Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Внешние Земли » Дальние пастбища


Дальние пастбища

Сообщений 361 страница 368 из 368

1

http://s1.uploads.ru/i/7/X/g/7XgzJ.png

Не вся территория Внешних земель является высушенной равниной. Недалеко от границ королевства раскинулись бескрайние зеленые холмы и редкие саванные леса. Здесь мало крупных животных, но временами можно встретить небольшие стада антилоп и зебр. Пастбища пересекает небольшая река, вытекающая из Озера и дающая начало Гнилой реке. Недавний пожар уничтожил практически все живое на ее противоположном берегу, и теперь там мрачно темнеет пепелище.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-2" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Костерост, Адиантум, Паслён, Цикорий, Шалфей (требуется бросок кубика).

0

361

Западный Берег реки Зимбабве (через гнилую реку)

Далеко. Какой смысл в этом слове, когда за всю свою жизнь не прошел и сотни шагов. Нет, прошел конечно, но сколько – неизвестно. Убегая от гиен, Шелин-Атаро не считала шаги и не могла сказать, как далеко успела зайти на незнакомые ей земли. В памяти все спуталось, перемешалось, а многое вообще кануло в лету. Но, вот теперь, в компании друзей она возвращалась к тому месту, где ее атаковали, в веселом, приподнятом настроении, совершенно не подозревая о том, что идет по своим же следам. Ну, почти. Шелин было все равно. Чувствовала она себя превосходно, даже успела засыпать вопросами Гарри который довольно бесцеремонно запрыгнул ей на спину. Да, поначалу она даже испугалась – ну, мало ли кто там мог забраться на нее? А вдруг большой и страшный? Понятие «ядовитый» еще не появилось в обиходе самки, а то и оно бы тут фигурировало. По этому от испуга львица слегка присела и даже чуть под отстала от Сури, спокойно шагающей рядом. она вопросительно взглянула на нее, но львица не стала испуганно кричать и пытаться согнать гривета с ее спины, ну или убегать от него, а значит, опасности не было. К тому же Гарри не выглядел страшным, и уж тем более большим. Да и голос у него был дружелюбный и спокойный. Он сумел практически тут же заинтересовать львицу словами о лучшем мире.
- Лучший мир? Как это? Это там где хорошо? – вопросы посыпались из Шелин-Атаро как из табакерки, и она даже не давала вставить слово бедняге Гаррри: - Мы идем туда, да? На север! Сури сказала, что мы идем в новый дом на север. – Гарри, уже возможно и сам был не рад, что сказал о лучшем мире. Впрочем, через некоторое время ему удалось отдаленно объяснить о чем он говорил. Хотя да, в итоге Гривет пришел к мнению, что пока что проще будет сказать что на севере и есть лучший мир и они туда идут. Перегружать голову Шелин-Атаро объяснениями о загробной жизни сейчас было занятием несвоевременным и неблагодарным. Того и гляди, расплачется по дороге, и успокаивай ее потом, а ведь львицу не понесешь словно маленького львенка.
   
На переправе через Зимбабве Шелин в отличии от детей успела испачкаться в прибрежной грязи, и чуть было не познакомилась с крокодилами. Рептилии грелись на солнце и не лезли в воду, зная, что в том месте где переправляются львы, отмель, и подобраться незамеченными будет очень сложно. А потому не стали тратить силы, лениво наблюдая как взрослые, быстро и проворно, по одному переносят львят через широкое, но мелкое место. Однако, каково было их удивление, когда к ним пришла львица. Пришла знакомится!
«Здравствуйте, я Атаро, бла-бла-бла!» Улыбка до ушей, по детски доверчивый взгляд и полный восторг на морде. Благо Сури была на чеку. Благо, какой-то внутренний механизм самосохранения не дал подойти Шелин вплотную. Благо крокодил что осадил ее резкой фразой: - Вали отсюда, кошка драная, пока в тунца не превратилась! – был сыт и туп. Убегала от него Шелин-Атаро в слезах. И сразу же к  Сури, жаловаться на несносного, зеленого, большого…

Минула гнилая река. Минула в разговорах и объяснениях. Мир Шелин-Атаро стал шире. Хотя она все еще не могла понять, как отличить носорога от бегемота, хотя бы со слонами и крокодилами стало все ясно. А ведь столько интересного еще было впереди! Гнилая река с ее мерзкой водой, сожранный жук прямо на глазах совершенно офонаревшего от увиденного Луриана, который никогда бы на свете не догадался, что этот несчастный навозник, который должен был навести панику на его братца, или же сестрицу, будет отправлен в желудок Шелин-Атаро, чтоб первому жуку там не было одиноко! Не известно, принесло ли это плюсов в карму Шелин со стороны Луриана и Киллиана, но одно открытие они точно сделали – жуков можно есть. Ну, и конечно же долгие объяснения Сури, не успевшей предотвратить казнь жука через пожирание, о том, почему так делать не стоит, и что в жизни есть много куда более вкусных и приятных вещей.

Наконец-то пастбища. Впереди как и раньше шел Эвальд, огромный как серая скала, а за их спинами Люциан, замыкая шествие. Шелин было неудобно, все время приходилось вертеть головой, чтоб держать в поле зрения всех львов. Интересно же, чем они там занимаются? Но, ничего интересного, увы не происходило, и они просто шли. Один раз, правда, приходя недалеко от реки которая пересекает пастбище, она увидела леопарда на дереве и остановившись закричала, указывая лапой на него:
- Сури, смотри, смотри, там львица на дереве пятнистая! – леопард увы, фразу не оценил, и в ответ послышались ругательства и оскорбления. Приунывшая Шелин, тащилась между Эликой и Сури дальше, иногда шмыгая носом и слушая наставления львиц о том, что не стоит обижаться на других зверей за то, что они не всегда вежливые, добрые и не хотят знакомится.

Наконец-то привал. Прижавшись к теплому боку Сури, несколько сильнее и раскованнее, чем стоило бы делать подруге, она прикрыла глаза. Сури в каком-то роде заменила ей мать, и Шелин еще до конца не осознала свое положение и то, что она, взрослая львица, уж слишком откровенно льнет к боку Сури, попыталась заснуть.
- Сури… Сури… - прошептала она, не открывая глаз: - А что, если я спать не хочу? – но Сури похоже, задремала и Шелин наконец-то от нее отстала, укладываясь рядом поудобнее и в какой-то мере отлипая от львицы. Шелин-Атаро решила, как и Эвальд, караулить спящих. По началу, эта идея показалась ей забавной и хорошей, но вскоре все уснули и, медленно, но верно и ее сморил сон. Однако, даже не смотря на это, она умудрилась подсунуть под лапу Сури свою, чтоб та не ушла, если Шелин случайно заснет, и не забыла ее здесь, пусть в удивительной, красивой, но совершенно незнакомой ей местности. Впрочем, для Шелин сейчас вся местность была незнакомой. Весь мир.

- Доброе утро! – с улыбкой, автоматом ответила Шелин-Аторо, будившей ее Сури, ну и конечно, поднимаясь на лапы, первым делом тут же спросила: - А… почему утро и от чего оно доброе? – их отряд собирался в путь. Взрослые встряхивалась и потягивались, Люциан ворковал с Эликой, в сторонке, вскоре к ним подошел и Эвальд и начались разговоры о еде… Желудок Шелин уже давно прилип к ребрам с обратной стороны и каждый раз требовал в него что-нибудь положить. От истерик и постоянного плача новоиспеченную Атаро спасало, скорее всего, не понимание происходящего. Есть хотелось ужасно, но было нечего, а потому львица ни к кому не приставала с вопросами. Никто не ел, значит так надо. В конце концов, она поест тогда когда все будут есть, ведь Сури сказала ей тогда, у реки, что не трава и не деревья ее еда. И все же двигаясь дальше к подножью плато, она спросила у львицы, будут ли они есть сегодня, потому что она уже и не помнит вообще, когда ела. А есть ей похоже все-таки надо, а желудок как то странно урчит все время. Нет, можно было предположить что это жуки, но что-то слишком громко для двух небольших насекомых, так что подсознательно Шелин понимала, дело совершенно в другом и в этом надо обязательно разобраться.

Пологий склон.

Отредактировано Шелин (14 Июл 2016 21:42:59)

+3

362

Западные берега реки Зимбабве (через Гнилую реку) --------→>>

Луриан был искренне рад, что нашел себе напарника, с которым можно было устраивать всякие заговоры, пакости и тому подобные вещи.
— Пф-ф, — гордо так пфыкнул серый и вытянулся, будто самая важная персона здесь. — Да я просто спец по вопросам веселья, кид.
— А ты мне нравишься, — не менее гордо (не хотелось показать себя не таким крутым, как Киллиан) произнёс Луриан, показывая интонацией, что, мол, да ты тоже ничего, знаешь. Годен, типа.
Дальше Луриан понизил голос, чтобы его, не услышали родители, а то ещё опять дадут по заднице или наругают. Или всё вместе.
— Давай… повеселимся? — Луриан состроил хитрую моську, надеясь, что новый друг его поймет и даже поддержит. — Заодно и покажешь мне, какой ты «спец по вопросам веселья», — не один Килли такой крутой, пф. Тут ещё Луриан как бы затесался среди носителей этого звания. Может быть, и Маргери ещё подошла бы, но она же девчонка! Куда уж этим созданиям до нас, мальчишек.
Так что сейчас за звание «Лучший весельчак-какой-то там год» могли побороться только Киллиан и Луриан. Об Иллиаре Лури даже не думал (по крайней мере, пока), потому что тот не выказывал желания пакостить, как Килли. Хотя, если предположить, что они братья, но Илир не такой плаксивый, как Луис, то они очень даже могли бы трепать нервы родителям вместе.
— Слушай, а твой брат тоже поддерживает твои идеи насчет пакостей? — поинтересовался на всякий случай Луриан. Ну, мало ли? Вдруг и он претендует на лучшего пакостника? Хотя сейчас по нему не скажешь.
— Не дадут повеселиться спокойно, — вдруг пробурчал львёнок.
— Это же взрослые. Они все такие, — кивнул, соглашаясь с этим, светлый, и пожал плечами. Обидно, что взрослые не умеют веселиться. Все такие серьёзные, ага. Ну и ладно, нам больше достанется, как говорится.
А Луис и правда сразу к отцу рванулся со слезами. Вот как девчонка, честное слово… Вроде мальчик, ан нет. Ох.
Внезапно Килли отвернулся от Луриана и… пошел к Мирай! Вот чего-чего, а этого светлый ну никак не ожидал. К Мирай? Киллиан? Вот это поворот! И чем такая тихоня ему приглянулась?
Вот и с кем, скажите, теперь веселье устраивать, когда Киллиана зачаровала (ну, блин, а как ещё это можно назвать?) Мирай, а Иллиар к Маргери прилип так, что теперь не отлепишь?
— Какие вы все, оказывается, скучные… — вздохнул про себя львёнок, обречённо глядя на этих двоих. Ведь они — единственные, с кем можно нормально поговорить о наболевшем! Да и то сбежали. И к кому, а? К девчонкам! Нашли, к кому прилипать. Хмпф.
Единственным в мужской (к которой и тянул-то слабо) компании остался Луис, но и тот был рядом с отцом, выплакивался ему в лапу. Так что и с ним не поговоришь.
— Надо бы извиниться… наверное, — Лури оглядел брата и решил, что извинится потом как-нибудь. Если не забудет.
Все снова собрались в путь. Всё-таки конечная точка их путешествия — Север, а не эта река. Поэтому пора выдвигаться дальше.
Так что Луриану пришлось идти в гордом одиночестве, к сожалению. И он поплелся где-то в хвосте, перед отцом, поскольку рядом с Эвальдом, который занимал место командира на данный момент, Луриан идти даже как-то побаивался, хотя тот и выглядел весьма дружелюбным и вел себя так же. Но детёныш ещё не настолько хорошо знает этого льва, чтобы полностью ему доверять. Он не отец, так что пока повременим.
Вскоре он обратил внимание на Атаро, которая радостно неслась к Сури с чем-то. Но потом почему-то расстроилась, Луриан даже сначала не понял почему, но когда узнал, что это был жук, да она ещё и проглотила насекомого… Вот это да!
— Жуков можно есть?! — вот это новость, ага. Луриан ладе диву дался. Так-то он игрался с ними, только и всего, но никогда не думал о том, что букашки съедобные. — Что ж, как только найду жука, попробую, каков он на вкус, — довольно подумал львёнок и усмехнулся, сразу начиная взглядом рыскать по окрестностям, чтобы найти себе хоть какого-нибудь жучка, но все попытки его оказались тщетны. Пришлось идти, повесив моську. Опять. Новоиспеченные друзья перешли на сторону девчонок, жуков нет. Ужас, а не жизнь.

Следующая их локация была гнилая река. Ничего особенного  здесь не было: маленькая речка, крокодилы, лежащие на берегу, к которым зачем-то полезла Атаро, и они её, мягко говоря, послали.
Ну, вот не зря Гарри так живо расписал, что крокодилы — те ещё твари. Теперь Луриан в этом убедился сам и решил, что теперь даже близко к таким грубиянам не подойдёт.
Больше здесь ничего такого с ними не произошло, да и неудивительно. Местность выглядела совсем уж безжизненной, так что и остановка львиной группы не затянулась, и они быстро двинулись дальше.
А дальше на их пути лежали дальние пастбища. И здесь, в общем-то, видок был мрачноват, но что поделать.
Хоть не так давно львиная группа отдыхала, но вскоре Луриан почувствовал жуткую усталость. Ему была просто необходима остановка. Здесь и сейчас. Благо, стало быстро темнеть, и предки решили устроить привал.
— Ну, наконец-то, — облегчённо вздохнул Луриан, поскольку всё это время в гордом одиночестве топал на своих двоих, точнее, на четверых.
Вскоре все сгрудились в кучку, чтобы лечь поспать. И мальчик примостился с той стороны, где были его родители и брат с сестрами, ибо с ними он спал всю жизнь, а с другими только утром познакомился, так что сами всё понимаете. Уснул он быстро, поскольку сильно устал, пока шёл досюда. Так  что сон не заставил себя ждать.
Утром детёныш проснулся от разговоров взрослых о еде.
— Мам. Я есть хочу, — сказал Луриан, поравнявшись с Эликой и посмотрев на неё снизу-вверх. Желудок и правда урчал, и надо было что-то придумать. А этим как раз кстати занялись отцы, Люциан с Эвальдом. Они как раз сейчас решали, нужна ли еда (конечно, блин, что тут раздумывать?) и кому из них всех пойти на охоту. Сошлись на том, что они же на охоту и идут, а потом догоняют остальных. А детям оставалось только ждать, когда папки принесут жратву. Так что ждём.

--------→>> Пологий склон (вдоль Каменных ступеней)

Отредактировано Луриан (15 Июн 2016 17:47:31)

+2

363

Западные берега реки Зимбабве (через Гнилую реку) --------→>>

Луис тыкнулся носом в отцовскую лапу, прижался к ней, пытаясь найти в ней защиту, заботу и успокоение.
Что, собственно, и сделал отец: прижал к себе, не отогнал, а, наоборот, дал время на слёзы. Не задирал, как некоторые, не дразнил, опять же, как некоторые, а прижал к себе и успокоил. Прижался щекой к щеке, и Луис уткнулся теперь отцу в щеку и стал нервно всхлипывать, подёргиваясь от того, что вдоволь наревелся всего за несколько минут.
Сейчас Луи было откровенно плевать на то, что все слышали и видели, как он плачет. Да пусть, не их это собачье дело. Зато, когда вырастет, станет побрутальнее Киллиана, вы не смотрите сейчас на его характер, поскольку Луис — только детёныш, и весь его организм, внутренне и внешне, формируется. Так что мы ещё посмотрим, кто кого на землю валить будет, когда все вырастут.
Через некоторое время, к счастью, Луис начал успокаиваться, но к Люциану всё ещё жался, не в силах отойти от него ни на шаг. Страх, что Киллиан или кто-нибудь ещё может снова напасть на беднягу, очень волновал малыша, а папа, разумеется, не позволит такому случиться повторно, так что лучше не отходить отсюда, пока они не доберутся до места назначения.
Когда львиная группировка отправилась дальше, Луис пошел рядом с папой, боязливо поглядывая на остальных, поскольку они все сейчас казались для львёнка опасностью, от которой он готов был в любой момент дать дёру. Так что, если вдруг кто-нибудь сейчас неожиданно сказал ему «Бу!», Луис бы дёрнулся, как минимум, а, как максимум, удрал бы на всех парах или снова заплакал. Слишком Луис получился ранимым, чувствительным, наивным, впечатлительным… Для мальчика это не то, чтобы плохие качества, но они, скорей, к девчонкам применимы, нежели к парням.
Но что делать… Таким уж «странным» получился этот львёнок. Слишком добрый. Слишком доверчивый. Слишком трусливый. Очень много «слишком».
Вдруг Люц остановился и припал на лапы и даже улыбнулся. Будто мысли прочитал, ну, правда.
Лу, заметив это, остановился, взглянул на отца, улыбнулся ему — ну, а как не улыбнуться, когда отец такой заботливый и вообще? — и забрался к отцу на спину. Теперь ребёнок чувствовал себя в большей безопасности. И теперь, когда Луис забрался повыше, никто из львят не сможет его достать. Теперь можно не бояться. По крайней мере, не так сильно.
С отцовской спины Луис стал рассматривать всё, что мог видеть: траву, небо, тучи, всех, кто шел впереди.
Пап, смотри, — светлый задрал морду, смотря на тучки, собравшиеся на небе, — тучи. Будет дождь, да? — да, твой отец прям знает, будет дождь или нет, ага.
Скоро трава сменилась засушенной землей. Они добрались-таки до гнилой реки. Ландшафт вокруг наводил тоску. Грустно как-то становилось, когда смотришь вокруг: всё такое засушливое, зелени кот наплакал, вода вся мутная, да и крокодилы на берегу валялись. Честно говоря, не очень как-то. Хорошо, что привал надолго не затянулся, и вся львиная компания отправилась дальше.
Следующей точкой на карте были дальние пастбища, к ним-то львиная компания и направлялась в данный момент.
Почти всё время Луис ехал на спине у отца молча, но вдруг тот заговорил:
— Смотри. Орлы. Мне всегда казалось, что они летают так высоко, что могут касаться крыльями солнца.
Эта фраза заинтересовала Луи. Он задрал голову, смотря на птиц, что летали в небе. С земли, с такого расстояния, с какого их рассматривал Лу, не разглядеть всей красоты этих пернатых, но их силуэты на небе показались детёнышу безумно красивыми.
Они правда могут дотронуться до солнца? Оно ведь очень яркое и слепит. Как они могут до него долететь? Это же так близко! — удивлению Луиса не было предела. Ведь с земли до солнца было так далеко, а орлы летали так высоко... что любой невольно поверит в то, что птицы долетают дотуда и могут дотронуться до яркого диска своими перьями. — А ещё оно горячее, ведь так? И... орлы не обжигаются? Совсем ничуть? — ребёнок был так заинтересован этим фактом, ему хотелось больше узнать об этом, так что он даже отвлёкся и забыл о своей истерике на берегах Зимбабве. Это к лучшему.
Вокруг простиралась равнина, казалось, что ей нет конца. Ветер обдувал Луиса, трепал жёлтый хохолок, который успел отрасти за время их путешествия. Да и вообще за время путешествия маленькие двухмесячные комочки превратились в тяжелых львят, которых теперь даже большой маме было тяжело нести. Но, тем не менее, эти львята по-прежнему также уставали, не имея столько же сил, сколько взрослые. Зато теперь увидевший их дважды — в два месяца и сейчас — с трудом мог распознать их, ведь время идёт, дети растут.
Отец вдруг споткнулся. Споткнулся, блин! На ровном месте! Равнина вокруг, а Люц спотыкается. Мастер.
Луис хорошо так подскочил, улетев вверх на полметра на пару мгновений, до жути перепугался, потому что задумался, а тут это. Конечно, любой бы испугался. Неждан. И приземлился, конечно, отцу прямо в гриву, чуть не утонув в ней, пышная же.
Ты не ушибся, папа? — обеспокоенно спросил Луис Люциана. Он волновался за того, несомненно, и хоть сам не на шутку перепугался, все равно первым делом спросил о самочувствии льва. А вдруг папа и правда ушибся? Тогда уже жалеть придется Люца, и они с Луисом поменяются местами.
Нет, ну вы только представьте эту картину: сидит Люциан, здоровый такой, плачет, и рядом с ним маленький Луис, раза в четыре меньше отца, успокаивает его. Умереть не встать просто.
Но, к счастью, всё обошлось, и отец чувствовал себя вполне прилично. Это радовало, ведь Луис тоже сильно беспокоился о своей семье, будь то слабосильная Мирай или груда мышц — его отец. Всё-таки это его семья, которую он любит больше всех.
Наконец-то, долгожданная остановка.
Луис слез с отцовской спины и в благодарность потёрся мордой об отцовскую лапу.
Спасибо, пап. Я люблю тебя.
А затем он побежал к маме. От истерики не осталось и следа, так что выглядел сейчас Луис гораздо веселее, чем на Зимбабве.
Луис устал меньше многих, но всё равно устал. Хотелось спать. Он зевнул и, дождавшись, пока все уляжутся, прижался к теплому животу мамы, чтобы согреться, ведь уже была ночь, стало холоднее, и Луис поэтому дрожал. Но всё равно заснул он быстро, поскольку усталость взяла верх.
Утром он проснулся сразу после того, как отец толкнул его носом, заставляя проснуться. Поскольку Луис чутко спал, любое движение, любой шорох мог разбудить львёнка.
Живот предательски заурчал. Хотелось есть, это правда.
— Мам, я есть хочу.
Да. Я тоже хочу есть, — согласился с Луис с братом и посмотрел на маму. Но маме ведь тоже надо есть, верно? А когда они последний раз ели, а? А? Вот именно. Так что пока придётся подождать.
Отец вместе с Эвальдом как раз обсуждали этот вопрос и решили, что пойдут на охоту именно они, ведь двум самцам легче поймать добычу и притащить остальным, это да.
Так что придётся только надеяться, что охота будет удачной и быстрой, и еда не заставит себя ждать.

--------→>> Пологий склон (вдоль Каменных ступеней)

Отредактировано Луис (16 Июн 2016 00:15:35)

+3

364

Западные берега реки Зимбабве (через Гнилую реку) --------→>>

Нашла коса на камень. То есть распутство кокетство на Маргери. Ну или Маргери на Иллиара… Короче! Детская пародия на влюблённость и отношения подкралась незаметно. На потеху всем взрослым. Ну, кроме Люциана. У папочки от такой картины явно где-то что-то подогревало. Как ещё не погнал Иллиара, да и Киллиана в том числе, от дочерей куда подальше, бурча о том, что понаплодили тут сыновей на его цветочки, - удивительно. Видимо, ход конём, а точнее хвостом, в исполнении Элики сделал своё дело и вполне зашёл за удачный отвлекающий манёвр. Папка упустил момент с возможным вмешательством. Да оно пока не требовалось. Выполнив свою главную функцию – помани, Герри перешла ко второй. Немного позаигрывали и хватит. Малышка пусть и не пыталась избегать общества Иллиара, но намеренно выбивалась немного вперёд, вышагивала размеренно и уверенно, демонстративно обращая вид на разные цветы, птиц, ящериц и прочее, что встречалось им на пути. Это отнюдь не мешало ей периодически поддерживать возможный разговор с Иллиаром. Сиблинги, как и брат с сестрой Иллиара, волновали её… ну, скажем, не больше, чем встреченный на дороге камушек. Пока не споткнёшься об него – и не заметишь даже.
Семейство уходило всё дальше от дома. Окружающим мир временно схлопнулся до размеров одного конкретного детёныша и общая картина меняющегося пейзажа едва занимала Маргери. Она находила себе занятие в другом – в Иллиаре, и вполне себе была довольна этим. Луриан держался от неё на расстоянии, как и Киллиан, что немного не радовать. Хоть какое-то время она спокойно проведёт. Без козней и пакостей брата и его новообретённого товарища.
Пейзаж гнилой реки оставлял желать лучшего. Кто-то из семейства, кажется, это был Гарри, указал на выглядывающее зелёное нечто из воды и объяснил, что вот это и есть те самые страшные и ужасные крокодилы. Маргери не стала подходить ближе, но уделила крокодилам минутку своего драгоценного времени. Она придирчиво осмотрела рептилий и, чуть нахмурившись, заключила:
- Какие-то большие ящерицы. И всего-то? Гарри! Ты сказал, что они ужасные и страшные! А они… - детское возмущение Маргери перекрыло стремление Шелин пообщаться с крокодилами и, как повелось, вытекший из того детальный адрес для любопытной. – Эй! – Герри, будто забыв о предостережении взрослых, сама подошла ближе к зелёным и не ужасным. – Быстро извинился! Она же девочка! Нельзя обижать девочек!
Маргери была настолько уверена в своей правоте, что, наверное, не будь поблизости Элики и Люциана, точно бы совершила увлекательный спуск в неводы желудка крокодила. Мать спохватилась и тут же оттащила своё чадо подальше от опасности, попутно объяснив, что так делать нельзя. Отец ещё хотел добавить, что крокодилы совсем не джентльмены, а мудаки, но за прямой текст мог и от Элики схлопотать, поэтому просто и коротко пояснил, что от крокодилов вежливости не жди.
Герри была возмущена до глубины души, но ничего поделать не могла. Да и короткая остановка успела подойти к концу, и юной принцессе пришлось выдвинуться дальше.
От усталости спасали мама и папа, периодически бравшие детей в зубы, чтобы дать тем отдохнуть. Но и при таком раскладе дорога была довольно долгой и изнурительной, чтобы пришлось сделать ещё одну остановку и на этот раз более продолжительную. Малышка сетовала на общий пыльный вид и уставшие лапы, но в глазах Иллиара тут же попыталась выглядеть более выносливой и не менее капризной, мол, ей такой по плечу и вообще она баба ого-го, а в некоторых местах так и самый животрепещущий АГОНЬ.
Особо любоваться на дальних пастбищах было нечем, да и некогда. Маргери почти сразу оказалась в охапке с сиблингами под боком у отца, а потом и мать пожаловала. Свернувшись под тёплым и мягким животом, защищающим от порывов лёгкого ветра, Герри практически сразу уснула. На новом месте, на удивление, спалось прекрасно. А вот просыпаться совсем не хотелось. Более того, желудок недовольно бурчал, требуя еды. Нахмурившись, с недовольством посмотрев на живот, идущий слабыми волнами недовольства от урчания, Маргери небрежно тронула тот лапой, будто от этого он бы прекратил своим предсмертные голодные стенания. Оглянувшись в поисках еды, малышка, недолго думая, прильнула к Элике. Ждать, пока родители найдут мясо, малышке не хотелось, а тут под боком была вполне себе аппетитная грудь – на первое время перебиться сойдёт.
Вполне себе довольная тем, что желудок всё же больше полон, чем пуст, Маргери пошла следом за матерью, поглядывая в след уходящему отцу. Папа не первый раз уходил за добычей. Пока Элика была беременна, а детёныши после рождения нуждались в её опеке, пропитанием занимался он. Так что малышка привыкла к тому, что папа часто уходил, а потом возвращался с чем-то большим, вкусно пахнущим и таким аппетитным на вид, что сразу хотелось попробовать. Надо было только немного подождать, пока эти двое притащат еду для такого большого семейства, и уж тут им придётся потрудиться, чтобы сыты и довольны оказались в итоге все.

--------→>> Пологий склон (вдоль Каменных ступеней)

+2

365

Западные берега реки Зимбабве (через Гнилую реку) --------→>>

Юный падаван, а если проще – заноза в лице Киллиана Эвальдовича, удовлетворённо ухмыльнулся. Ох, как же ему нравилась эта затея! Это он точно здорово придумал, что решил склонить Мирай на свою сторону шалостей и пакостей! В подобном амплуа она казалась ему ещё более очаровательной и притягательной. Вот только малышу было невдомёк, что серая принцесса может оказаться слишком правильной для него, чтобы покуситься на подобные шалости и выходки с досаждением взрослым. И всё же. Он не терял надежды!
Мирай шла рядом с ним, не отставая, а он намеренно сбавлял шаг каждый раз, когда замечал, что малышка немного сбивается от усталости. Он-то был явно крепче, чем она, хотя и продолжительные переходы, и для него в том числе, были чем-то новым.
- Ну, так как же ты обычно развлекаешься? Как-то по-особенному?
О-о! Он мог бы ей рассказать все-все свои выходки, все свои шалости. И рассказывался бы с утра и до глубокой ночи, а потом снова и снова, как он трепал родителям нервы своими постоянными идеями и их воплощениями на пару с Иллиаром. Да вот только не хотел он сразу раскрывать свои карты. И лучше несколько раз показать, чем тратить время, отведённое веселью, на болтовню. От неё уж точно не будет так весело и живо!
Киллиан загадочно усмехнулся, но на вопрос малышки не ответил. Он вознамерился придумать новую шалость. Самую лучшую из тех, что он делал. Самую-самую мерзопакостную. И чтобы родителям было стыдно!
Дорога с западного берега Зимбабве вынырнула к гнилой реке. Киллиан, наверное, был единственным из всех детёнышей в группе, кто на пейзаж реагировал с восторженным «Вау!» и «Круто!». Он к крокодилам лез с превеликим удовольствием, но не ради возможности познакомиться с зубастыми обитателями реки, а вот подразнить их, оттопырив зад, - это самое оно! Малыш явно не беспокоился о своей безопасности и был на все сто уверен в том, что клацнувшие у самой кисточки хвоста огромные челюсти, не сомкнулись бы у его носа, с учётом того, что к крокодилу он бы так и был повёрнут вот тем самым пушистым и страждущим приключений местом.
- Эй, ты! Да-да.. ты, - грубо окликнул он крокодила, расслышав, как тот отзывается об Атаро. Не то чтобы у Киллиана внезапно проснулось чувство справедливости и дикое желание отомстить за оскорблённую даму, но вставить свои пять копеек он был просто обязан! – Кто тебя научил таким нелепым обзываниям? Мама? – усмехался, резвясь на берегу, Кид.
Если бы не вмешательство подоспевшей вовремя Сури, навряд ли бы он смог избежать участи почесать живот крокодила изнутри, но до последнего Килли отбивался словами и пару раз даже каким-то чудом смог попасть камушком по воде рядом с зелёной и недовольной мордой. На этом, правда, его время шалостей подошло к концу. Да и шалостью, как таковой, Киллиан это не считал.
Всё не то. Всё не так. Он должен был провернуться что-то грандиозное для Мирай! Одному придумывать сложно, а его бывший напарник в лице сиблинга, теперь был излишне занят своей созревающей персиковой пассией, которая с виду больше напоминала какой-то фрукт, а не львёнка. На смену предателю Иллиару в ряды гордых малолетних заноз записался Луриан. Киллиан не знал, насколько этот мальчишка хорош в своём деле, но надеялся, что не ошибся в выборе соратника.
Слушай, а твой брат тоже поддерживает твои идеи насчет пакостей?
Киллиан кивнул.
- Мы раньше с Иллиаром часто что-то проворачивали, но сейчас… - он перевёл взгляд на брата. – Сейчас он слишком занят этой… Как её… Ну вон той мелкой, что на манго похожа, - Кид показал на Маргери лапой. Он посчитал, что нет необходимости в том, чтобы запоминать её имя. Он и имя Луриана вспомнит с трудом, если подскажут. Вот Мирай… Мирай он запомнил.
Дорога до дальних пастбищ выдалась тяжелой. Многие устали настолько, что всё путешествие превратилось в одно сплошное мучение, но Киллиану, несмотря на усталость, спать не хотелось. Столько впечатлений за день.. Разве тут уснёшь? Он бы предпочёл дёрнуть Луриана, чтобы вместе с тем провернуть какую-то шалость, или брата, но что-то не сложилось. Родители тут же начали укладывать всех спать, лишив Киллиана возможности повеселиться от души. Один отец не спал, следил за их покоем, и оттого какое-то время мучился от беспокойного Киллиана, донимающего его то вопросами, то желанием поиграть. Продлилось это недолго, и довольно скоро Киллиан и сам присоединился к рядам спящих детей под боком у Сури.
Проснулся он раньше, чем его успела разбудить Сури. Киллиан будто только и ждал удобного шанса, чтобы с началом нового дня вляпаться в приключения. Многие подавали  голос, затрагивая тему еды. Кид и сам успел проголодаться, но тут-то ему в голову и закралась прекрасная идея!
Он шустро подобрался к Иллиару, растолкал того в бок и заговорческим шепотом посветил того в свой фантастический план:
- А пошли на охоту сами!
Эта идея казалась ему настолько интересной, что он готов был за неё отхватить по самое не балуй от родителей. Но надо же как-то разбавить их общий переход?

--------→>> Пологий склон (вдоль Каменных ступеней)

+2

366

Западные берега реки Зимбабве (через Гнилую реку) --------→>>
Идти совместно с новыми знакомыми стало значительно веселее. Два семейства и ещё одна внезапная попутчица никогда раньше не пресекались, а ведь именно этот факт и делал маршрут таким увлекательным. Львы и львята внимательно присматривались друг другу, делая оптимистичные и не очень выводы из своих наблюдений. Приятных открытий, к счастью, было намного больше. 
Тут ещё выяснилось, что Киллиан целиком и полностью разделяет её восторг по поводу разнообразнейшей флоры и фауны саванны. Сама Мирай, как и прежде, с интересом изучала взглядом обстановку, подмечая вслух то, что казалось ей особенно занимательным. Чаще всего это были какие-то мелкие млекопитающие. Именно эти зверьки казалась серошерстной забавнее прочих элементов окружающего мира. Почему? Да просто на детский взгляд они выглядели гораздо ярче и разнообразнее тех же рептилий с насекомыми. Особенно, когда ты живешь в мире говорящих животных, где каждый подвид обладает собственным социальным устройством и передаёт из поколение в поколение уникальное культурное наследие.   
Заразившись энтузиазмом от Киллиана, Мирай столь же оптимистично комментировала всё происходящее. Пару раз заметно осмелевшая львичка даже пробовала заговорить со случайно встреченными на пути грызунами. Какой-то пузатенький сурикат тут же запаниковал и поспешно скрылся за ближайшим кустарником. Последний наполовину высох из-за недостатка живительной влаги, а потому разглядеть трясущегся от страха зверька труда не составило. Мирай, не оставляя надежду на дружбу с маленьким незнакомцем, осторожно направилась за ним. Медленно, но уверенно приближавшийся хищник с азартно сверкавшими глазами, как нетрудно догадаться, вызвал у несчастного суриката новую волну ужаса, ведь даже самый маленький лев считался естественным врагом подземного народца.
- Знаете, иногда быть царём зверей очень грустно, потому что все разбегаются от тебя наутёк! Ну, кому это может понравиться?- горестно вздохнула Мирай и понуро побрела прочь от перепуганного животного. Признаться, неудовлетворённое любопытство раздосадовало её куда больше, чем реакция малознакомого пушистика.
Но не все обитатели саванны были столь робкими. Среди них периодически встречались совсем уж бесстрашные особи вроде Атаро. Та с легкостью летящего на пламя мотылька метнулась прямиком к иссушенной зноем  реке, где несколько мгновений назад углядела крокодилов. Уж не знаю, почему зубастые громадины показались ей расположенными к диалогу, однако львице они чем-то приглянулись.
- Ээээ… мам! Тут сейчас тётю съедят!- моментально среагировала Мирай. Язык не вполне слушался детёныша, но её реплика прозвучала весьма понятно.
А вот дальнейший ход событий заставил содрогнуться голубоглазую всем телом. На самом краю берега вальяжно устроились Маргери и Киллиан, непринужденно обменивающиеся любезностями с кровожадными рептилиями.
Нахохлившаяся Мирай отступила назад ещё на несколько шагов. Её слова были полны праведным негодованием, хотя казалось, что девочка готова в любой момент разразиться отчаянным плачем. Как её ещё реагировать, когда друзья вот-вот свалятся в пасть хвостатым речным маньякам?
- Вы чем таким занимаетесь, а? Думаете, если вы дети, то кровожадные убийцы  будут с вами сюсюкаться? Реальнее на жизнь нужно смотреть, товарищи! Поберегите себя!
К счастью, взрослые скороспешно избавили серошерстную от необходимости оттаскивать сестрицу и друга от реки.  Мысли и чувства в голове миниатюрной кошечки окончательно запутались. Мирай одновременно разрывала жгучая ненависть к гадким невоспитанным крокодилам и страх за жизнь едва не отправившихся к праотцам детёнышей. Страдальчески закатив глаза, львичка про себя отчитывала шаловливых маленьких экстремалов , своевольно испытывавших судьбу. Радует, что хоть остальные сиблинги не полезла зелёным чудищам в пасть.
- Не бывает добрых крокодилов! Вы хоть понимаете, что у них полностью отсутствуют моральные принципы? Селини, вот, не даст мне соврать. В речку она не полезла, ведь за жизнь не встретила ни одного порядочного аллигатора!  Берите пример с благоразумной львицы,- суховатым тоном рассерженной учительницей отчитывала провинившихся сверстников Мирай.
- Что же, пусть хоть остаток путешествия никто не будет подвергать себя опасности,- подумала маленькая сердобольная душа, которой после очередного нравоучения стало чуточку спокойнее. В силе своего слова всегда была уверенна на все 146 процентов.

До вечера и впрямь обошлось без происшествий. Когда папа объявил о привале, то Мирай испытала скорее радость, чем недовольство.  День был богат на эмоциональные впечатления, но он всё же подошёл к концу. Послушно свернувшись калачиком рядом с сиблингами, серошерстная сонно пожелала всем спокойной ночи и довольно скоро сама отправилась в царство Морфея. Приятные и несколько беспокойные сновидения сменяли друг друга на протяжении всей ночи, пока рассвет не ознаменовал начало нового дня для Мирай.  Истинно диснеевские принцессы всегда просыпаются с первыми лучами солнца, а львичка исключением в этом правиле не была.
Чуть позже братья и сестра открыли заспанные глазки и начали потягиваться. Родители в этот раз довольно быстро проснулись, поскольку на сегодня предстояло переделать массу  взрослых ответственных дел. Казалось, что аромат серьёзности так и витал в свежем утреннем воздухе.
Кто-то заговорил о еде. Мирай и сама почувствовала неприятную пустоту в собственном желудке, когда зашла речь о завтраке.  Оставалось только ждать, пока заботливый папа не принесёт что-нибудь вкусненькое семье.  Ох, как долго тянется время, когда чего-то сильно ждешь! 
--------→>> Пологий склон (вдоль Каменных ступеней)

+1

367

Западные берега реки Зимбабве (через Гнилую реку)----→

Разговоров стало меньше. Первое - Селини не казалась очень важной фигурой, потому никто и не думал с не болтать. Второе - все, так сказать, разбились на группы, а Лини не успела. Третье - Селини сейчас думает о своём, поэтому даже появление летающих слонов её не удивит. Лунная принцесса просто не заметит дива, ибо погрузилась в думы тяжкие, думы страшные.
Да кратко говоря, Лини думала о Севере, о крокодилах  и о жутком гибриде этих понятий - северном крокодиле. Это существо должно было быть похоже на крокодила, только другого цвета. Либо синего, либо серого, либо белого. Мысли роились тучами, но собраться в кучку они, эти мысли, не могли. Ужасно хотелось задать вопрос, касающийся этих противных северных крокодилов, но именно вопрос. Один, а не вопросы. А мыслей было много. Есть ли на Севере крокодилы? Какого они цвета? Они лучше здешних? Те крокодилы похожи на этих крокодилов? А у Северных крокодилов тоже четыре лапы, или, может, шесть? Вопросов много, а сыпать эту кучу на головы взрослых не хотелось... но все вопросы важные, особенно тот, что про лапы. И про цвет. Много вопросов! Мысли роились, и Лини ничего не замечала. Совсем ничего.

Переправа через реку оказалась довольно интересной. Лини наконец увидела настоящих, живых крокодилов! Они оказались довольно большими. Больше, чем лунная принцесса представляла. Куда больше. Близко рассмотреть чудищ не было ни возможности, ни желания. Зелёные существа оказались огромными, с большой пастью и множеством острых зубов. Наверно, даже у львов не бывает столько зубов!.. однако Атаро оказалась смелой и львица храбро ринулась знакомиться с крокодилами. И, надо же, эти зубастые твари разговаривают! Впрочем, крокодил не оказался любезным и злобно щёлкал зубами, так что Лини испугалась за Атаро ещё сильнее. Но взрослой львице удалось быстро удрать от зелёного чудища, правда, в слезах. Отчего-то лунной стало неуютно. Хотелось утешить Атаро, но слов не было. Да и глупо это. Почему?.. Лини не знала, но что-то упрямо твердило - это глупо.
- Да он просто грубиян, - всё-таки вырвалось у лунной. Краем глаза Лини заметила, что Киллиан и Маргери самозабвенно пляшут вокруг зелёных чудищ. Точнее, пляшет один Киллиан, а Маргери высокомерно раздавала нравоучения. Правда, через несколько минут нравоучения раздавала Мирай.
Селини, вот, не даст мне соврать, – услышала Лини и обратилась вся в слух, – В речку она не полезла, ведь за жизнь не встретила ни одного порядочного аллигатора!  Берите пример с благоразумной львицы.
Лини важно поддакнула, ведь не говорить же, что испугалась этих ящеров-переростков, а потом бы сама помчалась внимательно их разглядывать?.. Главное ведь что это маленькое приключение окончилось не плачевно. Хорошо, когда всё хорошо.

Потом Лини изучала пейзаж. И, как выяснилось, ничего интересного. Пастбища оказались более интересными и захватывающими. В первую очередь, там была трава. А где-то внизу были и жучки, червяки и другая живность. Атаро, правда, и тут отличилась, съела жука. А вдруг он был последний в этом месяце!? Впрочем, как вскоре выяснилось, жуков здесь было много, и Лини успешно пнула одного, чёрного, в заросли травы, а другого, блестящего, аккуратно пересадила на лапу и прокатила по пастбищу. Но, кажется, жуку это не очень понравилось, да и на лапе было не очень удобно, поэтому насекомое, жужжа, резко взлетело. Селини сначала хотела поймать блестящего жучка, но потом решила бросить это занятие. И попытаться подкопаться к кому-нибудь ещё. Тот проказник. Интересно, он будет рад услышать о ещё одной находке Лини?.. новый жук блестел ещё ярче. Лунная решила пока не показывать сразу находку, но достаточно громко шептала что-то похожее на «как ярко блестит», «самый лучший жук в мире» и «оно тоже летает! Как бабочка, только жук!». В конце концов, жук, пошевелив усами, улетел, а лунная, радостно пища, ринулась догонять своих. И всё таки... она уже уставала. Лапы гудели от усталости, но играясь, принцесса этого и не заметила.

В конце концов, они устроили привал, мать собрала своих детей в кучку, рядом улеглась Атаро. Сначала Лини пыталась честно уснуть, но ей было не очень-то удобно. Пушистый и мягкий бок мамы - одно, а два мальчугана рядом - другое. Сначала вокруг был какой-то шум, но вскоре и он утих. Лини провалилась в сон, и иногда ей казалось,  что она бежит за огромным ярким жуком, поэтому тихонько пинала всё, что лежало вокруг, но вскоре и этот сон сменился на более спокойный. Ребёнок уснул и не может творить какую-то полную, адскую жуть. Ура! Но, как и все другие дети, утром принцесса проснулась. Над головой она услышала голос Атаро и поспешила ответить:
Утро доброе потому, что ничего плохого ещё не случилось! – объявила львёнок. Взрослые обсуждали вопрос, касающийся еды, так что Лини оставалось только ждать и надеяться на лучшее. Хотя, как показала Атаро, жуки тоже вполне съедобные, так что даже если взрослые ничего не найдут, можно будет схомячить жука!

----→ Пологий склон (вдоль Каменных ступеней)

+1

368

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Внешние Земли » Дальние пастбища