Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Кладбище слонов » Поле костей


Поле костей

Сообщений 301 страница 311 из 311

1

http://s8.uploads.ru/NtzGo.png

Не слишком приятное место... Здесь отвратительно пахнет из-за того, что туши животных, погибших здесь, разлагаются. Гиены быстро пожирают мертвечину, но их усилий мало, чтобы предотвратить вонь. Всюду валяются отдельные кости и целые скелеты.


0

301

— Наил, — окликнул ее тихий по сравнению со всем остальным галдящим кланом голос, но теплый и откуда-то совсем рядом. Она не успела еще и глаз приоткрыть, как почувствовала теплую шкурку Делмара прижимающуюся к ней. Если бы он ее не позвал сначала, она скорее всего перетрусила бы, но его голос Наил узнала сразу. И тут же уткнулась в плечо своего старого друга, словно бы это помогло ей спрятаться подальше ото всех.

Громкие, радостные крики гиен клана пугали ее, но еще больше ее тревожил доносившийся голос Мазего. Шензи, Нур, Банзай, другие члены клана — они все были для нее чужими, если быть откровенным. Да, прошло уже примерно три месяца с тех пор, как их небольшое семейство присоединилось к Шензи, но Наил так ни с кем и не сблизилась, не познакомилась как-то ближе обычного “здравствуйте - до свидания”. И то, ее вежливость чаще встречалась в лучшем случае непониманием и тишиной, и в худшем издевками, так что со временем крокута практически перестала ее проявлять. Кроме как перед матриархом и старшими самками, конечно же.

Мазего же была для нее вторым самым близким существом на земле. Она была ей наставницей, она была ей матерью. Когда-то Наил могла бы сказать, что знает ее так же хорошо, как себя. Но старая шаманка изменилась за время прошедшее с извержения. Сильнее, чем все они. Теперь — это была словно совсем другая самка, которую Наил совершенно не знает, но которая носит шкуру ее любимой наставницы. Это больно. Чуть ли не больнее, чем потеря всего их клана.

Она уловила тихий шепот Делмара, чьи мысли, видимо, шли примерно в том же направлении, что и ее. Не отрывая голову от его плеча, крокута подняла взгляд сначала на толпу скопившихся вокруг гиен. Там, среди них, она легко нашла некогда светлую, теперь несколько посеревшую от пыли и грязи (или, быть может, возраста и стресса?) шкуру Мазего.

— Что? Что мы можем придумать? — тихо выдохнула она, опираясь о плечо Делмара и не сводя глаз с его матери. Она надеялась, что Делмар и правда знал что-то, мог что-то придумать, а не говорил пустые слова, чтобы ее успокоить. Потому что она совершенно не представляла как им быть. И как им жить.

+1

302

После внушительной речи Шензи, по полю костей пронесся гул одобрения. С одной стороны, ничего не было удивительного в том, что клан поддержал своего матриарха, но с другой стороны, неужели все настолько воодушевились, что ни у кого не возникло никаких дополнительных вопросов? Например, подробности, детали, какие-то особенности, хотя бы что-то! Нестись очертя голову навстречу неизвестности и опасности, неужели это разумно? Болэйд не хотела ни кровопролитий, ни сражений, ни тем более никакой осады Плато. Однако, правда была сурова: решительные и безумные планы Шени сбудутся в ближайшее время. Кремовая самка в который раз покосилась на свою покалеченную лапу. Придется ждать восстановления, иначе ни себе, ни другим, она помочь не сможет. Лэй обвела взглядом местность, выискивая знакомые силуэты и лица. Табо, Изок… И другие гиены, недавно пришедшие в Клан.

Взгляд остановился на Мазего. Было двоякое ощущение от поведения старой самки. Буквально некоторое время назад она помогла с лечением перелома, а теперь, стояла в гуще событий и активно поддерживала затею Шензи. «Ей по душе подобное развитие событий?», — Болэйд мысленно выдохнула, поставив в голове галочку, не обсуждать с Мазего вторжение, поскольку у них явно разные взгляды на ситуацию. А ведь Шензи ясно дала понять, что будет с несогласными.

Вскоре, появился Делмар и незамедлительно сел рядом с Наил. Лэй чуть улыбнулась уголками губ, смотря на обоих.

— С возвращением, Делмар, — мягко сказала Лэй, стараясь не нарушить возникшую атмосферу своим голосом, и не слишком привлекая к себе внимание.

Значит, патруль вернулся на Кладбище. Немного подумав, кто ещё был включен в состав, поискала в толпе гиен Кимийю, но самца нигде не было видно. Как Табо или Изока. Возможно, они просто в другой части поля, или за спинами остальных их просто не видно. Болэйд просто хотела удостовериться, что всё в порядке. Кстати, об этом.

— Делмар. Как прошло патрулирование? — снова, аккуратно и ненавязчиво, подала голос кремовая самка.

+3

303

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"74","avatar":"/user/avatars/user74.png","name":"FrolJoker "}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user74.png FrolJoker

Дальнейший порядок отписи: Шензи/Банзай/Эд, Мазего, Делмар, Наил, Болэйд

● Игроки, чьи персонажи НЕ упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

304

Офф

Все действия обговорены

Растянув пасть в зловещей ухмылке, Шензи выжидающе сверлила глазами едва ли не каждую морду своих подопечных, насколько ей хватало обзора. И пусть только попробуют отреагировать не так, как ей нужно - она лично готова сомкнуть челюсти горле того трусливого дерьма, которому вдруг придется не по нраву ее, бл*дь, решение! Сбоку от крокуты воодушевленно рявкнул Банзай, поддерживаемый полубезумным смехом Эда, тем самым лишь подкрепив серьезность намерений главной самки. Всеобщая оторопь, вызванная столь неожиданным и вместе с тем размашистым протестом против львов (да что там протестом - целой войной!) довольно быстро прошла, уступив место оживленному ликованию и неистовому хохоту гиен. Что ими двигало - желание ли надрать обнаглевшим котам их жирные жопы или же банальный страх перед зубами матриарха - Шензи волновало мало, ей достаточно было знать, что подданные последуют за ней, несмотря ни на что, даже на предстоящие потери. Они слишком ослабли, сидя на своем Кладбище и безропотно подлизывая Скару и его гнусной семейке.

Кое-как различив вопрос Ухуру среди затихающего гула остальных сородичей, крокута неспешно подтянулась к старухе, волоча за собой гыгыкающих прихвостней в лице Эда и Банзая. Смерив внимательным, несколько задумчивым взглядом пожилую падальщицу, Шензи почти по-щенячьи беззаботно оскалилась, словно Ухуру предложила ей в салочки сыграть, а не осведомилась о навыках клановых гербалистов: - Не думаю, что у нас здесь даже о существовании одуванчиков знают! - она размашисто мотнула башкой, взъерошивая свою мокрую челку, после чего смачно фыркнула, уже значительно посерьезнев. - Если ты еще не собираешься рассыпаться в песок, можешь сама этим заняться. Разузнай, кто вообще способен отличать травы хотя бы внешне, если понадобится - научи, как надо их использовать. Ты и во-он та старуха, - крокута кивнула в сторону Мазего, которую давно заприметила в отдалении. Уж слишком светлой была ее шкура на фоне остальных падальщиков, - кажется, она тоже шарит в цветках.

- Да-да, пронюхайте те земли, которые не достались Эду, - нахально хохотнул Банзай, пихнув локтем в бок своего немого товарища, намекая на его отдельные патрулирования, пока они с Шензи таскали свои задницы по плато.  - Как там, говорите, лечить надо? Так? - высунув свой толстый длинный язык, самец смачно обслюнявил всклоченную холку Эда, намеренно пройдясь тому против шерсти. Весь передернувшись от неприятных ощущений, второй крокут тотчас же обиженно клацнул зубами, не достав до округлого уха Банзая каких то жалких пару сантиметров.

- Заткнитесь, дебилы! - осаждающе рявкнула Шензи, которой меньше всего на свете хотелось наблюдать за разборками своих личных стражей. Благо, парочка гиен довольно быстро угомонилась, продолжив лишь изредка обмениваться глумливым рычанием и демонстративными щелчками челюстей. Матриарх вновь оглядела своим внимательным взглядом Ухуру, словно бы прикидывала в уме, успеет ли та хотя бы выполнить поручение или лучше сразу передать его кому-то еще, помоложе. "Пусть рискнет," - наконец, решила крокута, после чего пошла дальше вдоль своих владений, обогнув большую берцовую кость. Гиены с тихими смешками расступались перед предводительницей и ее свитой: кто-то с уважением, а кто-то - без особой охоты, с приглушенным неудовольствием. Шензи это совершенно не заботило. Она держала курс прямо к группе молодых гиен, которые появились в клане совсем недавно и сейчас, как ей показалось, испытывали явное смятение после суровой речи главной крокуты.

- Какие-то проблемы, щеночки? - довольно миролюбиво начала она, подсаживаясь поближе к Наил, тем самым нечаянно призаткнув отчет молодого самца о его патрулировании. - Что вы это здесь все забились? Сомневаетесь в чем-то? Зря. Нам давно нужно показать всему кошачьему дерьму, кто настоящий хозяин саванны! Верно говорю? - широко осклабившись, она повернулась к своим подручным, и те согласно кивнули, готовые хоть сейчас бежать драться со львами. - Не беспокойтесь, наш каждый шаг будет тщательно продуман… если, конечно, никто из вас не проболтается Скару, - разом насупив брови, Шензи многозначительно щёлкнула пастью. - Молчание - наше спасение. Да и ваше тоже, - и матриарх, с чувством выполненного долга, подняла пятнистую задницу с места, чтобы вместе со своими верными пажами покинуть место собрания. Ей было необходимо обо всем как следует поразмыслить.

>>>таймскип на неделю

Отредактировано Шензи, Банзай и Эд (29 Сен 2019 20:13:29)

+4

305

Страшный гогот, пробиравший до самых костей, разносился по Слоновьему кладбищу. Казалось, дребезжали даже черепа. Не только те, что лежали на земле, но и те, что были облицованы плотью. Мазего чувствовала, как трясётся и её череп. Но не от дикого смеха - ржать как умалишённая, упиваясь яростью и собственным превосходством, Мазего считала ниже своего достоинства. Её дряхлый рот сошёлся в усмешке – усмешке, куда более страшной, чем истерический хохот соклановцев всех вместе взятых. Глаза шамана были подёрнуты туманом и пылали синем пламенем - старуха пророчила будущее этого клана. Её взгляд смотрел сквозь беснующуюся толпу, сквозь хохочущих до умалишения гиен, сквозь войну со львами и дни кровопролития, в то время, когда придёт расцвет пятнистого пристанища. Медленной и величественной поступью грядёт расцвет и величие клана! И эта вакханалия, это беснование, творящееся вокруг, лишь предопределение, предвидение о грядущем торжестве! О грядущей эпохе! Ро’Каш выбрала сильнейшую из своих дочерей. Великая Мать пророчит великое будущее своим детям. Мазего не сомневалась, она ещё поживёт в светлые деньки. Она отбросит в сторону собственную старость и ползущую где-то рядом смерть и пойдёт вперёд, за избранницей Ро’Каш, славя великого матриарха и светлое будущее, что она несёт с собой. О да, старуха ещё увидит светлые дни и не в своих видениях, а воочию, вживую!

Шензи! – когда гиены, наконец, выдохлись и им перестало хватать воздуха для дикого хохота, до ушей Мазего донесся негромкий, но настойчивый старушечий голос. Выйдя из пророческого предвидения, серая крокута обратила взор на его обладательницу - гиену по имени Ухуру, древнюю самку, которую даже Мазего может назвать старухой. Встретившись взглядом с ней, шаманка позволила себе легко усмехнуться. У всех великих сего мира важно было лишь одно дело – перегрызть кому-нибудь глотку. А невеликие старцы, ведающие это, как, например, Ухуру или сама Мазего, должны были печься о сохранности глотки своего «великого». Ухуру могла не знать выбора Великой Матери, но Мазего точно знала, что проведение касается всех, а старики – как самые близкие к нему – неосознанно следуют за проведением, даже если они этого не замечают. Серая гиена про себя отметила, что стоит просветить старуху, что это проведение её ведёт по правильному пути, а не какое-нибудь мимолётное желание позаботится о соклановцах.

Разузнай, кто вообще способен отличать травы хотя бы внешне, если понадобится - научи, как надо их использовать. Ты и во-он та старуха, – Мазего убрала усмешку с морды, едва Шензи обратилась в её сторону, – кажется, она тоже шарит в цветках.

Старуха пристально смотрела на матриарха. В её блёклых серых глазах вдруг ярко отразилось удивление и даже… неверие. Не сказать, что гордость старой шаманки была задета, значит, просто плюнуть и промолчать. Это был как удар в спину. Тягучее осознание, что для избранницы Ро’Каш Мазего лишь «вон та старуха, которая, кажется, тоже шарит в цветках», клещами тянуло старую крокуту к земле. Лапы напоминали натянутые до предела струны, а голова, точно наполнилась камнями, сильнее и сильнее клонясь вниз. Хотя казалось бы, куда сильнее горбиться! Мазего сопротивлялась как могла, выуживая из своей дряхлой туши все силы, чтобы держаться с достоинством перед матриархом и сбродом, называвшимся её подчинёнными. Впрочем, плевать на всех – она стояла перед матриархом! Перед самой избранницей Ро’Каш! Она даже не помнила, когда успела встать на негнущиеся лапы. Мазего чувствовала, что была накалена до предела, однако продолжала держаться величественно и хладнокровно – только глаза её сурово взирали на отвернувшегося матриарха. Что ж, Шензи пока не видит особой ценности в старом шамане. И это было виной самого старого шамана. Ей ещё предстоит завоевать уважение матриарха. И она его завоюет. Чего бы ей этого не стоило. Не сводя сурового взгляда со спины Шензи, серая крокута медленно приблизилась к Ухуру.

Едва ли найдется пара гиен, знающих, как отличить мелиссу от мяты, – глухо и резко начала она, – А запасы далеко не бесконечные. Если, конечно, кто-то хочет лечиться верой и молитвой – пожалуйста. Ро’Каш всегда готова принять своих потомков обратно. На тот свет.

Взгляд Мазего, словно намагниченный, следовал за Шензи, не отвлекаясь вообще ни на что. Когда матриарх подсела к каким-то гиенам, старуха вдруг часто-часто заморгала, будто опомнившись от транса, и пристально вгляделась в светлые шкуры этих самых гиен. Мазего прищурилась. Рассудок будто бы помутнился после таких сильных эмоций. Она ведь их знала и знала давно, но отчего-то их имена были скрыты за туманной дымкой. Которая очень сильно раздражала. На крокутах сейчас висели ярлыки – сын и ученица. И если ученица у Мазего была всего одна и её имя гиена смогла выудить из своей памяти - Наил – то вот сын… Сыновей-то у неё было несколько. И как назло, их морды друг за другом плавали перед глазами, никак не желая чётко сказать, как кого зовут. Старуха сердито дёрнула головой. Надоели! Прыгают, скачут перед мордой, ржут, что есть мочи, а толку совершенно никакого! Но то, что она никак не могла вспомнить имя сына, совершенно не значило, что она не упрётся в него и Наил тяжёлым красноречивым взглядом, так и говорящим: «Только попробуйте что-нибудь вытворить перед матриархом! Держитесь достойно! Не позорьтесь!» И чем больше говорила Шензи, тем тяжелее становился взгляд Мазего. Они – единственные выжившие после катастрофы! Они не должны срамиться перед матриархом! Они должны держать своё лицо перед самой избранницей Ро’Каш!

Лишь только Шензи покинула поле, Мазего поникла головой до самой земли, и её нос упёрся в тушку антилопы, лежащую перед ней. Желудок тут же протяжно взвыл, напоминая о голоде, и старуха с чувством вцепилась в мясо, насыщаясь кровью, полившейся ей прямо на язык. Она и думать забыла о еде, когда в поле зрения появилась Шензи. Она будто и не чувствовала голода, когда славила вместе со всеми матриарха. Желудок свело только после её ухода. Будто понимая вместе со своей хозяйкой, кто сейчас держал перед ним речь. Мазего резким движением оторвала кусок мяса, и принялась чинно его пережёвывать, смотря куда-то поверх голов соклановцев, будто видя их светлое социалистическое будущее. И то, что она там видела, было действительно прекрасно. Война была лишь шагом, который гиены запросто преодолят, сплотившись под предводительством Шензи. А уж о том, чтобы многие из присутствующих дожили до светлого будущего, Мазего позаботится. Наконец, утолив голод, старуха перевела более-менее осмысленный взгляд на Ухуру, сидевшую рядом:

Пошли. Нам предстоит послужить клану.

Проходя мимо сына и ученицы, Мазего остановилась и упёрлась в них бессмысленным взглядом, всё также тщетно пытаясь выудить из памяти имя. Раздражённо рыкнув, старуха грозно нависла над крокутами, глядя на них грозно и исподлобья:

Вам была оказана большая честь от избранной Великой матерью! Не посрамите её!

Мазего направилась в свой облюбованный слоновий череп, не оборачиваясь и не реагируя больше ни на что. Она должна послужить великому клану…

–>таймскип на неделю–>Вершина плато

Отредактировано Мазего (7 Ноя 2019 01:33:06)

+5

306

Эв, конечно, в разных ситуациях в своей жизни бывала... но такого позора она еще не испытывала ни разу!

Дал же бог такие широкие плечи, и что она вообще здесь забыла... обошла бы стороной это... чертово... ух! Самка на пару мгновений нервозно застыла в столь неудобной, скрюченной позе, оттопырив одно косматое ухо, мрачно прислушиваясь к низкому гиеньему гоготку доносящемуся откуда-то из туманных глубин. - "Черт," - мрачно встрепенулась самка, вновь с удвоенной силой принявшись ворочаться и царапаться, в тщетных, бестолковых попытках вырваться из "костяного плена". Чтоб вас... Ей отчаянно не хотелось бы закончить приключение всей ее жизни вот так, оказавшись сожратой пятнистыми падальщиками. Не то чтобы Эвелин боялась и откровенно паниковала... но вполне здраво оценивала ситуацию и свое незавидное положение в ней... Вряд ли она сможет отмахаться задними лапами от стаи голодных гиен.

За сими мрачными мыслями красношкурая далеко не сразу услышала легкие, тихие шаги у себя за спиной. Более мягкие и осторожные... и гадать не пришлось - наверняка это тот светлошкурый тип, о которого она "споткнулась" на пригорке и благодаря кому (собственную неуклюжесть в расчет не берем) она оказалась в ловушке ребер давно сдохшего травоядного.  Гиены бы топотали на весь каньон... И чего он там сзади ходит? Чего ему надо? Воительница осторожно приподняла голову, переносицей упираясь в один выступ обглоданного позвонка прямо перед собой, и как смогла скосила глаза назад, медленно приподняв верхнюю губу и обнажив крупные, глянцевые клыки. Наверное, если Деметрий сунул свою холеную шаманскую мордаху чууууть-чуть поближе, громко взрыкнувшая и дернувшаяся всем телом самка, при этом хищно вздыбив свой косматый загривок, откусила бы ему добрую половину мочки любопытного носа! И в отличии от незнакомца, молодая "палладинша" не особо то лучилась добротой, явно всем своим нежным, впечатлительным девичьим сердцем желая влепить веселому и участливому смачную оплеуху. Так ничего и не ответив  натуральному голубоглазому блондинчику, лишь глухо, невнятно огрызнувшись на его нарочитую обеспокоенность, вредно махнув кисточкой хвоста, рыжая бдительно "следила" затылком за действиями притворно вздыхающего шамана, теперь уже не спеша так громко и отчаянно дергаться в своем капкане, дабы ну... не провоцировать этого чудного типа, на какие-то немирные действия. Немного посидев в такой позе сложившись вдвое, самка аккуратно опустилась на землю, вцепившись когтями в потрескавшуюся каменистую почву и поджав хвост, всем своим видом демонстрируя сдержанное раздражение и явное нежелание "дружить"с чужаком... и тем более слушать его... это он так радовался за ее бедственное положение, или сочувствовал?!

Коротко, презрительно фыркнув, Эвелин еще раз аккуратно подергала головой, на этот раз попытавшись развернуть череп боком, выворачивая поцарапанную морду и обтирая подбородком выбеленные временем слоновьи кости. Не очень то это ей помогло... Еще раз оглушительно чихнув и звучно шмыгнув на все кладбище, Эва с шипением скосила глаза на заметно увеличившуюся шишку у нее на лбу. Вот жеж... Сдув сноса прилипшее к кончику растрепанное воронье перо, несчастная пленница вновь с ворчанием завозилась, на этот раз великодушно плюнув на вероятного каннибала-насильника или кем там может быть этот сомнительный тип с приторной улыбкой, и уперлась задними ногами в импровизированную клетку, широко расставив лапы. Главное выбраться, а уж с этим любителем прогулок по звериному кладбищу она как-нибудь потом разберется...

- Уф... чтоб тебя, - глухо выругалась вконец измотанная, только получившая с десяток новых шишек, синяков, ссадин и царапин львица, вновь обессиленно обмякнув, шлепнув пятую точку на пыльный жесткий "ковер" из камней и сухих кореньев. А ее белобрысый наблюдатель так и не думал уходить - его шкура все еще маячила в поле зрения Эвы, наворачивая вокруг нее круги, точно кровожадная мохнатая акула. И чего привязался?

- Слушай, приятель, - не выдержав, хрипло  обратилась к самцу красная, проследив взглядом за его плавным передвижением из стороны в сторону. Сложно разглядеть сквозь эти импровизированные прутья, но самец очень был похож на эдакое седовласое приведение, которое живет тут, на кладбище, кушает заблудившихся путников. Очень болтливое привидение, между прочим... - Ты долго тут маячить передо мной будешь? Ужина что ли дожидаешься? Ты или помоги, или ступай отсюда подобру поздорову, пока я самостоятельно не выбралась на свободу. Как бы тебя самого гиены не сожрали, - ворчливо отвернулась от внимательно слушающего ее льва Эвелин, вновь с кряхтением дернувшись из-за всех сил назад.

Как ее все это задолбало, кто бы знал!

Отредактировано Эвелин (11 Окт 2019 10:56:25)

+1

307

Отчаяние в голосе Наил угнетало его еще больше, чем пламенные крики матери в поддержку нового патриарха. К поехавшей крышечке Мазего крокут уже привык. Не смирился, нет, как с этим можно смириться. Но привык. А вот, чтобы его ближайшая подруга сдалась, Делмар совсем не хотел. Во-первых, он искренне верил, что все наладится, что они исправят все хоть как-то. Ну а вторая причина была несколько эгоистичной: он не хотел оставаться один в своей борьбе за счастье. Мама его уже покинула, пускай и не по своей воле, так что за Наил он будет держаться всеми лапами.

— Пока не знаю, что конкретно, — серьезно ответил он на вопрос. — Но опускать лапы я не собираюсь. И тебе не дам.

Их тихие переговоры прервал голос самки, который принадлежал Болэйд. Самец повернул к ней голову и улыбнулся: она внушала доверие и располагала к себе намного больше, чем те, кто жил здесь давно. Делмар старался держаться рядом с ее группой. То ли потому что они были более доброжелательны к ним, то ли потому что тоже были новичками. В любом случае, светлой самке и ее спутникам Делмар доверял, старался по возможности делиться планами. Поэтому ее вопрос застал его врасплох.

— Да… — замешкался он. — Нормально, патруль как патруль.

Выглядело неубедительно. Ну не любит Делмар врать, да и не особо умеет. Была надежда лишь на то, что плохо знающая его Болэйд не заподозрит никакого подвоха. А вот Наил, которая прекрасно различала все тоны голоса друга, просто не могла не заметить. Он не стал скашивать на нее взгляд, и так знал, что та задаст потом вопросы. Главное не при других. Делмар и так собирался ей все рассказать, но только ей. Он обещал молчать, и смолчит, чего бы ему это ни стоило. Вопросов, впрочем, не последовало, потому что матриарх направлялась к ним.

Если честно, Шензи пугала крокута. Резкая, грубая, беспардонная, она так сильно отличалась от его мамы в лучшие его годы, да и вообще от представлений о том, каким должен быть лидер. Он встал, когда самка подошла к ним, инстинктивно загораживая Наил боком, и отрицательно замотал головой на вопрос Шензи. Отвечать ничего не стал: все равно его слова ничего не значат для нее.

Сразу после того, как матриарх отошла от светлошкурой троицы, перед ними предстала Мазего. Взгляд ее был привычно затуманен, она была такой дряхлой, такой… нестабильной, что ли. Любящее сердце Мара снова сжалось от боли. Он так надеялся, что где-то там, внутри, его мама, настоящая мама, жива. Но он лишь видел не узнающий его взгляд и слышал довольно отстраненные призывы верности. Делмар лишь опустил голову, стараясь не показать, насколько ему сейчас плохо. Прошлого не вернуть, но настоящее просто невыносимо.

------------------------------→ таймскип на неделю

+3

308

Наил уткнулась в шею Делмару. Она слышала его слова, но совершенно не знала как реагировать. Она верила ему, когда он говорил, что придумает что-то. И, может, он действительно сможет что-то придумать. Он сообразительней нее. Но ей все равно было ой как страшненько. И было только страшнее от следующих слов крокута.

Наил отстранилась, непонимающе уставившись на Делмара. Казалось бы, слова сами должны быть самые обычные, даже наоборот, успокаивающие. Все как обычно, все спокойно в патруле, несмотря на переполох, который устроили в самом сердце клана. Но Наил знает его всю свою жизнь. Ее уши, всегда чутко ловящие каждое его слово, были хорошо знакомы со всеми его интонациями. И сейчас…

Он… Он соврал!

Мурашки пробежали по спине крокуты. Что же там случилось в том патруле, что честный, добродушный Делмар стал врать.

Неприятный голос матриарха внезапно раздался прямо за спиной Наил, так что та дернулась от неожиданности. Шензи фамильярно подкатила прямо к их маленькой группке гиен, сев почти плечом к плечу крокуты, хоть Делмар и попытался как-то загородить свою подругу от явно пугавшей ее гиены. Наил смущенно переминалась с ноги на ногу, то поднимая глаза на лыбящуюся морду матриарха, то быстро отводя взгляд куда-то на землю. Шензи говорила громко, ее движения были расслабленные, можно даже сказать развязные, само ее присутствие, казалось, висело над Наил тяжелой тучей, вызывая у нее желание сбежать подальше, куда-нибудь, где нет никого и ничего. Ее верная свита из Банзая и Эда лишь усугубляла эффект, который матриарх имела на молодую крокуту. Она лишь дергано покивала головой, в неком подобие согласия и понимания, легонько покапывая землю под собственными лапами, пытаясь как-то отвлечься. Каковы шансы, что ее небольшой нервный тик заставит землю под ней провалиться? Было бы очень кстати. Прожигающий взгляд Мазего она даже и не заметила.

К счастью, до этого не дошло, и матриарх уже скоро ушла, оставив после себя лишь неприятный осадок и наставление. Не говорить ничего Скару. Сейчас Наил, наверное, вообще ничего из себя не выдавила бы. Даже каких-то слов утешения по отношению к поникшему Делмару.

----→>> Таймскип

+1

309

В том, как Шензи не спеша подтягивалась к Ухуру, чувствовалась вся власть матриарха. Не торопясь, степенно переставляя лапы, гиена будто лениво двигалась в сторону одного из самых старых (если не самого) членов клана. Гордая, несгибаемая, чувствующая свою власть. Ухуру было неприятно не только это и не только то, как матриарх смерила её долгим, задумчивым взглядом, оскалившись после этого. Сами слова, то, как они были произнесены – практически всё вызывало у старой самки раздражение и отвращение.

Если ты ещё не собираешься рассыпаться в песок, можешь сама этим заняться, – одна только Ро’Каш знает, как Ухуру смогла себя сдержать после этих слов и не вздыбить загривок.

Когда-то давно, когда она не прожила ещё и половину своей нынешней жизни, некоторые из сородичей относились к ней так же. Без уважения, с презрением, смотря свысока. Оно было и не удивительно, ведь на тот момент по сравнению с большей частью клана, Ухуру была едва ли не щенком, на чьих губах ещё не обсохло молоко матери. Но чем старше она становилась, тем больше завоёвывала уважение – вначале с помощью своих действий, а затем, чуть позже, и в силу возраста. Она помнила, с каким уважением и почтением гиены всегда относились к самым старым из них, уже отслужившим своё – ведь старики, наполненные огромным жизненным опытом, всегда были намного мудрее молодых, к ним всегда можно было обратиться за советом и помощью… Ухуру всю свою долгую жизнь считала, что однажды и она станет такой – всё ещё полезной клану, пользующейся уважением.

На деле же – пожалуйста. «Если ты ещё не собираешься рассыпаться в песок»… Эта фраза была произнесена так, будто самка вновь стала бесполезным щенком, никак не влияющим на жизнь клана. Конечно, она уже не обладала той силой, скоростью и острыми клыками, и всё же…

Как угодно тебе будет, Шензи, – тем не менее спокойно, никак не выдавая свои истинных чувств, ответила самка, склонив свою голову перед матриархом. О, она уже давно научилась держать свои мысли и эмоции внутри, никак не выдавая себя.

С появившимися в клане новичками Ухуру почти никак не контактировала, проводя последние недели в компании Эда, а потому, стоило Мазего подойти к ней, старая самка невольно вскинула брови, оглядев свою товарку. И вот она-то – «вон та старуха»? Да, конечно, эта крокута горбилась, имела морщины на морде (если таким человеческим термином можно было назвать складки её кожи), а глаза её были подёрнуты пеленой потихоньку наступающей слепоты, но всё же… Всё же пахло от неё не старухой, вот-вот готовой лечь в землю. Она явно была моложе Ухуру, правда, старая самка не смогла бы сказать, насколько именно – год, два или пять лет. Что же такого было в её жизни, что в свои годы она выглядела старее, чем она, Ухуру, сама? Может, жизнь в клане Шензи и не была такой ужасной, как ей казалось?..

Едва ли найдётся пара гиен, знающих, как отличить мелиссу от мяты, – Ухуру, до сих пор во все свои удивлённые глаза глядящая на Мазего и не отводящая от неё взгляда, помотала головой, будто стряхивая с себя оковы оцепенения, и согласно покивала головой. Да, в травах их сородичи разбирались так себе. Чего уж там, сама старуха могла перепутать мелиссу и мяту! Чего вслух она произносить, конечно, не стала. С другой стороны, в отличие от остальных членов клана Ухуру хотя бы точно знала самые основные и важные травы: базилик, адиантум, маи-шасу, костерост, валерьяну.

Взгляд Мазего, пока она говорила, не отрываясь следовал за Шензи, которая, оставив крокут в обществе друг друга, уже направилась к группе молодых новичков, и было в этом взгляде что-то такое… Что-то, чего Ухуру так и не смогла понять. Осознала только, что эта самка не так проста, как могло показаться при первом тесном знакомстве.

Пошли. Нам предстоит послужить клану, – вместе с шаманкой подкрепившись остатками мяса, Ухуру, будто щенок, последовала следом за Мазего. Судя по всему – в её собственную пещеру (простите, череп), в котором, очевидно, хранились запасы трав: их необходимо было разобрать и позже пополнить.

Это дети твои? – поинтересовалась самка по пути, спрашивая о тех гиенах, с которыми разговаривала Шензи, а позже с жуткой настойчивостью обратилась и сама Мазего. Обе гиены своим окрасом были похожи на шаманку, а к кому ещё можно было обращаться подобным образом, если не к детям?

---------------

>>> Небесное плато >>> Вершина плато >>>

Отредактировано Ухуру (25 Окт 2019 20:02:40)

+2

310

Ох, как грубо, — негромко пробормотал Дем себе под нос, отчасти растерянно клипнув своими голубыми глазёнками в ответ на низкое рычание незнакомки. Внешне он действительно казался сбитым с толку столь... неприязненной реакцией на свою улыбчивую персону — ни дать, ни взять милый деревенский дурачок, уязвленный в самое сердце! Я к вам со всей искренностью, а вы-ыы! На самом же деле, вынужденная грубость Эвелин ни капельки его не затронула, ведь чего-то подобного лев от нее и ожидал. Разве что, не в такой дерзкой и прямолинейной манере. Экая важная птица, поглядите-ка! В вашем ли положении да так выпендриваться, а, сударыня? — Не из-за чего так злиться. Я ведь как раз и пытаюсь вам помочь, — вкрадчиво молвил самец, в очередной раз обходя стороной напряженный "тыл" Эвелин, благоразумно держась на безопасном расстоянии от ее задних лап и хвоста. Не хотелось бы мимоходом получить грязной кисточкой по носу, а то и вовсе опробовать чужие когти на вкус и остроту! И так понятно, что будет больно и невкусно. — А если вы слегка понизите свой прелестный голосок и будете чуть поменьше скрипеть костями, вполне возможно, что упомянутые гиены не явятся сюда в скором времени, капая голодной слюной себе под лапы... — он чуть прифыркнул, остановившись с противоположного бока от Эвы и с легким прищуром оглядывая древний, сто лет как иссохший скелет — теперь уже, получается, с той стороны, где некогда располагалась увесистая слоновья задница.

Пока он был занят своим делом, на выгнутый дугой позвоночник мертвого исполина с гулким, недовольным карком опустился Корвус — сел и все с тем же нахохленным видом сложил крылья за спиной, донельзя кисло наблюдая за действиями своего хозяина. Кажется, происходящее нравилось ему еще в меньшей степени, чем бедняге Эвелин, если такое вообще было возможно. Зато сам Дем вполне так бодро расхаживал туда-сюда, оценивающе примериваясь и что-то там увлеченно высчитывая у себя в голове, уже фактически не вслушиваясь, что ему рычала или говорила его новая знакомая — да пускай себе огрызается сколько влезет, ему-то что? На самом деле, львица даже не подозревала, что сейчас, буквально, решается ее дальнейшая судьба в этом мире. Насколько крепким был этот скелет? Была ли у Дема возможность быстро и относительно бесшумно извлечь несчастную из этой импровизированной ловушки? Чем это было чревато для самого Деметрия? А в чем была бы его выгода? В общем, вопросов скопилась уйма, и лев пока что не торопился перейти от слов к делу, предпочтя как следует все обдумать. Разумеется, он не собирался зависать здесь аж до самого утра, рискуя собственной шкурой — мыслительный процесс шел относительно быстро, и очень хорошо, что Эв прислушалась к его замечанию и перестала так громко возиться промеж толстых костяных "прутьев", лишь временами негромко порыкивая из глубин своей мрачной темницы, когда Дем, по ее мнению, совался чересчур уж близко к ее незащищенному тылу. Ну... на самом деле, ей относительно повезло: не будь это место в самом центре гиеньих владений, а скелет — чуть более свежим и, как следствие, неразрушимым, светлогривый, скорее всего, воздержался бы от помощи, решив понаблюдать со стороны за ее долгим и, вне всяких сомнений, мучительным угасанием от голода и жажды — ну а что, это и вправду было интересно! Деметрию было весьма любопытно узнать, каковы пределы выживания здорового львиного организма. Вполне возможно, это знание здорово пригодилось бы ему в дальнейшей практике... Или, если бы где-нибудь поблизости все-таки нарисовалась парочка голодных гиеньих тушек, он бы тоже предпочел убраться отсюда подобру-поздорову, без малейшего зазрения совести оставив Эвелин на растерзание падальщикам. Но, несмотря на все свои сомнительные причуды, этот самец был столь же доброжелателен, сколь и жестокосердечен — вот такое вот удивительное противоречие. Так что, тщательно взвесив все "за" и "против", Дем все-таки решил помочь незнакомке, осознанно закрыв глаза на ее резкость. Просто потому что он мог это сделать.

Хммм, — еще разок обойдя насупленно притихшую львицу, Дем вдруг без предупреждения поднялся на задние лапы и уперся передними в одно из тесно зажавших Эвелин ребер, попытавшись аккуратно расшатать его своим немаленьким весом. Да... пожалуй, это должно было сработать. — Потерпи, — успокаивающе мурлыкнул Дем тихонько взрыкнувшей под ним самке, как-то совершенно ненавязчиво перейдя на с ней "ты". — А еще лучше — подсоби немного. Попробуй надавить на эту кость со своей стороны, если это возможно. Думаю, что вдвоем мы сможем чуть-чуть сдвинуть ее с места, и тогда у тебя будет больше пространства для маневра. Может и высвободишься... если повезет, — убедившись, что Эвелин услышала и приняла к сведению его просьбу, Дем удовлетворенно хмыкнул и вновь с силой надавил лапами на тихонько поскрипывающее ребро... которое немедля отозвалось долгим, протяжным скрежетом, эхом разнесшимся по всей округе. Некромаг тотчас затих, ослабив давление и чутко прислушиваясь; наблюдавший за его действиями Корвус насмешливо каркнул со своего насеста, явно по достоинству оценив сию непредвиденную сложность.

+1

311

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"94","avatar":"/user/avatars/user94.png","name":"Hatty_Hattington"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user94.png Hatty_Hattington

Молодому льву сильно хотелось выбраться поскорее с этого места, притом не столько из-за того, что ему приходится тут и там встречать кости слонов, сколько из-за того, что тут бродят стаи гиен. Объяснить, что он вообще здесь забыл, льву бы никогда не удалось. А даже если бы и удалось, то вряд ли бы поверили. И наверняка бы вломили промеж ушей. Нет, лев хотел сохранить свою песчаного цвета шкуру целой, а поэтому должен был выбраться отсюда как можно скорее, поэтому он и старался быстро и бесшумно пойти по более-менее знакомой дороге, которая его сюда привела. И торопился он еще сильнее, ведь он четко видел, как довольно большая группа гиен начала свой путь в его сторону. Да, шли они медленно, но если он сейчас не уйдет с их пути куда-нибудь подальше, то будут неприятности.

Так бы возможно он и шел, если не наткнулся на странную пару незнакомцев. Похоже львица застряла промеж костей одного из ушедших из жизни слонов, а второй лев... Вроде как ей помогал. По крайней мере пытался помочь, стараясь подвинуть одно из ребер своим весом. Каким образом это произошло, наблюдавший за этой сценой лев абсолютно не понимал. Кто вообще в своем уме полезет в столь узкое пространство? Посмотрев за этой спасательной операцией, лев, почесав свою рыжую гриву, решил им немного помочь. Ведь если та группа гиен, что шла позади, наткнется на них, то они точно покойники. Так что для очистки своей совести он хотел хотя бы их предупредить. А если будет нужна помощь в том, чтобы вытащить самку, то он, несомненно поможет, даже может покажет им свой путь отхода: в конце концов сейчас они все вместе должны быть в одном положении, правильно? Все они на чужой территории, на которую им по хорошему нельзя приходить. Найдут одного - начнут искать всех, и тогда точно проблем не оберешься.

Лев, продолжая наблюдать за этой парочкой своими алыми глазками, аккуратно подошел в их поле зрения, но находясь на достаточно большом расстоянии, чтобы в случае чего убежать наутек: вдруг эти львы не особо дружелюбные. "Песочный" понимал, что поднимать шум ему нельзя, но в то же время ему надо дополнительно привлечь внимание. Он взял ближайший камушек и еле слышно постучал им по одной из косточек рядом. Затем, он отпустил его и, не сводя взгляда, широко улыбнулся и начал махать лапой, приветствуя незнакомцев.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Кладбище слонов » Поле костей