Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Великое Ущелье


Великое Ущелье

Сообщений 931 страница 951 из 951

1

http://s9.uploads.ru/gijc3.png

Глубокое Ущелье пересекает почти всю территорию Прайда. Когда-то это был один рукавов местной реки, но с тех пор только иссохшие отложения ила на дне да плотина из старых бревен напоминают об этом. Ущелье — пожалуй, самое опасное место после Кладбища Слонов, потому что здесь очень часты оползни и обвалы. Так же, на его дне обитает семейство чепрачных шакалов, а на обрывистых стенах гнездятся грифы и другие хищные птицы. В сезон дождей Ущелье превращается в настоящий ад, так как именно сюда стекается вся дождевая вода.


1. В настоящее время Ущелье полностью затоплено дождевой водой. Стремительный поток чрезвычайно опасен, так как несет в себе очень много мусора — бревна, ветки, трупы утопших травоядных и т.п.. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

2. Края и стены Ущелья также считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз; также возможны оползни (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-2"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

3. Когда ущелье не затоплено водой, на его дне можно увидеть белый львиный силуэт, который так и манит за собой. Иногда этот таинственный лев поднимает голову к небу и зовет на помощь. И когда кто-то сердобольный спускается вниз, чтобы помочь, лев исчезает и появляется наверху, у самого края ущелья. Не успевает "помощник" опомниться, как обозленный призрак скидывает на него несколько крупных камней, чтобы зашибить насмерть.

0

931

- Выбраться? - Чумви сощурился и замотал головой, стряхивая с глаз капельки воды и пытаясь хоть немного высушить гриву, которая стала тяжелее раза в два-три. Затем растянулся на мокрой земле, чувствуя, кровь настойчиво стучала в ушах. Налетевший порыв ветра показался молодому льву особенно ледяным, и Чумви поневоле съежился.
- Вообще-то я встретил его наверху. Он, получается, был рядом с тобой, хотел тебя убить, но потом вас сбил с лап поток? - предположил Чумви. - Куоритчу удалось быстренько выбраться, но обратно лезть не захотел, ишь, лапки мочить испугался. А тут как раз я подвернулся... Ха, тоже мне, телохранитель.
И он издал хрипло-скрипучий звук, служивший сейчас ему смехом. Похоже, все кругом считают, что именно он, Чумви, убьет всех своих друзей и глазом не моргнет! Что Скар, что Куоритч... Хотя наиболее вероятен тот факт, что Куоритч в курсе планов вероломного короля и просто считал, что Чумви на их стороне. Ан нет.
- Он побежал к Скару, - Чумви поднял морду и оглядел острые, выдающиеся края ущелья. Нигде не мелькнуло мускулистой фигуры их врага, а ведь Куо лев заметный, так просто не спрячется. Интересно, хватит у него сил справиться с двумя ослабевшими львами? Чумви потряс головой и нехотя поднялся, подумав, что Нала права. Им нужно двигаться, и не только ради того, чтобы уберечь шкуру от чужих когтей. Чумви чувствовал, как неприятный холод ползет вдоль позвоночника и распространяется по шкуре. Движение поможет разгорячить кровь, и он согреется.
- Пойдем, - фыркнул он и поплелся прочь. Почему, интересно, все переворачивающие жизнь с лап на голову события происходят именно в Ущелье? Что за поганая карма у этого места! Тяжело ступая вперед, Чумви казалось, что с каждым шагом он все дальше удаляется от прежней жизни. И, что самое отвратительное, совсем не знал, куда идти. Искать Симбу и Рико? Но они могли быть где угодно. Они с Налой отныне отшельники, путь назад в Прайд им заказан.
"Как же Кула?" - внутри у Чумви будто что-то оборвалось. Вдруг... вдруг Скар выместит на ней всю злобу, всю ярость? Что будет с его сестричкой? Он остановился, поглядел тяжелым взглядом в сторону Скалы предков, далекой-далекой.
Он здесь родился. Вырос. А теперь вынужден бежать, будто преступник. Как убежали Симба и Рико. Круг жизни совершил полный оборот, и вот уже самого Чумви изгоняют с родных земель, а он только и может, что скрипеть зубами от злости и тревоги. Покуда его одолевали тяжелые и на редкость неприятные мысли, Налу, казалось, распирало от энергии.
- Я отвечу на все твои вопросы и расскажу тебе что я там обнаружила. Ты ни за что не поверишь!
- Ну и что ты там отыскала? - проворчал Чумви, еще не поняв, куда клонит подруга. Куоритч может в любую минуту нагрянуть с дополнительным отрядом львов.

+3

932

- Он подкараулил меня внизу ущелья и напал сзади. Наверное, шел за мной от самой Скалы, - Нала осеклась, осознав, что Чумви, скорее всего не знает о том, что случилось между ней и Скаром. Львица тяжело вздохнула и посмотрела в глаза своему другу. - Наверное мне лучше начать с самого начала, - Нала взяла паузу, чтобы собраться с мыслями. С чего начать и в насколько детальным сделать рассказ? Чумви ее лучший друг, она доверяет ему, как себе, но то, что произошло на Скале...
«То, что чуть не произошло на Скале,» поправила себя львица. Настолько мерзко и противно в собственной шкуре Нале еще никогда не было, а ведь Скар даже не успел ничего сделать. Чумви точно не отнесется к произошедшему спокойно, но и вернуться с разборками они не могут. Против них будет весь клан гиен, да и не стоит оно того, на самом деле. Ничего непоправимого не случилось, весь тот эпизод в пещере забудется стоит ей только проспаться как следует.
Но и скрыть причину, по которой ее изгнали тоже не получится. Можно, конечно, опустить приставания короля и сказать, что ее изгнали из-за драки с Зирой, но, откровенно говоря, король не сильно-то любил свою королеву, как особенно хорошо видно по сегодняшнему инциденту. Дети его, скорее всего, тоже не купались бы в любви. Нала только сейчас вспомнила про двух львят Зиры, которые родились мертвыми, потому что Нала не смогла избежать конфронтации и пнула стервозную королеву в живот. Их смерти на ее совести, с какого угла ни посмотри на эту несомненно скверную ситуацию. Какими бы прогнившими ни были их родители, сами львята были ни в чем не виноваты. На тот момент, по крайней мере.
«Может, оно и к лучшему?» подумала львица, пытаясь успокоить разбушевавшуюся совесть, «с такими родителями львята не смогли вырасти хорошими членами прайда. Да и с этим голодом они имели бы столько же шансов просто мучительно погибнуть. Когда мир столь плох и жесток, может, не стоит даже...»
Нала прервала себя на полуслове, тряхнув головой. О чем она вообще! Не то место и не то время, чтобы впадать в меланхолию и начинать вести пространные философские монологи. Да, она своими лапами убила двух невинных малышей. Это ужасная трагедия на ее совести. Но за нее она ответит потом. Хоть перед совестью, хоть перед законом, хоть перед самими Предками.
- Ты, наверное, слышал, - наконец прервала тишину львица, - что у нас Зирой случилась... перепалка. - Нала тщательно подбирала слова, стараясь передать реальную ситуацию, не обвиняя и не оправдывая кого-либо. Пока что. - В которой я, случайно, пнула ее в живот. Это спровоцировало преждевременные роды, в результате которых два львенка из четырех погибли, - Нала шла, уткнувшись взглядом под лапы, которые казались львице свинцовыми и не только от усталости. - По моей вине, - закончив фразу львица выдохнула. Она сама и не заметила, что затаила дыхание.
- Скар вызвал меня, - продолжила она, не дав Чумви вставить и слова, - рассказал о случившимся и, поскольку я виновата в смерти двух его наследников он дал мне выбор: изгнание и почти верная смерть или, - львица опять запнулась. А черт с ним. Сказала «А», надо сказать и «Б». - Или стать его королевой, - Нала наконец-то повернула голову к Чумви.
- Я, конечно же, сказала нет и когда он попытался подмять меня под свой тощий зад, ударила его, - поскорее добавила она, чтобы успокоить своего друга.
- После такого у меня оставался только один выход. Изгнание. Я и сбежала.
«Даже не успев ни с кем попрощаться. Предки, что будет теперь с мамой?!»
- А Скар, похоже, не стерпел такого оскорбления и отправил следом за мной Куоритча с приказом убить меня. Он нагнал меня возле ущелья, напал сзади, как раз, когда я закончила раскапывать обвал. Мне удалось его с себя скинуть, после чего он погнался за мною вдоль по ущелью. Я пыталась от него отвязаться, даже смогла на него пару камней обвалить, как мне показалось, но мне надо было оторваться. Я нашла более или менее пологий склон и стала карабкаться по нему. Оттуда-то меня и смыло прорвавшимся потоком воды. Что было с Куоритчем в тот момент и после, я не знаю, но раз ты его видел, значит он выбрался и может вернуться.
Всю эту тираду Нала выдала буквально на одном дыхание, подстать атмосфере рассказываемой истории. Всего лишь от воспоминаний об этом дико опасном случае сердце начало колотиться, словно она снова там, внизу, бежит марафон по воде с ее жизнью в качестве главного приза.
- На самое главное вот что. Тот обвал, который мне удалось слегка раскопать — тот самый, под которым, как сказал Скар, погибли Симба и Рико, - морду львицы расплылась в улыбке и сердце уже колотилось не от отзвука того страха, что она испытывала во время погони по ущелью, но от нетерпения рассказать главную новость. - Да только нету там никого. Пусто! Ни поломанных костей, ни остатков личинок, пожирающих трупы, ничего! Никого там не завалило. А значит Симба и Рико живы, а Скар нам все это время врал! – выпалила на полном ходу львица и наконец сделала большой вдох. Все! Словно груз какой-то сокровенной тайны снялся с груди и сразу стало легче. Ведь теперь об этом знает еще и Чумви и он наверняка поможет ей отыскать принцев! Внезапно эта сумасшедшая идея, которая промелькнула у львицы прямо перед нападением полковника перестала казаться такой сумасшедшей.

+5

933

Чумви кивнул. Да, про перепалку слышал, хотя всегда сомневался в правдивости слухов. Якобы Нала беспричинно напала на Зиру и вцепилась в ее живот. Якобы Зира почти не защищалась, а Нала трепала ее шкуру. Чушь! Однако спросить, что произошло в тот день, у него не предоставлялось возможности. Поэтому он навострил уши и прислушался.
Преждевременные роды. Чумви отвел взгляд от подруги и молча шагал вперед. Он не сказал ни слова и тогда, когда львица призналась, что это ее вина. В сущности, так и было, но он бы никогда бы этого не произнес вслух. Когда рождаются мертвые львята - это всегда трагедия для матери, трагедия для прайда, даже если эти львята дети самого отпетого негодяя. И Чумви не мог внутри себя заглушить голоса жалости. Когда он заметил, что Нала умолкла, то заставил себя открыть пасть.
- Продолжай, - хриплым голосом сказал Чумви. Нала сделала это не специально, произошел несчастный случай. Только и всего. Конечно, она приложила лапу к этой трагедии, но вешать на молодую львицу полную ответственность глупо, неправильно. Поэтому, когда Чумви мельком глянул на подругу, в его глазах не было и тени осуждения. Лишь понимание.
Он-то знал, что значить совершать поступки и жалеть о них. Он никогда не забудет тех минут в пещере, не забудет, как открыл пасть и выдохнул "Да". Не забудет, как вспыхнули торжествующе глаза Скара.
- Королевой?! - грива Чума немного приподнялась от возмущения и гнева. - Да ему плевать на собственное потомство и свою супругу!  Мерзкий, плешивый...
Он заставил себя замолчать, хотя внутри все клокотало от гнева. Дальнейший рассказ Налы он слушал, кипя. Все и так было понятно - Скар, пребывая в ярости от того, что Нала отказалась, послал к ней своего телохранителя. Внутри застыло все, когда Нала рассказывала, как сражалась с Куоритчем. Здоровенный лев, сильный, закаленный в схватках. Если бы не поток воды, кто знает, как бы все закончилось... Он пребывал в таком гневе и так увлекся, что даже не заметил, что Нала упомянула про "раскапывала завал".
- На самое главное вот что. Тот обвал, который мне удалось слегка раскопать — тот самый, под которым, как сказал Скар, погибли Симба и Рико.
Он споткнулся.
- Да... Что с ним? - его голос дрогнул.
- А значит Симба и Рико живы, а Скар нам все это время врал!
Чумви остановился и печально, с горечью посмотрел на Налу. Он не утрудил себя даже тем, чтобы хотя бы попытаться казаться удивленным. Лишь слегка кивнул и шевельнул растрепанной кисточкой хвоста. Врать он больше не хотел, особенно Нале, особенно после того, что она пережила и как открыла правду. Чумви как-то не задумывался о том, что именно скажет, когда истина вскроется. Безусловно, он не сражался против Симбы и Рико, не обнажил когтей, но сама гнилая мысль о возможном смещении короля возникла же в его мозгу! И он ее принял. Согласился участвовать в плане Скара, даже повел Симбу на верную смерть.
И сейчас лгать было бессмысленно. Надоела ложь. Если с Налой они оба изгнанники, значит, ей пора знать всю правду. И о нем тоже. Чумви покачал тяжелой головой.
- Я знаю, - тихо сказал он. - Я ведь там был.
Он обвел взглядом унылые пустоши, в которые превратились некогда цветущие земли прайда.
- Прошу, не перебивай меня. Я тоже должен тебе кое-что рассказать. Прежде, чем ты захочет выцарапать мне глаза. Я не участвовал в нападении, я старался помочь им. И делал это, рискуя своей шкурой. Просто... выслушай. - он по-прежнему на нее не смотрел. Тайна вновь всплыла наружу, и никак не удавалось похоронить ее в своем сердце. Конечно, рано или поздно все бы открылось. Симба ведь не бросит королества, он должен вернуться. Но Чумви думал, что к тому времени найдет нужные слова.
- Вы с Симбой были обручены едва ли не с рождения. А я любил тебя. Любил так, что скулы сводило от злости при мысли о том, что ты станешь его невестой. Моя ревность была ужасной. Я считал, что Симба никудышный король, что он нас ведет в пропасть, к гибели. Может, я сам себя обманывал и старался найти оправдания своей злости, своей ревности. Как бы то ни было, мы с ним однажды повздорили и поцапались в пещере. До крови. Это увидел Скар и предложил мне присоединиться к нему.
На этот раз Чумви посмотрел в глаза Нале.
- Я согласился. Я думал, что он будет лучшим королем. Он ведь старше, умнее, опытнее... И он брат Муфасы. Я не думал... я не осознавал, как именно он собирался стать головой. Думаю, я понимал это, но отказывался признавать. Тем более, что до этого еще было так далеко! Но дни пролетели быстро. И вот уже я должен был привести своего лучшего друга в ловушку, подстроенную Скаром. В ущелье, где его ждали здоровенный одиночка и Мхиту. А еще его брат. Он каким-то образом заманил туда и его.
Он будто снова почувствовал, как вздымается пыль под лапам, как напряжен и взвинчен Симба.
- Я не смог.
Он снова увидел перекошенную морду друга, узнавшего правду.
- Я рассказал ему все. Он помчался в ущелье на выручку Рико, а я следом. Силы неравны. Он был молодой, неопытный. Как и я. А тот одиночка - здоровенный детина. И на его стороне был Мхиту и еще одна самка из прайда, но я не помню ее имени. Тату, кажется. Это неважно. Я решил сделать все, что в моих силах, чтобы они ушли. Я... я не знаю, как все вышло. Я притворялся и изворачивался, бросался под лапы к врагам и делал вид, будто запутывался в собственных. Я сбил с лап того одиночку... Благо, мы не работали слаженной командой. Каждый просто пытался дотянуться до горла Симбы и его брата. Вот и все. Мой план сработал, Симба с Рико добежали до тропы и, задев камни, вызвали обвал. И скрылись. Я первым сказал, что преследовать нет смысла, что лучше выдумать, будто они мертвы. И я остался.
Он зажмурился, но почти сразу же открыл глаза.
- Я пытаюсь оправдаться за ту гнилую мысль, - тихо сказал он. - Но я скрывал долгое время, что замышляет Скар. Может, если бы я раньше одумался, можно было придумать какой-нибудь план.

Отредактировано Chumvi (6 Июн 2016 18:53:10)

+6

934

Первая мысль, пришедшая в голову Нале, когда она увидела печальный взгляд Чумви была, что он решил, что львица свихнулась. Помутнение рассудка на фоне эмоционального потрясения сегодняшнего дня, некоторые животные слетали с катушек и от меньших переживаний. Нала даже было открыла рот, чтобы перехватить какие-либо возражения или слова, призванные успокоить ее "буйное воображение". Хотела настоять, что нет, она не ударилась головой, когда сбегала от Куоритча, хотя в ушах до сих пор слегка звенело. Нет, ей не привиделось, и она не принимает желаемое за действительное. Но следующие слова заставили ее застыть от кончиков усов и, казалось бы, до самого сердца.
- Я знаю, я ведь там был.
Пасть Налы, звонко щелкнув, непроизвольно захлопнулась вокруг каких-либо слов, которые хотели было вырваться. Тело, словно онемело и отказывалось слушаться. Немигающий взгляд глаз-хамелеонов, казавшихся в этих сумерках ближе к темно-голубому, нежели ее обычному водянисто-зеленому, искал в знакомых чертах друга хоть какое-то объяснение всему этому. Мир вокруг посерел, а потом и вовсе перестал существовать, точно кто-то нацепил на глаза львицы шоры. В ушах снова зашумело и застучало, словно Нала опять в том смертельном водовороте, снесшим ее со скалы.
«Прости, что?» подумала Нала, даже не заметив, что уже говорит не вслух. «Ты был там, ты видел все, что там произошло — что бы там ни произошло, - знал, что они живы и МОЛЧАЛ?!» Все это было сказано львицей про себя, но вопрос совершенно явно читался в глазах.
- Прошу, не перебивай меня. Я тоже должен тебе кое-что рассказать.
Львица все еще молча стояла и смотрела на своего... друга? Она уже и не знала что думать. Разве друг стал бы скрывать, что наследники его королевства, - да, гиены все подери, что их лучшие друзья! - живы, когда все вокруг уверены в обратном. Разве друг... будет поступать так злобно? В любом случае, Нала не смогла бы перебить Чумви, даже, если бы захотела. Язык все еще отказывался слушаться, сердце стучало, как копыта целого стада паникующих зебр, дыхание было тяжелым и прерывистым. Поэтому Нале оставалось только слушать.
«Нападение? Так значит, все-таки, Скар попытался убить наследников, я была права... При чем здесь наша с Симбой... Оу.»
Глаза Налы, если это было вообще возможно, округлились еще сильнее, когда изо рта Чумви полилось самое настоящие признание в любви. Мозг, словно завис, прокручивая в голове одну и ту же фразу:
Я любил тебя
Я любил тебя
Я любил тебя

Что на такое принято отвечать? Что на ТАКОЕ вообще можно ответить? «Прости, но я не разделяю твои чувства, давай останемся друзьями?» Это издевательство какое-то. Но... Взаимных чувств у львицы к нему не было. Она любила его, как любят лучших друзей. Братьев и сестер. И да, в тяжелые времена, подобно этим, часто грань между дружбой и чем-то бóльшим расплывается под натиском лишений. Когда вокруг не остается ничего и никого больше, все живые существа, волей-не волей тянутся друг к другу за теплом, защитой и поддержкой. Но... это не их случай. А потерять ту дружбу, которая у них была, Нала тоже не хотела. Если, конечно, ее еще можно спасти теперь, когда начинают всплывать большие и страшные секреты.
Чумви продолжил свой рассказ, не давая Нале много времени на рассуждения и самоанализ. Он поведал о том, как Скар его «завербовал». Какую гнусную задачу он ему задал. И...
- МХИТУ?! - высоким, почти писклявым голосом, с примесью горького воя, столь не подобающего представителю львиного рода, вырвалось это имя из груди Налы. Шерсть львицы стояла дыбом, а все тело заколотило, словно от озноба, когда она узнала, что ее собственный младший брат оказался замешан в попытке убийства ее друзей.
«Нет... нетнетнетнетнетнееет! НЕТ! Не может этого быть! НЕ МОЖЕТ!»
В груди что-то очень больно заныло, а в горле словно кость застряла. Взгляд поплыл, как будто она, опять, в этом грешном водовороте. Они с братом были сейчас не в самых лучших отношениях, но такого предательства львица не ждала от него. Перед взглядом всплыл маленький, весёлый и улыбчивый комочек, которым когда-то был ее брат. Нала не хотела верить в то, что ей только что сказал Чумви. Но что-то ей подсказывало, что лев не врет.
Чумви перешел к описанию самого события. Нала слушала его, словно сквозь толщею воды. Лев излагал все в деталях, которые никак не выдумаешь, даже имена назвал. Рассказал и как он, изображая из себя неуклюжего идиота, помог принцам сбежать.
- Я пытаюсь оправдаться за ту гнилую мысль. Но я скрывал долгое время, что замышляет Скар. Может, если бы я раньше одумался, можно было придумать какой-нибудь план.
Нала тряслась как лист на ветру. Лапы подкосились, и она совершенно неженственно плюхнулась на задницу. Дышать вдруг стало больно и львица не могла набрать полную грудь воздуха, как ни старалась. Паника, хуже, чем та, с которой Нала столкнулась в ущелье, засела у нее в мозгу. От Куоритча можно было убежать. От воды можно было спастись. А как победить собственное тело, вдруг отказавшееся выполнять самую важную свою функцию?!
Нала сидела и со стеклянным взглядом хватала ртом воздух, точно рыба, которую вынесло на сушу. Короткие, маленькие вдохи, чтобы хоть как-то наладить доступ кислорода к жизненно важным органам и пробить этот чертов комок, застрявший в горле и эту боль, распространившуюся по все грудной клетке, от сердца до легких.
Перед глазами все поплыло и поблекло, но уже не так, будто водой застило глаза, а словно перед сном. Где-то на периферии сознания, Нала отметила обеспокоенную морду Чумви, но ей сейчас было не до того.
«Дыши, дура, дыши! О, Предки, как же глупо будет помереть на суше, практически на лапах у друга, после всего того, что я уже сегодня пережила!»
Друга? Да, наверное, все-таки да. Если он сам захочет им быть, после всех этих откровений. И если она сама переживет восстание собственного тела. Сердце болело, как будто его рвали когтями.
Львица зажмурилась и сжалась в комок, стараясь как-то успокоиться. Ей нужно было снова взять контроль над собственным организмом, если она хочет жить дальше. Но, черт возьми, как же это трудно.
Нала ненадолго замерла после того, как попытка произвести вдох отозвалась резкой болью уже по всему телу, и она непроизвольно застонала, затаив дыхание.
Метафорическая кость, которая перекрыла львице горло, вдруг ослабла, и Нала, словно вынырнув из-под воды, сделала один большой вдох, который прорвал плотину, угрожавшую жизни львицы. А затем еще один. И еще. Львица запрокинула голову и стала делать редкие, но большие вдохи и выдохи полной грудью. У нее все еще больно ныло возле сердца, но по крайней мере теперь, она могла дышать и бессознательность или смерть ей не грозили. А значит самое страшное позади.
Так ей казалось, пока она не почувствовала, будто ее сейчас вывернет наизнанку. Спазм ударил львицу, и она, с противнейшим звуком совершенно недостойным дамы, скривилась, почти врезавшись мордой в землю. Им с Чумви повезло, что она так давно не ела и позыв оказался холостым, иначе он вполне мог попасть под обстрел. Самое паршивое ощущение, которое Нала только испытывала за свою жизнь, навалилось на нее после всей эмоциональной и физической свистопляски сегодняшнего дня. Передние лапы, до сих пор с трудом поддерживавшие львицу, расползлись и она повалилась на живот и уткнулась кружащейся головой в приятную, холодную землю.
После небольшой паузы, которую Нала взяла, чтобы собраться с мыслями, львица, не отрывая головы от земли, задала вопрос, который интересовал ее сейчас больше всего.
- Почему, - голос ее был таким хриплым, что Нала сама не узнала себя. Прочистив горло, она попыталась снова. - Почему ты все это время молчал?

Отредактировано Нала (8 Окт 2016 13:34:12)

+5

935

Офф

Вмешаться мне вроде как позволили.

-----→ Церемониальный утёс.

Стремясь сбежать как можно дальше от утёса, где царствующий лев мог заметить отсутствие шамана уже очень скоро, Рафики едва сдерживал радостный вопль. Куда только делась его неспешность и вообще-то старость? На бегу старик всё ещё осмысливал сказанное и показанное Предками. Айхею, как же всё в мире связано! Безумный мандрил, удалившись, наконец, от скал, немного снизил темп, но лишь затем, чтобы, взглянув не небо, сразу понять, куда его ведут - сквозь тучи умудрялась просвечиваться какая-то тонкая полоска звёзд, недвусмысленно указывая шаману на Великое ущелье. Рафики кожей чувствовал, что вот именно сейчас произойдёт что-то очень важное, возможно, духи дадут ещё одну подсказку...
Но нет. Мандрил лишь услышал голоса, но настолько знакомые, что это не могло ещё немного его не приободрить. Старик успел как раз вовремя на объявление Налой "результатов" раскопок. И на признание Чумви.
Эх, молодое, бурное сердце, которое ради любви готово на всё... Мандрил сильно расстроился, услышав имя своего недавнего собеседника - Мхиту он очень любил, а теперь, после того, как он открыл душу шаману, не мог не уважать. И теперь такая правда. Старик намного лучше понял, зачем Мхиту хочет так угодить отцу. Не со зла сын Сарафины совершает многие свои действия, а лишь из желания быть нужным. Эх, эта молодёжь...
- Потому что  потерять доверие близкого - это страшно, - вступил в разговор старик, выходя к львам из-за спин. Он недолго смотрел на их удивлённые морды с милой старческой улыбкой, пока не перешёл к действиям и собственно рассказу:
- Великие Предки говорили со мной. И они рассказали, что Симба и Рико живы, - подтвердил он внезапное открытие Налы, - Они живы, но очень, очень далеко отсюда. Им нужна помощь, чтобы вернутся в родные земли. Сейчас им как никогда нужна поддержка друзей, - с загадочной улыбкой мандрил подмигнул Нале, быстро переводя взгляд на Чумви, - особенно тех, кто осознал свои ошибки и готов искупать свою вину.
Старая обезьяна ещё раз взглянула на небеса, будто бы удостоверяясь, что верно поняла их знаки.
- Бегите к ним на помощь, - взмахнул Рафики посохом, указывая на короткий путь. Ему довелось как-то пробираться через колючий кустарник, но мандрил был уверен, что они справятся,- Вам придётся преодолеть трудный путь через пустыню, - сказал он как факт, - Но что бы ни случилось, Великие Предки и Айхею всегда будут с вами.
Только сейчас старик подумал, почему же духи ни словом не обмолвились о Чуме. А ведь она уносит не меньше жизней, чем унесла многолетняя засуха...

+4

936

Чумви ожидал чего угодно. Он был готов, что Нала зарычит на него, поднимет лапу и располосует морду когтями. Нападет. Попытается причинить боль - и причинила бы, потому что Чумви не посмел бы ответить ударом на удар и позволил бы давней подруги обрушить на него весь свой гнев и горечь предательства. Ему захотелось убежать - далеко-далеко, чтобы не слышать ее ответа, не знать, что она о нем подумает, жить в счастливом неведении... Ведь самое главное он сказал! Разве нет?
"Нет."
Тяжелый ответ булыжником ложился на сердце, и Чумви заставлял себя стоять на месте.
Если он убежит, то смысла в том, что он рассказал правду, нет. Так он трусом только будет, а он всегда считал себя храбрым зверем. Но оказалось, что для того, чтобы стоять на месте и ждать вердикта с сердцем, которое слабо колыхалось под слоем косматой гривы и меха нужно куда больше отваги и сил, чем для притворного боя против Симбы. Чем для того, чтобы глядеть в глаза Скару и врать напропалую.
Но Нала молчала. В пасти его почему-то стало сухо, как в выжженной и высушенной ветрами пустыни, но даже языком он не был в силах поворочать, чтобы смочить небо слюной. Наконец Нала открыла рот - и от ее крика, полного боли и ужаса, Чумви вздрогнул всем телом и пригнулся. О нет, о нет! Дурак, дурак, совсем забыл, что Мхиту ее брат!
- Нала... - выдохнул он, протягивая лапу к львице. К его вящему ужасу, Нала принялась хватать пастью воздух, будто задыхалась. Будто вода попала ей в легкие и мешала дышать, думать, действовать. Чумви в панике оглянулся - есть ли здесь хоть кто-нибудь, кто может помочь? Что ему делать? Косматая грива на шее поднялась дыбом, глаза стали чуть ли не вдвое больше, и в них плескался страх пополам с виной и ужасом.
Он не выдержал и, шагнув вперед (шаг дался тяжело, как будто вместо крови в венах тек цемент), занес лапу, чтобы хлопнуть Налу по спине. Может.... может, она просто наглоталась воды и поэтому не может дышать?? Но дыхание той вдруг выпрямилось прежде, чем Чумви успел шевельнуться.
Она камнем рухнула на землю, ее мокрый мех наверняка покрылся слоем грязи. Чумви стоял рядом, не зная, имеет ли он право лечь рядом и хоть как-то утешить и помочь. Одно он знал - она дышала. И жизни ее ничто не угрожало.
- Ты... ты в порядке? - срывающимся голосом спросил он и едва узнал ее хриплый голос.
- Почему ты все это время молчал?
- Молчал?
Это то, что она хотела спросить? Растрепенная и все еще мокрая кисточка хвоста Чумви качнулась из стороны в сторону, но ответить он не успел, потому что совсем рядом послышался еще один голос. В первую секунду бурый лев чуть не подпрыгнул от неожиданности и немедленно ринулся к Нале и, круто обернувшись, напряг мускулы и оскалил зубы. Первая мысль - Куоритч вернулся, да не один, а с отрядом гиен. Звуки чужого голоса, разорвавшие тишину, были настолько неожиданны, что он даже не распознал их. А в следующий миг Чумви столкнулся взглядом со старым шаманом.
Он все слышал. Но в его мягком взоре не было осуждения. Чумви устало опустился на землю. Как, как он мог не заметить приближения Рафики?
- Прости, - пробормотал он. Он обращался к Нале, потому что на месте Рафики мог быть враг, а он не знал о его приближении. И к самому Рафики, потому что посмел оскалить на него зубы. Старик заговорил.
"Симба и его брат живы," - с облегчением услышал Чумви. Хорошо. Путь ясен. У них появилась цель. Только одно его тревожило.
- Когда я помог им сбежать, - глуховато начал он. - Я не думал, что они уйдут так надолго. Что изменится, если мы их найдем? У Скара по-прежнему куча гиен и верных ему львов.
Он встретил взгляд Рафики и сдержал порыв отвернуться. Он уже доказал Симбе и Рико, что на их стороне. Это не значит, что Чумви совершенно не чувствовал своей вины перед братьями, но все-таки она значительно притупилась. Он рисковал и своей жизнью в этом проклятом Ущелье, уже не единожды. И меньше всего он хотел, чтобы Симба встретил его с неприязнью и недоверием.
"Но я бы, может, отчасти его понял. Я заслужил немного... этого."
Он перевел взгляд на Налу, вспомнив о ее младшем брате. Что будет с Мхиту, если они отвоюют трон? И как вообще они это сделают? Ничего ведь не изменилось! Разве что только то, что Симба теперь может, вернувшись, объявить Скара убийцей. Сколько львов тогда перейдут на его сторону? Сколько сейчас служат королю действительно лишь потому, что считают его законным наследником престола?

+1

937

Западный берег реки Зубери------→>>

Изрядно запыхавшись, я все-таки увидел на горизонте ущелье.
Я был здесь единожды, но очень давно. Мы гуляли здесь с Сарафиной, но не рискнули спускаться вниз. Она тогда стояла возле самого края уступа, заглядывая в обрыв, рассматривая стоящее там стадо буйволов, спокойно себе щипавших редкую травку. Я все мельтешил возле нее, боялся, что она по неосторожности сорвется, тихонько носом подталкивал ее назад, а она смеялась и счастливая улыбка ее, казалось, озаряла всю саванну. Потом мы бежали вдоль обрыва и было как-то сладостно наблюдать за буйволами, которые поднимали головы и пускали пар из носа: так они недовольно ворчали и пугались. Я с неким восторгом вспоминал то, что было уже далеко в прошлом.
Грудь моя тяжело вздымалась, когда я ступил лапами на здешнюю землю, а точнее, на былое это место, которое я еще помнил при встрече с Сарафиной. В темноте я почти ничего не мог различить, слышал только, что внизу бурлила вода после многодневных ливней, грозясь подняться и ухватить меня за лапу, утянуть туда, в водоворот, что нес с собою палки и темные пятна - трупы неудачно попавших туда животных.
"Её зовут Нала. Её зовут Нала", - повторял я про себя изредка, чтобы точно помнить имя и не ошибиться, когда встречу свою дочь, но вокруг меня никого не было, даже птиц, ящерок или гиен.
"Может быть, она солгала?", - думалось мне на падальщицу, про которую тараторила перепуганная львица. Я вдыхал носом воздух, стараясь почувствовать хоть слабый намек на присутствующих здесь львов, но все было тщетно; дождь смывал любые следы, которые могли бы мне помочь отыскать ту, что я ищу. Впрочем, я не сдавался и, собирая все силы в лапу, продолжал бежать дальше, прислушиваясь к любому шороху, хотя его здесь было трудно услышать, если учесть тот факт, что шум воды из ущелья несколько приглушал посторонние тихие звуки.
Тем не менее, чем дальше я бежал, тем сильнее я начал различать силуэты львов вдалеке: самца и самки. Я испугался, поскольку это могла быть Нала, а тот лев, что стоял рядом, мог быть тем самым упомянутым гиеной львом. Я со всех ног кинулся туда, но чем ближе подходил к ним, тем четче видел, что самец вовсе не собирается причинять вреда молодой самке, а вскоре, к ним вовсе подошел бабуин.
"Черт, да это же тот самый бабуин, который лечил Бейонд и который... да, я его знаю", - вспомнилось мне, хотя видел я его в последний раз пару лет назад, кажется.
Я не знал, как подойти к ним, но уходить не собирался точно, пока не выясню, кто эта львица и не угрожает ли ей опасность. Когда я подкрался совсем близко и остановился в паре метров от разговаривающих, я смог различить в ней схожесть с матерью - с Сарафиной. Голос, телосложение, мордашка - все напоминало о ней. И ровно ничего обо мне.
- Нала? - Спросил я, остановившись на месте и не рискуя подходить слишком близко. Мне могли не поверить, посчитать врагом, поэтому, я старался держать дистанцию, - Не бойся меня. Я твой... друг. Все в порядке? Твоя мать ищет тебя. Она волнуется.
В темноте было трудно понять, как она выглядит. Но мысль, что она - моя дочь - никак не укладывалась у меня в голове. Я не верил в это. Я уже просто слепо помогал Сарафине, помогал молодой львице, которая была в опасности, зная наперед, что даже если я скажу сейчас: "милая, я твоя отец", то мне ни за что не поверят, а если и поверят, то посчитают сволочью, которая бросила своего ребенка на произвол судьбы. Ну уж нет, пускай мать объясняет своему чаду все, если, конечно, я действительно отец этой самки.

Отредактировано Керу (17 Авг 2016 17:44:33)

+3

938

When the bombs fell, then we knew
The values we believed weren't true
Growing shadows, crimson skies
Hate would win as heroes died
Spared were some, but very few
We paid the price, and so will you
No one's safe tonight (с) Aviators

Львица лишь вздрогнула от неожиданности, услышав голос Рафики, но так и не подняла свинцовой головы от земли, сколь бы неосторожно это ни было с ее стороны. Честно говоря, она вообще не была уверена, что сможет сейчас пошевелиться. Эмоциональная и физическая встряска сегодняшнего дня огромным камнем навалились на нее, и Нала чувствовала себя так, будто стая бабуинов закидала ее кокосами, а сверху пробежалось стадо паникующих зебр. Голова, каким-то образом, гудела от мыслей и при этом была абсолютно пуста. Львица все слышала, но особо не воспринимала происходящее вокруг. До нее донеслось объяснение Рафики и извинение Чумви, но она молчала, не зная что на это сказать. Простить? Наверное, да, но не сейчас, когда Налу откровенно штормило и метало между злостью, отчаянием, надеждой и болью, характерной для того, кто только что узнал о предательстве близкого. Сейчас она физически не сможет произнести этих слов. Ей нужно немного времени, посидеть, обдумать все произошедшее.
Однако мироздание, как всегда, оказалось очень скупо на время.
Нала повернула голову в сторону старого мандрила, когда он упомянул Симбу и Рико, но ничего нового не узнала. Ничего такого, о чем нельзя было бы догадаться, поставив себя на место принцев. В том числе и то, в какую сторону им стоит идти. Пустыня – единственное место, где их бы никто не заметил и не выдал Скару. Он ведь не знает, что настоящие наследники живы.
Нала несколько раз моргнула в ответ собственным мыслям, которые, внезапно для нее самой, вдруг стали обретать более конкретные формы и содержание, нежели то, что до сих пор носилось кругами у нее в сознание.
Возможно и хорошо, что мироздание не дало ей возможности просиживать время в одиночку занимаясь самокопанием. Движение определенно идет на пользу ее умственной деятельности.
- Что изменится, если мы их найдем? У Скара по-прежнему куча гиен и верных ему львов.
Нала вздрогнула от этих слов и резко оторвала пульсирующую голову от холодной земли, чтобы посмотреть на Чумви. В сине-зеленых глазах светилась взрывоопасная смесь эмоций из разочарования, неверия и злости, добавляющей этому миксу силы. А он в свою очередь дал львице сил встать и развязал язык.
- Что изменится? – злобно и с легкой хрипотцой прошипела она. Ее морда исказилась в оскале, хотя злость и была направлена не столько на Чумви, сколько на их нынешнего горячо нелюбимого короля. За то, что он сделал с ними. За то, что довел их королевство до такого состояния. И под королевством имелось ввиду не только и не столько территории, сколько его жители. Нала прочистила горло и продолжила уже более уверенным голосом. – Я скажу тебе что изменится. Мы вернем законного наследника на трон. Восстановим справедливость, свергнув тирана и убийцу и начнем возрождать королевство. Как? – предвосхитила вопрос льва Нала. Глаза полыхали решимостью и первыми зачатками плана. – Силой, если потребуется, - ответила она, делая упор на "если". - На стороне Скара клан гиен, да, но как долго уже они голодают? Несколько месяцев? Эти животные думают только своим брюхом. Нет еды – нет выгоды. Нет выгоды – нет желания работать. Долго ли они будут его охранять, если он не будет находить им пропитание? Не думаю. Львов действительно верных Скару не так много. С возвращением Симбы и Рико большинство перейдет на сторону законного наследника. Кому-то будет достаточно одного их появления. Кому-то хватит посмотреть на то, что творится с нашим домом. Некоторые перйдут, когда узнают о преступлениях Скара. – Нала прервалась, чтобы перехватить дыхание. Облизнув губы она бегло взглянула на своих собеседников и принялась ходить туда-сюда, продолжая свои рассуждения. Давая языку возможность вывалить все, что было у нее на уме.
- Конечно, останутся еще такие, кто будет держаться за Скара до конца. Зира, например. Тут даже вопросов никаких не может быть. Куоритч. Наверняка. Мх…- тут львица запнулась и тряхнула головой, не в силах произнести имени своего брата, не в силах, пока что, поставить его в один ряд с остальными злодеями, окружавшими их главную цель плотным кольцом. Потому что, о да, Скар стал для нее самой настоящей целью. Три… Два... Один… Пли!
- Но самое главное наше оружие, - продолжила она, остановившись и уставившись куда-то в сторону Скалы. – Самое главное наше оружие такое же, как у любого хищника, поджидающего свою добычу. Внезапность. Скар не знает о том, что Симба и Рико живы, ты сам это сказал, Чумви, - львица повернулась и впервые с момента его признания посмотрела в глаза своему другу. – Куоритч скорее всего доложит Скару, что я тоже мертва. Он расслабится, уверенный, что нет никого, кто сможет законно оспорить его право на трон, - Нала недобро ухмыльнулась, - но когда мы вернемся восстановить справедливость в Землях Гордости, его будет обуревать страх. Ведь, внезапно, вместо одного льва, знающего о его махинациях, но боящегося признаться, объявятся три его жертвы, вдруг вернувшиеся из самой загробной жизни, чтобы с ним поквитаться. А страх заставляет животных делать глупые вещи.
Грудь львицы тяжело вздымалась от усилия, которое она вложила в эти свои слова. Она смотрела на морду своего друга детства, намереваясь сказать еще что-то, но язык снова будто онемел.
- Я… - Нала зажмурилась и скрипя зубами выдавила из себя то, что надо было сказать уже давно. То, что она сейчас боялась произнести. Но как она сама только что сказала? "Страх заставляет делать глупые вещи? Тогда я ему не поддамся. А потом - хоть потом." Предки какой же слепой дурой она была. Быть может, если бы не она, все обернулась бы по-другому.
«Да, все могло обернуться по-другому. Если бы не ты, Чумви и Симба не подрались бы, Скар не предложил бы ему участвовать в его плане и тогда Симба и Рико точно были бы мертвы.» Львица тяжело вздохнула.
- Я не могу… ответить тебе взаимностью, Чум. Прости. Я просто, - львица опять зажмурилась. Ей было больно говорить эти слова, понимая, что это своего рода переломный момент. Но и молчать тоже нельзя. – Не могу. Прости. Я даже не догадываюсь о том как ты себя, должно быть, чувствуешь… И чувствовал. Но, я все равно прошу тебя, - на этот раз Нала открыла глаза и смотрела прямо на своего друга, а голос опустился почти до шепота. – Помоги мне найти их. Пожалуйста. Одна…
Львице не дал закончить предложение голос другого, незнакомого ей льва. Которого она даже не заметила, вот дура! Надо лучше следить за своим окружением, особенно сейчас, пока они не ушли с Земель Гордости. Так непривычно думать о ее доме как о… вражеской территории. Да, эта земля уже довольно давно враждебна к ним, но никогда опасности и невзгоды этих земель не представляли такую опасность собравшимся здесь.
- Я твой... друг. Все в порядке? Твоя мать ищет тебя. Она волнуется.
- Мама? В порядке ли я? – непонимающе спросила Нала, глупо смотря на прибывшего незнакомца, не сразу осознавая суть вопроса, все еще находясь на волне эмоций. – Нет, не… то есть, нет, да. Тьфу ты! – выругалась львица и встряхнулась, пытаясь перестроится с высоко эмоциональных тем, которые они до сих пор обсуждали на что-то более… тривиальное.
- Я в порядке, спасибо, - сказала она, пытаясь придавить бушующий в ней шторм. – Простите, но кто вы? – недоумевающе спросила Нала, внимательно следя за незнакомцем. Он сказал, что он ее друг, но похоже словам, в эти времена, особо не стоит доверять. Нала смотрела на льва и упорно его не узнавала. Странный это должен быть друг, если она даже не припоминает, чтобы когда-либо видела его.

Отредактировано Нала (18 Авг 2016 14:25:40)

+5

939

Всё смешалось: львы, мандрилы... Ладно, мандрил был один. Зато самый старший и опытный. Среди всего буйства выяснения отношений между молодыми львами лишь Рафики, наверно, заметил Керу до того, как тот подошёл и заговорил. О, этого льва шаман знал хорошо хотя бы потому, что он являлся никем иным как отцом внезапно ставшей популярной среди самцов Налы. Но прежде представления следовало немного остудить взовравшуюся (праведным, стоит заметить!) гневом  девчушку. Что старик и сделал, легко шлёпнув Налу по лбу.
- Не стоит так переживать, - сухо сказал Рафики, меняясь из милого старичка в строгого, - Криками делу не поможешь.
Кажется, появление Керу было как нельзя вовремя - самка успела подуспокоиться и даже вполне логично отреагировать на незнакомого для неё льва.
- Нала, не волнуйся, - немного милее произнёс-таки Рафики, - Верь ему, он и вправду твой друг. Я его давно знаю... - при этих словах Керу прилетел довольно красноречивый укорительный взгляд, а затем мандрил всё-таки продолжил наставления, - Я, конечно, понимаю, что все сейчас на взводе и на эмоциях, но вам нельзя тут больше оставаться. Безопаснее для вас отправится без отлагательств.
Рафики показал рукой на выход из ущелья - это единственный путь сейчас. И если хоть немного опоздать, может рухнуть всё.
- Почему ты стоишь? - шепотом произнёс мандрил, обращаясь к застывшему на месте Керу. Посох почти мгновенно после этих слов ощутимо приложился к филейной части самца, - Беги за ней. Оберегай её. Заслужи своё прощение!
С этими словами Рафики направил ещё одного льва в пустыню. Сейчас старик думал, смогут ли они втроём вернутся домой хотя бы живыми. Раз Айхею и предки указали путь, значит, они не оставят творящих правое дело  в беде. Старик снова взглянул на этот раз на хмурое небо. Он не может покинуть эти земли, пока на них зверствует нечто похуже Скара и его гиен.  Сейчас надо было искать лекарство посильными методами и лечить, лечить умирающих.
Только бы их не становилось больше!
Взглянув ещё раз на уходящих львов, Рафики взмахнул своей палкой, вызвав из плодов мелодичный перезвон - и как будто что-то неощутимо тёплое окутало на мгновение каждого из невольных путешественников. Мысленно шаман воззвал к предкам и попросил у них благословения для всех троих. Пусть же Керу будет истинным защитником Налы, Чумви будет сдерживать её пыл, а ей самой будет сопутствовать удача в охоте!
- Да пребудет с вами Айхею. - воскликнул мандрил и уже окончательно отвернулся, направляясь к Баобабу. Он чувствовал некую слабость, но так бывает всегда, когда делишься частицей предков с живущими ныне.

----→ Большой Баобаб.

Умение "Благоволение звёзд" применено. На 1 игровые сутки у Керу, Чумви и  Налы  +1 ко всем действиям.

Отредактировано Рафики (20 Авг 2016 00:44:08)

+4

940

Чумви попятился, увидев искру в глазах Налы. В них пульсировали гнев и злоба, да таких  размеров, что даже он, здоровенный косматый лев, счел за лучшее промолчать, хотя сердце зайцем прыгало в груди и каждую секунду хотелось оборвать подругу. Его слова задели ее нерв, и горячие слова рвались наружу, а Чумви лишь нервно хлестал себя хвостом по бокам. Торжество справедливости - о, как бы он мечтал о подобном! Видно, Нала уже представляла, как Симба, гордый и сильный, стоит на вершине скалы и грозно рычит, а Скар, посрамленный и униженный царственным видом законного наследника, пятится и поджимает хвост, точно побитая гиена. Нала, по-видимому, ни секунды не сомневалась, что стоит Симбе лишь показаться в саванне - и победа будет за ним. Она говорила долго и горячо, с мрачным пламенем в глазах, ну а Чумви... Чумви было немного не по себе.
Наконец, Нала прервалась, и он быстро ухватился за эту передышку.
- Послушай меня, пожалуйста, прошу! - он подался вперед, чтобы она его не перебила. - Я понимаю все, что ты говоришь, я сам то же самое чувствую! Не все, но многое. И мне очень хочется верить, что Симбе достаточно просто вернуться, и все будет в порядке. Правда! Мы встанем под его знамена и пойдем на войну против кровавого узурпатора, ты это так представляешь, верно? Но подумай, прошу, подумай!
Он повысил голос, чтобы никто его не перебивал.
- Подумай, почему он вообще сбежал! Что мешало Симбе объявиться на Скале сразу после покушения? Он поймал бы Скара с поличным! Я бы подтвердил все. Но Симба сбежал вместе с братом. И я не понимаю, почему, - он облизнул усы. - Я постоянно над этим думал. Все, о чем ты говоришь, он мог сделать в тот же день.
Этот вопрос не давал ему покоя много лун. Он терзал его голодным хищником, заставлял бродить по саванне и прокручивать в голове варианты, но ни один из них не был достаточно убедительным.
- Вот почему я говорю, что ничего не изменилось, - он помотал головой. - Нала, я буду сражаться против Скара. Но я бы... - он замялся ровно на секунду. - Я бы не возлагал на Симбу все надежды. Мы должны еще понять, почему он ушел тогда. Может, придется заставить его вернуться...
"Она смотрит на него, как на рыцаря в сверкающих доспехах", - с непонятной грустью подумал Чумви. "А тут все может оказаться куда сложнее..."
Сам Чумви отвык уже смотреть на мир как на что-то настолько простое и понятное. Казалось бы, чего проще - вернуть Симбу и всего делов! Но он, в отличие от Налы, не верил в то, что все будет так просто. И не чувствовал особого прилива воодушевления, когда думал о возвращении Симбы. Наверное, потому, что давно знал, что он жив... А на Налу эта новость свалилась недавно. Неудивительно, что известие так на нее подействовало, неудивительно, что оно всколыхнуло в ней надежду!
- Я не могу… ответить тебе взаимностью, Чум. Прости. Я просто...
Он ошеломленно уставился на нее. Перемена в разговоре была столь разительной, что застыл на месте мохнатой статуей. Ай. А вот это было унизительно. Как будто она при всех его отшивает... Прости, Чум, будем друзьями. Когда-то подобный ответ вызвал бы в нем бурю эмоций, шквал гнева, а теперь он лишь скрипнул зубами, чувствуя неловкость и стыд. Наверное, она сейчас его жалеет...
- Что было, то было, - резковато сказал он, стараясь не смотреть на подругу. Затем вскинул голову и глянул на нее почти сердито. - Как ты могла подумать, что я оставлю тебя одну? Мы пойдем вместе! Мы...
- Я твой... друг. Все в порядке? Твоя мать ищет тебя. Она волнуется.
Новый голос. Незнакомый. Чумви круто обернулся и увидел льва, чужого. А любой чужой лев сейчас автоматически переходил в категорию опасности. Злясь на себя - вот дурак, как мог не заметить! - он наклонил голову, низко зарычав и невзначай вставая перед чужаком. В потемневших карих глазах сверкала враждебность и предупреждение. Нала явно его не знала, так какой же он друг? Но вопроса Чумви задать не успел - его прервал Рафики. Лев с просыпающейся досадой мотнул косматой головой - почему и шаман ведет себя так, словно его здесь нет?
- Верить? Кто он? - взорвался Чумви. - Кем ты ей приходишься и как твое имя? Нала, он может быть шпионом Скара. - мокрая кисточка со свистом рассекла воздух. Чумви сейчас был совсем не в том настроении, чтобы верить каждому попавшемуся на пути льву, даже если за него поручился сам шаман - который, кстати, уже неспешно удалялся прочь. И он ничего не объяснял!
К слову, лев даже не счел нужным как-то обнаружить его присутствие, что, безусловно, не добавляло ему приязни.

Отредактировано Chumvi (30 Сен 2016 21:51:35)

+1

941

И меня они... не заметили? Почему такая странная реакция?
Я просто не сразу понял, что в ночном клубе, без луны, что дает дополнительный свет, меня просто было не видно. Они расценили мой приход, как будто бы я был их врагом, что желал подкараулить и убить. Но каким мне нужно быть самоубийцей, чтобы напасть на двух взрослых львов одному, да еще в моем, мягко говоря, уже почтенном возрасте? Тут вряд ли меня спасет опыт. И я, само собой, ожидал, что меня не встретят с распростертыми объятиями, но не с такой же резкостью, с коей это сделал молодой самец. Да, я понимал: кровь горячая, желание всеми силами показать свое превосходство, защищая милую львицу, но.. хэй, стоп, я ведь отец ее, между прочим!
Брови мои явно поползи вниз, образуя нечто подобное недовольству.
- Шпион Скара, который показал себя? Какой же тогда из него шпион, парень, - фыркнул я, при этом оставаясь стоять на месте. Этот самец меня мало интересовал, в отличии от его спутницы, которая непонимающе смотрела на меня и задавала вполне себе естественный вопрос.
"Что же ей ответить"...
Послышался третий голос. Старика Рафики я узнал практически сразу, потому что когда бы я не встретил его, а он мне вечно помогал в разных ситуациях. Ну, вспомнить хотя бы прелестный случай с Сарафиной: когда мы, молодые и неопытные, размышляли над тем, как же исполнить долг перед природой, лежали совсем близко, этот чудак, не показываясь наружу, зарядил мне в лоб тяжелым таким кокосом (он был, благо, не особо большим, чтобы прибить). Не понимая откуда ведется обстрел, я навис над Сарафиной, укрывая ее от летящих в нас фруктов, а радостный мадрил, выскочивший из-за кустов, пожелал мне удачи и скрылся в неизвестном направлении. Так что, милая дочь, благодари этого обезьяна за появление на свет!
А потом Рафики много раз выручал меня. В последний раз он здорово помог мне пару лет назад, когда я привел к нему Бейонд. Жаль, что я до сих пор не встретил ее и не знаю о ее судьбе.
Так вот. Рафики заявил, что им меня можно не бояться, что я есть друг и несу мир и понимание в жизнь других львов. Ребята, конечно, слабо ему поверили, что было не удивительно.
- Меня зовут Керу. Я уже очень давно знаю Сарафину. Скорее всего, твоя мама ничего обо мне не говорила... - я помолчал немного, пытаясь подобрать слова, - я не прошу у вас доверия, но хочу доказать, что я не имею никакого отношения к Скарам и его гиенам...
Слов я договорить не успел, поскольку Рафики перебил всех. Этот старик говорил действительно дельные вещи, к которым оба льва предпочли прислушаться. Я колебался: если побегу с ними, спутник Налы может напасть, а драка тут будет самым последним и ненужным делом, но внезапно я почувствовал резкую боль в той самой филейной части своей. Одной из самых дорогих, между прочим!
- Ах ты, старый х... - желая отобрать палку у мадрила, я развернулся в его сторону, но тот был уже таков. Легко улыбнувшись, я кивнул обезьяне вслед, выражая свою благодарность.
Я не знал, что произошло здесь до того, как я пришел сюда. Но если Рафики прогонял прочь львов, а вдобавок, еще меня желал приписать им в няньки, значит, что-то действительно серьезное тут приключилось. Но я сейчас разрывался между Сарафиной и дочерью: обеим сейчас нужна была моя поддержка, ведь по-хорошему львица даже не знает, что в итоге случилось с Налой. Но бежать к ней не было времени, поскольку со стороны Скалы Предков послышался визг и хохот гиен.
- Рафики прав. Нам нужно бежать, - твердо сказал я, скосив глаза в сторону молодых, - все объяснения после.
Но я не сделал больше пары шагов, пока не убедился, что они действительно последовали за мной. Я эту местность знал, посему мог их вывести как можно быстрее, чтобы не встретиться с гиенами. А зная этих созданий...

-------→>> ФБ "Doubt & Trust" -------→>>Река в пустыне

Отредактировано Керу (4 Ноя 2016 20:33:26)

+1

942

Все смешалось в голове Налы. Рафики, Чумви, этот новый незнакомец и все еще стоящий в ушах шум. Львица устало закрыла глаза, пытаясь найти хоть толику порядка в этом балагане. Прилив сил, вызванный вспышкой гнева сошел на нет, а на его место пришел новый виток усталости и паршивого самочувствия. Хотелось найти какую-нибудь одинокую пещерку, забраться в самый дальний ее угол и завалиться спать на недельку-другую. Слова ее друга о Симбе, произнесенные парой минут раньше, заставили львицу взглянуть на ситуацию с другой точки зрения, пусть идеи, высказанные Чумви, и были ей неприятны. И хотя Нала была готова подискутировать на эту тему, сумятица всех последующих событий наряду с собственной усталостью не дала ей раскрыть рта. Вместо этого, она мысленно отметила необходимость обсудить этот вопрос позже. Как и некоторые другие вещи. Ошалевший взгляд Чума в ответ на ее слова заставили львицу скривиться, понимая, что, с учетом всех обстоятельств, выяснение отношений стоило бы оставить до более… уединенной обстановки. Но Нала всегда была поборником честности и открытости, особенно в отношениях с близкими. Даже в ущерб себе. И лучше уж сразу расставить все точки над «е», чем потом жалеть из-за недомолвок и недопониманий. Ей не хотелось бы, чтобы кто-либо отправился за ней в далекое и опасное путешествие мотивируясь тем, чего нет.
С трудом разлепив веки Нала наблюдала за короткой перебранкой двух львов и тяжело вздохнула, закатив глаза. В словах незнакомца определенно присутствовала логика, хотя шпион мог бы именно на это и рассчитывать. Нет, в том, что новоприбывший вряд ли является агентом Скара Налу убеждала именно его неизвестность, как это ни парадоксально. Скар не рискнул бы вербовать одиночек. Может быть раньше, да, но сейчас ситуация на Землях Гордости была настолько плачевная, что ему бы просто нечем было бы расплатиться с наемником кроме предложения вступить в прайд. А кому они сейчас нужны в таком состояние? Нет, если бы узурпатор кого и подослал, то кого-то знакомого или вообще гиен. Кстати о птичках.
Нала первая услышала леденящий кровь хохот и оцепенела. В голове бешено вертелась одна мысль: «твою мать, твою мать, твою мать, мы слишком долго прокопались!» Слова старого мандрила пролетели абсолютно мимо нее: львица слишком сосредоточенно пыталась вычислить как далеко от них находятся гиены и сколько у них есть форы. К счастью, приспешники короля были еще далеко, у них есть время сбежать, но делать это нужно немедля. Сейчас же. Все разборки нужно оставить на потом. Львица как раз собиралась напомнить собравшимся об их щекотливом положении, но незнакомец – Керу, кажется он назвался – словно читая мысли, опередил ее буквально не несколько секунд. Видимо он услышал все те же тревожные звуки.
- Керу прав, Чум. Нам нужно уходить. Срочно, иначе уже никогда отсюда не уйдем. Обсудим все по дороге, - сказал львица, посмотрев на своего друга, и направилась в сторону пустыни, за которой, по словам Рафики, осели Симба с Рико.  Даже если Чумви и прав и Симба, по каким-то причинам, не захочет возвращаться, они придумают альтернативу. Но только после того, как она лично услышит отказ кронпринца. До этого думать о запасных планах – пустая трата времени, сил и нервов. А в свете предстоящего им путешествия через палящую пустыню, тратить что-либо – крайне нерационально. Нала же, все-таки, считала себя в меру практичной львицей. Именно поэтому она шла позади их нового спутника, не спуская с него пристального взгляда зелено-голубых глаз.
Доверяй, но проверяй, как говорится.

------→>>> Флешбек: Doubt & Trust для дальнейшего отыгрыша без задержки мейн квеста. Оттуда в локацию "Река в пустыне"

+3

943

Чумви все еще не сводил с незнакомца подозрительного взгляда из-под спадающих косм бурой гривы. Должно быть, недоверие поселилось у него в крови в тот миг, когда он понял, как Скар его использовал. Теперь никто так просто не обманет ни его, ни его подругу.
- Как знать. Может, ты просто худо выполняешь свою работу, - отрывисто сказал он. - А может, ты из тех шпионов, что втираются в доверие, выясняют, что нужно и бегут с докладом.
Планы Скара могли поменяться. Вполне вероятно, что он послал бы за ними не убийц, а профессионального шпиона-разведчика, который через них узнал бы, что Симба жив, а потом и нашел его, путешествуя бы с ним и Налой. Но здесь тоже куча прорех. Например, Скар ведь полностью уверен, что Симба мертв. И Нала нужна ему мертвой, а теперь и сам Чумви. Он уверен, что никакой ценной информации у них нет.
Незнакомец представился. Керу. Чумви никогда не слышал этого имени, но зато знал Сарафину. Он сумрачно, цепко оглядел льва - может, это ее брат? Да нет, он бы так прямо и сказал. Что же их связывает? Знакомое имя, впрочем, сделало одно дело - оно заметно остудило пыл льва, и он с неохотой спрятал клыки и пригладил вздыбившийся было загривок. Что делать? Драться? Но так они только время потеряют, да и реальных причин для драки нет. Чумви не хотел тащить за собой незнакомого льва, которому не мог доверять, но еще меньше он хотел тащиться в путь с ранами, которые наверняка их замедлят. Да и Керу пока что ничего такого подозрительного не сделал. Будь он убийцей, уже давно бы с ними расправился.
Послышался гиений вой и хохот. Чумви встревоженно вскинул голову и огляделся. Судя по звукам, гиены еще достаточно далеко, но бегают они быстро. Скорее всего, Куоритч уже доложил Скару о том, что случилось, и тот, чтобы наверняка от них избавиться, послал за ними верный отряд гиен. Послышался голос Керу, которому тут же вторила Нала - пора уходить. Чумви с досадой клацнул зубами и склонил голову.
- Ладно, ты права, - он повернулся к подруге и окинул ее быстрым взглядом, чтобы убедиться, что она окончательно пришла в себя после купания в грязной воде. - Драться с гиенами у нас нет времени. Силы понадобятся потом.
Он коротко посмотрел на Керу и кивнул.
- Пойдемте, - сухо произнес он и зашагал вверх по тропинке. Чумви все равно собирался присматривать за Керу, что бы он там ни говорил. И ему еще придется многое объяснить. Хотя бы то, зачем ему так понадобилось с ними идти и какое отношение он имеет к Нале. К тому же, втроем все-таки легче выжить, чем вдвоем, особенно имея на хвосте королевских гончих. Чумви претило бежать от гиен, он хотел развернуться и встретить их с выпущенными когтями и сделать то, о чем мечтал с той минуты, как они запустили лапу на земли львов, но расклад был не в их пользу. Он в последний раз оглянулся на ущелье, чувствуя, что круг замкнулся. Теперь он сам, как Симба и Рико некогда, бежит.
"Но я вернусь," - пообещал он, глядя на отвесные утесы и исполинские, гладкие скалы, затем бросил взгляд в сгущающийся туман, там, где должна была быть Скала Прайда. И его сестра, друзья. Вдохнул сырой, прохладный воздух, подумав, что, коль сюда вернулся дождь, значит, могут вернуться и стада. Как же здорово, что пришел дождь!
"Потерпите! Мы вернемся. С Симбой", - и, нагнав Налу, зашагал рядом с ней, тоже бросая на нежданного спутника внимательные взгляды. Судя по всему, пусть Нала и первая сказала, чтобы Керу шел с ними, особого доверия к нему не испытывала. Чумви разделял ее чувства.
=============) флешбек Doubt & Trust [Нала, Чумви, Керу, Иша], затем в Реку в пустыне

+3

944

Начало игры (Предположительно, переход из локации Восточные берега реки Зимбабве)

Желудок в который раз издал громкое, протяжное и настойчивое урчание, только вот он не знал, что подобными действиями нельзя материализовать какое-нибудь травоядное на блюдечке. Королевство опустело, здесь практически не осталось ничего живого, и само слово "охота" теперь вызывало саркастичный смех. Тама, несмотря ни на что, до сих пор старалась выполнять свой долг, как охотницы - она бродила по землям родного прайда, но без какой-то надежды обнаружить объект для охоты. Желание принести мясо никуда не делось, а город, тем временем, всё нарастал, и желудок всё чаще давал о себе знать. Тама уже не обращала внимания на его голодные позывы, и научилась терпеть. Идти вперед и терпеть.
Скар полностью развалил Королевство, но казалось, его вовсе не волновала сложившаяся ситуация, и вечные приказы "Охотиться, искать еду" стали практически единственным, что слышали от него львицы, и Тама в том числе. Охотницы должны охотиться и обеспечивать прайд едой, только сейчас была одна проблема: на пустынных землях ничего не осталось, охотиться было не на кого, и редкий случай, когда к Скале притаскивали какую-то тушку. Тама ничего не смыслила в управлении Королевством, но считала, что оставлять закрытыми границы и не позволять никому выходить за их пределы - сомнительная идея. Где-то там, за горизонтом, пасутся стада травоядных, где-то там точно можно найти, чем поживиться... но нет. Скар стоял на своем, будто не видя, или не желая видеть, что творится вокруг. Это всё злило Таму, она не могла этого понять. И не могла ничего сделать. Это раздражало ещё больше.
Таме хотелось побыть одной, наедине со своими мыслями. В последнее время она вообще отдалилась ото всех и немного замкнулась в себе, однако, старалась не утонуть в собственной депрессии. Верный способ - что-то делать, вот Тама в который раз осматривала земли прайда, создавала видимость охоты. Самка с трудом узнала родные места, давно уже не была возле Великого Ущелья. Припомнила, что вон там, на открытой местности, росла сочная трава, и на пастбищах и лугах паслись стада травоядных. И были деревья. Редкие, но они все-таки были. А сейчас они походили на торчащие из земли высохшие разветвленные колья. "Великое Ущелье. Ты стало Ущельем Смерти", - львица фыркнула себе под нос, пока медленно прохаживалась по краю обрыва, но не по самому краю, и следила, чтобы земля не обвалилась под ней. Тама остановилась от усталости и безысходности, и развалилась на земле, свесив одну переднюю лапу, а второй накрыв свой нос. Где-то внизу послушалось шебуршание, и охотница, к своему недовольству, отняла лапу от носа и бросила взгляд на стену ущелья. За ней наблюдал неприятного вида гриф и ерошил перья. По нему сразу было видно, чего он ждет. Тама нахмурилась и фыркнула. Везде найдется раздражающий фактор!
- Не радуйся раньше времени, - сказала птице самка. - Я пришла не для того, чтобы помирать.
Гриф пожал плечами и через пару секунд взмыл в воздух. Что же, тем лучше, так спокойней. Тама подобрала лапы и с тоской смотрела на дно ущелья. Ведь здесь, по словам Скара, погибли Симба и его младший брат.

Отредактировано Tama (5 Июн 2017 18:38:34)

+7

945

>>> Скала Прайда >>> Церемониальный утёс >>>

После так быстро последовавших одна за другой смертей сына и мужа она чувствовала себя нечаянно забытым на этом свете существом, не имеющим никакой цели и смысла. Она ела, пила, спала, бодрствовала, но она не жила. Жизнь не давала ей никаких впечатлений. Ей ничего не нужно было от жизни, кроме спокойствия, и спокойствие это она могла найти только в смерти. Но пока смерть ещё не приходила, ей надо было жить, то есть употреблять своё время, свои силы жизни.


Поначалу со всех лап мчавшаяся к ущелью, уже совсем скоро Сарафина сбавила темп, а потом и вовсе не спеша поплелась к ущелью, путаясь в собственных лапах и скорбно опустив голову. Было несколько причин её неторопливого шага. Первой, конечно, было желание избежать непростого разговора с Керу. Какие бы сильные чувства она не испытывала к этому льву, ему предстояло рассказать о том, что Нала погибла. Дочь, которую он так и не успел увидеть. С которой не успел познакомиться. Потеря тяжёлым камнем лежала на душе убитой горем матери, она не могла даже продолжать думать о случившемся, не то, чтобы говорить. А какова будет реакция Керу? Что бы лев не делал — рвал и метал, грозясь убить всех гиен на свете, виноватых в смерти дочери, или сидел молча, потупившись в одну точку, — любые его действия наверняка ещё больше разбередят рану матёрой самки. И этот момент хотелось оттянуть как можно дальше. Кроме того, на Сарафине, как на всех остальных жителях Земель Гордости, сказывался недостаток пищи. Ещё не похожая на скелет, обтянутый кожей, но заметно похудевшая за последние пару лет самка выдохлась едва ли не через несколько метров быстрого бега, так что волей неволей была вынуждена сменить быстроту шага, чтобы иметь хоть какие-то силы добраться до границы королевства. И, наконец, пустота от потери в её душе была настолько большой, что будь у неё возможность — осталась бы лежать рядом с Церемониальным утёсом, бездумно глядя в небеса.

В ней в высшей степени было заметно то, что заметно в очень маленьких детях и очень старых людях. В её жизни не видно было никакой внешней цели, а очевидна была только потребность упражнять свои различные склонности и способности. Ей надо было покушать, поспать, подумать, поговорить, поплакать, поработать, посердиться и т.д. только потому, что у ней был желудок, был мозг, были мускулы, нервы и печень. Всё это она делала, не вызываемая чем-нибудь внешним, не так, как делают это люди во всей силе жизни, когда из-за цели, к которой они стремятся, не заметна другая цель — приложения своих сил. Она говорила только потому, что ей физически надо было поработать лёгкими и языком. Она плакала, как ребёнок, потому что ей надо было просморкаться и т.д. То, что для людей в полной силе представляется целью, для неё был, очевидно, предлог.

Но возможности такой не было. Необходимо было встретиться с отцом Налы, чтобы поставить его в известность. И не заставлять волноваться о ней самой, Сарафине, которая опаздывала на место встречи уже почти на целые сутки.

Земля под лапами была покрыта тонким слоем тумана, а небо, освещаемое лучами начинавшего клониться к горизонту солнца, было наполнено всевозможными облаками — от лёгких и перистых до тяжёлых, наполненных дождями и грозами. На секунду Сарафина остановилась и внимательно поглядела на небеса, почти сразу же опустив взгляд и тяжело вздохнув, после чего продолжила путь. Предки проклинали Скара, посылая на Земли Гордости то засуху, то чуму, то бесконечные дожди, размывающие почву. Это было ясно как день — королевство начало приходить в упадок после смерти Муфасы и окончательно погибло при восшествии Скара на престол.

Наконец, Сарафина дошла, если не доплелась, до места встречи с Керу.

Нельзя сказать, что она была сильно удивлена отсутствию одиночки, но в сердце львицы появилась новая тревога. Её возлюбленный, не дождавшись матёрую самку, мог вернуться на нейтральные территории, и тогда бы она не переживала… но что если он пересёк границы прайда и направился вглубь территории? Земли Гордости были наполнены огромным количеством гиен, любящих нападать скопом, к тому же не все члены прайда были настроены против Скара и запросто могли привести заблудшего одиночку к королю. Или покалечить прямо на месте. Или убить.

Следы Керу было необходимо найти как можно скорее, но, как только Сарафина обвела взглядом окрестности, прежде чем попытаться найти запах одиночки, — что если он отошёл чуть в сторону и она его просто не сразу заметила? — взгляд самки упал на одинокую фигуру, лежащую по другую сторону ущелья, с тоской глядящую вниз и, похоже, пока не замечавшую Сарафину.

Переход на другой край расщелины занял некоторое время, но уже достаточно скоро — быстрее, чем она предполагала, — львица направлялась в сторону одной из лучших подруг её дочери. Горе объединяет, да и в поддержке, как Сарафина осознала только сейчас, нуждалась не одна она.

Жизнь продолжается, — она не нашла слов лучше, опускаясь на землю рядом с молодой (по мерках матёрой самки) львицей.

Офф

В посте использован фрагмент текста из "Войны и мира" Л.Н. Толстого (Эпилог. Часть первая. Глава XII) о графине Ростовой.

Отредактировано Сарафина (8 Июн 2017 17:25:49)

+7

946

Тама не заметила, как наступил вечер, время суток мало интересовало её; погруженная в собственные мысли, львица вообще ничего не замечала рядом с собой. Она не думала о чем-то определенном, мысли путались, и иногда в памяти всплывали моменты из прошлого. Далекого прошлого, когда Тама была всего-навсего львенком и жила без всяких забот. Когда Симба и Нала были живы, а Рико даже ещё не было в планах. Симба, Нала и Рико.... Тама чуть поморщилась и чуть выпустила когти, оставив на земле небольшие бороздки. В душе вновь стало невыносимо больно и одиноко, и охотница сделала глубокий выдох. Она ещё не оправилась, и думала, что никогда не оправится. Раз за разом самка теряла друзей или близких, но при этом сама оставалась жива. Несправедливо! Ущелье лишний раз напоминало о трагедии, и в свете подобных невеселых воспоминаний и мыслей, Тама подумала о Нале. В первое время львица отказывалась верить, что её лучшая подруга умерла, и до сих пор не могла смириться с потерей. Как тут можно смириться, это невозможно, этого никогда не случится! "Зачем я вообще пришла сюда", - самка едва слышно вздохнула и прикрыла глаза. Сил не было ни на что: ни подняться, ни куда-либо уйти. Тама продолжала лежать, и старалась вообще не думать, не пускать депрессивные мысли в голову. Иначе, тот гриф в итоге все-таки получит то, на что рассчитывал.
Вдруг Тама услышала рядом подозрительные шорохи и чуть приподняла голову. Звуки раздавались откуда-то со дна ущелья, и львица даже отодвинулась от края, продолжала наблюдать и была готова рвать когти по необходимости. Из-за камня показался молодой шакал, и львица раздраженно фыркнула. "Нашла, кого опасаться. Всего лишь шакал", - охотница разозлилась в первую очередь на себя. Она даже не знала, кого или чего ожидала увидеть, и не помнила, какую конкретно картину нарисовало её разыгравшееся воображение. Шакал, тем временем, поднял голову и посмотрел на Таму.
- Эй, львица! - сказал он. - Нечего на меня фыркать здесь! Ты что тут забыла?
Тон и речь шакала Таме совершенно не понравились. Она нехотя села и всё так же раздраженно пилила взглядом незнакомца. Уже второй раз в этом ущелье ей кто-то докучает.
- Не твоё дело. Иди, куда ты там шел, и оставь меня в покое!
- Да что ты такая нервная? Может, тебе принять что-нибудь? - шакал подошел чуть ближе. - О, я знаю, что тебе поможет! Никуда не уходи и жди меня здесь!
Тама дернулась.
- Подо... - хотела окликнуть его, но было поздно. - ...жди.
Тама в полном недоумении смотрела вслед шакалу, а в голове никак не укладывалось произошедшее. Единственное логичное объяснение: самка выглядела настолько плохо, что уже незнакомые шакалы предлагали ей какую-то помощь. Ещё и гриф подумал, что львице недолго жить осталось. Охотница помотала головой и пнула лапой мелкий камешек. Он с характерным звуком соскочил на дно ущелья. Тама успокоилась и улеглась на насиженное местечко. Сил куда-либо двигаться действительно не было, но теперь самка ориентировалась во времени и понимала, что скоро придется возвращаться на Скалу. Ей хотелось ещё немного побыть одной. Настроения не было от слова совсем. Тама сама не заметила, как грусть вновь захватила мысли, и взгляд вновь был прикован к невидимой точке на дне ущелья. Казалось, странного разговора с шакалом и вовсе не было, или это был всего лишь плод воображения.
В какой-то момент Таму словно громом поразило: она резко повернула голову в сторону и увидела Сарафину. Насколько погрязла в себе, что поздно заметила мать Налы. Даже немного испугалась её появления, но быстро взяла себя в лапы и постаралась придать морде спокойные черты.
- Сарафина? - немного хриплым голосом спросила самка. - А что ты....
Охотница не договорила и кивнула на слова Сарафины. Она была права, и Тама понимала это. В памяти всплыли недавние события с грифом и шакалом - это был серьезный повод задуматься над своим поведением и действиями.
- Конечно, ты права. Я просто... не знаю, что мне делать. Я не знаю, как справиться. И ещё вот это всё.
Тама обвела взглядом окрестности ущелья, намекая, во что превратилось Королевство. Она не хотела жаловаться, но сейчас ей нужно было выговориться, хотя сама львица этого не осознавала. Замкнувшись в себе и отдалившись практически ото всех, Тама была уверена, что справится сама, но это было далеко не так. Сарафина была одной и тех немногих, с кем Тама действительно могла поговорить по душам.
- Что нам делать, Сарафина?
Вначале встречи охотница на автомате хотела спросить, что вообще Сарафина делала около ущелья, но сейчас разговор завернул в другое русло, и тот вопрос был неактуален.

Фамильяр введен в игру.

+5

947

Конечно, ты права. Я просто… Не знаю, что мне делать.

А кто из их прайда сейчас знал, что делать? Что необходимо предпринять, чтобы Предки смилостивились над несчастными львами и перестали их наказывать? У кого в голове сейчас был хотя бы примерный план дальнейших действий? Понятное дело, что он был у Скара и Шензи с их прихвостнями, прихлебалами и телохранителями, но что делать им, обычным львам?.. Не воровать же семена травы (такие вообще существуют?) с территорий соседних прайдов и высаживать у себя, чтобы привлечь травоядных. И не идти на самоубийство, нападая на гиен, которые либо атакуют в ответ целым скопом, либо доложат своим правителям. Львицы и так прилагали все усилия, стараясь поймать хоть какую-то добычу, чтобы прокормить хотя бы львят, подростков и стариков, но разве этого было достаточно?

Я не знаю, как справиться. И ещё вот это всё, — взгляд Тамы обвёл земли королевства — вернее, то, что от него осталось. Эти голые, покрытые грязью земли ничем не напоминали Земли Гордости времён молодости Сарафины. Тогда бескрайние луга были зелены от свежей травы, на пастбищах паслось бесчисленное количество травоядных, Зубери и Зимбабве были наполнены до краёв свежей, прохладной и чистой водой, а сами земли прайда не были подвержены то засухе, то чуме, то проливным дождям.

На несколько секунд прикрыв глаза, Сарафина представила перед собой свой бывший — да-да, это не опечатка — дом, и на её морде невольно появилась слабая улыбка, первая с момента получения новости о гибели Налы и Чумви. Но стоило львице открыть глаза и вновь увидеть перед собой ту разруху, которая царила на Землях Гордости, как в них вновь появилась грусть, а из пасти вырвался слабый вдох.

Теперь прежняя жизнь прайда казалось лишь сказкой. Вымыслом. Легендой местных львов.

Жить дальше? — скорее вопросом, нежели утверждением, ответила Сарафина на вопрос своей собеседницы. Возможно, эта фраза звучала слишком избито и фальшиво, но… что она ещё могла ответить? — Вся наша судьба лишь в наших лапах. Не предки определяют наш дальнейший путь, они лишь указывают нам возможные дороги. Мы можем смириться с тем, что есть сейчас, терпеть полчища гиен, которые не позволяют даже покинуть территории прайда, терпеть голод, болезни, непогоду, а можем…

Погодите-ка. А ведь они и правда могут что-то сделать! То есть, конечно, не в открытую и не за пару дней, но… что им мешает попросить помощи — хотя бы сделать попытку! — у соседних прайдов? Естественно, Скар будет в ярости. Но только если узнает. В конце концов, какие заботы у короля? Еду он и его семья всегда получают одними из первых, так что если и испытывают голод, то уж наверняка меньший, чем обычные львы, а поддержание порядка можно свалить и на гиен, что он делает с успехом. Скара жизнь на Землях Гордости наверняка устраивает, не стоит даже и пытаться поговорить с ним на тему поиска новых территорий. Судьбу прайда сейчас вполне могли решить обычные рядовые львы. Если у них, конечно, хватит смелости и отваги.

Прервавшая свою речь на середине фразы и всего пару секунд глядевшая куда-то себе под лапы, Сарафина вскинула голову и более ясным взглядом посмотрела на Таму. Она уже открыла было пасть, чтобы поделиться с собеседницей своими мыслями, но вовремя вспомнила о вездесущих падальщиках. Оглядев все окрестности, которые улавливал её взгляд, львица нагнула голову к Таме и на всяких случай заговорила тихим голосом:

...а можем попытаться что-то с этим сделать. И вернуть нашим землям былую славу и величие.

+3

948

"Жить дальше", - повторила про себя Тама и сделала глубокий вдох и медленный выдох. В словах Сарафины был определенный смысл, и сейчас львица именно этим и занималась - жила дальше, несмотря на все свалившиеся беды и проблемы, несмотря на депрессию и замкнутость. Нет, это было вовсе не так. Охотница встала и поудобней уселась, обвив лапы хвостом. Перед глазами быстро промелькнули недавние события, Тама как бы смотрела на себя и свои действия со стороны, как она отстранилась практически ото всех и машинально выполняла обязанности охотницы, как с грустью осматривала некогда зеленые земли Королевства. Это нельзя было назвать жизнью, скорее, просто существованием без какой-либо определенной цели. Самка помогала прайду, это факт, но не делала ничего особенного, просто выполняла приказы и охотилась на опустошенных землях. Тама не жила полной жизнью, она смирилась с событиями и существовала. Сама львица не до конца осознала это, но слова Сарафины заставили крепко задуматься. Слушая матерую самку, Тама то поднимала взгляд к небу, словно хотела увидеть там предков, то снова смотрела на Сарафину и не смела прерывать её речь. Только прозвучало слово "терпеть", Тама поняла, что не хочет больше терпеть! Ни гиен, ни голод, ни болезни и засуху, даже самого Скара. Всё. Хватит. Надоело. В разговоре повисла пауза, Таме показалось, что Сарафина сама сейчас размышляет над собственными словами.
- Я не хочу больше всё это терпеть, - поймав момент, сказала самка. - Я не могу с этим смириться!
Взгляд Тамы встретился со взглядом Сарафины. Обе львицы словно проснулись и теперь смотрели на мир совершенно иными глазами. Тама почувствовала какой-то непонятный прилив сил; всего пара фраз, а она словно восстала из пепла. Охотница уловила опасения матерой самки и тоже осмотрела окрестности ущелья. Отдельных гиен и патрулей не было видно, как и других посторонних ушей. Львица повернулась обратно и чуть наклонила голову, чтобы лучше слышать Сарафину.
- Ты думаешь, у нас выйдет? - на секунду Тама посмотрела на свои лапы, а потом снова на Сарафину. Сейчас не время сомневаться. - То есть, я хочу помочь. И думаю, в прайде мы найдем единомышленников.
Тама знала, что политика Скара не нравилась многим, но никто до сих пор не пытался ничего сделать. Самка не до конца понимала, что конкретно имеет в виде Сарафина под словами "что-то с этим сделать", но была уверена: поговорить со львами не будет лишним. "Кула, Малка, Тоджо", - охотница машинально вспомнила имена своих друзей, и сердце одновременно сжалось. Не было Симбы (как бы Тама его не любила, она не могла смириться с его смертью), Налы и Чумви.
- Что мне делать? - с готовностью, шепетом, спросила Тама.
Она примерно представляла себе возможные действия, но хотела услышать мысли Сарафины, и больше её интересовало, совпадут ли они с её собственными. Охотница понимала, что затевается нечто такое, что точно не понравится Скару. За его спиной львы будут обсуждать внутреннюю политику и пытаться как-то повлиять на события. Тама была готова пойти на этот риск. Ради себя, ради прайда, ради Налы, Чумви... и Симбы с Рико.

+1

949

На долю секунды, перед тем, как Сарафина озвучила альтернативу их положения, их с Тамой взгляды пересеклись, и обе самки увидели в глазах собеседника одно и то же — новый взгляд на мир, осознание, решение всех проблем.

Надежду.

К счастью для неё, Сарафина не боялась озвучивать свои мысли перед молодой львицей — почти все в прайде были настроены против Скара. Они всего лишь боялись предпринять более активные действия против политики черногривого тирана, нежели редкие возражения… до этих пор.

Приспешников Скара можно было посчитать по пальцам одной лапы (ну, хорошо, максимум — двух лап), а в желании Тамы помочь ей, Сарафине, вернуть былую славу родным землям матёрая самка была уверена как ни в чём другом — хотя бы потому, что погибшие Симбы и Нала (бедная Нала!) были для молодой львицы не просто сопрайдовцами.

Что мне делать? — прозвучало в ответ.

“Что нам делать?” — тут же пронеслась мысль в голове Сарафины. Восстание — это, конечно, хорошо в данной ситуации, но как его провернуть? Организовать? Один неверный шаг — и всё потеряно.

Для начала, — сделав небольшую паузу, произнесла самка, — нам необходимо найти… сторонников. Нас явно больше, и чем скорее мы соберём всех заинтересованных — тем лучше. А дальше… дальше посмотрим.

А дальше их будет минимум половина прайда — во всяком случае, Сарафина на это очень надеялась, — и вместе они примут правильное решение и дальнейший план действий.

Думаю, будет разумно, если ты поговоришь с более младшим поколением, а я — со старшими.

И первым делом — с Сараби.

--------------

>>> Скала Прайда >>> Церемониальный утёс >>>

Отредактировано Сарафина (20 Ноя 2017 21:34:33)

+4

950

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

951

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На северо-востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо по ту сторону реки Зубери заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье вулкана Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Великое Ущелье