Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Западный берег реки Зубери


Западный берег реки Зубери

Сообщений 31 страница 60 из 258

1

http://s017.radikal.ru/i439/1507/0b/d90e1f82195b.png

Река Зубери, протекающая на востоке Земель Гордости, также служит естественной границей между владениями двух соседствующих прайдов. Из-за своих скромных размеров, она может быстро пересохнуть аж до самого дна, и с той же легкостью заполниться дождевой водой, буквально за несколько часов выходя из собственного русла. Ее течение гораздо сильнее и стремительнее, чем у реки Зимбабве, а берега более крутые и обрывистые.


1. В настоящий момент, река вышла из берегов и затопила окрестные земли, размыв почву до состояния жидкого болота. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-2" к охоте, бою и поиску целебных трав.

2. Стремительный поток чрезвычайно опасен, и вдобавок несет в себе очень много мусора — бревна, ветки, трупы утопших травоядных и т.п.. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

3. Обрывистые берега реки также считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-1"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

4. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Белладонна (требуется бросок кубика).

0

31

После слов о боли, мать немного успокоилась. Львенок с облегчением вздохнул. Он думал, что этот злой взор будет преследовать его еще долго, оказалось, нет.
— Здесь? - Мать лизнула его в плечо и тот закивал головой.
- Именно тут, Ваша светлость.
Спокойно проговорил тот и поднял свои большие желтые глаза на маму. Нет, конечно она все еще была зла на него, что очень расстраивало, но в глазах замелькал "огонек добра". Извиняться было глупо, да и не за что! Он вообще ничего такого не сделал, если быть честным. Он ведь, великий лев, его все должны прощать. За всё.
Послушай, - теперь он окончательно успокоился и перестал себя немножечко винить, так как голос матери стал мягче. Намного мягче. Гилдерой сразу же заулыбался, ему сразу так хорошо на душе стало, что аж захотелось прыгать и бегать, лазать по матери и ловить ее хвост - я не думаю, что этот сумасшедший стал бы нападать на тебя просто так. Может, ты что-то не так сказал? - Улыбки как и не бывало. После таких слов, морда стала хмурой и далеко не радостной. Он расстроился. Мать не верила его словам. Ничего его так еще не расстраивало, как неверие родителей в его слова. Он вздохнул и лег на большие, как казалось Гилу, материнские лапы и перевернулся на спину, чтобы лучше видеть мать
- Мам, я тебе правду говорю! Мне нет смысла врать тебе, - львенок закатил глаза - Ну, упустил я кое-что...
Он решил сделать недолгую паузу - Сейчас мама наверное подумает, что я в него чем-то кидался, или прыгал на нем... Нужно срочно продолжать!
- Я пожелал ему приятного аппетита и спросил: Я вам не мешаю? Он сказал, что мешаю. Я говорю, я тут недалеко посижу, не обращайте на меня внимания, а потом, он меня скинул и верещать начал.
Да, конечно информация очень ценная. В принципе, его можно считать виноватым, но можно же было вежливо попросить уйти? А не так, сразу шипеть, брюзжать слюной!
Малыш искренне надеялся на понимание матери. На то она и мама, чтобы понимать и прощать своих детей. В принципе, ее можно было понять, ее отпрыску 6 месяцев от роду, а он уже в передряги какое-то вляпывается. Причем, не первый же раз такое.

Отредактировано Гилдерой (12 Июл 2012 04:40:13)

0

32

<<< Саванновый лес

Она поблагодарила меня за то, что я признал ее вместо того, чтобы прогнать?
Люциан этому сильно удивился, но говорить что-то по этому поводу не стал, только улыбнулся, говоря этим, что все в порядке и ей не за что его благодарить. Он понимал, что ей может быть неловко и она не ожидала того, что этот лев не махнет на нее лапой сказав о том, что "да, было дело", а возьмет ее под свою опеку.
- Сколько же ты живешь сама? - синеглазый не отличался особой разговорчивостью. В этом они были похожи, но, понимая, что повисшее молчание может вызвать какие-то неудобства у Фэй, решил все же заговорить. Судя по внешнему виду львицы, можно было сказать, что она уже давно скитается сама, но в ее возрасте прожить самой в саванне без матери? Она могла научиться азам охоты и самообороны, но этого далеко недостаточно для того, чтобы выжить. Уставшая, измученная и исхудавшая - все это указывало на то, что его дочь слишком рано повзрослела.
Ребенок, который был вынужден стать взрослым.
В любом случае нужно привести ее в порядок.
Сначала только найду Рен и Гила.
Принюхавшись, ловя в воздухе запах самки и детеныша, синеглазый направился в нужную сторону, показывая дорогу дочери. Единственная мысль, которая несколько беспокоила его это то, как на Фэй отреагирует его спутница. Люциан ее любил и в этом не было никаких сомнений, но внезапно появившаяся дочь могла что-то изменить. Он, разумеется, о ней ничего не знал до этого дня и кто его знает, как бы это все сложилось, если бы Джера рассказала ему обо всем еще до решающей встречи с Рен. Думать об этом он не хотел, не стоит ворушить прошлое, когда нужно жить нынешним.
Бросив взгляд в сторону дочери, которой явно было неловко и которая тоже переживала по поводу этого знакомства, не зная, с чем ей придется столкнуться, лев пообещал себе, что постарается сделать всё для того, что бы Фэй не чувствовала себя виноватой и лишней в их маленькой семье, которая заметно становилась больше.
Кульминационный момент настал тогда, когда синеглазый увидел невдалеке силуэт львицы и детеныша. Он немного прибавил шагу, на ходу думая о том, как стоит разрулить все это дело.
Он был рад тому, что с его семьей все в порядке, но радоваться этому он будет позже, сейчас главное уладить некоторые семейные дела в виде дочери.
- Кальмирен, Гилдерой, - окликнув обоих, Люциан остановился всего в метре от них. При других обстоятельствах он бы потерся мордой о львицу, радуясь тому, что с ними двумя все хорошо и не забыл бы придумать наказание сыну, но с этим пришлось повременить. Он сразу решил перейти к делу. - Я хочу вас кое с кем познакомить, - он перевел взгляд на молодую львицу и ободряюще улыбнулся ей. Синеглазый нервничал и сам, но не хотел чтобы дочь почувствовала это. - Ее зовут Фэйбул. Она...моя дочь.
Да разразится гром...

+2

33

Именно тут, Ваша светлость.
Она, конечно, успокоилась, но всё-таки не стоило испытывать судьбу и язвить. Да, мелкий хотел править всем миром, и Кальмирен это забавляло, так что львица радовалась тому, что её отпрыск не замкнут в сером мире, что он мечтает, обретает цель в жизни, и всё же сейчас был чуть неподходящий момент для таких слов. Впрочем, Гилдерой должен был благодарить характер львицы, а точнее ту его часть, что передалась по наследству и ему — из обоих сложно было вывести из себя. Неизвестно, что творилось в такие моменты в душе у львёнка, а вот самка внутри закипала, но внешне оставалась спокойной и доброжелательной.
Так что сейчас Кальмирен мысленно ругала сына всеми возможным фразами, но продолжала, как ни в чём ни бывало, вылизывать плечо Гилдероя, впрочем, время от времени делая это довольно-таки жёстко.
Однако, как только мелкий устроился в лапах львицы, всё негодование как рукой сняло. В конце концов, он пока что только львёнок! Несмышлёныш. Им свойственно такое глупое поведение, это… нормально. И всё же сегодня Гил мог если не умереть, то как минимум сильно покалечиться.
Он, конечно, ненормальный — это и так понятно, — ещё бы! — И всё же ты тоже хорош. Это хорошо, что ты не стал приставать к нему. Но если он сказал, что мешаешь, то лучше найди себе другое место для отдыха. Конечно, попадаются адекватные львы, но и таких идиотов тоже полно. Не думаю, что ты желал в тот момент расстаться с жизнью. К тому же, окажись я на месте этого льва, я бы…
Недалеко от семейства зашуршали кустарники, а через пару секунд из них вышел лев. Немного покоцанный, конечно, но живой и, вроде, невредимый. Быстро, но осторожно убрав лапы из-под тела Гилдероя (чтобы тот не ударился спиной о землю), Кальмир поднялась и быстрым шагом направилась ко льву, тут же, с ходу, прильнув к его гриве. Львица прижималась к любимому и сладко мурчала, радуясь тому, что синеглазый в порядке.
Где ты пропадал? — обеспокоенно спросила она, наконец, оторвавшись от Люциана. — Я думала, что вы всё ещё… разговариваете. Что, не дай Айхею, с тобой что-то случилось. Что…
Я хочу вас кое с кем познакомить. её зовут Фэйбул. Она… моя дочь.
Душа львицы ушла в пятки. «Что?.. Как?.. Но… почему он не… говорил о ней?..» Мысли путались в голове, в лапах появилась некая слабость. Эта новость была неожиданной и, что более важно, не самой приятной для Кальмир. Если это его дочь, значит где-то есть львица, которая приходится ей матерью и…
Очень… приятно…
Слова давались с трудом, а голос слегка дрожал. Внутри Кальмирен будто что-то оборвалось. Лев, которого она любила… Который любил её… Всё было очень сложно и уж точно внезапно. Боясь не устоять на лапах, одиночка медленно присела, всё ещё ошарашенно глядя на Фэйбул. О Гилдерое и его проказах Кальмир, конечно, и думать забыла.

+4

34

Он, конечно, ненормальный — это и так понятно, - теперь можно было окончательно расслабиться. Мама успокоилась - И всё же ты тоже хорош. Это хорошо, что ты не стал приставать к нему. Но если он сказал, что мешаешь, то лучше найди себе другое место для отдыха. Конечно, попадаются адекватные львы, но и таких идиотов тоже полно. Не думаю, что ты желал в тот момент расстаться с жизнью. К тому же, окажись я на месте этого льва, я бы… - Дослушав до конца речь матери, львенок фыркнул. Теперь ему было наплевать на всю произошедшую с ним ситуацию. Главное то, что он жив, об остальном можно и позабыть. Речь матери оборвалась из за шума кустарников, росших неподалеку. Оба устремили свой взгляд именно в ту сторону, откуда доносился звук. Львенок прищурился и затаил дыхание. Ему показалось что тот чертов лев проследил за ними и решил довести свое дело до конца. У мелкого вся жизнь перед глазами пролетела. Он резко посмотрел а мать, и приоткрыл рот, чтобы что-то сказать, но он встала, аккуратно положив его на землю и ринулась к кому-то. Из за большого тела матери он не смог разглядеть того, кто пришел, поэтому, Его Величеству пришлось встать и пойти за ней следом - Кальмирен, Гилдерой, - Отец. Львенок закатил глаза от облегчения. За ним показалась какая-то молодая львица. Она сразу же не внушила доверие Гилу - Она тут явно не с проста... Мне это не нравится! - Подумал про себя малец и притерся к отцовской лапе, показывая что он очень рад его видеть целым и невредимым - Я хочу вас кое с кем познакомить, - недовольный взгляд сразу же упал на пришедшую незнакомку - Ее зовут Фэйбул. Она...моя дочь. - Сказать что он офигел, это значит ничто не сказать. Глаза буквально вылезли из орбит, пошатываясь, он сел рядом с ошеломленной матерью и уставился на отца.
Молчание. Это глупое молчание заставило его разозлиться - — Очень… приятно… - И это все?? Это все что она может сказать? - Он все еще продолжал испепелять отца недоуменным взглядом. Он явно ничего не понимал. Гилдерой наивно ждал фразы: "Это розыгрыш! Идем домой, это моя племянница.", ну или еще кто-то, но не дочь!!!!
- Пап, ты чего, шутишь что-ли?
Протараторил львенок, разводя лапы и продолжая смотреть на отца.
- Не смешно.
Холодно произнес тот и фыркнул. Он уже был не рад сестре. Она испортила ему всю идиллию идеальной семьи! Все внимание только ему, а теперь... им придется работать на два фронта. Ему совершенно не хотелось делить с кем-либо своих родителей, он был настолько доволен и рад тому, что он единственный сын, что аж танцевать хотелось. Кажется, мечтать о том, что он будет единственным и неповторимым, стоит перестать.
- Самая гадкая новость за всю мою жизнь!
Сейчас он как всегда мог бы получить по шапке, за свой длинный язык. Язвить сейчас было не к месту, но, увы, он должен был всеми способами показать свое недовольство.

+2

35

>>> Саванновый лес
- Сколько же ты живешь сама?
Немного задумавшись, Фэйбул пыталась подсчитать точное количество времени, которое она провела одна, в поисках отца, но эта попытка оказалась неудачной, поэтому она выдала примерную цифру:
-Недели две-три. Даже не могу точно сказать, - отозвалась она. Некогда было считать дни, часы... нужно было спасать свою шкуру, искать еду, воду. Поэтому не удивительно, что она не замечала, как летит время. Порой бывали моменты, когда считаешь минуты, но если они и были, то во время жуткой усталости. Впрочем, не важно. Львица следовала за отцом, идя позади, иногда наблюдая за его действиями, потому что ей было это интересно. Он принюхался и Фэй тоже это сделала. В воздухе витали незнакомые запахи, но это, наверное, ненадолго. Люциан бросил взгляд на обеспокоенную львицу, которая уже предвкушала это знакомство... Ничего против семьи отца она бы ни за что не имела плохого. Потому что прекрасно понимала, они с матерью решили жить отдельно от него. Возможно, позже они бы вступили в прайд, но не успели. Фэйбул почему-то никогда не думала о том, что папа их бросил. Да и чего ей так думать, если ни ее мама, ни папа тем более, не знали о том, что родится Фэй? А потом искать отца было некогда, нужно было прокормить себя и дочь. Поэтому в данной неловкой ситуации дочь понимала обоих родителей. Но поймет ли ее семья Люциана?... Львица ускорила шаг, едва ли поспевая за отцом. Наконец, они остановились.
- Кальмирен, Гилдерой.
— Где ты пропадал? Я думала, что вы всё ещё… разговариваете. Что, не дай Айхею, с тобой что-то случилось. Что…
Незнакомая Фэй львица бросила к ее отцу и прильнув к его гриве начала мурчать. Ее еще пока не заметили…
- Я хочу вас кое с кем познакомить. Ее зовут Фэйбул. Она...моя дочь.
Когда лев представил свою дочь, Фэйбул склонила голову в знак приветствия и после стала наблюдать за новыми знакомыми... Или правильнее будет сказать "новой семьей"?
-Приветствую вас, - произнесла Фэй, решив, что молчать все время будет некрасиво.
— Очень… приятно…
Львица едва ли смогла выдавить эти слова, а после и вовсе села, пораженная как громом. Неловкая ситуация, что тут еще скажешь. Фэйбул кинула обеспокоенный взгляд на отца. Она должна была что-то сказать? Или лучше молчать и не мешать Люциану? Как же много проблем появилось... Львенок, по всей видимости Гилдерой, тоже сел рядом с матерью, такой же удивленный. Но подал голос последним.
- Пап, ты чего, шутишь что-ли? Не смешно.
Да... В такие вещи тяжело поверить. Но Фэйбул решила, что не стоит ей лезть и объяснять все самой. В конце концов, это семья ее папы, а он и сам в состоянии рассказать все. Если она начнет выкладывать свою историю, то, скорее всего, может неправильно преподнести информацию, поэтому лучше молчать. Ведь они ей незнакомцы.
- Самая гадкая новость за всю мою жизнь!
Это прозвучало обидно, но Фэй не была бы собой, если бы все принимала близко к сердцу. Она и не такие слова слышала в свой адрес, а львенок был еще совсем ребенком, разве можно его винить за то, что он говорит правду? Львица сама не знала, как отреагировала, если бы к ней так завалилась ее мама или папа, сказав, что у нее есть еще брат или сестра. Но чем дальше шло дело, тем больше неловко себя чувствовала Фэйбул. Будь оно возможно, она бы провалилась сквозь землю. Но, не позволяя себе такой слабости, львица села на землю и внимательно начала осматривать семью ее отца, изучая их ненавязчиво, но с интересом.

+2

36

Люциан не просто так спросил о том, как давно его дочь находится без матери. Все это сказывалось на ее физическом и моральном состоянии. Львица была немного зажатой и, возможно, замкнутой в себе. Он и сам был таким, когда лишился обоих родителей и прайда, в котором родился. Ему никто не был нужен, потому что одному было легче. Легче в моральном плане, но не выживании. В конечном итоге он стал тем, кем является сейчас. Нелюдимость у него осталась, как и молчаливость, просто привык ко всему этому, меняясь только на глазах у своей семьи и приближенных к этому. Моральную сторону дочери он сможет подправить. В этом будет немного легче только из-за того, что он сам прошел что-то подобное в своей жизни. Ему некому было помочь тогда, но есть, кому помочь ей и сейчас.
Он сделал акцент в первую очередь на моральную сторону, поскольку физическое состояние было исправить несколько легче и на это потребовалось бы куда меньше времени. В любом случае, нужно будет найти какой-то водоем, а затем и что-то съедобное. А перед всем этим нужно разобраться с некоторыми нововведениями.
- Со мной все в порядке, - синеглазый радостно улыбнулся, когда к нему подошла любимая вместе с сыном. Приобнял одной лапой детеныша, потершись мордой о Рен. Все же он был рад, что с ними все в порядке и ничто не случилось за то время, пока его не было с ними. В отличие от своей спутницы, Люц не стал ругать сына за его проделки. Гилу бы и так не шибко досталось от отца, но теперь не было даже укоризненного взгляда в связи с тем, что одна новость сгладилась другой.
Маленький островок счастья, когда понимаешь, что самое дорогое находится рядом с тобой, и никто не посмеет посягнуться на него. Он наслаждался тем, что его любимая и сын были рядом с ним, но хорошего никогда не бывает много. Лев не видел ничего плохого в той новости, которую он собирался до них донести, но это не избавило его от развития тех событий, о которых он подразумевал.
Кальмирен и Гилдерой отстранились от него, как от чужого. Оставив на лапе и груди теплый след и запах, который уносило с собой время. Люциан опустил лапу, в которой еще мгновение назад, ютился его сын. Сейчас было больно. Как часть оторвали от него дикие хищники и стали рвать прямо на его глазах, не позволяя собрать все ошметки воедино, чтобы снова почувствовать себя полноценным. Огромная челюсть, которая сдавливает тебя так, что больно сделать новый глоток воздуха. Его всегда выдавали глаза.
Он бы хотел, чтобы это тепло его любимой и сына не отстранялись от него, но не, если бы ему задали вопрос, желает ли он забрать свои слова назад, которые бы не допустили такой отстраненности, он бы сказал: нет.
Для Гила и Рен он выступал в роли предателя, который гадко вонзил нож в спину, а при этом был самым дорогим для них. В их реакции не было ничего удивительного, что-то такое он и предполагал.
- Нет, Гил, я не шучу, - Люц перевел взгляд сначала на сына, а затем на возлюбленную. - Рен...Если бы я не любил вас с Гилом...Меня бы сейчас здесь не было, - он понимал, что львица сейчас может подумать, будто бы он может запросто уйти к другой, раз у него есть дочь, о которой он ей не рассказал. Понимал, что ей больно, но ведь не хотел причинять ей боль. Кому угодно, но только не своей семье. Люциан сделал шаг в сторону львицы, желая убрать между ними выросшую стену. Разбить, растоптать, но только снова почувствовать ее ласку и тепло. - Я не знал о том, что у меня есть дочь до этого дня. Фэй нашла меня сама...Джера...Ее мать умерла. У нее нет никого кроме меня, - он говорил тише, пытаясь заглянуть в глаза к Кальмирен. Он не стал рассказывать всю историю от начала и до самого конца, упомянув лишь самое главное. Если Рен захочет - он расскажет ей все, но вряд ли она возжелает узнавать что-то об его отношениях с другой львицей.
Когда сын подал голос, Люциан отвлекся от львицы и заметно переменился в эмоциях.
- Гилдерой! - лев повысил голос и нахмурился. Он понимал, что сын еще маленький и он не в духе от того, что он стал неожиданно не единственным ребенком в семье, но это не означает, что нужно парировать подобными фразами.
Фэй молчала все это время, боясь помешать их разговору и сказать что-то не то. Ей и так было нелегко, а тут еще подобные высказывания в ее адрес. Естественно он заступился за нее, в какой-то степени уравняв ее и сына по степени важности для себя, сделал из них равных, а не пытался показать сыну, что теперь ему придется смириться с тем, что все внимание и любовь будет отходить ей, а ему перепадать только пинки.

+4

37

Мысли хаотично крутились в голове Кальмирен. Она всё ещё не могла поверить в происходящее, и потому отрицала это. Всё, что сейчас здесь твориться — сон. Да, точно, сон! Не могла же Фэйбул появиться из-под земли, верно? А Люциан? Он не мог так долго скрывать дочь, это невозможно! Даже если она жила с матерью, должен же был он их навещать, так? Синеглазый ведь стоял здесь с дочерью. Значит, она была ему дорога. Значит, он не бросил её. Значит…
Слишком много информации. Слишком всё запутано. Слишком внезапно. Забиться в дальний угол, лечь на землю, закрыть глаза и… проснуться. Вот чего сейчас больше всего на свете желала Кальмирен. Всё происходящее — сон. Просто сон.
Тёмная сидела, опустив голову и прикрыв глаза, будто не желая видеть ничего вокруг. И всё же, она почувствовала приближение самца. Представила, как тот сделал осторожный шаг в её сторону, пытаясь не причинить львице ещё большего вреда. Одиночка молча слушала любимого.
Похоже, ему тоже было непросто. Если, как он утверждает, он только сейчас узнал о существовании дочери…
Самая гадкая новость за всю мою жизнь!
Гил! — одновременно с Люцианом воскликнула Кальмир, бросив недобрый взгляд на сына.
Конечно, он ещё мелкий и не понимает, где стоит вставить своё «фи», а где лучше промолчать, и всё же это был перебор. Да, львица тоже испытывала не самые приятные чувства в сложившейся ситуации, но сейчас, узнав правду, она сделала попытку встать на место подростка. Искать отца, которого она не знает, а потом ещё узнать о том, что у него есть новая семья… Даже не знаешь, кому в этой ситуации приходится хуже.
Я всё понимаю, — Кальмир поднялась и, подойдя к Люциану вплотную, зарылась мордой в пушистую гриву льва, вдыхая до боли родной запах — быть может, близость этого существа успокоит её? — Просто… Это всё так внезапно, — одиночка шептала все слова на ухо самцу, чтобы её слышал только он. Голос её был растерянным и чуть дрожал. — Я понимаю, что мы с Гилом дороги тебе. Во всяком случае, пытаюсь понять. И всё же…
Какие-то несколько секунд львица всё ещё прижималась к нему, вдыхая запах Люциана, стараясь сохранить его, запомнить, но невозможно было стоять так вечность, как бы этого не хотелось. Отстранившись от синеглазого, Кальмирен, наконец, посмотрела на подростка. Песочного окраса шерсть, более светлые подпалины, шрамы на правом глазу… Взгляд Рен задержался на глазах львицы. Такие же пронзительно синие. Как и у Люца. Без сомнения, это была его дочь…
Ещё какое-то время в оцепенении посмотрев на Фэйбул, тёмная отвела взгляд в совершенно противоположную сторону, будто высматривая что-то вдали.
Думаю, вы проголодались, — повернулась она назад, вновь посмотрев вначале на подростка, а затем на льва. — Пойду поищу чего-нибудь.
Несложно было догадаться, что одиночка просто хочет уйти от этих проблем. Может, со стороны это могло показаться как бегство, ненависть или раздражение по отношению к Фэйбул, но львица просто хотела на какое-то время остаться одна. Разобраться что к чему, понять, что же делать дальше.
Слегка пошатываясь, Кальмирен не спеша направилась на восток. Её мысли всё ещё хаотично крутились в голове, а лапы не слушались и вот-вот должны были подкоситься.

Дальние пастбища

Отредактировано Кальмирен (15 Июл 2012 01:39:48)

+4

38

Да, ситуация была не из лучших. Львенок продолжал недоумевающе смотреть на отца. На мать вообще смотреть было больно. Он ее такой подавленной первый раз в жизни видел. Сердце екнуло, сразу захотелось притереться к ее морде и постараться хоть как-то взбодрить ее, но, он понимал, что его детские игры сейчас не к месту
- Гилдерой! — Гил! - он аж дернулся. Такого неожиданного выброса негатива в его сторону он явно не ожидал. Не любил он, когда его так окликивали.
- Да что?
Разведя лапами спросил мелкий и помотал головой, делая всеми способами вид, что он тут вообще не при чем. Нет, по сути, он не собирался сидеть сложа руки, улыбаться внезапно появившийся сестре и вообще радоваться встрече. Ревность к родителям уже заметно возросла. Львенок облокотился на лапу матери, попутно обняв ее всеми четырьмя лапами и всем видом показывая что она его мама и ни с кем делить он ее не собирается.
Мать поднялась для того, чтобы подойти к отцу. Львенок медленно скатился по ее лапе и повалился на землю. Подниматься ему не хотелось. Вообще не хотелось. Он смотрел на голубое небо и попытался хоть немного сосредоточиться и немного отвлечься от произошедшей ситуации - Святые духи, сделайте так, чтобы все оказалось глупым сном. - Он вздохнул и поднялся - Думаю, вы проголодались, - Неужели! Я тут уже час с голоду умираю! - Пойду поищу чего-нибудь. - Гилдерой провожал мать взглядом. Ему так хотелось крикнуть, чтобы она взяла его с собой, но, как он понял, сейчас этого делать не стоит. Правильно, лучше еще немного поязвить и показать свое недовольство. Он скривил морду и посмотрел на "сестру". Да, по ее морде можно было сказать что она сама не рада сложившийся ситуации, но ему было глубоко наплевать. Вторжение в его личное пространство каралось его недовольством. Кажется, он еще не скоро привыкнет к этому, да ему и не особо хотелось.
Гилдерой повернулся ко всем спиной и уставился на дерево
- Я вообще сомневаюсь что она моя сестра и его дочь... Вранье, - бурчал себе под нос львенок, пытаясь самого себя успокоить - Все будет хорошо, Гилдерой. Все будет хорошо....
Мимо пролетела бабочка, которая села на большой алый цветок.
- Ничего хорошего!
Рявкнул тот и резко прыгнул на бабочку. Первый раз он поймал ее настолько быстро. Придавив от злости лапой несчастное насекомое, он забрался на ближайшее дерево - Как же меня все раздражает.

Отредактировано Гилдерой (14 Июл 2012 00:06:59)

+3

39

Фэйбул слушала отца, по крайней мере, ей казалось, что она слушала. Львица не заметила, как слова Люциана постепенно затихали, а ее голос в голове говорил еще громче.
Почему все так не вовремя? Почему вообще именно я?! Я не хотела ничего менять в своей жизни, а перемены свалились на мою голову огромным булыжником. Я хочу домой, а там увидеть маму целой и невредимой. И чтобы с едой и водой не было таких сильных проблем, чтобы мы с мамой смогли охотиться вместе. Она хотела научить меня своим секретам… Может, я сплю? Кого я обманываю, – львица опустила голову и прижала уши, будто бы ее сейчас обвиняют в каком-то серьезном преступлении. И у нее было такое чувство, что обвиняют ее справедливо. Фэйбул считала себя виноватой. Слишком много мыслей, от которых появилась тупая головная боль. Она едва ли прислушивалась, стараясь следить за развитиями событий, но не могла себя заставить поднять голову. Хотела бы Фэйбул успокоить отца и его избранницу, но не успела - оба повысили голос на сына. Львица слегка подняла взгляд, продолжая наблюдать за этой сценой. Не обязательно было это делать, хотя не ей учить, как и кому воспитывать своих детей... А львенок в свою очередь начал демонстрировать, что не собирается делить свою маму ни с кем, обхватив ее лапу своими лапками. Будь ситуация не настолько серьезная, то Фэй улыбнулась бы. Как бы там ни было, она была здесь не для того, чтобы занимать место Гилдероя, поэтому ей предстояло это еще доказать. Но сейчас она пока сама это не до конца осознавала. Слишком рано делать выводы, нужно время. Всего лишь время. О чем говорили львица и Люциан дальше, Фэй не знала, да и не пыталась влезать в их разговор, который был только для них. Ну что же...
— Думаю, вы проголодались. Пойду поищу чего-нибудь.
У львицы самой было желание куда-нибудь сейчас уйти, завалиться где-нибудь, поспать и побыть в одиночестве. Но теперь уходить было нельзя. Поэтому кинув взгляд в сторону отца, Фэйбул направилась в сторону камня небольшого размера и улеглась за ним, скрываясь от солнца. Положив голову на лапы, Фэй отвернулась от всех таким образом, чтобы ее морды не было видно. Живот заурчал, выдавая с потрохами информацию о том, насколько сильно проголодалась Фэйбул, из-за чего львица немного оскалилась, после чего прикрыла глаза. Она еще даже не до конца осознала все произошедшее, в скором времени это все обрушиться на нее куда сильнее, чем какие-то изменения. Просто пока что это можно назвать состоянием шока у самой души. В таком возрасте сложнее всего принять жестокие законы жизни. Потеря близкой души и кровного родственника слишком сложно далось Фэйбул. А вернее, только еще должно даться. Просто пока она не может принять все то, что происходит с ней, в душе львица останется ребенком до тех пор, пока не сможет принять эту боль утраты, которая не хочет ее оставлять так просто, а сама Фэй боится ее принять, потому что тогда мама точно будет мертва... Фэйбул хотела надеется на то, что она жива, что завтра Джера придет за ней, поблагодарив Люциана за то, что присмотрел за дочерью пока у матери были другие дела. Но этого не будет! И этого принять Фэй не могла, оправдывая себя тем, что так и должно быть. И все это действительно напоминает кошмарный сон. Все тело болело. Хотелось спать, но пока что засыпать себе Фэйбул не позволяла. Ей хотелось поблагодарить Люциана еще раз за то, что принял и за то, что заступается за нее, но почему-то язык не поворачивался как назло. Ей так же хотелось успокоить и своего недавно появившегося брата, но не сделала этого все по той же причине. Да и им всем явно надо немного остыть и побыть наедине со своими мыслями.

Отредактировано Фэйбул (14 Июл 2012 03:00:53)

+3

40

- Да что? - Люциан шумно выдохнул, закрывая глаза. От этой ситуации все сейчас были как на иголках и легче не становилось. Может, они с Рен и зря прикрикнули на сына, который еще в силу своего возраста не понимал, что он сказал и какой смысл несут его слова в данной ситуации. Впрочем, если так подумать, кто еще будет разъяснять ему, что хорошо, а что плохо, если не его собственные родители?
Он не ожидал, что Рен сдвинется с места и снова прильнет к нему после таких новостей, по-крайней мере, ближайшие несколько часов, пока не переварит. Это было неожиданно, но вместе с тем приятно. Ему хотелось этого, наверное, в данный момент больше, чем когда-либо. Только тогда начинаешь ценить то, что у тебя есть, когда мир становится настолько хрупким под твоими лапами, что в один миг ты все можешь потерять. Синеглазый потерся щекой о головы львицы и прошелся шершавым языком по ее загривку. Он совсем не пытался ее задобрить в данной ситуации и высказать этим что-то вроде: ну, что тебе стоит поняньчиться с еще одним ребенком. Нет. Он радовался тому, что снова может ее коснуться, а не быть отвергнутым - не каждая львица потерпит чтобы у ее спутника были дети от других, да еще и если эти дети плавно перекочуют к ним, но их случай был особенным. Не только из-за истории Фэй, а и из-за того, что отношения были не наигранными, он любил ее и она отвечала тем же.
- Ты...Я...Мы...Одна семья, часть одного круга. Ты моя, а я твой. Слышишь? - он отстранился на короткое расстояние, чтобы взглянуть на нее и снова прильнуть щекой к ее щеке. - Это ничего не изменит в нашей жизни. Она такой же ребенок, как и Гил. Я не прошу становиться для нее матерью, если не хочешь. Просто не отталкивай ее...нас... - он говорил так же тихо, вторя ей шепотом. Лев немного успокоился, вдыхая этот запах и получая это тепло и нежность. Расслаблялся, но внутри все еще иногда вспыхивали искры. Рен была не спокойна. Ей понадобиться какое-то время для того, чтобы переварить это все и свыкнуться с этой мыслью, но..
Не хотелось ее отпускать, даже с этим чертовым пониманием, что ей нужно какое-то время побыть наедине со своими мыслями. Пришлось отпустить.
- Будь осторожна, - проводив взглядом возлюбленную, лев повернулся к сыну и дочери. - Гил... - Увидев, куда забрался его сын, синеглазый подошел к дереву и, не став упрашивать детеныша слезть (фиг он слезет после его просьб), он поднялся на задние лапы, опираясь передними на ствол дерева, чтобы стать выше и достать до сына. Осторожно взял зубами его за загривок и начал спускать вниз. Отпускать его он не собирался до самого прибытия домой. Если еще и Гилдерой куда-то убежит...
Отогнав от себя эти мысли, Люциан посмотрел на Фай. Хотел что-то ей сказать, но в силу того, что в зубах было кое-что ценное, пришлось только взглядом указать на дорогу, говоря этим жестом, что они уходят и двинуться вперед, показывая львице еще одну дорогу.
⇒ Джунгли

+3

41

Гилдерой продолжал сидеть на дереве и изображать из себя мстителя. В его маленькой головенке уже крутились "грандиозные" планы по поводу истребления постороннего животного с его "территории". Он решил каждый раз подкидывать камни в ее подстилку, запускать множество жуков... Что он только не думал.
Справа от него показалась большая морда отца - Нет, пап, кончай! - Подумал про себя малец и закатил глаза. Отец схватил его за загривок и понес в сторону кустов
- Пап! Отпусти!
Верещал львенок упираясь всем чем можно в его челюсть. Он был зол. Очень зол. Маленькая бестия разбушевалась. Он пытался изобразить рык, чтобы отец испугался и отпустил его. Но, конечно же у него ничего не выходило. Этот рык был похож на бурчание в животе, не более. Ну, по крайней мере он сделал попытку изобразить его. Он правда старался, рычал как мог, верещал, умолял отца отпустить его. Он не хотел никуда идти. Он хотел вырваться из зубов отца и убежать. Убежать далеко. Он понимал, что таким образом не убежать от свалившийся на его голову проблемы, но, он искренне надеялся на это.
Его начал одолевать страх. Страх того, что родители полюбят больше Фэйбул, а не его. Его буквально колотило и от страха и от злости. Он не хотел этого. Он очень этого не хотел и в то же время боялся. Ведь, не просто так он отреагировал на заявление отца негативно.
- ОТПУСТИ МЕНЯ!!!!
Еще громче крикнул Гилдерой, продолжая упираться лапами в его челюсть. Он взглянул на Фэйбул недобрым взглядом, всем видом показывая то, что она в этом виновата. Она виновата в их плохом настроении, в их расстройстве. А если бы мать совершенно по другому отреагировала на эту ситуацию? Если бы она забрала его и просто ушла? Что было бы? Львенок бы просто напросто остался без отца. Он жил бы только с матерью, постоянно оставался один, ждал бы ее в пещере, когда она принесет свежую антилопу... Все было бы совершенно по другому.
- ПАПА! Я ПРОШУ ТЕБЯ! ОТПУСТИ! - Напоследок крикнул львенок, уже шипя - КУДА МЫ ВООБЩЕ ИДЕМ?
Да, зрелище было не для слабонервных. Огромный лев, тащил маленького крикливого, писклявого и шипящего львенка в непонятное место. Кажется, другой бы подумал что-то неладное. Хотя, кто его знает? Может бы никто ничего и не подумал, просто прошли бы мимо и не обратили на них никакого внимания.

------------→ Джунгли

Отредактировано Гилдерой (15 Июл 2012 04:37:13)

+2

42

Когда лев позвал по имени своего сына, Фэйбул автоматически прислушалась. Возможно, если бы не шум, то Фэй скорее всего и правда бы уснула. Но внезапно поднявшийся крик Гилдероя заставил львицу посмотреть на то, что происходит. А произошло следующее: Люциан снял с дерева сына и указал своей дочери кивком следовать за ним. По всей видимости, они пойдут в другое место... Так, наверное, даже лучше, потому что тут все равно было довольно жарковато. Поэтому Фэйбул послушно поднялась и последовала за отцом. Она не стала идти наравне с Люцианом, а просто плелась где-то сзади, намеренно немного отставая. Львенок в зубах отца верещал и рычал, пытаясь выбраться из хватки Люциана, что впрочем, было не особо успешно. Опять неловкое чувство вины. Как она может исправить это? Не может же Фэй молча смотреть на все это и ждать пока само все разрешится? Ей хотелось что-то сделать, чтобы исправить сложившуюся из-за нее ситуацию. Нужно было придумать, что можно сделать. Пока что она могла лишь идти следом и молчать, ожидая чего-то со стороны отца. Или, возможно, новых родственников. А что если... Что если она попытается тоже найти им еду? Разве это не будет считаться жестом для примирения? Тем более лишний кусок мяса им не помешает. Два взрослых льва, подросток и львенок, одной тушки им явно будет мало. А если Кальмирен не сможет поймать кого-то?
Впрочем, с чего я решила, что смогу поймать кого-то? Я ведь не такая опытная, как взрослые львицы. И нам с мамой вдвоем было тяжело кого-то найти, не то что поймать, - подумала Фэйбул. Но чем черт не шутит? А если получится? Стоило рискнуть. Но чтобы выбраться, нужно было дождаться удачного момента. Да что за глупости? Никуда я не пойду. Не могу же я убежать от папы. Из-за этого будет только еще больше проблем.
И это было правдой. Ему самому было нелегко из-за сложившийся ситуации, а если она пойдет искать еду ничего не сказав? Он же сойдет с ума, решит, что дочь сбежала из-за того как ее встретила его семья. Но Фэйбул нисколько не собиралась сбегать по этой причине. Глупо сразу делать такие выводы, ведь львица понимала, что рано судить, нужно время. Им тоже нужно было привыкнуть и свыкнуться с мыслью, что Фэй появилась в их жизнях так же внезапно, как и в жизни Люциана.
--→ Джунгли.

+3

43

В медленно умиравшей от засухи саванне осталось очень немного мест, где еще можно было встретить крупных травоядных. И пересохшее, уродливое в своем опустошении русло реки Зубери уже давно нельзя было причислить к подобным местам. Вся вода ушла под землю либо испарилась, и животные потянулись к другой артерии королевства — заметно обмельчавшей, но все еще полноводной реке Зимбабве, что располагалась ближе к северо-западным границам. Потому ничего удивительного в том, что местные жители, коих здесь оставались считанные единицы, были потрясены зрелищем огромного стада, невесть откуда возникшего по другую сторону от бывшего русла Зубери. Какие-то странные травоядные, отдаленно напоминающие вымазавшихся в грязи зебр, но на самом деле немного отличающиеся от последних, мигрировали на более плодородные пастбища, обходя стороной скудные владения прайда Симбы. Животные явно не собирались задерживаться в здешних краях...

0

44

--→ Гейзеры
 Выбраться с территории кладбища не составило труда, а вот держаться поставленного гиеной маршрута ... Думаю, что не стоит долго ходить вокруг да около, а стоит прямо сказать, что Белогривый очередной раз потерялся. О, какой стыд и срам! Несколько раз он успел пожалеть, что отказался от помощи той странной, поющей гиены, а потом еще и обвинял её, что она не настояла на своих способностях гида.  
 Солнце уже давно укатилось за горизонт,  уводя за собой последние лучи,  и теперь, над саванной царствует другая королевская личность - Луна. Накинув на себя темно-синюю мантию, покрытую россыпью ярких звезд, она окутала каждое укромное местечко. Разумней всего было бы остановиться, дождаться рассвета, дать костяшкам отдохнуть ... Но нет! Это для слабаков! Шагая вперед и только вперед, боясь свернуть единожды, а ходить кругами до восхода солнца, Буа настороженно всматривался в  мрак ночи. - Ты ведь уже совсем большой мальчик! А они не боятся темноты и птиц, которые взмывают в небо с громким, пронзительным криком, когда ты совершенно случайно натыкаешься на их дома. Верно! Они сами виноваты ... Спят тут в высокой траве, в чистом поле, а ты их обходить должен. - тихо пел себе под нос Белогривый, успокаивая себя от таких резких пташек, которые, как казалось, только и ждали услышать "женский визг". После первых пяти таких сюрпризов, Буа уже успел привыкнуть к таким "сиренам", но после очередного взлета такой пташки, её крик плавно сменился незнакомым куакханьем, которое разрасталось и звучало всё громче, угрожающи. Ускорив шаг, лев резво взобрался на невысокий холм и янтарные вспышки мельком пробежались по протянувшейся поляне. Копытные ... В этот раз он не посмел открыть пасть, испугался? Не, просто язык проглотил. Обнаружить такой сюрприз - удача, но не ночью и не в одиночку. Решив больше не задерживаться на своей наблюдательной вышке, Буа поспешил спустится, а после чего продвигался припав к земле пузом. Он искренне верил, что та взлетевшая птица дала только временный повод копытным к тревоге и волнению, а вся та зловонная слизь, в которой он искупался на кладбище, скрыла львиный запах. Всегда смогу притвориться мертвым. Пока лапы несли Белогривого вдоль поля, тот рассуждал, как ему поступить. Пойти против стада и быть затоптанным или скрыться, но остаться голодным на ночь и на последующие дни. Вот беда-то какая. Но как сравнять силы, когда ты один, а их целое стадо?! Идея! Забыв про желание остаться незамеченным, лев ускорил шаг, а из горла стало доноситься глухое, прерывистое рычание. Ему надо было только нагнать на них страх и вовремя нырнуть в высохшее русло реки, которое он успел заметить в первый осмотр. А вдруг сработает такая банальная иллюзия? А если нет, то львиная морда будет спасен на дне бывшей реки или же бегством по тому же дну. Так и поступили. 
Еще чуть покружив около родственников нынешних полосатых, лев поспешил к пересохшему руслу реки. Погрузившись в эту лунку с головой, он продолжил глухо рычать, а иногда и переговариваться с его невидимыми напарниками. Всегда можно будет провести переговоры ...

Отредактировано Buaraba (3 Мар 2013 17:02:17)

+1

45

Крик резко поднявшейся в воздух птицы не могла не привлечь внимание диковинных травоядных. Животные настороженно вскинули головы, все как один уставившись в том направлении, где затаился Буараба. Правда, лев уже неслышно прополз дальше, надежно скрытый от посторонних взглядов разросшейся травой. Тем не менее, квагги — а именно так назывались эти странные полузебры — оставались напряженными вплоть до того момента, пока лев не издал глухое рычание, эхом прокатившееся по ночному пастбищу. Животные, естественно, пришли в большое волнение. Их сбивал с толку львиный рык и отвратительная вонь, присущая скорее гиенам, нежели кому-то из кошачьих. Несколько квагг, стоявших ближе к краю, вскинули головы и издали весьма причудливый крик, издали напоминающий нечто похожее на пронзительное "куа-кхааа". Это было предостережение для сородичей, хотя в стаде уже и так были напряжены. Несколько минут копытные решали, с чем или, вернее, с кем они имеют дело. В конце концов, квагги пришли к выводу, что их пытаются облапошить. Они прекрасно знали тактику охоты львов — те никогда не позволяли себе издать и писка, до того момента, пока кто-то из группы не спугнет травоядных в сторону засады. А Буараба сейчас старательно рычал и отвлекал внимание на себя, при этом вроде как не пытаясь организовать массовый побег стада. Квагги развернулись в его сторону, многие из них раздраженно топтались и фыркали. Что это, отвлекающая обманка? Хитрость? Розыгрыш?
Эй, там, в русле! — наконец, гаркнул кто-то из толпы. — Хорош реветь, тут, вообще-то, заснуть пытаются!

+1

46

Опешив от реакции копытных на весь цирк, который он так старательно устраивал, Буа только нервно сглотнул накопившуюся слюну в пасти. Белогривый мечтал провалиться глубже в русло, но какая бы реакция проследовала далее? Если бы он промолчал, врят ли бы они забыли про это маленькое представление одного актера и дальше бы дремали ... Быстро осмотрев своё временное убежище, лев обнаружил пару десятков голых костей, которые заменяли тут местных жителей. Еще день назад, будучи цвета пепла, с белоснежной шевелюрой, он бы даже не посмел притронуться к такой мерзости, как чужие остатки, но сейчас дела обстояли совсем худо. Накинув себе на голову рогатую черепушку, в которой застряла кость меж носовых отверстий, Буа ощутил себя натуральным шаманом. Ему оставалось повесить на шею ожерелье из улиток, тыкв, глаз, ушей и прочей магической ерунды, а в лапах держать посох. Перекрестившись, он медлил еще пару секунд, а потом медленно, чуть покачиваясь стал подниматься по склону.
- Да, там становится тесно ... - хриплым голосом дала ответ серая морда вступая лапами на ровную поверхность. Еще мгновение и серый силуэт «вырос» перед стадом копытных. Янтарные вспышки ярко светились сквозь пустые глазницы черепа, который, примяв под себя гриву, сел как влитой, а гибкий, грязно-серый хвост ходил по бокам. Сделав шаг на встречу стаду, Буа раскрыл пасть готовясь что-то сказать, но на ум мысль вовремя не пришла и что бы не портить весь свой эпический выход такой мелочью, лев решил показать оскал ... Клыки, которые уже достаточно не жевали хорошей кости, покрылись желтым налетом, а аромат был еще хуже, чем на кладбище. К дамам бы в таком виде соваться не стоило бы.

Отредактировано Buaraba (26 Сен 2012 20:41:44)

+2

47

Копытных было много. Были среди них и вполне крупные особи – настолько, что, почуй они опасность и прими решение атаковать, даже матерому льву медом жизнь бы не показалась точно. Пожалуй, в первые несколько секунд после того, как из оврага обозначилась чья-то рогатая тень, у тех квагг, что стояли поближе, возникло именно такое желание - их ноздри раздулись, с шумом втягивая воздух, передние же копыта начали рассерженно вспаривать землю. Впереди всего стада стоял жилистый, рослый жеребец, по агрессивному настрою которого можно было догадаться, что именно он является вожаком – копытные прятались за его спиной, нервно толкая друг друга и отгоняя жеребят прочь. Когда Бураба оскалился, напряжение среди стада накалилось до предела – те особи, что держались поодаль, невольно попятились, и, почувствовав нарастающий страх, их предводитель издал пронзительный крик, вставая на дыбы -  тяжелые копыта промелькнули перед самой мордой льва. Кваггам не нужно было больше особого приглашения – страх распространился среди них, как чума. Испуганно всхрапывая и шарахаясь, травоядные тронулись с места в карьер, очень быстро набирая скорость, не оборачиваясь назад и, в охватившей их панике, совершенно не разбирая дороги. Их вожак, круто развернув пятистакилограммовую тушу, лягнул воздух задними ногами, галопом устремляясь вслед – он очень хорошо осознал, что самое время уводить их отсюда, а потому за несколько десятков секунд оказался впереди несущихся квагг. Стадо, вновь обретшее лидера, устремилось к холмам – подальше от этих мест, однако животное, что бежало последним, было ранено – один из более сильных сородичей умудрился лягнуть его в грудь. И оно очень надеялось, что поднявшаяся из русла тень не была львом – ведь иначе есть возможность превратиться в хороший обед…

Отредактировано Мастер Игры (3 Окт 2012 16:30:43)

+2

48

Застывший в своем «маскарадном костюме» лев едва сдерживал себя от разворота на 180 градусов и поспешного побега. Перед его наглой мордой только чечетку не станцевали, хоть на это и были поданы заявки. Буйное стадо, которое испугалось не в ту сторону, решило сорваться на серый силуэт, который стоял в паре метров от обрыва. Да эти дураки меня с собой затащат туда, впрочем, откуда я и вылез ... Теперь самое время дать деру! Но возникла такая малая проблема, как лапы, которые ощутили себя вкопанными в землю столбами. Вот так ситуация, но и в ней есть положительный момент - натянутая на морду черепушка, которая скрыла всё разнообразие мимики белогривого. Ощутив себя «вне кадра», Буа наблюдал за всей быстро развивающейся перед его носом панорамой и отказывался верить, что это стадо бежит по его душу. В конце концов, он просто захлопнул веки и открыл их только тогда, когда в морду ударил сильный поток ветра. Стадо свернуло, а львиная морда тяжело упала на сухую землю. Сопроводив взглядом удаляющихся копытных и подождав, когда поднявшееся пыль осядет, Буа поднялся с травы и тут же припал к ней обратно. Отставшая от стада квагга, мелкими перебежками, пыталась догнать товарищей. - Ложная тревога, однако! - повторно поднявшись пробурчал лев, совершая уже четные попытки стянуть рогатый шлем. Последний достаточно плотно сел на белую голову и явно не собирался возвращаться обратно в овраг. Что было у серого в голове? Да Буа чуть не завыл от огорчения. У него перед носом бегает хромая зебра, ну или её предок, а у него на морду натянута черепушка ... Точно не могу сказать, что пришло ему в голову, когда он сорвался с места, дабы догнать потенциальную жертву, но у него это вышло без особого труда. Держась по левую сторону от копытного, он выдерживал расстояние между ними и всячески пытался докричаться до полосатого:
- Тормози! У меня крайне выгодное предложение! Стой, кому говорю!

Отредактировано Buaraba (7 Окт 2012 22:18:05)

0

49

От стада на горизонте осталось только пыльное облако и явный след от пробежки внушительного поголовья по земле. Как и планировал вожак, квагги устремились подальше от земель прайда - в обход, к холмам, чтобы продолжить свое путешествие дальше и достичь плодородных земель. Они не просто так обогнули владения прайда - никому из них не хотелось стать добычей хищника.
А уж той зебре, что сейчас, сопя, как паровоз, пыталась догнать ушедших вперед сородичей - тем более. Животное было близко к истерике - пару раз квагга протяжно взвыла, взывая к своей матери, чтобы та вернулась, чтобы стадо вернулось. Весь ее стадный инстинкт кровью обливался - родное стадо уходило вперед, она не могла его нагнать, а позади...
- Тормози! У меня крайне выгодное предложение! Стой, кому говорю!
Она все слышала. Краем глаза она видела, как хищник без особого труда бежит с левого бока, выдерживая определенную дистанцию.
- Меня сейчас съедят. Меня съедят...
Глаза затопили горячие слезы, дыхание сбилось, и, не глядя по сторонам и не останавливаясь, квагга отчаянно зарыдала. В свои последние минуты ей было страшно.
Ей хотелось жить.

+2

50

Начало игры.
После встречи со старым знакомым, Жас медленно переставляла лапы, ведь больше ей не куда было спешить и о чем-либо заботиться. Абу поведал ей о рождении младшего брата... Теперь на него ляжет вся ответственность за прайд вместе с королевской короной. Больше львице не надо искать мужа/любовь и прочее. Может ей даже не надо возвращаться на хорошо знакомые с детства территории джунглей и к старым друзьям ... Или же наоборот? Проще будет вернуться домой, где мир и порядок, чем слепо бродить по чужим землям. Ведь новость пришла хорошая и сейчас, львице должно быть хотелось посмотреть на маленький, пушистый комок шерсти, который "спас" её от такой тяжкой ноши, а еще больше послушать мамин бубнеж на тему  "он моя копия!" ... Да, она еще не видела малыша, но уже уверена, что он еще большая копия отца, чем она сама.
Не смотря на все свои рассуждения, Жас продолжала шагать вперед и не решалась развернуться, возвратиться домой по дороге, которую она еще не успела забыть. За пару месяцев она еще не успела увидеть всё, что так долго от неё скрывали, да она даже знакомств не завела...  Следовательно, её любопытство не было удовлетворено и именно оно тянуло львицу шагать вперед и удерживало её же от побега под родительское крыло. Как бы дальше не рассуждать, львица уже все решила для себя и вот, поднимая глаза и устремляя взгляд вперед, она видит, что решение принято верно. Приключения только начинаются.
Два! Два совершенно непонятных животных... Один точно из семьи копытных, а второй - шутка природы. Жас готова отдать зуб, что она видит кошачье тело, но также и рога торчащие из черепушки существа. Дьявольщина какая! Долго думать не надо, что бы вникнуть в сценарий этой постановки, ведь всё предельно просто "хищник и жертва". Вот только первый не старается догнать, а второй уже просто не в состоянии убежать. Какая невыносимая жестокость! Почему нельзя убить быстро и без мучений? Зачем давать призрачную надежду? Эх, Жасмин, еще не знаешь всего, а уже рвешься с места ... И правда, львица больше не медлила в ожидании особого приглашения. В несколько прыжков она догнала рогатое существо, а потом и бедную жертву, чьи зрачки судорожно перебегали из стороны в сторону, озаряясь на преследующих. Замешкавшись только на мгновение, дабы услышать реакцию  из-за спины, которая так и не прозвучала, львица закончила эти жестокие игры. Запрыгнув на копытное, белоснежные клыки перекусили артерию. Туша громко упала на сухую землю, а львица мягко опустилась рядом. Опустив виновато морду, она отошла от трупа и опустилась на лапы. Что же будет дальше ...

Отредактировано Жас (19 Дек 2012 21:25:38)

+1

51

...

Просьба удалить пост. соигрок не явился.

Отредактировано Малка (11 Янв 2013 23:31:33)

0

52

Какая настойчивая квагга попалась, ты ей кричишь "Стой!", а она только быстрее ковыляет. Непорядок. Не добили тебя твои товарищи копытные, а я теперь носись... Негодующий и возмущенный лев нехотя бежал за последней персоной на этой территории, которая могла бы его освободить от рогатой черепушки. Шутки шутками, но оказаться с рогами не имея жены, детей и даже любовницы - это просто потеря-потерь. Сколько уже продолжалась эта беготня и сколько еще предстоит кругов по сухому полю, могла знать только несущаяся впереди зебра ... Буа конечно сдурил, что решил поиграть в догонялки, надо было сразу останавливать раненную, а теперь он и догнать не способен, и носом землю "клюет" из-за тяжелой бодяги погруженной ему на морду. Со всей своей напыщенностью, серый успел и забыть, что он находится на прайдовских землях, а это вроде как опасно для шкурки любимой. Беда вот только в том, что мы об этом помним, а до него это дошло только тогда, когда перед его мордой появилась бурая попень, забравшая у него игрушку, а позади послышался хруст сухой травы с резким штамповым ароматом ударившим в хлебало. Белогривый остановился, покачал недовольно мордой, да и присел на задние лапы. Глаза стояли на мокром месте, а смолистые губы очередной раз свело в кислую лыбу...
- Я такой везунчик, просто не могу! - почти простонал пойманный на месте преступления гражданин. Весь из себя в образе, Бу театрально опустил морду, а маска волшебным образом сама слетела на землю. И пришло счастье. И пришло спасение...
Не торопясь толкать грациозные речи о том, что он сама невинность и что это злые квагги завели его сюда, Буараба сидел и решал для себя, почему персоны появились именно сейчас и почему именно в двойном экземпляре. Ароматы хоть и разные, но гости бесспорно оба прайдовские, а это есть не хорошо. Выдержав вполне долгую паузу и хорошо обдумав своё положение, Буа громко вынес своё решение:
- Друзья, давайте жить дружно и играть продолжительно!

0

53

Когда зажатая в пасти артерия перестала пульсировать, Жас отпустила шею квагги и виновато склонив голову, попятилась назад. Серый лев уже успел догнать их и теперь тупо и глухо смотрит на львицу. Такая тишина напрягала нашу подругу, да и вся ситуация вышла какой-то неловкой и местами комичной. Сел. Львица громко выдохнула, присаживаясь на свои задние, следуя примеру серого льва... Срываться и бежать он не собирается, а следовательно, сейчас будет долгая песня о том, что так делать не следует, а следом знакомство, вечный вопрос "как дела?", ну и конечно, нас ожидает прогулка по территории. Скука. Львица уже было открыла пасть для "извините, я пойду..", как тишина прервалась сама собой:
- Я такой везунчик, просто не могу! - это могло показаться странным выбросом эмоций, но именно после этой фразы, Жас перестала долбиться в глаза и соизволила осмотреться/прислушаться. На этой полянке они давно не вдвоем и труп, а втроем и мертвая зебра... Так и рогатое существо оказалось обычным львом и если бы не черепушка валяющаяся у его лап, бурая могла смело возвращаться в джунгли и проходить курс лечения бананами и прочей травой.
- Друзья, давайте жить дружно и играть продолжительно!
- Гражданин, да вы комик! - совершено случайно вырвалось из пасти, а сама львица осмелилась подойти к белогривому почти вплотную. В нем не было агрессии, как ей могло показаться с первого взгляда, да и пора бы найти в жилах горячую, королевскую кровь. - Да и вы, молодой человек, могли бы показаться наконец! - вот он, пробудился и восстал сильный характер принцессы. Давай, построй товарищей львов, отсыпь им люлей, да и забери тушку себе ...

+1

54

И вот он, решающий момент, когда перевес сил зависит только от одной, совершенно незнакомой львицы и это то самое чувство, когда она подходит к тебе ... Это была победа! Такая маленька, незначительная, но победа! И что же делать теперь, как спустить всю эту напряженную ситуация на "нет"? Хмм, даже не знаю, как по мне, так Буа и не заметил всей это атмосферы и прибывал в какой-то своей. Даже не удивительно, что серый так и остался неподвижно сидеть, да выжидать выхода прайдовского гостя.
- Гражданин, да вы комик! - смолистые губы только натянулись в улыбке, но отвечать не решались. - Да и вы, молодой человек, могли бы показаться наконец! - опять реплика гражданки, и опять её игнорирую, а ведь молчит не только белогривый. Склонив голову и посмотрев через плечо, взгляд успел поймать только покачивающиеся из стороный в сторону сухие травы, а порванное ухо уловило их хруст...
- Как появился, так и исчез ... - уронил Буа и поднявшись на лапы, проследовал к нетронутой туше. - Ты можешь забрать себе половину или же только одну ногу, если боишься надорваться. - так же безразлично продолжал лев, стараясь быть учтительней и не в коем случае не желая обидеть или же обделить охотницу. Наклонившись уже над мясом, он в насколько раз прошелся когтями по брюху, тем самым вспоров его, а заодно и выпотрошив. Теперь дело за малым, сломать ребра и переломить позвоночник, вот только ...
- Знаешь, я тут подумал и успел передумать ... Моя будет нога, а остальное отдашь своим котяткам на растерзание! - не дожидаясь согласия, Бу с пыхтением, кряхтением, да с хрустом зубов или же таки суставов копытного, вырвал себе переднюю конечность и был таков. Ну почти был ... Подхватив с земли и сразу же проглотив печень квагги, Бу забрал свою ногу и поспешил удалиться. Задерживаться на территориях прайда он больше не жаждал, продолжать знакомство с бурой львицой - тоже не было желания, а вот поесть не помешало бы, но опять же, не на этих землях.

----------→ Большой водопад

Отредактировано Buaraba (3 Мар 2013 17:03:13)

0

55

Хоть и происходила редкостная чертовщина, разобраться во всем не составило бы труда, ведь на территории встретились три взрослых льва, а не подростки, которым всегда хочется помериться причиндалами. На зов львицы один из незнакомцев так и не вышел, а когда внимание Жас перенял на себя серый, тот и совсем исчез. Так даже проще. Да, возможно так действительно будет проще завести себе нового знакомого в морде белогривого, вот только тот молча встал и направился у туше квагги. А где простейшее "Привет!" или может "Спасибо!"? Она не угадала, когда строила догадки о продолжении этого сценария. Эти фразы не прозвучали ни через минуту, ни через три... А когда незнакомец таки открыл пасть, то заговорил о еде и о том, как он собирается её делить. Жас даже не осмелилась оспорить свою долю, ведь ей досталась добрая половина, а ведь могло перепасть ушко, да хвост бонусом.
- Знаешь, я тут подумал и успел передумать ... Моя будет нога, а остальное отдашь своим котяткам на растерзание! - очередная фраза о еде и о котятах. Тормозите! Какие котята?! Да она сама только выползла из-под родительского крыла и еще даже не задумывалась о своём, так называемом долге. На этот раз Жас должна, нет, она просто обязана была возмутиться:
- Не городите чушь! Нет у меня никаких котяток и не будет! - нахмурив брови выкинула львица, закончив эту часть возмущения тяжелым выдохом. - Да и не нужна мне эта туша! Она была не честно украдена, так еще и у такого подлеца и хама! - ай-яй-яй Жас, врать так не хорошо, ведь желудок уже не принимает песчаных мышек и давно требует что-нибудь сочнее, да питательней грызунов. Но о чем же она успела позабыть ... Ах да, пока она подбирала остроумные слова для более красочного возмущения, белогривый уже отгрыз себе ногу и медленно побрел прочь, не задерживаясь и не обращая внимания на речи бурой.
-Пф, больно надо ... - она подошла к "обеденному столу" и с большим удовольствием проглотила еще теплое сердце, а дальше, забыв о королевских манерах, нырнула с головой в "душу" квагги... И только когда жевало устало жевать, да пережевывать, мы опять могли видеть эту милейшую мордаху, пусть теперь и окровавленную Жадно облизываясь, бурая осмотрелась и обрадовалась тому, что еще видит слабый силуэт ковыляющего с добычей в пасти льва. Может она и была обижена на его возмутительную фразу, где прозвучали котятки, но здравый смысл подсказывал, что лучше последовать за ним, чем продолжать дальше шататься по саванне в одиночку. Поспешно откусив одну из ног и зажав её покрепче в пасти, Жас короткими перебежками последовала за львом.

------->Большой водопад.

Отредактировано Жас (13 Янв 2013 20:39:57)

+1

56

-----------Начало-------
День близился к своему завершению, поэтому именно в это время время Аля вылезла из пещеры и направилась куда глаза глядят. Ей повезло: ее шкурка частично отражала солнечные лучи, которые сейчас уже были немного слабее чем днем. Но вот от горячего воздуха было не скрыться. Именно поэтому кошка направлялась к водоему. Только она не учла одно: воды-то почти нигде нет.
Вот и сейчас, подходя ближе, львенка понимала, что напрасно пришла сюда. Благо жажда была не такой сильной. Облизав пересохшие губы, янтароглазая осмотрелась и задумалась куда идти дальше. В голову на данный момент ничего не шло. Да к тому же она уже по пути устала, поэтому стоило немного отдохнуть.
- Только вот где? Тут даже и тени малюсенькой нет... - мысленно воскликнула хищница и недовольно вздохнула. Присев прям рядом с "рекой" и обернув лапы хвостом, Пальмира бросила задумчивый взгляд вдаль.

+2

57

------ Начало ------
Было жарковато, хотя был уже вечер. Калуина, после совсем коротенького дрёма, проснулась в пещере и решила пойти к высохшей реке.
Это было её любимое место раздумий. Она шла и слышала, как сухая трава шуршит под ее лапами. Когда же кончится это засуха?! Надоело уже! Ни поесть нормально ни попить... Наконец она дошла до места размышлений и легла на берег.И какой черт понес маму за пределы прайда? Тут не могла еды поискать! Эх, это ведь только засуха мешает мне пойти искать маму.Мало сил... Пускай все думают что она погибла, но я докажу обратное! - Докажу, слышите! - крикнула Лу сама не зная кому.
Вдруг Лу увидела одиноко сидящую львёну на противоположном берегу реки. Калуине жутко хотелось с кем-то поговорить. Поэтому она решила подойти к львёне и познакомиться. Голубоглазая приблизилась к незнакомке. - Привет. -робко сказала она надеясь на тёплый приём.

Отредактировано Калуина (16 Янв 2013 18:27:22)

+1

58

Вскоре Аля услышала шуршание травы, а вскоре и львица показалась на другом берегу. Она была достаточно взрослой, но вроде она не была знакома с ней.
Докажу, слышите! - услышала львенка и усмехнулась. Как это звучало неправдоподобно, как будто она собиралась доказывать не кому-то, а самой себе. Например, янтароглазая часто старалась доказать себе, что не ничтожество и что на многое способна. Она много училась, хотя, например, для охоты она все равно пока была мала. Но все это на данный момент бессмысленно.
Спустя некоторое время львица подошла ближе и решила поздороваться. Она была какой-то нерешительной и это было странно. Но альбиноска заметила ее слабость и теперь была готова к нападению (в словесном плане).
- Что тебе нужно? - буркнула она и нахмурилась. Шерсть немного вздыбилась, маленькие, острые коготки так и хотели показаться наружу, но Пальмира все же заставила себя немного успокоиться. Она вспомнила, что сама была не так давно готова с кем-то поговорить. Но сейчас опять получалось обратное: львенка фырчала на всех подряд, даже не узнав никого получше. Вот такой у нее был характер и похоже меняться для нее было слишком сложно и, скорее всего, вообще невозможно. Теперь оставалось ждать как незнакомая львица отреагирует на такой "теплый" прием.

0

59

- Что тебе нужно? - услышала Лу в ответ. Незнакомка явно была не в расположении духа. Впрочем, Калуина не обиделась, даже если бы львёна послала ее куда подальше. Не в ее правилах было обижаться и огрызаться по пустякам. Ей хотелось познакомиться, но резкий ответ львёнки смутил и озадачил её. Стало интересно почему она такая грустная. Калуина и сама от всех отстранилась после пропажи матери. Ни с кем не общалась. Но потом вроде бы все образумилось. Да уж, интересно она со всеми так знакомится? Может и не надо мне к ней подходить? Хотя наверно она не такая как кажеться. Уйти или остаться? Эх, была не была... - Да вот, скучно стало, решила подойти познакомиться... - осторожно сказала Калуина и села напротив львёны, но на почтительное расстояние. Она её не боялась но предпочитала держаться от неприветливых животных на небольшом расстоянии.

Отредактировано Калуина (17 Янв 2013 22:07:34)

0

60

Аля вновь бросила недовольный взгляд на львицу. Но теперь уже немного успокоилась и решила постараться хоть немного времени не быть букой.
Однако, ответ незнакомки вновь выбил львенки из колеи спокойствия. Она просто не смогла не съязвить:
- А я Вам что клоун какой-то? Чтобы Вас развлекать... - бросив вновь недовольный взгляд в сторону собеседницы, в мыслях янтароглазая думала правильно ли она поступила.
Ну правда... если бы ей не было скучно, то она бы не подошла. Разве по этой причине знакомятся? Я думаю, что нет... - вот такие были размышления у юной особы.
В итоге она все-таки решила представиться, понимая, что эта незнакомка скорее всего так просто не отстанет
- Меня зовут Пальмира - затем альбиноска провела маленькой лапкой по тому месту, где когда-то была вода и грустно вздохнула. Ей хотелось уже дождей, она любила воду, поэтому этот вариант событий, который здесь происходит, совершенно ее не устраивал.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Западный берег реки Зубери