Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Термитник » Пещера в Термитнике


Пещера в Термитнике

Сообщений 31 страница 60 из 265

1

*здесь будет картинка*

В толще скалы имеется большая пустота, куда не проникают лучи солнца. Внутри царит прохлада и багровый сумрак. Здесь всегда много насекомых, их безостановочное жужжание сводит с ума.


Ближайшие локации

Каменистая пустошь
Гнилая река

+1

31

- Бывало и хуже, - отвечает Мисава и усаживается, лениво глядя на мясо, которым первой занялась Иша.
  Сапфира недоверчиво морщит нос, раздумывая о том, какое расстояние туда и обратно пришлось преодолеть матерой самке с такой неприятной травмой... Да ещё и при такой жаре.

- Пожар прошел стороной, - поясняет тем временем Мисава, и Сапфи, только что потерявшая ориентацию в пространстве и времени, вновь выбирается из темного колодца бессознательности, - здесь гореть все равно нечему... Пострадали пастбища, причем сильно. Но еды там хватит надолго, если, конечно, быть порасторопнее. Передохну несколько часов и схожу еще. И тебе советую, - обращается она к светлой и та тихо хмыкает, уже не слушая рассказы о том, что такое пожар. но и не перебивая...

- Я пойду сама, а ты лучше оставайся тут и стереги детей. Кто знает, кому захочется найти прибежище в этом глухом месте такой темной жаркой ночью, - мрачно говорит Сапфира и укладывается, вытянув лапы вперед. О том, что ей, Мисаве, нужно просто отдохнуть, самка говорить не стала, прекрасно зная, что этим её не убедить...

+1

32

Лилия мурлычет и ластится к матери, лишь изредка поглядывая в сторону пойманной (или подобранной?) ею добычи. Конечно, трудно сказать, какие звуки громче - те, что издает её маленький страждущий желудок, или все таки мурчалка, находящаяся где-то в районе груди.
"Нет, пусть первым делом будет любовь.... С едой можно разобраться потом," - решает самочка, усердно тыкаясь усатой мордочкой в плечо Мисавы, то едва касаясь, то словно на пробой. О, что ещё нужно для счастья? Лилия подождет пока все утолят голод и сама приступит к ужину. А потом опять спать...

  Львенка неожиданно останавливается, глядя серьезным и внимательным взглядом в пол туда, где нет кроме пола ровным счетом ничего, погруженная в свои сожаления о том, что кроме пекла и жары она не видела ничего. Мать и тетушка Сапфира определенно знали, что времена были и будут лучше, а вот Лилия, не повидавшая ничего, кроме засухи, порой была переполнена безнадежностью и разочарованием.

Однако наваждение проходит так же быстро и неожиданно, как пришло, и сухой горячий нос вновь находит утешение в пыльной шерсти матерой родительницы.

+1

33

- Противно, детка, но это совсем не так плохо, как ты думаешь, - мягко настояла на своем Мисава.
Впрочем, малышка уже пробовала мясо, и, судя по выражению ее мордочки, не таким уж гадким оно ей казалось.
Львица устало вытянулась на земле, полуприкрыв глаза.
- Постерегу, - вздохнула она.
Ей, впрочем, казалось, что Сапфира попросила ее остаться лишь только для того, чтобы она не травмировала лишний раз больную лапу. В обычное время Мисава непременно возмутилась бы, но сейчас, в засуху и после пожара, у нее не было на это сил. Хотя она чувствовала, что лапа все же начинает заживать - во всяком случае, болела она уже куда меньше.
Тем временем к ней подобралась Лилия, и Мисава машинально провела несколько раз языком по ее пропыленной шерсти.
- Иди, тоже попробуй поесть.

+1

34

Темба хотел спать ещё. Он устал, несмотря на то, что его тащила Сапфира, и был готов проспать ещё долго. У него болели лапы и всякий раз, когда он хотел их поднять, они так и умоляли остаться на ложе. Но мальчик, хоть и в полусонном состоянии, лениво встал. И... Перевернулся на другой бок, решив продолжить сон. Так ему, судя по всему, не было удобно - бочок отлежался. И проспал так он ещё долго.
Когда он наконец счел нужным проснутся, он встал уже более лихо - хотя и, судя по всему, он совершенно не хотел бодрствовать. Его просто задело то, что он спит, а все проснулись, вот и сидел теперь, украдкой поглядывая на Сапфиру.
Туша не была удостоена его внимания. Он в своей жизни не так уж часто видел свежие целые туши, не растерзанные на удобные куски мамой или Мисавой, а потому решил, что с ней все в порядке. Раз уж мама так говорит. Но тем не менее, малыш предпочел отложить обед.
Мне здесь не нравится, - сказал он белой кошке, которая и считалась его матерью. Он не хотел в этом сознаваться ранее и трусил, но теперь решил показать свою "любовь" к этому месту, где постоянно жужжали термиты. Такая постройка пугала его не только звуками, львенку не нравилось находится в этом закрытом пространстве, где, по его мнению, ужасно пахло.

+1

35

- Постерегу, - вздыхает Мисава, растянувшись на земле. Сапфира тем временем приподнимается и потягивается. Она раскрывает пасть в широком всепоглощающем зевке, стараясь отогнать остатки сонливости и хандры... Впрочем, хандра и сама проходит. Прохладнее, увы. не становится, но сумерки положительно влияют на общее состояние самки и та решает выбраться на промысел прямо сейчас, пока не наступила темная безлунная ночь. Если останутся силы, можно будет заскочить к прайду и послушать прогнозы - негоже им сидеть тут, оторванными от мира всего... Может быть, среди местных львиц уже витают новости о том, что жара скоро спадет, и засушливые дни сменятся приятными и дождливыми.
- Мне здесь не нравится, - неожиданно заявляет Темба и Сапфи поворачивает морду в его сторону, силясь припомнить, прикасался ли он к туше. Нет, разумеется, не прикасается...
  Самка дергает ухом, словно только что замечает тягучие и навязчивые звуки - неотъемлемая часть жизни термитов...
- На раскаленной высушенной почве саванны тебе бы не нравилось больше, - спокойно и холодно замечает львица, однако, порядком смягчившись, добавляет:
- Если хочешь немножко прогуляться и развеяться, а заодно на пожар поглядеть, пойдем со мной.
  Сапфира кивает в сторону входа и делает несколько шагов в заданном направлении, а затем замирает, оглянувшись и ожидая ответа.

+1

36

Темба терпеливо ожидал реакции матери, которая, кажется, собралась куда-то идти. Львенок понадеялся, что Сапфира его возьмет и как-то восхищенно смотрел на большую кошку - свою маму. Снизу она казалась такой огромной, словно бы слон. Такой белый-белый большой-большой слон.
Мальчик так же покорно и спокойно смотрит, как Сапфира поворачивает свою голову к нему, силясь не выдать свою надежду погулять. Мало ли, что.
- На раскаленной высушенной почве саванны тебе бы не нравилось больше, - вот тебе и на... Мальчуган огорчился и опустил голову, немного прижав ушки и смотря на Сапфи. Та мордашка, которую он скосил, вдобавок подняв бровки, была бы достаточно мила, чтоб уговорить тигра не есть антилопу. Малыш прямо возомнил себя котом в сапогах из Шрека или Вольтом, выпрашивая прогулки.
- Если хочешь немножко прогуляться и развеяться, а заодно на пожар поглядеть, пойдем со мной, - порядком изменившись, Темба поднимает ушки, и, с открытым ртом и свесившимся языком, бегом бежит к мамке, чтоб не отставать. Разумеется, он согласен!

+1

37

Уговоры матери все-таки привели к желаемому результату. Иша вовсю грызла мясо, урча и бросая по сторонам злобные взгляды. Конечно, она не была злюкой, просто ей нравилось представлять, будто она сама загрызла эту антилопу, и теперь наслаждается собственной добычей. Хотя зубки у львицы были еще малы, ей довольно быстро удалось насытиться.
И лишь тогда бурая повернула уши к взрослым, прислушиваясь к их разговору. Она мигом ухватила суть: ее мама остается, а Сапфира куда-то уходит, да еще и не одна. Разве могла львенка упустить такую возможность? Она, кажется, целую вечность никуда не выходила (разумеется, показавшееся бесконечным путешествие до термитника уже забылось).
- А можно и я пойду? Мама, я тоже хочу! - восторженно пискнула она, бросаясь под лапы Сапфире и уже из-под бока белой поглядывая на Мисаву.

+1

38

Львица некоторое время задумчиво изучала дочь - та обратила к ней мордочку, в глазах горела надежда и... азарт? Да, похоже, что Иша словно бы и не замечала засухи и малого количества пищи. Дети, впрочем, почти все такие - невзгоды забываются ими быстро, а вот счастливые моменты будут гореть в памяти еще долгие и долгие годы.
- Если Сапфира не против, то иди, - лаконично отозвалась Мисава; затем, устало вытянув лапы, она прикрыла глаза.
Хоть львица не признавалась в этом даже самой себе, она изрядно устала - теперь ей, конечно, нужно было поспать. Но Сапфира собиралась уйти, и потому Мисава не могла позволить себе расслабиться. Посидев несколько секунд с закрытыми глазами, она вновь встрепенулась и перешла на другое место - улеглась у самого выхода из термитника, перегородив проход и обратив морду к расстилавшейся вокруг пустоши.

+1

39

- Урааа!
Вне себя от радости, Иша описала восьмерку вокруг передних лап Сапфиры и бросилась к выходу. Там уже укладывалась Мисава, и львенка перемахнула через ее спину - впрочем, зацепившись задними лапами, она чуть было не покатилась кубарем. Кое-как оставшись на ногах, Иша помчалась дальше.
- Догоняйте! - задорно крикнула она и помчалась по пустоши - откуда только силы взялись.
На раскинувшемся вокруг термитника пустыре ее было видно издалека. Но вот она завернула за какой-то камень, и пропала из виду. Впрочем, ее хитрая мордашка тут же показалась с другой его стороны. Хвост львенки восторженно стоял торчком. Она тут же бросилась к другому камню, затем еще к одному. И сама не замечала, что отходит все дальше и дальше от укрытия.
---- Гнилая река

Отредактировано Иша (14 Апр 2012 09:55:11)

0

40

- А, ну! Гордый лев, покажи мне какой ты гордый лев, - усмехнувшись, ласково мурлычет Сапфи поглядывая на Тембу. Он совсем не похож на отца и, может быть именно поэтому, ему в общем-то разрешается бегать, вывалив язык за пределы пасти. Но такой выходки светлая самка не простила бы Сафу, которому даже в столь юном возрасте не позволяется заниматься подобными шалостями. Сапфира, несомненно, отругала бы его, взяв тон попрохладнее и сделав морду посерьезнее.

- А можно и я пойду? Мама, я тоже хочу! - неожиданно подает голос Иша, и  Сапфира, не успев даже глазом моргнуть, уже с удивлением наблюдает за тем, как львенка резво  и энергично мельтешит у её лап. Удивленно дернув усами, светлая переводит вопросительный взгляд на Мисаву. Разумеется, та вряд ли откажет, но вдруг..
- Если Сапфира не против, то иди, - как ни странно заявляет львица и Сапфира застывает на месте, пока Иша описывает замысловатую фигуру вокруг.
- Дети, - вздыхает самка, но добрая улыбка появляется на её губах... Она не слишком любит большого движения возле себя, но всегда замирает, не делая замечаний и боясь ненароком задеть одно из милых сердцу созданий.
Выкрикнув что-то призывное, Иша бодро мчится в путсоши... Сапфира всегда удивлялась тому, насколько могут быть энергичны дети. Когда они бесятся всей гурьбой ей казажется, что все силы покидают её, вся взрослая львиная энергия кажется лишь каплей по сравнению с тем океаном, который задорно плещется в львятах.
- Я постараюсь вернуться как можно скорее, - шепотом заверяет Сапфи, проходя мимо Мисавы и устремляет пытливый взгляд вперед. Нос светлой морщится целых три мгновения от того малоприятного и унылого  пейзажа, который, как всегда, предстает перед ней.

- Эй, далеко не убегай! Ты ведь не хочешь чтобы тебе отгрызли кисточку хвоста? - с, пожалуй, через чур наигранной веселостью выкрикивает самка и следует за малышней.
--- Пустошь

0

41

- А, ну! Гордый лев, покажи мне какой ты гордый лев, - намек понят, приказ выполнен.
Темба тут же выпрямил спинку и успокоился, шагая более размеренно и уверенно. Раз мама сказала, нужно выполнять.
Но тут! Эх, как же ужасно, за ними пошла ещё львенка. Что за горе? Темба хотел провести эту прогулку наедине с матерью, ну или хотя бы без своих сестер и братьев. Как максимум, он мог терпеть своего Сафу - с тем было весело драться, да и сам он личностью был очень интересной.
Темба с неким недовольством наблюдал, как львенка мельтешит у лап его мамы. Что за фигня? Будь у львенка поменьше терпеливости и вежливости, по законам которых бить из простого раздражаения и уж тем более даму нельзя - он бы с радостью оттолкнул львенку от белой. Но так, он лишь исподлобья глядел на бегающую малышку. Но стоило ей только вылезти испод лап Сапфиры, малыш тут же успокоился и принял прежний добродушный облик.
Но тут же эта шмакозявка убегает вперед! Эй! Тебя же там гиены съедят, дура! - хотел было выкрикнуть львенок, да не успел - от молочной сестрички и след простыл.
Да, гиен Темба боялся. Если он боялся чего-то больше гиены, то это только толпа гиен. Они пугали его, но пугали неосознанно. Это была давняя память, обрывками сохранившаяся в его мозгу. Порой она и заявляла о себе, сочиняя ночные кошмары...
Итак, львенок, потеревшись головой о лапы матери, пошел вместе с ней.

0

42

----- Гнилая река
Термитник приближался. Вернее, это трое львов приближались к нему - и один из них, кажется, никакого энтузиазма не испытывал.
С каждым шагом Иша шла все медленнее, понурив голову и прижав уши. До нее постепенно доходило, в какую беду она чуть было не вляпалась. Она могла погибнуть - только потому, что убежала, не дождавшись Сапфиры. Мама будет в ярости.
Впрочем, пока мама мирно дремала у входа в термитник. Хотя до нее была еще добрая пара сотен шагов, львенка уже отчетливо различала ее фигуру у входа в их новый дои.

0

43

>>> Гнилая река

Грей, собственно, и остановился из-за того, что радостного топота за собой не услышал. Напротив - маленькая копия Мисавы шла все медленнее и медленнее, словно неохотно. Что ты молодец не весел, что ж ты голову повесил... Разрываясь между потребностью выяснить, что происходит с Ишей, и что их ждет впереди, Грей дождался, когда малыши его догонят и пошел вровень с ними, обратив внимание на странную походку Кейоны.
Ну да. Ему-то огрубевшие подушечки никакой болью не отзывались...
- Пойдемте же скорее. - поторопил он их негромко, а затем наклонился и, ткнувшись носом в тощую спину девочки - мол, не бойся, это я, - без лишних слов подхватил ее в пасть.
Спустя пару десятков шагов Грею стал отчетливо виден силуэт лежащей у входа в термитник львицы. Сердце рухнуло камнем вниз - это была Мисава! - и, судя по позе, она даже не спала, а попросту дремала... Льва как будто окатили целым ведром счастья. Он был готов сорваться с места и прыгать, как львенок, чувствуя каждой своей клеточкой радость за то, что эта сварливая львица живая и сейчас перед ним.
Но вместо этого только и смог что подойти к Мисаве на расстояние полутора метров, положить к своим ногам Кейону и выжидающе посмотреть на львицу, к которой он привел детеныша. Да, обычно такие моменты... более торжественны и пафосны.
А у Грея все силы на восторг были потрачены в процессе поисков. Так что он просто устало и улыбчиво чувствовал - все в порядке.

0

44

Гнилая река >

К тому времени, как львы подошли к термитнику, Кей уже буквально с лап валилась. Не от усталости, а от боли в обоженных подушечках. Сначала она терпела, вприпрыжку следуя за Греем, затем сбросила темп и начала прихрамывать, а после и вовсе с вымотанным видом поплелась за намеренно отставшей Ишей, морщась и едва волоча конечности. А конца пути все не было...
- Интересно, как долго нам еще идти, - с тоской подумалось малышке после того, как она в очередной раз запнулась о какой-то сухой корень. Будто прочтя ее мысли, Грей вновь поторопил обеих самочек. Не успела Кейона виновато прижать ушки к голове, как он уже подхватил ее за загривок и понес вперед. С одной стороны, это было даже хорошо - львенок мог немного передохнуть, но с другой... ей не хотелось быть обузой. В душу тотчас закралось страшное подозрение: Грей недоволен, что она так медленно плетется и тем самым задерживает его! Наверно, льву очень сильно хотелось увидеть свою подругу и он не желал ждать. Вздрогнув, Кей открыла было рот, чтобы запротестовать, мол, не надо, я сама пойду и больше не буду тормозить процессию. Однако, вовремя спохватилась и затихла, сообразив, что не сможет шагать быстрее, даже при всем своем желании. Все, что ей теперь оставалось, так это безжизненным мешочком свисать из его пасти и не спорить. Тихо вздохнув, Кей прикрыла глаза и приготовилась задремать. Однако, Грей неожиданно вновь опустил ее на землю. Малышка тотчас распахнула зенки и замерла промеж его передних лап. Вид у нее был одновременно испуганный и удивленный. Они уже пришли? Или... он решил оставить ее здесь, устав таскать из одного места в другое? Но тогда бы он не стал останавливаться. Не в состоянии разглядеть Мисаву и термитник, Кей боязливо сжалась в комочек и продолжила встревоженно пялиться в пустоту, не зная, что делать дальше. Наверно, стоило дождаться, пока Грей или Иша вновь подадут голос и объяснят ей ситуацию.

Отредактировано Кейона (23 Апр 2012 16:53:53)

0

45

Несколько раз львица засыпала крепко, совершенно отключаясь от внешнего мира. Проснувшись, наконец, она почувствовала себя значительно лучше. Хотя раненая лапа по-прежнему давала о себе знать, Мисава была вполне уверена в том, что если захочет, сможет даже бежать. Пусть и не слишком долго. Тем сильнее мотивация прикончить добычу поскорее.
Правда, пока об этом и речи не идет. Пожалуй, еще не один день они вполне могут питаться телами, которые найдут на обугленной равнине.
Когда она, приподняв веки, украдкой огляделась, вокруг никого не было. Сапфира и дети, должно быть, еще не вернулись; стало быть, можно было еще подремать.
Этим она и занималась, когда ее нос вдруг уловил какой-то незнакомый, тревожный запах.
Вернее, очень даже знакомый - принадлежащий Ише, но львенка была не одна, а в компании...
Прежде, чем Мисава успела узнать, чем пахнет вторая фигура, высокая - кажется, это был лев, - легкий ветерок уже нес новые запахи.
Она не торопилась подниматься, так и притворяясь спящей. Лишь когда пришельцы оказались метрах в десяти, она неторопливо встала, выпрямилась, пристально глядя на всю компанию. Ну конечно... она могла бы догадаться и сразу, по запаху. Другого самца, пожалуй, львица прогнала бы прочь, но в сером была уверена: львят он не тронет. Уже не тронул.
Грей, склонившись, опустил меж своих лап мигом съежившегося львенка. Иша шла позади, прижимая уши к голове. Как пить дать, нахамила обоим или еще что учудила... Мисава подавила рвущийся из нее тяжкий вздох и шагнула вперед.
- Это я не ем, - глядя на незнакомого львенка, но явно обращаясь к Грею, проговорила она. Губы самки дрогнули в улыбке.

0

46

Лев остановился, а затем, ухватив Кейону в пасть, понес вперед. Иша поскакала следом, забегав вокруг Грея кругами.
- А меня мама не носит, - расстроенно сообщила она, когда очередной круг пронес ее возле носа Грея, - говорит, что я уже слишком тяжелая для этого...
Львенке, конечно, было завидно. Лапы у нее тоже устали. Она быстро это поняла - перестала бегать и вновь пристроилась за львом, даже отстала немного. К тому же, чем ближе они подходили, тем ближе был тот момент, когда мама, возможно, начнет ее ругать. Она, конечно, была хорошая, но иногда все-таки ругалась. Иша понимала, что виновата сама, но кто из детей не хочет улизнуть от справедливого наказания?
Впрочем, львенка не была уверена, что это был последний раз, когда она поступила подобным образом. Ведь равнина так соблазнительна, а изучать ее в одиночку куда веселее, чем с родителями.
Они наконец-то подошли... Грей опустил Кейону на землю, та сразу сжалась, хлопая глазами. Мисава поднялась им навстречу. Как ни странно, на Ишу она глянула лишь мельком, и злости или огорчения в этом взгляде не было. Значит, пока еще не успела запаниковать, а Сапфира, должно быть, все еще не вернулась. Некому было рассказать, что она, Иша, потерялась.
- Мама! Кей нельзя есть, она несъедобная! - возмутилась львенка, забегая вперед и садясь перед Кейоной.

0

47

- А меня мама не носит, - завистливо скакала вокруг Иша, - говорит, что я уже слишком тяжелая для этого...
Мысленно пообещав потаскать пухляшку в зубах при первой же возможности, Грей приблизился к вставшей ему навстречу Мисаве. Вот она... живая и здоровая. Смотрит на него выжидающе, даже как-то слегка устало. А он опустил съежившуюся малышку себе под ноги, подняв взгляд и глядя Мисаве глаза в глаза.
Наверное, этот момент должен был быть другим.
Но она улыбается... и это все. Финиш. Он пришел, и она улыбается.
Если бы она улыбалась другому, он бы натурально подох от зависти. Завидовал бы ему самой чернючей на свете завистью. Потому что за такую улыбку можно отдать… все, что угодно, можно отдать. За ласковую насмешку в глазах, за спокойную уверенность, и за лукавинку в уголках губ — если бы хоть одна партнерша хоть раз подарила ему такую улыбку! Да кто угодно заставит море расступиться, горы врыться в землю, засуху свернуться тучами и пролиться дождем, если его любимая так улыбается...
- Это я не ем.
- Зря. Это детеныш буйвола. - смотрел он сквозь ее морду и в очередной раз нес какую-то чепуху. Ощущение, что они произносят одно, а говорят совсем другое отдавалось теплым вакуумом в голову.
- Мама! Кей нельзя есть, она несъедобная! - Бросилась Иша на защиту подруги, браво возникнув у Грея перед лапами и закрывая собой съежившуюся и потерявшуюся Кейону. Серый лев улыбнулся светло и склонил голову к Кейоне, лапой поддержав ее ласково - он рядом, он никуда не денется.
- Не бойся, все хорошо. - заверил он ее ставшим низким баритоном. Широкая лапа самца слегка неуклюже пригладила шерстку на загривке малышки. Безусловно, ей было страшно...
Но Грей знал, что теперь у них все будет хорошо.
- Раз уж Кей не съедобная... - словно продолжил он прерванную мысль, вновь поднимая взгляд на Мисаву, как будто, мол, на том и порешили. - Нам нужна твоя помощь. - посерьезнел он, улыбка сошла с морды. Здесь были... дети, Кейона очень устала и нуждалась в отдыхе, а у Грея с Мисавой предстоял трудный разговор. Словно обещая, что все... не так просто, а на самом деле гораздо серьезнее, серый самец хмуро заглянул львице в глаза: - Впустишь?
И взглядом указал на худенькую, изнеможенную Кейону и вставшую на ее защиту Ишу.

Отредактировано Грей (23 Апр 2012 21:21:33)

+1

48

Уши Кейоны чутко вздрогнули, поймав шорох приближающихся шагов - мягких, неторопливых, слегка усталых. Кто-то большой приблизился к Грею и львятам и остановился прямиком перед ними. Слепая сразу почувствовала новый запах, безусловно, принадлежавшей еще одному льву. А если быть точнее, львице. Кейона с любопытством вытянула шею, не спеша выбираться из-под лап Грея. Мало ли, вдруг это была не Мисава, а какая-то другая самка.
- Это я не ем, - прозвучал над Кейоной бархатистый, пока еще незнакомый ей голос. Львенок тотчас вздрогнул и забился поглубже под брюхо Грея, лупя белесые глазенки.
- Зря. Это детеныш буйвола, - совершенно серьезно ответил львице Грей. Кей аж икнула, в ужасе прижав уши к голове и втянув голову в плечи. Она совершенно перестала понимать происходящее.
- Мама! - сердито мяукнула Иша откуда-то спереди. - Кей нельзя есть, она несъедобная!
Слепая малышка с благодарностью подняла невидящий взгляд на свою защитницу. А в следующий миг широкая лапа Грея успокаивающе прошлась по запыленной шкурке Кейоны, отчасти развеяв ее страхи.
- Не бойся, все хорошо, - проурчал он ласково, и Кей тотчас заулыбалась в ответ: какая же она глупая, он ведь просто пошутил... Ведь пошутил же, да?
- Раз уж Кей не съедобная... - Грей выпрямился, теперь уже вновь обращаясь к Мисаве. - Нам нужна твоя помощь. Впустишь?
- Мы не будем вам мешать, - робко вмешалась Кей в разговор взрослых и тотчас прикусила язычок, виновато уставившись себе под лапы. Ей очень хотелось, чтобы Мисава позволила им остаться в термитнике, пускай даже Кей не знала, что это за штуковина такая.

0

49

Порядок отписи: Meesawa, Иша, Грей, Кейона

Все остальные - свободно.

0

50

- Зря. Это детеныш буйвола. - совершенно серьезно откликнулся Грей.
Львица сделала вид, что внимательно изучает прильнувшего к его лапам львенка.
- Ах вот как. Это меняет дело, - заметила она.
Что-то хилые буйволы стали...
- Раз уж Кей не съедобная... Нам нужна твоя помощь. Впустишь?
- Мы не будем вам мешать, - пискнула Кей.
Сделав шаг вперед, Мисава нагнулась и обнюхала серую, испуганно забившуюся куда-то почти под брюхо льва. От нее не укрылось ни то, как незряче малышка хлопает глазами, ни то, как она растерялась, не зная, чего ожидать. Хищнице уже приходилось встречать таких. Правда, не таких больших... Как правило, слепые львята погибали гораздо раньше.
Впрочем, это дело Грея. Его ребенок, ему этим заниматься. Присутствие льва само по себе означало, что выжить им всем будет гораздо легче. Здоровый, сильный самец на охоте незаменим. А уж она, Мисава, присмотрит за малышней.
Кроме всего прочего, хоть львица и кривила привычно морду в полубрезгливой гримасе, именно этого льва она была рада видеть.
- Верю, что не помешаете, - сварливо ответила она Кейоне; и, отступив назад, повела хвостом в сторону черного провала - входа в термитник. - располагайтесь.
Иша, конечно, встала на защиту серой, заверяя, что не нужно ее есть, и мать ласково отпихнула ее в сторонку, заодно и торопливо лизнув поперек бока. Запах, оставшийся на шерсти львенка, ей совершенно не понравился. Кроме гари (что значило, что бурая уже успела побегать на пепелище), там был еще легкий запах горелого мяса и... хищников. Мисава не сразу сообразила, что раз Ишу привел Грей, то Сапфира...
- А где Сапфира? - осведомилась она у дочери.
В груди как-то тревожно похолодело. Хотя обе самки не выказывали друг другу свое расположение, делая вид, что их отношения - это всего лишь взаимовыгодное партнерство, львица уже успела привязаться к белой. Мысль о том, что с ней могло что-то случиться, была невыносима.

0

51

Затаив дыхание, бурая смотрела, как приближается к ней материнская пасть. Нет, конечно, в глубине души Иша знала, что никто не станет есть Кейону. Ведь она лев - а разве львы едят себе подобных? Нет, для этого есть другие, более слабые животные. Но все-таки львенка немного волновалась.
А зря. Язык матери прошелся по ее боку, морда щекотнула усами, отпихивая в сторону. Иша успокоенно вздохнула, прижимаясь к лапе Мисавы, пока та разговаривала с Греем.
Услышав их разговор, бурая немедленно вскочила, запрыгав от радости. Хотя она и побаивалась льва (немного... совсем чуточку), Кейона ей понравилась. К тому же, по сравнению с ней Иша чувствовала себя такой крупной и взрослой... такой уверенной. Это чувство пришлось ей по вкусу. Словом, эти двое вполне могли бы подружиться, хоть и немного странной дружбой.
- Ура! - не дождавшись даже ответа матери, крикнула Иша, - мама, можно?
- Верю, что не помешаете. Располагайтесь. - ответила Мисава, и львенка вновь запрыгала вокруг нее, подняв хвост торчком. Ей показалось, что Мисава не особенно рада тому энтузиазму, с которым ее дочь принимала гостей. Впрочем, мама всегда была такой - трудно было ее понять.
Шершавый язык вновь прошелся по ее боку.
- А где Сапфира? - с непривычной жесткостью спросила вдруг Мисава, и Ише показалось, что она нависла над ней, став сразу огромной.
Львенка прижала уши. Хвост тоже спрятался куда-то под брюхо. Восторг улетучился, будто и не было его.
- Яааааа... я их потеряла, - жалко пискнула она, жалея, что место под животом Грея уже занято.

0

52

Наклонившись, Мисава обнюхала съежившуюся Кейону под внимательным взглядом серьезного Грея. Девочки, конечно, сразу бросились уговаривать львицу впустить их, лев же занервничал - безусловно, Мисава не съест львенка, но ведь сразу увидит ее слепоту... Самец уже знал, как его подруга относилась к силе и слабости и естественному отбору, так что вполне мог ожидать, что Мисава даже не даст шанса столь слабому львенку. Впрочем, как только львица, сварливо улыбнувшись, разрешила им войти, Грей вздохнул с облегчением и благодарно улыбнулся.
Выдохнув носом Кейоне в загривок, Грей ухватил ее и поднял над землей, собираясь уже войти в черный провал входа в жилище Мисавы. Сама Кейона не залезла бы сюда, поскольку и взрослый, зрячий лев рисковал споткнуться в этой пещере или же ободрать бока.
- А где Сапфира? - прозвенел встревоженный голос Мисавы. Грей помедлил перед входом и обернулся, переводя взгляд с Иши на ее мать.
- Яааааа... я их потеряла. - съежившись, растерянно и жалобно пропищала малышка. Самец нахмурился, выжидающе глядя на львиц - судя по всему, кого-то не досчитались... и как бы снова не отправляться на поиски. Чем пустословить, Грей серьезно взглянул на Мисаву, словно спрашивая - что делать?

0

53

Львица ответила не сразу, опустив голову к Кейоне и, по всей видимости, обнюхав ту. Слепая сидела смирно, с отсутствующим видом глядя в пространство и терпеливо дожидась своего вердикта. Впрочем, она тоже не преминула украдкой ознакомиться с запахом Мисавы. От матёрой пахло пылью, дымом и совсем немножко молоком. Живот Кей тотчас свело от голода - она уже успела основательно нагулять аппетит, пока они с Греем путешествовали по выжженным землям.
- Верю, что не помешаете, - наконец, решила Мисава, отступая назад. Кей тихо вздохнула от облегчения. - Располагайтесь.
Грей тотчас подхватил малышку в зубы и потащил куда-то в прохладу. В ноздри львенка сразу ударило  несколько новых запахов. Кейона с любопытством потянула носом, однако Грей почему-то остановился. До свисающей из его пасти Кей донесся обрывок чужого разговора. Сапфира... наверно, это какая-то другая самка, живущая вместе с Мисавой. Причем, помимо Сапфиры, Кей совершенно точно ощущала присутствие еще нескольких львов. Даже не львов, а, скорее, детенышей. Значит, они с Ишей были здесь не одни.

0

54

Львица возвела глаза к небу, но все же ощутила нечто вроде облегчения. Значит, Сапфира не попала в беду, по крайней мере, на это можно надеяться. А она-то, Мисава, уже было вообразила, что запах шакалов на шкуре дочери означает то, что бурая - единственная, оставшаяся в живых. Да, она всегда думала о худшем.
И все же...
- Почему тогда от тебя пахнет шакалами? - холодно поинтересовалась львица у малышки.
Встретив обеспокоенный взгляд Грея, Мисава качнула головой. Все в порядке, мол. Разберемся сами.
Бесцеремонно сунув нос к самой морде Иши, львица придирчиво еще раз обнюхала ее. Залезла даже между передних лап, посопев и там. Кровью не пахло.
- Цела, - коротко заключила хищница, - уже неплохо.
Ухватив львенку поперек тела, она обогнала Грея, застывшего у входа, и зашла внутрь, в полумрак.
- Твоя малышня голодная, должно быть, - несмотря на то, что двигалась Мисава резкими движениями, выдававшими то, как она была раздражена безрассудным поступком Иши (а в том, что малышка вовсе не потерялась, а сбежала, львица была уверена - ведь это же ее дочь!), опустила она львенку на пол очень бережно, чтобы та не ударилась. Затем и сама опустилась рядом, повернулась на бок, открывая любопытному взгляду брюхо с двумя рядами набухших сосков.
- У меня есть молоко, если нужно, - уже совсем спокойно пояснила самка.

0

55

Львенка поежилась: Мисава нависла над ней, шевеля усами и принюхиваясь.
- Шакалы хотели на меня напасть, но Грей их прогнал. Они меня даже не тронули.
Но, кажется, мама была больше взволнована, чем разозлена. Во всяком случае, она, хоть и ухватила малышку довольно грубо, все же не ругалась и даже по попе ни разу не шлепнула. Или, может, при Грее постеснялась. Иша мигом просекла всю выгоду от присутствия самца. Кажется, они с мамой подружились - а это значило, что у Грея можно будет поискать поддержку, если вдруг Иша снова вытворит какую-то пакость.
Вот мама опустила ее на пол, зазывая льва и Кейону внутрь. Иша тут же вскочила, радостно замахала хвостом. На полу еще оставалась часть туши, которую еще днем принесла Мисава, но сейчас львенке не хотелось мяса. У нее давно уже пересохло в горле, так что пока мама болтала, малышка уже возилась у ее живота, шутливо урча и причмокивая.

0

56

- Почему тогда от тебя пахнет шакалами? - нависла над дочерью Мисава, обеспокоенно обнюхивая непослушную пухляшку.
- Шакалы хотели на меня напасть, но Грей их прогнал. Они меня даже не тронули. - объяснилась малышка, видимо, побаиваясь возможного маминого гнева. Грей коротко кивнул, увидев ответ Мисавы, и притормозил у входа, пропуская львицу вперед. Осторожность льву не была чужда - он не любил лазать в норы, поэтому вслед за Мисавой спускался, прижав уши, на полусогнутых и выхватывая глазами все, что попадало в поле зрения. Сухая и довольно просторная пещера, множество посторонних запахов... Мисава жила здесь не одна.
- Твоя малышня голодная, должно быть. - Мисава бережно опустила дочь на пол, укладываясь рядом и... у Грея дух захватило. - У меня есть молоко, если нужно.
Глаза льва были размером с царский пятак, не меньше, и то, с какой осторожной нежностью он положил Кейону к животу Мисавы выдало его с головой - словно какое-то чудо внезапно произошло, а он... не знал, что с ним сделать. Слова растерялись - лев только благодарно кивнул, тепло прикрыв глаза. Он никогда не видел подобного и оказался совершенно беззащитен - отошел немного, как ему показалось, чтобы не мешать, и улегся, положив голову на лапы и искоса поглядывая за львицей, кормящей малышей. Безусловно, Мисава упрекнула бы его в излишней сентиментальности, если бы узнала, о чем он думал и что чувствовал, но он никогда не видел подобного...
И ей Богу, это было так красиво и волшебно.

0

57

Признаться, Кейона сильно оробела, когда ей предложили напиться чужим молоком. Ее родная мать умерла несколько месяцев тому назад, и Кей довольно рано перешла на мясную пищу. Поэтому сейчас львенок даже не знал, как поступить - послушно присосаться к груди малознакомой ей самки или... или остаться голодной? Слепая малышка осторожно обнюхала один из набухших сосков, соблазняясь запахом теплого молока. Смущенно подняла невидящий взгляд туда, где, по ее предположениям, находилась морда Мисавы, будто уточняя, можно ли ей сделать несколько глотков. Что поделать, Кейона стеснялась. Громкое причмокивание Иши еще больше распалило ее аппетит, поэтому Кей все же решилась улечься рядом с жарким брюхом Мисавы, так что довольно скоро к довольному урчанию Иши присоединилось тихое мурлыканье ее старшей знакомой.

0

58

Склонив голову, львица наблюдала за тем, как робко и смущенно приближается к ней Кейона. Теперь, когда львенка двигалась самостоятельно, Мисава видела, как та худа и почти истощена. Шея тонкая - когтем тронь, переломится. Иша по сравнению с ней казалась этаким бутузом. Впрочем, бурая всегда была крупнее остальных львят, да и с питанием в последние дни проблем не было... во всяком случае, подгорелая падаль всегда лучше, чем отсутствие какой бы то ни было пищи.
- Ешь, не стесняйся, - догадавшись о причине смущения малышки, настояла львица.
Едва оба львенка принялись сосать молоко, как Мисава обратила задумчивый взгляд на Грея. У нее было к нему много вопросов. Например, где он взял эту доходягу, и его ли это дочь. Или просто подобрал где-то, приютил из жалости? Будь это дитя Мисавы, возможно, она прервала бы жизнь малышки еще в раннем младенчестве - из жалости. При всей любви к детям самка была еще и практичной. Тащить на себе слепое дитя она не решилась бы, а оставлять на погибель - еще более жестоко, чем убить самой.
Впрочем, Кейона не была ее львенком, и, к тому же, она уже не была малышом-несмышленышем. Кто-то был уверен в себе настолько, что решился оставить ее в живых, зная, что она никогда не сможет жить самостоятельно. Был ли это Грей?.. Или кто-то другой, самонадеянный лев, не справившийся с этой задачей, погибший - а может быть, просто бросивший ребенка на произвол судьбы.
Львица еще раз обнюхала Кейону и несколько раз задумчиво лизнула ее загривок. А затем решительно принялась вылизывать обеих малышек, не делая меж ними различий.

0

59

Иша взглянула на светлую не без ревности. Чего скрывать - это была ее мама, а теперь она вот так запросто предлагает пришелице свое молоко.
Львенка надулась, но есть не перестала. Знала уже, что если выскажет свое недовольство прямо сейчас - то мама наверняка будет ругаться, а то и прогонит от себя, не разрешив поесть. Хорошо уже то, что не стала особо ругать за шакалов... Да и повод для обиды, собственно, был надуманным. Вот уж от недостатка молока Иша никогда не страдала, а уж теперь, когда понемногу начала есть и мясо, умудрилась еще и округлиться, будто и не бывало никакой засухи.
Уже через пару минут бурая забыла обо всех обидах и мирно лежала рядом с Кейоной, негромко урча. Материнский язык ворошил шерсть, вычищая въевшийся в шкуру шакалий запах, и Иша сама не заметила, как задремала.

0

60

Грей оставил Кейону один на один со смущением перед Мисавой хотя бы просто потому, что в этом деле точно ничего бы уже не сделал. Для него самого эта ситуация была едва ли не таким же стрессом и смущением, что и для серой малышки. Стоило, наверное, все же поддержать малышку - легким толчком в спину, ласковым дыханием в загривок, мол он... одобряет и нет в этом ничего плохого.
Хотя он и не знал ничего о львятах, нужно ли Кейоне молоко в этом возрасте или нет... Он с волнением следил за своим растерявшимся детенышем, переживая не меньше, чем она.
- Ешь, не стесняйся, - с ворчливой лаской в голосе, так свойственной ей, произнесла Мисава. Затаив дыхание, Грей смотрел и чувствовал, как предательски смущается, как львенок при разговоре взрослых "об этом". Притих, положил голову на лапы и не знал совершенно, куда себя деть... просто любовался.
Нет на свете ничего более красивого и настоящего, чем львица, кормящая детенышей...
Перехватив задумчивый взгляд самки, Грей поднял голову, пытаясь угадать, о чем она думает. Безусловно, им было, что обсудить... и они оба это знали. Буквально за мгновение перед тем, как Мисава отвела взгляд и опустила усатую морду к Кейоне, самец едва заметно улыбнулся, как будто ободряя... или даже надеясь на то, что она даст ему знак, что все не так страшно и... решаемо.
Как бы то ни было, громадье проблем как будто испарилось, когда львица принялась вылизывать детенышей... Из-под густой челки сверкнул молодой и чистый, горящий жизнью взгляд, губы сами собой сложились в обаятельную и трогательную улыбку - словно из-под завесы пережитого высунулся молодой и все еще умеющий мечтать парнишка, у которого еще все впереди, и который... видит то, о чем давно мечтал.
Как только малышки у живота Мисавы затихли, Грей поднялся со своего места и смущенно подошел к львице, украдкой заглядывая той в глаза. Мол... какой уж есть. Принимай со всем добром...

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Термитник » Пещера в Термитнике