Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Кладбище слонов » Большой слоновий череп


Большой слоновий череп

Сообщений 571 страница 583 из 583

1

http://s1.uploads.ru/i/2/y/f/2yfBm.png

Говорят, что в этом черепе живет кто-то из гиен, но никто из говорящих не решается это проверить. Это очень старый череп, он давно уже покрылся пылью, а его размеры говорят о том, что животное при жизни было на самом деле огромным.


Ближайшие локации

Поле костей

0

571

Он спал. Хотя конечно, сторонний наблюдатель скажет что в этом месте да еще и на такой жаре спать не лучшее дело, но все же он спал, прижавшись боком к основанию огромного черепа, надежно прикрытый от посторонних глаз пластинами реберных костей, составленных так близко, что они не пропускали солнечный свет. Хотя сейчас это было не нужно, солнце ушло на другую сторону черепа и с этой стороны образовалась тень, которая постепенно росла, по мере того, как ночь приближалась к саванне, чтоб взять власть в свои лапы. На морде полосатого было умиротворенно выражение, то которое днем вряд-ли увидишь. В этих местах радости мало, а вот во сне... слегка скалясь, Такэда улыбался. Но вот он во сне совсем по щенячьему пискнул, дернул лапами и одна из костей, по счастью не очень большая, потеряв опору, немедленно устремилась вдоль черепа вниз, обрушивая на гиена шаткую конструкцию.
Желтые глаза полосатого раскрылись, созерцая унылую картину кладбищенского мира, щедро приправленную ароматами гниения и мягким светом заходящего солнца. Медленно меняясь выражение его морды приняло мрачное выражение, а мысли потекли обычным чередом.
"Добро пожаловать в дерьмовый мир, обратно". - гиен встал, разбрасывая кости с характерными бряцающими звуками, рывком отрывая свое полосатое тело от земли. Хотелось пить, немного есть и... нет, больше ничего. Отойдя от черепа он энергично отряхнулся, и огляделся, а затем принюхался. Да, тут побывало много кого, как оказалось. Впрочем, им он был не нужен, а потому его и не нашли. Не искали, а то бы нашли. Такэда поморщился и фыркнул, еще раз встряхнувшись и нагнав на морду еще более мрачное выражение. Теперь любой его встретивший мог бы с уверенностью сказать что в жизни гиены только что произошло какое-то серьезное дерьмо или он не выспался, хотя и то и другое было не верно. Он медленно пустился в обход черепа, изучая следы и принюхиваясь. Запахи и следы... они говорили многое. Вот маленькие следы от лапок малыша, а вот они перекрещиваются с лапами взрослой гиены, довольно крупной и исчезают. что-ж, дружок, будем считать что тебе повезло.
"А ведь когда-то здесь не было так тихо... писки малышни, грызня подростков и старших... похоже и для клана Шенза настали темные времена..." - Такэда наткнулся на пологую часть черепа и молча полез на верхушку, старательно выбирая место куда можно поставить лапы. Катиться вниз на спине, чтоб с грохотом обрушиться на кости не было никакого желания. Вот и вершина. Замерев на ней Такэда огляделся. внимательно вглядываясь в переплетения костей на кладбище. кто-то может быть, нашел бы это место отвратительным, но он находил в переплетении костей и черепушек какую-то свою, незримую иным красоту. вот в этом-то необычном дизайне он и выискивал своих коллег по цеху или просто собратьев...

+1

572

"Тихо и пусто, как на кладбище" - сам для себя же пошутил Такэда, со вздохом слезая с черепа. Обратная дорога потребовала большей концентрации - в закатных лучах солнца можно было легко оступиться не заметив гладкой поверхности, отполированной десятками лап. но все обошлось и вскоре гиен со смачным бряцаньем костей под лапами плюхнулся на ровную поверхность, еще раз для проверки принюхиваясь. Бесполезно. Запахов было много, а толку мало - все они были старые, ни одного свежего. а если такие и были, то сливались, с другими, забивались запахами тления и гнили, исходящими, казалось из самой земли. И Такэда бы не удивился, скажи ему кто, что тут и сама земля давно умерла и гниет у них под лапами, разлагаясь и источая этот чудовищный аромат. Хмыкнув он довольно быстро двинулся вокруг черепа, опуская голову пониже. чтоб ненароком не пропустить какой-нибудь важный запах, но увы, все было тщетно.
"А может оно то и к лучшему" - подумал он про себя, остановившись и сориентировавшись. Поле костей было по другую сторону черепа, и если он и хотел все же найти себе кого-то на хвост, то искать скорее всего надо было бы в саванне или там, на поле. поморщившись, но замер, перегоняя в голове мысли из одной ее части в другую. Ни одного  имени, которое было бы ему близко. Так получилось и он от этого страдал, хотя и никогда не показывая сам себе не признавался в этом.
"Да не нужен мне никто и сам справлюсь, не такое бывало..." - безмолвно фыркнул он самому себе и с бесстрастной мордой потрусил к склону костей, надеясь подняться там и срезать часть пути к границам кладбища. Что делать потом он еще не придумал, не потому что был столь недальновиден, а скорее потому, что хотел оценить ситуацию на месте и действовать по лучшему плану, кторый как надеялся Такэда в его голове успеет сформироваться.

--- Усыпанный костями склон.

0

573

-------------------Новое начало игры после долгого отсутствия-----------
Было еще очень рано, солнце только-только начало подниматься из-за горизонта. На слоновьем кладбище даже днем было не слишком жарко, а уж ранним утром было даже прохладно. Обычно, в это время, Шин ложился спать или уже спал сладким сном в пещере своего прайда. Но сегодняшнее утро было исключением. Вчера ночью молодой лев совсем не спал, слишком загулялся с друзьями. В итоге, вернулся домой он уже ближе к полудню и хотел завалиться спать, но не тут-то было! Его послали на урок охоты, а перечить матери ему не очень хотелось. И так получил нагоняй за долгое отсутствие. Урок совсем не задался, глаза Шина слипались, лапы не слушались. Так что, сразу после окончания урока, подросток завалился спать. Это было рано, совсем в сумерках.
Поэтому сегодня, вопреки своему обыкновению, лев поднялся очень рано. Прошмыгнув мимо своих сопрайдовцев, благо родители спали далеко, ближе к стене. Убегать у Шина получалось уже мастерски. Он быстрым бегом, разминая затекшие лапы, рванул к границам своего прайда. Он уже знал, куда пойдет. Ему давно хотелось побывать на кладбище слонов. Теперь гиен там было не так много, как раньше. Большинство из них жили у Скара. Да и амбиций хватало для того, чтобы бесстрашно рвануть в такое жуткое место.
Он бежал около получаса и почти выдохся, когда увидел впереди что-то огромное. Шин сбавил шаг и подошел туда. Это оказался огромный старый череп. Таких слонов молодой лев не видел никогда, а тем более черепов. Он остановился у бивня и завороженно уставился в пустые глазницы. «Жутковатое место… Клево!». Странные эмоции, да, но любопытство пожирало его изнутри.
Шин простоял так минут десять, не замечая ничего вокруг. У него в голове крутилось куча планов насчет шалостей, поэтому он вообще не слышал, как к нему кто-то подошел. Очнувшись наконец, он понял, что рядом с ним кто-то был, и по его коже пробежал холодок. "Нужно убираться отсюда", - подумал он и, развернувшись, пошел по направлению к территориям своего прайда.
--------------------------------------→Каменистая пустошь

Отредактировано Шин (3 Ноя 2013 02:40:01)

0

574

Русло реки Зубери <-----
Наверно, Шави опять не туда свернула или вновь не поняла, куда идти. Но то место, куда она в итоге пришла, не было похоже на те дальние пастбища, о которых говорила Катара. Какие-то кости, мрак, пыль... и это свободные территории? Что это за место? Оглядываясь, Шави почувствовала, что у нее пошли мурашки. Мрачное место, ничего не скажешь. И тишина такая. Львице это сразу не понравилось. Какого она вообще здесь делает? Она вроде шла прямо туда, куда ей указала бурая самка. Похоже, Шави опять заблудилась на тухлых территориях какого-нибудь маленького прайда. Недалеко виднелся просто самый огромный в жизни Шави череп, вероятно, он был слоновьим. Он был не просто огромен, он был вообще неестественного размера. Львицу даже передернуло. Каким он был огромным... Шави не смогла перебороть свое любопытство и интерес и решила направиться к нему, чтобы его осмотреть.
Дорога заняла минут десять. Но это того стоило. Вблизи он был еще более величественным и огромным. Застыв на пару секунд, светлошкурая услышала чьи-то шаги и запыхавшееся дыхание. Стоя за черепом, она не могла его увидеть. Но это было ей плюсом: она могла подойти сзади и посмотреть, кто это, прикрываясь за черепом. Она медленно подошла к черепу и глянула из-за него. Перед взором предстал молодой светлый лев. Он не выглядел враждебным, но надо быть начеку - ей и не такие "доброжелательные" с виду попадались. Шави медленно двинулась вперед, теперь стоя сбоку от черепа, в тени. И все же, Шави не хотелось быть тут. Ей нужно было на свободные территории, чтобы вновь не получить по голове. Может, этот самец знает, что тут и как? Вероятно, он был приверженцем одного из здешних прайдов, просто решил прогуляться. Если, конечно, не патрулирует свою территорию. Львица грудью втянула воздух: никаких важных запахов меток она не заметила. Да и львами тут не пахло - лишь землей и немного гнилью. Шави решила спросить у него, что и как.
- Хей, псс, - шепотом позвала она, не зная, как к нему обратиться, - Привет. Можешь сказать мне, это не территория прайда?
Львица считала это просто необходимым. Если это территория кому-то принадлежит, то ей нужно немедленно убраться отсюда. Она зареклась, что больше не появится на территориях прайда, а особенно на территориях того прайда, в котором обитает Морох. И теперь ей надо было срочно узнать, принадлежит ли эта местность кому-нибудь.
- Это и есть свободные территории? - вновь спросила Шави, полушепотом. - Кстати, я Шави.
Собственно, не увидев никакой реакции, львица решила действовать самой. Видно самец ее не услышал. Ладно, Шави пойдет сама. Она развернулась и пошла обратно, немного в другую сторону от той, с которой она пришла. Может, туда и надо. А может, львица опять придет туда, откуда пришла, чего ей не особо хотелось.
-----→ Дальние пастбища

Отредактировано Шави (22 Окт 2013 21:51:33)

+1

575

Начало.

Воздух был горячим и смрадным. Он пропитал вонью шерсть, забрался в легкие, желудок, щекотал ноздри. Казалось, что и сам Дуго теперь воняет из-за того что провел на территории кладбища слишком много времени. Он конечно, выходил за пределы кладбища, и изведал уже все окрестности прайда, но все равно каждый день возвращался сюда, потому что именно тут рядом с черепом, в уютной ямке, в которой росли поганки, он чувствовал себя в безопасности. Полосатый выбрался из ямки и потянулся, вытягивая вперед сначала передние лапы и широко расставляя задние, а потом подался вперед, распрямляя задние и составляя их вместе, а передние наоборот, для устойчивости, расставив пошире. Показав миру два ряда желтых зубов во время широкого зевка, гиен наконец встряхнулся  и двинулся вдоль черепа, меряя расстояние шагами и приводя мысли в порядок.
Да, засиделся он на одном месте, даже вот какую-то яму на кладбище стал считать своим домом, ежедневно возвращаясь сюда и созерцая кладбище в закатных лучах как король со своего трона, а точнее, из своей поганочной плантации. Пора было размять лапы, и двинуться дальше, не смотря на все слова, что ему говорили гиены клана, что в единстве сила, что в клане безопасно... Видел он это единство. На кладбище он его видел, причем в прямом смысле этого слова - самые жаркие стычки среди гиен разворачивались именно тут. За власть, за удобное место среди костей, за еду, за жизнь в конце концов. Дуго старался быть выше всего этого, но не получалось.
Пробежав половину расстояния до полного круга вокруг черепа, он обнаружил знакомую ямку пустой. Что же это? Уже закат, а Такэды в своем укромном уголке, из которого полосатый гиен обычно наблюдал вверенное ему пространство, еще нет дома? Что-то было не так. Обычно оба полосатых были уже тут к этому времени, почесывая животы наполненные непонятно откуда взявшейся едой, и пересказывая события дня в весьма вольной форме. Их приятно было послушать, не смотря на иногда стихийно возникающие споры, которые затухали так же неожиданно как и возникали, или просто перетекали из одного в другой.
Дуго вздохнул, оглядевшись по сторонам, как будто мог углядеть обоих гиен где-то тут, среди костей. Нет, парочки тут не было - они не изменили своим привычкам, просто оба отсутствовали по непонятным причинам. Дуго это в принципе не напугало - ну мало ли что могло случится, может, патрульные завалили на границе одинокого льва и теперь полосатые тоже лакомились мясом несчастного, которого нелегкая занесла в эти мрачные края. А зная характер Эзергиля и его отношение ко львам... Дуго хмыкнул. И что теперь? Уходить не попрощавшись?
Полосатый принялся нарезать восьмерки. Хорошо еще. Такэды рядом не было и он не видел всего этого, а то точно отвесил бы смачный комментарий по этому поводу:
- Ну чо ломаешся как баба?!
Увы, его рядом не было, а потому нарисовав следами лап на земле впитавшей не мало крови еще парочку восьмерок, Дуго двинулся к знакомому склону, откуда не раз начинались не только его, но и их совместные путешествия, зачастую заканчивающиеся какими-нибудь приключениями в виде перманентной жопы.

Усыпанный костями склон.

Отредактировано Дуго (31 Янв 2014 00:54:22)

+1

576

Слоновье кладбище. Для основного большинства львов это словосочетание не несет никаких положительных эмоций, более того - слоновье кладбище издревле считалось местом опасным и не подходящим для пребывания любого уважающего себя льва. Ну что ж, тогда для этого еще имелись какие-никакие предпосылки в качестве сильного клана гиен, обитавшего в этих краях и без зазрения совести атакующих тех львов, кто появлялся на их территории. В принципе, их можно было понять: здесь, где количество съедобной добычи и так стремилось к нулю, скудные охотничьи территории однозначно следовало защищать, причем как от пришлых львов, так и друг от друга.
Рейстлин же всегда, сколько себя помнил. любил это место, с тех самых пор, как его обнаружил. Убегать сюда в детстве, в семь-восемь месяцев, ему не привелось - мать, пока была жива, хорошо присматривала за ними с братом, но потом, когда гиены вступили на земли прайда и принялись охотиться бок о бок со львами, эта практически бесплодная территория, владения смерти, которую и чуяли слоны, приходя сюда умирать, опустела, и на нее набрел отправившийся прогуляться куда глаза глядят самец. Возможно, она осиротела точно так же, как и сам Рейстлин, потеряв своих гиен, разбежавшихся кто куда. Кто знает? Сам молодой лев об этом не задумывался, хотя это место все же настраивало его на несколько меланхолично-философичный лад. По крайней мере, не задумывался до этого дня, ведь пришел же как-то этот вопрос ему в голову?
Решив поразмыслить об этом немного позже, когда будет время, стоявший на склоне худощавый лев наклонился и, взрывая лапами серый песок, съехал вниз. О грациозности в этот момент не шло и речи, проклятый песок слишком сильно скользил под подушечками лап, не давая Рейсту надежной опоры, а обходить этот склон ему не хотелось. В конце концов, спуститься можно и здесь, его все равно вряд ли кто-либо увидит, а вот подняться стоило бы уже где-нибудь, где лев не рисковал бы снова так измазаться.
И, несмотря на то, что здесь его все равно не видели бы, поднявшись на лапы, зверь первым делом привел себя в порядок: отряхнулся, сметая с себя остатки мелкого въедливого песка, с особой тщательностью выбирая песчинки из шерсти на лапах и из-под когтей, где они, слежавшись, могли образовать какие-нибудь мелкие камешки и мешаться при ходьбе, и пригладил лапой гриву. Рейстлин ненавидел появляться где-то в растрепанном виде - даже в детстве, когда Карамон со спокойной душой валялся в пыли, его щуплый брат предпочитал прибегать к этому только в самом крайнем случае, а именно когда у него заводились блохи. Мерзкие мелкие твари и так весьма сложно выводились, и Рейстлин использовал все, что могло помочь избавиться от них.
Закончив приводить себя в порядок, молодой самец неторопливо потянулся и так же спокойно, переступая лапами по давно слежавшейся до каменного состояния сухой земле, направился к своему излюбленному месту, лежанке, если это можно было так назвать. В какой-то мере этот череп можно было назвать самой крупной местной достопримечательностью, не покривив душой, и даже выдав своеобразный каламбур - помимо того, что череп был той самой достопримечательностью, он вообще был весьма и весьма крупный, если не сказать огромный. К тому же достаточно крепкий для своего возраста, ведь большинство черепов, находившихся здесь, вряд ли выдержали бы взрослого льва через столько лет. Этот же выдерживал, хоть бивни немного и искрошились от воздействия непогоды.
Приблизившись к нему, Рейстлин запрокинул голову, заглядывая в давно опустевшие черные провалы глазниц, которые слепо смотрели в никуда, и мягко вспрыгнул на один из бивней. Когти немного царапнули по застаревшей кости, когда молодой лев осторожно направился по нему вверх, взбираясь все выше. Когда же бивень стал слишком круто уходить вверх, Рейстлин напружинился и прыгнул, взбираясь на покатую поверхность свода черепа и оставляя еще несколько отметин от когтей. Лапы заскользили по гладкой кости, и самец поспешно уцепился когтями, спеша выше, туда, где покатость черепа становилась незначительной и уже не могла угрожать Рейстлину не самой приятной перспективой свалиться вниз, на осколки костей.
Утвердившись на поверхности слоновьего черепа так, чтобы не соскользнуть ненароком, Рейст выпрямился и огляделся по сторонам. От пейзажа, что открывался его глазам, действительно могло захватить дух - земля, усыпанная костями огромных размеров, раньше принадлежавшими тем, кто, возможно, жил еще за столетия или за тысячелетия до этого дня - о долгожительстве слонов, как-никак, ходили легенды, и ходили по всей саванне. Сами слоны, само собой, отмалчивались, да их никто и не спрашивал - зачем?
Это место навевало какую-то свою, особую атмосферу, которая вкрадчиво вползала внутрь через ноздри, возможно - через слегка приоткрытую пасть, впитывалась в шкуру и гриву, пропитывая каждый волосок, и именно за эту атмосферу, что столь его привлекала, Рейстлин и любил это место. За отдающее железом на языке ощущение чего-то откровенно нездешнего, возможно, даже не принадлежащего этому миру.
Насмотревшись вдоволь, лев улегся здесь же, на черепе, сложив лапы и уложив на них голову, и вздохнул полной грудью, впитывая в себя запахи этого места и наслаждаясь столь непривычной в прайде тишиной.

+1

577

===> Гнилая река
Солнце наверняка уже успело подняться над просторами саванны, но от глаз небесное светило надёжно скрывали плотно сгустившиеся тёмно-серые дождевые облака. Вода мелкими капельками накрапывала с небес, орошая почти что безжизненную землю кладбища. Среди всей серятины пейзажа, усыпанного горами костей и черепушек разнообразнейших животных, впереди выделялась крупная достопримечательность этого пугающего не привыкших места - огромный слоновий череп.
Спектр впервые в своей жизни видел дождь, поначалу его даже перепугала подобная перемена погоды, однако с ним был Марс - его верный друг и надёжный товарищ, необычайно разговорчивый для змеи, но знающий о жизни побольше юнца. Эта странная компания - львёнок и мамба, шествовали по кладбищу в поисках укромного местечка, где Спектр мог бы спокойно разделаться с добычей, принесённой Марсом - некрупной птичкой.
Серый был в курсе, что череп при жизни необычайно крупного зверя поныне отпугивал многих его соратников-гиен, потому и надеялся найти здесь тихий уголок.
Подходя ближе к костяку, синеглазый заметил там прикорнувшего льва: Пожалуй, не стоит мне его тревожить, останусь-ка я там, - среди груд разнообразных костей львёнок усмотрел небольшой навес из тех самых косточек, разваленных по всему кладбищу и непременно последовал в сторону своей находки. Был ли этот навес построен кем-то или сам как-то образовался - не ясно, но Спектра это не сильно-то волновало, главное, что там можно укрыться от неожиданного дождя.
Стараясь особо не шуметь, рыжегривый забрался под костяную крышу и, позволив Марсу спуститься на землю по его лапе, отряхнулся. Теперь только львёнок выпустил из зубов пташку и заговорил:
Знаешь, Марси, мне этот дождь не очень-то по душе, уж лучше бы солнышко продолжило припекать, - самец улёгся перед своей едой и принялся когтями неумело сдирать перья с её брюха.
Это ты глупос-сти говориш-шь, - последовал ответ змея: Вот как он с-сакончитс-ся, на с-семли прайда вновь вернутс-ся травоядные, с-спеша полакомитс-ся с-свежей травкой.
Спектр отвлёкся от тормошения пернатого, бросил задумчивый взгляд на шелестевшие в нескольких шагах капли дождя, за тем обернулся к мамбе, но не успел он раскрыть пасть для ответа, как Марс вновь заверещал:
Предс-ставляеш-шь?! Толпы травоядных, целые с-стада гну, с-себр, антилоп, не то что с-сейчас-с жалкая кучка с-сверья, рас-сброс-санного по всему пас-стбищу!
Если то, о чём ты говоришь - правда, я готов пересмотреть свою нелюбовь к дождю, - Спектр добродушно улыбнулся своему другу и впился зубами в очищенное от перьев птичье мясо. Свежая добыча, пусть скромная, всё же дало проголодавшемуся львёнку ощутить прилив сил. Хватило даже пары укусов, чтобы значительно поднять серому настроение и позволить вовсе позабыть об обиде на этот мокрый дождь.
Марс в это время успел отползти поглубже в костяную пещерку, свернуться в несколько колец не далеко от львёнка и задремать - принесение двух пташек к Спектру и тому странному гиенёнку, оставшемуся у реки, отняло у него силёнок и теперь змей был рад отдохнуть, пока они пережидают дождь.
Спектр не спешил полностью разделаться с пташкой, пусть она была некрупной, да как-никак могла насытить львёнка. Однако синеглазый всё время помнил о присутствии льва, лежавшего на черепе и рассчитывал, в случае неприятностей, откупиться едой.
Надо позже разыскать кого-нибудь из гиен, да прогуляться до земель прайда, попытаем удачу, стоит попробовать словить какую-нибудь зебру для клана. Думаю перспектива набить вечно пустое брюхо - хорошая мотивация, чтобы оторвать свою пятую точку с места, - львёнок отодвинул пташку от себя и опустил голову на лапы, обдумывая планы на ближайшее будущее. Периодически Спектр поглядывал в сторону черепа, приглядывая за передвижениями находящегося там льва: Интересно, он из прайда Скара? Если нет, думаю гиенам не очень понравиться известие о чужаке на их территории. Но даже если отправить Марса к кому-нибудь из старших, поведёт ли кто-нибудь хоть когтём, чтобы прогнать его? Всё же союз гиен и львов - странная вещь, хотя выгодная для обоих сторон. Мда...

+1

578

Вы знали, что мысли имеют свойство материализоваться?


- Йо-хо-хо и наконец-то дождь! Группа гиен, которая совсем не спешила на зов своего матриархата, весело хохотала во все свои пять горл странную, только что придуманную песню. Кладбище было достаточно большим для того, чтобы они могли безнаказанно горланить, не вызывая раздражения у немногочисленных оставшихся тут обитателей. А черепа, кажется, были только рады звуковому сопровождению. Одна из гиен, предводительница компании, самка Вайда весело скакала чуть впереди поклонников и подруг, горлопаня больше всех. Внезапно она остановилась, да так, что следующий за ней по цепочке, но никак не по рангу или возрасту самец Тик врезался носом ей в зад. Бормоча проклятья, он помог остановиться и  другим гиенам: самкам Жинерве и Лории, а также самому младшему из их компании самцу Войгу. В общем-то разница между старшей и младшим в компании была в три месяца, но никого это не колыхало. Самец? Младше по рангу. Младше по возрасту? Младше по рангу. Все логично,  все убойно.
- Чё стала? - ворчливо спросила Жинерва, используя остановку для вычесывания блох.
- Несет чем-то,  - помолчав, выдала Вайда, - Даже не полосатыми, которые повадились сюда шляться. Это...
- ЛЬВЫ! - завопил Войгу, осклабившись. Ему, в отличии от остальных в компашке, еще не доводилось драться. Поэтому он сейчас визжал от возбуждения, пуская слюни во все стороны.
- Пасть прикрой, зубы растеряешь, - посоветовала Вайда, насторожившись. Но она тоже приоткрыла пасть, обнажая ряд мерзких желтый клыков. Она прошла немного, прежде чем заметила двух львов, Рейстлина и Спектра.
- Котятки,- обратилась она к самцам, используя свой возраст, - Че приперлись, голубки? Жрачка в другой стороне, бабы тоже, а эта земля  - наша! Проваливаем сами или ждем, пока по кускам вынесем? - хохотнула она, вызывая такой же дружный ржач за спиной, - Двигайте жопами, тупорылые уроды! - прямая угроза. Никого из компании не волновала змея на шее у одного из львов. Этот один казался совсем мелким, а второй был худющим. Куда им против пяти взрослых гиен? Вайда всегда была крупной девочкой, лишь немного ей уступали Жинерва и Лория. А самцы...Не повезло ребятам родиться, повезло выжить. У них мозгов было поменьше, тупости - побольше, могли, как бараны, быть живым щитом и первой атакующей линией.

+2

579

Уединение, к которому так стремился Рейстлин, продлилось не слишком долго - задремавшего было льва разбудил шорох чьих-то лап по земле и негромкое перебрякивание костей, которые вокруг валялись просто на каждом шагу. В каком-то разе их можно было считать охранной системой, своеобразной сигнализацией, которая оповещала о том, что кто-то идет, всех в районе полумили. По крайней мере, тех, кто имел уши и умел ими пользоваться, а молодой лев глухотой вовсе не страдал.
Приподнявшись на своем месте, но стараясь сильно не высовываться - мало ли что - он подползает к покатой части слоновьего черепа и, уперевшись передними лапами в костные выступы, немного свешивается вниз, силясь рассмотреть, кто именно стал гостем этого уединенного места. Гость обнаруживается практически сразу - львенок с обмотавшейся вокруг шеи мамбой прячется от дождя под костяным подобием навеса, где капли активно барабанят по полусгнившей шкуре какого-то жившего, возможно, еще в незапамятные времена слона.
Самого Рейстлина дождь не то чтобы не заботит - нет, молодой лев откровенно наслаждается путающимися в гриве каплями, постепенно пропитывающими шкуру и делающими ее тяжелой и липнущей к откровенно костлявым бокам скаровца. Дождь, вода - это жизнь, это вновь наполнившиеся озера и звери на водопоях, когда не приходится страдать от жажды. Это зеленая трава на полях и стада крупных копытных, пощипывающие их. Это время, в которое не приходится голодать от недостатка добычи.
Теперь можно будет жить спокойнее и сытнее, - с оттенком облегчения подумал лев, наблюдая за незнакомым им детенышем. Тот с жадностью рвал зубами какую-то добычу, прижимая ее лапами к земле, а мамба, свернувшись неподалеку от него, кажется, ждала, пока ее спутник утолит свой голод.
Интересно, из какого он прайда?
На прайд Скара львенок определенно не тянул - Рейст, хоть и держался по большей части в стороне от общих проблем прайда, хотя бы в лицо, но знал тех львов, кто в нем состоял, и способен был поручиться за то, что раньше его определенно нигде не видел, а значит, и не знал.
По прошествии некоторого времени, употребленного на раздумья, Рейстлин все же решил спуститься познакомиться со львенком и выведать у него заодно, откуда он. Вполне возможно, что он не принадлежал ни одному из существующих, а молодой лев давно собирался создать собственную группировку либо - если повезет и все сложится хорошо, - даже собственный прайд. А если ты собираешься создавать прайд, значит, тебе нужны те львы, которые будут двигать его вперед с тобой, ну или просто состоять в нем.
Приняв подобное решение, Рейстлин неторопливо поднялся на лапы и потянулся - медленно, со вкусом, вытягивая каждую лапу и даже немного подрагивая от напряжения, после чего, перебирая лапами, все же не отказал себе в удовольствии съехать вниз по бивню древнего черепа, подняв тучу мокрой пыли и, вспахав прибитую дождем землю, все же едва не угодив в лужу, которая медленно, но верно, набиралась перед слоновьим черепом.
Брезгливо отряхнув лапы, лев тряхнул головой, убирая с морды прилипшие пряди гривы, и неторопливо направился в сторону того костяного навесика, который избрал на роль своего пристанища, незнакомый ему львенок. Добравшись до него, Рейстлин улегся на мокрую землю, пачкая брюхо в грязи и просовывая морду под костяной навесец, маловатый уже для молодого самца, которым он и был.
Надо будет потом выкупаться, - отстраненно подумал он, а вслух проговорил:
- Ты кто и из какого прайда? Здесь земли Скара.
Впрочем, в своеобразном "заблуждении" насчет принадлежности земель их тут же попытались разубедить пять довольно рослых гиен, которые искренне считали эту территорию своей. Что ж, не то чтобы они сильно ошибались, да и сила определенно была на их стороне... проблема была скорее в том, что Рейсту очень редко удавалось усидеть ровно на своей очищенной наконец от блох заднице, когда речь заходила о том, чтобы утихомирить свою гордость. Удирать, поджав хвост, от кучки блохастых пожирателей падали, о которых молодой самец даже сейчас был определенно не лучшего мнения, он не собирался совершенно точно, но и в драку лезть, не попытавшись вначале достигнуть консенсуса хотя бы раз, тоже не было рабочим вариантом - самоубийцей Рейстлин вовсе не был. Дилемма.
- Я имею полное право здесь находиться, - вот здесь очень и очень важна была уверенность в своих словах, полная и непоколебимая, иначе щерящие пасти гиены вполне могли и броситься на них, и им со львенком определенно пришлось бы несладко. Впрочем, Рейстлин довольно сильно сомневался, что из этого потока им удастся выйти, не замочив лап. - Я из прайда Скара.
Интересно, поверят ему гиены или нет? Рейст рассматривал их, высоко подняв голову и чуть сощурив глаза, надеясь, что мокрая шкура под потоками заливающего морду дождя не слишком уж печально обрисовывает костлявые ребра. Гиены... Как Скар вообще мог с ними договориться? Ему всегда хотелось это узнать и, возможно, еще и привлечь их к свержению нынешнего короля.
Это вообще было самым первым планом Рейстлина - занять место Скара, свергнув нынешнего короля, но по здравом размышлении лев практически отказался от него: собрать собственный прайд было куда проще.

+1

580

Офф

Так как Рейстлин нас покинул, пост исправлен и Спектр благополучно транспоритруется в иную локацию

Увлёкшись своими мыслями, Спектр всё же не сразу заметил приближения его сородича, лишь шум от его спуска и шаги, непременно направленные в сторону пристанища рыжегривого дали понять, что незнакомец завершил своё бездействие. Серый львёнок молча следил за приближением более старшего льва, но никак не выказал своего отношения к незнакомцу: на морде не было написано ровно никаких эмоций, ничто не отображалось в его внешности: ни угроза, агрессия, злоба, ни радость, приветливость, радушие; лишь искорка любопытства во взгляде, прикованному к чужаку.
Где-то в окрестностях слышались весёлые крики пятнистой братии: Надеюсь они из клана и помнят меня... - мимолётно подумал Спектр, надеясь, если и наткнуться, то на знакомые морды, ведь на кладбище обитает достаточно много падальщиков, что не прочь отведать львятины, несмотря на союз клана и прайда.
Ты кто и из какого прайда? Здесь земли Скара, - тем временем незнакомец улёгся перед входом под навес и, конечно, подал голос.
Я не из прайда, но я знаю чья это земля, - не успел львёнок договорить, как более давние хозяева этих мест - гиены клана Шензи - дали понять, что они здесь, помимо того явно намекая кошачьим, что это - их территории. Искорка надежды на спокойную беседу со знакомыми мордами непременно погасла в душе Спектра от ледяного порыва суровой реальности: стало ясно, что пятнистые явно не заскочили к львам на огонёк, просто дружелюбно побеседовать, о нет, они пришли вовсе не с миром, судя по ажиотажу, написанному на мордах.
Львёнок вышел из своего укрытия под дождь, встав подле более старшего соратника: Пятеро против двоих? Не очень то честно, - львёнок мысленно хмыкнул, оценивая положение дел: Крайне не приятный расклад... Интересно, что сделает этот парень?
Похоже, лев не собирался покидать это место, трусливо поджав хвост, подобного не собирался допускать и Спектр. Да что уж там? Он живёт здесь, на слоновьем кладбище, здесь он рос, учился, подружился с пятнистой братвой, правда по большей части с молодняком. Не отстояв своё право пребывать здесь, Спектр признает свою бездомность, чего серошкурый совсем не хотел принимать. Но может попробовать обойтись без драки?
Похоже, что и незнакомец думал так же, начав с гиенами диалог. Из прайда Скара? Не уверен, поможет ли это делу...
И я так же не считаю себя здесь лишним, - вслед за львом заговорил Спектр, но запнулся, не зная как бы точнее описать своё положение: Я большую часть своей жизни живу в союзе с кланом, не вижу причин нарушать свою дружбу с гиенами сейчас.
Спектр не чувствовал уверенность в своих силах, эго подбадривал лишь Марс, аккуратно заползший по передней лапе на макушку серого. Всё бы ничего, львёнок принял бы бой за право жить на родной земле, тлько вот абсолютно неожиданно незнакомый лев педпочёл убратьс во свояси, то ли испугавшись, то ли придумав себе дела поинтереснее, чем грызться с гиенами.
Я один, - лапы мальца задрожали, на морде показался чщательно скрываемый испуг. Гиены наступали. Не придумав ничего лучше, Спектр был вынужден попятится и рвануть прочь с территории его природных врагов, гиен, на ничейные земли, спасая свою шкуру от острых клыков.
===> Высохшее русло

Отредактировано Спектр (12 Ноя 2014 13:40:41)

+1

581

Тупые. Ну тупые - промелькнуло в голове Вайды. Конечно, она тоже не отличалась гиениальностью, но попробуйте это сказать ей! Останетесь без чего-нибудь нужного. Былая радость исчезла, а накрапывающий дождь почему-то не остудил пыла гиен, наоборот, подзадорил. Не всем же скакать от радости? Они свое отскакали. Вот, наткнулись на эту кучку идиотов.
Вайда быстренько соорудило что-то вроде “фэйспалма” в ответ на комментарии львов, а потом вся компания разразилась громким, леденящим душу смехом.
- Чё, непонятно? - рыкнула Вайда после ржача, - ты, серый, в натуре дибил? Твой король разрешил НАМ ходить на ваши земли, а не наоборот. Это - наша земля, и тебе тут не место! А ты, - сказала она второму, - че, думаешь, что если тебя пара сопливых щеноков не сожрала, значит ты их друган? Ошибаешься, котик.
Пауза. Драматическая, чисто для того, чтобы у львов было время обделаться и свалить самостоятельно. Не дошло? Ну ладно…
- Тупорылые львиные морды, берем свои задницы и убираем их отсюда. Мне плевать, кто тут и как с вами жрет одну еду. Это. Моя. Земля! И львиной лапы тут больше не будет!  - гаркнула она. Самцы вышли вперед, намереваясь тут же напасть, если кто-то из львов поведет себя агрессивно. Самки последовали за ними, а сама Вайда осталась стоять на своем месте. В драку она полезет последней, но если полезет - мало не покажется. К тому же если кто-то из самцов умрет - она скорбеть не будет. Ну, так, для приличия постоит рядом, а потом возьмет нового рекрута.
Кстати о них...Вайда еще раз захохотала-завыла, призывая других оставшихся членов стаи. Вообще отношение сил было идеальным - двое на пятерых, но чем больше гиен - тем лучше для гиен. И, соответственно, хуже для наглых львячих морд. Гиены, сколько бы их ни было, были голодными. Хуже кучки голодных гиен для молодых львов нет ничего. Они с легкостью слопают и львятинку, главное, чтобы будущий обед не сильно брыкался.
Они первыми не нападут. Они подождут. Львы сами свалят - ну и отлично. Нет? Войгу как раз не прочь подрать их.

+1

582

Проснись, проснись, Бусселия! Не время спать!
Серая и грязная львёнка лежала в слоновьем черепе. От неё воняло не лучше, чем от Кладбища Слонов, но она не жаловалась. Её звали Бусселия, Бусселия Ашара, а так же Бусселия-Два-Ромба. На её месте любой львёнок бы заорал и начал звать маму, но у Буси никакой мамы не было. И даже опекунши. Но малышка не теряла решительность даже в такой ситуации. Эти земли все называют опасными и даже проклятыми, но это преувеличение. Сейчас на запах сбегутся гиены и стервятники, а затем устроят пирушку. Все равно рядом никого нет. Пусть Бусселия и находилась в такой ситуации, но всё-таки надеялась на спасение, которого, вероятно, не будет. Она ждала здесь неизвестно сколько времени, но за это время уже оправилась от гибели Пануа.
Давай, Бусселия! Поднимайся!
Серую малышку все считали необычной. Она почти не говорила, у неё всегда были какие-то глазные болезни, а самое странное - она мысленно разговаривала сама с собой. Ей часто снились кошмары, но она не жаловалась, ведь на утро всех этих монстров не станет.
Даже сейчас она просто лежала кверху пузом и была похожа на мёртвую, если не прислушаться к тихому стуку сердца и ровному дыханию. Ещё месяц назад она была пухлой и ухоженной, а сейчас была похожа на скелетик в грязной шубе. Вокруг, наверное, бесцельно бродили гиены и кружились постоянные гости - стервятники. Но не было львов. Безвыходная ситуация.

Отредактировано Busselia (25 Апр 2017 19:29:28)

-1

583

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни и кости — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Кладбище слонов » Большой слоновий череп