Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Джунгли


Джунгли

Сообщений 871 страница 884 из 884

1

http://s1.uploads.ru/i/S/J/T/SJTMb.png

Вблизи гор растет немало деревьев и кустарников. В этих зарослях частенько укрываются хищники, подстерегающие добычу. Также здесь можно встретить крупных травоядных, множество диковинных птиц и рептилий.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и "+1" к скрытности и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Манго (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Склоны гор
Холмы
Высохшее русло

0

871

Пятнистая еще раз с улыбкой окинула подругу взглядом.
Агааа, спас ее Урс. Теперь, когда Хазира назвала имя самца, Пат узнала и запах, и вспомнила самого льва. Это тот белый, здоровенный тип, который пару раз приходил в пещеру и оставлял полукровке поесть. Собственно, именно поэтому она и запомнила его доброту.
— Ух тыыыыыы, — с положенным в таком случае восхищением протянула она, наконец, отстраняясь от подруги, хотя ей этого вовсе не хотелось.
Прежде Пат никогда не была особо ласковой. Поскольку матери она не знала, а приемная семья не особо баловала полукровку, считая, что она сыта и ухожена — стало быть, хватит с нее. В прайде Муфасы было немного лучше, хотя по-настоящему близких, дружеских отношений не было ни с кем…
Ну а Брен, понятное дело, не приветствовал обнимашки. Наверно, пятнистая здорово удивилась, если бы он вдруг обнял ее или сказал что-то ласковое. Так что, лишь обзаведясь собственными детьми, полукровка начала понимать, как это бывает. Уж ее-то детям хватало и любви, и обнимашек — порой она, кажется, перебарщивала. В раннем детстве, конечно, они не протестовали, но теперь, когда подросли, начали выдираться из материнских объятий, устремляясь к другим, более важным делам: лужам, палкам и мышиным шкуркам.
И все же это, кажется, был первый раз, когда Пат так откровенно стискивала подругу в объятиях.
Не удержавшись, она еще пару раз боднула ту в плечо и расплылась в радостной улыбке. Кажется, дети тоже были рады, хотя их дела явно были поинтереснее: поприветствовав Хазиру, все немедленно вернулись к своим занятиям. Пятнистая подозрительно присмотрелась к жуку, которого теребила Шарра, но, убедившись, что ничего опасного в нем нет, отвернулась.
Заметив, что у подруги шерсть встала дыбом при воспоминании о случившемся, Пат поспешила ее утешить.
— Уже все кончилось. Все хорошо, — с жаром заверила она Хазиру.
И с готовностью вновь обратила свое внимание на ногу бородавочника. Та казалась довольно свежей, а пахло от нее… ммммм! Правда, запахи Урса и Хазиры тоже были свежи, и из груди Пат невольно вырвался еще один короткий завистливый вздох. Кажется, подруга, несмотря на пережитую опасность, была счастлива — а полукровка была этому рада. Да и завидовала она по-хорошему, надеясь, что у парочки все сложится. Нет, уже сложилось.
Но как же ей тоже хотелось чего-то подобного!.. Все, что до сих пор знала Пат об отношениях, было так странно и так непохоже на то, что она теперь видела! Весь небольшой опыт полукровки можно было смело выбрасывать в мусор.
А где же набраться нового? Пятнистая мысленно перебрала всех незанятых самцов прайда и чуточку погрустнела. Да и захочет ли кто-то связывать свою жизнь с самкой, пока у нее еще не подросли дети от прошлого партнера?..
Но это, конечно, не убавило ей аппетита. Склонившись над ногой, она впилась клыками в самую мясистую часть, с наслаждением жуя первый кусок. Вот вернется Мисава — и наступит очередь Пат идти на охоту. Приятно ведь не только есть свежее мясо, но и самостоятельно добыть его перед этим...

+1

872

Обнимашки!
Хазира никогда не думала, что объятья подруги могут быть настолько приятными и успокаивающими. Тихо муркнув в ответ, она сгробастала Пат в свои объятья, как подростка. Да, размером самки отличались, и сейчас эта разница была видна как никогда, хотя и обнимались они не долго. Львица потупила взгляд, услышав восхищенное: "Ух-ты" от подруги. От нее не укрылся шумный вздох Пат и Хазира прекрасно понимала, что полукровка и так без слов догадалась, о том, что последовало за удачным спасением кошки.
- Ну... я... да... - неумело попыталась оправдаться Хазира, не зная как сказать о том, что между ними произошло, и стоит ли вообще об этом говорить. С одной стороны, ей хотелось рассказать об Урсе, похвастать, так сказать. Но с другой не хотелось вгонять Пат в еще большее расстройство. Завистливые вздохи не могли скрыться от Хазиры, как и ее беспокойство по поводу похищения, от Пат. А ведь Хазира знала, как протекали ее с Бреном отношения и еще тогда пыталась убедить полукровку что бывает все по другому... Бывает же.
- Да, я знаю, но... - ответила она невпопад на слова полукровки о том, что все уже кончилось и вздохнув, ткнулась в ее плечо носом, а затем отстранилась, стараясь не мешать той есть - все же у нее не было времени поохотится, в отличии от Хазиры, свежее мясо, пусть и с налипшими листиками и веточками, наверно было ей в радость. К тому же дети тоже изъявили желание что-нибудь поесть, а золотошкурая даже не думала о том, чем их кормить. Впрочем, мысли ее сейчас занимали не дети.
- Знаешь, я иногда думаю о том, как все могло закончится, и эти мысли не дают мне покоя. - тихо сказала она, сев поближе к полукровке и прижавшись к ее беку своим: - Не то чтобы я боюсь, но... иногда, когда я иду по джунглям одна, страх накатывает на меня волной и я ничего не могу с собой поделать. - она замолчала, сделав паузу и оглядываясь по сторонам. Взгляд ее невольно пал на Шина и она снова потупила взор, устыдившись своего первоначального поведения: - Так и хочется спрятаться в куст, как маленькой львенке. И я не знаю, как перебороть себя в такие мгновенья.
Она замолчала, подумав об Урсе, и о том, как ей с ним легко и безопасно. Как хорошо, когда рядом есть плечо самца, сильного и надежного, готового защитить или утешить, приласкать, помочь. Если не делом то словом. А у Пат этого не было. Не от того ли она, Хазира, здесь? Львице от чего то вспомнилась Мисава, мрачная и одинокая, не подпускавшая к себе никого. Сейчас ей захотелось пойти, найти матерую и спросить, от чего та одна? Вроде, еще весьма популярная среди самцов львица. Неужели одной легче и лучше, чем в компании с львом, который может быть не только поддержкой в трудную минуту, но и другом, как ни странно.
Решив, что когда Пат вернется в пещеру, она обязательно найдет Мисаву. Вот только Хазира была не уверена, что наберется смелости спросить ее о прошлом, предложить рассказать ей, по сути не такой уж знакомой самке, о том, что же с ней, матерой, произошло. От чего она такая? Ну... такая, какая есть? Неужели у нее в жизни было так же как у Пат? Неожиданно она вспомнила про полукровку, и про то, что сказал ей и попыталась успокоить подругу:
- Ладно, не бери в голову. Я справлюсь.

0

873

И почему ему сегодня так не везет?

Он видел, что папа смотрел на него. Видел, как Фаер одобрительно улыбнулся. И, к счастью для малыша, отвернулся ровно в тот момент, когда детеныш летел прямо на Рокко. К сожалению, в этот раз он снова не долетел и плюхнулся прямо в мягкую постилку.

- Да что такое! - Выругался юный воин. Может быть, он вовсе не был таким воином, каким хотел быть? Может, он вовсе ни на что не способен, делая только вид, что он сильный и отважный? На долю секунды Эйкен уже начал сомневаться в своих способностях, но лишь ровно до того момента, пока Хикару не присоединился к общей игре. Серый комок шерсти плюхнулся на львенка, не спрашивая даже разрешения и не предупреждая ни о чем, отчего лунный сын даже не успел как-нибудь отреагировать. Ухо котенка тут же подверглось жуткому нападению брата и было сию минуту же обслюнявлено.

- Зачее-е-е-ем? - Недовольно протянул львенок, упираясь лапами в грудь маленького самца и пытаясь стряхнуть его. Понимая, что это так просто не выйдет, львенок тихо зарычал и уцепился острыми зубками в шею брата. Не больно, конечно, но так, чтобы Хикару не чувствовал себя супер-крутым и сильным. Эйкен тоже умеет защищаться! Он тоже ОГО-ГО!

- А можно я с вами? - Спросил Рокко, уже бывший его партнером по спаррингу минутой ранее.

- Не спрашивай, атакуй! - Пискляво скомандовал старший принц, но почему-то каких-либо действий со стороны Рокко не последовало. А все дело было в подошедшем Кортелисе, который его отвлек. Старшие львята Фаера были тайными эталонами для Эйкена, потому что казались ему сейчас большими и сильными, и принц мечтал вырасти таким же. Особенно он уважал Кортелиса, как самого взрослого из всей собравшейся малышни.

- Нет, Корти, я еще не откусил ему ухо в отместку! - Пожаловался Эйкен, когда брат лапой мягко снял Хикару с Эйкена.

Вы ещё не устали? - Спросил кудрявый с улыбкой.

- Мы только начали! - Гордо заявил львенок, выпятив грудь, но на деле он тоже хотел есть и был бы сейчас совсем не против лечь рядом с мамой и уснуть в ее мягких объятиях. Рокко тоже вспомнил о ней.

- Она сказала, что пойдет за нами следом, я сам у нее спрашивал, - озадаченно ответил львенок на вопрос брата и перевел взгляд на Кортелиса.

- Эй, а может быть устроим поиски мамы? Ведь в этих джунглях полно опасности! Кто знает, может ей нужна наша помощь? - Воодушевленно предложил малыш, подрыгивая хвостом. Это была замечательная идея, прекрасный квест и веселое занятие для всех малышей (во всяком случае, так думал сам Эйк), - все вместе! Кто за?

Львенок перевел взгляд на старшего сиблинга.

- Ты пойдешь с нами, Корти?

Отредактировано Эйкен (1 Фев 2017 12:46:30)

+2

874

Еда была свежей. Мясо успело остыть; должно быть, бородавочника убили уже несколько часов назад, но все равно он был умопомрачительно вкусный, и даже жесткие волокна ничуть не смущали самку, с наслаждением и страстью впивавшуюся в плоть клыками.
Даже львята, заинтересовавшись, на некоторое время оставили свои занятия и подошли, чтобы понюхать, чем же там занимается их мать. Львица добродушно обнюхала их. Нога, конечно, не была больной, но и особо голодными все они не были, так что на легкий перекус им вполне хватит.
Но сперва она закончит есть! Прежде, пока львята были совсем маленькими, пятнистая частенько уступала им лучшие куски, стремясь, чтобы они быстрее росли и набирались сил. Теперь же, когда они превратились из кругленьких колобков в длиннолапых увальней (особенно Шу — тот был настоящим здоровяком), они уже могли немного потерпеть, ожидая своей очереди. Вместо того, чтобы сразу же подпустить детей к мясу, Пат весьма невежливо показала им спину, вернее, задницу, отвернувшись и с рычанием продолжая терзать уже окровавленную и изрядно покусанную ногу.
Впрочем, она уже почти насытилась. Еще несколько укусов, глубоких, чтобы выдрать кусок мяса, — и полукровка вздернула покрывшуюся кровью морду, оборачиваясь к детенышам и кивая им на ногу. Те не заставили себя ждать, мигом набросившись на ногу, рыча и пытаясь вырвать ее друг у друга. Пат им не препятствовала: пусть себе забавляются. Обглодают до кости, а заодно и наиграются. Что может быть лучше? Шарра, конечно же, уже принялась подражать матери — она потешно хмурила брови, рыча и в этот момент очень напоминая миниатюрную копию своего отца, тем более, что и уши у нее были точно такие же. Правда, в отличие от Брена, львенка не была ни злобной, ни равнодушной к другим — хотя пятнистая порой всматривалась в дочь, затаив дыхание и ища в ней все новые и новые черты сходства с отцом, ей вскоре стало понятно, что Шарра совершенно другая, добрая, хоть и резковатая порой. А уж Брет и вовсе не напоминает отца, даже внешне — если бы не имя, которое Пат дала в память о нем, и не поймешь ничего.
Мысли львицы, впрочем, уже были далеки от Брена. Хазире вновь требовалась поддержка, и пятнистая с готовностью снова прильнула к подруге, прижимаясь к ней боком и потираясь щекой о ее щеку.
— Тогда... не ходи одна, ладно? — отчаянно пытаясь придумать хоть что-то, что может помочь Хазире справиться с переживаниями, проговорила полукровка, — по крайней мере, пока снова не почувствуешь себя нормально. Хочешь, я тебя провожу потом? В пещеру или куда захочешь. Пусть-ка чужаки попробуют справиться с нами, когда мы вдвоем.
Хотя голос самки звучал нарочито легкомысленно, внутри нее все сжималось от тревоги. Одна только мысль о том, что кто-то посторонний может угрожать ее детенышами, приводила Пат в ярость. Она переглянулась с шакалом: тот, кажется, слышал весь их разговор, но смущенным от этого совершенно не выглядел. Обеспокоенным тоже. Это немного успокаивало пятнистую: она знала, что у Яшмы обоняние получше, чем у любого из львов прайда, так что если он спокоен — волноваться не о чем.

+1

875

Наблюдая за тем, что делает Пат, Хазира не стала мешать. Если та решила, что  для начала полакомиться мясом сама, то это ее право и указывать ей львица не станет. Золотошкурая не знала, как стоит поступать в этих случаях, да и сама себя пока на месте Пат представить не могла. Как это, вот так, чтоб она, да еще и с львятами? Это же столько возни? Никакой тебе охоты, никакого тебе Урса к середине дня, когда охотится слишком жарко, или после заката, когда охотится уже поздно. Да еще и этот чудовищный живот, с которым придется ходить уйму времени. А если он растянется, и так и останется? Львица украдкой поглядела на живот Пат. Тот выглядел весьма подтянутым и симпатичным. Ну, может быть и растянулся слегка, но не заметно же! Сиськи, вроде, тоже.
Львица все боялась, что когда у нее появятся дети, то оттянут ей их так, как это бывает у матерых львиц, которые вырастили уже не одно поколение малышей, но, с Пат все было в порядке, по крайней мере с виду, а потому Хазира резонно решила что и у нее не возникнет каких либо проблем с ее красотой. Ну, по крайней мере, в первый раз. В мыслях он попыталась успокоить себя тем, что к старости конечно, все равно все оттянется и растянется, и вообще, шерсть начнет покрываться сединой, да и силы будут не те. Но это же только к старости! А сколько до нее еще? Дождить бы.
Между тем, ее подруга, покончившая с ногой, и оставившая ее на потеху детям, прильнула к ней боком. Будто бы она боялась, что Хазиру могут похитить прямо отсюда, у нее из под носа. Конечно, то что она говорила, было смешно и Хазира прекрасно понимала, что вдвоем они тоже не справятся со львами что когда-то напали на нее. Но все же ее забота придавала львице некую толику уверенности и спокойствия, будто бы и правда, полукровка могла ее защитить от чего-то кроме тоски и одиночества. 
- Спасибо. - робко ответила она, потершись подбородком о макушку головы Пат, и наблюдая за тем, как дети полукровки возятся с ногой: - Я вообще хотела тебя навестить и сама в пещеру проводить, когда погуляете - призналась львица, немного помедлив и слегка нахмурив брови. Она приобняла Пат, прижимая к себе и негромко прошептав:
- Знаешь, я бы хотела поговорить с Мисавой. - она склонилась чуть ниже, к уху полукровки, продолжив разговор, будто бы боялась, что ее планы кто-то услышит и всем выдаст: - Меня беспокоит то что она одна все время и... знаешь, ведь я сначала к ней скептически отнеслась, не общалась с ней, а она как узнала что меня схватили, так тут же побежала за помощью. - Хазира замолчала, сделав паузу и обдумывая сказанное только что, не зная, как закончить свою мысль.
- Стыдно... - больше ничего на ум не пришло и львица замолчала, едва заметно поглаживая подругу по пятнистой спине. Возникла короткая пауза, которую она не хотела нарушать, сидя в обнимку с Пат. Убедившись, что с ней все в порядке, золотошкурая теперь рвалась туда, на холмы, где наверно искала добычу матерая. Но как уйти вот так вот, неожиданно? Она попыталась отогнать от себя мысли о Мисаве, но возвращалась к матерой и к тому что между ними произошло, снова и снова.

0

876

Шу мотылялся вокруг Шарры и её находки. То через плечо ей заглянет, то морду между лап просунет, чтобы поближе разглядеть добычу сестры. Но ведь она не лыком шита и так просто не даст братцу стащить её игрушку, раз уж он свою прошляпил. Мгновенно обидевшись, Шумадан боднул юную львицу головой в плечо и жук, воспользовавшись отвлеченным вниманием страшных чудовищ, убрался восвояси. И остались львята опять без развлечения. Обида у бурого львёнка, впрочем, долго не продлилась и уже скоро он перевел внимание на Шина. Но лев, который без сомнений полюбился мальцу с первых слов, исчез в гуще зеленой листвы, забрав с собой Джани и Дживу. Ну вот и что за напасть у него такая, постоянно терять все свои развлечения. Шумадан обеспокоенно оглянулся на Пат и вновь расцвел самой настоящей непосредственной детской улыбкой.

К маме, как заметил он позже, явилась другая, светлошкурая львица. Она пахла странно. Настолько странно, что львёнок несколько раз чесал нос тыльной стороной лапы, а потом и вовсе раскатисто чихнул. Вернее, звучало оно как самое настоящее котёночье "птьху", но Шу тут же навострил уши, считая изданный им звук достаточно грозным, чтобы в случае чего ринуться защищать маму от пахучей незнакомки и несомненно победить. Хотя львица была настроена весьма дружелюбно. Малой не особенно вслушивался в их диалог, он лишь следил за интонациями, улавливая то радостные, то взволнованные и испуганные нотки. И сам при этом начинал волноваться. Хвост за его спиной начал ходить ходуном ровно до той поры, пока не успокоилась сама Хазира. Львенок хотел было познакомиться с гостьей поближе, но отчего-то смущался и не знал, с какой стороны подойти к ней. Хотя она начала сама с любимой части Шу.

Она предложила маме огромный (конечно, с точки зрения Шу это был просто невероятный) кусок мяса, а она в свою очередь дала отмашку малькам. Шумадан даже в своём возрасте не подавал особых признаков бойца, он скорее был тюфячком. Но ровно до той поры, пока дело не касалось еды. Стоило ему почуять вкусное мясо, как пасть его наполнилась слюной и не с первого раза открылась - настолько густой и липкой она была. Рванув с места, наперегонки с сиблингами, львенок вцепился в самую мясистую часть ноги. И не важно, что она была местами покрыта грязью, она по-прежнему была чертовски вкусной. Короткие еще зубы Шу точили ухваченный им кусок с таким усердием, которому позавидует промышленная мясорубка. Он неприлично чавкал и помявкивал после каждого глотка, время от времени поглядывая на брата с сестрой. Им, кажется, еда понравилась не меньше.

Прошло немало времени по мнению Шу, пока он не отвалился от "добычи", рухнув на спину. Теперь он больше напоминал пушистый шарик, с приклеенными к нему головой, лапами и хвостом. Последним он, кстати, активно помахивал, громко и довольно мурча:

Вкуууууусно. Спасибо, тётя... — от прежней стеснительности не осталось и следа и он теперь таращился своими голубыми глазёнками прямо на Хазиру, — а как вас зовут?

И лапкой подёргивает от удовольствия.

---→ Пять камней

Отредактировано Шу (26 Июн 2017 21:17:35)

+1

877

Львица пожала плечами, стараясь казаться беспечной. День еще был в самом разгаре, и сейчас, когда поблизости был Шин, а где-то на холмах — Рагнарек, полукровка чувствовала себя защищенной настолько, насколько это вообще было возможно. Это было так странно... прежде она почти всегда боялась — неважно чего. Чего-нибудь. Гиен, неудачной охоты, недружелюбно настроенных самцов, чужаков и далее по списку, который можно было продолжать до бесконечности. Общение с Бреном тоже не принесло особого облегчения, но тут хотя бы все было понятно: рядом с ним, кроме него, больше ничего и никого можно было не бояться.
И, как ни странно, именно тот факт, что Хазира благополучно вернулась из такой, казалось бы, безнадежной ситуации, придавал пятнистой уверенности в себе и в прайде.
Вот бы еще самца найти такого же, как у подруги. Большого, пушистого, заботливого — вон как Хазира светится, стоит ей только о нем заговорить. И чтобы, конечно, не напоминал Брена — ничем. После шокирующего опыта первых отношений Пат только сейчас начала задумываться о том, что когда-нибудь у нее, возможно, будет еще самец, и новое потомство. Когда-нибудь — но не сейчас, может быть, через год или еще позже. Сейчас ее львята еще малы, и им нужна забота.
Те, кстати, уже нетерпеливо переминались с лапы на лапу, ожидая, когда их допустят к мясу, и на время забыв об играх. Бросились так, что муть не сбили мать с лап. Пихались боками и лапами, Шарра даже урчала, подражая взрослым львам, но дело обходилось без потасовок: Пат этого не терпела, и уж среди детворы она, всегда робкая и застенчивая, порядок навести могла.
— Вообще, я пока не собиралась возвращаться в пещеру, — довольно легкомысленно отмахнулась она, возвращаясь к прерванной беседе, — по крайней мере, до вечера. Сейчас дети поедят — и пойдем на холмы. Мисава вроде бы тоже где-то там, может быть, вместе попробуем ее найти? — самка тактично обошла стороной тему стыда; да и Мисава, наверно, будет в шоке, если Хазира, вечно общавшаяся с матерой с легким холодком в голосе, вдруг полезет с извинениями — хотя польщена будет, наверно, невероятно.
— Думаю, любой из нас в подобной ситуации поступил бы также, — наконец, нашла она подходящие слова.
Хотя голос ее был не слишком уверенным: сама полукровка, увидев кучу чужих здоровенных самцов, возможно, забилась бы в самую глухую чащу этак на пару недель, чтобы заодно и ее не утащили.
Она с усмешкой перевела взгляд на наевшихся детей. Шарра и Шу напоминали раздувшихся клопиков — у них заметно округлились животы, и теперь они валялись, бесстыже их демонстрируя, похожие друг на друга настолько, что их легко можно было принять за родных брата и сестру. Брет выглядел немного поприличнее, по крайней мере, все еще держался на лапах, хотя живот округлился и у него. Любо-дорого посмотреть. Дети откормленные, сытые, довольные жизнью. И уже совсем привыкли к тому, что их окружают не стены пещеры, а постоянно изменяющийся и полный загадок лес.
Теперь им предстоит удивиться снова — когда они увидят холмы.
— Ну что. Теперь прогуляемся? — она негромко рассмеялась, видя, с какой неохотой львята поднимаются на лапы, еще слишком сытые, чтобы куда-то идти.
---→ Пять камней

Отредактировано Пат (6 Июн 2017 14:23:55)

0

878

- Не собиралась? - удивилась Хазира в ответ на слова полукровки о том, что так решила гулять со своим потомством до вечера. Но, похоже, Пат не беспокоили те опасности, которые мерещились златошкурой на каждом шагу и она решила провести этот день вне логова, в полной мере наслаждаясь хорошей погодой и некоторой свободой перемещения. Действительно. Сидеть все время в пещере наверно, невероятно скучно. Ладно бы еще спать в объятьях любимого, но дети же не дадут! что-ж, в какой-то мере планы Пат были львице на лапу и если они вместе дойдут до холмов, и встретят там Мисаву, то может быть пока они с матерой болтают, Пат выкроит время для охоты? почему бы и нет? Дети Хазире не помешают, она же не с любовными речами собиралась к Мисаве лезть. Хотя, зная матерую, было бы впору. Хорошая могла бы получиться парочка, жаль только, наслаждаться друг дружкой в кустах, будет непросто. Хазира тряхнула головой, поглядев по сторонам, вцепив среди зелени силуэт Шина, который корректно не лез к ним, отсиживаясь в сторонке, затем вернувшись взором к детям, что терзали принесенный ей подарок.
- Да, наверно, ты права. - улыбнувшись, ответила, наконец, она, осторожно потрепав по головке маленького львенка, который завалившись на спину, болтал в воздухе лапками и похоже, уже примерялся к кисточке ее хвоста, которая замерла в непозволительной близости от его лапок: - Я - Хазира, подруга твоей мамы. - негромко представилась она, чуть подавшись вперед, и слегка поджимая лапы, чтоб опуститься ниже, к львенку. Свой хвост с соблазнительной черной кисточкой на хвосте она убрала куда подальше. Нет уж, рано ему еще ее за хвост тискать. Вот года через два... Хотя, тоже нет. Пат не поймет, а Урс не простит.
- Ну, а тебя как зовут, маленький бесстрашный воин? - улыбаясь спросила она, с нежностью покосившись на подругу, и как бы говоря: "Какие они у тебя все же милые". Львята тем временем нехотя, поднимались на лапы, готовясь к новому путешествию, которое предложила их мама. Не нужно было уметь читать мысли - львица догадывалась, что сейчас начнутся просьбы их понести.
"Мама я устал. Мама, давай останемся здесь..." - нет, нет, Хазире это было не знакомо, но у нее были куда более зрелые подруги в прайде, и она, общаясь с ними, имела некий опыт в обращении с детьми. Наверно, по молодости именно это и повлияло на то, что львица в первых рядах изучила противозачаточные травы. Вспоминая, как много она их потребляла в свое время, она думала о том, не повлияло ли это на то, что у нее сейчас нет львят. Урс ее пользовал при любой возможности и Хазира со счета сбилась, сколько уже раз они успевали насладиться друг другом в разных местах. Да что там! Загривок едва успевал заживать, о чем она вспоминала с некоторой долей смущения, чувсвуя как слегка подрагивают мышцы на внутренней стороне бедер, только от одного воспоминания о том, как аккуратно, властно и сильно смыкаются на загривке его зубы. А вот травы она при этом принимала не всегда. Так неужели... Кошка слегка нахмурилась, пропустив вопрос о прогулке, от чего возникла короткая, неловкая пауза.
- Да, наверно, ты права. - наконец, невпопад, ответила златошкурая на  фразу о том, что так как поступила Мисава, сделал бы каждый. Хазира не раз успела задать себе тот же вопрос, и в итоге, пришла к тому, что тоже помогла бы ей. Наверно, и тому льву, что домогался ее в прайде, помогла бы, если бы увидела тогда, что он тонет. Но, увы... Все по другому сложилось.
- Я готова. А мы дойдем? Они же еще такие маленькие. - кивнула на львят Хазира, встав на лапы и оглядываясь, бросив куда более теплый взгляд на Шина, который стоял поодаль. Не то, лев не хотел уходить, а влезать в разговор не решался, не то, решил по охранять их. В любом случае, лишним его присутствие не было - в конце концов они с Пат не Урса обсуждали, или самцов которые были в прайде. Ах, как же ей хотелось похвастаться... Но делать это с Пат она не хотела, зная, как той тяжело. Вот, с Мисавой, которая в своей жизни сменила явно не одного самца, можно было - та точно оценит. А полукровку Хазире было мучить стыдно. Ей ли не знать, как иногда самкам хочется? Так зачем об этом лишний раз пат напоминать?
- Шин, мы уходим. Ты с нами идешь? - громко спросила она, так, чтоб самец гарантированно услышал. Тот зашелестев листвой вроде бы что-то ответил, но львица не смогла понять что. Да и говорил ли вообще? На всякий случай она так же громко сказала: - Хорошо! - а потом добавила уже тише, коснувшись лапы Пат, своей лапой: - Я пойду впереди, медленно. Если дети устанут, то крикни, что-нибудь придумаем. - она подмигнула полукровке и отодвинув лапой ветки кустов медленно пошла вперед. Да, как же, скажет она прямо при детях что согласна их нести. Мы же все знаем, чем это кончается?

--- Холмы.

0

879

Шу так и путался под ногами. Шарра увлеченно ловила жука, стараясь одновременно избежать его челюстей, способных чувствительно цапнуть, и по возможности не дать ему возможности уйти или зацепиться за нее лапками. Они оказались неожиданно сильными, цепкими, ощущение, с которым жук перебирал ими по шкуре львенки, было неприятным. Ей было брезгливо и интересно одновременно — и немножко страшно. Подбив насекомое лапой, Шарра приготовилась прыгнуть сверху, но перекрывшая ей обзор морда брата не позволила этого сделать. Досадливо мяукнув, рыжая скакнула в сторону и с сожалением обнаружила, что ее добыча бесследно пропало. Только жужжание и было слышно; спустя минуту затихло и оно.
Зато в джунглях вовсю пели птицы, и это явно были не Джани и Дживу, за которых ей бы влетело. Нет, птицы были совершенно чужие, и хотя юная львица не видела их, она вполне могла догадаться по звуку, где именно они находятся.
Очень высоко — поняла она спустя несколько минут, когда, подкравшись к дереву, попыталась вскарабкаться на него и даже взобралась на уровень морды взрослого льва. Вот только дерево все еще не кончалось, оно было толстым и высоким, а птиц не было видно — только слышно. Вдобавок взгляд матери вдруг стал не на шутку обеспокоенным, и Шарра, хоть и испытывала немалое искушение, все же предпочла аккуратно, задом, сползти на твердую землю.
Впрочем, львята быстро нашли себе другое развлечение — пожирать глазами мать, раз уж пожрать мясо она позволила не сразу. Обычно все было немного по-другому, Пат подсовывала малышне лучшие куски, и тот факт, что, повернувшись к ним задницей, она чуть ли не впервые за это время сперва торопливо насыщалась сама, удивил рыжую до крайности. Она даже придирчиво осмотрела мать с головы до лап: а ну как ее подменили? Нет, пятна все на месте... Впрочем, наелась полукровка довольно быстро, а затем, отойдя в сторону, дала детям знак, что и они могут приступить к еде.
Тут уж они не заставили себя ждать, все трое. Бросились со всех ног, пихая друг друга в попытке добраться до особо вкусных кусочков. Они, впрочем, все были одинаковые — но ведь кусочек, который почти исчез в пасти другого льва, всегда кажется более привлекательным. Шарра даже попыталась было затеять потасовку, но вовремя опомнилась. Она не была злой — просто чересчур активной и азартной; в ее планы вовсе не входило отобрать всю еду у братьев — разве что только показать им, что это она, Шарра, тут самая крупная и сильная. Жаль только, что Северина с ними сегодня не было. С ним всегда интересно драться, он сильный и никогда не отказывается от дружеской возни. Шу по сравнению с ним слишком добрый, и порой даже неудобно как-то его бить — слишком уж беззащитным он выглядит, когда обижается. А Брет мельче, чем Шарра, тоже как-то нехорошо с ним драться.
А еще мать обязательно заметит, а ей очень не нравится, когда детвора дерется из-за еды, пусть и в шутку.
— Ну что. Теперь прогуляемся? — с улыбкой предложила Пат, когда львята, наконец, наелись и улеглись отдыхать.
Даже странно, что особого энтузиазма они не проявили. Рыжая вяло шевельнула хвостом, сперва надеясь отказаться, но затем упрямство перевесило, и она поднялась на лапы, готовая следовать за матерью.

---→ Холмы

0

880

Фаер по праву считал себя хорошим конунгом, он заботился о прайде и о всех тех, кто жил в сфере его влияния. Его волновала судьба травоядных, естественно, не так сильно, как жителей прайда, но все таки... Некоторое время понаблюдав за игрой своих детей, он решил, что стоит пообщаться со старшими стадов (на или как они там себя называют) и предупредить их о чуме. Лев точно знал, что многие травоядные сбежали из земель Скара, опасаясь безумного истребления гиенами, и, вполне возможно, были уже заражены. К сожалению, он не мог точно знать, кто из них болен - не было действующего варианта это проверить до того, как станет слишком поздно.
Посмотрев еще немного на своих детей, он позвал их и, убедившись, что все собрались рядом с ним, двинулся в сторону уже давно ставшей родной пещеры, и только тут поймал себя на мысли, что очень рад тому, что Шантэ ушла с этим поганцем. Во всяком случае, она будет в безопасности. Да и сам ее избранник, сколько не раздражал он Фаера, на поверку оказался вполне себе нормальным парнем - явно ответственным, явно любившем его дочь, явно способным ее защитить. Еще некоторое время поразмышляв над тем, что ему делать дальше, лев вышел на тропку и не спеша двинулся по ней, привычно озираясь и контролируя ситуацию вокруг себя. Конунг вообще явно мог думать о решение сложной задачи и не терять контроль за местностью, все это было привычкой жить одиночкой, еще несколько лет назад ему даже и в голову не пришла бы мысль, что он станет конунгом. Да и вообще членом прайда.
--→ Пещера

+4

881

Ответы двух львят на просьбу Кортелиса играть осторожнее различались так же, как  сами львята были не похожи один на другого — тёмно-коричневого окраса Рокко, похожий на Акеру, согласно кивнул головой и не стал вмешиваться в борьбу братьев, а вот серый Хикару, вобравший в свою внешность больше от Фаера, воинственно пообещал откусить брату ухо в отместку. И ведь наверняка откусил бы! Да вот только помешала лапа старшего брата-пацифиста, решившего разнять дерущихся. Шутливо дерущихся, конечно (что, в общем-то, ситуацию для зеленоглазого не сильно меняло).

Несмотря на то, что львята заявляли, будто не устали, по их виду было понятно: сонно моргающие зенками, будто свалятся спать прямо сейчас и прямо там, где сидят; маленькие рты, то и дело открывающиеся в зевке; тяжёлые вздохи. Оно было и неудивительно, ведь львята — как от Нимейли, так и от Акеры — впервые вышли за пределы пещеры на земли прайда, и если Корти — большой львёнок целых семи месяцев от роду! — чувствовал подкатывающую к вечеру усталость, какого же приходилось этим крохам?..

Всех вокруг, казалось, взбодрил вопрос Рокко. Поначалу Корти смешался, даже не зная, что ответить. Пропала? Ушла с территории прайда? Утонула в потоке реки на дне ущелья вместе с Мирой?.. Рассказать младшим о том, что произошло с матерью, когда и сам не знаешь об этом — это надо было постараться. Но всё стало легче, когда до львёнка (почти сразу, надо сказать) дошло, вспомнилось, что мама Рокко, Эйкена и Хикару вовсе не Нимейли. Кортелис издал едва заметный вздох облегчения:

Наверное, она всё ещё в пещере. Или вывела львиц на охоту. Или пошла в джунгли следом за вами… нами, — ох, не стоило этого говорить!

Эй, а может быть устроим поиски мамы? Ведь в этих джунглях полно опасности! — Эйкену не нужно было много времени, чтобы забыть о сне и усталости и загореться новой классной идеей. — Кто знает, может ей нужна наша помощь? Все вместе! Кто за?

Кортелис был умным мальчиком и понимал (а в какой-то степени, возможно, даже боялся), что одному, без сопровождения взрослых, в джунгли пока соваться не стоит. Они были здесь впервые, они были маленькими (особенно дети Акеры!) и без труда могли заблудиться. Даже по пути из пещеры сюда, на окраину “леса”, Корти боялся отстать от Фаера, потому что стоило отцу уйти чуть дальше вперёд, как львёнок понимал — все эти деревья и лианы вокруг слишком одинаковые, чтобы он смог сориентироваться, куда идти, и при этом не заблудиться! Конечно, оставался ещё вариант с дорóгой, помеченной запахами прайдовских львов… Но рисковать ему всё равно не хотелось.

К счастью, именно в этот момент Фаер окликнул всех своих детей, сообщив им, что пора возвращаться обратно. Обрадованный тем, что не придётся объяснять братьям то, почему он отказывается идти искать Акеру в джунгли без конунга прайда (Рокко, может быть, ещё и понял бы, а вот Эйкен наверняка заартачился бы), Кортелис лёг на землю, прижавшись к ней грудью, и с улыбкой и задором в глазах поглядел на младших братьев:

Эй, а хотите, я прокачу вас на своей спине до пещеры?

Дождавшись, пока все желающие залезут на его широкую спину и, надо признать, не без труда поднявшись с земли, Корти, при этом пошатываясь, побрёл вслед за отцом, время от времени окликая его и упрашивая идти чуть помедленнее — львёнок и так не всегда поспевал за широкими шагами Фаера, а теперь, неся на своей спине младших братьев, имевших какой-никакой, но вес, сделать ему это было ещё сложнее.

---------------

>>> Затерянное ущелье >>> Пещера за водопадом >>>

Отредактировано Кортелис (23 Июн 2017 13:30:34)

+1

882

- Мама потерялась? – испуганно предположил Рокко, озираясь в поисках львицы. Как ни крути, а Акеры рядом не было, да её даже в поле зрения не было!
Плакать и испуганно звать маму он не спешил. Папа же спокоен, а это значит, что с мамой всё хорошо, просто она где-то задержалась или сильно устала и решила отдохнуть в пещере, пока они гуляют. Не мог же их отец вести себя так спокойно, если бы с мамой что-то случилось, ведь правда? Рокко уже в таком возрасте старался оптимистично смотреть на вещи, поэтому не стал бить тревогу, а решил, что взрослым в этом вопросе виднее.
Эйкен, отличаясь воинственным нравом, тут же предложил отправиться на поиски матери в коварные и страшные джунгли. Малыш долго смотрел на заросли, взвешивая своё решение. Не сказать, что ему было уж так страшно идти куда-то, скорее у него была причина отказаться от поисков заранее:
- А если мамы там нет? – логично предположил малыш.
Никто из них точно не знал, где находится Акера и где она потерялась, если терялась вообще. Рокко боялся, что они с мамой разминутся, но раз Фаер своим спокойствием, а Кортелис своими словами говорят, что со львицей всё хорошо, то спасательная операция отменяется. А ещё он слишком устал, чтобы куда-то идти.
Рокко зевнул, причмокнул губами и сонно потёр лапой глаза. Ему тоже понравилось гулять за пределами пещеры и не хотелось отсюда уходить, но оставаться одному, когда даже папа возвращается домой – ему не хотелось.
- Пойдём, Эйкен. Я всё равно без мамы не усну. Она точно ждёт нас дома.
Другой вариант малыш даже не рассматривал. А как иначе? Мама же их любит и всегда будет рядом, что бы ни происходило. На то она и мама. Голодный живот недовольно бурчал, требуя внимания детёныша. Малыш неловко переминался с лапы на лапу, опустив взгляд, словно от этого в желудке появится еда и он перестанет так смущающе шуметь.
Эй, а хотите, я прокачу вас на своей спине до пещеры?
- А можно? – Рокко горящими глазами посмотрел на старшего брата, аккуратно спрашивая у него разрешения. Кортелис было довольно крупным львёнком, но, несмотря на старшинство, он тоже ребёнок, а даже двухмесячные львята, особенно такие крупные, как Рокко и Эйкен – должны быть тяжеловаты для него одного. Это же папа у них сильный и большой.
- Пусть лучше Эйкен едет, я потом, - уступая очередь старшему брату, Рокко пошёл следом за братом и отцом, стараясь поспевать за ними и не уснуть по дороге.

>>> Затерянное ущелье >>> Пещера за водопадом

+1

883

С искрой в глазах Эйкен переводил взгляд с одного брата на другого, но, кажется, они не были сторонниками его идеи. В джунглях само собой опасно и страшно, но ведь они - сыны конунга. Кто их тронет? К тому же, даже у малышей есть острые зубы и когти, чтобы защититься от потенциально опасных хищников.

- А если мамы там нет? - Спросил Рокко, на что принц фыркнул и пожал плечами.

- Вот мы и сходим проверить.

Внезапно в диалог львят вмешался Фаер. Он позвал их поближе к себе, собираясь возвращаться в пещеру. Но как же они вернуться туда, если мамочка еще не найдена!? С полным ужасом в глазах, львенок кинулся к Фаеру под лапы.

- Папа! А как же мама? Она ведь потерялась, мы должны разыскать ее!

Но Фаер был непреклонен. Он считал, что малышам необходим отдых, что целый день прогулки для них слишком утомительное занятие. На деле оно так и было, но сейчас львенок действительно очень сильно переживал за Акеру и намеревался во чтобы то не стало отыскать ее. Но перед ним возникла стена в виде братьев и отца, а также огромная стена непроходимых джунглей.

Отцу пришлось успокоить детеныша тем, что он сам отыщет мать, если той не окажется в логове. Только тогда львенок вздохнул спокойно и мог продолжать путь с остальными, не опасаясь. Хотя, конечно, его идея повеселиться в джунглях была отклонена братьями, а потому ему было несколько обидно по этому поводу, но обида быстро забывается у малышей, когда они идут "навстречу приключениям".

Эй, а хотите, я прокачу вас на своей спине до пещеры? - предложил Кортелис. Глаза львенка загорелись, как загорелись глаза и у его брата, стоявшего рядом.

- Пусть лучше Эйкен едет, я потом, - скромно отказался Рокко.

- Но ты ведь тоже хочешь, - с сомнением проговорил принц, а потом посмотрел на Фаера.

- Я придумал! Если Корти не против, то давай ты поедешь на нем, а я - на папе?

Но не успел малыш и рта открыть, как старший братец уже со всех ног бежал к Фаеру с криками: "папа! Папа!". Неугомонный львенок, у которого сил хватало на всех сразу.

-------→>>Пещера за водопадом

+3

884

- Ррау! - ответила принцесса, лапой замахиваясь на подошедшую птицу. Она так промахнулась! Стыд-позор! Надеясь, что отец и братья (в том числе и младшие) не заметили такого прокола, самка была готова вновь атаковать, если бы только её неудавшаяся жертва вдруг не заговорила слишком мирными речами. По крайней мере, Сигрид явно не ожидала, что птица будет интересоваться причиной охоты. Пришлось отвечать.
- Потому, - ответила кошка, отворачивая мордочку. Ей было стыдно за неудачу, а не за то, что она пыталась напасть на заведомо несъедобное существо. Хоть кого-нибудь она же должна была же поймать!
- А мне откуда знать, что ты старше? Вон папина птица - она большая и взрослая, а ты не похож на взрослого, - совершенно логично для самой себя сделала вывод Рид, припечатав первым проявлением боевой женской логики ворона. Пока тот натурально уронил нижнюю часть клюва, переваривая информацию, она представилась, назвавшись.

Начало было положено. И хотя львица торжествовала недолго - ворон просто неприлично громко заржал (насколько это могут делать вороны) - они явно поняли друг друга. Улыбнувшись, львёнок притворился, что снова готовится к атаке, и ворону пришлось невысоко взлететь. Оглядываясь, Каспар пересчитал львят и, вернувшись с небес на землю, решил всё уточнить у виновницы знакомства:
- Это твоя семья? Твои братья и отец, верно?
Сиг кивнула, и сама присоединилась к обзору местности. Пока младшие вместе с Кортелисом устроили потасовку, а Годри устроил отцу самый настоящий аттракцион-отвечайку, никто вроде бы не обращал особого внимания на её общение с потенциально, попрошу заметить, небезопасной птицей. Удовлетворившись таким выводом, юная воительница обернулась обратно к хищнику:
- Ты чего не улетаешь?
Ворон несколько оторопел от прямолинейности львицы и на миг даже сам задумался, с чего он вдруг не покидает эту местность. Находиться в непосредственной близости от кучи львов, некоторые из которых вполне недвусмысленно не так давно рассматривали его на объект охоты ему вроде как не претило, но что-то подсказывало, что из маленькой охотницы может выйти толк под чутким руководством. Не только папочки, конечно.

Не получив от ворона внятного ответа, Сигрид попросту махнула ему лапой, позвав следовать за собой, а сама направилась вслед за уже уходящими младшими и сиблингами. Кошка ожидала, что по приходу в пещеру у Фаера начнутся расспросы по поводу того, кто есть Каспар и какого он тут забыл, но об этом можно было подумать в пещере. Сейчас стоило смотреть в оба, чтобы не провалиться и не отстать от стройного ряда конунговых отпрысков.

----→ Пещера за водопадом.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Джунгли