Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Джунгли


Джунгли

Сообщений 871 страница 899 из 899

1

http://s1.uploads.ru/i/S/J/T/SJTMb.png

Вблизи гор растет немало деревьев и кустарников. В этих зарослях частенько укрываются хищники, подстерегающие добычу. Также здесь можно встретить крупных травоядных, множество диковинных птиц и рептилий.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+2" к охоте и "+1" к скрытности и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Манго (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Склоны гор
Холмы
Высохшее русло

0

871

Пятнистая еще раз с улыбкой окинула подругу взглядом.
Агааа, спас ее Урс. Теперь, когда Хазира назвала имя самца, Пат узнала и запах, и вспомнила самого льва. Это тот белый, здоровенный тип, который пару раз приходил в пещеру и оставлял полукровке поесть. Собственно, именно поэтому она и запомнила его доброту.
— Ух тыыыыыы, — с положенным в таком случае восхищением протянула она, наконец, отстраняясь от подруги, хотя ей этого вовсе не хотелось.
Прежде Пат никогда не была особо ласковой. Поскольку матери она не знала, а приемная семья не особо баловала полукровку, считая, что она сыта и ухожена — стало быть, хватит с нее. В прайде Муфасы было немного лучше, хотя по-настоящему близких, дружеских отношений не было ни с кем…
Ну а Брен, понятное дело, не приветствовал обнимашки. Наверно, пятнистая здорово удивилась, если бы он вдруг обнял ее или сказал что-то ласковое. Так что, лишь обзаведясь собственными детьми, полукровка начала понимать, как это бывает. Уж ее-то детям хватало и любви, и обнимашек — порой она, кажется, перебарщивала. В раннем детстве, конечно, они не протестовали, но теперь, когда подросли, начали выдираться из материнских объятий, устремляясь к другим, более важным делам: лужам, палкам и мышиным шкуркам.
И все же это, кажется, был первый раз, когда Пат так откровенно стискивала подругу в объятиях.
Не удержавшись, она еще пару раз боднула ту в плечо и расплылась в радостной улыбке. Кажется, дети тоже были рады, хотя их дела явно были поинтереснее: поприветствовав Хазиру, все немедленно вернулись к своим занятиям. Пятнистая подозрительно присмотрелась к жуку, которого теребила Шарра, но, убедившись, что ничего опасного в нем нет, отвернулась.
Заметив, что у подруги шерсть встала дыбом при воспоминании о случившемся, Пат поспешила ее утешить.
— Уже все кончилось. Все хорошо, — с жаром заверила она Хазиру.
И с готовностью вновь обратила свое внимание на ногу бородавочника. Та казалась довольно свежей, а пахло от нее… ммммм! Правда, запахи Урса и Хазиры тоже были свежи, и из груди Пат невольно вырвался еще один короткий завистливый вздох. Кажется, подруга, несмотря на пережитую опасность, была счастлива — а полукровка была этому рада. Да и завидовала она по-хорошему, надеясь, что у парочки все сложится. Нет, уже сложилось.
Но как же ей тоже хотелось чего-то подобного!.. Все, что до сих пор знала Пат об отношениях, было так странно и так непохоже на то, что она теперь видела! Весь небольшой опыт полукровки можно было смело выбрасывать в мусор.
А где же набраться нового? Пятнистая мысленно перебрала всех незанятых самцов прайда и чуточку погрустнела. Да и захочет ли кто-то связывать свою жизнь с самкой, пока у нее еще не подросли дети от прошлого партнера?..
Но это, конечно, не убавило ей аппетита. Склонившись над ногой, она впилась клыками в самую мясистую часть, с наслаждением жуя первый кусок. Вот вернется Мисава — и наступит очередь Пат идти на охоту. Приятно ведь не только есть свежее мясо, но и самостоятельно добыть его перед этим...

+1

872

Обнимашки!
Хазира никогда не думала, что объятья подруги могут быть настолько приятными и успокаивающими. Тихо муркнув в ответ, она сгробастала Пат в свои объятья, как подростка. Да, размером самки отличались, и сейчас эта разница была видна как никогда, хотя и обнимались они не долго. Львица потупила взгляд, услышав восхищенное: "Ух-ты" от подруги. От нее не укрылся шумный вздох Пат и Хазира прекрасно понимала, что полукровка и так без слов догадалась, о том, что последовало за удачным спасением кошки.
- Ну... я... да... - неумело попыталась оправдаться Хазира, не зная как сказать о том, что между ними произошло, и стоит ли вообще об этом говорить. С одной стороны, ей хотелось рассказать об Урсе, похвастать, так сказать. Но с другой не хотелось вгонять Пат в еще большее расстройство. Завистливые вздохи не могли скрыться от Хазиры, как и ее беспокойство по поводу похищения, от Пат. А ведь Хазира знала, как протекали ее с Бреном отношения и еще тогда пыталась убедить полукровку что бывает все по другому... Бывает же.
- Да, я знаю, но... - ответила она невпопад на слова полукровки о том, что все уже кончилось и вздохнув, ткнулась в ее плечо носом, а затем отстранилась, стараясь не мешать той есть - все же у нее не было времени поохотится, в отличии от Хазиры, свежее мясо, пусть и с налипшими листиками и веточками, наверно было ей в радость. К тому же дети тоже изъявили желание что-нибудь поесть, а золотошкурая даже не думала о том, чем их кормить. Впрочем, мысли ее сейчас занимали не дети.
- Знаешь, я иногда думаю о том, как все могло закончится, и эти мысли не дают мне покоя. - тихо сказала она, сев поближе к полукровке и прижавшись к ее беку своим: - Не то чтобы я боюсь, но... иногда, когда я иду по джунглям одна, страх накатывает на меня волной и я ничего не могу с собой поделать. - она замолчала, сделав паузу и оглядываясь по сторонам. Взгляд ее невольно пал на Шина и она снова потупила взор, устыдившись своего первоначального поведения: - Так и хочется спрятаться в куст, как маленькой львенке. И я не знаю, как перебороть себя в такие мгновенья.
Она замолчала, подумав об Урсе, и о том, как ей с ним легко и безопасно. Как хорошо, когда рядом есть плечо самца, сильного и надежного, готового защитить или утешить, приласкать, помочь. Если не делом то словом. А у Пат этого не было. Не от того ли она, Хазира, здесь? Львице от чего то вспомнилась Мисава, мрачная и одинокая, не подпускавшая к себе никого. Сейчас ей захотелось пойти, найти матерую и спросить, от чего та одна? Вроде, еще весьма популярная среди самцов львица. Неужели одной легче и лучше, чем в компании с львом, который может быть не только поддержкой в трудную минуту, но и другом, как ни странно.
Решив, что когда Пат вернется в пещеру, она обязательно найдет Мисаву. Вот только Хазира была не уверена, что наберется смелости спросить ее о прошлом, предложить рассказать ей, по сути не такой уж знакомой самке, о том, что же с ней, матерой, произошло. От чего она такая? Ну... такая, какая есть? Неужели у нее в жизни было так же как у Пат? Неожиданно она вспомнила про полукровку, и про то, что сказал ей и попыталась успокоить подругу:
- Ладно, не бери в голову. Я справлюсь.

0

873

И почему ему сегодня так не везет?

Он видел, что папа смотрел на него. Видел, как Фаер одобрительно улыбнулся. И, к счастью для малыша, отвернулся ровно в тот момент, когда детеныш летел прямо на Рокко. К сожалению, в этот раз он снова не долетел и плюхнулся прямо в мягкую постилку.

- Да что такое! - Выругался юный воин. Может быть, он вовсе не был таким воином, каким хотел быть? Может, он вовсе ни на что не способен, делая только вид, что он сильный и отважный? На долю секунды Эйкен уже начал сомневаться в своих способностях, но лишь ровно до того момента, пока Хикару не присоединился к общей игре. Серый комок шерсти плюхнулся на львенка, не спрашивая даже разрешения и не предупреждая ни о чем, отчего лунный сын даже не успел как-нибудь отреагировать. Ухо котенка тут же подверглось жуткому нападению брата и было сию минуту же обслюнявлено.

- Зачее-е-е-ем? - Недовольно протянул львенок, упираясь лапами в грудь маленького самца и пытаясь стряхнуть его. Понимая, что это так просто не выйдет, львенок тихо зарычал и уцепился острыми зубками в шею брата. Не больно, конечно, но так, чтобы Хикару не чувствовал себя супер-крутым и сильным. Эйкен тоже умеет защищаться! Он тоже ОГО-ГО!

- А можно я с вами? - Спросил Рокко, уже бывший его партнером по спаррингу минутой ранее.

- Не спрашивай, атакуй! - Пискляво скомандовал старший принц, но почему-то каких-либо действий со стороны Рокко не последовало. А все дело было в подошедшем Кортелисе, который его отвлек. Старшие львята Фаера были тайными эталонами для Эйкена, потому что казались ему сейчас большими и сильными, и принц мечтал вырасти таким же. Особенно он уважал Кортелиса, как самого взрослого из всей собравшейся малышни.

- Нет, Корти, я еще не откусил ему ухо в отместку! - Пожаловался Эйкен, когда брат лапой мягко снял Хикару с Эйкена.

Вы ещё не устали? - Спросил кудрявый с улыбкой.

- Мы только начали! - Гордо заявил львенок, выпятив грудь, но на деле он тоже хотел есть и был бы сейчас совсем не против лечь рядом с мамой и уснуть в ее мягких объятиях. Рокко тоже вспомнил о ней.

- Она сказала, что пойдет за нами следом, я сам у нее спрашивал, - озадаченно ответил львенок на вопрос брата и перевел взгляд на Кортелиса.

- Эй, а может быть устроим поиски мамы? Ведь в этих джунглях полно опасности! Кто знает, может ей нужна наша помощь? - Воодушевленно предложил малыш, подрыгивая хвостом. Это была замечательная идея, прекрасный квест и веселое занятие для всех малышей (во всяком случае, так думал сам Эйк), - все вместе! Кто за?

Львенок перевел взгляд на старшего сиблинга.

- Ты пойдешь с нами, Корти?

Отредактировано Эйкен (1 Фев 2017 12:46:30)

+2

874

Еда была свежей. Мясо успело остыть; должно быть, бородавочника убили уже несколько часов назад, но все равно он был умопомрачительно вкусный, и даже жесткие волокна ничуть не смущали самку, с наслаждением и страстью впивавшуюся в плоть клыками.
Даже львята, заинтересовавшись, на некоторое время оставили свои занятия и подошли, чтобы понюхать, чем же там занимается их мать. Львица добродушно обнюхала их. Нога, конечно, не была больной, но и особо голодными все они не были, так что на легкий перекус им вполне хватит.
Но сперва она закончит есть! Прежде, пока львята были совсем маленькими, пятнистая частенько уступала им лучшие куски, стремясь, чтобы они быстрее росли и набирались сил. Теперь же, когда они превратились из кругленьких колобков в длиннолапых увальней (особенно Шу — тот был настоящим здоровяком), они уже могли немного потерпеть, ожидая своей очереди. Вместо того, чтобы сразу же подпустить детей к мясу, Пат весьма невежливо показала им спину, вернее, задницу, отвернувшись и с рычанием продолжая терзать уже окровавленную и изрядно покусанную ногу.
Впрочем, она уже почти насытилась. Еще несколько укусов, глубоких, чтобы выдрать кусок мяса, — и полукровка вздернула покрывшуюся кровью морду, оборачиваясь к детенышам и кивая им на ногу. Те не заставили себя ждать, мигом набросившись на ногу, рыча и пытаясь вырвать ее друг у друга. Пат им не препятствовала: пусть себе забавляются. Обглодают до кости, а заодно и наиграются. Что может быть лучше? Шарра, конечно же, уже принялась подражать матери — она потешно хмурила брови, рыча и в этот момент очень напоминая миниатюрную копию своего отца, тем более, что и уши у нее были точно такие же. Правда, в отличие от Брена, львенка не была ни злобной, ни равнодушной к другим — хотя пятнистая порой всматривалась в дочь, затаив дыхание и ища в ней все новые и новые черты сходства с отцом, ей вскоре стало понятно, что Шарра совершенно другая, добрая, хоть и резковатая порой. А уж Брет и вовсе не напоминает отца, даже внешне — если бы не имя, которое Пат дала в память о нем, и не поймешь ничего.
Мысли львицы, впрочем, уже были далеки от Брена. Хазире вновь требовалась поддержка, и пятнистая с готовностью снова прильнула к подруге, прижимаясь к ней боком и потираясь щекой о ее щеку.
— Тогда... не ходи одна, ладно? — отчаянно пытаясь придумать хоть что-то, что может помочь Хазире справиться с переживаниями, проговорила полукровка, — по крайней мере, пока снова не почувствуешь себя нормально. Хочешь, я тебя провожу потом? В пещеру или куда захочешь. Пусть-ка чужаки попробуют справиться с нами, когда мы вдвоем.
Хотя голос самки звучал нарочито легкомысленно, внутри нее все сжималось от тревоги. Одна только мысль о том, что кто-то посторонний может угрожать ее детенышами, приводила Пат в ярость. Она переглянулась с шакалом: тот, кажется, слышал весь их разговор, но смущенным от этого совершенно не выглядел. Обеспокоенным тоже. Это немного успокаивало пятнистую: она знала, что у Яшмы обоняние получше, чем у любого из львов прайда, так что если он спокоен — волноваться не о чем.

+1

875

Наблюдая за тем, что делает Пат, Хазира не стала мешать. Если та решила, что  для начала полакомиться мясом сама, то это ее право и указывать ей львица не станет. Золотошкурая не знала, как стоит поступать в этих случаях, да и сама себя пока на месте Пат представить не могла. Как это, вот так, чтоб она, да еще и с львятами? Это же столько возни? Никакой тебе охоты, никакого тебе Урса к середине дня, когда охотится слишком жарко, или после заката, когда охотится уже поздно. Да еще и этот чудовищный живот, с которым придется ходить уйму времени. А если он растянется, и так и останется? Львица украдкой поглядела на живот Пат. Тот выглядел весьма подтянутым и симпатичным. Ну, может быть и растянулся слегка, но не заметно же! Сиськи, вроде, тоже.
Львица все боялась, что когда у нее появятся дети, то оттянут ей их так, как это бывает у матерых львиц, которые вырастили уже не одно поколение малышей, но, с Пат все было в порядке, по крайней мере с виду, а потому Хазира резонно решила что и у нее не возникнет каких либо проблем с ее красотой. Ну, по крайней мере, в первый раз. В мыслях он попыталась успокоить себя тем, что к старости конечно, все равно все оттянется и растянется, и вообще, шерсть начнет покрываться сединой, да и силы будут не те. Но это же только к старости! А сколько до нее еще? Дождить бы.
Между тем, ее подруга, покончившая с ногой, и оставившая ее на потеху детям, прильнула к ней боком. Будто бы она боялась, что Хазиру могут похитить прямо отсюда, у нее из под носа. Конечно, то что она говорила, было смешно и Хазира прекрасно понимала, что вдвоем они тоже не справятся со львами что когда-то напали на нее. Но все же ее забота придавала львице некую толику уверенности и спокойствия, будто бы и правда, полукровка могла ее защитить от чего-то кроме тоски и одиночества. 
- Спасибо. - робко ответила она, потершись подбородком о макушку головы Пат, и наблюдая за тем, как дети полукровки возятся с ногой: - Я вообще хотела тебя навестить и сама в пещеру проводить, когда погуляете - призналась львица, немного помедлив и слегка нахмурив брови. Она приобняла Пат, прижимая к себе и негромко прошептав:
- Знаешь, я бы хотела поговорить с Мисавой. - она склонилась чуть ниже, к уху полукровки, продолжив разговор, будто бы боялась, что ее планы кто-то услышит и всем выдаст: - Меня беспокоит то что она одна все время и... знаешь, ведь я сначала к ней скептически отнеслась, не общалась с ней, а она как узнала что меня схватили, так тут же побежала за помощью. - Хазира замолчала, сделав паузу и обдумывая сказанное только что, не зная, как закончить свою мысль.
- Стыдно... - больше ничего на ум не пришло и львица замолчала, едва заметно поглаживая подругу по пятнистой спине. Возникла короткая пауза, которую она не хотела нарушать, сидя в обнимку с Пат. Убедившись, что с ней все в порядке, золотошкурая теперь рвалась туда, на холмы, где наверно искала добычу матерая. Но как уйти вот так вот, неожиданно? Она попыталась отогнать от себя мысли о Мисаве, но возвращалась к матерой и к тому что между ними произошло, снова и снова.

0

876

Шу мотылялся вокруг Шарры и её находки. То через плечо ей заглянет, то морду между лап просунет, чтобы поближе разглядеть добычу сестры. Но ведь она не лыком шита и так просто не даст братцу стащить её игрушку, раз уж он свою прошляпил. Мгновенно обидевшись, Шумадан боднул юную львицу головой в плечо и жук, воспользовавшись отвлеченным вниманием страшных чудовищ, убрался восвояси. И остались львята опять без развлечения. Обида у бурого львёнка, впрочем, долго не продлилась и уже скоро он перевел внимание на Шина. Но лев, который без сомнений полюбился мальцу с первых слов, исчез в гуще зеленой листвы, забрав с собой Джани и Дживу. Ну вот и что за напасть у него такая, постоянно терять все свои развлечения. Шумадан обеспокоенно оглянулся на Пат и вновь расцвел самой настоящей непосредственной детской улыбкой.

К маме, как заметил он позже, явилась другая, светлошкурая львица. Она пахла странно. Настолько странно, что львёнок несколько раз чесал нос тыльной стороной лапы, а потом и вовсе раскатисто чихнул. Вернее, звучало оно как самое настоящее котёночье "птьху", но Шу тут же навострил уши, считая изданный им звук достаточно грозным, чтобы в случае чего ринуться защищать маму от пахучей незнакомки и несомненно победить. Хотя львица была настроена весьма дружелюбно. Малой не особенно вслушивался в их диалог, он лишь следил за интонациями, улавливая то радостные, то взволнованные и испуганные нотки. И сам при этом начинал волноваться. Хвост за его спиной начал ходить ходуном ровно до той поры, пока не успокоилась сама Хазира. Львенок хотел было познакомиться с гостьей поближе, но отчего-то смущался и не знал, с какой стороны подойти к ней. Хотя она начала сама с любимой части Шу.

Она предложила маме огромный (конечно, с точки зрения Шу это был просто невероятный) кусок мяса, а она в свою очередь дала отмашку малькам. Шумадан даже в своём возрасте не подавал особых признаков бойца, он скорее был тюфячком. Но ровно до той поры, пока дело не касалось еды. Стоило ему почуять вкусное мясо, как пасть его наполнилась слюной и не с первого раза открылась - настолько густой и липкой она была. Рванув с места, наперегонки с сиблингами, львенок вцепился в самую мясистую часть ноги. И не важно, что она была местами покрыта грязью, она по-прежнему была чертовски вкусной. Короткие еще зубы Шу точили ухваченный им кусок с таким усердием, которому позавидует промышленная мясорубка. Он неприлично чавкал и помявкивал после каждого глотка, время от времени поглядывая на брата с сестрой. Им, кажется, еда понравилась не меньше.

Прошло немало времени по мнению Шу, пока он не отвалился от "добычи", рухнув на спину. Теперь он больше напоминал пушистый шарик, с приклеенными к нему головой, лапами и хвостом. Последним он, кстати, активно помахивал, громко и довольно мурча:

Вкуууууусно. Спасибо, тётя... — от прежней стеснительности не осталось и следа и он теперь таращился своими голубыми глазёнками прямо на Хазиру, — а как вас зовут?

И лапкой подёргивает от удовольствия.

---→ Пять камней

Отредактировано Шу (26 Июн 2017 21:17:35)

+1

877

Львица пожала плечами, стараясь казаться беспечной. День еще был в самом разгаре, и сейчас, когда поблизости был Шин, а где-то на холмах — Рагнарек, полукровка чувствовала себя защищенной настолько, насколько это вообще было возможно. Это было так странно... прежде она почти всегда боялась — неважно чего. Чего-нибудь. Гиен, неудачной охоты, недружелюбно настроенных самцов, чужаков и далее по списку, который можно было продолжать до бесконечности. Общение с Бреном тоже не принесло особого облегчения, но тут хотя бы все было понятно: рядом с ним, кроме него, больше ничего и никого можно было не бояться.
И, как ни странно, именно тот факт, что Хазира благополучно вернулась из такой, казалось бы, безнадежной ситуации, придавал пятнистой уверенности в себе и в прайде.
Вот бы еще самца найти такого же, как у подруги. Большого, пушистого, заботливого — вон как Хазира светится, стоит ей только о нем заговорить. И чтобы, конечно, не напоминал Брена — ничем. После шокирующего опыта первых отношений Пат только сейчас начала задумываться о том, что когда-нибудь у нее, возможно, будет еще самец, и новое потомство. Когда-нибудь — но не сейчас, может быть, через год или еще позже. Сейчас ее львята еще малы, и им нужна забота.
Те, кстати, уже нетерпеливо переминались с лапы на лапу, ожидая, когда их допустят к мясу, и на время забыв об играх. Бросились так, что муть не сбили мать с лап. Пихались боками и лапами, Шарра даже урчала, подражая взрослым львам, но дело обходилось без потасовок: Пат этого не терпела, и уж среди детворы она, всегда робкая и застенчивая, порядок навести могла.
— Вообще, я пока не собиралась возвращаться в пещеру, — довольно легкомысленно отмахнулась она, возвращаясь к прерванной беседе, — по крайней мере, до вечера. Сейчас дети поедят — и пойдем на холмы. Мисава вроде бы тоже где-то там, может быть, вместе попробуем ее найти? — самка тактично обошла стороной тему стыда; да и Мисава, наверно, будет в шоке, если Хазира, вечно общавшаяся с матерой с легким холодком в голосе, вдруг полезет с извинениями — хотя польщена будет, наверно, невероятно.
— Думаю, любой из нас в подобной ситуации поступил бы также, — наконец, нашла она подходящие слова.
Хотя голос ее был не слишком уверенным: сама полукровка, увидев кучу чужих здоровенных самцов, возможно, забилась бы в самую глухую чащу этак на пару недель, чтобы заодно и ее не утащили.
Она с усмешкой перевела взгляд на наевшихся детей. Шарра и Шу напоминали раздувшихся клопиков — у них заметно округлились животы, и теперь они валялись, бесстыже их демонстрируя, похожие друг на друга настолько, что их легко можно было принять за родных брата и сестру. Брет выглядел немного поприличнее, по крайней мере, все еще держался на лапах, хотя живот округлился и у него. Любо-дорого посмотреть. Дети откормленные, сытые, довольные жизнью. И уже совсем привыкли к тому, что их окружают не стены пещеры, а постоянно изменяющийся и полный загадок лес.
Теперь им предстоит удивиться снова — когда они увидят холмы.
— Ну что. Теперь прогуляемся? — она негромко рассмеялась, видя, с какой неохотой львята поднимаются на лапы, еще слишком сытые, чтобы куда-то идти.
---→ Пять камней

Отредактировано Пат (6 Июн 2017 14:23:55)

0

878

- Не собиралась? - удивилась Хазира в ответ на слова полукровки о том, что так решила гулять со своим потомством до вечера. Но, похоже, Пат не беспокоили те опасности, которые мерещились златошкурой на каждом шагу и она решила провести этот день вне логова, в полной мере наслаждаясь хорошей погодой и некоторой свободой перемещения. Действительно. Сидеть все время в пещере наверно, невероятно скучно. Ладно бы еще спать в объятьях любимого, но дети же не дадут! что-ж, в какой-то мере планы Пат были львице на лапу и если они вместе дойдут до холмов, и встретят там Мисаву, то может быть пока они с матерой болтают, Пат выкроит время для охоты? почему бы и нет? Дети Хазире не помешают, она же не с любовными речами собиралась к Мисаве лезть. Хотя, зная матерую, было бы впору. Хорошая могла бы получиться парочка, жаль только, наслаждаться друг дружкой в кустах, будет непросто. Хазира тряхнула головой, поглядев по сторонам, вцепив среди зелени силуэт Шина, который корректно не лез к ним, отсиживаясь в сторонке, затем вернувшись взором к детям, что терзали принесенный ей подарок.
- Да, наверно, ты права. - улыбнувшись, ответила, наконец, она, осторожно потрепав по головке маленького львенка, который завалившись на спину, болтал в воздухе лапками и похоже, уже примерялся к кисточке ее хвоста, которая замерла в непозволительной близости от его лапок: - Я - Хазира, подруга твоей мамы. - негромко представилась она, чуть подавшись вперед, и слегка поджимая лапы, чтоб опуститься ниже, к львенку. Свой хвост с соблазнительной черной кисточкой на хвосте она убрала куда подальше. Нет уж, рано ему еще ее за хвост тискать. Вот года через два... Хотя, тоже нет. Пат не поймет, а Урс не простит.
- Ну, а тебя как зовут, маленький бесстрашный воин? - улыбаясь спросила она, с нежностью покосившись на подругу, и как бы говоря: "Какие они у тебя все же милые". Львята тем временем нехотя, поднимались на лапы, готовясь к новому путешествию, которое предложила их мама. Не нужно было уметь читать мысли - львица догадывалась, что сейчас начнутся просьбы их понести.
"Мама я устал. Мама, давай останемся здесь..." - нет, нет, Хазире это было не знакомо, но у нее были куда более зрелые подруги в прайде, и она, общаясь с ними, имела некий опыт в обращении с детьми. Наверно, по молодости именно это и повлияло на то, что львица в первых рядах изучила противозачаточные травы. Вспоминая, как много она их потребляла в свое время, она думала о том, не повлияло ли это на то, что у нее сейчас нет львят. Урс ее пользовал при любой возможности и Хазира со счета сбилась, сколько уже раз они успевали насладиться друг другом в разных местах. Да что там! Загривок едва успевал заживать, о чем она вспоминала с некоторой долей смущения, чувсвуя как слегка подрагивают мышцы на внутренней стороне бедер, только от одного воспоминания о том, как аккуратно, властно и сильно смыкаются на загривке его зубы. А вот травы она при этом принимала не всегда. Так неужели... Кошка слегка нахмурилась, пропустив вопрос о прогулке, от чего возникла короткая, неловкая пауза.
- Да, наверно, ты права. - наконец, невпопад, ответила златошкурая на  фразу о том, что так как поступила Мисава, сделал бы каждый. Хазира не раз успела задать себе тот же вопрос, и в итоге, пришла к тому, что тоже помогла бы ей. Наверно, и тому льву, что домогался ее в прайде, помогла бы, если бы увидела тогда, что он тонет. Но, увы... Все по другому сложилось.
- Я готова. А мы дойдем? Они же еще такие маленькие. - кивнула на львят Хазира, встав на лапы и оглядываясь, бросив куда более теплый взгляд на Шина, который стоял поодаль. Не то, лев не хотел уходить, а влезать в разговор не решался, не то, решил по охранять их. В любом случае, лишним его присутствие не было - в конце концов они с Пат не Урса обсуждали, или самцов которые были в прайде. Ах, как же ей хотелось похвастаться... Но делать это с Пат она не хотела, зная, как той тяжело. Вот, с Мисавой, которая в своей жизни сменила явно не одного самца, можно было - та точно оценит. А полукровку Хазире было мучить стыдно. Ей ли не знать, как иногда самкам хочется? Так зачем об этом лишний раз пат напоминать?
- Шин, мы уходим. Ты с нами идешь? - громко спросила она, так, чтоб самец гарантированно услышал. Тот зашелестев листвой вроде бы что-то ответил, но львица не смогла понять что. Да и говорил ли вообще? На всякий случай она так же громко сказала: - Хорошо! - а потом добавила уже тише, коснувшись лапы Пат, своей лапой: - Я пойду впереди, медленно. Если дети устанут, то крикни, что-нибудь придумаем. - она подмигнула полукровке и отодвинув лапой ветки кустов медленно пошла вперед. Да, как же, скажет она прямо при детях что согласна их нести. Мы же все знаем, чем это кончается?

Холмы

Отредактировано Хазира (7 Фев 2018 00:58:06)

0

879

Шу так и путался под ногами. Шарра увлеченно ловила жука, стараясь одновременно избежать его челюстей, способных чувствительно цапнуть, и по возможности не дать ему возможности уйти или зацепиться за нее лапками. Они оказались неожиданно сильными, цепкими, ощущение, с которым жук перебирал ими по шкуре львенки, было неприятным. Ей было брезгливо и интересно одновременно — и немножко страшно. Подбив насекомое лапой, Шарра приготовилась прыгнуть сверху, но перекрывшая ей обзор морда брата не позволила этого сделать. Досадливо мяукнув, рыжая скакнула в сторону и с сожалением обнаружила, что ее добыча бесследно пропало. Только жужжание и было слышно; спустя минуту затихло и оно.
Зато в джунглях вовсю пели птицы, и это явно были не Джани и Дживу, за которых ей бы влетело. Нет, птицы были совершенно чужие, и хотя юная львица не видела их, она вполне могла догадаться по звуку, где именно они находятся.
Очень высоко — поняла она спустя несколько минут, когда, подкравшись к дереву, попыталась вскарабкаться на него и даже взобралась на уровень морды взрослого льва. Вот только дерево все еще не кончалось, оно было толстым и высоким, а птиц не было видно — только слышно. Вдобавок взгляд матери вдруг стал не на шутку обеспокоенным, и Шарра, хоть и испытывала немалое искушение, все же предпочла аккуратно, задом, сползти на твердую землю.
Впрочем, львята быстро нашли себе другое развлечение — пожирать глазами мать, раз уж пожрать мясо она позволила не сразу. Обычно все было немного по-другому, Пат подсовывала малышне лучшие куски, и тот факт, что, повернувшись к ним задницей, она чуть ли не впервые за это время сперва торопливо насыщалась сама, удивил рыжую до крайности. Она даже придирчиво осмотрела мать с головы до лап: а ну как ее подменили? Нет, пятна все на месте... Впрочем, наелась полукровка довольно быстро, а затем, отойдя в сторону, дала детям знак, что и они могут приступить к еде.
Тут уж они не заставили себя ждать, все трое. Бросились со всех ног, пихая друг друга в попытке добраться до особо вкусных кусочков. Они, впрочем, все были одинаковые — но ведь кусочек, который почти исчез в пасти другого льва, всегда кажется более привлекательным. Шарра даже попыталась было затеять потасовку, но вовремя опомнилась. Она не была злой — просто чересчур активной и азартной; в ее планы вовсе не входило отобрать всю еду у братьев — разве что только показать им, что это она, Шарра, тут самая крупная и сильная. Жаль только, что Северина с ними сегодня не было. С ним всегда интересно драться, он сильный и никогда не отказывается от дружеской возни. Шу по сравнению с ним слишком добрый, и порой даже неудобно как-то его бить — слишком уж беззащитным он выглядит, когда обижается. А Брет мельче, чем Шарра, тоже как-то нехорошо с ним драться.
А еще мать обязательно заметит, а ей очень не нравится, когда детвора дерется из-за еды, пусть и в шутку.
— Ну что. Теперь прогуляемся? — с улыбкой предложила Пат, когда львята, наконец, наелись и улеглись отдыхать.
Даже странно, что особого энтузиазма они не проявили. Рыжая вяло шевельнула хвостом, сперва надеясь отказаться, но затем упрямство перевесило, и она поднялась на лапы, готовая следовать за матерью.

---→ Холмы

0

880

Фаер по праву считал себя хорошим конунгом, он заботился о прайде и о всех тех, кто жил в сфере его влияния. Его волновала судьба травоядных, естественно, не так сильно, как жителей прайда, но все таки... Некоторое время понаблюдав за игрой своих детей, он решил, что стоит пообщаться со старшими стадов (на или как они там себя называют) и предупредить их о чуме. Лев точно знал, что многие травоядные сбежали из земель Скара, опасаясь безумного истребления гиенами, и, вполне возможно, были уже заражены. К сожалению, он не мог точно знать, кто из них болен - не было действующего варианта это проверить до того, как станет слишком поздно.
Посмотрев еще немного на своих детей, он позвал их и, убедившись, что все собрались рядом с ним, двинулся в сторону уже давно ставшей родной пещеры, и только тут поймал себя на мысли, что очень рад тому, что Шантэ ушла с этим поганцем. Во всяком случае, она будет в безопасности. Да и сам ее избранник, сколько не раздражал он Фаера, на поверку оказался вполне себе нормальным парнем - явно ответственным, явно любившем его дочь, явно способным ее защитить. Еще некоторое время поразмышляв над тем, что ему делать дальше, лев вышел на тропку и не спеша двинулся по ней, привычно озираясь и контролируя ситуацию вокруг себя. Конунг вообще явно мог думать о решение сложной задачи и не терять контроль за местностью, все это было привычкой жить одиночкой, еще несколько лет назад ему даже и в голову не пришла бы мысль, что он станет конунгом. Да и вообще членом прайда.
--→ Пещера

+4

881

Ответы двух львят на просьбу Кортелиса играть осторожнее различались так же, как  сами львята были не похожи один на другого — тёмно-коричневого окраса Рокко, похожий на Акеру, согласно кивнул головой и не стал вмешиваться в борьбу братьев, а вот серый Хикару, вобравший в свою внешность больше от Фаера, воинственно пообещал откусить брату ухо в отместку. И ведь наверняка откусил бы! Да вот только помешала лапа старшего брата-пацифиста, решившего разнять дерущихся. Шутливо дерущихся, конечно (что, в общем-то, ситуацию для зеленоглазого не сильно меняло).

Несмотря на то, что львята заявляли, будто не устали, по их виду было понятно: сонно моргающие зенками, будто свалятся спать прямо сейчас и прямо там, где сидят; маленькие рты, то и дело открывающиеся в зевке; тяжёлые вздохи. Оно было и неудивительно, ведь львята — как от Нимейли, так и от Акеры — впервые вышли за пределы пещеры на земли прайда, и если Корти — большой львёнок целых семи месяцев от роду! — чувствовал подкатывающую к вечеру усталость, какого же приходилось этим крохам?..

Всех вокруг, казалось, взбодрил вопрос Рокко. Поначалу Корти смешался, даже не зная, что ответить. Пропала? Ушла с территории прайда? Утонула в потоке реки на дне ущелья вместе с Мирой?.. Рассказать младшим о том, что произошло с матерью, когда и сам не знаешь об этом — это надо было постараться. Но всё стало легче, когда до львёнка (почти сразу, надо сказать) дошло, вспомнилось, что мама Рокко, Эйкена и Хикару вовсе не Нимейли. Кортелис издал едва заметный вздох облегчения:

Наверное, она всё ещё в пещере. Или вывела львиц на охоту. Или пошла в джунгли следом за вами… нами, — ох, не стоило этого говорить!

Эй, а может быть устроим поиски мамы? Ведь в этих джунглях полно опасности! — Эйкену не нужно было много времени, чтобы забыть о сне и усталости и загореться новой классной идеей. — Кто знает, может ей нужна наша помощь? Все вместе! Кто за?

Кортелис был умным мальчиком и понимал (а в какой-то степени, возможно, даже боялся), что одному, без сопровождения взрослых, в джунгли пока соваться не стоит. Они были здесь впервые, они были маленькими (особенно дети Акеры!) и без труда могли заблудиться. Даже по пути из пещеры сюда, на окраину “леса”, Корти боялся отстать от Фаера, потому что стоило отцу уйти чуть дальше вперёд, как львёнок понимал — все эти деревья и лианы вокруг слишком одинаковые, чтобы он смог сориентироваться, куда идти, и при этом не заблудиться! Конечно, оставался ещё вариант с дорóгой, помеченной запахами прайдовских львов… Но рисковать ему всё равно не хотелось.

К счастью, именно в этот момент Фаер окликнул всех своих детей, сообщив им, что пора возвращаться обратно. Обрадованный тем, что не придётся объяснять братьям то, почему он отказывается идти искать Акеру в джунгли без конунга прайда (Рокко, может быть, ещё и понял бы, а вот Эйкен наверняка заартачился бы), Кортелис лёг на землю, прижавшись к ней грудью, и с улыбкой и задором в глазах поглядел на младших братьев:

Эй, а хотите, я прокачу вас на своей спине до пещеры?

Дождавшись, пока все желающие залезут на его широкую спину и, надо признать, не без труда поднявшись с земли, Корти, при этом пошатываясь, побрёл вслед за отцом, время от времени окликая его и упрашивая идти чуть помедленнее — львёнок и так не всегда поспевал за широкими шагами Фаера, а теперь, неся на своей спине младших братьев, имевших какой-никакой, но вес, сделать ему это было ещё сложнее.

---------------

>>> Затерянное ущелье >>> Пещера за водопадом >>>

Отредактировано Кортелис (24 Ноя 2017 04:16:26)

+1

882

- Мама потерялась? – испуганно предположил Рокко, озираясь в поисках львицы. Как ни крути, а Акеры рядом не было, да её даже в поле зрения не было!
Плакать и испуганно звать маму он не спешил. Папа же спокоен, а это значит, что с мамой всё хорошо, просто она где-то задержалась или сильно устала и решила отдохнуть в пещере, пока они гуляют. Не мог же их отец вести себя так спокойно, если бы с мамой что-то случилось, ведь правда? Рокко уже в таком возрасте старался оптимистично смотреть на вещи, поэтому не стал бить тревогу, а решил, что взрослым в этом вопросе виднее.
Эйкен, отличаясь воинственным нравом, тут же предложил отправиться на поиски матери в коварные и страшные джунгли. Малыш долго смотрел на заросли, взвешивая своё решение. Не сказать, что ему было уж так страшно идти куда-то, скорее у него была причина отказаться от поисков заранее:
- А если мамы там нет? – логично предположил малыш.
Никто из них точно не знал, где находится Акера и где она потерялась, если терялась вообще. Рокко боялся, что они с мамой разминутся, но раз Фаер своим спокойствием, а Кортелис своими словами говорят, что со львицей всё хорошо, то спасательная операция отменяется. А ещё он слишком устал, чтобы куда-то идти.
Рокко зевнул, причмокнул губами и сонно потёр лапой глаза. Ему тоже понравилось гулять за пределами пещеры и не хотелось отсюда уходить, но оставаться одному, когда даже папа возвращается домой – ему не хотелось.
- Пойдём, Эйкен. Я всё равно без мамы не усну. Она точно ждёт нас дома.
Другой вариант малыш даже не рассматривал. А как иначе? Мама же их любит и всегда будет рядом, что бы ни происходило. На то она и мама. Голодный живот недовольно бурчал, требуя внимания детёныша. Малыш неловко переминался с лапы на лапу, опустив взгляд, словно от этого в желудке появится еда и он перестанет так смущающе шуметь.
Эй, а хотите, я прокачу вас на своей спине до пещеры?
- А можно? – Рокко горящими глазами посмотрел на старшего брата, аккуратно спрашивая у него разрешения. Кортелис было довольно крупным львёнком, но, несмотря на старшинство, он тоже ребёнок, а даже двухмесячные львята, особенно такие крупные, как Рокко и Эйкен – должны быть тяжеловаты для него одного. Это же папа у них сильный и большой.
- Пусть лучше Эйкен едет, я потом, - уступая очередь старшему брату, Рокко пошёл следом за братом и отцом, стараясь поспевать за ними и не уснуть по дороге.

>>> Затерянное ущелье >>> Пещера за водопадом

+1

883

С искрой в глазах Эйкен переводил взгляд с одного брата на другого, но, кажется, они не были сторонниками его идеи. В джунглях само собой опасно и страшно, но ведь они - сыны конунга. Кто их тронет? К тому же, даже у малышей есть острые зубы и когти, чтобы защититься от потенциально опасных хищников.

- А если мамы там нет? - Спросил Рокко, на что принц фыркнул и пожал плечами.

- Вот мы и сходим проверить.

Внезапно в диалог львят вмешался Фаер. Он позвал их поближе к себе, собираясь возвращаться в пещеру. Но как же они вернуться туда, если мамочка еще не найдена!? С полным ужасом в глазах, львенок кинулся к Фаеру под лапы.

- Папа! А как же мама? Она ведь потерялась, мы должны разыскать ее!

Но Фаер был непреклонен. Он считал, что малышам необходим отдых, что целый день прогулки для них слишком утомительное занятие. На деле оно так и было, но сейчас львенок действительно очень сильно переживал за Акеру и намеревался во чтобы то не стало отыскать ее. Но перед ним возникла стена в виде братьев и отца, а также огромная стена непроходимых джунглей.

Отцу пришлось успокоить детеныша тем, что он сам отыщет мать, если той не окажется в логове. Только тогда львенок вздохнул спокойно и мог продолжать путь с остальными, не опасаясь. Хотя, конечно, его идея повеселиться в джунглях была отклонена братьями, а потому ему было несколько обидно по этому поводу, но обида быстро забывается у малышей, когда они идут "навстречу приключениям".

Эй, а хотите, я прокачу вас на своей спине до пещеры? - предложил Кортелис. Глаза львенка загорелись, как загорелись глаза и у его брата, стоявшего рядом.

- Пусть лучше Эйкен едет, я потом, - скромно отказался Рокко.

- Но ты ведь тоже хочешь, - с сомнением проговорил принц, а потом посмотрел на Фаера.

- Я придумал! Если Корти не против, то давай ты поедешь на нем, а я - на папе?

Но не успел малыш и рта открыть, как старший братец уже со всех ног бежал к Фаеру с криками: "папа! Папа!". Неугомонный львенок, у которого сил хватало на всех сразу.

-------→>>Пещера за водопадом

+3

884

- Ррау! - ответила принцесса, лапой замахиваясь на подошедшую птицу. Она так промахнулась! Стыд-позор! Надеясь, что отец и братья (в том числе и младшие) не заметили такого прокола, самка была готова вновь атаковать, если бы только её неудавшаяся жертва вдруг не заговорила слишком мирными речами. По крайней мере, Сигрид явно не ожидала, что птица будет интересоваться причиной охоты. Пришлось отвечать.
- Потому, - ответила кошка, отворачивая мордочку. Ей было стыдно за неудачу, а не за то, что она пыталась напасть на заведомо несъедобное существо. Хоть кого-нибудь она же должна была же поймать!
- А мне откуда знать, что ты старше? Вон папина птица - она большая и взрослая, а ты не похож на взрослого, - совершенно логично для самой себя сделала вывод Рид, припечатав первым проявлением боевой женской логики ворона. Пока тот натурально уронил нижнюю часть клюва, переваривая информацию, она представилась, назвавшись.

Начало было положено. И хотя львица торжествовала недолго - ворон просто неприлично громко заржал (насколько это могут делать вороны) - они явно поняли друг друга. Улыбнувшись, львёнок притворился, что снова готовится к атаке, и ворону пришлось невысоко взлететь. Оглядываясь, Каспар пересчитал львят и, вернувшись с небес на землю, решил всё уточнить у виновницы знакомства:
- Это твоя семья? Твои братья и отец, верно?
Сиг кивнула, и сама присоединилась к обзору местности. Пока младшие вместе с Кортелисом устроили потасовку, а Годри устроил отцу самый настоящий аттракцион-отвечайку, никто вроде бы не обращал особого внимания на её общение с потенциально, попрошу заметить, небезопасной птицей. Удовлетворившись таким выводом, юная воительница обернулась обратно к хищнику:
- Ты чего не улетаешь?
Ворон несколько оторопел от прямолинейности львицы и на миг даже сам задумался, с чего он вдруг не покидает эту местность. Находиться в непосредственной близости от кучи львов, некоторые из которых вполне недвусмысленно не так давно рассматривали его на объект охоты ему вроде как не претило, но что-то подсказывало, что из маленькой охотницы может выйти толк под чутким руководством. Не только папочки, конечно.

Не получив от ворона внятного ответа, Сигрид попросту махнула ему лапой, позвав следовать за собой, а сама направилась вслед за уже уходящими младшими и сиблингами. Кошка ожидала, что по приходу в пещеру у Фаера начнутся расспросы по поводу того, кто есть Каспар и какого он тут забыл, но об этом можно было подумать в пещере. Сейчас стоило смотреть в оба, чтобы не провалиться и не отстать от стройного ряда конунговых отпрысков.

----→ Пещера за водопадом.

0

885

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

886

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

887

-----→ Пещера за водопадом.

Буквально первопроходцем прорываясь сквозь ливень, заросли и ветки, молодая воительница, тем не менее, отважно вела за собой своеобразный детский отряд. Где-то с ними шли и взрослые — те, что не остались помогать Брету, а львица будто бы их не замечала. Завывания ветра и покачивание деревьев, жёсткие хлёсткие капли дождя, почти полная темнота — всё это не могло уменьшить стремления кошки дойти до наиболее безопасного места. Ворон кружил где-то выше, а потому Рид сейчас сконцентрировалась на том, чтобы найти наиболее защищённое от непогоды местечко, где малышня могла бы переждать суровые условия. И, кажется, нашла!

Небольшая полянка, со всех сторон окружённая плотно рядышком растущими мощными деревьями, почти не продувалась, а густая крона пропускала куда меньше влаги, чем из себя лили небеса. Остановившись, львица лапой махнула товарищам, приглашая расположиться. Стоило им зайти под своды деревьев, как сама Воительница направилась точнёхонько к ещё одной самочке почти её возраста.

Шарра? — несколько осторожно позвала Сиг рыжую, — С Бретом всё будет хорошо, — уверенно произнесла валькирия, легко подталкивая девчонку плечом. Она как никто верила, что соклановцы сильны, справятся с любыми напастями и всегда выйдут победителями, пусть и ценой собственного здоровья. Тем более, что Брет был сильным львёнком, он должен был справится. Одобряюще приулыбнувшись кошке, юная боец направилась к своим единоутробным братьям.

Вы тоже видели того призрака, да? — заговорщицким шепотом произнесла кошка, привлекая к себе братьев, — Большой и крутой. Я тоже буду такой. Но живой!.

Считайте, у малышки появился новый кумир. И это она ещё Исгерд не видела. В общем, воительница не теряла духа, и хотя ей и был присущ некоторый фатализм, она была готова сражаться за свою жизнь и жизнь близких вне зависимости от сил и количества противников. Тщательно осмотрев полянку, Рид продолжила свой коварный план:

Давайте куда-нибудь сходим, пока папа не, — что именно "папа не", Сиг не успела договорить, потому что отец всё-таки появился. Притаившись за телами более крупных братьев, львица шепнула им что-то вроде "Айда в прятки!" и как можно незаметнее поползла в сторону буйных кустов, стараясь там спрятаться от отца. Он, конечно, самый лучший папа, но вот воительница боялась, как бы Фаер не пожурил её за ругань в пещере и не начал читать лекции о безопасности. Воины смеются в лицо опасности!

+3

888

Пещера за водопадом←-----------------------------

Холодный дождь неприятно хлестал по бокам Годрека, подгоняя его поскорее очутиться под густым навесом деревьев в джунглях. В зубах его покорно болтался младший брат, а впереди виднелись коричневые спины сиблингов. Настроение было не из лучших. Кому понравится быть так разбуженным? Неизвестно, когда они теперь вернутся домой. А что уж сталось с Бретом, вообще неизвестно. Но, по дороге сюда, серошкурый видел спешащую к ним на помощь Элис с ворохом трав в зубах, поэтому беспокоился меньше. Эта целительница показала себя отличным профессионалом, поэтому, если она там, то с пятнистым будет все в порядке, насколько это возможно.

Когда он достиг джунглей, лапы Годрека покрылись липкой, противной грязью, а с гривы вода стекала струйками: дождь разыгрался не на шутку. Поэтому подросток был только рад оказаться под плотными сводами зарослей. Он, наконец-то, догнал Сигрид, которая, судя по выражению морды, уже нашла отличное укрытие. И, действительно, она вошла на полянку, отлично защищенную листвой со всех сторон. Здесь не было ветра, сверху почти не падало капель. Серошкурый аккуратно поставил Эйкена на лапы и размял затекшую шею. Та ответила ему хрустом.

— Сиг п’гава, — обратился он к Шарре. — С ним сейчас лучшие целители, они помогут ему!

Он кивнул ей и, усевшись, принялся вылизываться. Ему не очень нравилась налипшая на его морду мокрая грива, но отряхнуться он не смел. Окатить всех водой подросток никак не хотел, все же Годри не варвар. Молодой самец с удивлением уставился на сестру. Сигрид говорила что-то о призраке, но мальчишка никак не мог понять, что она такое говорит. “Может, ей камушком по голове прилетело?”, — даже было подумал Годри.

— Айда в прятки, — внезапно произнесла Сигрид и юркнула куда-то в кусты.

Подросток заулыбался и решил последовать за ней. Что, в конце концов, может случиться? Они услышат отца, как только он придет, и сразу же вылезут, по первому его зову. По крайней мере, Годрек, который слушался своего папу всегда. По-охотничьи прижавшись к земле, мальчишка бесшумно пополз в заросли папоротника. Он собирался спрятаться куда-нибудь, где его будут искать подольше.

Он прополз достаточно далеко и остановился, все еще практически лежа на земле. Он прислушался и принюхался, и, не услышав ни сестры, ни брата, удовлетворенно улыбнулся. Но, вдруг, ветер подул в другую сторону, и в его нос ударил странный запах. Этот запах не был похож на львиный, такого животного Годрек до этого не встречал. Он чем-то походил на запах Джексона, но все же был другим. А еще он отчетливо отдавал молочным ароматом.

Серошкурый пополз на запах, усиленно прислушиваясь. Буквально через секунду до его ушей донесся приглушенный плач. Годрек встал в полный рост, наплевав на игру, и в два прыжка преодолел расстояние до источника звука. То, что подросток там увидел, заставило его содрогнуться. На земле лежало животное, придавленное огромным деревом аккурат посередине туловища. Это была трехцветная самка какого-то животного, отдаленно напоминающего гиену. И она была мертва.

Но кто плакал? Преодолев страх перед мертвым телом, Годри подошел поближе и разглядел маленького щенка, точную копию матери: такой же лопоухий, такая же пестрая рыже-черно-белая шкурка. Он жался к животу самки и тихонько скулил. Осторожно, чтобы не напугать малыша, подросток подошел к нему и ткнул носом в бок. Щенок вздрогнул и поднял заплаканный взгляд на серошкурого. Кажется, он даже не напугался большого льва, нависшего над ним. Вообще, малыш выглядел потерянным. Кажется, в силу возраста, он не понимал, что с его мамой. Но инстинктивно чувствовал, что дело плохо.

— Мамочка, — вдруг всхлипнул он. — Мамочка не проснется?

Годрек растерянно покачал головой, не зная, что можно ответить такому крохе. Щенок заскулил еще сильнее и встал, покачиваясь на лапках. Он посмотрел заплаканными глазами куда-то вдаль, а потом снова перевел взгляд на подростка. На его детской мордочке читалось совсем недетское горе. И растерянность. Он явно не знал, что делать дальше. Вся его жизнь до этого крутилась вокруг матери, а теперь его мир рухнул.

— Малыш, — голос Годри дрогнул. — Пойдем со мной. Я помогу. Я не оставлю тебя одного.

Щенок как-то отстраненно кивнул и привычно подставил загривок. Сначала подросток не понял, что от него хотят, но сообразил через пару секунд. “Его мама носила его за загривок! О боги, за что вы его так. Надеюсь, он хоть мясо сможет есть”, — роились в голове беспокойные мысли. Годрек осторожно подобрал малыша и понес прочь от покойной самки, обратно на поляну. Он напрочь забыл о прятках, поэтому слегка удивился, не увидев там сиблингов. Подросток положил малыша на землю и позвал всех отсутствующих по имени.

Пестрый детеныш безвольным комочком лежал на земле там, где его оставил Годри. Серошкурый лег рядом и переложил его между своих передних лап. Он стал вылизывать его так, как всю жизнь его самого вылизывал отец. Согревая и успокаивая.

— Я — Мвишо, — тихо шепнул щенок, прежде чем провалиться в беспокойный сон.

Растерянный подросток так и остался лежать там, дожидаясь прихода отца и сиблингов. Тяжелая у них выдалась ночка, ничего не скажешь.

Фамильяр введен в игру

+4

889

Пещера за водопадом------→>>

Как мокрая насквозь тряпочка, маленький львенок висел у Годрека в пасти, раскачиваясь от ходьбы подростка из стороны в сторону. Эйкену было до сих пор неясно, что же произошло в пещере: такая странная паника, кажется, никак не повлияла на состояние его брата и сестры, которые вели себя так, словно ничего не случилось. Может быть, конечно, они были очень смелые в отличии от самого младшего сына конунга. Мысль об этом очень не понравилась львенку, поэтому он даже как-то заметно расстроенно понурил голову. Мерзкий дождь тоже не улучшал настроение: капли, постоянны стукающие младшего Гарма по носу, лишь сильнее раздражали и обеспечивали детенышу не только плохое настроение, но и довольно неприятное общее физическое состояние - холод. Котенку сильнее всего на свете хотелось сейчас вернуться в теплую сухую пещеру клана, уткнуться в живот Акеры и уснуть, представляя, что все, что случилось ранее - всего лишь сон.

Годрек тем временем догнал Сигрид; оба льва зашли на какую-то очень хорошую полянку, окруженную густыми пышными деревьями. Здесь же самец опустил брата на землю, который только почувствовав лапками холодную и грязную почву, тут же ойкнул, стараясь примостить пушистую попу где-нибудь во влажной, но хотя бы не такой грязной, траве.

Старшие львята говорили между собой о каких-то призраках и о Брете, пока сын конунга пытался понять, что произошло и переварить произошедшее. Никто не догадался ему объяснить причину всего случившегося в пещере, а ведь Эйкен уже начинал думать, что мог пострадать не только тот пятнистый подросток, но все, кто там был, включая отца и Рокко. Эта мысль не давала котенку покоя, но спросить у старших львят крон-принц не решался: он был слишком напуган, непривычно тих и спокоен, а еще очень сильно удивлен тому, что его сестра и брат совершенно не поддаются панике и, кроме того, даже и не переживают по поводу случившегося.

- Айда в прятки! - в конце концов предложила Сигрид, чего львенок никак не ожидал. Брат, конечно, идею сестры с удовольствием поддержал, что привело Эйкена в дикую панику снова остаться одному. Он хотел было прохныкать что-то вроде: "не уходите", но не успел, потому что оба сиблинга исчезли из виду, словно их и не было никогда. Тогда, набравшись смелости, детеныш предпринял попытку попробовать найти обоих львят, но снова вспомнил об ужасном крике в пещере, а потому только и сделал, что забился в кустах, свернувшись маленьким комочком.

Ему хотелось к матери, а в крайнем случае - к отцу, но он не мог себе позволить плакать и показывать, что он слабый и ему страшно. Отец может подумать, что Эйкен не достоин тогда быть его сыном, а братья и сестра его попросту засмеют, но как пересилить свои собственные эмоции? Как показать себя веселым и беззаботным, когда этот ужасный крик в пещере стоял в его ушах? Львенок не мог дать ответа на этот вопрос, а потому предпочел молча отсидеться в кустиках, стараясь унять дрожь в теле и успокоиться.

Эйкен не знал, сколько он сидел в своем укрытии, но, кажется, не очень долго, потому что Годрек вернулся довольно быстро, причем с кем-то в зубах. Он положил это что-то себе в лапы, а затем подозвал каждого сиблинга к себе. Радостный от того, что кто-то из подростков, наконец, от него не уйдет, львенок первый выскочил из кустов навстречу Годреку; Эйкен хотел залезть льву на спину и зарыться в зачатках гривы, но его внимание приковал странный маленький объект, сидевший в лапах серого самца. Удивленно наклонив голову набок, львенок напрочь забыл о своем страхе, потому что его внимание переключилось на совершенно другое - а конкретно на этого маленького зверька.

Детеныш осторожно подошел поближе, разглядывая уснувшего щенка.

- А это кто? - шепотом спросил Эйкен у брата, понимая, что зверек в его лапах крепко спит. Львенок же сначала потянул воздух носом, вдыхая запах маленького зверька и чувствуя запах молока, в первую очередь, а затем протянул лапку, желая его потрогать, но не решаясь этого делать - вдруг разбудит или напугает?

+1

890

Пещера прайда --→

Когда прайд остановился, лев вышел на полянку, пересчитал детей и, не досчитавшись нескольких, хмуро вздохнул. Впрочем, он быстро заметил следы, которые оставила Сигрид, а потом увидел и Годрека, который прятал кого-то между своих передних лап, старательно вылизывая его. Заинтересовавшись, лев подошел к нему и, посмотрев на маленького щенка, несколько удивленно посмотрел на своего сына - впрочем, прогонять малыша лев явно не хотел. Он встретился взглядом с Годреком, вздохнул и, отойдя чуть в сторону, нашел следы сына - благо, он еще не очень хорошо умел их маскировать. Конунг прошелся по ним, нашел мертвую самку гиеновой собаки, тяжело вздохнул и вернулся на полянку - сын явно очень хотел оставить себе щенка, в любом случае, из псового выйдет хороший помощник и друг для льва.

Вот только это было не единственное, что волновало конунга - детей все еще не хватало, и поэтому хотелось верить в то, что кое кто увязался за Акерой. Вздохнув, темный лев нагло улегся в наиболее удобном месте поляны, с которого было удобно наблюдать за детьми, и до кучи нависшие над ним ветви защищали от плохой погоды, зевнул и стал проворачивать в голове события последних часов. Вообще, появление Рема в пещере прайда было само по себе достаточно странным, а если добавить еще и тот факт, что теперь то его видели вообще все львы, а не только гвардейцы. Лев с некоторой грустью пожалел о том, что в этот момент в пещере не было Реда, он то точно обрадовался бы увидеть призрака отца... Хотя, судя по некоторым рассказам Рагнара, к молодому льву призрак и так иногда приходил.

Вообще, Рем считался хранителем прайда, и это радовало - но подобное появление просто прямо указывало на опасность прайда, а еще... А еще было похоже на то, что призрак держал свод от падения. Это было странным, обычно призраки не поступали подобным образом, как правило, они не могли. Лев, конечно, слышал о том, что иногда призрак начинает обладать физической материальностью, но только в случае, если он сливается с душой живого - а если так, то получалось, что Рем стал фамильяром. Но чьим? Реда? Нет, льва не было в этот момент в пещере, да и отца он плохо помнил... Исгерд? Тоже нет, еще до ее прихода лев слышал от Рагнара про призрака. Стоп. От Рагнара - именно он первым стал рассказывать про призрака, именно он лучше всех при жизни знал Рема - значит, он и стал его пристанищем... Возможно. В любом случае, Фаер был рад подобному - призрак действительно сейчас спас многих львов из прайда.

Вздохнув, лев поудобнее устроился, посмотрел в сторону своих детишек и, снова зевнув. Лев понятия не имел, что делать с таким маленьким щенком, но у них был Джек, так что шакал вполне мог бы помочь разобраться в такой сложной ситуации. На взгляд конунга щенок был уже достаточно большим, что бы есть мясо, на крайний случай можно будет давать ему уже прожеванное - так даже лучше будет. Во всяком случае, Реда, когда тот был мелким, выкармливали именно так, и судя по его размерам и гордому нраву, вполне успешно. Завалившись на бок, лев посмотрел на небо, которое, судя по всему, решило смыть их с земли, понюхал дождь, который уже отчетливо пах гарью и задумался о том, что в прайде у Нари могло случиться нечто очень страшное.

Отредактировано Фаер (4 Фев 2018 00:45:11)

+1

891

---→ Пещера за водопадом

К счастью, Северина не пришлось тащить всю дорогу: слишком уж он был велик для того, чтобы его таскали за загривок. И когда это вся прайдовская малышня умудрилась так вымахать?
— Будешь продолжать так расти — скоро перестанешь помещаться в пещере, — невольно ухнул белогривый, отпуская подростка бежать своими лапами.
Все остальные уже бодро шлепали впереди. К счастью, дети уже вполне оправились от испуга и вели себя... обычно. Как и ведут себя дети. Вроде бы даже собирались затеять какую-то игру, хотя ни Северин, угрюмо встряхнувшийся, когда Урс отпустил его шкурку, ни мрачно размазывающая по щекам слезы Шарра не спешили присоединяться к остальным.

Белому было, конечно, не до того, чтобы следить за чужими детьми, и все же он, как и Фаер, проследил, чтобы все без исключения поднялись в джунгли, укрывшись под кронами Ветер был силен, но чем дальше в лес, тем меньше повреждений он мог нанести; деревья росли довольно густо, переплетаясь ветвями и корнями, и отойдя от открытого места подальше, можно было быть уверенным в том, что ничего не случится. По крайней мере, камни на голову не упадут.

За те минуты, что лев провел на тропинке, ведущей к лесу, он умудрился вымокнуть до нитки. Дождь пришел внезапно, будто тучи принесло сюда какой-то недоброй силой — и, к сожалению, Урс догадывался, какого именно происхождения эта сила. Ветер так и завывал, будто старался выцарапать прайд из его надежного укрытия под ветвями; белый с облегчением встряхнулся, когда все они оказались на небольшой поляне, со всех сторон окруженной толстыми стволами. Кроны смыкались высоко над их головами, и хотя отдельные капли дождя проникали даже сюда, их было слишком мало, чтобы потревожить кого-то.

Самец обошел поляну по кругу, настороженно принюхиваясь. Первый подземный толчок пришелся на ночное время, но сейчас, если ощущения не подводили белогривого, уже наступало утро. Толком понять все равно было невозможно: тяжелые тучи, налетевшие со стороны вулкана, закрыли небо плотной серой пеленой. Вроде бы немного просветлело, и только.

Хазира все еще не вернулась; хотя лев знал, что она взрослая самка и не пропадет без него, он все равно не мог заставить себя перестать тревожиться. Конечно, она не станет впадать в панику, да и на холмах она в большей безопасности, чем в логове. Там на нее ни дерево не обрушится, ни камень не упадет. Или вот как с Бретом произошло...

Посидев еще немного, Урс, наконец, достиг нужной кондиции. Беспокойство никак не унималось, и прекратить маяться можно было только одним способом.
— Я выйду на холмы, — наконец, устав от ожидания, проговорил самец, обращаясь к Фаеру, — Хазира до сих пор не вернулась, хочу попробовать ее отыскать.
Он знал, что Кеннел уже получил задание облететь границы, но орел вряд ли будет методично прочесывать территорию в поисках какой-нибудь запаниковавшей кошки; к тому же, любой куст или рощица скроют Хазиру от глаз птицы. По запаху Урс отыщет ее быстрее, чем кто-либо другой.

-----→ Холмы

0

892

Их прогулки не могли не заканчиваться спокойно — это Сигрид уже успела понять. Сама она, ухода, услышала жалобные писки младшего, однако же на секунду замешкалась, услышав отца. Не успела!

Тем не менее, её разочарование быстро сменилось любопытством, когда Годрек притащил из кустов что-то, что явно не походило ни на добычу, ни на трофей. Оно было живым, шевелилось, кажется, даже говорило. Естественно, чисто кошачье любопытство победило, и львица вышла из укрытия, направляясь к брату. Эйкен успел первым оказаться рядом и даже заносил лапу над странным существом, когда Рид лапой оттащила братца к своей груди.

А вдруг он опасен? Эйкен, будь осторожен!

Но сама продолжала вглядываться в мелкое дрожащее животное, явно забывшееся тяжёлым беспокойным сном. но не было похоже на иных зверей, что знала Рид,  и даже не предполагала, что с ним делать. Подняв глаза и втретившись взглядом с братьями-сиблингами, она успела лишь пожать плечами, когда к ним плавно спустился Каспар, обеспокоено обходя серого брата.

Каспар, кто это?

Ворон помолчал, всё ещё присматриваясь и буто бы примеряясь. Затем птица бодренько ускакала в те кусты, откуда пришёл Годри, и Сигрид, не сдержавшись, показала ему в спину язык — порой птиц выглядел слишком заносчивым, даром что по львиным меркам его возраст колебался бы около четырёх лет. Буквально прикрыв рот лапой и отсмеявшись, но продолжая второй лапой придерживать младшенького (Только при папе язык не показывай!), охотница вновь приняла серьёзный вид, тем более, что ворон уже вернулся.

Это гиеновидная собака. Это... что-то вроде гиены, но куда приятнее, помельче и намного красивее. Он... очень маленький, куда младше даже Эйкена. Его мама... — ворон замаялся, подбирая слова, — Очень крепко заснула. Навсегда. И он один не выживет, придётся заботиться о нём. Надо будет ловить ему что-нибудь мелкое. Думаю, он уже не пьёт молоко.

Закончив свою лекцию, птиц недвусмысленно глянул на кошку, как бы намекая. Но Сигрид не намеревалась пока вмешиваться в дела Годрека, а коротко ответила отцу, которого явно заинтересовал этот мики-кружок по интересам:

Пап, это Каспар. Я его на охоте поймала. Можно он останется со мной? Он хороший, не такой, как Кеннет, но я тоже вырасту, и он вырастет!

Испепеляющий взгляд чёрной птицы как бы говорил "я тебе не служка", но по факту изменить ничего не мог — повреждённое крыло не давало ему возможности далеко улететь, а жить рядом со львами означало всегда иметь доступ к еде и сухому жилью, особенно, если эта наглая девчонка научится хоть каким-то манерам и уважению пернатых! Во всяком случае, он явно не ожидал, что после отцовских вопросов появился доля вопросов для него же. Поспешив избежать участи ходячей энциклопедии, он упрыгал в сторону, демонстративно пытаясь сделать вид, что ищет червяков (хотя их он никогда не ел и в принципе не переваривал).

Сигрид, изобразив на морде смешанную гамму чувств от "эй, ты куда" до "ну и иди", вернулась к братьям, решив продолжить наблюдения и, правда, заботу о мелком детёныше.

Нам будет теплее, если мы ляжем близко-близко, — почти шепотом предложила самка, устраиваясь возле серого брата. Лапой она обозначила место для КОрти, а также показала Эйкену место у себя между передними лапами. Подняв взгляд на отца, воительница спросила:

Пап, а когда мы вернёмся домой?

+1

893

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

Дальнейший порядок отписи: Годрек, Эйкен, Фаер, Сигрид

• Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
• Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

894

Из ниоткуда --→
Львица, которой, к счастью, успели объяснить, что делать в случае опасности для прайда, вышла в джунгли, явно намереваясь присоединиться к остальным, как вдруг она увидела странное, даже немного пугающее зрелище – сквозь ливень, который даже в джунглях мощно ощущался, рано утром перлось нечто страшное. Когда это нечто приблизилось ближе, Исгерд немного присела на свой зад, странный зверь с двумя головами, огромный, как гора, надвигался прямо на нее. Уже обдумывая способ побега, львица прижала уши к голове и припала на передние лапы, намереваясь рвануть куда подальше, как вдруг страшный зверь открыл нижнею пасть и сказал:

- Ты как тут?
- Рагнар? – необычно тонко и хрипло сказала она, а потом, тряхнув головой, добавила, - кретин, блин, напугал… Тоже мне, лев двухмордый…

Ухмыляясь, львица приблизилась к брату и, посмотрев на его ношу, кивнула львам, которые следовали за ним, а потом, двинувшись рядом с хёвдингом, снова с сочувствием посмотрела на львенка – а потом, толкнув брата лапой в плече, тихо спросила:
- Сильно упал?
- Из пещеры…
- Бедный пацан.

Через некоторое время львы вышли к прайду, и валькирия, подойдя с Рагнаром до корней одного из дерева с небольшой, но давно брошенной норой в корнях, помогла сгрузить туда львенка. Снова улыбнувшись попутчикам брата, она доложилась Фаеру , потянувшись, запрыгнула на поваленное дерево, которое своей верхушкой привалилось к еще стоящим деревьям, поднялась до его середины и, усевшись по удобнее, зевнула. Сверху ей было хорошо видно весь прайд, включая детей Фаера и раненого подростка, к тому же, можно было наблюдать и за подходами к их полянке.

При этом львица понимала и тот факт, что прайд может рассмотреть и ее саму – тем более, что во время дождя ее мокрая шерсть прилипла к ее телу, и те глупцы, которые считали ее или Рагнара длинношёрстыми, сильно удивлялись - к тому же, львица считала, что подобным образом она выглядит симпатичнее – сразу становилось ясно, насколько она стройная и крепкая.

+1

895

"Глупая сестренка!" - с чистым сердцем подумал Эйкен, когда крутился вокруг принесенного Годреком щенка, - "и с чего она взяла, что он опасный?".

Опасным что-то было, что находилось в пещере. Львенок сам слышал своими собственными ушами, как кричал Северин, но почему-то никто ничего не сделал. Ему бы хотелось знать, что произошло дома, потому что если теперь там так страшно, то как же там жить? Вот только спросить было не у кого, потому что каждый был занят своим делом. Годрек вот, например, этого малыша принес и теперь был, кажется, полностью им поглощен.

- Он же маленький! - возразил Эйкен на слова сестры, но все же не решился трогать его лапкой. Он сам не понимал, что его останавливало: то, что малыш спит и его было жаль будить, либо же действительно появилось какое-то опасение, которое все-таки смогла посадить в сердце львенка Сигрид.

Ворон объяснил, что это за зверек такой и... мягко пояснил, что с ним случилось. Эйкен после слов птицы опустил уши вниз и отвел глаза. Ему было жаль щенка, который остался совершенно один, но после этих слов львенок вспомнил о собственной маме, которую не видел еще с ночи. Он вдруг неожиданно почувствовал настоящую тоску, как иногда бывает у детей, которые просыпаются среди ночи и ищут материнского тепла и нежности.

Он хотел спросить у конунга об Акере, но не успел, потому что сестра позвала львенка полежать у себя в лапах. Львенок медленно и послушно поплелся к Сигрид, улегся рядом и уткнулся ей в грудь, зарываясь носом в шерсть. Он смотрел на своего отца, который лежал недалеко от львят; Фаер выглядел довольно беззаботно и по нему было непохоже, чтобы он терял свою супругу. Ребенок, к сожалению, этого не понимал, но, согревшись в тепле сестры, поднял мордочку и посмотрел на нее.

- А ты не знаешь, где мама? - задал он вопрос юной львице, а потом повернул голову и посмотрел в сторону отца. К нему подошла Исгерд. Суровая самка о чем-то сказала конунгу и запрыгнула на дерево. Она наблюдала за каждым членом прайда, включая детей, но и ее было хорошо видно и, конечно, хорошо было видно в какую сторону она смотрит.

Правда сестру Эйкена это ничуть не смутило. Она предложила младшему брату пройтись по территориям прайда, но львенок был против, кивнув на Исгерд. Он прекрасно знал, что у тети лапа тяжелая и, ему даже иногда казалось, что она была тяжелее отцовской. Правда юная львица уже продумала план действия, так что когда львица отвлеклась, они с сестрой успешно слиняли подальше от взрослых-надзирателей.

Может быть, Эйкен где-то там найдет свою маму?

------→>>Холмы

0

896

Что можно было ожидать от маленького Эйкена? Коротко усмехнувшись, Сигрид взлохматила тому хохолок и сказала:

Ты тоже маленький, но кусаться умеешь сильно!

Однако же теперь, когда всё кое-как подуспокоилось, Рид решила, что не зря перестраховалась. Бывает по-разному, не стоит рисковать. На их импровизированное временное укрытие всё набредали члены клана, и когда там появилась Исгерд, Сигрид едва ли не присвистнула, если бы умела. Эта самка была для Сиг идеалом львицы-воительницы: сильная, бесстрашная, с боевыми шрамами! Однако же та выполняла функцию, кою юная валькирия терпеть не могла: присмотр. Да как им, детям самого конунга, можно не доверять? Ведь они совсем не маленькие уже!

От созерцания живого идеала кошку отвлёк голос младшенького, в котором слышалась глубокая печаль.

Твоя мама? Я не знаю, Эйк. Наша с Годри и Корти пропала вместе с сестрой уже давно. Может, твоя просто куда-то отошла? — немного погодя, самка, оглядев полянку и львов на ней, склонилась с брату куда ниже и сказала куда тише:

Мы можем пройтись по территориям и поискать её. Ты не струсишь, верно?

В ответ ей сын Фаера красноречиво указал на тётушку. У Рид встал крайне серьёзный выбор: отправится на выгул самим, при этом грозя попасться, или же остаться тут, в спокойствии и бездействии? Как бы не так!

Каспар? — позвала птицу львица, жалобно потягивая гласные. Суровая птица, с неприкрытым снисхождением глядя на рассказывающую план кошку, только кивнула, закатив глаза. Ох уж эти дети! Тем не менее, ворон как никто понимал и страх младшего льва, и желание помочь старшей дочки. Выправившись, как мог, он запрыгал по поляне, как будто бы пытаясь взлететь. В этом время львица получила ответ на свой вопрос о возвращении домой (правда, сухое "днём" её мало устроило), и поэтому обозначила брату этот временной отрезок:

Надо успеть.

Каспар, косо глядя на зашевелившихся якобы в потягушках и прогулке котятах, замахал крыльями в стороне от старших, как бы привлекая их внимание скрипением и небольшими вихрями, нагоняемыми крыльями. Столь же успешно он удалился, уйдя в совершенно иную от львят сторону, как будто бы он тут вообще не в тему.

А львята отправились к холмам.

-----→ Холмы.

0

897

---→ Пещера за водопадом

Настроение на нуле, но ее сын все-таки будет жить. Сейчас Пат просто не могла заставить себя испытывать хоть какие-то положительные эмоции, но позже, все взвесив, она будет рада, что все обошлось малой кровью. Пусть травма, но лапа цела, и, может быть, Брет даже сможет бегать и самостоятельно охотиться.

Конечно, пока он в прайде, ему не грозит судьба его отца. Никто не станет прогонять его отсюда; сама Пат уже довольно долго жила здесь, и была уверена, что проведет на этих территориях если не всю свою жизнь, то большую ее часть. Но захочет ли Брет оставаться здесь, вот вопрос?
К счастью, от невеселых мыслей самку все время отвлекали. Рагнар нес Брета, а львица крутилась вокруг, одновременно стараясь и не отстать, и не попасть ему под лапы. Львенок, к счастью, пока еще был без сознания и не сопротивлялся.

На небольшой полянке под деревьями собрались почти все. По пути к ним присоединилась еще одна львица; шрамов на ее шкуре было предостаточно, но ни один из них не был свежим — похоже, что, кроме Брета, никто серьезно не пострадал. У многих были ушибы или царапины, но не более того.
Пат была лишь одной из многих на поляне, хотя и выделялась, щеголяя пятнистой шкурой среди однотонных. Когда-то она стеснялась этого, но в прайде ее принимали такой, какая она есть, и, странное дело, сама полукровка со временем смогла принять это и полюбить себя. Но только не сейчас. Не сейчас, когда одного львенка она потеряла, а другой был ранен.

Где-то еще сейчас Шу? Мисава до сих пор не вернулась, а ведь ушла на поиски уже давненько. Акеры тоже не было видно. Пат обеспокоенным взглядом поискала Северина и Шарру, и с облегчением отметила, что оба здесь. Не хватало еще, чтобы эти двое побежали на поиски приключений. Сейчас это было бы слишком даже для таких оторв, как эти двое.
Львица настороженно осмотрелась и понюхала воздух. Дрожь земли уже давно утихла, но шум ливня не утихал. Густые кроны деревьев задерживали струи воды, так что на поляне было сухо, относительно тепло и безветренно. Довольно уютно, и Пат в принципе считала, что это не такое уж плохое убежище. Совсем недавно пещера ее тяготила — эти каменные стены, потолок с уродливыми наплывами и выростами, неровный пол, кое-где в трещинах, а кое-где уже успевший сшоркаться от большого количества прошагавших по нему лап. А поди ж ты, сейчас, лишившись логова, она вдруг поймала себя на мысли, что хотела бы туда вернуться.

— Брет? — негромко позвала она, когда Рагнар сгрузил бесчувственное тело ее сына на широкие листья, которые полукровка, подсуетившись, быстренько нарвала по краям полянки.
Львенок не отзывался, хотя грудь его вроде бы вздымалась мерно и спокойно.
Чтобы хоть как-то избавиться от тревоги, Пат поспешила к остальным детям. Шарра выглядела очень недовольной; Северин был, к тому же, изрядно встрепан. Вид у обоих был... а какой еще должен быть вид у львов, которые чудом избежали смерти? На морде дочери застыло такое упрямое выражение, будто она собиралась лично разобраться с вулканом. Пятнистая, впрочем, традиционно проигнорировала это, принявшись хлопотать над обоими, вылизывая мордочки детей, будто они были еще малышами — хотя они уже почти переросли ее.

+1

898

Пять каменей →

Лев выглядел уставшим и... И испуганным. Вообще, для Реда подобное состояние было крайней редкостью, но сейчас, продираясь по джунгям сквозь ливень и мокрую растительность, рыжий лев даже не обращал внимания на шум, который он издавал - он слишком сильно хотел найти хоть кого-то из прайда, опасаясь, что все они погребены под завалом пещеры. Выскочив на поляну, которую уже давно было решено использовать как место резервного сбора, воин вздохнул с облегчением, рассмотрев мощные фигуры своего дяди, Фаера и тети. Кроме них, на поляне были львята и Пат, а еще были четко видны следы более старших детей конунга - а значит, некоторые львы спастись успели.

Подойдя к львам, он уселся на зад, перевел дух и тихо заговорил, обращаясь ко всем сразу:

- Все плохо... Я возращался с патруля и прошел мимо пещеры, там весь вход завален, я попробовал войти через запасной - там тоже... - Лев нервно сглотнух и, махнув кончиком хвоста, вдруг прорычал, - вонючая падь, да нам повезло, что весь прайд не остался там... Я видел много следов на парапете водопада, но где все?

Рыжий лев выглядел обеспокоенно и все еще испуганно, он, рожденный одиночкой, вполне себе мог выжить в соло, но привык уже существовать в прайде, да и дядя его несколько раз обмолвился о том, что мирная жизнь расслабляет... К тому-же, у конунга (а он все еще оставался конунгом для них, плевать, что прайда больше нет), были дети, а значит, он не рескнет еще долгое время идти далеко. Нет, конечно, они когда то совершили переход из родного фьорда вместе с Редом, мелким котенком тогда еще, но... Один котенок не толпа, его можно было нести по очереди, да и прокормить проще. Тяжело вздохнув, молодой воин осмотрелся и, увидев лежашего Брета, молча подошел к нему, посмотрел и, пошевелив желваками, вернулся обратно.

- Просто охренительно... Потенциальный инвалид. Упал? Похоже на то, если бы придавило, были бы раздробленные кости... И котята. Много котят. Хрен мы куда уйдем отсюда, блин... Ладно, подождем решения вожаков, вроде у гвардейцев была своя пещерка рядом, во всяком случае, дядька пару раз об этом обмолвился...

0

899

Пост от лица фамильяра персонажа Шантэ

Богороща-----→>>

Уже издалека Вёльва заприметила, что на юге творится или, во всяком случае, творилось неладное. Об этом ей говорили запах гари, еще стоящий в воздухе тяжелый кумар и многочисленные животные, бегущие в сторону севера (явно же спасающиеся от чего-то). В конечном счете, птица узнала от пролетавших мимо южных собратьев о некоем страшном явлении - о взрыве вулкана Килиманджаро. Вёльва плохо себе представляла, что это такое, но судя по некоторым жертвам, которых ей удалось увидеть позже – это было жутко страшно. Теперь советница Шантэ вздыхала с некоторым облегчением, потому что подобное явление никогда бы не коснулось севера. Конечно, лавины, которые скатывались с вершин гор, тоже были очень опасными, способными завалить под себя целые львиные прайды, но от них все же можно было как-то укрыться. Вёльве казалось, что от грозного взрыва, лавы и огня укрыться было невозможно.

Филин никогда не залетала дальше нынешних земель Баргестов, поэтому ей была неведома жара. Когда птица с этим столкнулась, то ей пришлось притормозить со скоростью полета и постоянно искать источник воды, кроме того, советница все еще плохо ориентировалась. Она даже летела сначала четко на юг, почти добравшись до Земель Гордости, однако позже сообразила, что двигается совершенно не в том направлении. Тем не менее, благодаря рекомендациям Леди Севера, и информации пролетавших мимо птиц или проходивших животных, кто такой конунг Фаер и где его искать, Вёльва добралась до холмов, а позже и до джунглей.

Здесь она тоже узнала о том, что прайд конунга постигла неудача. Кажется, что у львов обвалилась пещера, в которой они жили, но серьезных потерь они не понесли. В любом случае, даже если бы были плохие новости, Вёльва наверняка утаила бы это от Шантэ, заботясь о здоровье львицы и о здоровье будущих наследников севера.

«Все-таки с такими львами жить спокойнее», - подумала птица, опускаясь у границ джунглей на ветку дерева, чтобы перевести дух. Она сидела так довольно долго, ибо не знала, куда лететь дальше ввиду густоты растительности, да и спросить дорогу было не у кого: все животные куда-то внезапно резко подевались, а те, что находились рядом, предпочитали молчать. В конечном счете, филину пришлось поймать маленькую мышку и напугать ее перспективой быть съеденной; тогда только дрожащая жертва поведала хищнице о том, где искать местное поселение львов.

И Вёльва, наконец, нашла.

Фаера филин узнала сразу же. Он, как ни странно, был невероятно сильно похож на свою дочь (постойте, а не наоборот ли?). Вокруг конунга толпились еще несколько львов, причем разных мастей и возраста. Они занимались своими делами: кто-то докладывал королю о чем-то, кто-то патрулировал территорию, кто-то просто отдыхал. Впрочем, филину не было до этого никакого дела: в первую очередь, необходимо было поговорить с конунгом.
Только сейчас Вёльва замешкалась на пару секунд, потому что в голову пришла странная мысль. Почему, если у Леди Шантэ отец – южанин, он носит титул северянина – титул конунга? Не значило ли это, что этот самец тоже был родом далеко не отсюда, а сама самка гораздо больше северянка, чем себе представляет? Это вдохновило птицу и заставило ее проникнуться еще большим уважением к самцу.

Бесшумно опустившись на землю напротив льва, Вёльва назвала его по имени и титулу и поклонилась в знак уважения, а когда Фаер разрешил ей говорить, она ни на секунду не растерялась, потому что долго готовила речь заранее, зная, что необходимо будет объяснить многое, но в двух словах.

- Я прошу прощения, что вторгаюсь в ваши дела, конунг, - заговорила филин, складывая крылья и внимательно разглядывая его большими оранжевыми глазами и все подмечая сходство между им и Леди Севера, - но думаю, что принесенная мною весть Вас обрадует. Меня прислала Ваша дочь – королева Шантэ. Она и король Севера – Траин – поселились на наших землях и образовали там прайд. С Вашей дочерью все в порядке, она в полном здравии и ожидает в скором времени потомство. Она очень скучает по своим родным и хотела бы увидеть их.

Вёльва не стала добавлять о том, что леди Шантэ интересуется делами прайда, потому что птица видела, что случилась беда, и ей не хотелось бы лишний раз напоминать об этом конунгу. Он сам, наверно, расскажет все, что  необходимо будет передать.

- Есть еще одна важная новость, конунг, - продолжила говорить филин, не давая самцу переварить информацию постепенно. Она не думала о том, стоит ли вообще озвучивать эту новость. Здесь скорее сыграл собственный инстинкт самосохранения, потому что филин надеялась, что отец не останется в стороне от будущих нападений на север и поможет своей дочери, а заодно и остальным животным. Все-таки Вёльва действовала не только в интересах своей королевы, - но на этот раз не самая хорошая. Ваша дочь, тем не менее, находится в опасности. Я боюсь за север и за свой народ, а теперь и за нее и за ее народ. Дело в том, что совсем недавно на нас напали Белые Ходоки.

Вёльва была уже готова объяснить, кто же такие эти Белые Ходоки, но вместо этого сама застыла с открытым ртом, наблюдая реакцию Фаера. Шок, который отразился в глазах льва, невозможно было не заметить. Южанин знает о Белых Ходоках – это нечто странное, что просто не укладывалось в голове филина. Теперь она понимала, почему Боги избрали этих двух молодых львов в качестве хранителей севера.

Но помимо того, что конунг таким образом отреагировал на эту весть, так рядом стоящий огромных размеров лев тоже ощетинился, явно понимая, чем дело пахнет. Кажется, что это были истинные жители севера, которые по какой-то причине просто перекочевали на юг.

Филин молчал, пока Фаер не приказал говорить дальше.

- Белые Ходоки прислали на земли медведя. Северное братство, а именно такое название дали своему прайда Лорд Траин и леди Шантэ, сумело отразить атаку зверя, но потеряло нескольких львиц в ходе сражения.
Вёльва вдруг понизила голос, будто боялась, что уши Белой смерти дотянутся и сюда.
- Я боюсь, что они скоро начнут присылать настоящих воинов. Северное братство, конечно, надежно укреплено, а лорд Траин создал Ночной дозор, который специально призван защищать прайд от посягательств белых врагов, но от визита Короля Ночи никто не застрахован. А там, где Король Ночи, там смерть.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Джунгли