Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Конкурсы и голосования » Мини-ивент "Конфеты или жизнь!"


Мини-ивент "Конфеты или жизнь!"

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://avatanplus.com/files/resources/mid/5805ef9461ead157d72fdbb1.png

В этом году, у каждого пользователя форума имеется возможность поучаствовать в забавной игре, цель которой — заработать себе всяких прикольных "вкусностей", главным образом, в награду за ваши фантазию, смекалку и чувство юмора.


Правила участия

http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png  Любой игрок (за исключением тех, что находятся в официальном отсутствии, заморозке или "черном" списке форума) может опубликовать в этой теме одно сообщение, чье содержимое целиком и полностью соответствует атмосфере грядущего праздника, Хеллоуина. Это может быть:

— страшилка с участием любого вашего персонажа;
— жуткий стишок, поэма или даже целая песня;
— рисунок соответствующей тематики;
— видеоролик или презентация картинок под жуткую музыку;
— фотография с вами в страшном гриме/костюме (желательно с названием форума на листочке или любой другой доступной поверхности);
— и т.д., и т.п.

Главное условие — в этом сообщении не должно присутствовать материалов, запрещенных для публикации на нашем форуме. Т.е., никакой порнографии, расчлененки, криминала, рекламы и etc.

http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png Крайний срок публикации сообщения в теме — полночь с 31 октября на 1 ноября 2019 года.

http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png Один игрок — одно сообщение.

http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png После публикации сообщения, все игроки, которым оно пришлось по нраву, могут поставить ему плюс, таким образом, "отсыпав" ему немного "сладостей" в награду. Что именно это будут за "сладости", автор узнает после официального завершения ивента, который будет закрыт в полночь со 2 по 3 ноября 2019 года (мы специально даем еще двое суток на то, чтобы запоздавшие с публикацией участники еще могли спокойно набрать плюсов за свои сообщения). Чем больше плюсов соберет сообщение до той поры, тем больше вкусняшек заработает его автор.

http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png Количество сообщений, которые можно заплюсовать, никак не ограничено, но помните, что одному игроку (НЕ персонажу!) запрещено плюсовать одно и то же сообщение с разных аккаунтов!

http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png Запрещено плюсовать свои собственные сообщения.

http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png Минусы в данной игре никак не учитываются, так что ставить их бессмысленно.

http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png В этой игре нет победителей и проигравших. Каждый участник с равными шансами может получить награду за свое творчество, а главные судьи здесь — ваши друзья и со-игроки. Постарайтесь их удивить!

Дерзайте!

+1

2

Ночь скрипела. Шорох гулял по траве. Вода сумрачно поблескивала под желтым светом луны.  Трое детенышей, тесно прижавшись друг к дружке, широко раскрытыми от ужаса глазами глядели на своего отца. Все трое находились в том самом нежном возрасте, когда львенок больше напоминает пушистый меховой шарик.  Их отец, высокий лев с огненно-красной гривой, торчащей в разные стороны, как языки пламени, позвал своих детей собраться в эту жуткую, наполненную страшными звуками ночь, чтобы поделиться страшными историями. История - просто история! Это все не взаправду, верно? Малыши тоже так думали.

Но им предстояло убедиться в том, что персонажи из историй могут шагнуть в реальность и обдать тебя леденящим душу рыком, от которого мех на хребте встает дыбом.

- О, страшен был тот день, - нараспев говорил отец. Малышам казалась, что в такт его словам шуршит и гремит ветер. У младшего начинали дрожать черные лапки, средняя боялась моргнуть - ее бурый упрямый хохолок на лбу уже стоял дыбом, а старший не смел дернуть хвостом, увенчанным красной кисточкой.  - Шли мы по земле, овеянной печалью и скорбью, и пепел с прахом развевались над нашими головами. Сам ветер пел погребальную песнь. Деревья почернели и потеряли листву, изогнувшись в уродливых позах. Но мертвых нужно почтить, иначе вернутся они в мир живых и не упокоятся, поэтому мы все равно пришли туда, где пахло смертью, где некогда ревело над головами пламя, где под грудой пепла были кости.

Ветер взвыл особенно свирепо. Младший пискнул и прижался поближе к сестре. Его огромные, карие глаза смотрели на отца с нескрываемым ужасом, словно он считал, что мертвые прямо сейчас выскочат из-под земли.

- Мы шли и шли, переплетя хвосты, чтобы не потерять друг друга в этом страшном месте. И вот... наконец... мы нашли ЕЕ. Половина тела была придавлена булыжником, окропленным кровью. Запах металла и соли смешивался с запахом пепла. Моя дорогая мама... Я не видел ее лица, но точно знал, что это она - разве сын может ошибаться? Нет. Моя мама умерла в тот день, я знал это. Мы должны были завершить обряд, иначе она вернулась бы в наш мир и преследовала бы нас. О, в каком мы были ужасе при виде ее бедного, изуродованного тела!  Я не мог даже взглянуть на ее мордочку в последний раз, не мог поцеловать ее и лизнуть в щеку.  Ее тело пропало, но дух был жив. Все, что я мог - проводить ее в мир иной. Скорбь наша была так велика, что я не помню, правильно ли мы провели церемонию. Вдруг ее призрак бродит по земле, несчастный, неспособный обрести покой...

Отец глубоко вздохнул, словно на его плечах была вся скорбь мира.

-  Дети мои, иногда я все еще слышу ее голос. Она говорит со мной... Вот прямо как сейчас... Прислушайтесь.

Малыши вздрогнули. Они действительно начали что-то слышать. Голос... Чей-то крик. Все прямо как в рассказе отца!  Все реально!  Этот голос, он все ближе и ближе... Он говорит... говорит...

- ПРЕКРАТИ ВСЕМ ГОВОРИТЬ, ЧТО Я УМЕРЛА, ДЕБИЛ!!

+5

3

Предисловие и предупреждения. Важно!

Первым делом самое главное. Триггер-предупреждения:
некрофагия, контроль над разумом, немного съедения заживо (чууууть-чуть).

Так уж получилось, что с тех пор, как Крис передала мне Хасталика этим летом на сходке, я за него так и не написала ни одного поста, только анкету. Поэтому не скажу, что я пока что четко представляю, что из себя представляет (а точнее будет представлять) Чума. У меня есть только пара источников вдохновения, для атмосферы. И поэтому на этот ивент решила попробовать себя в его шкуре. Эдакая проба пера. Proof of concept. Надеюсь, персонажа у меня после этого не отберут XD

Так же предупреждаю, что у меня посредственные скиллы в хорроре, потому что за всю жизнь я так и не набралась яиц прочитать хотя бы одну книжку. Но знаю кое-какую теорию, плюс, совсем избежать хоррор-элементов нынче невозможно. В сериалах, в мультиках, в играх, они везде.

Вот так как-то.

Любые нелогичности, любой ООС объясняется тем, что я еще не играла с всадниками и плохо представляю их характеры это сон не самого здорового подростка с панической боязнью оказаться всеми брошенным.

Черный вход в пещеру нависал над Хасталиком, словно раскрытая пасть какого-то колосса, вплоть до сталактитов, отдаленно напоминавших огромные зубы. Подросток вытянул в шею безуспешно пытаясь всмотреться в непроглядную темноту. Братья, как назло, куда-то исчезли, проигнорировав их решение держаться вместе, принятое, когда они выдвинулись на поиски в очередной раз исчезнувшего Сурмута. Хасталик недовольно фыркнул, перебирая когтями темный песок. Как ему надоело это. Как ему надоело, что братья постоянно убегают вперед, забывая обо всем в азарте приключений, забывая о нем.

— Трезо! Сота! — крикнул он все еще стоя на границе входа. Тишина. Даже эхо было не слышно, что показалось подростку странным, но не сильно волновало сейчас. Может, пещера небольшая, а Сота решил устроить ему засаду, потому притаился. Хасталик цокнул языком и вошел внутрь пещеры. Темнота окутала его во всех смыслах. Подросток не мог разглядеть даже собственных лап, если не поднесет их прямо к морде, сколько бы он ни щурился и не вглядывался. И вокруг была, казалось, какая-то дымка. Наверное, поднятая чем-то пыль, которая теперь слегка щекотала ему нос.

— Сота! Трезо! — снова крикнул он в темноту. — Если это какая-то шутка, то скажу сразу, мне не смешно!

Ответная тишина звенела у него в ушах. Хасталик любит своих братьев. Но иногда они такие… такие… хочется дать им по подзатыльнику, особенно Сурмуту. За то, что постоянно бросает их.

Что-то пробежало у него под лапами едва задев шерсть.

Хасталик подпрыгнул от неожиданности, принялся вертеться, принюхиваться, но лишь закашлялся от стоящий в пещере дымки. Подросток утер нос и принялся осматриваться дальше.

Только для того, чтобы понять, что не видит входа в пещеру.

Что важнее, он не помнит в каком направлении тот был.

— Т-трезо! Сота! — легкая тревога начинала подниматься где-то за ребрами подростка вместе с осознанием, что он просто-напросто потерялся. — Сурмут? — тихо пискнул Хасталик, не особо рассчитывавший на ответ. Что-то мелкое вновь пробежало у него между лап, зацепив хвост, и подросток резко развернулся, но так ничего и не увидел в кромешной темноте. Он даже шагов никаких не слышал, ни своих, ни того, что бегало вокруг него. Только чувствовал легкое прикосновение чего-то мягкого и неприятно склизкого. Но этого достаточно для того, чтобы понять в каком направлении это что-то бежало. И если выбор стоит между кромешной темнотой и кромешной темнотой, в которой что-то бегает… Хасталик нервно дернул хвостом.

А что ему остается? Братьев нет, а ему надо выбраться отсюда. Что-то лучше, чем ничего, так? Ведь так?

Слегка припав к земле, подросток медленно и осторожно двигался в направлении, куда, как ему казалось, пробежало это что-то. Несколько минут медленного шага и тщетного вглядывания в темноту и вдруг Хасталику показалось, что он увидел маленькую, белую точку там, впереди. Подросток облегченно выдохнул, подобрал хвост, которым все это время нервно водил по земле, напоминая себе, что он не потерял все органы чувств в этой пещере. Может, это какой-нибудь светящийся гриб? Если честно, он был бы рад чему угодно, лишь бы оно разбавило эту сжимающую его темноту. Шустрой рысью он побежал вперед, к стабильно увеличивающейся белой точке. Она действительно будто светилась и вскоре, Хасталик уже мог различить темный песок, на котором лежала эта белая точка, а также, что она была шерстяной. Еще немного и у подростка перехватило дыхание. Он забыл обо всякой осторожности и рванул со всех ног к белой точке.

К белому хохолку на острой, черной морде с немигающими красными глазами.

Aviators - Song of the Abyss

— Сурми! — крикнул он подбегая к лежащему на земле брату и практически падая на него. — Наконец-то, я знал! — радостно воскликнул он, забыв всякое раздражение, которое чувствовал по отношению к сбежавшим от него братьям. Какая, к черту, разница в конце концов? Особенно сейчас, в этой гнетущей темноте, где единственный звук, который слышал Хасталик — это стук собственного сердца в ушах. Он уткнулся мордой в темную шерсть, положил свою тяжелую лапу на плечо брата, но быстро отдернул ее, почувствовав будто что-то лопнуло под ней. Подушечка была в липкой, прозрачной лимфе. Сурмут никак не реагировал.

— Сурми? — тихо позвал подросток, отойдя на пару шагов и осматривая брата. Он выглядел плохо. Нездорово. Живот неестественно вздут, глаза пустые, словно спокойная гладь воды, и казалось, будто каждая мышца в его теле была напряжена до предела. — Сурми.

Хасталик тяжело дышал, нервно дергая хвостом и перебирая когтями песок под лапами. наконец, он подался вперед, уткнувшись в морду брата лбом, пытаясь ее приподнять, вызывать какую-то реакцию. Тело поддавалось крайне неохотно, словно бревно, а не существо из плоти и крови.

Резко ударивший по носу запах гнили заставил Хасталика отскочить назад. В своей неуклюжести задняя лапа подвернулась и подросток плюхнулся на пятую точку, но продолжая толкать лапами, будто пытаясь отползти от того, что было перед ним.

Голова Сурмута, которую Хасталику удалось немного повернуть, крепилась к шее, в которой зияла большая, неровная дыра, оголявшая желтовато-белую трахею.

Что-то снова шмыгнуло мимо льва, едва задев его спину. Хасталик вскрикнул и подпрыгнул, разворачиваясь, пытаясь увидеть что это было.

Все, что было видно — это темную дымку витавшую в воздухе. Хасталик тяжело дышал, время от времени закашливаясь от это пыли.

Ему показалось, он услышал какое-то шуршание сбоку и дернулся в ту сторону, но там ничего не было. Он дернулся в другую, и был встречен той же картиной.

— Трезо! Сота! — слабо крикнул он. — Кто-нибудь! Морох! — уже посильнее, озлобленнее. Хасталик съежился от тишины, которая, казалось, сжимала его в свои тиски. — Отец…

Дымка возле рта едва колыхнулась.

За спиной раздался слабый писк, который в этой оглушающей тишине казался громче любого крика. Хасталик обернулся на бездыханное тело Сурмута. На мгновение ему показалось, что оно дернулось, и подросток уже успел испугаться, когда из раны на шее показалась острая серая мордочка с темными глазами-бусинками. Хасталик замер.

Old friend, we seem surrounded
As decay is closing in
And the kiss of deadly silence
Has been placed upon my skin


Крыска чуть вылезла из своего убежища, внимательно принюхиваясь к краю раны, будто выбирая себе что-то, не обращая никакого внимания на замершего в ужасе всего в полуметре от нее подростка. Желтые зубки сверкнули и крыса, придерживая его передними лапками, чтобы никуда не сбежал, вцепилась в край раны.

— НЕТ!

Хасталик и сам не осознал в какой момент он сорвался с места, но вот уже тяжелая лапа с неприятным хрустом приземляется на продолговатый череп, и мертвое тельце крыски оказывается откинутым куда-то во тьму.

— Зачем?! — крикнул он в сторону окровавленного крысьего трупа, одной лапой прижимая к себе неподвижную черно-белую голову. — Я думал мы…

Снова слабый писк и Хасталик увидел еще одну точно такую же крысу, сидящую на вздувшемся боке Сурмута. С рычанием подросток смахнул ее с тела одним ударом лапы и встал, нависая над телом брата.

Хасталик прекрасно понимал, что Сурми мертв. Он бросил их опять. Но на этот раз он уже не вернется. Как мама. Он ушел от них. Но не может же Хасталик бросить его на съедение крысам?! Пусть пойдут и найдут труп чьего-нибудь другого брата!

На границе небольшого освещенного участка, где лежало тело что-то зашевелилось. Хасталик повернулся в ту сторону, но краем глаза заметил движение с другого бока. Он повернулся туда, оскаливая клыки, рыча, глотая дымку и слезы.

Из темноты показалось несколько острых мордочек с глазами-бусинками. С рычанием лев кинулся, но на этот раз тяжелая лапа опустилась на песок, а крысы, словно волна воды, ушли назад. Он бросил взгляд за плечо лишь для того, чтобы увидеть, как за спиной у него к телу Сурмута подкрадываются еще несколько штук.

— ПРОЧЬ! — взревел он, что было мощи, кидаясь к грызунам, которые послушно скрылись во тьме. Он отошел назад, судорожно мотая головой из стороны в сторону. Крысы были повсюду, прямо на грани видимости, он мог различить блеск в их темных глазках. Хасталик перешагнул через тело Сурмута, нависая над ним, поворачиваясь то в одну сторону, то в другую, делая выпады на крыс, которые медленно сжимали круг, как бы он не старался.

Подросток припал к телу брата, практически обняв его, закрывая собой настолько, насколько это вообще было возможно учитывая, что Сурмут был больше него. Он рычал, шипел, делал короткие выпады в сторону особо наглых крыс, пара из которых отлетела куда-то в сторону от его удара.

— ХВАТИТ! — надрывисто рявкнул он и закашлялся от боли в глотке.

Но, каким-то чудом, крысы замерли. Хасталик непонимающе смотрел в эти маленькие глазки-бусинки, которые немигающе уставились на него в ответ. Шерсть, которая и так уже давно стояла дыбом, если бы могла, наверное, слетела бы со льва в ужасе. Он решительно ничего не понимал, а чтобы тут не происходило становилось только еще более жутко и мерзко.

— Уходите! — трясущимся голосом крикнул он окружившему его полчищу крыс. — Найди с-себе другую еду!

Грызуны не двигались.

Хасталик снова припал к телу Сурмута, ожидая, что в любой моменты крысы могут возобновить свой поход. Время от времени он дергался, потому что ему казалось, что он видел движение где-то на периферии зрения, но крысы оставались неподвижны. Хасталик ничего не понимал. И решительно не знал что ему теперь делать и как выбраться из этого кошмара наяву.

Сколько времени уже прошло? Полчаса? Час? Его же наверняка уже ищут, так? Ведь так? А если нет? Он тряхнул головой, пытаясь прогнать назойливую мыслишку, жужжащую где-то на задворках сознания:

“Мать бросила. Сурмут бросил. Может, и братья с Морохом тоже его бросили?”

Он не знает сколько пролежал так, уткнувшись мордой в мертвое тело, вдыхая гнилостный запах из раны и черт знает еще какие трупные запахи. Шерсть на его груди слиплась от полопавшихся волдырей, что были по всему телу Сурмута.

Ему надо уходить. Надо как-то выбираться отсюда. Однако лев так и не видел ничего дальше этого маленького освещенного участка, где был лишь он, Сурмут и рой крыс. Хасталик встал, утер глаза лапой. Черт его знает куда ему идти. Но надо идти куда-то. Он слишком много времени провел здесь. Подросток наклонился и, скривившись, раскрыл рот. Схватил Сурмута за загривок и изо всех сил потянул вверх неподатливое тело.

Крысы тут же засуетились, стали приближаться. Хасталик выпустил брата и кинулся было к грызунам, но те отступили как только он бросил тело.

— Нет, — прохрипел он сорванным голосом. — Я вам его не отдам. Найдите себе другую добычу.

Крысы не двигались. Он снова развернулся и ухватился за загривок Сурмута, приподнимая тело на трясущихся лапах. Он вытащит его. Он не оставит его здесь. Он его вытащит, притащит в Крепость, а потом отыграется на братьях за то, что те его бросили.

Крысы забеспокоились, но приближаться не смели. Хасталик, пыхтя, попятился назад. Труп оставлял за собой колею на песке. Подросток скосил глаза на крыс, которые все еще окружали его, двигались вместе с ним, но выдерживая все то же расстояние.

Он быстро выдохся. Хасталик никогда не был физически силен, он и сам-то из-за этого мало двигался, а уж тащить за собой труп другого льва, который еще и больше него впридачу. Лапы его подкосились и Хасталик больно ударился челюстью об песок. Он приподнял глаза, чтобы увидеть, что ему удалось протащить Сурмута от силы пару метров, прежде, чем лапы отказались слушаться его.

Эти пара метров казались самыми длинным в жизни подростка.

Крысы все еще окружали их.

I will shield you from the darkness
When the walls around us quake
I will hold back all the monsters
Until my bones begin to break
When I've lost I'll have to leave you
And the tears, they'll fall like rain
If I'm taken by the shadows
I will spare you from the pain

Сморщившись, он уткнулся в шею Сурма. Горькие, соленые слезы падали в зачатки его гривы. Он приподнял голову, положив ее на морду брата, словно надеясь вопреки всему почувствовать слабое дыхание.

Вместо этого он заметил что-то белое там, вдали. Опять. Хасталик слабо простонал. Что это еще за игры, что на этот раз? Он слишком устал, чтобы двигаться.

Поэтому белая точка двигалась вместо него, постепенно становясь крупнее, приобретая очертания идущего худощавого тела. Хасталик прищурился и приподнял голову. Ему казалось, он мог разглядеть взъерошенную черную с белым гриву, острым носом, тонкими бровями, едва различимыми под гривой и на фоне черных век. Подросток напрягся, слегка приподнимаясь, кажется, на одной только силе надежды, что хотя бы один его брат тут. Из живых.

Он попытался позвать Трезо, но голос сломался на первых же двух буквах, все еще едва живой после криков ранее. Брат его ни за что не услышит. И не увидит, Хасталик четко понимал, что тот идет в другую сторону и даже не оборачивается к ним. Он попытался снова, но выдавил из себя что-то, что от силы можно было бы назвать “громким шепотом”.

Ему надо идти к Трезо. Другого выхода не было. Но Сурмут… Хасталик опустил зеленые глаза на стеклянные красные. Он не может его бросить. Не может!

“Но Сурмут же смог его бросить…” звучал противный шепоток на задворках сознания.

Он поднялся. Посмотрел на крыс, что все еще окружали их и сделал шаг в их сторону. В сторону, где на горизонте виднелся Трезо.

Крысы расступились.

Он сделал еще шаг. Крысы еще расступились. Он обернулся назад и увидел, как некоторые из них подкрадываются к телу Сурмута и с клокотанием в груди и оскаленными зубами кинулся в их сторону, отгоняя от брата.

Если он уйдет, то они его сожрут. В этом Хасталик не сомневался. Он сделал шаг назад. Крысы расступились. И сомкнули ряды вокруг Сурмута. Хасталик зарычал от бессилия. Если он не уйдет, то умрет тут сам. Кто знает когда его найдут, если найдут вообще? И кто знает как долго крысы будут его терпеть, прежде чем решат закусить им.

Но если он уйдет, то они получат Сурми. Он не может допустить, чтобы его брата сожрали, как какую-то дичь!

Но, может… Можно попробовать… Он провел суровым взглядом по немигающим глазкам-бусинкам, что смотрели на него. Прохрипел:

“За мной.”

И сделал шаг назад. Затем еще. И еще. Крысы сзади него расступались. Крысы перед ним… медленно обходили тело Сурмута следуя за Хасталиком.

Да. Да. Он уведет их с собой, заберет себе. И тогда они не получат Сурмута. Он найдет Трезо, может даже Соту, а уж вместе они смогут выбраться отсюда и вытащить тело брата.

Foolishly I left the darkness creeping
In this restless ruin my soul is bleeding
I confess to you the dark
Has taken me prisoner

Он развернулся и нашел взглядом силуэт Трезо. Он глянул назад и убедился, что Сурмут все еще лежит там. Невольно он подумал, что теперь его брат уже никогда и никуда не сбежит.

А он пойдет. Вперед. Крысы носились у него под лапами. Несколько раз еще Хасталик оборачивался. Чтобы убедиться, что Сурмут все еще там, что его не сожрали. Что он четко у него за спиной, чтобы потом, когда он найдет Трезо и Соту, он смог найти нужное направление и вернуться к Сурми.

А потом хоть потом. Вместе они найдут выход. Это он знал наверняка.

По мере приближения белый силуэт становился все отчетливее, казалось он, как и белый хохолок на голове самого старшего из братьев, тускло светился. Хасталик прибавил шагу, собирая все свои оставшиеся силы.

— Трезо, — прохрипел он сорванным голосом, когда оказался уже совсем близко с худощавым львом. Брат не среагировал, стоя спиной к Хасталику, будто пытаясь что-то рассмотреть вдали. Темная дымка, так хорошо видная на белом фоне, окутывала его.

— Трезо, не смешно, — снова прохрипел Хасталик подойдя уже вплотную к брату и недовольно пихнув его в бок. Подросток удивленно отскочил и повернулся. Все, что успел заметить Хасталик — это выражение полного непонимания на морде и черные от края до края глаза, в которых будто что-то клубилось. Подросток вскрикнул бы, если бы не севший голос и не резки удар об землю.

— Эй! Не трожь моего брата! Это только мое право! — крикнул знакомый голос. Хасталик увидел ржаво-рыжую шерсть, но вместо ярких, зеленых зрачков, глаза Соты были, как у Трезо. Черные от края до края.

— Сота, отпусти, зараза, — едва выдавил Хасталик, когда брат надавил ему на грудь, перебивая дыхание.

— Ты кто такой вообще?! — возмутился бурый брат.

— И откуда знаешь наши имена, — непонимающе спросил Трезо.

Холодок пробежал по спине подростка. Он скорчил разозленную гримасу.

— Ха-ха, смешно, — хрипел он. — Хватит играть, нам надо выбираться, — его заткнула упавшая на морду бурая лапа Соты.

— Нам? Ты так и не ответил кто ты такой!

Он смотрел на нависшего над ним брата, на оскаленные зубы, на сморщенный нос, и четко осознавал: это не игра. Он его не узнает.

Он… он его не помнит. Хасталик заметался по земле под весом другого подростка, что-то мыча сквозь заткнутый рот, настолько громко и обозлено насколько позволяла его подранная глотка. Сердце бешено стучало в ушах, но Сота налегал не отпуская, словно видел в нем самого настоящего врага. Краем глаза он заметил как спрятался кончик языка только что облизнувшегося Трезо.

I am corrupt beyond any rescue
I've forsaken my vow to protect you
Oh, end these horrors
Face the father of the sinister

Собрав все силы, Хасталик уперся задними лапами в живот Соте и толкнул, как только мог, спихивая брата с себя. Он быстро вскочил, стараясь держать обоих подростков в поле зрения. Вокруг Соты, как и вокруг Трезо, вилась черная дымка.

— Да, что с вами такое! Это я! Хасталик! Ваш брат!

Подростки удивленно переглянулись.

— Какой еще брат? — спросил Трезо. — У нас нет больше братьев. — Он сказал это так, будто это был такой обыденный факт, словно что-то всем известное, как то, что солнце встает на востоке.

— Да хватит…! — Крикнул Хасталик и закашлялся, набрав полные легкие темной дымки, что летала вокруг. Она кружилась вокруг, будто танцевала хоровод вокруг львов. Хасталик почувствовал как ветерок пробежал по его спине и увидел, как маленький ураганчик из этой дымки пролетел у них над головами, куда-то вверх. Здесь… здесь он видел большое скопление этой темной пыли, танцующей, то тут, то там, иногда казалось, что оно принимало какие-то очертания, буто несколько торнадо, соединявшихся воедино где-то там в небе, а потом снова рассеивалась по округе.

И этой дымки было очень много вокруг его братьев. Хасталик нервно сглотнул. Хвост беспорядочно дергался, когти впивались в песок. Крысы бегали под лапами.

— Эй! — крикнул он куда-то вверх, силуэту в темноте. — Отпусти их!

If the fight's over
I will sacrifice my mind
Just to know you'll still be breathing
When the years have been unkind
So continue on without me
Guard my body and my flame

Хасталик тяжело дышал и невольно съежился, когда ему показалось, что темный силуэт наклонился к нему. Он сглотнул.

— Отпусти их!

Трезо с Сотой непонимающе переглянулись. Хасталик посмотрел на обескураженные лица братьев и, не давая себе возможности подумать, что он делает, прошел мимо них, распихав их плечами.

— Отпусти их!

Маленькое торнадо из темной дымки приближалось к нему. Пыль щекотала нос и глаза подростка, царапала горло и небо через открытый рот.

Keep a watch over the wasteland
When the world forgets my name

— Что за х*рня?
— Не знаю, больной какой-то. Пойдем.

Темная дымка плотнее и плотнее окутывала Хасталика. Он бросил беглый взгляд назад, на удаляющиеся спины Соты и Трезо, все еще окутанных этой непонятной дымкой. Глаза слезились. От пыли. Да, от пыли.

Они ушли. Они его бросили.

В ушах шумело.

Лапы больно покалывали от впивающихся в них крысиных зубов.

I will shield you from the darkness
When the walls around us quake
I will hold back all the monsters
Until my bones begin to break
When I've lost I'll have to leave you
And the tears, they'll fall like rain
If I'm taken by the shadows
I will spare you from the pain

Вдохновение на "темную дымку"

Смотреть с 1:00, если таймкод не сработает

Отредактировано Хасталик (31 Окт 2019 20:21:01)

+6

4

Ну я это... Тоже скетчево поучаствую...
https://i.imgur.com/USl5gnRm.jpg

+8

5

Внимание, данный пост несет в себе контент 18+, включающий в себя: сцены повышенной жестокости, намеки на сексуальные насилие. Читайте далее на свой страх и риск.

Октавиан отдыхал, после очередного ночного патрулирования в компании еще нескольких львов. Все они весело общались, делились слухами, травили байки: типичный выходной усталых бойцов.

— Эй, Окт. Ты же много историй знаешь, да?

Октавиан покосился на одного из бойцов. Конечно, он знает истории, но он не особо любил их рассказывать всем подряд. Для этого нужно было подходящее настроение, а настроения в тот момент у него не было.

— Смотря какие. Я знаю как минимум одну, с участием шести львов и одной самки...

Шутка вызвала одобрительное гыгыканье всех вокруг.

— Не-не-не, такое мы и сами знаем. Лучше расскажи нам что-нибудь... Необычное. Чтобы дух захватило.

Октавиан задумался. Отказывать было бы не особо хорошо...

— Хм, знаете. Есть одна. Довольно жуткая. Думаю, самое оно, пощекотать вам нервишки...

***

История начинается здесь. Дальнейшее повествование идет от лица ее главного героя.

— Тебе не обязательно идти за мной на охоту, знаешь?

— Оставить тебя здесь одну? Не смеши. Эти края и без того не безопасны, а с учетом недавних событий…

— Ладно, ладно, если тебе так будет спокойнее.

Серая львица, выгнувшись, выскочила из своего травяного укрытия и медленно пошла дальше, стараясь напасть на след какого-нибудь травоядного. Бран следил за ее движениями, смакуя каждое из них. Ему всегда нравилось наблюдать за ней во время охоты, когда она принимала разнообразные интересные позы, демонстрируя всевозможные изгибы своей прекрасной фигуры. Ее зеленые глаза завораживали льва, а темная кисточка хвоста буквально гипнотизировала. Бран не чаял души в своей жене, ведь даже спустя столько времени она все еще кажется ему крайне привлекательной.

— Опять на меня пялишься? — с усмешкой в голосе, окликнула его львица.

— Нет, нет, Джуна, ищу исключительно антилоп, — нарочито притворно ответил ей Бран, поднимаясь на лапы.

Джуна весело рассмеялась и повернулась обратно, начиная вынюхивать следы. Бран подошел поближе, стараясь не мешать самке делать свою работу и осматриваясь вокруг. Жили они далеко не в самых лучших землях, одиночки тут были не редкостью и каждый был сам за себя. Драки за добычу были обычным делом и мало было поймать ее – нужно было ее еще защитить.

— Кажется есть, — еле слышно произнесла Джуна, мгновенно припав к земле.

Бран прилег рядом. Теперь было не до любования, на сей раз стоял вопрос о том, будут ли львы сегодня ужинать или нет. Вместе они поползли прямо против солнца, которое медленно опускалось за горизонт. Вскоре они добрались до места: небольшое стадо антилоп мирно паслось на небольшой поляне, наслаждаясь травой и наступающей прохладой.

— Ну, похоже сегодня мы в деле, — шепнула Джуна.

— Похоже на то. В кои-то веке пожрем нормально.

— Не раскатывай губу. Мы еще никого не поймали, чтобы праздновать ужин. Так, раз уж ты тут, то будешь помогать. Видишь тот камень? Зайди за него, я подгоню к тебе стадо, ты быстро залезешь на него и сверху напрыгнешь на одну из них. Все понял?

— Так точно, ваше сиятельство.

— Хватит валять дурака, Бран. Вперед.

Бран покорно последовал приказу Джуны. Он аккуратно прокрался мимо стада и засел прямо за камнем, от которого отдавало теплом, явно накопившимся за весь день. Бран и без того изнывал от пота и уже ждал, когда, наконец, солнце спрячется и на небосвод поднимется Луна, принеся приятную прохладу. А теперь ему приходится сидеть возле горячего камня и ждать. Впрочем, ждать долго не пришлось: Джуна с рыком выскочила из травы, намереваясь вцепиться в шею одной из антилоп, которой не повезло подойти поближе к ее укрытию. Если бы Джуна справилась бы сама, то и участия Брана не потребовалось. Но все сложилось не так удачно: антилопа умудрилась дернуться в другую сторону и избежала атаки львицы. Все стадо резко очнулось и начало бежать прочь от хищницы. Все как один метнулись к камню, за которым их и дожидался Бран. Как только одна из них почти подошла вплотную к нему, Бран одним прыжком запрыгнул на камень, который, как ему показалось, был непривычно мягким для камня, и вторым оказался на спине одной из антилоп, придавив ее своим весом. Пара секунд: и зубы льва оказались прямо в шее несчастной жертвы, лишив ее жизни.

— Хаха! — громко воскликнул Бран. — Видала?! Прямо в яблочко. Джуна, похоже ваш муж сегодня заслужил особую награду.

— Ага, мечтай. Ладно, давай оттащим его домой, нам еще… Какого? — зеленые глаза Джуны округлились до размеров луны.

— А?

Позади Бран услышал шум, словно что-то тяжелое поднималось с земли. Лев отпустил на землю мертвую антилопу и медленно обернулся. Камень, по которому он недавно задорно скакал, поднимался ввысь на все четыре ноги. Выпрямившись, «камень», который теперь казался еще больше, начал поворачиваться к кошкам. Бран заметил, что у камня позади есть маленький отросток, словно раньше на нем был хвост. И в эту же секунду он осознал, что перед ним был далеко не теплый камень.
Громадный носорог развернулся к Брану, тяжело дыша. Лев буквально чувствовал, как дыхание носорога достигает его гривы, словно ветер. Бран начал медленно отходить назад, чувствуя, как его сердце уходит в пятки. Носорог медленно перевел свои глаза-бусинки сначала на Брана, потом на Джуну, а затем на мертвую антилопу. Все это время лев медленно отступал назад, стараясь не делать резких движений. Носорог продолжал стоять, не шевелясь и наблюдая за движениями каждого. Секунды казались вечностью, напряжение в воздухе казалось настолько сильным, что достаточно было легкого дуновение ветерка, чтобы все понеслось в тартарары.

Носорог резко бросился в сторону Бруна. Лев ожидал этого и отпрыгнул в сторону, еле пропуская громадную тушу мимо себя. Прыжок был удачным, и лев приземлился на обе лапы, истошно крича:

— БЕГИ!

Джуне дважды повторять не пришлось, и она рванула прочь с места. Носорог, справедливо решив, что более ловкую кошку ему насадить на свой рог не удастся, погнался за самкой.

— СТОЙ, УРОД!

Бран не знал, как остановить эту тушу, но попытаться явно стоило: два прыжка и вот он зацепился когтями за бок гиганта. Только вот продержался он на нем недолго и вскоре свалился на землю, пока носорог продолжал погоню за львицей. Прокатившись волчком по земле, Бран поднялся на лапы и вновь погнался за носорогом.

— АЙ! — взвизгнула Джуна.

Бран заметил, как тело Джуны сделало сальто в воздухе и рухнуло. Приглядевшись, он увидел, что она споткнулась о какую-то сухую корягу лапой. В ее глазах читались боль и страх, но львица продолжала пытаться убежать. Чтобы через секунду вновь рухнуть с еще одним болезненным криком, накренившись вперед.

— Ааааа, черт! — с нескрываемой болью было слышно, как выругалась Джуна, упав в третий раз на сломанную лапу.

Внутри Брана все похолодело. Он не знал, что делать, но точно знал, что должен отогнать носорога любой ценой. Напрягшись, он изо всех сил ускорился и попытался в прыжке вцепиться в морду носорога, но тот ожидал такого маневра и резким движением головы отправил Брана в полет. Тот, пролетев пару метров вбок от носорога, приземлился на бок, почувствовав, неприятную боль в ребрах. Еле найдя в себе силы, он поднялся на лапы и осмотрелся.

Носорог остановился. Он внимательно смотрел на Джуну, которая со страхом в глазах пыталась уйти хоть куда-нибудь в сторону от него, но тщетно: сломанная лапа не давала и шанса львице уползти прочь. Носорог шаркал ногой землю, словно примеряясь для атаки.

— БРАН, ПРОШУ ТЕБЯ, ПОМОГИ МНЕ! — кричала, словно обезумев от страха, Джуна во всю глотку.

Бран смотрел на происходящее со стороны. Он чувствовал, как его сердце сжалось, как трясутся его лапы. Он не знал, что делать, но он должен был спасти ее.

— БРАН, УМОЛЯЮ! БРАН! ОН… Я… ПОЖАЛУЙСТА! — в срывающемся голосе Джуны было уже не просто звериное отчаяние, а самый настоящий страх смерти, которая буквально схватила тебя за горло.

Носорог слегка опустил голову. Бран знал, что сейчас произойдет. И он может попытаться это предотвратить. До его ушей доходили уже нечленораздельные крики Джуны, но он не обращал на них внимание. Все его внимание сосредоточилось в этой секунде, он должен был отвести удар. Носорог начал движение. И в глазах Брана резко потемнело, и он почувствовал, как проваливается в небытие…

***

— Проснись, Бран.

— АХ!

Бран подскочил на месте, ошарашенно глазея вокруг.

— Что случилось? — до его ушей достиг знакомый женский голос.

Бран повернулся. Перед ним стояла серая львица с зелеными глазами, которая с неприкрытым удивлением смотрела на него.

— Дж… Джуна?!

— А? Какая Джуна? — недоуменно спросила львица.

— Т-ты… — неуверенно продолжил Бран.

— Тебе кошмар приснился что ли? Ох, Бран. Какой ты все же впечатлительный. Я не буду больше на ночь рассказывать тебе сказки про туманного носорога, — мягким голосом продолжила львица, подойдя поближе и лизнув подростка по макушке.

Бран продолжал хлопать глазами.

«Да… Туманный носорог… Сказка… Ма… Мама?»

— Впрочем, хорошо, что ты проснулся, — продолжая вылизывать Брана, произнесла мать. — Наступила ночь и нам пора идти.

— Куда? — все еще не понимая, что происходит? отозвался Бран.

— Ха-ха-ха, — звонко рассмеялась мать, прекратив умывать подростка. — Ты видимо совсем не проснулся. В наш новый дом со всеми твоими братьями. Там будет достаточно пищи для всех нас.

Бран задумался над ее словами. Все это казалось ему знакомым, словно…

«Да, новый дом. Конечно… Я, мама и два брата. Точно, мы же туда и идем!»

Бран резко повертел головой, словно пытался стряхнуть с себя что-то. И правда, чего это он вдруг вообще подумал, что эта… Как ее… Реальна вообще? Просто дурной сон. Сейчас они пойдут дальше, и все будет хорошо. Внезапно Бран почувствовал, что очень голоден. Краем уха он услышал, как жалобно протянул один из его братьев:

— Мааам, а когда мы сможешь поесть? Я есть хочу, мааам.

— Скоро, дорогой, еще пара дней и я обещаю, что все мы наедимся до отвала. А пока давайте собираться, нас ждет долгий путь. Может по пути даже поймаем какую-нибудь мелочь.

Вскоре они собрались и двинули прочь из пещеры прямо под сияющей луной вдоль каменного плато. Саванна спала, кроме ее ночных обитателей, которые шныряли туда-сюда, словно дразня голодное семейство львов. Шли они и правда очень долго, но поймать ничего им все же не удалось. Как только солнце начало выглядывать из-за горизонта, мать загнала всех своих детей в ближайшую пещеру.

— Так дети, нам надо поберечь силы. Завтра мы дойдем до места. А до тех пор нам все лучше прилечь поспать, — с измученной улыбкой обратилась к трем сорванцам мать.

— Но я не хочу спать, я хочу есть, — заканючил Бран.

— Я знаю, сынок, я знаю. Но… — мать грустно опустила глаза. — Обещаю вам, я вас накормлю, как только вы проснетесь. Думаю, мы все же оторвались от вашего отца. Возможно мне удастся поохотиться, пока вы будете спать. Что скажете?

— Ура! — радостно закричал Бран хором с братьями.

— Вот и молодцы. А теперь давайте, ложитесь.

Бран выбрал местечко поудобнее и постарался заснуть. В животе сильно урчало, но он старался не обращать на это внимание. Вскоре усталость все же взяла свое и постепенно погрузился в сон.

***

— А?

Бран проснулся от странного звука. Чей-то всхлип пробился через сон, но Бран не мог понять, кто его издает. Он медленно поднялся на лапы. Его голова гудела, словно он вчера весь день ел забродившие фрукты. Бран потряс головой и резко осознал, что на его голове есть грива.

— Что за?..

Он отчетливо помнил, как засыпал, будучи подростком в пещере вместе со своими братьями и матерью. Да и все тело теперь чувствовалось, словно он стал больше и крепче, нежели тогда.

— Да какого?

Бран огляделся. Он все еще был в темной пещере, но она не имела ничего общего с той, в которой он спал ранее. Из-за нависающей вокруг темноты казалось, что из нее нет выхода, хотя Бран был уверен, что он есть: как-то же он попал сюда.
Очередной всхлип раздался, разрушая мертвую тишину, царившую в этом странном месте. Но плюс ко всему к нему присоединился и детский плач. Брану показалось, что издается он откуда-то с противоположной стороны пещеры. Пытаясь справиться с гудением в голове, он направился туда. Пол пещеры был неприятно холодным и липким, словно он был измазан какой-то грязью. Всхлипы и плач продолжали доноситься из другого угла пещеры, но как Бран ни старался, он не мог увидеть того, кто издает эти звуки. Однако, подойдя почти до самого угла, он замер в ужасе, вытаращив глаза. Перед ним лежала серая львица с зелеными глазами.

— Джуна!

Вне всякого сомнения, это была Джуна. Ее тело было буквально измято: пара заметных вмятин по бокам, сломанный хвост и разбитая морда: но при этом она была жива и еле слышно дышала, периодически всхлипывая. Бран не мог пошевелиться и вымолвить слова, наблюдая за ней. Так продолжалось где-то с полминуты.

— Почему? — еле слышно произнесла Джуна.

Бран не знал, что ответить. Он продолжал таращиться на нее, отказываясь принимать реальность происходящего.

— Почему? — повторила Джуна.

— Что?.. — только и смог выдавить из себя Бран, все еще находясь в состоянии шока. — Что произошло?

Ответом был лишь слабый смех.

— Джуна?

— Что произошло?.. Ничего не произошло… НИЧЕГО! — с яростью в голосе воскликнула Джуна и резко дернулась в бок.

Она перекатилась прямо в центр пещеры, оказавшись в итоге на спине. Ее тело резко поднялось вверх, а лапы с хрустом опустились вниз, образовав нечто вроде прямых ног. Ее живот стал сильно набухать, словно его накачивали гелием. Эти метаморфозы длились несколько секунд, пока ее тело не превратилось в огромную тушу, поддерживаемую на земле перекошенными лапами. Джуна раскрыла широко рот, и оттуда со скрежетом вылезла большая кость, обляпанная кровью и образовавшая подобие рога. Бран смотрел на все это, трясясь от ужаса и отказываясь верить своим глазам.

— Ну, похоже сегодня мы в деле, — кое-как с рогом во рту произнесла Джуна.

Это было последней каплей. Бран инстинктивно бросился назад, начав бежать от ужасного существа, которое пару секунд назад было Джуной. Внезапно позади него был не тупик, а вполне себе просторная пещера. Ему было плевать откуда она взялась, он знал лишь одно: ему надо бежать и как можно быстрее. Он слышал топот позади себя, как мясная туша двигалась за ним по пещере, разрушая камни под собой. Бран бежал, не чувствуя лап, пытаясь найти выход из этого места. Его сердце стучало как бешенное, но он не смел останавливаться. Позади была лишь смерть, которая неслась за ним, не ведая усталости и жалости. Наконец он увидел свет в конце этой проклятой пещеры. Обуреваемый радостью, он использовал свои последние силы, чтобы выбежать отсюда.

«ДАВАЙ, ДАВАЙ!»

Бран был очень близок.

«Еще немного!»

Всего пара шагов.

«Да, ДА!»

Свет резко исчез. Грохот впереди, заставил льва резко затормозить. Выход обвалился. Спасения нет.

«НЕТ!»

Бран обернулся. Позади стояло деформировавшееся тело Джуны.

— Опять на меня пялишься? — с усмешкой произнесла Джуна.

Туша толкнула льва вперед прямо в сторону обвала. Бран практически ничего не почувствовал, лишь чувствуя холодный пол пещеры, которая очевидно станет его могилой. Обессилев, он начал смотреть по сторонам.
Чуть поодаль стоял черногривый лев. Бран не знал его, но крайне удивился его присутствию здесь. Лев не показывал ни единой эмоции, словно происходящее было нормой.

— Эй! ЭЙ! ПОМОГИ МНЕ, ПРОШУ! — во всю глотку заорал Бран.

Черногривый продолжал смотреть на Брана своими алыми глазами. Без тени страха, без желания помочь. В конце концов он просто развернулся и пошел прочь.

— ЧТО? СТОЙ! ПОДОЖДИ!

Но лев не остановился. И попросту исчез в темноте тоннеля.

Бран повернул голову в сторону Джуны. Та все еще нависала над ним.

— Нет… — прошептал Бран.

В следующую секунду он почувствовал, как что-то тяжелое упало на его хвост. Бран заорал от боли, но в ту же секунду почувствовал, как на его тело навалилось две массивные лапы Джуны, ломая ребра и позвоночник. Кричать Бран уже не мог. Он чувствовал, как его сознание быстро покидает его. Последнее, что он почувствовал перед тем, как уйти в пустоту, был удар по голове.

***

— ААААА!

Бран проснулся, заорав во всю глотку. Его сердце било так, словно собиралось выскочить из груди. Он смотрел по сторонам, пытаясь понять, где он.

«Кажется… Фух, кошмар…»

Он был все еще в той пещере, где уснул. Он вновь подросток, а значит ему все приснилось. Бран попытался осмотреть себя: лапы и хвост целый, морда тоже, тело тоже слушается – значит и правда кошмар. Выдохнув, подросток решил поискать мать, ведь на улице вновь была ночь, а значит им пора. Да и еще она обещала добыть им еды.

— Мам? — громко воскликнул Бран.

Ответом ему была тишина.

— Странно… — проговорил вслух подросток.

Он точно помнил, что ложился спать не один, но братьев вокруг не было. Он обошел всю пещеру, но никого внутри не было.

— Куда все делись? Может ждут меня снаружи? — в очередной раз вслух спросил Бран.

Подросток решил выйти из пещеры, но и снаружи никого тоже не было. Бран был в недоумении, пока не услышал позади голос матери:

— Сынок…

— Мама!

Бран развернулся и радостно побежал назад в пещеру. Посреди небольшой каменной залы лежала серая львица с зелеными глазами – его мать. Бран полный счастья несся к ней на всех лапах.

— Сынок, подойди поближе.

— Да, мама!

Дважды Брану повторять не пришлось, он подошел вплотную к матери, касаясь щекой ее морды.

— Мама…

— Сынок…

В этот момент мать открыла рот и испустила из себя странный зеленый дымок, который окутал всего подростка.

— Кхе-кхе, что? — пытаясь прокашляться, Бран немного отпрянул от матери.

— Ха-ха-ха! — мать засмеялась зловещим смехом.

Бран не верил своим глазам: мать начала буквально разлагаться перед ним: сперва сошла кожа, затем отвалилось сгнившее мясо, оставив лишь чистые кости.

— ХА-ХА-ХА! — скелет продолжал смеяться как безумный.

— Что? ЧТО?! — Бран в ужасе стал отползать назад.

— Что, сынок, не любишь свою маму? Мама же любит тебя, а ты вот как с ней поступаешь, — с обидой в голосе отвечал скелет. — Но я не сержусь на тебя. Напротив, я даже тебе помогу: если не хочешь стать такой же как я, то скорее ищи фиолетовые цветы. Съешь их и будешь цел, — с этими словами скелет рассыпался на части.

Бран живо выбежал прочь из пещеры. Его не волновало, что он по какой-то причине оказался на поле полном красных цветов: самым главным для него было найти фиолетовый цветок.

«Фиолетовый, фиолетовый, фиолетовый, БЛ*ТЬ, ГДЕ ЭТОТ ФИОЛЕТОВЫЙ ЦВЕТОК?!»

Паника нарастала. Бран чувствовал, как тело с каждой секундой слушается все хуже, а мозг затуманивался. Он не хотел кончить, как его мать, поэтому бежал как ненормальный по всему полю, выискивая проклятый цветок.

«ВОТ ОН!»

Группа фиолетовых цветов ярко выделялась на фоне не только цветом, но и положением: они были на пригорке, возвышаясь над всеми остальными. Бран быстро подбежал к ним и начал жадно пожирать их один за другим. Каждый съеденный цветок возвращал его к жизни, он чувствовал, как тело возвращается к нему, а разум прогонял нависший над ним туман.

«Фух…»

Бран закрыл глаза. Он не верил, что он сделал это. Вокруг явно творилась какая-то чертовщина, но по крайней мере на этот раз ему удалось выжить и этого ему было достаточно.

«Отлично, хорошо, прекрасно. Все отлично.»

Бран открыл глаза и закричал не своим голосом. Перед ним лежала его мать, разодранная на части, обглоданная местами. Его затошнило. Он отошел от тела своей матери, не в силах выдержать увиденного.

«Нет, не может быть! КАК?! КТО?!»

Голова заходила кругом. Бран чувствовал, как силы вновь резко начали покидать его. Лапы подкашивались, перед глазами все ходило ходуном. Отшатнувшись, он уперся на какой-то холодный камень, пытаясь не потерять сознание. Он вновь посмотрел на труп матери и заметил чьи-то лапы, находящиеся прямо рядом с ней. Бран поднял глаза. Перед ним стоял черногривый лев с алыми глазами. В его зубах торчал кусок мяса.

— Ты…

Бран вновь пошатнулся, пытаясь осознать увиденное. Все это было настолько сюрреалистично, что его мозг просто отказывался верить. В итоге Бран сдался и позволил телу и разуму уйти в небытие.

***

— Аргх!

Бран проснулся с головной болью, словно ему через уши засунули горящую ветку. Он тихо выругался, пытаясь подняться на лапы.

— Все хорошо? — осведомился знакомый женский голос.

Бран поднял глаза. Перед ним стояла самка. У нее был серый окрас и красивые зеленые глаза.

— Да, все в порядке. Просто приснился кошмарный сон.

— Нет, папочка, это не в порядке. Тебе снятся кошмары уже которую ночь подряд. Я беспокоюсь, — ответила Мелисса.

Бран натянуто улыбнулся, пытаясь успокоить дочку:

— Мелисса, правда все в порядке. Сейчас посижу и все пройдет.

— Хорошо.

Они оба сидели, не проронив ни слова. Боль в голове Брана постепенно уходила прочь, пока не исчезла совсем.

— Ммм… Папочка?

— Да?

— Скажи… Ты скучаешь по маме?

Бран повернулся к дочери. Та смотрела на него серьезно, ожидая ответа.

— Да. Ты так сильно на нее похожа.

— Ты мне это часто говоришь.

— Потому что это правда.

— Хех, и правда. Жаль, конечно, что она пошла одна на ту охоту.

— Да, жаль. Очень жаль.

Мелисса выдохнула, после чего направилась в сторону выхода:

— Ладно, я пойду прогуляюсь немного. Постарайся отдохнуть, хорошо?

— Обещаю.

Мелисса зашла в один из коридоров пещеры и скрылась в нем, оставив Брана одного. Бран сидел на холодном полу пещеры, пытаясь понять, что же ему снилось.

«Кажется… Мать… И Джуна?»

Бран в очередной раз потряс головой. Слишком много странного дерьма ему приснилось за эту ночь. Яркого, запоминающегося и от этого не менее странного. Он пытался понять смысл этих снов, пока в какой-то момент ему в голову не пришла одна мысль:

«Стоп… Откуда я знаю, кто такая Мелисса? У меня есть дочь?!»

Девичий визг раздался в пещере. Бран быстро поднялся на лапы и побежал в сторону выхода из пещеры.

— МЕЛИССА!

— ПОМОГИТЕ! — кричала Мелисса.

Бран несся по коридорам пещеры на крик дочери, стараясь отыскать то место откуда он издавался.

— ПАПОЧКА, ПОЖАЛУЙСТА… КТО-НИБУДЬ!

Бран словно попал в какой-то лабиринт. Повсюду были развилки, обманные пути, тупики. Ему казалось, что он ходит кругами, но крики Мелиссы не прекращались. Иногда ему казалось, что он вот-вот найдет выход, но нет: это был лишь очередной обман.

«Мелисса, держись, я найду тебя, я спасу тебя.»

Бран не останавливался. Он бежал напролом, зная, что где-то есть конец. И он обязан его найти.

— Мелисса!

Он нашел. Большой зал, посреди которого лежала его дочь.

— Папочка… — Мелисса лежала на полу, захлебываясь слезами.

Бран осмотрел ее. На загривке он видел свежие следы от укуса: по шее из раны маленькой струйкой шла кровь – а на спине он видел заметные следы от когтей.

— Папочка… Почему… — Мелисса лежала без сил, еле всхлипывая.

Бран осмотрелся вокруг. И его взгляд приковал к себе один лев, который также был в зале. Черногривый. С алыми глазами. Внезапно Бран осознал, что тут произошло.

— Я… Я… Я УБЬЮ ТЕБЯ, У*БОК! — со всей внутренней яростью он бросился на незнакомца.

Он мчался на него, желая превратить его поганую морду в кровавое месиво, а тело бросить на съедение падальщикам. Он ощущал самую настоящую ненависть ко льву, напротив него, зная все то, что он сделал. Но сделать ему это не удалось: на полпути Бран врезался в какую-то невидимую стену, которая не пускала к нему.

— Не здесь, — подал голос черногривый.

— Что ты с ней сделал, скотина?! — не унимался Бран, пытаясь пробиться сквозь невидимый барьер. — Клянусь всеми богами, я заставлю тебя заплатить за это. Я ОТ ТЕБЯ МОКРОГО МЕСТА НЕ ОСТАВЛЮ!

— Не здесь, — повторил незнакомец. — Пойдем наверх, мне есть, что сказать перед тем, как ты сделаешь это.

— Что?!

Черногривый лишь развернулся и начал карабкаться по каменным ступеням, которые были позади него.

— Стой, г*внюк! СТОЙ! Ррр! — Бран продолжал бесноваться, пока не заметил, что и на его стороне есть такие же ступени.

Лев быстро вскочил на них, поднимаясь все выше и выше по ступеням наверх. Ему казалось, что им нет конца, но вскоре он оказался наверху.

Наверху было светло. Словно Солнце отдало этому месту весь свой свет, чтобы оно было как можно ярче. Вокруг не было ни стен, ни неба, абсолютно ничего. Только Бран, черногривый лев и свет вокруг. Бран медленно приблизился к нему, став почти нос к носу с ним.

— Я знаю, зачем ты здесь, — начал черногривый. — Но… Позволь мне вначале кое-что сказать.

Незнакомец глубоко вдохнул.

— Мне жаль. Я искренне сожалею. Мне нет прощения за все то, что я сделал. Все те вещи… Я… Я не могу себя простить. Это ужасно. Этого не должно было произойти, но я сделал это. Вопреки всему. Я проклинаю себя за это, понимаешь? Я хочу лишь одного: я хочу, чтобы ТЫ меня простил за это. Тогда я смогу уйти. Навсегда.

Бран смотрел ему прямо в глаза.

— Ты… Ты хочешь, чтобы я простил тебя? КАК БЫ НЕ ТАК!

Бран схватил черногривого лапой за голову и начал бить ею о пол.

— Простить тебя?! За все, что ты сделал?! НИКОГДА! И НИ ЗА ЧТО! МРАЗЬ! ПОДОНОК! убл*док! — с каждым словом Бран наносил удар головой незнакомца о пол, заливая ее кровью. — Ты понимаешь, ЧТО ты натворил?! ЭТО ВСЕ ТВОЯ ВИНА! ЭТО ТЫ УБИЛ МАТЬ! ЭТО ПО ТВОЕЙ ВИНЕ ПОГИБЛА ДЖУНА! ЭТО ТЫ СДЕЛАЛ ЭТО С МЕЛИССОЙ! ЭТО…

Бран резко остановился. Его лапа задрожала. Черногривый был мертв. Большая лужа крови растеклась по всему светлому полу, заливая красной краской все вокруг. Бран отпустил незнакомца и отошел от него. В его глазах был шок. Он не верил в то, что увидел. Он еще раз опустил голову вниз. В луже крови он видел свое отражение. Лев. С черной гривой. И алыми глазами.

Пол под Браном стал разваливаться, унося его за собой в бездну. Бран не думал ни о чем в этот момент. Он вновь сделал неправильный выбор.

***

— Тебе не обязательно идти за мной на охоту, знаешь?

Бран поднял свою голову. Перед собой он видел серую львицу с красивыми зелеными глазами. Он знал, что она его жена и что ее зовут Джуна. И они собирались идти вместе на охоту.

— Оставить тебя здесь одну? Не смеши. Эти края и без того не безопасны, а с учетом недавних событий…

+5

6

https://i6.imageban.ru/out/2018/11/06/8c15636846ad3186ef9440c180fd3b0d.gif
Итак, пришло время как следует потрясти наши праздничные котелки и узнать, как много сладостей вы заработали за минувший Хэллоуин!


Мы подсчитали все плюсы, заработанные участниками в период с момента публикации творческой работы в данной теме и до полуночи со 2 по 3 ноября, в соответствии с заявленными правилами участия. И вот что у нас получилось:

Взглянуть на свой результат

Имя участника

Количество заработанных им плюсов

Октавиан

5

Мунлайт

7

Хасталик

6

Чумви

5

Далее, все участники могут узнать, какие именно вкусняшки они заработали. Помните, что вы можете взять вкусняшку не за все позиции, а только за одну достигнутую!

Посмотреть список доступных вкусняшек

Количество плюсов

Вкусняшки

1

300 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 200 баллов + 5 костей

2

400 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 400 баллов + 5 костей

3

500 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 600 баллов + 5 костей

4

600 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 800 баллов + 5 костей и 5 шкур

5

700 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 1000 баллов + 5 костей и 5 шкур

6

800 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 1200 баллов + 5 костей и 5 шкур

7

900 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 1500 баллов + 10 костей и 10 шкур

8

1000 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 1600 баллов + 10 костей и 10 шкур

9

1200 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 1800 баллов + 15 костей и 15 шкур

10

1500 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 2000 баллов + 15 костей и 15 шкур

11

1800 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 2500 баллов + 15 костей и 15 шкур и 5 трав/светлячков (на выбор)

12

2000 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 3000 баллов + 15 костей и 15 шкур и 5 трав/светлячков (на выбор)

13

2500 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 4000 баллов + 15 костей и 15 шкур и 10 трав/светлячков (на выбор)

14

3000 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 5000 баллов + 15 костей и 15 шкур и 10 трав/светлячков (на выбор)

15

3500 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 6000 баллов + 15 костей и 15 шкур и 15 трав/светлячков (на выбор)

16

4000 баллов + любой лот ИМ стоимостью до 8000 баллов + 15 костей и 15 шкур и 15 трав/светлячков (на выбор)

Всем участникам, а также игрокам, проголосовавшим за их работы — огромный респект и уважуха от администрации  http://smayly.ru/gallery/small/VKontakte/D83DDC7B.png 
Надеемся, что вам понравился этот ивент!

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Конкурсы и голосования » Мини-ивент "Конфеты или жизнь!"