Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Цветущие луга


Цветущие луга

Сообщений 211 страница 216 из 216

1

http://s1.uploads.ru/i/5/R/E/5REPm.png

Густые джунгли, составляющие большую часть Оазиса, время от времени расступаются, сменяясь широкими зелеными холмами, поросшими цветами и высокой травой. Живописная местность привлекает множество птиц и мелких животных, которых здесь пруд пруди.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и "+2" к поиску целебных трав.

2. Взрослый лев, некогда живший в прайде Фаера, но потом ушедший вместе с семьей в Оазис, погиб во время охоты от укуса змеи. Добрый, но беспокойный дух, не знающий ничего о судьбе своей дочери, которая тогда осталась совсем одна. Встретить его можно во время охоты или просто прогулки по лугам — бледный полупрозрачный силуэт в зарослях травы вечно выслеживает добычу.

3. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Цикорий, Одуванчик, Шалфей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Тихая река
Тропический лес

0

211

Тихая река-------→>>

В отличии от моей молодой подруги, я не был особо счастлив тому, что мы разделились с ребятами даже если это увеличит процент добычи еды. Я всячески успокаивал себя, что ничего плохого не случится с ними, что все будет здорово и замечательно, ведь они уже взрослые сильные львы. Но кто знает какие опасности могут таиться в оазисе? Вдруг здесь живут каннибалы? О таких я однажды слышал от одного знакомого льва. Или вдруг здесь живет какой-нибудь прайд, который совсем не рад чужакам? В конце концов здесь куча змей, крокодилов и других не самых дружелюбных зверей, которые достаточно опасны даже для львов. Даже для взрослых львов. Даже для ДВУХ взрослых львов, один из которых самец.

Может быть, если бы я сам растил свою дочь, если бы не кормил обещаниями Сарафину, половину из которых я был не в состоянии выполнить, я бы не переживал настолько сильно. Сейчас я больше всего боялся, что не смогу сберечь свою единственную девочку. Этим я вгрызусь своей любимой львице прямо в глотку. И сам останусь один.

Нала твоя дочь, - внезапно послышался голос Иши.

- А? - Я не сразу понял, что она сказала. Я повернулся к ней, а она смотрела на меня пристально и внимательно. Это был не вопрос.

Неужели я так сильно себя выдаю? Впрочем, я действительно достаточно подозрительно себя веду. Не может самый обычный лев так трепетно беспокоиться о чужой ему львице, которую он увидел впервые пару месяцев назад. Не может он рисковать жизнью ради нее, перелезая через пустыню и сталкиваясь с различного рода неприятностями, тем более, в таком возрасте. Иша пошла со мной, но она - другое дело. Мы с ней вместе уже несколько лет и достаточно долго друг друга знаем, но Нала является мне почти незнакомкой. Не может лев так рисковать собой пусть даже ради самки, которая является дочерью твоей возлюбленной, но не тебе, как я сам подразумевал.

А теперь, мне так просто в лоб говорят мой дражайший секрет. Я замялся от неожиданности, но Иша не отступала.

Мы с ней это не обсуждали, - а я об этом даже подумать не успел, но выдохнул с облегчением: еще мне объясняться здесь перед Налой потом не хватало, ибо и без того проблемы были.

и ни с кем не обсуждали. Но она ведь не знает? И ты до сих пор ей об этом не сказал, верно? - Продолжала нажимать Иша. Я опустил голову вниз и отвернулся. Это был не вопрос, а значит, отмахиваться здесь было бесполезно.

- Зачем ей говорить об этом? - Тихо спросил я у юной самки, - у нее сейчас набиты мысли спасением о своем прайде, как у меня четыре года назад. 

Я поглядел на Ишу, мотнув головой.

- Ты не сильно обрадовалась, когда встретила своего отца. Думаешь, она рада будет тому, кто бросил ее с матерью и ушел?

Я фыркнул. Я, конечно, ушел не потому что побоялся ответственности или не желал наследников: я даже не знал, что львица забеременела. Я ушел, потому что у меня был свой прайд. Потому что там я был королем. Но путешествие так сильно затянулось, что в конечном итоге я решил не приходить вовсе. Я думал, что Сарафина будет зла на меня за то, что я пропал и не вернулся, не послал даже весточки. К тому же, в годы моей молодости, для меня не было ничего милее свободы.

Но разве это оправдывает мой поступок?

+1

212

Дааааа, ради этих моментов стоило высказать все это вслух. Иша хотела сделать это гораздо раньше: сперва намеревалась просто спросить — еще тогда, в самом начале пути, отметив некоторое сходство черт льва и львицы. Постеснялась, да и не представилось такой возможности, а затем все просто забылось. До поры до времени.
Но теперь-то уж точно удобный момент для этого: они одни, и при этом отошли довольно далеко от остальной компании — даже если кто-то захочет, не услышит ничего. Меньше всего Ише хотелось, чтобы Нала узнала обо всем вот так по-глупому, просто случайно подслушав чужой разговор.
Смятение на морде Керу сменялись растерянностью, а затем он отвернулся, чтобы не встречаться с требовательным взглядом бурой. Та терпеливо ждала, и постепенно настойчивость в ее взоре сменилась сочувствием. Вряд ли самцу было приятно узнать, что все эти годы он провел вдали от дочери, и та успела вырасти, так и не зная своего отца. Вряд ли ему легко и теперь: хотя он рядом с Налой, она до сих пор считает его лишь хорошим знакомым, другом матери, но не более того. Как-то еще она воспримет его признание?..
И все же самка была уверена: сказать ей об этом необходимо, и чем быстрее это произойдет, тем лучше. Не однажды она задумывалась об этом в пустыне, когда они, обессилевшие, упрямо делали шаг за шагом, не зная, найдут ли очередное укрытие, чтобы переждать еще один смертоносно жаркий день. Что, если бы Нала погибла в этом путешествии? Что, если погиб бы Керу? Что, если бы он не успел признаться ей, или она узнала обо всем уже после, собственными лапами похоронив друга и не зная, что он — ее отец?
Не однажды с кончика языка Иши уже была готова сорваться короткая фраза — всего три слова, — которые могли поменять все.
И все же она не имела права делать это за него. И потому молчала.

Сочувственное выражение на ее морде сохранялось лишь до тех пор, пока Керу вскользь не упомянул про Брена. Вслед за этим у самой морды самца оказалась ее собственная, оскаленная, с яростно горящими глазами — и глаза их теперь, когда Иша была уже взрослой, оказались на одном уровне.
— Не смей. Упоминать. О нем, — несмотря на рвущееся из горла клокочущее рычание, львица говорила негромко, сдерживая себя, чеканя слова.
Спустя мгновение она вдруг порывисто бросилась к самцу, зарываясь мордой в его гриву.
— Это совсем другое, — сбивчиво и совсем другим тоном проговорила она, чуть неразборчиво из-за того, что тыкалась носом в длинную темную шерсть на шее Керу, — мама никогда не рассчитывала на то, что Брен будет хорошим отцом, она ушла, когда почувствовала беременность. Ты совсем другой. Скажи, разве ты стал бы поступать так, как он?
Она нервно передернула шкурой. Сказать по правде, самка не особо переживала из-за того, что отношения с ее родным отцом ограничились короткой дракой, в которой Иша быстро убедилась, что мала еще спорить со старшими. Она не особо в нем нуждалась: у нее был Грей, помогавший Мисаве растить ее и Кейону, а затем... Затем в ее жизни появился Керу — и сейчас, оглядываясь назад, она бы с радостью назвала отцом именно его.
— Я была бы рада, будь у меня такой отец, как ты, — наконец, негромко произнесла львица, отстраняясь, чтобы заглянуть в глаза льва, — вот увидишь, Нала все поймет.
Она качнула головой; морщинка появилась меж ее бровей, когда Иша озабоченно нахмурилась, мимоходом глянув в том направлении, откуда они пришли, словно могла разглядеть там Налу.
— То, что Нала запланировала — опасное мероприятие. Кто знает, чем это все закончится, — ровным голосом продолжила самка, — может быть, сейчас как раз лучшее время, чтобы сказать ей. Мало ли что, — севшим голосом закончила она.
И, отвернувшись, упрямо мотнула головой, стараясь отогнать от себя невеселые мысли.

+3

213

Я погорячился и был не прав. Я знал, что Иша в тот раз была не шибко рада видеть своего нерадивого папашу, но чтобы настолько сильно сильно хранить в себе всю ту обиду с далекого детства... Да, я действительно был не прав, но, как обычно водится, понял это лишь только тогда, когда оскаленная морда львицы была в пару сантиметров от моего торчащего носа.

Мне стало очень стыдно. Взрослый лев, но догадаться о том, что Брен - не самый лучший пример для самки, я не смог.

- Прости меня, Иша, прости, - я опустил уши, помотав головой. Бедная малышка. Из меня не только отец никудышный, но еще и собеседник.

Но минутный гнев юной хищницы быстро сменился на покладистый нрав. Самка поняла, что сгоряча повела себя излишне агрессивно. Она почти в туже секунду прильнула к моей груди и зарылась носом в гриву, сменяя гнев на милость. Все прошло так быстро, что я даже не успел проследить за движением Иши. Однако, я не сердился и не обижался на нее: слишком хорошо знаю ее секундные выпады, к тому же, в данный момент я был сам дурак, я же и получил соответствующую реакцию.

- Скажи, разве ты стал бы поступать так, как он?

- Я это я, а он - это он, - почти не задумываясь, вздохнул я, - мы слишком разные.

Я поглядел на львицу. Как бы то не было, а Брен мне самому не понравился. Он был слишком груб, импульсивен и довольно жесток по отношению к своей дочери. Единственный урок, который он преподал юной львице, мог закончиться для нее весьма плачевно, будь она одна или не признай он в ней дочь. Тем не менее, я уважал его как матерого самца и как льва, по достоинству оценивающего своего противника, справедливо и без лишних ужимок. В этом ему нужно было отдать должное.

Тем не менее, с Ишей я бы так никогда не поступил. Я любил ее как дочь, потому что все эти годы она заменяла мне семью, которой по факту не было. То, что я околачивался на землях Скара не значило, что я был частью его прайда. И то, что периодически мы виделись с Сарафиной также ничего не значило, потому что эти встречи были редки и очень недолги. Иша была со мной всегда: мы вместе охотились, вместе спали и ели, вместе искали выходы из самых сложных и абсурдных ситуаций. Я не смог помочь ей отыскать сестру и мать, но был всегда рядом тогда, когда она нуждалась в ком-то.

Однако, чтобы снова не расстраивать самку лишний раз, я предпочел умолчать о моих мыслях. Негоже ей теперь думать об этом: я тоже не идеальный как показала практика, хотя Нала, кажется, к счастью, ничуть не пострадала от этого.

Я была бы рада, будь у меня такой отец, как ты, - Иша отстранилась, поглядев на меня, а точнее, в мои глаза. Я не отвел взгляд, но устало улыбнулся. Глупышка! Ты ведь так и не поняла, что ты стала моей семьей за все эти годы?

- Иди сюда, - проворчал я, хватая львицу лапой за шею. Приобняв ее, я ухватил зубами ее ухо и, фыркая в него и слюнявя, игриво потянул на себя.

- Я бы тебе мозги подкрутил, но боюсь, что получу за это, - я засмеялся, но был вынужден отпустить хищницу на свободу. Она была сильной и выносливой и с ней было уже не так легко тягаться, как раньше.

Однако о своем первоначальном разговоре самка не забывала. Поправившись, Иша снова заговорила о Нале и о том, что мне непременно нужно открыть ей правду. Я уже тысячу раз приводил аргументы не в пользу этой затеи, но львица была упряма, как слон.

- Хорошо-хорошо, - я выдохнул, снисходительно глянув на свою маленькую подругу, - я скажу Нале правду, но только тогда, когда представиться хорошая возможность.

Когда она предоставиться - об этом история умалчивает. Но говорить Ише я не стал, а лишь поглядел на нее смешливо и дернул хвостом. Что может с ними случится в оазисе? Самое опасное и страшное они пережили: перешли пустыню. Слабые, голодные и изможденные, ползками и перебежками, с полной пастью песка и пыли, но они пришли в это до сего дня мифическое место. Осталось только найти чего-нибудь пожрать.

- Сейчас - не время, - мой взгляд уже стал серьезнее, - не до этого нам всем.

Я поднялся на лапы и отправился дальше, давая понять бурой, что разговор конкретно на эту тему был окончен. Нужно было искать добычу дальше, потому что, по моему скромному мнению, думать и решать все проблемы на полный желудок было проще. Во всяком случае, отходить от долгих странствий в пустыне. Благо конкретной цели, кроме защиты дочери, я не преследовал, можно было и расслабить булки пока что. Волнение, конечно, за нее было, но какой-то миг мне удалось его унять. В конце концов с ней был Чумви.

- Иша, - я вдруг поглядел на львицу с каким-то волнением и грустью, - что ты планируешь делать, когда мы вернемся домой?

До этого времени я не говорил с Ишей толком о ее планах. Я понимал, что она пришла ради меня, но не понимал, как она могла оставить мать после того, как ее искала так долго. Я знал лишь кратко об обстоятельствах встречи, но никак не решался спросить у юной самки подробности. Она не рассказывала мне, да и некогда было, а сам я лезть с расспросами не хотел. Дело, конечно, тут было не сколько в любопытстве, а столько в элементарном волнении. Ише не рад был Брен, но я искренне надеялся, что мать была ей рада.

- Я бы хотел познакомиться с твоей мамой, - между делом продолжил я, вдруг чувствуя на себе пристальный взгляд. Пожалуй, будь я без шерсти, я бы покраснел, но к великому счастью, мой мех был надежным защитником не только от холода, но и от чужих глаз, пытающихся что-то разглядеть.

- Я для благих целей, - я мотнул головой, нахмурившись. Паразитка.

+3

214

Львица тут же принялась выворачиваться из фамильярной хватки самца, фыркнув и делая вид, что очень этим недовольна. Не трогай, мол, я уже большая девочка и не нуждаюсь во всех этих телячьих нежностях, — будто не она только что висла у него на шее; ох, видели бы Чумви и Нала, что она вытворяла! При них рыжая вела себя куда сдержаннее и была паинькой.
Да, пожалуй, приятно было некоторое время провести без этих двоих, — пусть даже они стали для Иши почти друзьями, — и в кои-то веки не следить за тем, что болтает твой длинный язык. Хотя самка не была болтушкой, все же ее порой тяготила необходимость скрывать то, что Керу является отцом Налы.
Конечно же, Керу не обратил внимания на ее гримасы и отпустил не раньше, чем хорошенько обслюнявил ухо львицы. Обретя, наконец, долгожданную свободу, рыжая тут же принялась демонстративно отряхиваться и прихорашиваться, хотя этот спектакль вряд ли мог кого-то обмануть. Они нередко разыгрывали что-то подобное, и на вспышки недовольства, притворные или истинные, Керу почти не обращал внимания... и так же, как огонь гаснет, если не подбросить дровишек, злость самки утихала сама собой. На льва просто невозможно было злиться.
— Ладно, ладно, — наконец с улыбкой согласилась она, решив, что оба уха, и обслюнявленное, и сухое, приведены в полный порядок, — ты отец, тебе лучше знать, когда ей об этом сообщить. Я не скажу ни словечка.
В общем-то, она считала, что Нала могла уже и сама догадаться: чай, не совсем тупая. Два и два сложить не так уж трудно, раз у Иши это получилось, то и у светлошкурой вполне получится. И если она не обсуждала это с рыжей, то вполне могла беседовать об этом с Чумви, благо времени наедине они проводили немало. Забавно будет посмотреть на выражение морды Керу, когда он наконец решится открыться Нале, если та всего лишь кивнет в ответ — будто и не удивлена вовсе.
— Я... — лев вдруг сменил тему, принявшись расспрашивать о планах самой Иши, и та запнулась на ходу, сбавив ход, а затем и вовсе остановилась, — впрочем, вовремя, потому что впереди в отдалении вроде бы был кто-то живой... и наверняка вкусный, — честно говоря, я не знаю.
Она остановилась, попыталась вглядеться в животных, но, устав, мотнула головой. Мысли путались. Вопрос оказался неожиданным, продолжение его — еще более неожиданным, и рыжей оставалось только возмущенно и удивленно округлить глаза на Керу, сразу принявшегося со смехом заверять ее, что знакомиться к ее матери он пойдет исключительно с благородными намерениями.
Как будто у него могут быть другие, — эта мысль сопровождалась слабой улыбкой. Благороднее льва Иша попросту не встречала; впрочем, она вообще мало львов видела в своей жизни.
Вообще-то мысль была неплоха. Сама идея познакомить ее мать с самцом, который опекал Ишу все последние месяцы казалась довольно привлекательной.
— Не знаю, правда, — наконец, снова заговорила львица, — познакомить вас, конечно, можно и нужно. Знаешь, у меня ведь еще и младшие братишки есть. Мама упоминала еще о ком-то... о детях Брена, я так понимаю, так что они тоже мои родственники. Никогда не думала, что у меня такая большая семья. Но я не задумывалась о том, что будет после. В смысле... — она снова запнулась, пытаясь подобрать слова, — мы ведь еще даже Симбу не отыскали, и кто знает, может быть, нам придется торчать тут полгода, разыскивая его. Это если он жив, — невольно она понизила голос почти до шепота, — и если вообще захочет возвращаться обратно. Сначала разберемся с этим всем. А там уж будет видно. Мама сказала, что будет ждать меня, но я еще не знаю, хочу ли жить с ней в прайде. Я выросла, понимаешь ли, — тут самка беззастенчиво ухмыльнулась, — и не знаю, куда мне идти.
Сквозь ухмылку, впрочем, пробивалась и тревога. Переступив с лапы на лапу, львица снова заговорила.
— Ты ведь, наверно, захочешь остаться с Сарафиной и Налой, верно?

Отредактировано Иша (12 Сен 2017 13:20:02)

+3

215

Я... - Иша запнулась словом и лапами, а потом остановилась, вглядываясь в кусты. Я проделал тоже самое: там действительно кто-то пасся, - честно говоря, я не знаю.

Я вздохнул и посмотрел на мою маленькую подругу. Она ответила далеко не сразу, очевидно, не предполагая, что я вообще способен задать подобный вопрос, либо же, совершенно не задумываясь ранее о дальнейшей своей жизни и не строя каких-либо планов. Для меня это было мало удивительным, но не менее важным: я хотел бы, чтобы Иша осталась со мной, но понимал, что у нее есть другая семья; самое важное - родная, а по словам львицы, ее не прогнали, напротив, ждут возвращения. Будет ли правильным, если она не вернется?

Она заговорила, рассуждая на эту тему. Я выслушал ее и задумался. Наше возвращение, наверно, действительно будет не скорым. Мы только пришли в оазис и даже толком не успели перекусить или отдохнуть, а я рассуждал о том, что будет дальше, когда мы уйдем отсюда. Оазис явно был не таким маленьким, каким я представлял его, поэтому на поиски короля могут уйти долгие месяцы. Если мы встретим его в ближайшее время, пожалуй, на его возвращение домой действительно будет воля Айхею, а мы исполняем правильную миссию, избрав самый что ни на есть верный путь. Правда, в такой расклад я слабо верил.

Но у маленькой Иши есть братья и сестры, есть мать. Я понимал, что она выросла и, возможно, не хочет жить в прайде, привыкнув к одинокой кочевой жизни. Не сказать, конечно, что когда мы жили бок о бок, мы слишком много обошли земель. Основной дорогой, по которой мы ходили, были границы прайд Скара и заброшенные земли. Там я периодически встречался с Сарафиной. Там Иша надеялась увидеть свою мать или сестру.

- Я выросла, понимаешь ли, - Самка ухмыльнулась. Мне показалось, что в этих нотках были звуки гордости, звуки того молодецкого задора, который еще присутствует у таких юных и не потрепанных жизнью львов. Я улыбнулся: я сам был таким. В возрасте моей маленькой подруги я желал приключений, а вот под "крылышком" матери я хотел сидеть меньше всего. Эта бурая нахальная самка так похожа в этом на меня.

- Время покажет, - с улыбкой сказал я, - а сердце - подскажет.

- Ты ведь, наверно, захочешь остаться с Сарафиной и Налой, верно?

- Я всегда буду рядом с тобой по мере возможности, - я покачал головой, вздохнув, - но кроме Налы, Сарафины и тебя у меня больше никого нет. И я не знаю захотят ли они остаться со мной.

У меня действительно больше не было цели. Оберегать свою любимую львицу и двух дочерей: Ишу и Налу - это вся моя цель. Я не был уверен, что кошка положительно воспримет новость о том, что я ее отец. Я также не был уверен, планировала ли Сарафина дальнейшую жизнь со мной, либо же ее чувство все-таки угасает ко мне, а я был для нее лишь своеобразным маяком, который мог мне помочь.

Я помолчал, ковыряя когтем землю, а потом продолжил.

- Если Симба захочет вернуться, то Скар ему не отдаст трон просто так. Если будет борьба за Земли Гордости, Нала наверняка не останется в стороне, - я посмотрел на Ишу. Я видел ее тоску, которая медленно перешла ко мне. Мне не хотелось говорить ей, но я понимал, что это должно случится рано или поздно, как и мой разговор с дочерью, - я еще пока не слишком стар и, скорее всего, поддержу Налу, потому что знаю: ее не переубедить. 

Я отвернулся. Мне бы не хотелось впутывать в это Ишу. Она еще слишком молода и не должна рисковать своей жизнью ради тех, кого по факту видит впервые. Это моя семья, которую я оставил когда-то и теперь моей обязанностью было защищать их, обеспечив мирную жизнь без гиен и жестокости в прайде. Это был единственный способ, потому что эти упорные самки никогда не сдадутся и не оставят свой дом умирать. Мой маленькой подруге здесь было нечего делать.

- Иша, - я серьезно посмотрел на бурую львицу, - я не хочу, что...

Сзади кошки внезапно проскочила очень маленькая ловкая антилопа. Я почувствовал, как слюни ручьем побежали из моей пасти, а желудок предательски застонал. Она была совсем рядом к нам и такую возможность точно нельзя было упускать! М-да, инстинкты все-таки брали вверх.

- ...чтобы ты упустила вон ту красотку, - я кивнул в сторону кустов, мимо которых проскочил этот сочный и аппетитный кусок мяса. Если я просижу тут еще несколько часов, лишь озираясь по сторонам и глотая слюни, то точно помру от голода и никакой Симба мне уже будет ненужен.

+2

216

Борьба?
Рыжешкурая расплылась в ослепительной и донельзя кровожадной улыбке, маскируя тем самым свое беспокойство. Позвольте, да какая еще, нахрен, битва? Расстановка сил примерно такова: у Скара дохренища гиен. Вот просто дохренища. У Симбы — что ж, если в оазисе уже не прячется собранное им обученное войско (а львице что-то подсказывало, что не прячется) — есть четверо последователей и союзников, не побоявшихся перейти пустыню, чтобы его разыскать.
Дайте-ка подумать, кто же победит в этом неравном бою?..
Самка мрачно фыркнула. Можно даже прогнозы не строить. Они снова перейдут пустыню, и после того, как все, полудохлые от жары и долгого перехода, выползут куда-нибудь к Ущелью, можно будет брать их голыми лапами — даже сопротивляться не смогут. То-то Скар порадуется, что ему притащили подарочек: живого и здоровенького наследника умершего короля. Можно будет там же, в Ущелье, и похоронить — далеко ходить не надо.
Разве только им помогут львицы прайда... Вспоминая Сарафину (перед глазами Иши так и вставало выражение ее морды, затравленное настолько, что хотелось нахлестать самке по щекам, чтобы хотя бы разозлилась — да что угодно, только бы эта забитость исчезла из ее глаз), львица здорово в этом сомневалась. Если они все там такие, помощи с них ждать не придется.
Однако пример Налы все-таки немного ее обнадеживал. Должна же там найтись хотя бы парочка таких же упрямых и твердолобых, которые не побоятся бросить узурпатору вызов и вступить в заведомо безнадежное сражение.
Вот разве только Скара придушить по-тихому, когда пойдет до ветру. Ишу этот вариант устраивал больше всех прочих, хотя возвращение Симбы в этом случае трудно будет назвать триумфальным. Одно дело, когда ты приходишь на Скалу и объявляешь черногривого преступником, негодяем и в подтверждение своих слов мылишь ему шею, пока не прекратит сопротивляться... и совсем иное, когда враг таинственно сдох, и ты выскакиваешь как чертик из табакерки — узурпатор сдох, ура, а я ваш новый король, здрасьте!
Даже Ишиных мозгов хватало, чтобы понять: такой вариант явно неприемлем. Но очень привлекателен! К тому же, гиены без своего короля, скорее всего, попросту разбегутся, и проблема будет решена быстро и почти бескровно.
От размышлений львицу вновь отвлек голос Керу, напомнившего ей, во-первых, что львицам не пристало участвовать в драках — во всяком случае, Ише показалось, что именно об этом он и пытается ее предостеречь (и она уже была готова вспыхнуть в ответ, доказывая ему, что сама знает, как распоряжаться своей жизнью, и если уж решится отдать ее за его пыльную шкуру — то так тому и быть!), а во-вторых, что они пришли сюда на охоту.
Рыжая среагировала мгновенно — и была рада смене темы. Хотя она и была слишком крупной для того, чтобы с легкостью скакать по кустам, однако же первый прыжок получился вполне изящным и полным грации. Хищница развернулась на крохотном пятачке и взмыла в воздух стремительно, как охотящийся сокол.
Дальнейшее действо было изрядно подпорчено тем, что она ни разу не грациозно вломилась в кустарник, придавив его собственным телом, а заодно и перепугав до полусмерти собственную добычу, которую умудрилась таки ухватить самыми кончиками лап — а теперь подтягивала к пасти, чтобы довершить начатое.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Цветущие луга