Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Водопады Зулу


Водопады Зулу

Сообщений 241 страница 270 из 270

1

http://s1.uploads.ru/i/Q/s/m/QsmtN.png

На юге королевства, неподалеку от Великого Ущелья, находятся знаменитые водопады Зулу. Это довольно укромное и живописное местечко: сначала вода с шумом обрушивается с невысокого каменного каскада, а затем ревущей струей летит в бездну с глубокого обрыва. Окружающие водопады скалы поросли густым мхом, а внизу, у самого подножья, растет много раскидистых деревьев, под которыми можно найти спасительную тень. С высоты отлично видно, как река Зимбабве уходит с Земель Прайда и теряется в песках Великой Пустыни.


1. В настоящее время подножье водопадов затоплено дождевой водой. Стремительный поток чрезвычайно опасен, так как несет в себе очень много мусора — бревна, ветки, трупы утопших травоядных и т.п.. ГМ будет бросать кубик на любые попытки вплавь перебраться на другой берег; при этом у персонажей действует антибонус "-1" (нейтрализуется умениями "Пловец" и "Ныряльщик").

2. Доступные травы для поиска: Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Болиголов, Манго, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

0

241

Ферал был удивлен тем, с какой легкостью ему все удалось. Риддик не стал спорить с ним, без лишних слов взявшись клыками за кончик хвоста серого. Шави тоже не возражала, хотя вот уж кто не стеснялся настаивать на своем.
Они шли медленно. Фералу, идущему первым, приходилось выверять каждый шаг, осматривая тропу, насколько это было возможно. Вернее, почти невозможно: водяной пыли было столько, что уже на пару метров впереди карниз терялся в белесом сумраке. Он был влажным, по нему непрерывно стекала вода; но, к счастью, не скользким, местами гладким, а в некоторых местах — шершавым. Порой попадались и неустойчивые камни; к счастью, их было не так уж много, и серый переступал через них не колеблясь. Если здесь споткнуться — этого вполне хватит, чтобы улететь вниз, а там уж как повезет... Падающая вода наверняка сгладила острые камни на дне, но с такой высоты достаточно и гладких — один удар, и пойдешь на корм рыбам. Разве что удастся упасть на глубину — и тогда, быть может, выплывешь. Проверять Ферал, конечно, не хотел. Пловец из него и в спокойной воде был неважный.
Холодно. Вода была почти ледяной, охлаждая и стены, и пол под лапами. Солнечные лучи сюда не проникали.
Шаг, еще шаг. Он не оглядывался, чувствуя, что кончик его хвоста все еще надежно зажат клыками Риддика. Страшно до чертиков, но это не самое страшное, что бывает в жизни. Сказать по правде, после того, как на тебя бросается разъяренный Морох, и водопад, и стадо разъяренных буйволов и даже сама чума кажутся мелочью. Нашли, чем испугать — ежа голой задницей! Ферал гораздо больше боялся за Шави, чем за себя; он опасался, что та будет бравировать и показывать свою ловкость, а это могло закончиться плохо. Каким-то чудом он сдержался, чтобы перед началом пути не показать ей своего страха и не засыпать ее несомненно ценными указаниями о том, как она должна быть осторожна.
Все равно ведь бесполезно. Губы серого тронула легкая усмешка, несмотря на то, что лапа чуть не соскользнула с края. Такой он ее и любил — безбашенной и рисковой. Взрослея, она стала спокойнее... но не намного. Она еще втянет его в приключения, помяните мои слова. Только бы разобраться с чумой, будь она неладна.
Почти с удивлением самец увидел впереди, совсем уже близко, вертикальную полосу чистого неба. Карниз привел их на другой берег, закончившись на каменистом пятачке, обрамленном густым из-за обилия влаги кустарником. На всякий случай Ферал сделал еще несколько шагов, отводя Риддика подальше от края, и лишь тогда, развернувшись, освободил свой хвост, пожеванный, но вполне целый. Водопад, тем не менее, шумел невыносимо громко, заглушая все попытки что-нибудь сказать. Не лучшее место для задушевной беседы.
— Идем! — что было сил заорал серый, намереваясь отойти подальше от края — туда, где хотя бы поговорить по-нормальному можно было.
Ладно, он, по крайней мере, стал немного чище. С одного бока — того, который был ближе к водопаду. Второй хоть и был влажным, остался заляпан грязью. Останавливаться и отмываться полностью черногривый, впрочем, не собирался.

+3

242

Пространство вокруг Риддика представляло собой один сплошной «белый» шум, если полагаться на основной его орган при помощи которого он ориентировался в пространстве: слух. Теперь, когда он больше не мог на него полагаться, льву оставалось только одно – двигаться наощупь и доверять своему провожатому, Фералу. Путешествие по узкому карнизу шло в полном молчании. Пасть матерого была занята, ну а остальных он и не слышал, даже если они что-то бормотали себе под носы. Ферала, он, конечно, мог еще услышать, случись что, а вот Шави, если она отстала – нет. Двигался молодой лев неспешно и Риддик мог вполне легко двигаться за ним, крадущийся походкой, будто вот-вот и прыгнет Фералу на спину, вонзив в нее когти. Но, конечно, ничего подобного не могло и случиться – матерый шел так от того что каждый шаг ощупывал перед собой пространство, прежде чем поставить лапу, а так как Ферал двигался не так уж и медленно, то и проделывать разведку пространства надо было быстро. Пару раз на его пути попадались камни, которые лежали нетвердо и Риддик без зазрения совести швырял их в сторону водопада, так ни разу и не услышав, когда они долетят до воды, камней, или чьей-то головы.
Неожиданно, когда до конца пути оставалось уже не так уж и много, как раз в тот момент когда Ферал увидел впереди вертикальную полосу неба, матерый ощутил мимолетный приступ тошноты, который появился и тут же прошел, отпустил его. Будто бы ничего и не было. Лев даже дернуться не успел, только ощутил неприятный, кислый привкус в пасти и все, тот стал стремительно отступать Риддик на мгновение замер на месте, а затем продолжил свой путь за Фералом. Однако, одного этого сигнала. Как тревожного звонка было достаточно для того, чтобы заподозрить неладное. И хотя его сознание кричало что это все из-за голода. Пытаясь найти хоть какое-то оправдание тому, что это вовсе не неведомая болезнь, от которой умирают в муках, но его холодный разум говорил совершенно другое.
«Так что же это значит, все?» – он молчал, не в силах разжать пасть и не в силах вымолвить слова, покорной собачкой двигаясь за молодым львом и осознавая, что теперь, возможно, стал опасен для окружающих.  Неожиданно Ферал задергал хвостом, явно желая его освободить и Риддик раскрыл пасть, освобождая его. он медлил, не зная как ему поступить. Потому что понимал что его решимость отгородиться и сразу же сказать о том что он болен, ничего не будет значить для Шави, а потому услышав крик Ферала: - Идем! - в два прыжка достиг его. чуть было не сбив с лап и кашлянув в другую строну от молодого льва, быстро прошептал ему на ухо:
- Что бы не случилось, не позволяй Шави приближаться ко мне вплотную… - а затем, еще раз кашлянув в сторону, довольно быстро пошел прочь от шума водопада, петляя между камней, поднимаясь по склону, чтоб выбраться в пустошь. А уже оттуда к баобабу, на котором и жил Рафики.
Было. правда, и еще одно дело и его нужно было сделать незамедлительно, как бы не было ему противно и неприятно.

+1

243

Дорога закончилась как-то неожиданно быстро. Шави,  будучи маленького роста (и играясь с камушками), не могла увидеть впереди полоску голубого неба - она смогла её увидеть непосредственно после того, как все покинули карниз. Шум от водопада уже просто закладывал уши - львица прижимала их к голове, ощущая себя совсем глухой в такой невероятном гуле от падающей воды. В общем и целом, переход по карнизу оказался достаточно лёгким - Шави совсем не думала о том, что Риддику и Фералу было в разы тяжелее идти по узкой тропинке. Водопад остался за спиной, и всё же львице было трудно не обернуться и не взглянуть на это чудо природы ещё раз.
Идем! — выкрикнул Ферал, и Шави обернулась, готовая последовать за ним подальше от громады падающих вод. Одно только остановило её: отец буквально в два прыжка добрался до Ферала и что-то сказал ему, а затем довольно быстро отдалился от серого и ушёл вперёд. Шави, немного помявшись на месте, всё же нагнала льва, но больше не выглядела восторженной - её морда вновь стала обеспокоенной и задумчивой. Вновь вспомнилась истинная цель их путешествия, и она грустной тенью осела на морде львицы. Взгляд её следил за двигавшимся в пустоши отцом, отдалившимся от неё снова. Это чувство ей доводилось ощущать недавно, но тогда оно было подавлено радостью долгожданной встречи, однако теперь ей казалось, что оно становится бездонным и ставит ей подножку. Шави было тяжело видеть идущего вдали от себя Риддика - несмотря на то, что она всё же его видела, она чувствовала себя неправильно, нехорошо. Идущему рядом Фералу наверняка не в радость доводилось наблюдать потускневший взор подруги, но совладать с неприятным чувством в груди львице было невыносимо трудно.
Риддику... нельзя больше с нами идти? — произнесла Шави, когда вдвоём они отошли достаточно далеко от водопада, чтобы можно было говорить, не сильно повышая голос. — Так быстро...
Ощущая себя потерянной, львица прижалась к серому боку Ферала, словно ища в нём поддержку. Ей не хотелось всерьёз понимать снова, что страшная болезнь поражала здоровье отца и, возможно, уже убивала его изнутри. Взгляду не за что было уцепиться, кроме как или глядеть под лапы, чтобы случайно не споткнуться, или смотреть вслед фигуре Риддика впереди и неспешно следовать по его следам, сторонясь. Впрочем, идти бок о бок с Фералом было всё же легче, чем если бы Шави шла просто одна - осознавать, что рядом есть тот, кто поддержит и явно не оставит в одиночестве, наполняло львицу какой-никакой решимостью продолжать идти вперёд. Да и Баобаб был уже не далеко, стоило только добраться до него. Это не было трудной задачей, но заставляло Шави тревожиться все больше с каждым десятком шагов, на который львы приближались к заветному дереву.

+3

244

→Большой баобаб
Казалось время стелилось бесконечной тропой и на каждом шагу тебя ожидали трудности, которые следовало преодолеть. Преодолел - двигаешься дальше, нет - ты покойник. У каждого уготовлена своя судьба и она, видимо, расположена для Зази благоприятно. По крайней мере львенок прекрасно знал, что сегодня он не умрет. Только не здесь и не сейчас! Малышка обязана спасти шакала и Айхею ей поможет в этом. Вряд ли бы взрослый побежал мигом спасать псинку, а у львят слишком доброе сердце, ведь они только дети.
Зази спустилась по дорожке вниз, слушая шумный спуск воды, которая билась об камни, как обезумевшее животное об дерево. Львица уже прекрасно знала, что, переходя по бревну, следует быть осторожно. Лучше тогда не спешить по чем зря: одна ошибка и прощай травы. Но день был крайне благоприятен для храброго львенка и успешно (не как в прошлый раз) перелезла на другой берег. Зази обратила внимание, что спускаться намного легче, чем подниматься, но никак не могла понять отчего же так. И силу лап надо рассчитать, и прыжок вверх, если камни слишком большие, а когда спускаешься нужно лишь обдумать в голове удачное приземление. Размышления о физике очень интересны, однако вернемся к тому, Зази уже поднималась наверх по водопаду. Осталось лишь немного дотянуть и все закончится... и начнется нечто новое.
→Река Зимбабве

Отредактировано Зази (28 Июл 2016 20:51:17)

0

245

Большой баобаб ===>

Путешествие протекало спокойнее, чем она рассчитывала. Никто пока что не намеревался их съесть или просто убить ради забавы... А дети не вопили как угорелые. Ива даже наловчилась и когда только чувствовала, что пацан в её зубах намеревается опять возмущаться, сама раскачивала его в стороны. Всё в меру, всё без фанатизма, но мама всё равно не оценила...
С другой стороны, эти импульсы давали львице понять, что она ещё не убила своего братца, что и она сама останется жива... Несколько раз серая клала Микото на землю перед собой, рассматривала, прицеливаясь, и снова брала в пасть, но тому по-прежнему было всё не так. Мелкий поганец...
Больше коричневого комка Иви раздражал коричневый комок побольше – Роран. Близнецы, пусть и выводили всего лишь своим видом, необоснованно переполненным чувством собственной важности, превосходности и т.д. и т.п., но они хотя бы МОЛЧАТ. В принципе, это является важной частью их стратегии выведения... Но нет, прыгающий вокруг Роран всё же хуже. Как мама его терпит? Серая на её месте уже давно набросилась бы на него с обнажёнными когтями... Благо, старшей кошке каким-то чудом всё же удалось заткнуть сына. Иветта, уныло ковыляя сзади, понятия не имела, как, но, несомненно, в ту же секунду захотела научиться этой магии. Скорее бы это путешествие закончилось, она сразу же спросит Вирту...
А пока развлекать себя оставалось, помимо львят в пасти, только собственным внутренним миром. Ух, хорошо, что кто-то держит свои мысли при себе, ведь иначе, если бы кто-то назвал эту львичку «жалкой» даже полушёпотом, Иви в ту же секунду швырнула бы в него котёнка, перед тем как наброситься! Однако на удивление скоро до серой дошёл звук бьющейся воды. Похоже, ей всё-таки удалось задуматься о вечном.
Когда мать семейства заканчивала предостережение, Иветта только останавливалась. На указание, касавшееся непосредственно неё, дитё отреагировало невнятным, но недовольным бурчанием в котёнка. «Второй негодник» выглядел даже виновато. Нет, ей определённо стоило выведать у Вирты это искусство...
Не дойдя до берега, подросток несколько небрежно выпустила Микото на матушку-землю, опасаясь, что у неё сейчас сведёт скулы. Никто же здесь не хочет львятинки на обед? Хорошо, что Вуду поблизости нет.
Грея пятую точку, она спокойно наблюдала, как Каспиан, а затем и Юми неуверенно семенят через реку. Но на деле им было просто страшно за младших.
Ха, это же легко, – с самодовольной полуулыбкой решила она. Иви совсем не боялась.
Когда сестрица с Рейвен почти достигли цели, серая с Микото как по струнке уже были готовы к этой тренировке Древнего Турнира, как Ро беспардонно проскочил вперёд. Спасибо, почти не задел. Иветта негромко, но злобно зарычала, сверля глазами ненавистного коротышку. Наверное, детёныш в свою очередь испытал массаж.
Взяв себя в лапы, а брата в пасть, Иви зашагала в воду, продолжая недобро пялиться в сторону Рорана. И, в общем... Когда она осознала себя в реке, то... Ну, никто же от этого не застрахован? К серой начала подступать паника. Жёлтые глаза расширились, как не в себя; подросток не могла поверить, что она стоит на таких скользких камнях посреди бурного течения! Со стороны, отрешённо, это всё выглядело намного, намно-ого… безопаснее? Носильщица вовремя вспомнила, что нельзя разевать пасть, и вдруг стало ещё страшнее. Да, здесь бы не помешал лёгкий ободряющий пинок сзади от отца, но та сторона берега была уже далеко. «Точно... Я же уже много прошла! Почему остальное должно быть сложнее?» – так маленьких самотренинг помог одной самодовольной трусишке снова взять себя в лапы и закончить это злосчастное испытание.
Ступив на твёрдую почву, Иветта горделиво прошлась мимо сиблингов и оставила свой груз на лапы, как ни в чём не бывало. Но речь Вирты быстро вывела серую из торжествующего, отдыхающего состояния.
– С водой мы разобрались, все большие молодцы, но нам предстоит ещё более далёкое путешествие, не расслабляемся…
Подростку только и оставалось, что безысходно вздыхать. Когда это всё закончиться, она всё выскажет... Сейчас просто рот занят. Ведомая ленью и только что разбившимся состоянием духа, она помедлила перед тем как выдвигаться, чтобы посидеть ещё лишь чуть-чуть.

===> Облачные степи.

Отредактировано Иветта (23 Авг 2016 17:23:15)

+2

246

Неожиданно Риддик оказался рядом; никогда еще он не был так близко к серому, исключая, разве что, тот случай, когда Ферал пытался удержать матерого от охоты на чумную зебру. Глухой кашель заставил льва вздрогнуть, но, сдержав брезгливость, он не отшатнулся. Шепот раздался у самого его уха.
— Что бы не случилось, не позволяй Шави приближаться ко мне вплотную… — почти прошипел Риддик и, торопливо отстранившись, быстрым шагом пошел прочь.
Серый, понятное дело, приотстал. Естественное отвращение к болезни в его душе мешалось с жалостью к отцу Шави, который, в общем-то, еще не был стар и мог прожить немало лет — не говоря уже о том, что ему непременно следовало увидеть внуков — по крайней мере, Ферал надеялся, что они когда-нибудь появятся на свет. Случиться это могло... да когда угодно. Правда, пока что самец, как ни старался, не замечал в Шави никаких изменений, никаких признаков беременности, но, если подумать, он довольно хреновый диагност. Впрочем, если она не беременна — это только к лучшему. Ферал не был уверен, что в ближайшее время хочет обзавестись детьми, и дело даже не в чуме. Вернее, не только в чуме.
Но и в ней тоже... не в меньшей степени. Опасность подстерегала их на каждом шагу, а маленькие львята очень уязвимы.
— Риддику... нельзя больше с нами идти? Так быстро... — растерянно проговорила тем временем львица, шагая рядом с самцом.
Ферал молча угрюмо кивнул; видеть ее, обычно жизнерадостную, такой подавленной было очень нелегко. Сам он наверняка сейчас выглядел не лучше. Все трое мокрые, с торчащей во все стороны шерстью — времени на то, чтобы остановиться и вылизаться, не было, поэтому Ферал просто встряхнулся, остановившись на мгновение, и продолжил путь. Риддик, впрочем, пока что шел ровно, и вроде бы даже особо не кашлял... По крайней мере, серому хотелось надеяться, что так оно и есть — и он следил за каждым движением матерого похлеще, чем мать следит за первенцем.
— Уже недалеко, — проговорил самец чуть погодя.
Зеленые деревья и кустарники остались позади; ландшафт был довольно уныл — под лапами хлюпала грязь. Дожди наконец-то обрушились на территории прайда, но теперь воды было слишком много, чтобы земля могла впитать ее всю, и вместо того, чтобы зазеленеть, почва просто раскисла. У водопада ситуация была полегче — должно быть, лишняя влага попросту стекала туда, — но по мере того, как львы уходили все дальше от него, лапы вновь начали увязать в грязи. За ними оставались чуть оплывшие цепочки следов — три побольше, одна поменьше и немного в сторонке — ее оставлял все еще упорно следовавший за львами гепард. Вид у него был крайне недовольный, по крайней мере, при взгляде на его сгорбленный силуэт возникало четкое ощущение, что Рей в гробу видел все это чертово путешествие. Тем не менее, вслух он недовольства не выражал и, несмотря на то, что грязь нравилась ему не больше, чем остальным, упорно шагал следом.
Серый же обеспокоенно посматривал на следы. Немного утешало лишь то, что они постепенно расползались — оставалась надежда на то, что через несколько минут после их ухода они пропадут, оставив лишь смутные запахи.
----→ Большой баобаб

+4

247

Ошибка. Вдруг, он и правда, ошибался?  Ридик шагал мерно и неторопливо, словно сама смерть не подгоняла его в спину и не шептала на ухо: - Давай сыграем с тобой в игру… Нет, рисковать было нельзя, пока сам Рафики не осмотрит его и не вынесет вердикт. Уж старый мадрил точно сможет определить, удастся ли матерому побегать от смерти, или пора ложиться и задирать лапки кверху. Хотя, конечно, он не собирался проделывать ничего такого. Наверняка было лекарство, какие-то травы и прочая лабуда. Не бывает неизлечимых заболеваний. Хотя, нет, бывают, конечно. Голову, к примеру, оторвет или кишки выпадут… но это не его случай. Подхватить хвори от какой-то антилопы, и не иметь шансов излечиться, это попахивало для него каким-то бредом. Сказкой. А в сказки Риддик верить уже давно перестал, в том числе и в страшные.
- Ещё ничего не решено, Шави. – громко сказал он, хмурясь и опуская взгляд вниз, слегка приоткрывая глаза. Было темно. Видимо, ночь настигла их тогда. когда они выбирались с водопада. Повезло. Не хватало еще Фералу карабкаться по мокрым камням в ночи, когда он мог полететь вниз и утащить за собой матерого. Нет, позволить пережить Шави такую потерю Риддик просто не мог. Значит, Ферал полетел бы вниз в одиночестве. Впрочем, он не собирался говорить льву ничего такого. Просто незачем. Сейчас же, перед тем как они пройдут пустошь и доберутся до баобаба. Ему нужно было приободрить дочь и постараться сделать так, чтоб она не наделала глупостей. Втроем бороться со смертью куда проще, но только не в том случае, когда вся троица у нее на крючке. По этому он высказал свое изначальное предположение, которое крутилось в мозгу, хотя и не стал добавлять того, что раньше с ним такого не случалось, даже при сильном голоде:
- Возможно, я ошибаюсь и это просто голод.
Ридидк замолчал, глядя на Шави внимательно и пристально, запоминая каждую линию, черточку, плавные изгибы спины и лап, слегка потухший взгляд. Он хотел запомнить ее как можно четче, ярче, потому что понимал, что на исходе ночи ему придется закрыть глаза и вполне могло статься так, что он больше не откроет их. Что-ж, к этому он привык. Он не привык к другому. Обретя ее вновь, теперь он не знал, как сможет оставить ее, пусть даже на этого славного малого – Ферала. Да, он несомненно станет для нее сильной опорой и все же…
«Еще рано.» - молча решил для себя Ридидк. Для него слишком рано. А значит нужно идти. двигаться. И чем быстрее, тем лучше. потому что если верить словам Ферала, то это будет бег на время в котором проигрывает тот. Кто не торопится бежать к лекарю, потом к другому лекарю, к третьему, если нужно, а потом в поисках целебной травы, или какой=-нибудь еще волшебной хрени типа яиц жаб и крови птичьих младенцев. По этому, сухо добавив:
- Идем, времени мало. – развернулся и пошел в ту сторону, где посреди пустоши стояло величественное дерево – пристанище одного из самых известных в этих краях, и что уж говорить, самого мудрого шамана.

Большой баобаб.

Отредактировано Риддик (24 Авг 2016 00:36:02)

+1

248

Как не хотелось быть участницей этого очередного ночного похода, сопровождаемого тоской и неуверенностью. Шави , поздно подметившая приход сумерек, вдруг вспомнила о недавней ночной дороге с Риддиком, где она тоже пребывала в отсутствующем настроении и с мучительной миной на морде. Отец сейчас снова мог видеть её, но вряд ли дочурка могла порадовать матёрого льва своим видом: шла она как-то сутуло, едва держа голову, а голубые глаза тоскливыми ореолами отражали редкий свет. Шаги тихие, но частые, словно она была маленькой львёнкой, наказанной за баловство - и какой ценой. Мозг Шави уже едва ли не измельчался на песчинки собственной работой без продолжительного отдыха от нервного напряжения и внутреннего волнения - хотелось забыть о проклятой болезни, о неуверенности и о том, что время бежит впереди них, забирая с собой, возможно, последние мгновения совместного пребывания. Приободриться львице уже не хватало сил - дорога всё же забирала их, Шави начинала чувствовать голод, но как только мысли уходили в очередные размышления о нелёгкой, все желания мигом гасли.
«Он будет бороться. Пока я верю в него».
Ещё ничего не решено, Шави. — и она с детской наивностью верила его словам, видя в его строго собранной фразе спасение от убивающей тоски. — Возможно, я ошибаюсь и это просто голод.
Шави была бы сама не прочь подкрепиться, правда, не находила ситуацию подходящей для охоты, да и боялась теперь наткнуться снова на больное животное. Её одолевали по-настоящему параноические сомнения в знании ситуации -  осталась ли вообще здоровая пища в саванне или чума поразила всю, да и можно ли вообще где-то поблизости найти хотя бы маленькую антилопку, не то что крупное травоядное. Чем больше она сомневалась, тем больше начинало саднить пустой желудок. Впрочем, Шави не думала, что было бы тактично объявить о своём желании перекусить - нужно было наконец дойти до Баобаба.
Питон снова не подавал никаких признаков своего присутствия — львице от этого было не легче. Наверно, больше на пользу ей пошел бы разговор со змеем, посему Шави не преминула проронить пару слов в ночной сумрак.
Слушай, — обратилась она тихим шепотом к Агаку, и он потянулся чуть вперед к морде, чтобы лучше расслышать слова. — Нам с тобой так редко доводится говорить... обычно это бывает всякая ерунда. Но мне кажется, что мои мозги сейчас полезут вон из головы. В тишине шагать... тяжело, согласен? — змея медленно кивнула два раза, и Шави продолжила тихо говорить. — Сколько мы так идём? Я и не помню. Знаешь, я всю жизнь, кажется, прожила в таком постоянном путешествии. Едва ли меня что останавливало, я никогда не прерывала свой путь. И сейчас понимаю, что это тоже не конец моей дороги - не тот, которого я ждала. Мне очень тоскливо думать о том, что мы можем не обнаружить у Баобаба той цели, ради которой прошли столь длинный путь... — Шави тихо вздохнула. — Но не значит ли это, что нам стоит продолжать? Я знаю: у меня хватит силы и выносливости пройти ещё столько же, ради здоровья и жизни Риддика я не буду щадить себя. Это нелегко, но сомневаюсь, что кто-то попробует перейти мне дорогу во мнении. Уж не ты точно, правда? — Шави чуть улыбнулась; от монолога ей стало намного легче на душе. Она зашагала бодрее, не слыша, но понимая, что её поддерживает Агак - ведь он участливо слушал её слова, даже отвечая на них простыми кивками.
Не вз-с-сдумай унывать, Шави, — последовал ответ от питона, и львица молча прислушалась к нему. Не унывать - сказать проще, чем сделать, но всё же выражение морды самки перестало быть таким осунувшимся - кажется, более лёгкой стала дорога, несмотря на то, к чему она в итоге вела. Ферал поделился, что путь уже предстоит недолгий, и Шави встретила эту новость с долей радости - можно будет остановиться и встряхнуть уставшие грязные лапы.
Зелень пропала из виду, в глаза стала бросаться жижа вместо твердой почвы, а лапы снова погрязали в ужасной чавкающей каше. Маленькие шажки Шави стали еще меньше из-за того, что лапы увязали в грязи и нужно было их повсеместно вырывать оттуда; с её пыхтением и старанием сделать это как можно быстрее выглядело забавно. На какое-то мгновение её взгляд остановился на огромном величественном дереве, к которому направлялась их троица - оно было по-настоящему огромным и заставило Шави засмотреться на него. Вряд ли ей встречалось столь большое дерево и вряд ли встретится - поэтому она постаралась запомнить его. Но чем ближе они приближались, тем больше дерево становилось, словно росло на горизонте - и маленькая львица ощущала себя ничтожной перед невероятной громадой Баобаба.

----------→ Большой Баобаб

Отредактировано Шави (25 Авг 2016 18:48:55)

+1

249

Начало игры

С каждым днём Нуада всё дальше и дальше уходил от скалы прайда. Словно неведомая сила влекла его куда-то вдаль, прочь от всех этим насмешливых взглядов и неприятных шепотков за спиной. Впрочем, подобное стало уже каким-то пр привычным, обыденным, и подросток научился не придавать этому особого значения. Да, его считали странным. И не только из-за его не совсем обычного происхождения, но прежде всего из-за его замкнутого и молчаливого нрава. И не то, чтобы он не хотел что-то изменить в себе, но этот образ отстранённого чудака уже прочно закпрепился в умах некоторых его сверстников. Одиночество порой давило на гибрида, но в такие моменты, как сейчас оно всего лишь было отдушиной. Подросток ушёл рано утром, едва только горизонт окрасился кроваво-красными оттенками. Нуада был уверен, что никто не заметит его ухода, в их жизни он был откровенно чужим.
Однако, все печали, хоть и на время, помогали развеять старые воспоминания. Это место Нуаде полюбилось ещё с детства, когда они с матерью приходили сюда вдвоём. Тогда на землях прайда стояла ужасная засуха, от которой земля была словно истёрзана ранами-трещинами, и в этих  местах было сухо и пусто. Но, тем не менее, старая львица Рени умела находить очарование в совершенно неожиданных вещах, в том числе и в этом месте, и её сын перенял это качество от неё. Нередко он с интересом рассматривал иссохшие деревья, тянувшие свои голые ветви вверх, к безоблачному небу, и представлял, будто бы это - лапы, когтями пытающиеся зацепить раскалённое солнце. А сейчас, когда долгожданная влага вновь пришла на земли прайда, это место начинало потихоньку расцветать.
Нуада с наслаждением вдохнул воздух, наполненный влагой и склонился над кромкой воды, принявшись пить. Шум водопада заглушал все остальные звуки, позволяя гибриду остаться наедине с собственными мыслями.

Отредактировано Нуада (26 Фев 2017 21:44:29)

0

250

→Река Зимбабве
Зази приближаясь к склону водопаду, который будто журчал в ушах, ощутила свежий приток воздуха. От одного глотка прохладного воздуха становилось лучше, даже несколько поднималось настроение. Многие жители саванны ассоциируют ветер как символ свободы и не зря: львица действительно чувствовала, что находилась не "в оковах", не в "запертой" пещерке, напоминающий адский котел. Казалось, что на границах прайдленда и трава зеленей, и вода голубей, хотя за водопадами идет бескрайняя пустыня. Нередко кто погиб там, ища тот самый легендарный Оазис, но вряд ли кто туда добрался. А может он сумел, но возвращаться не собирался, поскольку, наверное, то место лучше здешних краев. Без сомнений это так.
Зази, спускаясь около водопада, заметила фигуру возле текущей воды. Со спины она напоминала светлого льва, правда небольшого размера. Подкрадываясь, можно было заметить мелкие пятна по телу, но на болезнь вроде не походили. Придется напасть - иного выхода нет, - решила львица, присев на четыре лапы. Зази готовилась к решительному прыжку, который станет губительным либо для незнакомца, либо для нее самой. И вот дыхание затихло, тело напряглось, чтобы сделать еще одно убийство. Она сделала рывок задними лапами и рванула в сторону чужака...

0

251

Когда всё идёт слишком тихо и спокойно - знай, это неспроста. Возможно, шум водопада приглушил звук приближающихся шагов или Нуада был слишком погружён в собственные мысли, чтобы что-либо заметить, но, так или иначе, подвоха он не ожидал. Заслышав у себя за спиной топот чьих-то лап, гибрид резко поднял голову и обернулся. Как раз вовремя, чтобы заметить несущуюся прямо на него львицу. Нуада даже оторопел от неожиданности, однако в следующее же мгновение опомнился и отпрыгнул в сторону, избежав атаки. Всё ещё чувствуя исходящую от незнакомки угрозу, он как можно скорее забрался на ближайшее дерево и уже с ветки изумлённо уставился на зеленоглазую. Сердце бешено билось в груди, гоняя по крови адреналин. Слегка отдышавшись, Нуада потянул носом воздух. Судя по запаху незнакомки, та тоже была из прайда Скара. Но раз так, то зачем же она напала? Неужели она приняла его за чужака? Или просто захотела поиздеваться?
- Эй, ты чего? Свои же! – немного возмущённо проговорил гибрид. Он всё ещё не спешил спускаться, боясь не слишком адекватной реакции со стороны Зази.  Крепко впившись в ствол когтями, он не сводил внимательного взгляда с зеленоглазой.  Сейчас, находясь в относительной безопасности, Нуада имел шанс получше рассмотреть свою оппонентку. На вид она была примерно одного возраста с самим гибридом. Худощавая и не слишком крупная, по силе, должно быть, самка не представляла серьёзной угрозы. Однако Нуада был не в том настроении, чтобы решать конфликты когтями. Да и зачем нужна драка, когда всё можно разрешить мирным путём? Так или иначе, подросток надеялся на благоразумие Зази.

Отредактировано Нуада (17 Мар 2017 18:50:19)

0

252

- Черт, что ты здесь делаешь? - воскликнула львица, отскочив назад. Она явно не догадывалась, что здесь будет кто-то из прайда, хотя можно было догадаться. Зази слышала, что подросток такой же отшельник и не особо здесь нравится поэтому естественно, будет бродить. Но странно то, что Нуада зашел в не самое безопасной место, поскольку здесь слишком шумно из-за воды, и может подкрасться сзади кто угодно, как это сделала сама Зази. Львица огляделась по сторонам, и слава Айхею ничего не представляло угрозы.
- В следующий раз тебе м
ожет повезти не так,
- гордо заявила Зази, проходя мимо полукровки. - Сейчас бродят полно гиен и тебе стоит вернуться к пещере.
Львице некогда было завязывать разговоры, поэтому поторопилась к травянистым растениям около водопада. Среди них было много цветков и большинство похожи друг на друга, но целебные травы, которые дала Моши, львица уже ни с чем не перепутает. Зази заметила небольшой куст с листочками как у акации, на котором росли белые мелкие цветки. Но не ядовитые цветки целью лучезарной львицы были, а их корни. Самка начала копать и отрыла небольшую ямку. Она отломала маленький кусочек и по горькому вкусу определила костерост. Барышня тут же сплюнула, скорчившись от ужасного привкуса, который вскоре прошел. Зази даже не заметила как подошел Нуада и что-то спросил.
- Я ищу лекарство для кое-кого. Он смертельно ранен, я пытаюсь его спасти. Мне нужны травы. Костерост я нашла, осталась лишь маи-шаса среди них. Она имеет красные цветки, но ни в коем случае нельзя их перепутывать с ядовитой пустынной розой. Поможешь?
Зази обыскивала среди маленького палисадника красные цветки, способные спасти шакала. Она ни за что не должна ошибиться.

0

253

Поняв, что ничего ему не угрожает, гибрид легко и грациозно спрыгнул вниз и оказался напротив львицы. Возможно, он в действительности был немного беспечен. Однако, кто же будет ожидать, что на него нападут на территории родного прайда?
- В следующий раз тебе может повезти не так, - гордо заявила Зази, проходя мимо полукровки, - Сейчас бродит полно гиен, и тебе стоит вернуться к пещере.
Нуада немного пристыжено отвёл взгляд. Ему было неприятно, что эта странная самка обращается к нему, как к маленькому несмышлёному львёнку. В конце концов, она могла бы и почуять, что он свой. Полукровка уже собирался ответить что-нибудь поостроумнее, но самка быстро потеряла к нему интерес и направилась к травянистым растениям у водопада. В который раз подросток проглотил обиду, мысленно укоряя себя за собственную стеснительность. С долей любопытства он понаблюдал, как Зази выкапывает небольшую ямку под кустом, а затем откусывает у растения корень. Забыв про неприязнь, он тихо подошёл к ней сзади.
- Что это ты делаешь? – заинтересованно спросил подросток.
- Я ищу лекарство для кое-кого. Он смертельно ранен, я пытаюсь его спасти. Мне нужны травы. Костерост я нашла, осталась лишь маи-шаса среди них. Она имеет красные цветки, но ни в коем случае нельзя их перепутывать с ядовитой пустынной розой. Поможешь?
Ответ Нуаду сильно удивил. Он и не думал, что эта львица способна заботиться о ком-то так сильно. Невольно он вспомнил свою собственную мать и то, как он вынужден был бессильно наблюдать за её смертью, не в силах противостоять чуме. В его душе промелькнуло сочувствие к зеленоглазой. Гибрид не понаслышке знал, как тяжело терять кого-то, кого ты любишь, и, несмотря ни на что, он точно не желал подобной участи для Зази.
- Конечно… Я с радостью помогу.
С этими словами Нуада стал внимательно осматривать ближайшие кусты, стараясь найти цветы, описанные львицей. Делал он это совершенно молча, время от времени поглядывал на Зази.
- Хей, тебя же ведь Зази зовут, да? Наверное, тот, для кого ты ищешь травы тебе очень дорог…
Подросток неловко замолчал. И зачем он это ляпнул? Что, если он ненароком расстроит зеленоглазую? Не стоило ему вообще раскрывать пасть...
В смятении Нуада снова зарылся мордой в кусты. Он попытался отгородиться от всех мыслей и сосредоточиться на поиске. Только вот как назло нужной ягоды не находилось. И с чего он вообще взял, что сможет ей помочь? Он ведь даже не разбирается в травах. Вздохнув, Нуада решил оставить бесполезные поиски. Зази, судя по всему, и сама отлично справлялась.
- Знаешь, пожалуй я пойду, - подросток попытался извиняюще улыбнуться, - Я ведь совсем не травник...
Да и потом, меня ещё ждут важные дела...

Юный гибрид быстро направился прочь от водопадов. Про дела он, конечно, соврал. Ему мучительно не хотелось находиться рядом с той, перед кем он так опозорился.
--→ Бескрайние луга

Отредактировано Нуада (21 Июн 2017 21:00:41)

+1

254

Честно говоря, ему уже слегка поднадоело разыгрывать из себя эдакого доброго самаритянина. Если бы Драниру не угомонилась самостоятельно, лев наверняка бы задумался над тем, чтобы успокоить ее силой... или упокоить, смотря на сколько еще хватило бы его поистине ангельского терпения. Украдкой закатив глаза, Дем, однако же, покладисто убрал лапу прочь от ее многострадального, тяжело вздымающегося бока — ладно, черт с тобой, не хочешь как хочешь. Главное, что разум львицы хотя бы отчасти прояснился, и теперь она уже не пыталась цапнуть или ударить своего спасителя, предпочтя вместо этого устало разлечься на грязной земле. Видать, совсем притомилась, бедняжка. Деметриус еще разок пробежался взглядом по ее мокрой, всклокоченной шкуре, теперь уже не столько выискивая на ней какие-то новые, ранее скрытые от глаз повреждения, сколько просто оценивая внешние данные незнакомки, вместе с тем не забывая внимательно прислушиваться к ее тихому, надтреснутому голоску. Ах, вот оно что... Пыталась предупредить его о чуме? Рассевшийся на ветвях Корвус сдавленно заклекотал, прикрываясь от львов собственным крылом — услышанное еще больше его развеселило, до такой степени, что сдерживать рвущийся наружу хохот стало попросту невозможно.

Милейшее, наивное дитя! Неужто она всерьез полагает, что мы совсем ничего об этом не...

Тише, приятель, — небрежно приструнил Дем своего пернатого друга, на мгновение возведя взгляд к иссохшей древесной кроне. — Не всякий рискнул бы подойти ближе и предупредить нас об опасности. Это стоит ценить.

Да, предупредить... чтобы затем самой же и спихнуть тебя в реку, полную зараженных трупов, — вмиг посерьезнев, отозвался Корвус. Его черные глаза-бусины неодобрительно поблескивали в сгущающемся сумраке. — И что ты будешь делать теперь, умник? Лекарства от чумы не существует — по крайней мере, я ничего об этом не знаю.

А, ерунда, — Деметриус безмятежно пожал плечами, как ни в чем не бывало отвернув морду от своего фамильяра. Мол, подумаешь, экая беда! — Течение здесь быстрое — вода должна была унести отсюда большую часть заразы, — само собой, его голос звучал в разы спокойнее и увереннее, чем Дем ощущал себя в действительности. Уж он-то прекрасно осознавал всю опасность заражения... И тем не менее предпочитал делать  вид, что его это ни капельки не волнует. В самом деле, к чему лишняя паника? Вон, Драниру уже едва ли в обморок не падала от ужаса — прикажете к ней присоединяться? Голубоглазый самец внимательно посмотрел на львицу в ответ, после чего все также спокойно и глубокомысленно изрек: — Ну, значит мы оба скоро умрем. Но, — он решительно вскинул насквозь промокшую кисточку хвоста, на манер указующего перста ткнув ею куда-то в небо, — смерть неотъемлемая часть нашего земного существования, а значит, тут не из-за чего беспокоиться. Все мы рано или поздно умрем, а чтобы смерть не наступила еще раньше положенного — я бы, на твоем месте, подыскал себе какое-нибудь теплое и сухое местечко для отдыха. Эдак и простуду немудрено словить, — заключил он, после чего вдруг снова от души встряхнул своей рваной, необъятной гривой, окончательно избавляясь от приставшей к ней вонючей речной влаги. Да уж, ему и самому неплохо бы поскорее найти себе подходящее место для ночлега! Очевидно, что со всякими донельзя сомнительными экспериментами на сегодня покончено: хватило ему купания в ледяном бассейне с закоченевшими трупами... брр.

Идем, Корвус, — подозвал он своего ворона и, дождавшись, пока тот с ворчанием опустится на плечо хозяина, крепко зажимая в клюве драгоценные ягоды сердецея, еще разок покосился на спасенную им львицу. — Хмм... — вообще-то, его "миссию" здесь вроде как можно было считать выполненной: он вытащил Драниру из воды, помог ей прийти в себя, и даже предложил свою врачебную помощь, от которой та решительно отказалась... Хотя, откуда ей вообще было знать о том, что он лекарь?

Ну, чего ты опять мешкаешь, — недовольно проскрипел Корвус у него над ухом, перехватив чудом найденную им веточку когтистой лапой. — Не наигрался в героя? Какая к гиене разница, она все равно скоро подохнет от чумы, да и ты тоже, — стойко игнорируя его вредный бухтеж, Дем с задумчивым видом окинул взглядом прибрежные заросли. Осознав, что его не слушают, ворон тотчас оскорбленно нахохлился... но все равно не смог удержаться от очередного недовольного вопроса: — Что ты ищешь? Деметрий? — так ничего и не ответив, светлогривый приблизился к одному из густо разросшихся кустов и начал деловито подкапывать его основание, после чего наклонился и одним точным, уверенным движением выдернул зубами пару грязных корешков. Корвус негромко застонал у него за спиной. — Костерост? С каких это пор мы безвозмездно лечим незнакомых нам львиц, вместо того, чтобы...

Кто сказал, что безвозмездно? — лев усмехнулся, на мгновение хитро сощурив яркие голубые глаза. Поправив языком свою находку, Дем все также невозмутимо направился обратно к уставшей самке, опустив корешки точно возле ее передних лап, притом внимательно наблюдая за ее ответной реакцией. Нет уж, спасибо, хватит с него тычков и обидных оплеух... Мы не голодные. — Держи. Поможет залечить ребра, если они все-таки треснули, — он выпрямился, с легкой ухмылкой поглядев на львицу сверху вниз. — Может, если нам обоим повезет выжить, ты как следует отблагодаришь меня при нашей следующей встрече, — и, отвернувшись, Деметриус вновь неторопливо "поплыл" куда глаза глядят, на ходу негромко мурлыкая себе под нос какую-то до ужаса прилипчивую песенку. Покачивающийся в импровизированном "гнезде" из влажных соломенных косм ворон, однако, даже теперь не удержался от саркастического замечания, вполголоса обратившись к своему хозяину:

...и все же, я совсем тебя не понимаю. Уж лучше бы ты ее добил, или, на худой конец, оттащил куда-нибудь подальше от королевских земель — заодно понаблюдал бы за развитием заболевания. Не этого ли ты хотел изначально? Что проку вот так бросать ее на границах, она все равно не жилец...

Мой дорогой Корвус, — Дем прервался, добродушно покачав косматой головой. — Где бы ты еще встретил подобную доброту? Дадим ей шанс. В конце концов, если она скончается, я всегда смогу вернуться и позабавиться с ее останками, — и шаман счастливо зажмурился, очевидно, уже заранее в красках представив сей радостный момент. Ворон на его спине издал короткий, характерный звук рвущегося наружу завтрака.

Меня от тебя тошнит.

>>> временно в неизвестность

+5

255

Если бы кто-то мудрый и знающий всё наперёд напророчил Драниру, что когда она сломает ребро, самым сложным для неё окажется не беззвучно терпеть раздирающие бок при каждом вдохе боли, а воздерживаться от страстных порывов влезть на первое попавшееся дерево, лишний раз искупаться или поохотиться на какую-нибудь невиданную доселе никем в Африке (окромя разве что матёрых торчков) добычу, чёрта с два она б поверила такому мудрецу – а вот поди ж ты, как показала практика, именно так всё и обстояло! Вдобавок, словно этой дичи мало, сидящую на пушистой жопе ровно мокренькую кисоньку неподвижной держало отнюдь не само ранение (причем ранение вполне себе опасное и потенциально грозящее жизни), а страх. До того глубокий, что с переменным успехом заглушал даже нагоняемые действием зелёного наркотика бредовые идеи, однако всё-таки не сводил его работу на нет. Кошке приходилось делать над собой усилия, чтобы сконцентрироваться на происходящем вокруг и поддержании себя в устойчивом положении, а не на ежесекундно рвущейся на ум навязчивой чуши – а ведь помимо того её внимание рассеивалось ещё и на мерзкое ощущение пропитавшей длинную шерсть и лениво стекающей по коже воды. "Н-да, нескоро же я обсохну…" – невесело заключила львица, с фырканьем тряхнув ушами, чтобы избавиться и от остатков воды, и от дождевых капель, что легонько тарабанили по её шкуре. Надо было найти какой-то кров и быстро, да только сил чтобы встать с места и двинуться на его поиски Драниру в себе не ощущала. Заметив, что её мысли всё больше блуждают непонятно где, она одёрнула себя и вновь пристально уставилась на чужака. Единственное, в чем она всё ещё твёрдо давала себе отчет – это в том, что потенциальный источник опасности совсем рядом с ней, и за ним надо следить. И она пыталась.

Бояться вздрагивающей от холода львице ох как было чего: взять, к примеру, последствия купания, которое могло обернуться медленной, мучительной смертью от хвори, лекарства против которой никто не знал. Или слабости, телесной, а теперь, благодаря действию проглоченных листиков, ещё и умственной, которая основательно облегчит задачу всякому желающему напасть на беззащитную самку. Но маячащий перед ней самец – зачем он только ей встретился, до этого всё же нормально было! – который вроде бы и не мылился причинять ей вред, но при желании мог сделать это в любой момент, всё ещё представлялся ей главной проблемой.

А вот почему этот чужак вызывает у неё такую доходящую до абсурда… не настороженность даже, упорное желание видеть его как можно дальше от себя, а лучше не видеть вовсе – вымокшая до шерстинки Ру не сказала бы наверняка сама.

От вспыхивающей на вдохах боли перед глазами у ёжащейся самки начинало плыть, но чтобы понять, что этот кот гораздо крупнее её, совершенно не требовалось присматриваться… Да что там, без того сейчас преимущество в силе было на его стороне, хотя, если зрение не лгало ей, он и тощ как ветка. Несостоявшейся утопленнице пришлось смириться: едва ли у неё выйдет продолжать отбиваться – долгий путь, ранение и попытки бороться с течением измотали полосатую вконец. Потому и сидела светло-бурая тихо, избегая шевельнуться лишний раз, шмыгая розовеньким носом да стараясь плотнее прижимать лапы к вымазанной грязевой жижей грудине и бокам в расчёте сберечь хоть немного тепла. По крайней мере пока этот самец послушался и как будто согласился её не трогать... Реши он иначе, и для дрожащей одиночки всё было бы куда хуже.

Но он всё ещё мог передумать, и даже сквозь пёструю пелену хаотично мечущихся в её голове безумств Ру-Ру это сознавала; вопреки тому, что светлошкурый выглядел этаким безвредно-неуклюжим созданием, несмотря на свои размеры вполне безобидным и даже снисходительным (он ведь выловил её из воды!), что-то – какое-то нутряное чутьё, должно быть – упрямо внушало бурой хоть умри не расслабляться в его присутствии, каким бы убедительно невинным тот не представал. Вот только бди не бди, а поделать с ситуацией она не могла ровным счетом ничего... Оставалось напряжённо следить за львом исподлобья опущенной от усталости головы, ожидая подвоха в любом движении и с замиранием сердца гадая, не взбредет ли ему обратиться против неё в самый неожиданный миг. По счастью, чужак отвлёкся на свою дурную цесарку, которая о чём-то с ним кудахтала, тем самым дав молодой знахарке несколько мгновений спокойного отдыха… А вот о чем там они говорили – на слежку ещё и за этим нынешней способности львицы к концентрации внимания уже не хватало.

И всё же назло чудовищной нужде в хорошем отдыхе и тепле Драниру слепо надеялась, что после нескольких минут сумеет достаточно собраться с силами, чтобы встать и убраться восвояси. "Несколько минут – это всё, что мне нужно. Совсем немного отдохну и можно будет уйти…" – убеждала она себя, однако ежели валерьяночный туман в голове и сдавал помаленьку – или так она думала – захваченные позиции, то боль, холод и слабость следовать его примеру не собирались. А заодно с опьянением проходил и болеутоляющий эффект, вынуждая хищницу коротко порыкивать вполголоса от усиливающихся ощущений в повреждённом боку. Полосатой смертельно не хотелось верить, что ей становится хуже, но она буквально оказалась поставлена перед этим фактом, когда всё её упрямство не помогло воспротивиться желанию расслабить передние лапы и улечься обратно в грязь: даже сидеть, опираясь на них, требовало энергии, которой уже не было… Пришлось идти на поводу у непокорного, отяжелевшего тела и со сдавленным урчанием боли не то осесть, не то шлёпнуться в размытую до состояния жижи почву. Какое-то время страдальчески кривящуюся самку занимало одно лишь мучительное жжение в многострадальном боку, но затем её внимание привлекла речь, звучащая в её сторону и явно обращённая к ней; вспомнив об опасном соседстве, враз вылетевшем у неё из головы, Ру-Ру велела себе разлепить плотно зажмуренные глаза, и сфокусировать взгляд на расплывающемся бледном пятне говорившего.

– …смерть неотъемлемая часть нашего земного существования… Все мы рано или поздно умрем, а чтобы смерть не наступила еще раньше положенного… – удалось различить ей в потоке разглагольствований самца. Следовало ответить что-то, сообразить что-то умное, чтобы потянуть время… Скептичное, и в то же время беспредельно усталое:

– Даладнаблять?.. – вот и всё, на что её хватило. Как бы плоха ни была белобрюхая, но то, что светлошкурый охламон с увлечением задвигал ей заезженную шаманскую дичь о неизбежном, она поняла с полуслова. Самые разные сорта таких, не совсем таких и совсем не таких проповедей Драниру успела вкусить где-то в тот же период жизни, что и молоко матери… ну и позднее их не стало в её жизни сильно меньше. Сегодняшняя не блистала новизной, вследствие чего лишилась едва завоёванного внимания молодой самки так же моментально, как приобрела – бродяга сочла, что стараться дышать как можно аккуратнее и тише ей гораздо интереснее.

Волна брызг с гривы отряхивающегося льва и вовсе не вызвала какой-либо реакции от погружающейся в небытие кошки: мало ли, с неба вон тоже накрапывало. Вдобавок, её голова была слишком неподъёмной, чтобы одарить льва недовольным взглядом. Львицу со страшной силой клонило в сон, притупляющую все её чувства подобно водной толще сонливость ничуть не отгоняли пёсий холод и очевидная непригодность лужи для ночлега. Она уловила, как что-то чуть слышно зазвенело, когда она опустила подбородок на перенасыщенную влагой землю, но от этого наблюдения отмахнуться было проще всего, легче, чем от холодка, прошедшегося по оголённому шраму. Несколько мгновений она шевелила ушами, сосредоточенная на производимом львом шуме, изредка поглядывала в его сторону, лениво приоткрывая то один, то другой глаз, но продолжать делать это ей хотелось всё меньше. Да и зачем? Он же просто что-то ищет, занимается своим делом в сторонке. Хотел бы добить её – давно б уже закончил с этим, верно?

Когда Деметрий приблизился к ней, чтобы оставить на всякий случай добытый им целебный корешок, Драниру уже почти не слышала этого – сон вступал в свои права, и угасающее сознание не могло бесконечно ему сопротивляться. Изнурение было слишком тяжело, чтобы ослабевший после заплыва запах постороннего самца насторожил её и сподвиг что-то предпринять, а аромат костероста, пробивающийся сквозь запах земли и вовсе был ей, знахарке и дочери знахарки, прочно знаком. – Держи. Поможет залечить ребра, если они все-таки треснули, – прозвучало совсем рядом, и такой опасной близости хватило бы, чтобы враз поднять здорового зверя на ноги.

Единственное, что она сделала – безразлично промычала что-то в ответ на слова, которые слухом про себя отметила, но рассудком абсолютно не засекла.

***

Взирая немигающими глазами на свою находку, таящийся в зарослях совсем неподалёку громадный питон совмещал наблюдение с раздумьем. Спешить и выдавать своё присутствие раньше времени ни к чему, а что именно ему следует делать с этой самкой, змею так до сих пор и не удавалось решить. Кошка, что без движения лежала под холодным и полным расчета взглядом рептилии, всё ещё не пришла в себя, но время от времени по остывающему телу желтовато-бурой самки пробегала отчетливо видимая дрожь. Храйракс догадывался, отчего так: хоть рассудок и не мог помочь львице, беспомощно распластанной на прохладной земле и иногда ёжащейся в редких попытках шевельнуться, тело её до сих пор отказывалось сдаться перед неизбежным и пыталось согреться, как могло.

Бесплодное упрямство. Как шептали душителю его чувствительные рецепторы, тело не справлялось, градус за градусом стремясь поравняться с температурой среды – а она возрастала едва-едва. Густой и чересчур длинный для здешних краёв мех львицы почти не высыхал в опустившимся на землю тумане, всё так же свидетельствуя о не столь давнем купании в водах бурлящего потока; вряд ли ли в подобном жалком состоянии так надёжно утеплённая шкура могла спасти коченеющую львицу от потери драгоценных крох тепла.

Мелочи, определявшие судьбу его будущей трапезы, занимали неподвижного Храйра в последнюю очередь, как неспособные ни на что повлиять. Сама или с его помощью, эта кошка скоро умрёт. Населявшие окрестности существа из числа её сородичей редко бывали склонны приходить на выручку чужакам, всякий здесь знал это наверняка... А больше никто и не рискнет без нужды заступать дорогу громадному питону – в одиночку уж наверняка. Насчет этого переживать гиганту было нечего. По сей причине никаких сомнений в исходе дня для молодой львицы он не испытывал. Рептилия обдумывала совсем иное: сумеет он проглотить свою добычу без фатальных последствий для себя, или же нет? Вот этот-то сугубо прагматический вопрос и интересовал ползучего охотника живейшим образом. Ему доводилось за свою долгую жизнь пожирать львов (мелких подростков и детёнышей, конечно же), но сейчас речь шла о немаленькой самке, и логика и опыт в один голос подсказывали, что тут Храйраксу не стоит и пытаться. Лопнет, аки надутая лягушка. Не на черепе так соблазнительно лежащей перед ним львицы, конечно, но где-то в районе плеч даже его безразмерная пасть определённо разойдется по швам. Да и тяжесть такого объёма съеденного гарантированно обездвижила бы змея на долгий срок, что означало для того чудовищный риск... Храйр это понимал.

Однако, вариант "взять и гордо проползти мимо накрытого стола" рассматривать от этого хотелось ничуть не больше. В сытые времена Храйракс давно махнул бы на доходягу голубовато-серым хвостом ради дичи помельче – и, очень возможно, к настоящему моменту насытился бы кем-то другим. А сейчас, в голодные чумные дни… Нынче такая замечательная находка (да еще и не тронутая чумой, судя по чистому от пятен светлому брюху!) сулила сытость и выживание на многие недели вперед. Из нежелания упускать славный куш скальный питон уже был готов разделить мясо самки с первым же теплокровным хищником, могущим разорвать её для него на более удобоваримые куски: редкая для создания с его нравом щедрость. Львы в качестве пищи костлявы, это верно, но его находка, верно, забрела сюда издалека – упитанностью и плавными очертаниями своей туши она не походила на местных котов. Ему всё равно хватило бы надолго даже части...

Ах да. Теплокровная ещё жива, и только что в очередной раз напомнила об этом, потревожив неторопливые змеиные раздумья. От чешуйчатого охотника жертву отделяли каких-то пара метров, и спровоцированный питон преодолел их без того, чтобы определиться с дальнейшими действиями: судорожные движения цепляющейся за жизнь львицы начинали раздражать, тем более, когда та бодренько засучила лапами. А ещё у нее донельзя "вовремя" прорезался голос, и она издала стон, дрожащий от муки. К неудовольствию колебавшегося с действиями питона, достаточно высокий и громкий, чтобы быть различимым в мерном рокоте полноводной стремнины. Тяжёлое и плотное тело в испещрённой узорами поблескивающей чешуе – метры и метры потока смертоносных мышц – тотчас покинуло жидкое зеленое прикрытие низких кустиков, плавно, но стремительно приближаясь к скорчившейся в луже вокруг неё львице. Храйракс не нуждался в привлечённой звуками компании. С него довольно и того, что здесь разит львами.

Дыхание давалось полосатой львице с видимой натугой – то и дело на вдохах её морду кривила болезненная гримаса. Ну, так змей как раз намеревался облегчить её страдания. Не от излишков милосердия в организме, разумеется... Хех. Ирония ситуации, при всей своей незамысловатости, отдалённо его забавляла, и ухмылка плясала на длинной щели змеиной пасти, пока он набрасывал на добычу свои тяжёлые кольца. Ощутив давление чужого веса, самка с измождённым ворчанием дёрнула головой и шкрябнула лапой по грязи, по всей вероятности, силясь опереться и привстать. Конечно, ей не хватило на такой подвиг сил – она даже не до конца пришла в сознание. Но от этого неловкого толчка зелёная паутина ожерелья на её шее издала тихий и вместе с тем отчётливый перезвон…

Внимание и взгляд напрягшегося змея моментально оказались обращены к источнику странного звука. Секундой позже оторопевший Храйракс мысленно проклял себя за самую идиотскую опрометчивость: истратив столько времени на принятие решения, он не дал себе труда изучить львицу попристальнее! Многие, мало ли не все теплокровные обитатели Африки были равны перед исполинской змеёй и тем непомерным презрением, которое он к ним питал; шаманы, до которых снисходили общением духи и небожители, входили в число немногочисленных исключений. Внутренне холодея, змей осознал, что только что чуть не умертвил одну из них. Неуверенность в том, стоит ли прикончить свою добычу в виду подвернувшейся возможности, весьма редко гостила в его голове, и растерянность внезапного и совершенно чуждого гаду осознания едва не заставила монструозную змею отпрянуть. Бережно поддерживая практически на весу груз своих лежащих поверх тела львицы колец из опасения ненароком повредить раненой самке, Храйр сдержался. Высоко подняв голову на мощной колонне шеи, он вгляделся в смутно поблескивающую на скудном свету капельками меди ажурную сеть из тончайших лиан, что оплетала плечи и шею отходящей в мир духов кошки. И с каждым мигом, что ползучий гигант смотрел на диковинное украшение, неосмотрительное решение добить эту полосатую представало для него во всё более зловещем, почти пугающем свете.

Добросердечная и веселая Ориша Рек в ярости ужасала ничуть не менее, чем её буйный супруг или мрачный сонм Самди. Храйракс чуть не прикончил её жрицу. Ошун щедро карала и за меньшее.

"Но эта львица умрёт и так", – затруднение снова воцарилось в рассудке змея, пытавшегося определиться наконец с тем, как ему надлежит поступить теперь, когда он знает, с кем имеет дело. Озадаченный Храйр сощурился. Стоило ли ему убраться подальше и оставить львицу её вполне очевидной участи? Этот вариант выступал довольно привлекательным с точки зрения голодного питона. Но, пожалуй, разумнее было бы постараться избежать мести Ориша, и оказать какую-никакую помощь этой мокрой кошке. Кто скажет наверняка, может, сваливший бурую самку недуг отнюдь не смертелен? Она не истекала кровью... Что, если на деле именно холод представлял большую опасность для теплящейся в ней искры жизни?

В этот раз Храйракс решал не долго. С его размерами не слишком сложно было укрыть дрожащую львицу расслабленными кольцами, чего питон не замедлил сделать, избегая давить своей тяжестью на вспухший участок шкуры поверх рёбер. Смертоносные мускулы змея стали часто-часто сокращаться и расслабляться, наполняя блаженным теплом всю протяжённость его длины – а с ней и пропитанный влагой до последней шерстинки стылый мех обессиленной самки.

***

Сколько времени она провела, лёжа в трёх шагах от края обрыва без проблеска сознания? Этот полуоформленный вопрос всплыл из глубины бурлящего омута лихорадочных мыслей далеко не сразу, но когда Драниру вновь обнаружила у себя способность связно мыслить – она сразу же задалась им. Тому предшествовало несколько минут пограничного состояния между бодрствованием и гнетущим пустым сном: кошка просто лежала, в полной отрешённости внимая ревущему, но вместе с тем дарующему ей странное умиротворение гулу беснующихся вод. Поначалу ей слышались в нём то отзвуки чьего-то заливистого, полного радости смеха, то гневного рыка, но они удалялись, пока не стали неразличимы вовсе. Что за перемены ни происходили в её сознании, вовне о них не сигнализировало ни единое движение. Так, часто моргая и жмурясь, будто в попытке вглядеться в затянутый белесой дымкой мир, внешне безучастная ко всему самка с течением времени постепенно приходила в себя. И наконец, она отдала себе приказ приподняться. Тело воспротивилось попытке. Оно не желало даже толком вдохнуть – каждый вдох всё ещё отдавался тупой болью в боку, и до львицы дошло, что теперь она избегает резких движений инстинктивно. Отяжелевший от избытка влажности воздух был изрядно прохладнее, чем можно было пожелать, и земля неприятно холодила бок, на котором всё это время покоилась светло-бурая кошка – однако параллельно с этим другая сторона её тела наслаждалась теплом чего-то основательно разогретого, словно прижатая к разогретому лучами солнца камню... Вот только жаркое солнце в сезон дождей нечасто выглядывает и в полдень. Не говоря уж о том, что не печёт при этом.

Помимо согревающего эффекта, непонятное нечто ещё и весило ох как до фига, да вдобавок придавливало её к земле. Данное открытие приходилось второй отчётливой мыслью одиночки по её пробуждении. Заинтересовавшаяся ей пуще прежнего, Ру зажмурилась и постаралась подняться снова – и на этот раз она напрягла для того все имевшиеся силы, рассчитывая не только сесть, но и столкнуть в конце концов с себя нежеланный, хотя и исправно греющий груз. Вопреки ожиданиям бродяги, тот не столько свалился, сколько стёк с неё, едва она начала принимать вертикальное положение.  Обратив в его сторону и сфокусировав рассеянный взгляд, Драниру сразу поняла, почему. И вполне предсказуемо остолбенела, выкатив на увиденное глаза.

Не каждый день находишь фактически у себя на шее самое громадное питонище из когда-либо тобой виденных. Причем настолько редкостно миролюбивое, что оно мало того, что не пытается за милую душу тебя придушить, но вдобавок вежливо покидает твою бренную тушку, стоит ей изъявить убедительное желание подняться.

– Эй, серый... Странновато, что ты меня не удушил. – Нервозность, бессовестно сквозившая в привычном ей равнодушно-усталом и чуточку нагловатом тоне, отнюдь не приводила Ру-Ру в восторг. "Самка должна уметь держать лицо", – прозвучал голос Вуду в её голове, и севшая поудобнее Ру стегнула хвостом по луже, таким образом безмолвно спуская доходящую до отвращения неприязнь. Почему она вообще вспоминает её?! И как ей держать это самое лицо, если она еле сдерживается от того, чтобы не застонать или не свалиться от головокружения?

Не то что бы старая сука с плешивым от вечных блядок загривком была неправа... Не сводившая со змеи настороженно прищуренных глаз Драниру не имела понятия, почему та не добила её, имея для того уйму времени, зато чётко соображала: демонстрация слабости была бы худшей идеей дальнейшего поведения. К тому же, она пришла в себя, и уж против змеи-то – пускай и огромнейшей из всех, что встречались ей за её жизнь – могла за себя постоять!!! Несмотря на беспокоющее состояние рёбер, её когти и клыки были всё так же остры – змея должна бояться её больше, чем она боится её. Кроме того, по меньшей мере на дюжину полновесных шлепков её хватит – а вот насчет сколько-нибудь длительного и резвого бегства она не была так уж уверена в себе. Тревоги о том, что её состояние может быть серьёзнее, чем ей кажется, львица предпочла отложить до лучших времён. Дожидаясь ответа либо иной реакции от не озаботившейся даже минимально приемлимой дистанцией рептилии, она рассчитывала, что дело с ней действительно обстоит так.

Мгновения ожидания давно не казались ей такими тягостными. Свинцовый – мрачный, серый, тяжёлый – взгляд питона, устроившегося немногим более чем в паре шагов от неё, остановился на помятой, измазанной грязью морде, опустился ниже – к прикрытой ожерельем ровной розовой полосе.

– Ошшун не понрааавилось бы это. – Шелестящая, тягучая речь змея слегка удивила полосатую тем, как глубоко звучала. Кроме старухи Слаттерн, её очаровательной и милой ядовитой нянечки, Ру слышала не так мало ползучих отравителей и душителей – и никто из них не обладал хоть близко таким же низким голосом или привычкой растягивать гласные. Вдобавок, он не выдавал эмоций питона, тогда как ей хотелось угадать его намерения. Кофейно-карие глаза львицы наполнило удивление, когда она спохватилась о том, про кого говорит змеище. Ошун, Ориша Рек? Драниру знала все истории о могущественном духе вод – от пёстрых сказок до мрачных легенд о том, как та в наказание топила и поражала мучительными болезнями оскорбивших её глупцов! Но при чем тут была она, и к чему змея вспоминает духов, оставалось для полосатой одиночки загадкой.

– Она-то тут при чем? – Севшая поувереннее самка выпрямилась во весь рост и горделиво приподняла голову, дернув бровью. И нижним веком – увы, царственная поза не так легко далась ноющему боку… "Но ползучая тварь не должен заметить стиснутых зубов", – напомнила она себе, хотя, кажется, сейчас ей ничто не грозило.

Воспоминание о недавней компании светлошкурого чужака отозвалось неприятными мурашками, и Драниру потянула носом воздух, желая удостовериться в том, что поблизости его нет… Ну или в том, что он всё же где-то здесь (на самом деле нет, во втором случае ни хрена не желая удостовериваться, только и исключительно в первом). К вящему её удовольствию, львом поблизости не пахло.

– Ты задаешшшь невееерный вопроссс, жрицссаа, – испещренные бледными треугольниками пятен губы змея едва шевелились при его словах, а иссиня-серый взгляд, до того неотрывно прикованный к старательно имитирующей терминальную стадию собственной важности морде львицы, скользнул вниз. – Спросси лучшшше, при чшшём её нееет.

Скосив глаза вниз, Ру неловко покачнулась на разом ослабевших лапах и охнула. Удержаться в вертикальном положении ей удалось, но она так и осталась сидеть с глупо распахнутой от изумления пастью: вида хаотичного сплетения лиан, поблескивающих каплями медных самородков, с избытком хватило, чтобы поразить воображение молодой знахарки. Столь тонко сработанное украшение она видела лишь однажды, у одной из почитавших Ошун шаманок… "Как… Откуда оно взялось? Что это значит, Ориша чего-то от меня хочет?! Чего?! А тот смех и рычание, я едва не забыла про них – чьи они были?" – наводнившие рассудок львицы вопросы перетекали в тихую панику, доходящую до отчаяния. Ру позабыла о восхищении красотой ожерелья, о присутствии скального питона совсем рядом. Невероятное происшествие вдруг стало из фантастического пугающим: она не имела никаких дел с миром духов и не знала, что должна делать и как! У неё жутко болел бок, она не знала, что теперь с ней будет, поблизости мог тереться тот патлатый, и в довершение всего, теперь она что-то должна Ориша!!!

"С этим должна разбираться Вуду, а не я!!!"

– Ожерелье Ошун… Да. И я даже не понимаю… Что мне делать со всем этим… – Самка перевела угрюмый взгляд обратно на лишенное признаков эмоций змеиное рыло, будто рассчитывала получить от гада наводку… Подсказку... Что угодно, что могло облегчить для неё решение насчет дальнейших действий. Что за шутки! Она всегда с удовольствием перенимала у матери знания о травах, но никогда не интересовалась призывами духов и тому подобным – поглазеть на ритуалы она могла и без того, а пользы для себя никакой в том не видела. Если бы только она знала наперёд…

– Тебе можшшет дать отттвет другоой шшшаман. – В действительности, она ни секунды не ожидала от змеи ещё какого-то участия, и резко захлопнула пасть, когда получила от питона ответ. – Старшшше… мудрееее. Есссли, конечшшшно, ты ссспособнаааа найтиии егооо… Ссс твоими боляаачшшшками.

Ответ не пришелся ей по вкусу.

– С болячками? – бродяга негодующие сощурилась и даже подалась вперед, скалясь на каждом слове и мужественно игнорируя полыхающий бок. Скрыть, что насмешка чешуйчатого исполина задела её, львица даже не пыталась. – Я прекрасно разберусь со своими болячками! Детское дело! Даже в такой чумной дыре как эта я легко найду всё, что мне нужно!

Как можно аккуратнее и плавнее оторвав от земли основательно продрогший зад (что вышло с приятной лёгкостью и меньшей болью, чем она ожидала, хоть и выяснилось, что у неё одеревенела спина), бурая постояла пару секунд неподвижно, проверяя способность в принципе стоять. Выяснив, что, как и ожидалось, на ровном месте её не шатает, Драниру осмотрела себя и внимательно прислушалась к самоощущению бренной тушки. Вспухший в месте ушиба бок отбивал всё желание дышать нормально страхом растревожить, голова кружилась, вся выпачкана, словно в болоте ночевала – ах да-а-а-а, примерно так оно и было – и согреться бы!.. А ушиб ли с ней приключился вообще?..

Лежащий буквально у её лап корешок самка заметила чисто случайно и, недоумевающе хмуря брови, воззрилась на костерост, взявшийся тут непонятно откуда. В самом деле, как он оказался у неё под лапами и кто мог его… не змея же? Нет, не змея – следы когтей намекали достаточно толсто. Значит, тот лев? Догадка едва не настроила хищницу против того, чтобы вообще притрагиваться к корню, но здравый смысл и опасения за своё выздоровление перевесили. С величайшей осторожностью наклонившись, обнюхав и лизнув на пробу костерост, кошка не выявила в лекарстве никаких отклонений. Только после самого бдительного изучения она рискнула подхватить горчащее лекарство зубами, дабы тщательно сжевать – так, подстраховки ради.

– Ессссли ты хочешшь помочщщь сссебе, поишшшщи зссдессь, – низкое шипение удаляющегося питона не застал её врасплох на этот раз. Естественно, львица задалась вопросом, почему не менее грозный, чем лев, ползучий охотник помогает ей с такой готовностью, и помогает ли вообще… но куда бы он мог её заманить? Зачем? Её не атаковали при первой же возможности вот уже второй раз за сутки; откуда-то у неё на шее взялось ожерелье Ошун. Смысл после всего этого чему-то поражаться? Массивное, длинное тело толще её лапы, передвигающееся так непохоже на других змей – по прямой – с еле различимым шорохом уводило её прочь от воды, в которой она нашла украшение и чуть не потеряла жизнь; понуро ковыляющая за душителем Драниру обернулась, в глубине души надеясь, что от разглядывания едва не прикончившего её потока что-то из случившегося для неё прояснится.

Не прояснилось.

––––––––→ Бескрайние Луга

Фамильяр введён в игру

+6

256

---→ Каменистая пустошь

Постепенно, как гиена углублялся в земли чужого прайда, повечерело. Туман опустился на землю, сокращая видимость, и крокут замедлился. Он и его спутник теперь шли почти лапа в лапу, но всё так же в тишине. С каждым шагом земля становилась всё более влажной, кое-где даже топкой. Растительность, которой становилось, к счастью, всё больше, не сильно-то и радовала глаз - с учётом, что Кешу сейчас в принципе мало что могло радовать - из продолжительного состояния нехватки воды в резкое затопление. Неудивительно, что чем громче звучал шум низвергающихся тонн воды, тем влажнее был воздух, да и уровень воды поднимался. Лапы обоих путников уже по щиколотку были в воде и грязи, но они оба всё так же упорно приближались к огромным водопадам.
Когда они подошли достаточно близко для того, чтобы местность полностью перестала напоминать пустошь, Иннокентий принялся высматривать среди зарослей и того мусора, что нанесло сверху и со всех сторон, хоть какой-то намёк на полезные травы.
В первую очередь это, конечно, запах. Среди такого обилия цветов, да и просто в сумерках зрение - не самый лучший помощник в том числе и тихому охотнику на травы. Среди всех ароматов он тут же почуял знакомые - что-то похожее на ядовитую Ароспьеру. С осторожностью подойдя к одному из пахнущих кустов, гиена сорвал пару ягод, всё больше принюхиваясь и пытаясь присмотреться. Пробовать всё на себе - безумие, посему он оторвал один из больших листов какого-то папоротника, что рос рядом, и сложил туда ягоды.
Кажется, Леопольд был не менее успешен - тихим "эй" подозвав младшего друга, он указал на скромные кустики, смутно напоминающие Сердецей, отдающие приятным сочным запахом. Сорвав и их, Кеша сложил их в "общак", чуть позже добавив в него напоминающие перенасыщенный водой Адиантум. Немного погодя он принялся копать сырую землю, вздымая комья грязи и воды. В всём этом он надеялся отыскать корни костероста, что даже на запах горчили. А даже в сумерках пылающие цветки Маи-шасы Кеша вряд ли бы перепутал.
Притащив всё это, гиенёнок выдохнул. Он всегда придерживался правила "брать только известные травы", но его привлёк странный запах, тонкий, но довольно ощутимый и явно неизвестный. Ориентируясь исключительно по нему, крокут дошёл до небольшого куста, на котором алели несколько ягод. Заинтересовавшись, метис втянул носом запах и аж вздрогнул - они отдавали терпкостью и несколько горечью. Сорвав наиболее густо усеянную ветку, он принёс её на лист.
- Леопольд, проверь, что я тут нашёл, - попросил гиенёнок. Он вряд ли бы ошибся, но в его состоянии хотелось бы повторного убеждения.
Затем ещё один запах завладел сознанием Иннокентия. Он был приторно-сладким, аж вяжущим, тягучим - именно так гиена хотел описать то, что чувствовал. Идя по направлению запаха, он почти не удивился, когда под лапой оказалась вдруг не земля с водой, а что-то более мягкое. Он наступил на какой-то фрукт, который успел не просто созреть - и это при таких-то погодных условиях! - а ещё и неплохо так  перележать. Собрав наиболее целые плоды, малыш принёс их к корпящему над остальными травами Леопольду.
Пока шакал принюхивался да присматривался, Кеша отошёл ближе к берегу, надеясь напиться более-менее чистой водой. Такой холодной, такой ему необходимой.
Вскоре к нему присоединился и шакал, но едва он наклонился, едва зачерпнул и сделал первый глоток, как земля под его лапами обвалилась, и Леопольд ухнул в воду.
Он не успел ничего сказать, как Кеша, почти инстинктивно отпрыгнувший назад, ринулся туда же, в воду, в попытке спасти своего на данный момент на самом деле единственного друга.

Травы

Попытка во все травы локи - Ароспьера, Сердецей, Адиантум, Костерост, Маи-Шаса, Кофе и алкоФрукты.

0

257

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.png","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.png Маслице

Кубики на поиск трав
Кубик на поиск Ароспьеры

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок
Бонусы

Итог

3
1 + 2 = 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Кубик на поиск Сердецея

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2

Бросок
Бонусы

Итог

2
1 + 2 = 3

5

Лечебная трава успешно найдена!

Кубик на поиск Адиантума

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
1 + 2 = 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Кубик на поиск Костероста

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5

Бросок
Бонусы

Итог

5
1 + 2 = 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Кубик на поиск Маи-шасы

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок
Бонусы

Итог

4
1 + 2 = 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Кубик на поиск Кофейных зёрен

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
1 + 2 = 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Кубик на поиск Забродивших фруктов

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2

Бросок
Бонусы

Итог

2
1 + 2 = 3

5

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий спасает Леопольда

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6
2

6

Персонаж успешно справляется со своей задачей.


Антибонус локации нейтрализуется умением "Пловец".

Уверенно рассекая воду лапами, Кеша мужественно справляется с быстрым течением реки, ловко огибает плывущий мусор и без особых усилий (по крайней мере, видимых) добирается до своего фамильяра, вытаскивая того на берег.

+2

258

Кеша ни на секунду не задумывался о том, насколько безумна его попытка помочь. Да, он уже достаточно вытянулся, чтобы уже даже чуть перегнать товарища в росте (даже с учётом миниатюрности первого), и поднабрал пусть и скудный, но запас мышц. Взрослея, Кеша всё больше начинал напоминать не один из видов гиен, которые были ему родственниками, а что-то, похожее на смесь гиены и гиеноподобной собаки. Мелкий рост, умное выражение лица, подтянутый живот - в нём всё ещё оставались гиеньи черты, но они не создавали столь отталкивающего впечатления. И, возможно, эти самые гиеньи черты не дали ему утонуть, как камешку.

Леопольд, казалось, как прирождённый шакал, должен был, в теории, нормально держаться на воде. Но, возможно, внезапность падения, возможно, остаточная слабость от переходов и переживаний подкосили хищника. И поэтому помощь протеже ему была как никогда кстати. Выбравшись, они какое-то время глубоко дышали, а затем, почти в унисон оттряхнувшись, решили забыть этот эпизод, вернувшись к травам.
- Это не Адиантум, - откинул травинки шакал, пока гиена складывал оставшуюся добычу в сумку, - А я это я вообще не знаю что, - кивнул недавний недоутопленник. Хищник с неподдельным интересом и сам рассматривал, что же новое попалось его ученику, на ходу распознавая давно забытые или смутно знакомые растения, плоды, листы. Окинув местность взглядом, друзья вернулись к молчаливому собиранию запасов - когда путешествуешь, никогда не знаешь, что может помочь. И если в этот раз шакал занялся ягодами и плодами, то Кеша предпочёл отыскивать нечто более незаметное, но крайне полезное. Раскапывая землю, он то и дело извлекал корешки и целые растения, стараясь их не жевать и не раздавливать. Что сказать, это получалось у него довольно удачно.

Вновь скинув на Леопольда функцию сортировщика, гиена, нисколько не страшась повторения "мокрой" истории, принялся изучать берег. Найдя более-менее скалистое место, которое оказалось возле фактически нового небольшого рукава, Кеша принялся высматривать хоть что-то, похожее на пищу. Они достаточно много не ели, чтобы не попытаться хотя бы сейчас наесться. Рыба могла быть неплохой альтернативой, особенно для таких некрупных особей. Несколько штук - ну хотя бы с десяток - вполне могли бы утолить их голод. На первое время.

Травы

Адиантум, Кофе, Манго, Мята, Мелисса, Болиголов.

Отредактировано Иннокентий (8 Авг 2017 21:17:42)

0

259

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Кубики на поиск трав

Бонус фамильяра не учитывается, поскольку Леопольд не оказывает помощи в поиске.

Иннокентий ищет Адиантум

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5

Бросок
Бонус

Итог

5

5

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий ищет Кофейные зёрна

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6

6

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий ищет Манго

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок
Бонус

Итог

4

4

Поиск лечебной травы провален.

Иннокентий ищет Мяту

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок
Бонус

Итог

1

1

Поиск лечебной травы провален.

Иннокентий ищет Мелиссу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок
Бонус

Итог

4

4

Поиск лечебной травы провален.

Иннокентий ищет Корень болиголова

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок
Бонус

Итог

6

6

Лечебная трава успешно найдена!

Все найденные травы (Адиантум, Кофейные зёрна, Корень болиголова) добавлены в профиль персонажа.

Кубики на рыбалку
Иннокентий ловит первую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Рыба успешно поймана!

Увидев тень в воде, Кеша совершает быстрый удар лапой — и первая (и пока единственная) рыбёшка уже трепыхается на суше.

Иннокентий ловит вторую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Рыбалка провалена.

В первый раз всегда везёт. А вот во второй — не очень. Иннокентий слишком поздно погружает лапу в воду и с грустью смотрит вслед стремительно уплывающей добыче.

Иннокентий ловит третью рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Рыба успешно поймана!

Решив, что больше никто от него не уйдёт, гиена выбрасывает вторую рыбу на берег.

Иннокентий ловит четвёртую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок

Итог

4

4

Рыбалка провалена.

Ииии ещё одна серебряная рыбёшка продолжает своё движение по течению реки, махая Кеше на прощание хвостом.

Иннокентий ловит пятую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Рыбалка провалена.

Пока что поиск трав удаётся гиене, конечно, куда лучше.

Иннокентий ловит шестую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Рыба успешно поймана!

...или нет.
Рыбы: 3. Кеша: 3. Пока что ничья.

Иннокентий ловит седьмую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5

Бросок

Итог

5

5

Рыба успешно поймана!

Ещё одна рыбёшка чуть не уплывает из-под когтей хищника, но тот в последний момент всё же успевает зацепить её за хвост. Описав красивую дугу в воздухе, несчастная падает где-то недалеко от своих уже почти мёртвых товарок.

Иннокентий ловит восьмую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок

Итог

4

4

Рыбалка провалена.

Вечно везти не может, увы. Иннокентию приходится провожать взглядом очередную беглянку.

Иннокентий ловит девятую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок

Итог

4

4

Рыбалка провалена.

И ещё одну.

Иннокентий ловит десятую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Рыба успешно поймана!

Ииии очередная тушку летит в сторону берега!

5:5.
Иннокентий оказывается не самым худшим рыбаком, но ему и есть куда расти, а пока что он может разделить пять крупных и жирных рыбин со своим фамильяром.

+1

260

"Непорядок в травах - непорядок в голове" - эта почти прописная истина глубоко засела в голове молодого крокута. И раз ему уже второй раз не повезло ошибиться в столь элементарных травах, то больше и не стоило пробовать, надо было отдохнуть. Вот и из еды ему удалось наловить всего лишь пять рыбёшек, впрочем, достаточно пухлых и аппетитных. В этот момент стоило только радоваться, что Кеша не полноценная пятнистая гиена, а Леопольд всего лишь чепрачный, а не обычный шакал. Который, кстати, с видом умудрённого жизнью старца (ага, пяти лет ещё не было этому "старцу") сложил добытые сподвижником травы тому в наплечный мешок.

Опытным взором окинув добычу, он удовлетворённо кивнул, позволяя гиене первому выбрать себе блюдо. Они уже достаточно долго пробыли вместе и не раз выручали друг друга из передряг подобной утоплению Леопольда или отравлению Кеши. Вспоминая последний неприятный эпизод, шакал передёрнул плечами, а затем, глядя на так аппетитно похрустывающего рыбьими косточками Иннокентия, присоединился к трапезе.

А Кеше и в правду было безумно вкусно. Это была, по правде говоря, не первая лично его добыча, но первая рыба. И пусть он словил лишь пять штучек, это был своего рода рекорд. Попробуйте-ка лапой с тупыми когтями и не имеющей особой возможности загибаться выловить хотя бы одну! А тут пять. В общем, этим-то метис был несколько удовлетворён  Как и фактом легкого, но уже ужина. За исключением вновь начавшегося дождя, ничто не омрачало двух хищников.

Покончив с едой, они вновь окинули взглядами местность, а после пристроились под одним из самых крупных и раскидистых деревьев. Пара часов сна пролетела незаметно для обоих, а когда они встали, шерсть обоих прибавила им по килограмму каждому от влаги. Дождь раздражал как никогда, становился сильнее (отчего, собственно, шакал и крокут и проснулись) и это фактически вынудило их двинуться дальше. Кеша не испытывал усталости - до этого спал только почти двое суток назад и то урывками, а Леопольд и вовсе, казалось, страдал бессонницей. Так или иначе, но они оба решили выдвигаться хоть куда-нибудь. Правда, Кеша не мог просто так уйти. Его собирательский инстинкт был слишком силён, чтобы оставить такое богатое "на добычу" место. Словно настоящий варвар (с поправкой на феноменальную память и невероятный интеллект) он собирал-сметал всё, что могло принести на самом деле недюжинную пользу: часть мховой подстилки, выдранная с корнем, быстро отправилась в сумку травника, за ней последовал целый ворох мелких камушков и ракушек. Короткие царапанья - и мокрая от дождя кора также досталась Иннокентию. И, пожалуй, самое сложное - глина. Кеша слышал, что где-то она может быть целебной, но эта казалась совершенно обычной. Собрав куски глины на большие листы, гиена раздавил их, чтобы материал стал плоским, завернул во второй слой листьев и сложил с собой. Теперь же, забрав максимальное количество полезного из этой местности, можно было и в самом деле куда-нибудь направляться.

И это куда-нибудь предполагало сперва нечто, где можно было бы укрыться от дождя, когда Кеша своими большими ушами-локаторами не заслышал еле-еле различимый через плеск капель по воде крик. Напрягшись, как это бывало в подобных случаях, он выпрямился, стараясь как можно чётче осознать причину и источник звука. Бросив короткий взгляд на фамильяра, который как верный друг был готов следовать за посерьёзневшим подростком хоть на край света, Иннокентий, максимально прислушиваясь - а что ещё сделаешь, когда под ногами слякоть, перед глазами редкая, но такая отвлекающая внимание пелена дождя, а в носу запах влажности и земли? - медленно последовал прочь от этих почти оживших до нормального состояния земель, полных полезных трав, достаточно мягких мховых "подушек" и съедобных рыб. Звук, казалось, больше не повторялся, а это только подстёгивало любопытного крокута найти его причину. Его даже не смутил тот факт, что из более-менее живых земель он возвращается к почти мёртвым и уж куда менее приспособленным к комфортной жизни. Пустыня ночью - чудовищное место. А её окраины могут быть куда более страшными, сочетая в себе дыхание смертельных песков и намёки на хоть какую-то жизнь.

-----→ Колючий кустарник.

Крафт

Мелкие камни (в любой локе)
Ракушки (берег реки)
Древесная кора (деревья вокруг водопадов)
Глина (в любой локе)
Мох (описание локи)

0

261

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

262

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо по ту сторону реки Зубери заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье вулкана Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

263

Поначалу сопрайдовец согласился помочь львице, однако после неловкости между ними он ушел. Ну и пускай. Зази справится сама, как делала это много раз, ведь некий плохой эгоизм основа выживания в здешних краях. Но так происходит не всегда. Например, как сейчас: искать траву, пытаясь спасти чужую жизнь, не зная даже кто он - друг или же враг? Хотя вряд ли поступок можно назвать искренним, поскольку, если тот выживет, то останется в долгу как не хотелось бы и обязан будет своей жизнью. Будет на побегушках у львички, пока не отдаст долг жизнью или смертью. Правда надо дожить еще до этого, учитывая удачу Зази.
Небо с востока начало сгущаться, а под лапами шатается земля и трясется вода, будто здесь замешано нечто необъяснимое и невидимое для глаз. К тому же со скал падают с грохотом вниз камни и Зази приходится отскакивать подальше от суматохи. Она оставалась неподвижно до тех пор, наблюдая за яростью неба, пока дрожь не прекратилась. Что-то произошло в той стороне, где находился знаменитый Килиманджаро, и львица не горела желанием знать об этом. Меньше знаешь - крепче спишь! Вот и она не будет совать свой нос, куда не следует; и своих проблем по горло. Зази вышла из-под уступа и, убедившись, что на голову ничего не упадет, подошла к зарослям, чтобы достать целебной травы. Пришлось даже очищать путь от преграды, поэтому листочки малость помялись под грудой небольших камней, а некоторые и вовсе сломались под натиском. "Так, времени нет определять какие нужны, а какие сорняки, нужны все", - обрывала травы, пытаясь захватить как можно больше, - "потом разберемся что к чему". Зази размышляла, что еще можно предпринять или захватить, чтобы лишний раз сюда не возвращаться. Конечно же подкрепиться не помешало бы как ей, так пожалуй и новому другу, который после благополучного лечения будет испытывать голод и захочет вкусно поживиться. Шакалы не особо предпочитают рыбную пищу, но выбора особого нет, поскольку вряд ли коричневая львица позволить разделить с прайдом пойманную зебру. Что же, похоже падальщикам не привыкать к пресной еде. Зази положила травушку на землю и бережно подошла к краю берега, выслеживая под водой рыбешку. К счастью, из-за прошедшего грохота речной мир был потрясен и дезориентирован, поэтому многие жители местной речушки кажутся едва не на поверхности. Зази сконцентрировала свой взгляд на добыче и стремительно окунула морду в воду, затем снова и снова...

Травы+рыба

травы:  Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Болиголов, Манго, Мелисса, Мята.
рыбки штучек 10
если что пловец и стремительный рывок применен

Отредактировано Зази (15 Ноя 2017 22:32:07)

0

264

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"10","avatar":"/user/avatars/user10.jpg","name":"Cherr Nel"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user10.jpg Cherr Nel

Поиск трав
Зази ищет Кофейные зерна

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5

Бросок

Итог

5

5

Лечебная трава успешно найдена!

Зази ищет Маи-Шасу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Поиск лечебной травы провален.

Зази ищет Костерост

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок

Итог

1

1

Поиск лечебной травы провален.

Зази ищет Адиантум

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок

Итог

1

1

Поиск лечебной травы провален.

Зази ищет Сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок

Итог

4

4

Поиск лечебной травы провален.

Зази ищет Ароспьеру

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Лечебная трава успешно найдена!

Зази ищет Болиголов

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1

Бросок

Итог

1

1

Поиск лечебной травы провален.

Зази ищет Манго

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Лечебная трава успешно найдена!

Зази ищет Мелисса

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6

Бросок

Итог

6

6

Лечебная трава успешно найдена!

Зази ищет Мята

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Поиск лечебной травы провален.

Итоги по поиску трав

Найдены: Кофейные зерна, Ароспьера, Манго и Мелисса.

Бросок кубиков на охоту
Зази атакует Рыбку

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+6

Бросок

Итог

5 + 6 = 11

11

Успех, действие выполнено с небольшими помарками.

Умение "Стремительный рывок" успешно применено!

Зази не прогадала, приметив стайку рыбешок, суматошно плещущихся почти на самой поверхности, они и впрямь оказались легкой добычей. Точный удар в их самую гущу и одна из серебристых зажата в пасти львицы, правда слегка шлепнув хвостом по морде Зази, но это же не страшно, правда? Главное добыча поймана.

0

265

То ли львица оказалась талантливым рыбаком, то ли удача повернулась к ней в тот момент, но Зази поймала почти дюжину рыбы - аж целых одиннадцать! Добыча пыталась ускользнуть, оставляя пощечины на мордахе самки, но весьма терпимо. За последнее время, пожалуй, это самая легкая и радостная охота, в отличие от нападения на зебру. Она выплюнула рыбешку подальше от берега, чтобы не уплыла и все старания пошли коту под хвост. Рыбки бились об землю, пытаясь снова нырнуть в свою среду, и широко раскрывали маленькие рты, заглатывая воздух. Безусловно Зази безмерно годилась собой, на удивление даже больше, чем удачно завершенная охота на зебру с шоколадной знакомой. Львице было очень приятно отведать такую вкуснятину, особенно когда ее много, а не одна малюсенькая рыбешка. Парочку она оставила на тот случай, если шакал после того, как проснется, проголодается. Ему вполне хватит, ведь падальщик в теории много не возьмет, особенно когда тот после травмы.

Зази только сейчас удалось осмотреться внимательней на это место. Для нее оно было необычное: ведь именно здесь ее нашел лев, измученную и беззащитную, ту, что висела на волоске от смерти и кроме этого забрал к себе в прайд. Мхиту... ее спаситель, которого твердо можно назвать другом и предметом восхищения. Львице ему по гроб обязана, поэтому возвращалась к Скале Предков вновь и вновь - чувство долга перед самцом не давало светлошерстной двинуться в путь. Ей хотелось повидать мир, ведь говорят, что за пределами прайдалэнда подстерегают не только опасности, а и приключения, места, которые стоят жизни, чтобы хотя бы раз взглянуть. Путники, мимо проходившие на ранее гордых и плодородных землях, рассказывали о горячем песке и палящем солнце, о снежных просторах и об бескрайнем озере, что было соленое на вкус. Возможно, после всего она покинет единственные края, что самка знает и отправится на восток или на север, куда дорога приведет. Пойдет путешествовать, наслаждаясь живописными картинами природы и экзотическими дарами мира, ведь не станет же Зази гнить в этой яме всю жизнь. Кажется, что здесь можно найти лишь смерть и скорбь; ощущаешь на себе не только физические истощение, но и моральную усталость, надеясь, что беды вот-вот закончатся и лучи солнца пройдут сквозь кучевые тучи.

И вот как вспомнишь гадость, так она и припрется: с неба начал литься дождь. И не хилый такой. Пришлось снова прятаться под выступом, куда львица перетащила все найденные принадлежности. Добыча билась об землю уже не так активно, но все же хваталась за жизнь и плескалась в углу маленького убежища. А пока Зази решила заняться разбором трав или что там набрано с дуру. Так, получается несколько кофейных зерен, ядовитые ягоды ароспьеры, зато нейтрализует яд при укусах змеи, скорпионов (весьма полезная, но опасная штука), целебную травушку и манго - вкусный фрукт со специфическим привкусом, но тоже неплохо. Полезные травы львица отложила в одну кучу, а все остальное барахло, которое может когда-нибудь послужить для непредвиденных обстоятельств перебрала в другую: листья, лиана... Куда спрашивается глаза глядели?! Нет бы собирать что-нибудь нужное и полезное, а не всякую фигню. Хотя все, что валяется под лапами пригодиться в жизни. Зази не сразу придумала, что можно сделать из подручного материала. Но мысль о том, что нужно тащить в пасти траву и ягоды, да еще и рыбу, которая бьется хвостом и пытается ускользнуть из твоих зубов дала ей идею на сотворение наподобие удобной маленькой сумочки, чтобы поместить все это. Пришлось повозиться, одной лапой прижать, другой завернуть, а лианой в зубах закрепить творчество. Что сказать, результат окупился и сумка была готова.

И раз у львички есть такая модная и выгодная штучка, то почему бы не пособирать как "все, что валяется" (вдруг пригодиться). К тому же нужно уходить отсюда, поскольку дождь уже заканчивался, а вместо этого наверху водопада намечался густой туман - в сумерках не будет видно куда ты идешь. Она собрала разложенные по "полочкам" предметы и вышла из-под выступа. Самка собрала горстку камушков и ракушек с берега, затем подошла к здоровому на вид дереву, где отодрала кору, а также немного мха: было такое ощущение, будто кто-то уже его сдирал. Видимо, неведомый тоже подбирает необычные штучки.

Зази уже собралась уходить, однако заметила следы неподалеку от места распространения мха, ближе к самому водопаду. Они хорошо сохранились, в отличие от других мест, что свидетельствовало об измененном ландшафте: вязкая, серая смесь под названием глина. Впрочем, ею мало пользуются местные жители, но раз тилль понадобилась раннее проходившему путнику, то наверняка сгодиться в определенный момент.

Львица расплывалась от удовольствия нахождения маленьких вещичек и полезных трав и, конечно, восторгалась своей новой эксклюзивной сумочкой. Такое занятие ей весьма пришлось по вкусу и она не прочь повторить развлечение. К тому впереди предостаточно мест для поиска интересного и необычного, которое, судя по всему, может пригодиться в будущем. Кто знает, возможно Зази в дальнейшем станет целителем и станет спасать жизни, как однажды спасли ее от неминуемой смерти...

Крафт

Мох (добывается на скалистых берегах рек)
Мелкие камни (добываются в любых локациях)
Ракушки (добываются на берегах рек)
Древесная кора (добывается из любых деревьев)
Глина (добывается в любых локациях)

--- Восточные берега Зимбабве

0

266

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

Колючий кустарник<---------------------

Мвонго упорно топал вперед, опираясь на пятнисто-полосатый бок своего спасителя. Идти было тяжеловато, но, кажется, валерьянка начинала выветриваться. Он все еще не мог идти самостоятельно, хотя баланс возвращался. Льву требовалась помощь Кеши, да и, как мы знаем, он любит преувеличивать все свои болезни. Поэтому он переносил большую часть своего веса на несчастного гиена.

Чем ближе они подходили к водопадам, тем активнее и бодрее Мвонго перебирал лапами. Он узнавал окрестности и радовался тому, что скоро окажется дома. Хотя дом сейчас отличался от привычного. Тяжелый, густой туман опустился на все земли прайда Скара, а около водопадов он казался еще плотнее. Несмотря на это, лев точно знал, куда идет. Они жили здесь уже пару месяцев, поэтому дорогу самец выучил на зубок.

— Мвонго! — послышался низкий мужской голос откуда-то спереди.

Из тумана на них вышел лев чуть выше и намного крепче нашего больного. У него была пышная темно-коричневая грива и песочного цвета шкура. И точно такие же карамельно-карие глаза, как у Мвонго. Он очень обеспокоенно осматривался по сторонам и, когда увидел нашу странную троицу, рванулся к ним. Лев встал в боевую позу и оскалился на гиена, уже готовый напасть, если это потребуется.

— Нду-у-угу! — расплылся в улыбке лев. — Не бей его. Он мне помог. Ну, сначала чуть не убил. А потом помог.

Мвонго стоял, все еще навалившись на гиену. Он смотрел на своего брата, который уже перестал скалиться, но все равно очень недоверчиво смотрел на Кешу. Ндугу можно было понять: его брат ушел погулять еще днем. Поэтому, когда время перевалило за полночь, старший самец пошел искать своего непутевого родственничка. И почувствовал его запах, сильно перемешанный с запахом гиены. Ну что он мог об этом подумать, живя на территориях прайда Скара? Что его нашел и схватил один из патрульных гиен Скара. Теперь он расскажет, что на его территории живет семья одиночек, и их убьют. Или ты, или тебя.

— Ты привел сюда гиену, братик, — тяжело вздохнул лев и покачал головой. — Теперь он все расскажет Скару, и, в лучшем случае, нам придется искать новый дом.

Самец не стеснялся говорить прямо при Кеше. В конце концов, он уже здесь, зачем Ндугу шифроваться. Он был очень недоволен. Лев привык к закидонам брата, но такого даже от него не ожидал.

Из-за плеча старшего самца выглянула красивая рыжая львица. Она с ужасом уставилась на гиену и шакала. В ее голове пронеслись точно такие же мысли, как и в голове мужа. Им придется бежать. Самка прошла и встала рядом с мужем. Теперь стало четко видно, какой у нее живот. Она явно еще не была близка к родам, но беременность была очевидна. Только гиены ей сейчас не хватало.

Родственники Мвонго стояли и переводили недоверчивый взгляд с гиены на брата и обратно. Они явно ждали каких-то слов от Кеши.

Дипломатия

Ндугу зол и не доверяет Иннокентию. Уровень дипломатии: "-2".
Ндиди напугана и не доверяет Иннокентию. Уровень дипломатии: "-1"

+2

267

----→ Колючий кустарник

Идти было тяжело. Ещё бы, когда на тебя навалился пусть и не сильно толстый, но всё-таки взрослый бОльший по размерам лев, который, к тому же, всё норовил завалиться куда-то вбок. Покорно исполняя роль подставки, Кеша не забывал о своём тщательно разрабатываемом плане мести Мвонго. Возмущённый до глубины своей небольшой, но широкой души подросток придумывал разные изуверства, желая наказать симулянта. Придумывал и... не мог даже хоть чуть-чуть это представить. Нет, метис не был мягкосердечным, но почему-то даже после всего произошедшего ему не хотелось портить впечатление о себе у этого странного льва.

Кстати о нём. Валерьяна уже должна была отпускать кота, и, кажется, так и было — шаг становился быстрее, легче, увереннее, хотя Мвонго не оставлял своей живой костыль.

Эй! А ведь пару часов назад Кеша прямо тут, вот под этим деревом отдыхал! Тут ловил рыбу (от воспоминаний о которой в животе гиены довольно что-то булькнуло), тут собирал камни... Неужели Мвонго всё это время жил здесь?

Ответом Иннокентию послужил глубокий взрослый отголосок второго льва. Едва завидев того, Кеша стопорнул шаг, а пока болезный пытался что-то рассказать, отчаянно придумывал путь отхода. И первое, что Кеша сделал — резко шагнул вбок от Мвонго. Только после крокут подумал, что лев может попросту не удержаться на лапах и рухнуть — в том  числе и на самого Кешу — но сейчас его заботило не это. На него вполне агрессивно реагировал куба более крупный... брат Мвонго. Ндугу, кажется, если пациент не путал буквы после трав. И этот лев явно не хотел видеть Кешу возле себя. Вскоре показалась и самка... Беременная — это Кеша определил, стоило ему едва взглянуть на фигуру кошки. Теперь ему было совершенно очевидна причина (одна из), по которой его так неприязненно встретили. Захочешь бежать — догонят и сломают. Придётся... говорить?

Я... Кеша, — начал своим ровным и непривычно взрослым для своего внешнего вида голосом Кеша, начал с имени, позволяя старшему льву понять, что настроен максимально мирно. — Я услышал крики Мвонго в пустыне. Он засадил шип в лапу и я ему помог, — эпизод о яде он решил опустить, меньше старший брат будет знать подробностей — меньше будет злиться. Наверно.

Метис думал о том, что ему сказать в своё оправдание. Естественно, он знал правителя здешних земель, но не имел ни единого понятия о связи этой семьи, гиен и Скара. Ну, то есть, он, конечно, догадался, но предпочитал верить в более хорошую версию.

Я не местный. Вы... Вы боитесь за свою семью, верно? — начал рассуждать лекарь, обращаясь исключительно ко второму самцу (от Мвонго вряд ли стоило ожидать какой-то помощи). — Я не причиню вам зла. Прошу вас, поверьте мне! — ладно, пришлось переходить на козыри. — Разве я помог бы Мвонго, будь я как эти гиены, которых вы опасаетесь?

Иннокентий всем своим видом вызывал скорее жалость, чем страх — мелкий, худой, непонятной, непривычной окраски, с огромными ушами и такими же глазами... Он не пытался не поддаваться страху и не принимал ни боевой, ни оборонительной позы. Стоя ровно и глядя прямо в глаза главе семейства, он лишь прикидывал, насколько быстро, в случае чего, сможет пересечь (если сможет) реку — туда львы обычно не очень особо залазят.

Шакал, который хотел было поддержать протеже, молчал, повинуясь едва заметному движению хвоста юного лекаря. Хватит одного спикера, им обоим не доверяют, так пусть один будет оправдываться.

+1

268

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

Валерьяна окончательно отпускала льва. Мвонго ощущал силу в своих лапах, он понял, что может уже стоять сам. Но отлипать от своего спасителя он не спешил. А что, удобно. Кешин бок был мягким и теплым, да и лев отвлекся на свою семью. Он уже понял, что был в большой беде. И его не пугала злость Ндугу на гиену, нет. Его пугало разочарование в голосе брата.

Он любил свою семью. Очень любил, правда. И Мвонго было очень стыдно, когда его ипохондрия расстраивала брата или золовку. Лев очень не хотел им мешать, но понимал, что жить один он не мог. Его панические атаки от любого чиха, от которых его спасал только брат… Лев не мог жить один, не сойдя с ума. Поэтому он был благодарен, безумно благодарен своим родственникам.

От мыслей его отвлек финт Иннокентия. Ни с того, ни с сего, гиен шагнул в сторону. Это было так резко и неожиданно, что Мвонго как стоял, так и упал набок на том же месте, неприятно стукнувшись плечом. Он тут же ловко вскочил (кажется, валерьяна совсем выветрилась из организма самца).

— Э-э-й!, — обиженно взвыл лев, уставившись на Кешу. — Предупреждать надо! Я мог сломать ключицу!

Да, ключицу. Да, на мягкой траве. Да, с высоты собственного роста. Таки не вижу никакого нарушения логики. И в этом весь Мвонго: раздуть из маленькой мушки слона размером с Килиманджаро. То же, что он сделал и в колючем кустарнике. О чем, кстати, Кеша сейчас и рассказывал. Он отчаянно пытался доказать, что не сделает семье ничего плохого. Мвонго даже кивнул в подтверждение слов о колючке и спасении.

— Ндугу, ты посмотри, — смягчилась беременная львица. — Он же ребенок еще. Посмотри, какой он ухоженный. Ты видел хоть одного скаровского прихвостня, следящего за собой? И какой худенький…

Поначалу взрослый лев еще сильнее нахмурился и уставился на жену, мол: ты что говоришь, женщина? Но потом взгляд его янтарных глаз внимательно прошелся по Иннокентию. Худенький, маленький, большеухий, он вызывал скорее жалость, нежели представлял опасность. Ндугу вздохнул так, как вздыхает очень уставший от жизни матерый лев (а ведь он был еще относительно молод).

— Мвонго, все, что он сказал — правда? — спросил он и тут же получил утвердительный кивок. — В таком случае: спасибо. Мой брат может быть… сложным. Спасибо, что вылечил его. Но я не могу проявить гостеприимство: твой запах может привлечь других гиен, не таких доброжелательных, как ты. Спасибо тебе еще раз. Мвонго, пойдем домой.

Мвонго хватило только этой фразы. Он посмотрел на Кешу и улыбнулся ему. Он не был особенно красноречив, да, что уж греха таить, он вообще ни о чем, кроме болезней, говорить не умел. Но в такой ситуации нужно было что-то сказать.

— Спасибо, — буркнул он. — И прости. Я не специально. Я правда думал, что умираю. Это мой особенный, душевный недуг.

И, посмотрев на Иннокентия и его фамильяра в последний раз, он пошел вглубь леса за своей семьей. Ндугу уже уходил в логово, его жена шла за ним. Но что-то заставило ее остановиться. Она сказала, что скоро догонит их и вернулась к гиене и шакалу.

— Логс! — громко позвала она, подняв голову куда-то в кроны деревьев. — Спустись, пожалуйста.

Уже через пару секунд по стволу одного из тропических деревьев спускалась мартышка. Он наблюдал за всей этой ситуацией сверху, поэтому услышал зов подруги с первого раза. Он удивленно уставился на Ндиди, не понимая, зачем она его спустила.

— Нарисуй, пожалуйста, этому молодому лекарю свой знак, — попросила она. — Ты знаешь, какой.

И, загадочно улыбнувшись, она развернулась и пошла прочь, домой, покачивая своими округлившимися боками.

От ГМа

Квест успешно выполнен!
Иннокентий получает талисман лекаря, 15 единиц трав, 2 базовых или одно специальное умение из категории "Лекарь".

+1

269

Кеша и вправду представлял собой довольно жалкое зрелище: мелкий, донельзя худющий, встрёпанный (не без помощи Мвонго, из-за которого шерсть на загривке у метиса спуталась, бока были изрядно всклочены и измазаны сухой землёй пустыни). Наверно, понял это гиена слишком поздно, да и его оборонительное положение ещё больше уменьшала его в размерах. Неудивительно, что супруга Ндугу смилостивилась над ним. А ведь в глубине души крокут надеялся, что львы на самом деле проявят к нему снисходительность, ибо реальной опасности он представлять никак не мог. Нет, ну мог, конечно, что Ндугу при желании мог одним ударом лапы сломать пацанёнку хребет. И прощай мечты о спасении душ всея саванны.

Но в этот раз ему несказанно повезло, и львица на самом деле пожалела Иннокентия. Он не любил давить на жалость, привыкнув стоять за себя, но сейчас это его даже не унизило. Мвонго же, кажется, умурился-таки упасть (о нём Кеша подумал в последнюю очередь, своя шкура всё-таки дороже), что-то обидчиво бурчал и...Благодарил? Воспряв и смерив льва взглядом а-ля "ты издеваешься?", метис мгновенно переключился на старшего брата, понимающе закивав головой. Ему не стоило благодарить котов за снисходительность, и он понимал, почему Ндугу так беспокоится. Земли к северу, как помнилось гиене, уже давно не отличались особой плодородностью, а, значит, выжить членам этого прайда было куда сложнее. С пониманием отнесясь к данной ситуации, лекарь хотел было уже удалиться, когда слова Ндиди обратилась к кому-то, всё так же глядя на Кешу. Появившаяся обезьяна его несколько смутила, но он быстро понял, что это — друг львицы. И, в общем-то, не сильно протестовал, когда мартышка красителем выводил на свободном от лиан и сумок плече рисовала столь знакомый знак. Ощутив некий прилив сил, гиена кивком поблагодарил обезьяна, и обернулся к успевшему перестать опасаться Леопольду.

Два хищника в унисон оглянулись в поисках очередной опасности, но, не найдя, совершенно синхронно выдохнули. Этот день и ночь принесли им достаточно много впечатлений, что не могло не сказаться на их самочувствии. Посему Кеша занялся своим любимым делом — сиречь удовлетворением и временным лечением синдрома Плюшкина — собиранием трав и мелких ингредиентов, которые могли понадобиться в будущем для чего-нибудь. В этот раз он был несколько на другой стороне водопада, а потому ничто не помешало ему вновь собрать немного мха, а также содрать коры с деревьев. Внимание метиса привлекли странные цветы, которых он вечером просто не заметил — и они, пусть и спящие, отправились в сумки. Камушки с ракушками, глухо брякнув, отправились в другую сумку, а глина — намного более влажная, чем та, и пустыни, с помощью Леопольда оказалась легко сложена на дне первой сумки.

Шакал, глухо посмеиваясь, что-то шутил на тему болезненного собирательства гиены, но тот, шевеля своими ушами-локаторами, лишь беззлобно огрызался, парируя короткие фразы старшего товарища. Негромко общаясь, шакал и гиена, как и обычно, после мелочей занялись лекарскими травами. На этом берегу их росло в достаточном количестве, чтобы набрать про запас. Сим они и занялись в унисон, пока Леопольд звучно не шмякнулся на траву. Непонимающе подняв голову из травы, гиена ожидал объяснений от выглядящего уж слишком виноватым шакала.

Леопольд, что-то случилось? Тебе нехорошо? — забеспокоился младший протеже, подходя к хищнику и принявшись его осматривать.

Ну как бы... Есть хочется, — как-то стушевавшись ответил тот, отводя взгляд. По заблестевшим глазам подростка, правда, он понял, что ничего в этом страшного нет.

Я за лечением Мвонго совершенно об этом забыл. Ну что же ты не сказал раньше? — строго вопрошал крокут, направляясь к водопадам вновь, — Кроме рыбы ничего не предложу, зато вся будет твоя, я не голоден.

В очередной раз приближаясь к воде, пятнисто-полосатый осторожно ступал, помня, как в прошлый раз закончилось его путешествие близ воды. Пожалуй, стоило быть осторожнее, причём во всех смыслах — пока Кеша примерялся к рыбинам, надеясь поймать хоть штуки три для товарища, шакал прикрывал тылы, стоя "на стрёме" и оберегал спину гиены от неожиданных нападений.

Что-то отвлекло паренька от рыбалки. Дёрнув мордой — не сильно обращая внимания, выкинул ли он этим рыбинку на сушу или же промахнулся, — Иннокентий навострил огромные уши и постарался всмотреться в темноту пустоши. Как бы ему не хотелось накормить собрата, но пустыня его так просто не отпускала. От неё пахло несчастьем, горем — и не таким, как у Мвонго. Гиена представлял, сколько путников наверняка погибли в зыбких песнях, а сколько попросту замёрзли в холодные ночи. Пустыня вовсе не была ему домом, но вернуться в прайд Фаера он пока не мог. Он ощущал что-то чужеродное, что-то потустороннее...

Повеяло холодом, отчаянием и невыносимой болью. Грива на загривке встала дыбом, крокут принялся озираться в поисках этого так знакомого ему источника волнений — поблизости был дух. Правда, подросток не мог сказать, где именно, слишком слабо он "слышал". Его шаманье чутьё не было слишком сильно развито, поскольку он сам недавно открыл в себе это умение. И всё же он пошёл, зачарованно, будто по какой-то невидимой нити туда, обратно в пустыню. Иннокентий чувствовал зов, и шёл на помощь, в который раз забив на себя, в какой-то мере Леопольда и окружение. Хотя, по праве сказать, нить была вполне видимая, для Кеши уж точно. Что-то, похожее на тушканчика, но очень бледное, грозящееся в любую секунду расплыться и исчезнуть, появилось на другом конце местности, с паникой оглядываясь на гиену и его спутника. Это только подстегнуло юного лекаря, который без слов последовал за этим почти умирающим духом (если можно так сказать).

Кеша не впервые видел духа, но впервые Леопольд видел, чтобы его младший товарищ так резко и встревоженно реагировал на появление потусторонних сил. Сам шакал не видел ни духов, ни призраков не то, чтобы сам, но и вообще никогда в жизни (не считая призрака отца Кеши, но там была особая ситуация). Поэтому он в первые секунды, когда Кеша принял стойку, оторопел и принюхался, выискивая причину такого неожиданного поведения собрата, Когда тот упорно пошёл обратно к пустыне, шакал забеспокоился, стал взывать к его инстинкту самосохранения (или к их остаткам...) — да вообще просто пытался узнать, что происходит! Но Иннокентий молча шёл куда-то...

---→ Пустошь.

Офф.

1. Дух прописывается с договорённости с ГМ.
2. Заявка на травы все по одной, кроме Ароспьеры (их как раз будет 10 штук).
3. Заявка на крафт всех вышеперечисленных вещей: камни, ракушки, кора, цветы, глина, мох.

+2

270

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Иннокентий ищет травы
Иннокентий ищет Забродившие фрукты

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=5

Бросок
Бонусы

Итог

5
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий ищет Кофейные зёрна

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6

Бросок
Бонусы

Итог

6
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий ищет Маи-Шасу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6

Бросок
Бонусы

Итог

6
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий ищет Костерост

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Иннокентий ищет Адиантум

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Иннокентий ищет Сердецей

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6

Бросок
Бонусы

Итог

6
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий ищет Болиголов

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=6

Бросок
Бонусы

Итог

6
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий ищет Манго

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=3

Бросок
Бонусы

Итог

3
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Иннокентий ищет Мелиссу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=1

Бросок
Бонусы

Итог

1
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

4

Поиск лечебной травы провален.

Иннокентий ищет Мяту

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4

Бросок
Бонусы

Итог

4
2 + 2 + 1 + 1 = 6 → 3

6

Лечебная трава успешно найдена!

Найденные травы (Забродившие фрукты, Кофейные зёрна, Маи-Шаса, Сердецей, Болиголов, Манго, Мята) добавлены в профиль персонажа.

Иннокентий рыбачит
Иннокентий ловит первую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=1

Бросок
Бонус

Итог

1
1

2

Ловля рыбы провалена.

Иннокентий ловит вторую рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=4

Бросок
Бонус

Итог

4
1

5

Рыба поймана!

Иннокентий ловит третью рыбу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&amp;dice=2

Бросок
Бонус

Итог

2
1

3

Ловля рыбы провалена.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Водопады Зулу