Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Западный берег реки Зубери


Западный берег реки Зубери

Сообщений 241 страница 247 из 247

1

http://s017.radikal.ru/i439/1507/0b/d90e1f82195b.png

Река Зубери, протекающая на востоке Земель Гордости, также служит естественной границей между владениями двух соседствующих прайдов. Из-за своих скромных размеров, она может быстро пересохнуть аж до самого дна, и с той же легкостью заполниться дождевой водой, буквально за несколько часов выходя из собственного русла. Ее течение гораздо сильнее и стремительнее, чем у реки Зимбабве, а берега более крутые и обрывистые.


1. В настоящий момент, река вышла из берегов и затопила окрестные земли, размыв почву до состояния жидкого болота. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает антибонус "-2" к охоте, бою и поиску целебных трав.

2. Стремительный поток чрезвычайно опасен, и вдобавок несет в себе очень много мусора — бревна, ветки, трупы утопших травоядных и т.п.. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой "берег"; при этом у персонажей действует антибонус "-2" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

3. Обрывистые берега реки также считаются небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-1"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

4. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Белладонна (требуется бросок кубика).

0

241

Где-то там на фоне тёмным силуэтом лежал спутник скаровской дочери, топтались гиены (выжили же! Причём явно в куда лучшем состоянии находились, чем остатки Хромого), детские голоса, приглушённые, но где-то неуёмно-любопытные или недовольные, — всё это Килем сперва услышал, а лишь затем увидел, завалившись, как самый ленивый бегемот, на бок. Чудо, что никакая из его свеженьких ран не закровоточила, грозя вызвать плохо контролируемый поток ругани. Всё ещё живой экспонат выставочного комплекса пожарной бригады имени Килиманджаро коротко осматривал окружающих сквозь нависшие мокрые (пот, однако) всклокоченные пряди гривы. Да, друзья-товарищи старые и новые. Куча мелочи, очень разномастной, тусила возле Шайены, Такита и вторая их спасённая — Клио — хлопотали по лекарским делам, успевая быть чуть ли не в двух местах одновременно. Львёнка, которого спасала львица, кстати, Килем заметил не сразу, но мелкий, однако совершенно живой и здоровый, тот просто сидел и трясся, не зная, к кому примкнуть. Второй же, подросток, лежал относительно недалеко от матёрого. С лапой навыворот он пробыл недолго, но теперь, имея этакий прото-аппарат Илизарова, медленно приходил в себя. Вздохнув, Килем на секунду прикрыл глаза, но этой секунды хватило, чтобы чей-то (нетрудно догадаться чей) язык успел убрать непослушную гриву с глаз. Лев, увидя перед собой самку, попытался изобразить что-то с претензией на улыбку (попробуй, когда у тебя спина немного поджарена до корочки), в мыслях представляя, как это всё смотрится со стороны: с каким выражением она это сделала?

Начавшая говорить, Сараби закашлялась, да так, будто грозила через надрывные потуги достать из себя лёгкие. И сам ощущая крайне неприятное жжение в глотке, серый шумно сглотнул, не зная, что делать. Звать? А успеют ли? Первым его движением было слегка стукнуть по груди самки, чтобы, как показалось, несколько облегчить кашель, который, впрочем, закончился так же резко и сипло, как и начался, заставив кота фактически уронить лапу обратно на землю. И хотя словам нормальном самочувствии он не поверил, то не поверить вздоху и такому доверчивому прикосновению было нельзя.

Отдохни, — шепнул хищник, наблюдая на Сараби через полуопущенные веки. У них есть немного времени на то, чтобы ничего не делать. Хотя оно прошло слишком быстро, а у Килема включилось дурное предчувствие. Вернув себе (не без усилий) устойчивое положение прямо на животе, лев упёрся взглядом в Шайену и для надёжности её даже позвал.

Не стоит здесь задерживаться надолго. Думаю... Часть из нас совершенно лишние гости на землях прайда Скара, — пришло время подумать, что они и вправду на чужой территории, — К северу вроде есть озеро, там будет безопаснее. — Килем взглянул на подростка и случайно вновь встретился взглядом с Такитой, — Нужно выдвигаться, как только сможем. Кого-то потащим, кого-то поддержим — потиху и дойдём через туман.

Возможно, его не поддержат. Возможно, даже обругают. Но на этих границах куда опаснее, чем на севере — туда, по крайней мере, и без того редко ходили гиены, да и вода была бы чище и её было бы большое. Один только вопрос: сколько из них всех могут передвигаться самостоятельно?

+5

242

Восточный берег реки Зубери (В зубах у Игнуса)←-----------------------
Как у подростка не заложило уши от собственного крика — непонятно. Да и вообще, во всей этой ситуации понятного было мало. Сначала ему заткнули пасть не самой чистой лапой (хотя кто в этом аду был чистым), потом подняли на лапы и всучили какому-то самцу. После громкой и нецензурной реплики мелкой львицы, в чью пятую точку врезался недавно Джей Ди, молодой самец более не решился кричать. Пока что. Вообще, неплохой такой диссонанс: страшно, что аж кричать, но кричать-то страшно.

Зеленоглазого давно уже не носили за загривок. Слишком давно, все-таки не малыш он уже, своими лапами может ходить. Он понимал, насколько тяжелой ношей он оказался для этого красношкурого льва, поэтому старался висеть в его пасти как можно смирней.

— Шиди шмирно, а то на полпути грохнешься в кипяток и меня с собой утянешь, — произнес лев, перехватывая подростка.

“Кипяток, а что такое кипяток?”, — подумал Джей Ди, а потом посмотрел вперед и чуть не упал в обморок от страха. Он видел до этого реки: они текли медленно, поверхности их были гладкими и прохладными. По правде говоря, реку-то он видел всего одну, да и та — в оазисе. Оазис вообще такое сказочное место, далекое от суровых реалий. Тем более далек от того, что увидел перед собой когда-то светло-кремовый, а теперь грязно-серый молодой лев. Река разлилась и бурлила, от нее шел пар, пузыри поднимались откуда-то снизу. Это не выглядело дружелюбно, да и настолько страшно, что Ди решил, что лучше бы закрыть глаза.

Первой прошла другая львица, а за ней на бревно ступил красношкурый, снова предупредив, чтобы Джей Ди не шевелился. Впрочем, ему этого и не надо было делать, ведь подросток замер, подобрал хвост куда-то в подмышку и зажмурился. Он не открывал глаза, пока они шли по бревну и осмелился лишь тогда, когда его лапы почувствовали твердую землю. “Я жив!”, — мысленно взвизгнул подросток, но не произнес ни звука. Как-то боязно было.

Красношкурый попросил не отходить далеко. Да Ди и не собирался. Он ошалело оглядывался по сторонам, не понимая, что только что произошло. Подросток посмотрел назад, на горящий лес и вздрогнул. Самец даже представить себе не мог, что бы было, если б его оставили там, позади. Да не было бы просто этого пугливого подростка. Погиб бы, вот и все.

А, если и не смерть, то что-то тоже страшное. Светлошкурый подросток обводил взглядом берег реки, собирая образ своего нового дома. Так много раненых: лев с обожженной спиной, львенок со сломанной лапой, другой, с рассеченной бровью. И много, очень много легких ран. Среди толпы бегала какая-то львица, помогавшая им. Джей Ди завороженно наблюдал за ее манипуляциями с травами. По правде говоря, еще в беззаботном детстве он решил, что когда-нибудь станет целителем. Он даже запомнил несколько трав, но сейчас не мог сообразить ни одного названия.

— Меня зовут Джей Ди, — тихо ответил он на вопрос Игнуса. — Я не из прайда, нет, я из оазиса… но это в прошлом. Теперь я из ниоткуда, один.

На последних словах глаза подростка предательски заблестели. Последние три дня он был настроен на выживание, совсем не задумываясь о том, что он потерял. А, точнее, кого. Двух братьев и сестру, любимую сестру, которая всегда его опекала. Ее взгляда, ее поддержки не хватало больше всего. Как бы ему хотелось сейчас прижаться к боку Стеллы. Она, будучи младшей сестрой, стала для трусливого Ди опорой намного более сильной, чем их мать. Тиара никогда не была отличной мамой, поэтому подросток и не вспомнил о ней сейчас, в трудную минуту.

— Эй, парень, че у вас тут? — послышался голос откуда-то снизу, заставивший подростка вскрикнуть от неожиданности. — Че орешь-то?

Он повернул голову вниз и увидел темношкурого зверька, в котором с легкостью узнал фенька. Правда, феньки обычно были светлыми, но этот отличался. У него была шоколадного цвета шкура и янтарные глаза. Он не был запачкан сажей, не пах дымом. Значит, он не был в том аду. Ди, с широко распахнутыми зелеными глазами, уставился на новоприбывшего. Тот, в свою очередь, широко улыбнулся подростку. Но улыбка сползла с его морды, когда он разглядел, что творится на берегу этой бушующей реки.

— Вот те на, — протянул он. — Я увидел, как взорвался тот вулкан и пришел сюда из пустыни. Меня зовут Тёрк, я знаю лекарское дело, поэтому готов помочь вам, если нужно. А вам точно нужно...

Последнее он сказал, услышав надсадный кашель матерой самки. Джей Ди лишь ошалело смотрел на разговорчивого фенька, не веря своим глазам и не понимая, что происходит. Его детский мозг уже просто отказывался воспринимать происходящее.

*фамильяр введен*

+4

243

---→ Восточный берег реки Зубери

После окончания своего небольшого приступа придури, Сара резко вздохнула поглубже, чтобы перевести дух и успокоиться, возвратить разум назад, но не рассчитала то, насколько воздух даже тут, на другой стороне берега, жгуч и сух. Он опалил легкие львицы и скрежетнул по горлу, вызвав жгучее першение. Сара дернулась с едва слышным звуком, борясь с рвущимся наружу кашлем. Прерывать серьезный момент неуместным приступом (Айхею ради, она подавилась воздухом!) кашля не то что не хотелось, гривастая испытала что-то сродни легкой паники только от мысли о том, что все пары глаз ее новых друзей и их по всей видимости старой знакомой львицы внезапно взглянут на нее с раздражением, будто смотрят на жалкую букашку, или же со снисходительной насмешкой. Ну уж нет. В "тяжелой" битве “ежевичке” все же удалось справиться с першением, лишь разок сдавленно кашлянув куда-то в "себя".

Каждый здесь думал о чем-то своем. Быть может кто-то действительно проклинал богов (на фразу Игнуса о них Сара задумчиво промолчала, ведь правда - боги часто бывают неоправданно жестоки и несправедливы..), кто-то думал о том, что же он здесь забыл или же возносил мысленные молитвы этим самым богам... Сара же же молчала просто потому, что нужно было перевести дух. Осознать их чудесное спасение. Да и просто позволить себе опуститься на землю и дать отдых мышцам, следуя мудрому замечанию Игнуса. А на его последующий вопрос Сара могла выдать полноценный насыщенный рассказ не на один час, ведь рассказать было уйма чего.

Детство было беззаботной порой, счастливой. Что бы не происходило, она всегда чувствовала себя в безопасности. Твой дед -  самый уважаемый лев на многие мили вокруг. Ты сидишь в уютном логове, с другими малышами, которых все члены общины всегда будут защищать до последнего вздоха. Да и это не обязательно, ведь отец способен любого неприятеля отогнать на десятки километров одним своим "злоебучим взглядом". Тогда ещё Сара не знала значения слова "злоебучий", которое услышала уже подростком, в отношении отца от старших зверей. Когда спросила, те ей не ответили. Знание пришло уже позже - чего только не наслушаешься, бродя одиночкой.

Сара до боли сжала зубы, зажмурила глаза, опустила голову, будто вжимаясь сама в себя, погружаясь в воспоминания. Била мелкая дрожь. Айхею, а что бы было бы, не удери она бы тогда?.. Львица глубоко вдохнула, успокаивая сама себя. Получалось. Особенно теперь, когда она находилась в кругу новых надежных друзей. Наконец, удалось убедить себя, что плакаться о несвершившимся - ужасно глупо. До жути.

- Я потерялась еще подростком и до сих пор скитаюсь, пытаясь отыскать родные земли или хотя бы кого-то из родных… - она развернула гривастую голову ближе к Игнусу, глядя на спасителя мягким взглядом, по цвету практически идентичным отцовскому, но по характеру - все-таки немножко другой в каких-то моментах. Если Вулэ глядит с пронизывающим до мозга костей собеседника напряжением, так, что чуть ли не электрические искры разлетаются в стороны, то взор Сары, особенно сейчас, был хоть и взволнованным воспоминаниями, но как-то по-особенному мягким от их теплоты. Чуть ли не телячьим.

- А у вас есть кто-то, кто ждал бы обратно?

Лапмповые разговоры скрашивали пребывание здесь. Без солнца, а лишь со сплошным пеплом в воздухе в этом месте было темно, что глаз вырви. Конечно же Саре было неуютно. Не страшно вовсе, но абсолютно точно неуютно. Белый мех Эрисы слегка мерцал в этом мраке, этакий умирающий свет. Свет в конце тоннеля. Многие сказали бы, что их честной компании рано ещё умирать. Сара не знала, каким образом другие определяют, пора или же не пора умирать. Но в их глазах молодецкая юность почему-то представлялась щитом от невзгод, который обязательно обманет старушку смерть, или же вызовет у нее... жалость? Но это ведь чепуха, у смерти жалости нет и быть не может, как у этой темноты вокруг, похожей на шкуру этой самой тетушки смерти. Но нет, ежевичка не считала смерть злой или страшной. Лишь бесконечно старой и мудрой, преисполненной долга. Шутка ли - забирать души и отмерять срок жизни смертным.

Все черно-белое, проглядывалась тенденция, что черный и вовсе скоро уничтожит белый цвет. Еще бы, с неба продолжали сыпать пепел и сажа, очень неприятно оседая на шкуре, а каково было Эрисе с ее идеально белым когда-то цветом… Очень скоро она совсем превратится в "трубочиста", с угольными разводами на спине и чумазой мордой.

Когда заговорил подросток, его яркие зеленые глаза завладели всем вниманием Сары. Определенно, она их видела раньше. Сейчас, рассмотрев их с такого близкого расстояния, львица ни капли в этом не сомневалась. Они были там, в ее прошлом. Где зелень лесов и синева небес еще не были сожраны тьмой. Осторожно подняв лапу, она медленно положила ее на голову львенку, поглаживая мягкую “гриву”. Эти глаза были переполнены страхом, надеждой, беспокойством и какой-то леденящей тоской.

- Джей... Ди? Как только я взглянула в твои глаза более вдумчиво и глубоко, чем при первой встрече, я поняла, что где-то видела их. Такие были у моей практически забытой матери. И они... похожи на два маленьких огонька среди этой тьмы. Теплые, маленькие огоньки... Мне кажется, что встретились мы не случайно. Я... не знаю как это объяснить, просто чувствую.

Отредактировано Sara (25 Мар 2018 23:30:32)

+4

244

----→ Восточный берег реки Зубери

Дхани высунул язык в тщетной попытке избавиться от навязших на нем волосинок из кисточки хвоста брата. Почему-то именно сейчас, когда за спиной царил огненный ад, избавление от лишней шерсти в пасти казалось львенку самым важным — может быть, потому, что мозг отчаянно хотел зацепиться хотя бы за что-то обыденное и привычное.
Он просеменил вслед за Лайамом, наконец-то спрыгнув на твердую землю и опасливо оглянувшись. Берег выглядел вполне мирно, хотя река не казалась такой уж серьезной преградой для бушевавшего у подножья вулкана пожара. Сказать по правде, черногривого изрядно подмывало пулей броситься вслед за Мьяхи, сбежать куда-нибудь подальше, да и забиться там под куст. Но делать этого было никак нельзя... Хватит им уже одного паникующего. Дхани молча провел лапой по языку, наконец сняв с него приставшую шерсть, и потрусил за братом, пытаясь делать вид, что ему вовсе не страшно. Переглянулся с Ракхом, также, как и он, окидывая взглядом тех, кому посчастливилось перебраться на этот берег...

Знакомых морд было не так уж и много; но думать о том, что с ними сейчас случилось, Дхани не хотел. Он ведь знал в лицо, то бишь в морду, весь прайд — и где все эти львы сейчас, что с ними стало? Черногривый пытался не размышлять об этом, но не мог; его мысли то и дело вертелись вокруг случившегося, имена тех, кого не было рядом, непрошено всплывали из памяти.

Он выхватил взглядом перешедших на этот берег Хофу и Клио; память тут же услужливо подсказала, что у последней были еще братья, но как ни всматривался Дхани в марево, опустившееся на склоны, никого из них так и не увидел.

Зато он одним из первых увидел знакомый тощий силуэт, хотя и остался на месте, сначала даже побоявшись поверить.
— Шеру! — сорванным хриплым шепотом попытался было воскликнуть подросток, но попытки откашляться и повторить радостный вопль погромче не возымели успеха, так что вопил он хоть и радостно, но почти беззвучно, лишь разевая пасть, пересохшую от горячего воздуха и дыма. Тот факт, что брат не только выбрался сам, но и спас свою подругу, наполнял сердце черногривого гордостью. Вслед за этими двумя из тумана вынырнула сама Шайена, еще более тощая и угловатая, чем всегда, но видеть ее было невероятным наслаждением.

Хотя можно было бы обойтись и без обнимашек! Что-то хрустнуло где-то в районе ребер, когда самка с неожиданной для львицы ее габаритов силой сгребла всех своих младшеньких в удушающей хватке, подтащив их всех к себе поближе.
— Мама, пусти! — безуспешно (и бесшумно!) взмолился черногривый; и, к счастью, спасение пришло в виде глаза Ракхелима, разглядев который поближе, Шаейна немедленно разжала объятия и принялась кудахтать над пострадавшим.

— Как думаешь, глаз у него заживет? — опасливым шепотком поинтересовался Дхани у младшего братца; тут же он захлопнул пасть — нашел, у кого спрашивать, у самого паникующего паникера из всех них!
Хотя, судя по реакции Ракха, чувствовал он себя не так уж и плохо — по крайней мере, нашел ведь силы отбиваться.

— Что мы будем теперь делать? — спросил было львенок у матери, и снова, кажется, остался незамеченным. Чертова хрипота!

+3

245

Для атмосферы


Подбежавшее к троице животное, внезапно накинувшееся на Эрису с радостными воплями насчёт их чудесного спасения, неслабо испугало подростка, доселе «мирно» прожигающего взглядом в бедном Игнусе дырку. Сунита вздрогнула от неожиданности и как ошпаренная быстро отскочила назад, чтобы это крупное нечто не сбило её с лап. Или того хуже – не начало делиться своей радостью и с ней, начав плясать вокруг. Юная охотница недовольно осмотрела льва, в очередной раз вспомнив свою семейку, также не отличающуюся умением держать свои эмоции под контролем, а после мысленно добавила своё коронное «ох уж эти самцы, от них одни проблемы!». Юная львица уже даже хотела раздражённо рыкнуть на такой порыв радости, вдобавок рявкнуть что-нибудь поучительное, однако внезапно даже для себя она застыла, как истукан, не в силах даже вякнуть. Погодите, что-то тут не так…

«Высокий голос, эти черты морды…Погодите-ка, это что, ЛЬВИЦА?!» – мысленно вскрикнула Сунита, ещё раз с головы до пят осмотрев эту черношкурую радостную громадину. Убедившись, что её догадки насчёт пола спасённого Игнусом и Эрисы существа верны, голубоглазка метнула взор в сторону Игнуса, пытаясь поймать его взгляд. В её глазах отчётливо читался немой вопрос: «что вообще происходит, кто и что это?». Сунита видела львиц с мужественными чертами морды, с очень крепким телосложением, но чтобы с гривой…Это было чем-то новеньким, что она пока принять не могла. Слишком много странных событий за сегодня – начиная от льва, который говорит с воздухом и спасает каждого и заканчивая этим чудом. Дожидаться пояснений Игнуса насчёт их с Эрисой новой знакомой подросток, однако, не стала – её слишком напрягало такое скопление громких, плохо знакомых или незнакомых вовсе личностей. Хотелось поскорее отыскать в этой толпе спасшихся своих знакомых и друзей, прижаться к грязному от копоти меху наставниц и наконец почувствовать себя по-настоящему защищённой. Вздохнув, чтобы немного успокоиться, она с непривычной для подростков серьёзностью оглядела окружавшую её троицу одиночек.

Что ж, я, пожалуй, пойду. Нужно убедиться, что мои родн…знакомые выжили, – с наигранным равнодушием негромко произнесла голубоглазая, – осмотритесь пока что, может быть среди спасшихся и вы сможете отыскать знакомые морды.

В последних её словах можно было расслышать нотки тревоги и надежды. Сунита прекрасно сейчас понимала тех, кто пока не нашёл своих близких, и оттого её отношение к одиночкам изменилось. Встреться она с ними в спокойной обстановке, то, скорее всего, гордо попросила бы их поскорее уйти с территории прайда, пока она не позвала взрослых, а не беспокоилась об их чувствах. Было немного неловко, что она чуть не назвала своих «тётушек» – львиц, которые фактически заменили ей погибшую от чумы мать и ушедшего от прайда отца, родными. На секундную в её голове промелькнула тревожная мысль о том, что они, как и её семья, уже покинули её. Что если она сейчас не найдёт их в толпе этих животных? Постепенно шоковое состояние пропадало, из-за чего Сунита вновь становилась собой – очень гордой и самокритичной львицей, которая в любой ситуации думает о плохом. Обычно сопрайдовцы ворчали на привычку их сожительницы сначала перебрать все мрачные варианты, да и сама она злилась на себя за это. Но неужели сегодня эти мрачные мысли станут явью? Львица обходила ряды выживших, с ужасом отмечая глубокие раны и ожоги, слёзы матерей, потерявших своих детёнышей и родных. Неужели...неужели она была так слепа? Почему она до этого не замечала, какой ужас творится вокруг неё? Некоторые умирали уже добравшись до берега, у лап своих родных, закрывая глаза под их плач, что было ещё ужаснее. Каждый раз увидев такую картину Сунита невольно представляла на месте умирающих своих наставниц – львиц, которые брали её на охоту, помогали ей решать проблемы и заменили ей родителей. Обычный обход не помогал, и Сун, переборов своё «не разговаривай с незнакомцами» начала подходить к каждому, кто не был занят делом и мог говорить, с тревогой в голосе описывая своих знакомых и называя их имена, в надежде, что в её описании эти львы узнают её знакомых. Чаще её либо отгоняли, либо огорчённо качали головой. Некоторые могли узнать, но когда подводили Суниту к предполагаемым соплеменникам, она понимала, что они ошиблись и это просто похожие львицы. Честно говоря, это было даже хуже. В ней только загоралась искорка надежды, она со всех лап мчится к знакомой львице, радостно кричит её имя, но когда подбегает достаточно близко, то понимает, что это не она. Каждый раз внутри неё будто что-то обрывалось, но львица упорно продолжала обходить раненных, правда уже еле сдерживая слёзы. Сунита понимала – ещё немного и она впадёт в настоящую истерику. По её подавленной морде и взгляду это было легко понять, из-за она невольно ловила на себе удивлённые взоры сопрайдовцев, которые уже полгода точно не видели, как эта гордая «принцесса», всегда задирающая нос, проливает слёзы. Голубоглазка почти отчаялась найти наставниц, но, на её счастье, пересеклась с взглядом Сехмет – довольно мудрой и серьёзной львицы, на которую она так хотела быть похожей. Её приветствующая улыбка немного ободрила подростка, снова вселив надежду. Кивнув ей в ответ и устало улыбнувшись, Сунита направилась к берегу, в надежде дождаться там львиц прайда.

Разглядывать другой берег было просто бесполезно из-за пара и дыма, поэтому всё, что оставалось подростку, это упрямо сидеть около бревна, с замиранием сердца слушая, как кто-то по нему перебирается на этот берег. Заслышав чьи-то шаги Сунита каждый раз подрывалась, всматривалась в пелену пара и боясь даже вздохнуть. Но снова и снова ей приходилось садиться с подавленным выражением, вяло объясняя, где раненным можно отыскать лекаря. Хоть берег было не разглядеть, зато вот полыхающий вулкан можно было разглядеть, пожалуй, и за километр.

Мой…дом, – сипло прошептала самка, чувствуя комок в глотке. Пещеры, где она слушала сказки старух; долина, в которой она училась охоте и мечтала о светлом будущем, смотря ночью на звёзды – всё это было в огне. Всё, что она любила, было уничтожено. И что ещё хуже, львицы, которые были ей так дороги, скорее всего задохнулись или сгорели заживо в этом чёртовом пекле. Сунита пережила многое – гибель матери, драки отца, драки с ровесниками из-за колких шуток, абсолютное непонимание сестёр, но воспоминание об этой ночи определённо останется самым ярким и ужасающим в её памяти. Самка услышала позади себя детский плач какого-то детёныша, что отвлекло её от этих мрачных мыслей. Подросток повернулась, уже желая подойти и попробовать помочь ему отыскать родителей, но к нему уже поспешно подбежала взрослая львица, тут же начавшая его успокаивать. Её нежные прикосновения и тёплые слова невольно напомнили Суните тётушек, но уже в другом свете – теперь она не представляла их обугленные тела, а вспоминала, как они были добры к ней. Как позволяли ей прижаться к себе, когда был гром, ласково успокаивая маленькую толстушку. А её первые успехи в охоте? Ведь именно её соратницы по охоте первые отметили не только повышение охотничьих навыков, но и улучшение фигуры этой самокритичной ворчуньи. «Тётушки» принимали её такой, какая она есть, не ругая её за излишнюю серьёзность и занудность, не говоря, что она не похожа на других подростков. Никто из них не пользовался тем, что в прайде не было тех, кто бы встал на её защиту – даже наоборот, иногда именно они были готовы защищать свою воспитанницу, несмотря на то, что её отец не желал принимать в этом участия. Они стали ей второй семьёй – такой, о которой она мечтала, большой и дружной. Такой, которую действительно больно терять.

Покойтесь с миром, – прошептала Сунита, закрывая глаза и почувствовав, как слёзы падают на её лапы. На этот раз не от копоти и дыма, а от горечи потери. Почему Боги так жестоки?

От мысленного прощания с теми, кто так и не вернулся, самку оторвали голоса позади. Она поспешно утёрла лапой слёзы, и рысцой направилась в сторону толпы, надеясь, что сейчас будет перекличка. Однако услышав, что все собираются покидать берег, её интерес сменился паникой. А как же те, кто не вернулся? Что если они придут…позже? Придут, и никого не обнаружат, из-за чего могут снова угодить в огненную ловушку. Но перечить решению взрослых Сунита не отважилась, понимая, что вряд ли они станут слушать подростка. Поэтому ей оставалось только предлагать свою помощь, надеясь, что её вообще заметят.

–  Я могу нести детёнышей, – подала голос самка после предложения серого льва и филина, –  или остаться на берегу, дожидаясь остальных. Если кто-то переберётся на этот берег, я покажу ему дорогу.
После этого она выпрямилась, демонстрируя своим видом, что она не ранена (если не считать мелкие царапины на лапе, конечно), и может без проблем тащить тех, кто меньше её. А причину того, почему она предложила оставить её на берегу могли осознать сопрайдовцы – она ведь ничего не потеряет. Матери лишилась ещё в детстве, отец с сёстрами сбежали за пару дней до извержения, а её воспитатели так и не вернулись. Ей нечего терять.

«Боги, я начинаю походить на Игнуса. Это хорошо или я сошла с ума

Отредактировано Сунита (14 Апр 2018 11:30:45)

+4

246

Белошкурая наконец присела. Чтобы приглушить приступ, накатившей так не вовремя истерики, львица незаметно хлестнула себя хвостом. "Здорово, что ты на месте", - даже с какой-то нежность посмотрела она на белый шнурок. Верный товарищ по играм еще тогда совсем маленькой львички. "Было бы обидно потерять единственную и столь необходимую связь с кисточкой", попыталась развеселить саму себя белошкурая.

Наконец она обратила внимание и на общее состояние самой себя. Грязная до ужаса шерсть, слегка стертые подушечки лап и небольшие ссадины. Но она была невредима и самое главное жива. Эта до ужаса простая мысль как будто только дошла до львицы. Она еще раз посмотрела в сторону вулкана. Страх дошел до сознания в полной мере. Она вспомнила как еще совсем недавно они бежали втроем, а огонь то и дело доставал до задних лап.  Они ведь даже перекинулись пару тройкой слов. А потом Сара... "Во имя Айхею, какая дура!". Уверенность в том, что теперь она точно не пойдет в ту сторону кто бы не позвал, прочно уселась где-то внутри.

Сун, явно ошарашенная и похоже так же до глубины души прояснившая всю плачевность ситуации для самой себя, металась из стороны в сторону. То она замирала от шорохов лап по бревну, то подходила к другим, что-то спрашивая. Было видно, что бурая в не меньшей панике, а может даже и в большей, чем сама Эриса. От мысли, что возможно Сун сегодня потеряла своих родных, напомнила смерть матери. Белошкурая попыталась отогнать и эти мысли, эмоциональное да и общее состояние точно не позволили бы ей сдержать очередную волну слез.

Львица медленно, как будто провинившись, подошла поближе к своим знакомым. На самом деле, в душе она уже воспринимала их как что-то близкое себе. - Спасибо, - произнесла Эриса, приблизившись к Игнусу. - Если бы ты тогда решил не тратить свое время, я бы уже была мертва. Она оглянулась в поисках Сун, чтобы отблагодарить и ее, но та уже снова унеслась в очередной попытке разузнать что-то очень важное.

- Я жила далеко отсюда с матерью. Видимо она была роддом отсюда потому, что я не раз слышала про эти места. После ее смерти, по выше мной сказанной причине, я решила двинуться в этом направлении, чтобы отыскать... - Эриса на секунду запнулась, - Отца. Я никогда его не видела, и представляю, что глупо искать того, не зная кого, но и находиться в тех местах в полном одиночестве, я больше не могла.

Белошкурая взглянула на Сару. - Как ты выжила одна в столь юном возрасте? Потеряться будучи подростком.... Моя мать такой роскоши бы никогда не предоставила. Эриса улыбнулась. - Прости если задела за живое, просто хотела как-то разбавить обстановку. Мне кажется, мы все здесь не случайно. Как минимум, чтобы помочь друг другу выжить, и знаете нам это не так уж и плохо удается, - снова слегка улыбнувшись, ответила львица на предположение Сары, которая обратилась к подростку. - Если не хочешь говорить от куда ты, то хотя бы скажи куда направляешься, паренек с красивыми глазами? - обратилась Эриса к Джей Ди, подмигнув тому.

- А еще было бы очень интересно узнать и про тебя самого,- обратилась Эриса к Игнусу. Она хотела спросить про странные переговоры рыжегривого самим с собой, но осеклась. Не хотелось как-то смутить или обидеть этого льва. "Возможно, он и сам расскажет, когда придет время", - подумала львица, не решившись спросить об этом напрямую.

До ушей долетели слова о том, что отдых закончился и пора бы убраться. Эриса поймала взглядом Сун. Она подошла ближе к ней. - Если нужно, то я тоже могу помочь, - проговорила она, чтоб ее было слышно.

Отредактировано Эриса (15 Апр 2018 19:34:29)

+3

247

Отдых действовал крайне благотворно на Игнуса. Тревога за себя и других постепенно пропадала, мышцы расслаблялись, а мысли прояснялись. Способность мыслить четко и быстро была сейчас крайне необходима, особенно там, где тебе явно не рады. По крайней мере настоящие хозяева этой земли все еще не появились тут, а это значит, что у Игнуса и остальных есть немного времени, чтобы уйти отсюда. Игнус знал мало об этой территории, но прекрасно знал, что сюда не следует соваться, если только жизнь не дорога.

— Спасибо. Если бы ты тогда решил не тратить свое время, я бы уже была мертва.

Голос Эрисы вновь вывел Игнуса из раздумий. Он лишь посмотрел на нее по своему добрым взглядом.

"Долг. Я должен был это сделать. Надеюсь на это..." — подумал про себя Игнус, но не решился этого сказать.

В действительности он и правда на секунду задумался о том, что мог бы бросить их всех на произвол судьбы и уйти. Что возможно Пирос был прав. Он не знал даже отдалено ничего про них. Ни про их жизнь, ни про их поступки. Как знать, возможно, что они они даже заслужили смерть.

"— Эй, если ты там пытаешься придумать, как упрекнуть меня, чтобы я съязвил на это, то зря стараешься, я не пойду у тебя на поводу." — Пирос прервал невеселые мысли льва.

"Нет, нет... Это было правильно. Я сделал всё правильно."

Игнус изгнал сомнения прочь из головы и для надежности еще раз потряс головой.

— Я потерялась еще подростком и до сих пор скитаюсь, пытаясь отыскать родные земли или хотя бы кого-то из родных… — первой на вопросы Игнуса ответила Сара.

"— Родные земли гривастых львиц! Значит их десятки, сотни, тысячи и они поработят весь мир за счет своего нелепого вида!
— Тебе не надоело еще?
— Ни капли."

— А у вас есть кто-то, кто ждал бы обратно?
— Где-то там, где-то далеко. Где-то в 3-4 месяцах ходьбы отсюда находится мой родной прайд. Ну, или находился там во всяком случае. Возможно мать дожидается, когда я когда-нибудь вернусь, а остальные... Не думаю, что их сильно заботило то, что я покинул их. Может даже вздохнули с облегчением, — закончив, Игнус слегка поморщился.

"— Забей ты уже на этих глупых неудачников. Как будто нам есть с тобой до них дело.
— Твоя правда."

— А поблизости... Да нет никого, кто бы меня ждал. Так что я предоставлен сам себе, делаю, что захочу, и иду, куда вздумается.

Замолчав, Игнус перевел свой взгляд на грязно-кремового паренька.

— Меня зовут Джей Ди. Я не из прайда, нет, я из оазиса… но это в прошлом. Теперь я из ниоткуда, один, — ответил на вопрос Игнуса львенок, которого он притащил в своих зубах.

"— Отбросив всю абсурдность его появления здесь и недавние события, я все равно удивлен, что он выживает в одиночку, учитывая его возраст." — оценивающе заключил Пирос.
"— Похоже он потерялся не очень давно... Посмотри на него, он похоже ничего нормального не ел уже продолжительное время. Не думаю, что он продержался бы еще хотя бы неделю или две."

Тем временем с Джей Ди заговорила Сара, а Игнус вновь переключил свое внимание на себя. Он собрался было попытаться отмыть лапой морду от копоти, но, взглянув на лапу, решил, что пытаться смочить языком ее будет еще более глупым решением, чем попытка подойти сейчас ближе к вулкану.

Теперь уже подала голос Эриса, рассказав про свои поиски.

"— Ну, здесь уже все понятно.
— Что тебе понятно?
— Всё.
— Очень подробно. Разжуй.
— Это настолько понятно, что если тебе непонятно, то это твои проблемы.
— Какой же ты засранец.
— Ты разве не заметил?
— Чего не заметил?
— Тут похоже все, включая пацана, просто он не признается, в поисках пропавших родственников! Пересечение всех сирот и потерянных, блин. Я не удивлюсь, если внезапно они все окажутся братьями и сестрами друг другу. Может та саванна, которая сгорела, имела какое-нибудь древнее название, например, Место-Где-Можно-Найти-Себе-Родных или Там-Где-Найдутся-Потерянные-Души. А мы тут судя по всему только одни реальным делом заняты."

Игнус никак не отреагировал на эти "глубокомысленные замечания" Пироса, а просто спокойно дослушал Эрису.

— А еще было бы очень интересно узнать и про тебя самого, — закончила Эриса.

Красношкурый глубоко вздохнул.

"Ну, терять уже нечего, все равно бы пришлось рассказать. Ладно, начнем издалека."

— Нуу... Я... Я, как сказал раньше, пришел издалека. Путешествую уже 4 месяца, только вот недавно добрался до местных земель. Я ищу... Источник Вечного Огня, — Игнус на секунду остановился. — Итак, это такое место, где пламя бы не угасало ни на секунду, где огонь горел бы вечно, что очевидно из названия. Поиском этого места я и посвятил себе все свое время, с тех пор как... Назовем, это озарением, хотя это не совсем верно. Поначалу я искал его неподалеку от родного прайда, но когда я убедился, что такого места там рядом нет, то отправился искать его в других землях. И так помаленьку и потихоньку я добрался и до сюда. И судя по всему... — Игнус повернул голову в сторону извергающегося вулкана. — ...я его нашел, хоть и не в том виде, в каком ожидал и явно не в тех обстоятельствах в каких хотел бы. Нужен мне он с одной целью - провести один ритуал, чтобы вызвать Огненного Льва и поговорить с ним, правда не знаю точно что это на самом деле: дух или бог - но это и не важно. Я обязан ему свой жизнью и...

Послышались крики львов, извещающие о том, что отдых закончился и пора идти дальше.

— Хм, видимо придется оставить рассказ о моих проблемах и Огненном Льве на потом. Позже я расскажу больше, а пока давайте двигаться за остальными, — Игнус быстро нашел взглядом Джей Ди и, слегка подтолкнув его, намекнул, что ему стоит поторапливаться за всеми.

Игнус поднялся на лапы, которые сразу же заныли. Отдых, конечно, помог, но его было явно недостаточно. Впрочем, льву было не привыкать и он быстро вернулся в свое обыденное состояние.

"— Видимо какая-никакая власть у кого-то в прайде осталась.
— Оно и к лучшему."

Подойдя к остаткам прайда, он довольно громко спросил:

— Я мог бы помочь. Если вы не против, конечно. — последнее предложение он сказал заметно более тише, несколько застеснявшись.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Западный берег реки Зубери