Вид:
Африканский лев

Имя:
Ридевáль (имя не склоняется)

Пол:
Женский

Принадлежность:
Северное братство

Возраст:
6,2 года, матёрая

Внешность:
Точный размер: средний
Ридеваль высокая, крепкая львица, довольно неплохо сохранившаяся для своего возраста, и выглядящая ещё достаточно молодо, чтобы не терять привлекательности в глазах самцов. Однако годы постепенно берут своё - некогда стройное, поджарое тело, обладающее большой выносливостью и устойчивостью к физическим нагрузкам, в более ранние годы постоянно поддерживаемое в форме благодаря весьма беспокойному образу жизни, который обязывал сражаться и выживать, теперь начинает грузнеть. Самка медленно, но неуклонно набирает вес, чему причиной служит ныне изменившийся, гораздо более спокойный образ жизни, не требующий такой дикой активности, как ранее, а также недавняя беременность. Однако это ещё не способно помешать ей с успехом постоять за себя или защитить свою семью, если на то будет необходимость - отличные боевые навыки, приобретённые за долгие годы тренировок, никуда не пропали.

Гладкая короткая шерсть тёмно-серого цвета отчётливо выдаёт в ней южанку, не имеющую по происхождению никакого отношения к северным землям, хоть со временем она и приобретает пушистый подшёрсток, появляющийся из-за необходимости согреваться в новом, гораздо более холодном климате, в котором львица проживает на данный момент уже довольно длительный срок, и которое не собирается покидать в ближайшее время. На морде, груди, животе и пальцах имеются светло-серые, весьма приближенные к белому подпалины. Внутренняя сторона уха тёмная, грязно-коричневого оттенка с примесью всё того же серого, который по сравнению с основным окрасом выглядит светлее. Шкура Ридеваль во многих местах покрыта большей частью довольно мелкими, но всё-таки не собирающимся заживать рубцами - шрамы остались ей на память о прошлой лихой жизни.

Морда вытянутая и узкая, тем не менее, черты лица мягкие и плавные. Прямой, без горбинки, чёрного цвета нос имеет прайдлендерскую форму. Склера светлая, жёлтого оттенка, основной цвет радужки - серый, но при этом чуть отдающий ненавязчивым фиолетовым оттенком. Брови тёмно-бурые, почти что чёрные, того же цвета, что и кисточка на хвосте.

Характер:
Ридеваль скрытная и замкнутая львица, предпочитающая не откровенничать лишний раз с собеседником, а держать все переживания в себе. Впрочем, это не значит, что она по умолчанию настроена недружелюбно и будет стремиться избегать контактов с окружающими, нет, она относится к ним довольно спокойно, пусть и с лёгким чувством собственного превосходства. Несмотря на приобретённую за годы жизни в мерзейшем коллективе патологическую недоверчивость, сейчас действительно искренне старается перебороть себя и дружелюбно относиться к сопрайдовцам, не рассматривая их как потенциальную угрозу. Мирное существование является теперь для неё одной из основных целей, поэтому она по возможности старается не ввязываться ни в какие конфликты.

По натуре своей Ридеваль горда и самоуверенна, и не привыкла к тому, чтобы её решения ставились под сомнение. Теперь же властной самке приходится подавлять в себе желание всех построить и командовать, равно как и немалую вспыльчивость и агрессию, так как в данный момент львица вернулась в положение рядового члена прайда, в котором нельзя все проблемы решать грубой силой, вместо этого нужно уметь находить общий язык с собратьями и договариваться о компромиссах. И Ридеваль это удаётся, так как она далеко не глупа и не собирается с пеной у рта во чтобы то ни стало отстаивать свою точку зрения, когда выгоднее подстроиться под обстоятельства - прагматизм выше эмоций.

Львица держится холодно и отстранённо, практически не проявляет свои немногие хорошие качества при посторонних, представая в их глазах грубой и нелюдимой, и оттаивает только в окружении своей семьи, на данный момент состоящей из двух её детей, с ними она ведёт себя по возможности мягко и заботливо. Как мать - строгая, но понимающая. Несколько параноидально следит за безопасностью младшего детёныша, без колебаний набросится на любого, кто попробует причинить ему вред (львица слишком долго жила в обстановке, в которой каждый встречный потенциально желал ей всего плохого, так что столь просто от гнетущего чувства того, что что-то точно не слава богу, ей пока не избавиться).

Несмотря на кажущееся эмоциональное неучастие в происходящем в братстве, Ридеваль испытывает тёплые чувства по отношению к тем, кто когда-то приютил её и дал возможность жить относительно спокойной жизнью. Она благодарна этим львам и выражает это тем, что с уважением относится к их обычаям, пусть и считает, что то, во что они верят, на самом деле неправда. Если возникнет необходимость сражаться за эти земли, она не удалится в края поспокойнее, а с готовностью примет участие в битве, так как теперь с севером львицу связывает слишком многое, чтобы просто так бросить его перед лицом опасности.

История:
Львица родилась в небольшом прайде, распологавшемся на довольно засушливых, неплодородных землях, её родители не обладали ни титулами, ни знатным происхождением. Детство Ридеваль прошло в не самых благоприятных условиях, которые, впрочем, казались львёнку, который на тот момент не знал другой жизни, очень даже сносными. Серые будни неплохо скрашивала весёлая возня с братьями и сёстрами, а также другими детёнышами прайда - целая толпа мелких львят то и дело талантливо изобретала себе неприятности на пушистые задницы под предлогом весёлых приключений, так что скучать не приходилось. Мелкие же проблемы вроде тех дней, когда охотницам раз за разом не удавалось поймать ничего нормального и всем временно приходилось переходить на полуголодное существование, в юности не переживались особенно остро, хотя бы из-за того, что родители всегда старались нормально кормить своё потомство даже в такие моменты, даже если ради этого им приходилось жертвовать собственной порцией.

В подростковом возрасте Ридеваль начали брать с собой на охоту взрослые львицы. Первое время ей со с ровесницами приходилось довольствоваться вторыми ролями и в основном наблюдать за действиями опытных самок, обучаясь тому, как надо действовать, но уже вскоре темношкурой удалось добиться хороших результатов. Со временем львица приноровилась, освоила мастерство добычи пропитания и стала неплохой для своих лет охотницей. И теперь, когда казалось бы, чего ещё желать, так и живи себе всю жизнь, ходи на охоту, заботься о процветании прайда, потом выйди замуж, роди детей, научи их ходить на охоту, в общем, проживи стандартную для самки жизнь, наступил переходный возраст, бунт против устоев, традиций и отчего дома. Однообразная жизнь в родных краях постепенно стала вызывать у Ридеваль отторжение и скуку, молодому, буйному организму остро не хватало потрясений и свежих эмоций, что однажды просто вылилось в побег из дома. Едва достигнув возраста двух лет, она решилась на безумный импульсивный поступок, и сбежала куда глаза глядят вместе с симпатичным львом, ранее неоднократно встреченным ей на границах.

Этот лев оказался не простым бродягой, а членом какой-то группировки, постоянно переходящей с места на место и промышляющей грабежом чужих земель. Основным промыслом этих товарищей было воровство не принадлежащей им добычи, совершения прочих бандитских действий они также не гнушались, среди них нормой являлось убивать ради развлечения (в основном, конечно, травоядных, но жестоко поиздеваться над собратом также не считалось чем-то зазорным), устраивать драки ради веселья, насиловать самок - в общем, всё по классике. Казалось бы, такая примитивная, грубая компания должна была напугать нашу девочку и заставить её, поджав хвостик, убежать домой к мамочке, да не тут-то было, Ридеваль была далеко не нежным цветочком, а упорной, выносливой, не робкого десятка кошкой, к тому же неистово желающей участия в бесшабашном веселье, и разбойничья жизнь пришлась ей весьма по душе. На первое время её приняли как подружку того льва, который и привёл её в банду, как что-то вроде походной жены, но со временем она научилась отлично драться, путём многих и многих ошибок, шрамы от которых красуются на её шкуре и по сей день, и стала самостоятельно отправляться в рейды по разорению чужих земель, а также сменила объект своего любовного интереса, так что позже её стали воспринимать как самостоятельную боевую единицу, а не просто как приятное приложение к кому-то.

Основной костяк банды составляли львы, что естественно, так как они сильнее и в бою эффективнее, однако появление в таком коллективе львицы не считалось чем-то из ряда вон. Последних было меньше, но они были, и никто не имел ничего против этих поистине закалённых жизнью фурий, не страшащихся ни тягот кочевой жизни, ни морального разложения. Время от времени по естественным причинам у них появлялись львята, однако редко кому из них удавалось благополучно пережить счастливое детство. О потомстве никто особенно не заботился, продолжение рода не интересовало бандитов, живущих одним днём, так что к детёнышам относились весьма пренебрежительно: где-то бегает твой отпрыск - ну и отлично, пусть себе бегает, помер - да и чёрт с ним. Ридеваль и сама два раза приносило потомство, из которого в итоге в живых не осталось ни одного львёнка. Беременность тогда воспринималась ей как какая-то затянувшаяся, уже давно не смешная шутка, и всё, что она чувствовала на тот момент к своим детям, это острое желание поскорее избавиться от этих паразитов внутри и вернуться к прежней жизни.

Так прошло несколько лет, вся её лихая молодость, и в конце концов Ридеваль настиг новый кризис, на этот раз уже среднего возраста. Она пресытилась. Может, весёлая разгульная жизнь и была хороша поначалу, но перспектива жить так до конца своих дней Ридеваль больше не вдохновляла. Впервые за столько лет она задумалась о своём будущем, и с горечью поняла, что его нет, что изо дня в день будет лишь повторяться одно и то же, до тех пор, пока она не состарится и не ослабеет, или пока в один прекрасный момент её не убьют в бою, после чего о её существовании уже никто и не вспомнит. В юности было другое, тогда не пугала даже перспектива погибнуть во цвете лет, теперь же, с возрастом, львица стала смотреть на жизнь спокойнее и трезвее, теперь хотелось не просто веселиться, а хотелось какой-то осмысленности своего существования. Так, однажды она окончательно решила, что дальше это продолжаться не может, и ушла, просто отделилась от группировки и, как когда-то ранее, направилась куда глаза глядят.

Жизнь одиночки поразила её, в первую очередь, своей тишиной. Привычным для Ридеваль фоном будней всегда были разговоры, громкий смех, перебранки товарищей, в одиночестве же ничего подобного не было. Первое время было интересно, потому что непривычно, но уже вскоре львица поймала себя на мысли, что полная изоляция её несколько гнетёт. Пытаясь разнообразить свою жизнь, она сошлась с одним львом, попавшимся ей на просторах саванны, и какое-то время они путешествовали вместе, но новый любовник не вызвал у Ридеваль особых чувств, постепенно стал раздражать попытками ставить условия (командовать наша дама привыкла сама, и свыкнуться с тем, что кто-то оспаривает её решения и вообще у них равноправие, и свою точку зрения нельзя доказать, располосовав оппоненту морду, ей было сложно), и в итоге они разошлись.

Пару месяцев спустя Ридеваль родила сына, которого назвала Фёдором. Поначалу она отнеслась к нему стандартно: пищащий кусочек мяса что-то хочет, а мне нельзя даже съесть его, боже, ну за что? Но постепенно в самке проснулся уже, казалось бы, безвозвратно погибший материнский инстинкт, появилось желание заботиться об этом существе, которое, вроде как, даже её любило, что было забавно. Львица постепенно обретала внутренний покой и душевное равновесие в неспешных странствиях со своим детёнышем, к которому очень сильно привязалась. Его компания была по душе Ридеваль - тихий, спокойный, не капризничающий ребёнок, который не носился вокруг матери с визгом и воплями, да лучшего компаньона и придумать было нельзя. Под его влиянием у львицы даже стал несколько смягчаться характер, ей ведь хотелось выглядеть достойно в роли ответственного родителя - так со вспыльчивостью и готовностью бить рожи всем несогласным постепенно было покончено. Ридеваль сама стала походить на своего детёныша, становясь спокойнее и сдержаннее, а также у неё наконец появился смысл жизни - защищать этого самого детёныша. Никакой конкретной выгоды это не давало, кроме приятного ощущения, что в кои-то веки хоть кому-то искренне на тебя не плевать.

Совместное странствие продлилось около года, после чего неожиданно закончилось в горах. Когда они совершали переход через северные земли, то набрели на молодой местный прайд, в котором им радушно предложили остаться. Некоторое время им пришлось провести рядом с ним, пока недоверчивая Ридеваль выясняла нравы местных обитателей и то, действительно ли их хотят здесь видеть, а не заманивают, скажем, для ритуального жертвоприношения (за годы странствий львица видела и не такое, опыт подсказывал ей, что не стоит очертя голову кидаться в первые же распростёртые объятия). Выяснить удалось лишь то, что всё в порядке, никакой угрозы от аборигенов не исходит, и, подумав, Ридеваль приняла решение остаться. Здесь пришлось заново встраиваться в систему доброседских отношений и привыкать к тому, что твой сопрайдовец не потенциальный враг, не хочет тебе зла и не желает поиздеваться, и не надо так нервничать. Здесь всё было устроено так же, как и в её родном прайде, львица как будто после стольких лет вернулась домой. Что ж, Северное братство действительно стало её новым домом.

Ридеваль довольно быстро адаптировалась, перестав видеть в окружающих угрозу, впрочем, немного параноидальная привычка пристально следить за Фёдором и слегка нервничать, когда к нему подходил кто-то взрослый, сохранилась. Но и она исчезла, как только сынок оброс гривой и вымахал выше матери, потому что ну уж такому-то лбу точно ничего не грозит. Став взрослым, Фёдор и сам отстранился от матери и стал жить самостоятельной жизнью, пусть они и по-прежнему пересекались, так как жили в одном прайде, он уже точно не являлся нуждающимся в матери котёнком, так что теперь отношения между ними стали ощутимо прохладнее.

Вырастив детёныша, Ридеваль вновь почувствовала себя одинокой и ненужной, экзистенциальный кризис снова выглянул из-за угла и состроил противную рожу. Никаких иных способов с ним бороться самка не знала, а потому решила действовать по старому, уже проверенному методу - чтобы снова почувствовать, что твоё существование для кого-то имеет смысл, нужен кто-то, кто бы в тебе нуждался. Иными словами, нужно было завести ещё львят. Странная схема, но вроде рабочая, так что Ридеваль, приняв это решение, пропала на короткий срок, удалившись от территорий братства (вступать в связь с кем-то из прайда ей не хотелось, сказалась старая привычка не обременять себя самцами, а самцов собой), после чего как ни в чём не бывало вернулась, довольная тем, что поставленную задачу удалось выполнить. Несмотря на уже солидный возраст, вызывавший у неё некоторые опасения, не так давно Ридеваль разродилась вполне здоровым детёнышем. Колесо Сансары дало оборот.

Уровень боевого опыта
Опытный боец

Цель персонажа в игре:
Заботиться о детях

Связь:
Гилберт и компания

Отредактировано Ридеваль (12 Июл 2019 00:19:54)