под испытующим взглядом Шензи и врать, что она больше ничего не узнала об этом происшествии. Но и правду сказать нельзя, она ни за что не подставит Делмара! — Придется сказать им, что мы больше ничего не нашли. И… — Наил замолчала, а перед глазами предстала картина того, как Шензи устраивает ей допрос с пристрастием где-нибудь прямо посреди поля костей, в окружении всего клана. Смотрящего. Осуждающего. Видящего все. Она поежилась. А потом ей в голову пришла еще одна идея, еще хуже прошлой. Не будь она и так светло-кремово-сероватой, то про нее можно было бы сказать, что она стала белая, как лист.

— Ох, Ро’Каш, а что если кто-то другой из патруля ей скажет? А что если уже сказал?! — крокута стала нервно расхаживать кругами и крутиться вокруг. Почему-то движение помогало сохранять хоть какую-то видимость контроля над ситуацией, хотя сама она чувствовала себя так, словно тонет. — И это была просто проверка на вшивость? А что если это повториться? Отношения со львами только ухудшаются! А что если следующим на их месте, — она не останавливаясь нервно кивнула в сторону лужицы из гиен, над которой уже снова начинали собираться стервятники, — окажется Мазего? Или ты?! Ро’Каш, куда мы пришли?! Что нам делать?!

+1

46

————————— Северное озеро ——————————–
По дороге ты таки смог познакомиться со своим случайным "трофеем". Его звали Персик, и он действительно не плохо разбирался в шаманизме. Как он попал в ту реку, к сожалению или радости котик забыл. Да и вообще оказался не очень многословным. Так что большую часть на пути ты мог говорить только сам с собой. Ты не пожалел, что послушался своих спутников. Когда ты добрался до начальной точки вашего путешествия, уже наступила ночь. Задержись вы на охоту то, к скале вернулись бы только к утру. А это обязательно расспросы, отчеты и прочие неудобства, которые ты категорически не любил.  Не стоил лишний возможный перекус таких проблем. Вырваться на охоту в те места можно ранним утром, если повезет. Главное набрать более менее сговорчивых персонажей и успеть завершить свой патруль.

Бархатный кот тихо сопел у тебя на спине, то и дело угрожая свалиться. Но ты старался идти осторожно и мягко, чтоб не даром не разбудить нового друга?  Очень не хотелось, чтоб найденного тобой кота пожелали сожрать. А учитывая реакцию Вальгаллы это вполне имело место быть. Никто и слушать тебя не будет, если Скар или одна из гиен пожелает сделать мелкий перекус. Ты принял решение сделать небольшую остановку, когда лапа попала в одну из кроличьих нор.  И уже без всяких церемоний уронил Персика на траву.  Какое-то время бархатный сонно моргал и озирался по сторонам. Удивительно, что резкое пробуждение у него не вызвало никакого испуга.

- Тебе стоит переночевать тут, - сказал ты, когда кот вопросительно уставился на тебя. - Я иду в место толпы голодных львов и гиен.
Слова звучали как-то холодно и отстраненно.
- Хорошо, я вырою здесь нору поглубже и постараюсь не высовываться, - спокойно кивнул кот. - И старый кроличий запах будет отбивать мой. До встречи.

Ты лишь кивнул и спокойным шагом отправился к скале. Ощущая по всему телу непривычные укусы холода.
"Странная ночь"
——————- Скала —————————————-

0

47

—→ Северное озеро —→ взросление

Гилберт тихо брёл по ночным лугам в случайно выбранном направлении без всякого смысла и цели, откровенно скучая и нагуливая себе усталость на сон грядущий, что в последнее время уже стало постепенно стало становиться для него привычкой. Не то, чтобы подобные променады доставляли ему много удовольствия, но они были уж всяко лучше сидения в общей пещере, под завязку набитой сварливым охотницами, вернувшимися домой после неудачного дня и желающими теперь только жаловаться на свою жизнь. Подростку они уже до смерти надоели, равно как и эти пустынные земли, полные голодных, угрюмых и озлобленных на весь свет хищников, на которых никогда ничего не происходило, над которыми витала лишь атмосфера безнадёжности и уныния, тупого смирения всех перед мрачными перспективами будущего. Похоже, что в этом королевстве всё прогнило до самого основания. И где же тут развернуться, где разгуляться молодому организму, отчаянно страждущему необыкновенных подвигов, боевой славы и опасных приключений, из которых, впрочем, молодой организм всегда намеревался выходить исключительно победителем? В этой резервации для умирающих телом и духом? Не-ет уж, тот уже давно и бесповоротно для себя решил, что пора отсюда сваливать, и чем скорее, тем лучше - тяготы жизни бесприютного одиночки ничто по сравнению с моральными тяготами пребывания тут, в этом Гилберт твёрдо был уверен.

Конкретного плана побега у альбиноса не было, да и вообще он их редко составлял, предпочитая надеяться на свою природную удачливость и способность решить любую проблему нахрапом. Короче говоря, он просто верил в свою счастливую звезду и надеялся, что однажды всё произойдёт совершенно спонтанно, почти само собой, и закончится для него беспрецедентным успехом.

Вдруг в поле зрения Гилберта попали чьи-то размытые силуэты. Первую крупную фигуру он смог опознать без труда - такими габаритами и общими очертаниями мог обладать только слон, а вот две вторые, копошащиеся у него под ногами, больше напоминали львов. Не будучи трусом от слова совершенно, молодой лев, принюхавшись, двинулся к ним, дабы проверить, кто они вообще такие и что здесь делают. Судя по запаху, они не были членами прайда, в чём несколько подслеповатый подросток окончательно убедился, когда подошёл к ним на достаточное расстояние, чтобы ещё смутно, но уже различать морды. Нет, этих типов он точно видел первый раз в жизни.

- ЭЙ! - рявкнул Гилберт во всю мощь своих лёгких, дабы незнакомцы без вариантов обратили на него внимание, а после продолжил несколько тише, но всё ещё на повышенных вызывающих тонах. - Вы оба, что забыли на территориях этого прайда?

Альбинос продолжал без тени сомнения приближаться к бродягам, хоть одним из них и оказался взрослый лев, чьи габариты в несколько раз превышали размеры самопровозглашённого молодого патрульного - такой безо всяких проблем и убить мог. Однако нашему герою на это было чуточку плевать, так твёрдо он был убеждён в том, что с ним ничего не случится. Незнакомец, впрочем, и не выглядел со стороны как агрессивный кретин, способный накинуться на первого встречного. Но это пока.

Отредактировано Гилберт (15 Янв 2020 06:09:38)

+1

48

От громогласного басистого хохота, разносившегося, казалось, на многие километры вокруг Маслахи прижал уши к голове и присел – звуки, издаваемые слоном, раздались так неожиданно и были настолько громкими, что удивительно, как только одиночка стерпел, чтобы не наделать под собой лужу! Однако чем дольше Бальдер смеялся, тем скорее песочный успокаивался и к тому моменту, как слон издал последний смешок, Маслахи уже стоял на всех четырёх и, приподняв одну бровь, лишь непонимающе смотрел на огромное травоядное. Эй, ну чего тут смешного-то? Даже если он не угадал с загадкой, то это не повод поднимать его на смех, хорошо? Да, может быть, он не был самым умным львом на этой земле, может, где-то ошибся и был не прав, но ведь… но ведь… но…

Что именно «но» и «ведь» Маслахи придумать так и не успел, поскольку его моментально захлестнула огромная волна чувств. Неизвестно как спустившись с головы слона на землю, Флора не просто подбежала к одиночке, но и, боднув его, заурчала едва ли не громче смеющегося Бальдера. Поначалу с удивлением глядя на семенящую к нему львицу, в конце песочный лишь расплылся в мягкой улыбке, тоже невольно заурчав. Вот это да-а-а… Такая львица! И оказывает ему такое внимание! И как только он сумел сдержаться и не растечься в счастливую лужицу!

Но какого же было удивление одиночки, когда он узнал причину и смеха, и нежности Флоры, и всего этого. В смысле все ответы были верными? Вы что, издеваетесь?! Какого ляда он тогда тут стоял и… и… И думал! Ломал мозги! Выходил из себя! Готовый вновь вот-вот взорваться (и чего это, интересно, у него сегодня с настроением было?), Маслахи, впрочем, довольно быстро успокоился, стоило слону упомянуть новую знакомую одиночки:

Хотя, пожалуй, один факт того, что ты добрался сюда живым и невредимым, зная маршруты Флоры, уже делает тебе немало чести, – выдохнув, песочный опустил зад на землю и неосознанно чуть выпятил грудь вперёд. Да уж, прыжки по крокодилам и бег сквозь страусов были достаточно опасны! А он, умничка такой, всё преодолел, угу-угу. Ещё и на чужие земли осмелился зайти! Чего, конечно же, делать совсем не стоило – будто только сейчас вспомнив, где находится, Маслахи воровато оглянулся: ветер доносил до него запахи львов и гиен, однако они были такими слабыми, что одиночка мог не переживать за свою жизнь и состояние. По крайней мере, в самое ближайшее время.

А вот стоило Флоре подпрыгнуть тушканчиком и «нырнуть» в кусты рядом со слоновьими ногами, как Маслахи тут же в любопытстве чуть подался вперёд: приподнял круп и одну из передних лап, приоткрыл пасть, вытянул шею в сторону юной львицы. Что-то она должна была достать? К счастью для льва, долго ждать ему не пришлось: уже через несколько секунд Флора сидела напротив него и разворачивала аккуратно положенный на землю свёрток. Какие-то травы, обрывки лиан, цветные… цветное… нечто. Что это и для чего необходимо, Маслахи пока что не понимал – потому ли, что до сих пор не сталкивался с шаманами и не знал о наличии и предназначении покровителей, или по какой-то другой причине, но лев лишь переводил вопросительный взгляд со свёртка на Флору, с Флоры на Бальдера, с Бальдера – обратно на свёрток.

Для чего э-.. Оу, – не успев задать своё вопрос, одиночка был вынужден почти сразу замолчать: взяв несколько цветов, львица принялась украшать ими гриву Маслахи, сооружая там что-то особенное. Она то «втыкала», то вынимала из пышных волос одиночки один цветок за другим, то копошилась там лапами, видимо, стараясь сделать свою работу как можно красивее, то отходила назад и оценивающим взглядом смотрела на результат. – Сэ-спасибо, – с долей неловкости произнёс песочный. Хм, надо будет потом найти какую-нибудь речушку и глянуть на своё отражение… Хотя, даже если эти цветы будут смотреться на нём очень странно, Маслахи всё равно не станет их снимать. Ведь их подарила сама Флора.

А затем слово вновь взял Бальдер. И пусть одиночке не верилось, что какой-то там знак на плече может даровать ему ловкость, скрытность или скорость, он всё же призадумался, что было ему больше необходимо. Подняв правую лапу, приложив её к морде и в задумчивости постучав указательным пальцем по своим губам, Маслахи наконец вскрикнул «Ага!» и, озвучив свой выбор Флоре, принялся смотреть, как львица старательно, высунув язык, рисует красочный символ на плече молодого льва.

Может быть, и не глупый, хех, – также шёпотом ответил он львице. – Хотя я думал, что с ума от этой загадки сойду! На неё вообще существует единственный правильный ответ? Или все, как я, отвечают разную чепуху, а потом он заявляет, что правильным было всё? – небольшая пауза. – Да! Ты меня понимаешь! – невольно Маслахи заурчал. – Нет ограничений в территории, никто не говорит тебе, что надо делать, куда идти и как дышать. Ты свободен, как птица – ходи куда хочешь, спи когда хочешь, общайся с кем хочешь! Как они вообще всю жизнь живут среди одних и тех же морд и посреди одного и того же пейзажа?! – замолчав и дав Флоре вновь высказать свои мысли (или, в данном случае, предаться воспоминаниям), Маслахи активно закивал головой. – Угу! И разве смогли бы получить такие приключения, если бы жили, – он демонстративно огляделся кругом и скривил морду, – здесь? Разве было бы нам так весело? – когда львица, наконец, закончила свой рисунок, одиночка поднялся и, сделав шаг назад, взглянул в глаза Флоры. – Ты… ты хочешь путешествовать вместе со мной? – ей-богу, ему так запала в душу эта ещё недавно незнакомая львица, что он теперь не мог представить свою жизнь без неё. Нет, вы не подумайте, он не влюбился! Просто она была такая… такая… весёлая, заводная, задорная! Готовая к приключениям и вечным скитаниям, как и он! – Подумай только, сколько таких крокодилов и страусов будет ждать нас впереди! Ты была в Оазисе? Нет? Ох, Флора, ты не представляешь, как там здорово! Мы обязательно дойдём туда и я познакомлю тебя с…

Договорить лев так и не успел – неподалёку от них раздался громкий оклик, от которого Маслахи чуть прижался к земле и расширенными от страха глазами поглядел в сторону «хозяина» голоса. Ну, вот и приехали. А ты чего хотел, вторгаясь на чужие территории? Конечно, осознав, что перед ним стоит всего лишь подросток, одиночка расслабился… но не так, чтобы полностью. Да, вряд ли этот белоснежный малыш был настолько глуп, чтобы нападать на взрослого крупного льва и молодую львицу, однако он наверняка был достаточно быстр и мог привести подмогу. Если, конечно, какой-нибудь патрульный отряд не шёл следом за ним. Короче, даже несмотря на возраст и размеры потенциального противника, он всё ещё представлял ту или иную опасность для одиночки, а потому чем скорее Маслахи и Флора ретируются – тем для них будет лучше.

Кстати, – раздался сверху голос Бальдера, – если ты не знал, это Земли Гордости, и Скар не слишком жалует одиночек. А ещё границы патрулируют в основном гиены. Ну, на этой, пожалуй, и всё! Удачи тебе, Сладенький. Да уж, ну и имена нынче… Флора, ты идёшь?

Сладенький… Видимо, утверждение о том, что слоны обладают хорошей памятью, к Бальдеру не относилось ни коим образом. Тебе же ещё в самом начале сказали, что он не Сладенький, а Маслахи! Впрочем, одиночка быстро забыл свою обиду на перепутанное слоном имя – ведь Флора, успевшая уже куда-то деть свёрток с травами и красителями, махнув хвостом, подбежала к Маслахи явно не для того, чтобы встать рядом с ним и уговорить прайдовского подростка дать им уйти.

Мне надо идти вместе с Бальдером, – будто в качестве извинения за свои действия, львица ободряюще лизнула одиночку в щёку, после чего, хихикнув, развернулась и прыжками помчалась следом за слоном, обернувшись лишь раз: – Ещё увидимся, Маслахи!

А-а-а… Эм-м-м… Ну-у-у… – лишь пару секунд посмотрев вслед удаляющейся львице (о её «поцелуе» он вспомнит потом), Маслахи повернул голову к подростку и что-то промычал, не понимая, что он может вообще сказать в такой ситуации. Наклонив голову и почесав за ухом задней лапой – этакий аналог чесания затылка у людей, – песочный огляделся, приподнялся и попятился назад. – Эм-м-м… Слушай… Я… Я забрёл сюда случайно. Ну, вернее, меня сюда привели, хе-хе, – он кивнул головой в ту сторону, куда удалились слон и львица, – но мне неприятности не нужны. Давай так: я прямо сейчас уйду, а ты никому не скажешь, что видел меня, хорошо? – по какой-то причине – скорее всего, чтобы удостовериться, что он точно сможет покинуть чужие территории без проблем, – Маслахи перестал пятиться и просто смотрел на белого львёнка, ожидая ответа.

Если хорошо – то и отлично. Но что делать, если он получит ответ в стиле «Не-а, нифига»?..

0

49

Пока Гилберт торопился подобраться поближе к двум незадачливым нарушителям границ, львица, облобызавшись на прощание с самцом, всё же успела куда-то улизнуть в компании того слона, что всё это время нависал над одиночками огромной серой тенью, а после почему-то решил утащить симпатичную самочку в сторону от проблем с представителями закона на этих землях. Подростку оставалось только разочарованно выдохнуть - не успел. Мог бы успеть, если б двигался не бодрой рысью, а торопливыми прыжками, если б бросился в погоню с места в карьер, но как-то не хотелось терять образ, очень уж несолидно это выглядело бы со стороны. Ну вот, теперь образ вроде сохранил, но зато упустил одного нарушителя, к тому же прекрасного представителя женского пола.

- Эм-м-м... Слушай... Я... - начал что-то неуверенно мычать взрослый лев, оставленный своими товарищами в одиночестве отдуваться за всех, явно не желая случайно сморозить какую-нибудь глупость и нажить себе здесь проблем. То, что бродяга не стал дерзить и угрожать ему, а вместо этого сразу перешёл к объяснениям и попыткам договориться, Гилберту понравилось - от этого он почувствовал себя хозяином положения. Прочно укрепившись в таком мнении, подросток состроил ещё более суровую морду, хмуро сдвинул брови и попытался смотреть на самца максимально мрачным и угрожающим взглядом. Сейчас он тут власть!

Незнакомец и правда проблем не хотел, поэтому предложил замять дело, мол, он сейчас уходит куда глаза глядят, ничего не трогает, на добычу и самок не покушается, а подросток взамен делает вид, будто ничего и не видел, словно его здесь никогда и не было. Вот же хлыщ, хочет заставить патрульного обойти закон. А кто он, собственно, такой, чтобы ради него делались такие поблажки?

Гилберт подался вперёд, чтобы посмотреть льву прямо в глаза самым доминирующим взглядом, на который только был способен, приподняв верхнюю губу, тем самым слегка обнажая клыки и показывая, что он в любой момент готов сделать кусь, и вдруг без видимых на то причин резко отстранился, мгновенно приняв нормальную позу и выражение лица.

- Ну ладно, - несколько озадаченно пожал он плечами. Кто он такой? Да просто одиночка, который должен убраться с земель прайда, и совершенно неважно, каким способом. Что такого важного и катастрофического случится, если Скар никогда не узнает о его существовании? - Хотя нет, подожди! Я должен выгнать тебя. Давай хотя бы до границ доведу?

Получив утвердительный ответ, альбинос снова воспрял духом, важно приосанился и повёл своего нового знакомого прочь из этого места. Эх, счастливец, он-то сейчас уйдёт, а Гилбо здесь куковать ещё чёрт знает сколько.  А он не мог бы взять его с собой? В беспокойной головушке началось движение.

Всю дорогу Гилберт разрывался между образом "верный слуга закона и отечества" и "пст, парень, помоги мне сбежать отсюда". Отсюда происходили все эти постоянные оглядывается из-за плеча, вызванные тем, что самец не сразу мог решиться завести такой важный разговор с незнакомцем, которому, тем более, пытался нелепо угрожать ещё пару минут назад. Но любопытство всё же победило такт и правила приличия.

- Слушай, - точно невзначай, незаинтересованно бросил альбинос будто бы только от скуки, - а одиночки, они какие? Я имею в виду, им очень сложно живётся?

И тут же отвернул голову от собеседника, чтобы тот не заметил, с каким интересом и напряжением он ожидает ответа.

Отредактировано Гилберт (18 Янв 2020 12:59:21)

+2

50

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Участники:

Маслахи - взрослый лев, самец, 2-3 драки
Гилберт - подросток, самец, без опыта

Гиена #1 : Тофу - самка, матерая, опытная, частичная глухота на правое ухо, умения: мощные челюсти, живучесть
Гиена #2: Парм - самка, взрослая, 2-3 драки, умения: мощные челюсти,
Гиена #3: Чедди - самка, взрослая, 2-3 драки, умения: мощные челюсти, сокрушительный удар

БМ

- Раз почтенная старушка
Съела мелкую пичужку,
Съела льва и носорога,
Откусила снег немного,
И отправилась в низину,
Чтоб сожрать там бабуина,
Вывод делается сам —
Берегись голодных дам!

- Что-что? - недоуменно переспросила Тофу, бросив подозрительный взгляд на двух своих спутниц. - О чем вы там сейчас напеваете? А ну, повторите-ка! - однако все, что ей удалось разобрать - гортанный ржач Парм и Чедди, которые  столь беззастенчиво пользовались досадным недугом старшей крокуты, намеренно толкаясь со стороны ее правого бока. Да, матерая была частично глуха и теперь не могла слышать все, что ей говорили, что ей, однако, не мешало руководить патрулями. Сегодня ей назначили двух дурочек, которые вот уже с начала обходного маршрута развлекали себя тем, что в свои полторы извилины сочиняли разные песенки, едва только в поле их зрения попадалось нечто занимательное. Будь то гнилое дерево, несколько гну, пасущихся у водопоя, или же устало дремлющий слон. Доставалось, конечно, и самой Тофу, особенно за старшинство и назойливое главенство, что она ежеминутно демонстрировала своим подопечным, мол, "я знаю, как лучше, даже если я не знаю!" Изначально глава их маленького отряда злилась и пыталась поставить их на место при помощи красноречивых щелчков зубами, однако уже к середине пути она мысленно махнула на веселушек лапой, практически перестав реагировать на их, в общем-то, безобидные частушки. Ну разве только изредка интересовалась их содержанием, для проформы, так сказать.

- Идиотки, - ворчливо фыркнула она, отвернувшись от декламирующих самок и вновь сосредоточившись на патрулировании. Они неторопливо приближались к границам земель, чтобы разведать обстановку и убедиться в том, что распоряжение царя об их закрытии продолжает беспрекословно выполняться. Хотя Шензи и подчеркнула поданным свои разногласия с львиным монархом, открыто выступать против него она еще не позволяла. А значит, молча киваем, тупо хихикаем и продолжаем следовать старым установкам.

Протрусив еще несколько шагов вперед, старшая крокута вдруг резко остановилась и, вскинув свою косматую башку, принялась тщательно принюхиваться к воздушным шлейфам. Она быстро учуяла запахи незнакомых ей шкур, которые, очевидно, вторглись на запертые территории. Ну и кто здесь сегодня чемпион по слабоумию и отваге? - Пришлая львятина…пфу!  - Тофу аж презрительно сплюнула под лапы. - Давно я не учила кошек хорошим манерам!

- Ну так чего же мы ждём? - ухмыльнулась во всю пасть Парм, переглянувшись со своей задорной подружкой. - Пойдем, посмотрим на них!  - их всегда вдохновляла любая, даже малейшая возможность начистить кому-нибудь жопу. Особенно кошачью.

Чедди только гыгыкнула, предвкушая смачно поиздеваться над незнакомыми нарушителями. Она уже давно засиделась на Кладбище, в окружении своих угрюмых соклановцев, у которых чувства юмора вечно переходило в чувство боли. Испытывать боль Чедди не очень любила, зато наносить ее другим - это пожалуйста! За ней не заржавеет!

- Мы четко знаем работу свою!
Эй, термитный чужак, берегись!
Не сохранить тебе шкуру твою,
Только ты в Землях нам попадись!

- пропела она, загривком ощутив поддержку Парм в виде мелодичного подвывания. Собрав всю свою волю в кулак для того, чтобы оставаться с каменной рожей, Тофу уверенно зашагала в определенном направлении, следуя подсказкам своего довольно острого нюха. Так, кажется пришельцы приближаются… Что ж, тем лучше!

И вскоре троица падальщиков обнаружила их. Крупный, ничем не примечательный самец с рыжей гривой и белый подросток. Как бы Тофу ни шевелила памятью, она так и не вспомнила этих особей среди свиты Скара или его шибанутой женушки. Хотя, вроде, белесый парень был местный… судя по легкому, едва заметному запашку гнили, которой Земли Гордости были пропитаны насквозь. Тем хуже для него, верно? Гиены были не намерены разбираться, кто есть кто в этой львиной головоломке.

- Так вот вы какие, нарушители! - хищно осклабилась пятнистая глава отряда, заранее подведя подростка под общую гребенку возмутителей закрытой территории. - Вам же, конечно, известно, что теперь вас ожидает? - повернувшись так, чтобы поврежденный слух не мешал четко слышать ответы пришельцев, Тофу вперила свой злобный взгляд в подростка, словно бы испытывая того на ментальную прочность. Испугается, нет?

- Эй, мальчики! Хотите послушать наши сочинялки? - захохотала Парм, разбрызгав вокруг себя собирающуюся на губах слюну. - Вам понравится, мы только сейчас это придумали!  Чужаку заплатите сушеными фруктами, сушеными фруктами, оооууу! - издевательски взвыла она, крутанувшись вокруг себя колесом.

- Чужаку заплатите, зачтется все ээээээээтооооо вааааам! - противно протянула следом за подругой Чедди, неспешно подступаясь ко львам и не прекращая щелкать своей страшной пастью с крупными зубами, которыми можно было спокойно раздробить любую кость.

- Довольно! - злобно рявкнула им Тофу, окончательно потеряв всякое терпение. - Гоните их в шею, Ро`Каш вас дери, нечего им песни распевать! - укрепившись в боевой стойке, она решила выждать какое-то время, чтобы затем броситься кому-нибудь из своих подопечных на выручку, если потребуется.

Демонстративно закатив глаза Парм, впрочем, не стала больше расшаркиваться на светские церемонии, порывисто подскочив ко взрослому льву и распахнув свои крепкие челюсти. Она целилась ему прямо в горло и уже в красках представляла себе, как рвет клыками его трахею и наслаждается железистым вкусом хлынувшей в пасть крови. В то же самое время Чедди решила заняться белоснежным парнем, правда, не столь кровожадно, как ее соратница по вольной сцене. Жалко с ходу убивать его, такого хорошенького, можно, ведь, и поиграть с ним немного. Поэтому Чедди решила для начала прокусить тому мышцы на плече, чтобы тот хотя бы убежать не смог.

[gmroll=0q8q33vb90]Вот это был богатырский гиений бросок! Парм словно ножами вспарывает горло Маслахи и наносит серьезные раны несчастному льву, отчего тот начинает интенсивно фонтанировать кровью вокруг себя. Гиена крепко держит льва за глотку.

Маслахи рискует получить болевой шок! У него есть 3 поста, чтобы провести надлежащее лечение, в противном случае последует бросок шестигранника на развитие болевого шока!

Также Маслахи может получить Заражение крови по окончанию боя! Подробнее здесь.[/gmroll]

[gmroll=76aw6s6fi9]А вот подростку повезло куда больше, чем его большому приятелю. Каким-то чудом Гилберт вовремя реагирует на несущуюся на него гиену, и у той получается лишь скользнуть зубами по его левому плечу, оставив несколько порезов на память. Тем не менее, кровотечение он зарабатывает.

Гилберт также рискует получить Заражение крови по окончанию боя. Подробнее здесь.[/gmroll]

Итоги:

+8

51

Вид у подростка, конечно, был пугающий. Вы только посмотрите на него – нахмуренные брови, мрачный взгляд, того и гляди, нападёт, косточки обглодает – и поминай как звали! Конечно, происходи это действо где-нибудь на ничейной территории, Маслахи только посмеялся бы на эту попытку подростка казаться страшным и злым, потрепал бы его по голове и сказал бы что-нибудь вроде «Иди-ка ты домой, парень». Только вот сейчас одиночка находился на чужих территориях, а юнец, стоявший напротив него, на этих территориях жил, так что шутки с ним и правда были плохи. Не потому, что он якобы такой большой и злой, а по той причине, что за его спиной в любой момент могли появиться другие хозяева территории – более крупные и в гораздо большем количестве. И вот это уже могло стать огромной такой задн… Кхм, проблемой.

Именно из-за этих своих страхов Маслахи, стоило подростку едва податься вперёд и оскалить клыки, поджал хвост и отступил назад, чуть прижавшись к земле и приоткрыв пасть. Должно быть, это ещё как потешило эго потенциального противника! Жаль вот только он не знал истинной причины такого поведения одиночки… Как бы то ни было, уже через секунду подросток отступил назад и, усадив круп на землю, лишь пожал плечами, произнеся «Ну ладно».

…чего? В ответ на этот жест Маслахи выпрямился, подался вперёд и, склонив голову, непонимающе посмотрел на юнца. Погоди… В смысле? Это какая-то игра, которую он не понимает? Или что? Что происходит? Ожидая подвоха, краем глаза песочный оглядел окрестности и втянул в себя воздух – да нет, вроде, других львов поблизости не было. Очень странно. Странно, но хорошо! Отпускает – и слава Предкам. Маслахи уже собрался было обернуться и дать дёру, как подросток вновь подал голос:

Хотя нет, подожди! Я должен выгнать тебя. Давай хотя бы до границ доведу.

Тут и ответить бы ему что-нибудь в стиле: «Да нет, я как-нибудь сам доберусь, спасибо!», но Маслахи же у нас был парнем вежливым – проводить так проводить, чего уж… Пожав плечами, мол, ты хозяин положения – тебе и решать, песочный кивнул головой и, поднявшись, последовал за подростком. Благо, они с Флорой хоть и забрались вглубь территории прайда, но всё же не слишком далеко: при удачном раскладе до границ добираться было не более пары десятков минут… Интересно только, отчего белошкурый подросток без конца оглядывался во время всего их пути? И в принципе вёл себя так, будто тоже был чужаком. Конечно, это не укрылось от глаз Маслахи – да и сам обитатель здешних земель, похоже, не очень-то и стремился скрывать свою тревогу. Изредка кидая косой взгляд на альбиноса, одиночка время от времени вдыхал в себя запах чужака, как бы проверяя его: да нет, вроде от шкуры юнца исходил тот же аромат, что пропитал здешние земли. Лёгкий привкус гнили в смеси с… гиеньим запахом! Точно! Страх младшего сородича перед падальщиками вполне мог объяснить его поведение и…

Слушай… – прервал их молчаливое шествие подросток. Открывший было до этого пасть, Маслахи тут же захлопнул её и, вскинув брови, поглядел на альбиноса. Хм. Любопытно.

Когда как, – ответил он, а затем несколько секунд шёл молча, глядя только вперёд. – На самом деле, как тебе повезёт… Сегодня ты можешь найти друзей, наесться с ними от пуза и греть свои бока ночью об их тела. А завтра тебе уже придётся драться за какой-нибудь жалкий кусок мяса, скорее уносить ноги от кого-то более сильного и спать под проливным дождём среди какого-нибудь болота вроде… – на секунду одиночка замолчал, раздумывая, стоит ли произносить вслух то, что он хотел сказать, а потом всё же выпалил просившиеся наружу слова – быстро, будто скороговоркой. – Вроде ваших земель, уж без обид, приятель! – дабы хоть сколько-нибудь сгладить эти, вероятно, неприятные для альбиноса слова, Маслахи бросил на подростка взгляд и улыбнулся, пожав плечами, дескать, уж говорю как оно есть. – Да и наличие навыков очень важно для одиночек. Например, тебе необходимо иметь базовые представления о лечении, чтобы суметь оказать себе хотя бы минимальную помощь. Или вот взять даже охоту или бой – мне, например, жутко не повезло. Моя мать погибла, когда мне едва-едва исполнилось полтора года, и если бы не пара доброду-..

Так вот вы какие, нарушители!

Появление гиен, взявшихся будто ниоткуда, вынудило одиночку резко прервать свою речь и так же резко остановиться. Дурак! Он настолько заболтался, что совершенно забыл о бдительности – а теперь вот, пожалуйста. Пока гиены противно хохотали от своих же странных песен (в них вообще был хоть какой-нибудь смысл? сушёные фрукты, плата…), Маслахи сделал шаг вперёд и чуть в сторону, частью своего тела закрывая подростка от падальщиков – пусть юнец и был частью прайда, гиен это, похоже, не сильно заботило. А их было трое. На них двоих. Наверняка альбинос если и имел хоть какие-нибудь представления о бое, их команду можно было считать за полтора льва… Но одиночка отчего-то был уверен, что малыш, ещё недавно изображавший из себя грозного хозяина земель, на деле не умел ничего. Что ж, он, Маслахи, один против трёх гиен. Великолепно.

Послушайте, – попытался он привлечь внимание хохочущих падальщиков, – нам не нужны неприятности. Вернее, мне. Вы же видите, что этот…

Предки, ему хоть когда-нибудь дадут закончить фразу? В ответ на выкрик, очевидно, главы их небольшого отряда Маслахи закатил глаза – это-то и было его ошибкой. Никогда не теряй бдительность! Едва отвлёкся – и всё. Последним, что увидел одиночка перед появлением жуткой боли в горле, была оскаленная пасть одной из гиен. Теперь он ещё и осознал, что чувствуют перед смертью травоядные. Так себе ощущеньице, знаете ли.

Какое-то время Маслахи лишь закатывал глаза и с хрипами пытался вдохнуть хоть немного воздуха, пытаясь отступать назад и таща за собой гиену, мёртвой хваткой вцепившейся в его шею. Шоковое состояние, длившееся несколько секунд, лишило одиночку ориентации и возможности соображать, но вскоре лев всё же взял себя в лапы – а заодно и прихватил в них беднягу-Парм. Ну, почти... Буквально чуть-чуть приподнявшись на задние лапы (благо, размеры льва и их соотношение с размерами гиены позволяли ему это сделать), одиночка всей тяжестью своего тела приземлился на падальщицу, так и не отпустившую его глотку, тем самым буквально пригвоздив её к земле и не давая пошевелиться ни на йоту.

Дайте нам уйти – и я тебя отпущу.

Мастеру Игры

+2

52

По правде сказать, слова одиночки пришлись весьма по душе Гилберту. Бродячая жизнь, как он из них понял, действительно оказалась лихая да с присвистом - случайные кратковременные товарищества с такими же вольными львами, как и ты, драки за пропитание, от которых напрямую зависит твоё выживание, отчаянные погони, борьба и умение выживать наперекор любым обстоятельствам, короче, все превратности фортуны в одном флаконе. Неприглядные и отталкивающие её стороны, как, например, полное отсутствие уверенности в завтрашнем дне и множество трудностей, связанных с тем, что рассчитывать больше не придётся ни на кого, кроме себя, в сознании подростка как-то сглаживались, их с большой лёгкостью перебивало чувство неподдельного восторга перед духом авантюризма, которым всё это буквально дышало. По мнению Гилберта, тот, кто мог с успехом справиться со всем этим и выжить, был определённо достоен уважения, даже вот этот самец, который шёл рядом с ним. Он хоть и трус, но явно не такой уж и слабак, раз до сих пор жив и пребывает в добром здравии.

Сравнивать земли прайда с болотом чужаку в присутствии аборигена было неловко, но удержаться он не смог. Гилберт в ответ на это только глухо рассмеялся - чего уж там обижаться, дыра она и есть дыра. Будто взаправду проклятые, сперва истощённые засухой, а после превращённые дождями едва ли не в вязкую трясину, эти земли совершенно не пользовались любовью альбиноса, так что ругать их в его присутствии можно было не стесняясь, а можно было даже и на пару с ним.

- Так вот вы какие, нарушители! - внезапно прервали разговор двух хищников так некстати появившиеся на горизонте настоящие патрульные, трое гнусных вонючих падальщиков. Нарушители, то есть, они двое? Эти тупицы что, не могут учуять, что он местный? Одиночка, кажется, тоже осознал, что из-за скудоумия гиен его младшему товарищу сейчас может перепасть за компанию, а потому попытался загородить его своим телом, на что подросток только злобно оскалился и решительно вышел из-за укрытия, мол, он уже взрослый и сильный самец, не нужно его защищать. Инстинкт самосохранения у мальца, кажется, отсутствовал напрочь.

Ну что, сейчас или никогда. Если бы крокуты набросились на него, Гилберту бы не осталось ничего, кроме как сражаться, а после бежать с этих земель, чтобы избежать строгого наказания за драку с патрулём и помощь приблудному одиночке в ущерб интересам прайда. И это случилось. Мерзко хохочущие куски дерьма бросились в атаку. На вид самая старшая и злобная самка сразу кинулась на чужака, не пожелав размениваться на цель послабее и поменьше, в одном мощном прыжке сумела вцепиться тому в горло и крепко повиснуть на нём. Несмотря на пышную гриву, клыки гиены, кажется, достигли цели, и на шее бродяги появилось тёмное кровавое пятно.

"Как... так просто? Он же такой здоровый!" - с первый раз появившейся смутной тревогой за исход сражения пронеслось в голове у Гилберта. Впрочем, к быстрому же его облегчению, помирать новый знакомый не собирался, вместо того продолжив борьбу и попытавшись сбросить с себя крокутку. Тем временем сам альбинос едва успел уйти от удара - челюсти другой гиены едва не сомкнулись у него на плече, однако льву удалось в последний момент дёрнуться в сторону и отделаться лишь не такой уж и серьёзной рваной раной. Тут же подросток выпустил когти, размахнулся и попытался со всей силы влепить нападавшей крепчайшую пощёчину. Вспороть гиенью шкуру, заставить эту падаль визжать от боли, поставить, наконец, её на своё место - боже, да он мечтал об этом всю свою жизнь!

ГМу

Отредактировано Гилберт (2 Фев 2020 18:05:48)

+2

53

Минута молчания Наил показалась самцу целой вечностью. Если бы он облажался, Делмар давно бы извинялся, но загвоздка-то была в том, что он попал в так называю “серую зону морали”, когда совершенно не понятно, что стало бы хорошим поступком, а что плохим. Он не должен был рассказывать Шензи о случившемся, ведь он пообещал это Лило и остальным, что подставило бы их. Но сейчас он подставляет Наил, рассказывая ей все. Сделал Мар это потому что ему была жизненно необходима поддержка.

— Наверное… оно и к лучшему, что не рассказал, — несмотря на пугающе бесцветный тон голоса, эти слова порадовали крокута.

Она понимает. Наил всегда его понимала. Только ее присутствие держало его на плаву все время после взрыва вулкана. Иногда Делмару казалось, что все это просто страшный сон, что скоро они проснутся на побережье, а рядом будет их любимый клан, который не прижимает к стенке с допросами и не глумится над неудачами, который соблюдает Круг Жизни, соблюдает честный суд. В котором будет мама, та самая Мазего, а не то, во что она сейчас превратилась. Каждый раз ложась спать на вонючую землю кладбища, маленький огонек надежды теплится в груди светлошкурого. И каждый раз тухнет, когда он просыпается от противного воя приспешников Шензи. Теперь это их реальность.

Выражение морды Наил резко поменялась: она явно что-то представила так красочно, что теперь заметалась вокруг друга, судорожно выпаливая одно предположение за другим. Она казалась такой потерянной, такой испуганной и беспомощной, что сердце Мара сжалось так сильно, что он чуть не задохнулся. Гиен несколько раз проводил ее взглядом, а потом резко подскочил, перегораживая ей путь.

— Остановись, — выдохнул он. — Шензи хитрая, но, если бы это была проверка, она убила бы меня на месте. Я еще жив, значит в этот раз нас пронесло.

“В этот раз”, — поморщился Делмар от собственной фразы. Он не знал, как успокоить Наил, потому то был полностью согласен с ней: они попали. Если бы не мама, он давно уже схватил бы подругу и убежал куда подальше. Уж лучше жить одиночками, чем так, чем здесь. Но он не мог. В этой сумасшедшей почитательнице Шензи он все еще видел ту любящую мамочку, что убаюкивала его по ночам и прогоняла кошмары.

— Ты можешь сбежать, а я останусь охранять маму, — неожиданно выдал он, а потом стушевался. — Прости, это глупо. Я разрываюсь, понимаешь? Все во мне кричит, что здесь нельзя оставаться, что это место не для нас. Но как я оставлю маму? Что сказал бы отец? Но ведь это совсем не та Мазего, которую мы знаем. Та Мазего никогда бы не стала поступать так...

С каким-то опустошенным взглядом крокут уселся прямо на грязную землю и опустил уши. Он был так же растерян, как и Наил, и, хотя старался быть сильным и смелым, его ресурсы кончались. Нельзя постоянно быть в напряжении, когда-нибудь ты сломаешься. И, кажется, Делмар был опасно близок к этому.

+4

54

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Маслахи применяет "Обездвиживание"

[gmroll=h7vcld578h]А вот не с теми связались, как говорится. Мало того, что Чедди без особого труда уклоняется от когтей разъяренного подростка, так еще и с легкостью идет на перехват, воспользовавшись неопытностью белоснежного юноши. Ну не нахалка, а?

Умение "Острые клыки и когти" применено, откат - 3 поста!
[/gmroll]

По правде говоря, Парм даже сама удивилась, насколько легко и практически без сопротивления она умудрилась вскрыть своими резцами нежное львиное горлышко, которое, между прочим, обильно заросло премерзкой гривой. Ощутив на языке бодрящий прилив крови, тотчас же хлынувшую сквозь чужую прокушенную кожу, крокута покрепче сомкнула клыки и зловеще ухмыльнулась, мысленно представляя себе выражение физиономии у этого бедолаги. Какая у него, должно быть, сейчас ошалелая рожа: и речь-то не успел закончить, а уже огреб по самое первое число! А еще говорят, что гиены ме-е-е-едленные и тормозны-ы-ые! Во всяком случае, это явно не про Парм.

Как бы ей хотелось сейчас пропеть гимн самой себе… Да вот пожалуйста, уже и строчки начали в голове складываться, полюбуйтесь:

“Ах, гиена, ты хитра!
Ты удачу подвела!
Брошен вызов чужакам,
Главным здесь врагам!...”

Возможно, Парм успела бы сочинить еще хотя бы пару строк, да вот только рыжегривый самец, которого она все еще продолжала держать за глотку, вдруг собрался с силами и, слегка приподнявшись на задних лапах, неожиданно опрокинул падальщицу на обе лопатки. Уф-ф-ф! Словно целая скала сверху обрушилась, моментально перебив все конечности пятнистой патрульной - во всяком случае, она теперь даже когтем пошевелить не могла! От столь смачного удара о землю Парм даже как-то жалобно взвизгнула, разжимая челюсти и выпуская на волю разодранную глотку нарушителя. Распахнув свои ярко-желтые глазища, пятнистая самка с красноречивой ненавистью взглянула на своего мучителя, после чего ее пасть вновь расплылась в глумливой усмешке.

- Ты лучше жри поменьше, толстожопый, - нагло хихикнула Парм, мало беспокоясь о своем незавидном положении снизу, под грузным гнетом львиного тела. - Того, глядишь, и бегать научишься! - и она изо всех сил извернулась, чтобы попытаться выскользнуть на свободу.

Парм пытается выбраться

- А могли бы познакомиться поближе, - с нотками сожаления в голосе ощерилась Чедди, рефлекторно ковырнув языком меж клыками, чтобы очистить их от колючих клочков белой шерсти. Она, в принципе, и не рассчитывала в первом же прыжке так сильно калечить подростка, как это сделала ее товарка с тем болтливым здоровяком. Да и молодой блондинчик оказался куда собранней и проворней своего приятеля, раз сумел своевременно отскочить в сторону, не дав мощным гиеньим челюстям раздробить себе плечо. - Ну что ты стеснительный-то такой, а? Хочешь, я тебе что-нибудь спою… из современного? - нарочито соорудив приторно-плюшевую мордочку, Чедди повернулась к альбиносу, ни секунды не ослабляя своей бдительности. И, как оказалось, не зря: в какой-то неуловимый момент парень вдруг замахнулся своей когтистой лапой, явно намереваясь отвесить обидчице смачную оплеуху. - Уже лучше, только над скоростью нужно еще поработать, - расхохоталась крокута, пригнув голову и тем самым с легкостью избежав возможного удара по морде. - Смотри, как надо! - обнажив свои крупные клыки, Чедди стремительно, подобно охотящейся акуле, поднырнула к раненной конечности альбиноса, намереваясь в хлам раздробить нежную кость его предплечья, чуть повыше кисти.

***

В душе Тофу ликовала. Какими бы пустышками ни казались ее подопечные, сработали они слаженно и довольно эффективно. Да, сегодня обе честно заслужили свой кусок с общей поляны.

- Ну же, Парм, добивай это волосатое отребье! - громко подбадривала пятнистых самок их предводительница, возбуждено суетясь на некотором расстоянии от побоища. - Откуси ему глотку до самых мозгов! - краем глаза взглянув на проделки своей второй патрульной, Тофу ехидно усмехнулась, словно бы предвкушала кровожадные забавы с заблудшими юнцами. Нет, все складывается просто чудесно… до тех пор, пока Парм не оказалась под самым брюхом тяжело раненного льва, то ли по собственной глупости, то ли по невнимательности. - Нет… эту дуру бревном не исправить… Вечно нужно самой решать чужие проблемы! - разочарованно пробормотала себе под нос Тофу, после чего, не став мешкать, бросилась на выручку, широко раззявив пасть и держа курс прямо на загривок рыжего незнакомца. Она рассчитывала достаточно крепко вцепиться в чужой хребет промеж лопаток и дернуть на себя, вынудив львиную громилу выпустить из своих загребущих объятий Парм.


Их мечты развеяв в прах,
У меня ты в челюстях
Суждено тебе и мне
Главными быть в игре…

[gmroll=v8nx6xtmp4]Вот просто ой... А чего, спрашивается, ожидалось от гиеньих челюстей, которые способны кости слонов дробить, не то, что лапы львиных подростков? Как бы там ни было, зубы челюсти словно мясорубкой перемалывают кость несчастного подростка буквально в порошок, аж до самого локтя! К сожалению, Гилберт лишается своей левой лапы, вместо нее на ошметках кожи висит лишь безобразное кровавое месиво (в таблице ран и увечий см. "Оторванные конечности", раздел "Смертельная травма").

При смертельной травме болевой шок развивается мгновенно

Умение "Мощные челюсти" слишком успешно применено, откат 3 поста!
[/gmroll]

Гилберт испытывает болевой шок

[gmroll=qy53j5n47r]Возможно, Тофу бы и сумела оттащить Маслахи от своей подопечной, однако на этот раз лев зря клювом не щелкал. Мало того, что он умудрился удержать под собой одну гиену, так еще и благополучно защитил себя от нападения другой, более опытной, между прочим, крокуты.

Умение "Блок" успешно применено, откат - 3 поста![/gmroll]

Итоги:

+1

55

Поле костей ===========> Таймскип===========>

Неужели когда-то эти луга были полны дичи? Слушая рассказы коренных жительниц прайда, Нур то и дело с сомнением хмурила брови, не в силах поверить, что земли могли настолько опустеть за такой короткий срок. Впрочем, если сравнивать с другими уголками земель Скара, то эти места по-прежнему можно было назвать богатыми на дичь. Достаточно было только притаиться в высокой траве и подождать, пока какой-нибудь неосмотрительный зверёк не подойдёт к укрытию затаившегося хищника. Разве что ждать приходилось не минут десять-двадцать, как раньше, а час, а то и два. Вот только в данный момент гиену нисколько не волновали пробегающие мимо тощие антилопы, копошащиеся в зарослях мыши и прочая живность. Патрулирование, чтоб его. И хотя Нур то и дело поднимала голову и втягивала воздух, не сказать, что она была настроена искать нарушителей на территории тощезадого кошака. Пятнистую больше интересовали нарушители возле границ: гиенам-чужакам сразу нужно было показать Кузькину мать, чтобы тысячу раз подумали, прежде чем проситься в ряды клана, а встреченные львы были одиночками, и потому их не жалко было драть, в отличие от членов прайда, к многим из которых гиена питала если не симпатию, то по крайней мере относилась к ним лояльно. Так что самка размашистыми шагами направлялась подальше от сердца земель прайда, намереваясь пройтись по привычному маршруту по границе. Правда поначалу ей хотелось дойти до реки Зимбабве, напиться воды и попытаться отобрать остатки пищи у зазевавшихся крокодилов. В конце концов, никогда не знаешь, когда в следующий раз за этот день выпадет возможность поесть и утолить жажду.

Златоглазая снова вскинула голову, устало втянула воздух и… и была вынуждена остановиться, теперь уже принюхиваясь не на отвали. Что-что там у нас? Уже изрядно сгнившая плоть, мокрые шкуры соратников и ещё не выветрившийся запах матриарха.. Похоже, кому-то придётся отложить свой поход к водичке. Резко свернув на источник запаха, самка перешла на бодрую рысь, принюхиваясь уже гораздо чаще, чтобы не ошибиться. Только когда вдалеке показались знакомые силуэты, она, наконец, перестала каждые несколько секунд проверять достоверность намеченного курса и стала идти спокойнее и тише. Кажется, в ком-то всё же проснулись охотничий инстинкт и щенячье озорство, потому что взрослая патрульная клана, которой уже пора не первый выводок воспитывать, решила напугать парочку, выскочив из ниоткуда с громким “бу!”. Но когда она подобралась ближе, то её внимание привлекло то, что юнцы что-то очень взволнованно обсуждали. И тогда в пятнистой затейнице заиграло простое любопытство, так что она легла на живот, сложила голову на лапы, чтобы оставаться незамеченной, да принялась в наглую слушать. И, как оказалось, не зря. Слава Ро’Каш, смрад гнили перебивал её запах, а высокая трава лугов скрывала её тушу.

Бедные маленькие детишки”, – с усмешкой пронеслось в её голове. Всю их компанию было сложно назвать новичками, не первый же день живут в клане. Но за всё это время они так и не смогли привыкнуть к здешним порядкам. Парнишка набрался смелости врать прямо в глаза самой грозной гиене клана, но хватит ли у него смелости нести это бремя дальше? Особенно теперь, когда о его секрете знает ещё одна гиена. Подставлять подружку, вверяя в её лапы такую тяжёлую тайну… Тоже мне, джентльмен. Когда их разговор, наконец, притих, Нур решила более не пользоваться услугами высокой травы и вони разлагающегося мяса. Она выскочила, как чёрт из табакерки: резко, с непроизвольно вырвавшимся рыком и ужасно лохматой гривой. На секунду золотые глаза вперились в тушки застывших соратников, однако когда взор скользнул к кровавому месиву позади них, она не сдержала удивлённого свиста. Н-да, может зря она считала патрулирование территории гораздо скучнее, чем её границ? Диковато улыбнувшись своей фирменной улыбкой, пятнистая спокойно сделала несколько шагов к мёртвым собратьям… точнее, к тому, что от них осталось. Неужели эта каша действительно когда-то представляла собой гиен? Наглядевшись вдоволь, Нур бросила взгляд через плечо к парочке. В золотых глазах не было ни привычных диковатых искр, ни насмешки. Самка была непривычно серьёзной и задумчивой, потому что на сей раз повод действительно был не шуточным. Выводя в прошлый раз новеньких на охоту, Нур мысленно успокаивала себя, что они привыкнут. Станут сильнее морально, научатся, как обводить окружающих вокруг пальца и оставаться целёхоньким, даже когда что-то натворили. Не привыкли. Не научились. Это по-прежнему те же зелёные юнцы, которых можно до смерти испугать простой потасовкой двух соклановцев, не поделивших кость. Гиена устало выдохнула, заглушая задумчивость в глазах ехидством, к которому привыкла, наверное, вся саванна.

Да харэ пялиться, будто увидели Ро’Каш. Вы чо, не узнали меня? Это ж я, Нур!, – натягивая клыкастую улыбку и поворачиваясь к ним всем корпусом, усмехнулась пятнистая, – нет, правда, хватит так смотреть. Если бы Шензи знала обо всех промахах клана, то от него бы осталась только половина. И я к этой половине, к сожалению, не отношусь.

До недавнего времени о хорошем отношении Нуры ко львам знал весь клан. В конце концов, мало кто из клана не брезговал хотя бы пройтись мимо кошек без едких замечаний, в то время как Нур периодически принимала участие в львиных охотах, делила с ними куски дичи и отдыхала с некоторыми львицами в теньке в особо знойный денёк. Сейчас же, когда отношение клана ко львам ухудшилось (казалось бы, куда хуже?), гиене пришлось тщательнее скрывать свои редкие встречи со львами, и тем паче проносить мимо зоркого глаза Шензи хоть какие-то объедки для оголодавших львиц прайда. Если раньше узнав о том, что её подчинённая таскает еду львицам Шензи могла просто выбить из Нур всё д*рьмо, то сейчас, когда матриарх открыто выступила против львов, она вряд ли оставит Нур в живых. Скорее разорвёт на части на глазах у всего клана, чтобы другим не повадно было.

Эй, мелкая, – переводя взор на Наил, кивнула самка, – будь добра, не подставляй своего дружка и Лило, держи язык за зубами. Будет сложно – говори, можем просто тебе его оторвать, чтоб не мучилась. Если мамка клана поймёт, что кашу заварили львы, то это будет для неё прекрасным поводом начать войну со Скаром. Не сказать, что я фанатею от лысого тощего королька, но разрываться между соклановцами и очень хорошими знакомыми из прайда мне не хочется. Я понятно объясняю? – старшая гиена наклонила голову, глядя на Наил исподлобья с ухмылкой, которая, в принципе, не особо помогала успокоить светлошкурую. – За меня волноваться не стоит. Если до Шензи дойдут подробности произошедшего, то она, во-первых, поймёт, что я обхожу только границы, а не всю территорию, а во-вторых, может посчитать, что я предала её в пользу львов. Знаешь, что будет мне за это? Молодец.

Н-да, представлять, как вытянется морда матриарха, когда до неё дойдут эти новости, не особо хотелось. Раскрытую пасть разъярённой самки, несущейся прямо на предательницу – тем более. Особенно, когда этой самой предательницей она назовёт именно тебя, прежде чем начнёт рвать твою тушу на части. Масла в огонь подливал ещё тот факт, что Нур когда-то покушалась на звание матриарха. И если тогда Шензи пощадила молодую и безмозглую самочку, то сейчас, когда эта самочка превратилась в крепкую и здоровую гору мышц, вряд ли она столь же благородно позволит ей жить дальше в клане, зализывая раны. Вряд ли вообще позволит жить.

Если, конечно, выйдет живой из этой схватки”, – мысленно усмехнулась темношкурая. Прошло года два, если не больше, и если Нур за это время набиралась мозгов и училась нормально сражаться, то Шензи прожила уже больше половины своей жизни. Впрочем, не стоит думать о том, что старость главной мамочки не за горами. По крайней мере, пока она так прочно сидит на троне.

Ты, – Нур кивнула на самца, пытаясь припомнить его имя, – Даламар… Далар… Тьху, в общем, кто был в патруле кроме Лило? Виру, Жиневра? Может, Войгу или Вайда? Постарайся вспомнить имена или хотя бы описать. Это важно.

+5

56

Наил чуть не врезалась в Делмара, когда тот внезапно встал прямо на ее пути. Крокута глупо вылупила глаза, смотря на просто поразительно спокойную морду своего друга, пытаясь внять его словами. Прочувствовать даже, если точнее. Головой-то она понимала, что Делмар прав, Шензи не стала бы заморачиваться с такой многоходовочкой (…наверное…), но как это объяснить бешено скачущему сердцу у нее в груди и шумящей крови в ушах? Всегда же есть это пресловутое “а вдруг?”, которое противным червячком прогрызало себе домик в сознании Наил.

— Ты можешь сбежать, а я останусь охранять маму.

— Нет! — тут же встрепенулась крокута, чуть ли не впервые повысив голос с тех пор, как погиб их клан. Он вообще представляет что сказал? Уйти? Бросить его в этом жутком месте?! Оставить его — и остаться самой, — поистине совсем одиноким? От этой идеи стало еще холоднее, чем от всего, что до сих пор тут обсуждалось. Она хотела было уже отчитать Делмара за то, что даже предложил такой вариант, но крокут и сам уже стушевался, осознав какую глупость сморозил. Наил уткнулась взглядом себе под лапы.

Проблема в том, что у нее у самой не было ответов на вопросы, которые задавал Делмар. Даже каких-то зачатков. В идеальном мире, они бы могли спокойно поговорить с Мазего, она бы увидела правду, признала свою ошибку и они бы все втроем сбежали бы под покровом ночи подальше от этих проклятых мест. Хотя, чего уж. В идеальном мире, они бы даже и не оказались здесь, их клан был бы жив и они бы, как ни в чем ни бывало, бороздили бы бескрайние просторы саванны, как птицы небеса.

Наил не настолько наивна, чтобы полагать, что их реальное положение дел настолько радужное. Оно бесцветно, как земля на Кладбище Слонов.

Резкое движение из травы неподалеку вкупе с донесшимся оттуда рыком заставил Наил подпрыгнуть на месте и взвизгнуть от ужаса. На мгновение крокуте показалось что их застукала сама Шензи: все, что она могла разглядеть во тьме ночной — это крупный гиений силуэт, растрепанную челку и шрам через всю морду. Она начала запинаясь что-то неразборчиво мычать, а в голове металась одна мысль: “нам конец!”. Их застукали, Шензи все это время сидела в кустах и слушала их и вот, теперь у нее есть неопровержимые доказательства, и их сейчас разорвут на кусочки. Весь мир, казалось, сосредоточился на этом силуэте, который, однако, не напрыгнул на них, не впился мощными челюстями им в шеи и даже не облил их щедрой порцией грязи. Потом пришло осознание, что оттенок шерсти немного не тот и шрам идем горизонтально, а не через глаз, как у матриарха, и голос, когда силуэт заговорил, оказался не тот. Тоже резкий, тоже грубый, но куда менее пугающий для Наил, чем голос Шензи.

— Н-н-нур? — промямлила крокута зачем-то. Лапы дрожали и вообще, казалось, вот-вот подкосятся от страха. Даже если это не сама Шензи, то это не сильно лучше! Она слышала что они обсуждали? Она пойдет и доложит матриарху? Или же решит приберечь для себя эту информацию, чтобы использовать в личных целях? Наил ждала, что вот сейчас старшая самка скажет, что все, конец их маленькой конспираторской конторке, но…

Когда Нур заговорила, Наил облегченно вздохнула и тут же испуганно вжала голову в плечи и отрицательно замотала головой, что казалось, она сейчас отвалится сама. На всякий случай крокута даже захлопнула пасть покрепче. Почему-то, слова Нур совершенно ее не успокаивали, хотя чисто их содержание, по-идее, — самое лучше, на что Наил могла бы надеяться. Самка обещала ничего не рассказывать из услышанного, ей самой не выгодно. Но от взгляда этих желтых глаз все равно мурашки по спине пробежали марафон. Наил согласно замычала, кивая головой, не рискуя открыть рот. Вдруг действительно язык вырвет безопасности ради.

— Д-д-делмар, — тихо поправила старшую самку Наил и тут же снова больно закусила губу, пряча язык за зубы.

+3

57

«Я бы попросил! Не толстожопый, а крупный!» – наверное, Маслахи ответил бы извивающейся под ним гиене что-нибудь наподобие этого… Если бы, конечно, не был занят тем, что буквально хотел раздавить Парм собственной грудью. Нет, что вы, не подумайте, что одиночка могла задеть такая мелочь, как жирный намёк на его большой вес по сравнению с другими львами! Ну, разве что совсем чуть-чуть… Нет, разозлило песочного не это, а само поведение гиен. Наглые, самоуверенные, тупоголовые создания! Он готов был убраться с чужих земель – чай, не первый год живёт и не дурак, понимает, что сам виноват. Готов был, чтобы избежать жертв – причём с обеих сторон. Но нет же, этим идиотам надо было лезть в самое пекло! А он потом сиди под каким-нибудь кустом да зализывай раны… Горло, к слову сказать, невыносимо жгло огнём, но Маслахи старался не обращать на это внимание. Получалось, конечно, так себе, поэтому одиночка без конца гонял одну и ту же мысль по кругу: вытерпи, сбеги, а потом можешь ныть и плакать от боли сколько душе угодно!

Что там в этот момент происходило с подростком-альбиносом песочный не знал – бедняга оказался вне поля зрения Маслахи. Зато туда попала мчащаяся на всех парах третья гиена. Едва ли не в последний момент боковым зрением уловив приближающуюся опасность, одиночка тут же поднялся на лапы, тем самым отпустив прижатую к земле крокуту, и, сгруппировавшись, выставил плечо навстречу мчавшейся в его сторону Тофу. Иногда размеры имеют значение: бедняга-гиена разве что не мячиком от стены отскочила от крупного тела самца. Правда, чего уж и говорить, она тоже была отнюдь не пушинкой – по инерции сделав шаг назад и почувствовав боль в плече, Маслахи зажмурил глаза и шумно выдохнул, будто из него спустили весь воздух. Надо было бежать. Они могли бы выиграть эту битву – если бы одиночка не получил такую серьёзную рану. И это он ещё не видел последствия атаки Чедди!..

Клёкот сокола, вдруг прорезавший воздух, заставил одиночку резко поднять голову и тут же поморщиться от боли. Ниа! В первые доли секунд Маслахи, правда, подумал, что это мог быть и какой-то другой сокол, пусть и всё равно дружелюбно настроенный, однако стоило пернатому хищнику спикировать вниз и пролететь в считанных миллиметрах от голов гиен, как песочный убедился в своём предположении: это был его друг. Никогда он не спутает эти небольшие для сапсана размеры и коричневый окрас!

Я их отвлеку, бегите! – только и успел прокричал сокол, взмывая вверх для новой атаки. Коротко кивнув другу, Маслахи огляделся и чуть не поседел: он увидел подростка. И то, что осталось от него лапы. Пулей подлетев к Гилберту, одиночка принялся залепливать грязью ужасную рану альбиноса. Ну, хоть какая-то польза от этого болота!

Потерпи, дружище! – не зная, что ещё можно сказать, приговаривал лев. – Щас выберемся из этого дерьма – и подлатаем тебя по-нормальному, – но подростку, кажется, было всё равно. Он вообще выглядел каким-то отрешённым от мира и… – Эй! Эй, не отключайся, слышишь? – потрепав нового знакомого по щеке, Маслахи – надо сказать, не без труда и кряхтений – закинул подростка себе на спину и обернулся: Ниа Мачо вновь камнем летел вниз, пытаясь отвлечь внимание всего гиеньего патруля на себя. Если у него получится, они без проблем смогут сбежать и, возможно, даже спасти свои жизни. Если же попытки сокола окажутся неудачными… Ох, о дальнейшем развитии событий в этом случае одиночка не хотел даже думать.

Мастеру Игры

+1

58

Пост от лица фамильяра Тамы.

—-→>> Водопады Зулу

Пока они спешили в сторону пруда, пересекая бесконечное болото, в которое превратились некогда плодородные земли, успело стемнеть. Все-таки, практически другой конец территорий прайда, угораздило же их так разбежаться. Линдана уже откровенно начинала уставать и с нетерпением ждала возможности устроиться у Тамы между лопаток, поворчать о том, что в ее годы уже не пложено так надрываться, пусть ценит оказанную помощь, пока она еще более или менее в состоянии так носиться по всем Землям Гордости из угла в угол. Соколица уже давно взлетела на более привычную ей высоту, пристально наблюдая за всеми сверху. Тоджо с Кулой торопливо (насколько ранение самки позволяло ей, и вот это уже было интересно самой Линдане, но она не стала спрашивать, Тама с Малкой обязательно спросят сами) шли чуть позади нее, то и дело поглядывая наверх, чтобы убедиться, что они не потеряли свою сопровождающую. Сама Дана тоже, если надо было, спускалась и подзывала их, если львов вдруг сносило с правильной траектории. Птичник по дороге хватал, кажется, любую траву, которая попадалась на глаза, видимо, все еще не очень веря в убеждения соколицы, что все не так плохо, как прозвучало изначально. Вот, молодежь. Энергии слишком много, тратят, когда не надо. Ничего, старость быстро научит экономить.

Заветный пруд уже какое-то время маячил на горизонте, по крайней мере, с той высоты, которую заняла Дана. По мере приближения она начинала различать детали: гигантский валун, на котором она сидела несколькими часами ранее; две львиные фигуры… Самка припустила вперед, намереваясь показаться Малке с Тамой раньше остальных, успокоить, что вот, они нашлись и скоро будут. Однако, оказавшись уже относительно недалеко, всего пару километров, наверное, от пруда, она поняла, что что-то не так. Дана прищурилась, пытаясь разглядеть фигуры в темноте. Да, львы, самец и самка, как и должно быть. Только что-то не то было в этих фигурах. Особенно самец, слишком доходяга, грива слишком жидкая, по сравнению с Малкой. Она резко сменила траекторию полета, перестала снижаться и вместо этого сделала большой круг над прудом. Дана недовольно цокнула языком. Час от часу не легче.

На месте, где несколькими часами ранее она оставила своих друзей, сейчас возлежали королева Зира и сын Скара, Мхиту. В темноте не так легко было различить цвета, но пролетая высоко над их головами, Дана четко видела подранное ухо самки, ее кривые и резкие черты, а лев был слишком похож на Скара, только светлый, чтобы его можно было спутать с кем-то еще из прайда. Тамы с Малкой было не видать.

Соколица выругалась про себя и со всей прыти полетела назад к Тоджо с Кулой. Надо перехватить их до того, как они окажутся слишком близко к пруду. Последнее, что им сейчас нужно это стычка с королевой и ее пасынком. Может, они прогнали Малку с Тамой? Хотя скорее те сами отвалили куда-то, причем, если смогли, то даже до того, как столкнулись с ними. Им-то еще рискованнее попадаться.

Молодежь она перехватила за несколько километров от пруда, расстояние более, чем достаточное.

— У нас проблемы, — тихо сказала она, приземляясь перед Тоджо с Кулой. Тон ее был, мягко говоря, недовольный, да и на морде читалось явное раздражение всей этой ситуацией. Крылья зато блаженно заныли, радуясь, что им наконец дали небольшую, но все же передышку. — Тамы с Малкой нет на месте. Пруд оккупировали Зира с Мхиту. Стойте тут, никуда не уходите, а я попробую осмотреться еще раз.

Пресвятые предки, она слишком стара для этого.

Мощным взмахом крыла Дана взлетела назад, ввысь, и принялась кружить над лугами. Сначала недалеко от пруда, рассчитывая, – надеясь, – что они не ушли далеко. Но чем дольше она кружила над лугами всматриваясь в то, что осталось от некогда богатых земель, тем быстрее улетучивались  ее надежды.

После нескольких неудачных попыток, она решила направить свой взор в сторону Скалы Предков, и, о, счастье, заметила пеструю гриву Малки... в сопровождении Скара и слона? Соколица пригляделась и раскрыла клюв от удивления. Слон зачем-то нес у себя на хоботе Таму. Выругавшись, Линдана развернулась к ждавшим ее львам.

— Они у Скалы. Летим! — бросила она в полете, разворачиваясь к сердцу Земель Гордости.

—-→>> Церемониальный утес

Отредактировано Tama (19 Апр 2020 10:31:57)

0

59

Язвительные, раззадоривающие реплики гиены не вызвали у подростка ничего, кроме острой вспышки ярости. Как и всякий обитатель этих проклятых земель, альбинос ненавидел крокутов - этих мерзких, поганых тварей, отбирающих у охотников прайда добычу и насмехающихся над ними, думающих, что раз им покровительствует король, так им всё можно. А вот чёрта с два! Жаль только, что когти, не достигнув цели, пролетели мимо морды, хохочущая самка лишь  слегка пригнула голову и ей хватило этого, чтобы уйти от заслуженного удара. Ну ничего, следующий уже точно попадёт в цель, и тогда эта падаль пожалеет о том, что связалась с ним, пожалеет обо всём, что творила сама и все её гнусные сородичи.

- Закрой пасть! - злобно рыкнул разозлённый Гилберт в ответ издевательски хохочущей самке, чей смех был тем обиднее, чем сильнее крепло в его голове понимание того, с какой непринуждённой лёгкостью та ушла от пощёчины. Это, а также огромное желание дать в морду каждому из зарвавшихся уродов, всем, даже тем, кто не присутствовал здесь, и бить их до тех пор, пока не выплеснется вся столько времени копившаяся ненависть, заставляло молодую кровь кипеть от гнева и азарта, раззадоривало, подстёгивало на следующую атаку. Сказать по правде, Гилберт был бы не против, если бы они вдвоём с этим здоровяком разорвали всех троих падальщиков на части. Он бы не назвал себя особенно кровожадным, но в его глазах гиены были теми существами, которые не заслуживали жизни. Их вообще бы следовало истребить всех подчистую, по его мнению. Ну а что – пользы от них никакой, а вреда очень много. Хотя, если отнестись к последнему утверждению про пользу и вред с некоторой иронией, его можно было применить и к самому Гилберту.

Тем временем наглая крокутка проворно подскочила к уже начинающему замахиваться для ответной атаки подростку и, верно рассчитав удар, сомкнула мощные челюсти у того на подымающейся лапе.  На этот раз лев не успел увернуться и острые клыки беспощадно вгрызлись ему в плоть, разрывая мясо и дробя кость. Всё произошло так быстро и неожиданно, что первые несколько секунд Гил пребывал в полном непонимании произошедшего, но уже скоро сознание полностью захлестнула невыносимая боль, резко вытеснившая все другие эмоции и мысли. Подросток взвыл, не закричал, а именно истошно заорал от чудовищного по силе своей остроты ощущения, мгновенно разлившегося по всему телу. В попытке отдёрнуть левую лапу, которая точно намертво одеревенела (ей удалось лишь слегка пошевелить), альбинос свалился на землю, будучи не в состоянии удерживать равновесие.

На смену злости пришло отчаяние, когда белошкурый увидел на забрызганной кровью траве оторванный кусок собственной лапы - жутко застывшие в одном пальцы с выпущенными когтями. На его теле осталась лишь обезображенная, истекающая кровью культя. От чудовищной боли и непонимания того, как это произошло, из глаз непроизвольно потекли слёзы. Гилберт не хотел плакать, не хотел проявлять слабость даже в такой момент, но просто не мог это контролировать, это происходило само собой. Что же получается, теперь он никогда не сможет стать прославленным воином, никогда не покинет эти грязные, вонючие земли и не отправится в путешествие? Теперь он на всю жизнь останется только никчёмным калекой?..

Кровь из раны, без преувеличения, хлестала ручьём, и совсем скоро крик подростка, стремительно теряющего силы, перешёл в хриплый, прерывистый стон. Вместе с красной жидкостью из него, казалось, по капле вытекала сама жизнь, а вместе с ней и боль.

В конце концов, в Гилберте как будто что-то сломалось, организм не смог больше выдерживать напряжения и перешёл к стадии апатии. Ощущения сходили на нет и расплывались, сознанием завладевало сонливость и желание сдаться. Гилберт отчётливо не осознавал приближения собственной смерти и ещё то и дело порывался подняться, встать на лапы, показать, что ничего ещё не кончено и ещё рано ставить на нём крест, но тело упорно не слушалось. Чужак, драка, гиены, его так и не исполненная мечта лихо прорваться сквозь патрули и сбежать из этих ненавидимых им земель, всё это отходило на второй план, становилось неважным, ненужным, как будто чужим, не имеющим к подростку никакого отношения. Горькое отчаяние и злоба от осознания того, что это всё же конец, неумолимо сменялись равнодушием и  сонливой усталостью, нежеланием продолжать бесполезное сопротивление.

Одиночка, из-за которого всё это и случилось, не смог оставить альбиноса умирать  одного и судорожно захлопотал над ним, попытался залепить рану какой-то вязкой болотной грязью в тщетной надежде на то, что сумеет так остановить кровотечение и спасти младшему товарищу уже едва теплящуюся жизнь. Закончив неуклюже возиться с этим, одиночка, видимо, мало что понимающий в лекарском деле и больше ничем не умеющий помочь, взвалил его к себе на спину с явным намерением бежать отсюда, как можно дальше от этих проклятых земель и скорее найти помощь. Незнакомец во что бы то ни стало хотел сохранить жизнь калеке, вытянуть его с того света, не бросить, не оставить - спасти. На губах Гилберта появилась слабая улыбка от понимания того, насколько все эти усилия не нужны.

«Шёл бы ты к чёрту», - промелькнула последняя добродушно насмешливая мысль в его сознании перед тем, как оно окончательно угасло.

Персонаж мёртв

+6

60

Увидев возмущение в глазах самки, Делмар тотчас пожалел о своих словах. Действительно, как ему вообще могло прийти в голову предложить Наил такое? Поставь себя на ее место, и эта идея оказывается чуть ли не оскорбительной. Бросить друга в такое время… Но крокут уже просто отчаялся, ему хотелось счастья хотя бы для родных. Мать по-своему счастлива тут, а вот подруга… Но вместе, так вместе. Один за всех и все за одного, как говорится. До конца.

Они замолчали, смотря друг другу в глаза. Что делать дальше? Терпеть, молчать, повиноваться. Неужели такое будущее их ждет? Мар был самцом, самым старшим из остатков своего клана. Вот только опора из него была так себе, по правде говоря. Он до чертиков боялся Шензи и ее прихвостней, боялся, что она узнает и убьет его или Наил. Боялся смерти, боли. Он просто хотел жить спокойно. Как-то не получалось.

Кусты зашевелились, открывая их взору темную шкуру какой-то гиены. Сердце Делмара пропустило удар: “Шензи!”. Вот и смерть пришла, своими лапами. И подслушала их разговор. Пока крокут учился дышать заново, “Шензи” подошла ближе и оказалась совсем не матриархом. То была Нур, одна из местных взрослых самок. Он особо не общался с новыми соклановцами, но имена запомнил. Ну, знаете, на всякий случай. Да и Нур выделялась беспардонностью и интересным лексиконом. Вот и сейчас, глядя в испуганные светлые морды, она за словом в карман не полезла (да и карманов-то у нее не было).

— Будет сложно – говори, можем просто тебе его оторвать, чтоб не мучилась.

Эта фраза почему-то придала Делмару смелости. В моменты, когда что-то (или кто-то) угрожает его семье, страх отходит на задний план. Он нахмурил брови и встал между Нур и Наил, показывая, что готов ее защищать. Никто не вырвет язык его подруге, только через его труп. В обычных обстоятельствах он счел бы это за шутку, но сейчас все казалось угрозой. Слишком уж враждебным было его окружение. Кажется, самка не придала значения его жесту. Или не показала этого. В любом случае, она лишь продолжила свою мысль, которая заключалась в том, что она тоже считает, что участие львов в этой кровавой сцене должно остаться в тайне.

— Делмар, — тоже поправил он ее, вторя Наил. — Был еще Стич, Кимийя и Дживе. Они все поклялись молчать. Как и я. Мне кажется, Шензи ничего не заподозрила. Иначе ты бы разговаривала с трупами.

Последняя фраза была сказана с каким-то уж совсем нервным смешком. Но до этого голос Делмара не дрожал: он понял, что в данную секунду им ничего не угрожает. Да и прослыть полным трусом не хотелось.

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Бескрайние луга