Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Северное озеро


Северное озеро

Сообщений 361 страница 390 из 397

1

http://s1.uploads.ru/i/Q/R/q/QRq7V.png

Северные границы Земель Прайда всегда оставались большой загадкой для обитателей королевства. Мало кто знает, что где-то среди бескрайних зеленых холмов и пастбищ затеряно небольшое озеро. У него нет названия, но вода в нем на удивление чистая и прозрачная, а пологие берега поросли густой травой и кустарником. В озеро впадает безымянная река, притоком которой является Зубери - одна из двух крупнейших рек Земель Прайда. Так же здесь берет свое начало Гнилая река.


Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Паслён, Чистотел (требуется бросок кубика).

0

361

- ОСТАНОВИТЕСЬ!
В тот самый момент, когда я расслышал, что голос этот принадлежит Сарафине, от второй гиены уже ничего не осталось. Хмуро поднимая голову, я посмотрел в сторону львицы. Она стояла поодаль от нас, мокрая и грязная, такая слабая и совершенно беспомощная, что мне не верилось, будто этот крик бешеный исходил из ее пасти. Мне не верилось, что она вдруг решила защитить гиен и остановить эту драку, мне не верилось, что она в этот раз не разделяла нашего желания огородить от неприятностей ее же саму. Я вскинул голову, высмотрев Ишу: мне не хотелось, чтобы она заканчивала начатое. Мне самому не хотелось заканчивать...
Конечно, сколько я помнил Финну, она всегда была мягкой и доброй львицей, всегда жалела абсолютно всех от мала до велика. За то время пока меня не было, я надеялся, что она повзрослела душою и могла как подобает принять реалии данного мира. Особенно, если учитывать, в каком положении она живет. Однако, я жестоко ошибся. Конечно, сам я редко прибегал к дракам, тем более, к убийствам, но сегодня был особенный день. Особенный случай.
Подозрительно сузив глаза, я медленно направился в сторону львицы, недобро взмахивая хвостом и тяжело дыша. Мой возраст уже иногда давал о себе знать, потому что мне приходилось делать небольшие передышки между боями, поскольку гиены были молодые и вполне себе прыткие и ловкие. Однако, мне все же везло, что я сильно не бегал и не крутился - поймать крокута не составляло труда, а уж навалиться всем телом и убить было еще проще.
Я шел на Сарафину, попутно с глубоким вниманием всматриваясь в черты ее морды, рассматривая вскользь ее тело. Все было в порядке, казалось мне, и ей ничего не угрожало. Сейчас я узнаю, что случилось, объясню все как есть, а сам постараюсь договориться с оставшейся пятнистой, чтобы она ничего не донесла тем ушам, которым не нужно знать, что случилось в это утро. Но то я желал сделать ради Сарафины, потому что гиенам я не доверял.
Однако, спустя пару шагов, я заметил как та самая оставшаяся самка, что агрессивнее всех гнала хищницу по всему северному озеру, налетела прямо на мою возлюбленную. Неужели она не видела, что оба ее товарища погибли, а третья гиена в лапах у Иши, которая явно не будет церемониться со своей добычей? Неужели от гнева и злости инстинкт самосохранения напрочь отбивается у этих животных? Я не заставил себя долго ждать, кинувшись Финне на подмогу, но моя помощь тут даже не понадобилась. Очевидно обессиленная, пятнистая самостоятельно упала на землю прямо перед лапами отскочившей от нее Сарафины. "Вот и все", - выдохнув, подумал я и поспешил пригвоздить гиену к земле, чтобы она не натворила новых бед.
Если успею к крокуту прежде, чем он встанет на лапы, то наступлю передней конечностью на шею гиены и заставлю ее лежать в таком положении, пока львицы не решат, что с ней делать дальше.

+1

362

Грязь немилосердно облепила морду и лапы самки, но ей уже было не привыкать. И так уже грязна по уши: так запросто не отмоешься. После всего этого нужно будет срочно уносить ноги с территории прайда, пока не набежало еще гиен. С несколькими львы еще сладят, но если сюда прискачет десяток — им будет несдобровать. Керу, хоть и силен, все же смертен. Сама Иша особого боевого опыта не имела, и это была чуть ли не первая ее серьезная драка. Но результат ее радовал. Челюсти открылись и сомкнулись намертво, прежде чем рыжая вновь их разжала. Так вот как оно бывает, когда разрываешь горло не травоядному, в панике пытающемуся спасти свою жизнь, а такому же, как ты, хищнику, до последнего отбивавшемуся.
Чудесное, великолепное чувство. Несмотря на смертельную усталость и боль в многочисленных царапинах, самка ощутила такой триумф, будто ее только что возвели в ранг королевы всех окрестных земель и еще пары соседних материков. Так, за компанию.
— ОСТАНОВИТЕСЬ!
Триумф малость приугас, но морда самки, раскрашенная кровью и грязью и напоминавшая больше маску, все еще щеголяла зловещей ухмылкой, от которой не по себе стало бы, пожалуй, даже Мисаве.
Да щас! — мысленно огрызнулась Иша, прежде чем выпрямилась и пнула лапой поверженного противника.
Гиена была еще жива, но после того, как из ее горла широкой струей хлынула кровь, она могла лишь бессильно корчиться в грязи, не то пытаясь подняться, не то попросту дергаясь в агонии.
— Пожалуйста, не надо! — уже не так громко воззвала прайдная, огромными перепуганными глазами осматривая поле боя.
Тут не нужно быть следопытом, чтобы понять суть происходящего. Теперь самка, наверно, дрожала за свою шкуру. Несколько минут назад она дрожала от страха, призывая на помощь хоть кого-нибудь, а теперь — поглядите-ка, — защищает уже гиен. Чудесно. И Иша пришла сюда по своей собственной воле?
— Это что еще за нахрен? — без лишних обиняков гаркнула рыжая, выпрямляясь и с удовлетворением замечая, что она ничуть не мельче, а то даже и крупнее этой прайдной, — ты только что звала нас на помощь, какого ХРЕНА ты теперь вдруг решила их пожалеть? Или тебе мало хвост накрутили? Так давай докручу.
Глаза молодой львицы недобро блеснули, когда она шагнула вперед, скалясь, впрочем, не на Сарафину, а на Иролу. Ярость Иши была обращена большей частью на гиен — и уж потом на самку, которая, чуть только опомнилась от страха, начала стелиться перед этими падальщиками, должно быть, опасаясь справедливого возмездия от короля.
— Добивай ее к чертям собачьим, — обратилась она уже к Керу.
Голос львицы не дрогнул, более того, в нем слышались стальные нотки, такие же, как и у ее матери. Жалеть гиену, единственную оставшуюся в живых (если кто и сбежал, рыжая не заметила этого в горячке боя) из всей компании, она не собиралась. Хотя, чуть поостыв, самка не обнаружила в себе и радости по этому поводу. Скорее, ледяное равнодушие. Гиену нужно было убить, — хотя бы для того, чтобы она не разболтала остальным о случившемся.
— С таким подходом к делу проще уже с боем пробиться к скале прайда, — почти философски заметила самка, на миг отвлекаясь от созерцания перекошенной морды Иролы, чтобы взглянуть на все еще дергавшуюся в агонии Хани, — заодно и Скара пришлепнуть. Развел тут сральник, стыдно жопу на землю опустить.

+2

363

Послышалось недоброе клацанье зубов. Оставшаяся гиена, ослепленная яростью, не стала пользоваться моментом и решила нанести последний ответный удар. Впрочем, не будь рядом Керу или Иши, возможно, пятнистой повезло бы... Рано или поздно. Но в порыве гнева и злости лапы гиены подкашивались, она падала навзничь, шлепаясь мордой о грязь и издавая характерный звук при этом.
Песочная не воспользовалась моментом. Ей не хотелось, чтобы все это произошло. Сарафина отступила на шаг, беспомощно озираясь по сторонам, видимо, в надежде, что сейчас кто-нибудь придет и непременно покончит с этим - разнимет падальщиков и львов, и каждого отправит по домам. Но никто не пришел. Большую часть гиен перебили, оставалась только самка, которую довела до агонии Иша, да пятнистая, что агрессивнее и злее всех была настроена против львов. Не даром, пожалуй, она была поставлена во главе маленького отряда.
Гиена подняться не успела, потому что к ней подоспел Керу. Он немедленно обеспечил безопасность львицам, налегая на самку практически всем своим весом. С горечью в глазах песочная взглянула на крокута, но ничего не сказала, пока не услышала резкий голос со стороны.
Изумлению Сарафины не было границ. Она была поражена и тоном, и словам нахальной самки, которая, пожалуй, совсем недавно вышла из подросткового возраста. Её даже в проекте не было, когда Сарафина уже воспитала свой первый выводок, когда уже вовсю гоняла копытных по территории прайда.
Львица вскинула голову недовольно взглянув на Керу, а затем перевела взгляд на бурую. Но песочная была слишком мягкой и гордой для того, чтобы спорить со львицей, что только-только прибежала на чужие территории и не имела должного опыта в жизни. Фина, как уже было ясно, промолчала и ничего не ответила.
Она даже промолчала, когда лев принялся душить пятнистую. С толикой грусти самка отвернулась от сие зрелища, устремив глаза куда-то вдаль. Ей не хотелось думать о том, что произойдет, когда Скару доложат о том, что на его территории одиночками были задушены несколько гиен. Желательно, чтобы об этом инциденте узнали как можно позже, либо не узнали вообще.
Бурая, надо сказать, успокоилась к этому времени. Молодая самка оглядела мертвых гиен, высказав свое предположение на счет того, каким простым способом можно было проникнуть в прайд.
- Их слишком много. Они голодные и злые, - ответила песочная, взглянув на Ишу. Не смотря на то, что общий вид хищницы ничего не выражал, кроме усталости, в голосе ее прослеживалась раздражительность, - а у Скара есть пара львов-телохранителей, которые в два, а то и в три раза крупнее, чем ты.
Сарафина тяжело выдохнула, а потом обратилась к Керу.
- А ты думал чем? - Она поднялась со своего места, ступив лапой на землю и приблизившись к нему, заглядывая в глаза. Она не намеревалась на него кричать, потому что говорила спокойно и тихо, но весь вид львицы говорил о том, что она была совершенно недовольна ходом событий, - тебя прогнали один раз. Ты думаешь, что за берег озера, усеянный трупами гиен, тебя примут в прайд? - Львица зажмурила глаза, тряхнув головой, - тебя убьют. Не просто прогонят, слышишь? Убьют, даже не спросив, почему ты напал на падальщиков. И меня тоже никто не спросит.
Она отошла от львов, отчаянно пялясь на мертвых гиен. "Не о такой встречи я мечтала, совсем не о такой.".

+1

364

Керу атакует Иролу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+3

Бросок
Модификатор

Итог

6 + 3 = 9
2

11

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Керу пригвождает гиену к земле прежде, чем той удаётся вновь подняться и возобновить сопротивление, а затем и сводит челюсти на её горле.

Никто не застрахован от тщетных надежд. Если Сарафина рассчитывала на более мирную встречу с возлюбленным, то её озлобленная преследовательница опрометчиво не допускала сомнений в том, что потасовка с вторженцами окончится более или менее бескровной победой её отряда, став логичным продолжением устроенной ими весёлой травли. Как показала практика, этот изначальный оптимизм был жестокой ошибкой, просчётом куда страшнее любого из допущенных ей промахов: после очередной неудачи Ирола нашла себя вдавленной в почву, да не просто вдавленной – плотно уткнутой мордой в грязевое месиво, подобно какому-нибудь безмозглому молокососу-щенку! И стоило ей прочувствовать, в какой сёрьёзный переплёт она угодила, её мысли отошли от прежнего направления слепой готовности атаковать опять и вновь. Конечно же, не совсем сразу – непродолжительное время нахлебавшаяся жижи пятнистая тщетно пыталась бороться с обездвижившим её львом, отчаянно напрягая мышцы и вертясь под ним угрём вопреки ноющей боли в подвёрнутой лапе. Но как она ни билась, как ни огрызалась при звуках голосов львиц, судорожные трепыхания под тяжестью матёрого самца никак не помогли ей вывернуться на свободу. Зато куда раньше, чем усталость от бесплодного сопротивления успела взять своё и лишить её остатков сил, гиену привела в чувство ужасающе крепкая хватка, сдавившая её шею, а также пришедшая с ней невозможность сделать очередной вдох. В первое мгновение самка опешила от ужаса, от прежней ярости в ней не осталось и следа; поняв, что лев душит её, будто беспомощную тощую газель, и помешать этому в одиночку она способна не более таковой, темношкурая окинула местность резко очистившимся от боевого безумия (на смену ему вкралась подлинная паника) взглядом – и осознала, что на помощь ей спешить некому.

Покойник Урзак, лежавший от неё на расстоянии нескольких шагов, встретился с Иролой давно остановившимися глазами. Это заставило её похолодеть не от пропитавшей мех дождевой воды. Повернуть голову, чтобы увидеть прочие искалеченные тела, она не догадалась, да и не смогла бы. Матёрый хорошо сдавливал ей шею, так хорошо, что глаза крокуты выпучились сами собой.

– Пх… прррокл… ахррр…гххаа… – Будто очнувшись после короткого оцепенения, гиена со всех сил рванулась из-под поймавшего её чужака, исторгая из распахнутой пасти поток не то ругательств, не то нечленораздельный вопль – не суть важно. Так или иначе, её голос был надёжно перехвачен львиной пастью, как и дыхание. Пустой взгляд Урзака быстро перестал её беспокоить: перед глазами начало темнеть, а царапающие мокрую землю лапы задрожали.

Ирола атакует Керу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+2

Бросок
Модификатор
Бонус

Итог

6 + 2 = 8
0
-1

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Несмотря на бешеное сопротивление, единственное, чего крокута добилась – так это позабавила львов зрелищем своей беспомощной возни.

0

365

Опустив голову, я взглянул на копошившуюся гиену под моей лапой. Сказать, что она позорно было уложена на живот и вынуждена была глотать влажное месиво из воды и земли - ничего не сказать. Мне бы не хотелось находится в таком положении перед смертью, а я знал, что убить ее будет необходимо. Соперник из нее был лукавый и нечестный, иначе бы я позволил ей встретить смерть достойно. 
Неожиданно послышался громкий рокот со стороны юной львицы. Я удивленно вскинул бровь: мне не приходилось видеть Ишу в таком состоянии. Но пуще прежнего мне не понравилось, что объектом крика оказалась МОЯ самка, которая беспомощная и слабая озиралась по сторонам как будто бы в поисках защиты, хотя защита была уже здесь, рядом.
- А ну тихо! - Рявкнул я, строго посмотрев на бурую, а затем не менее строго переводя взгляд на песочную, - Иша права, - обращался я уже к Фине, - нам необходимо будет расправиться со всеми гиенами. Нужно отомстить и за тебя, и за твой прайд, и за нас, в конце концов.
Добивай ее к чертям собачьим, - тем временем перебила мои пламенные речи Иша. "Эка, какая суровая львица", - подумал я, с усмешкой глянув на юное дарование, - "такая и яйца открутить может. Ах, о чем это я?", - я кашлянул, согласно кивнул, нагибаясь и ухватывая пятнистую за загривок. Клыки почувствовали мягкую и невкусную плоть, вперемешку с противным запахом, но закончить дело было необходимо; зубы я прижал к телу, но не разрывая шкуру. Мне не хотелось оставлять последнюю гиену растерзанной, к тому же я видел, что морально ей досталось хуже всех. Самка дернулась, раздался слабый вопль, который, не смотря на свой тихий тембр, пронзил мои уши. Я на миг расслабил хватку, сомневаясь в том, правильно ли я вообще поступаю. Но вспомнив то, как бесчинствовали эти пятнистые, я сжал челюсти с новой силой. Моя цель была покончить с гиеной быстро и не столь болезненно, как это было бы, коли я разрывал бы ее тело. Самый простой способ был - задушить самку, чем я и занимался. По мере того, как воздух перестал попадать в легкие, писк гиены канул глубоко в глотке, а глаза остекленели, лапы охватила судорога и они задрожали, неприятно стуча мне по телу.
Убивать жертву не в порыве злости, гнева, голода или азарта было трудно. Ты делаешь этот осознанно, когда твой разум не перебивают другие чувства, которые я бы назвал приземленными. В глубине души мне казалось, что я не имел права забирать жизнь этого животного, совершив самостоятельное правосудие, но круг жизни был суров, не смотря на свои законы. Я защищался, а она - нападала. Я не мог поступить иначе.
Выдохнув, я вскинул голову, оглядев поле сражения. Трупы гиен были вокруг нас, стеклянные глаза пусто смотрели на нас с разных сторон, а с приоткрытых пастей торчали клыки и вывалившиеся языки. Во мне тогда перемешалось множество разных чувств: омерзение, беспокойство и тревога. Но не было самого главного чувства к ним - сострадания.
Ушей коснулся знакомый голос. Я обернулся и глаза мои встретились с глазами Фины. Песочная явно была уже на пределе и все высказала мне, что накопилось в ее душе. Я выслушал, шумно выдохнул...
- Сарафина..., - я был немного шокирован ее словам, но в них мелькала доля правды. Я повернулся к бурой, пожал плечами, а затем приблизился ко львице, втягивая ее запах, - я не мог иначе. Они не стали бы нас слушать, - я помолчал некоторое время, а затем продолжил, - они не заслужили другого отношения. Ты это знаешь. Иша это знает, потому что пострадала когда-то от них. А я это увидел своими глазами, - я отошел от песочной, обращаясь уже как бы к обеим львицам, - если ты боишься, что король узнает..., - я поморщился. Говорить это мне не хотелось, - мы можем избавиться от трупов. Существует множество способов, - я предчувствовал, что Ише это не понравится, а потому сразу же продолжил, - но я бы не стал этого делать. Эти мертвые гиены скажут королю многое. Пусть Скар знает, что никто не будет ходить под его дудку. Пусть Скар знает, что есть львы, которые способны дать отпор и постоять за себя. Король должен решать дело умом, а не кучкой безмозглых идиотов.

Отредактировано Керу (28 Дек 2015 11:52:21)

+2

366

Рыжая утомленно возвела глаза к небу. К счастью, светлошкурая не ответила агрессией, хотя в ее голосе и слышалось изрядное раздражение. В общем-то, неудивительно. Драка с гиенами всегда хоть немного, да раздражает. Совсем чуууууточку.
— А ну тихо! — гаркнул Керу, при этом глядя почему-то только на Ишу, которая незамедлительно оскалилась в ответ, будучи все еще слишком возбуждена дракой, — Иша права, — музыкой прозвучали его следующие слова, отчего молодая львица разом успокоилась, уложив шерсть на загривке и приняв почти миролюбивый вид — что, в общем-то, было проблематично, учитывая, что ее морда все еще была окрашена постепенно запекавшейся кровью.
Не удержавшись, Иша коротко, но триумфально глянула на Сарафину, мол, видела? Я права. Я, а не ты. Нехрен тут нежности разводить — мочить надо этих пятнистых без лишних слов.
— Их слишком много. Они голодные и злые. А у Скара есть пара львов-телохранителей, — пустилась было в пояснения самка.
— Айхею тебя раздери, — шепотом, самой себе, простонала львица и продолжила чуть громче, — да я же шучу... не думаешь же ты, что мы втроем и впрямь можем туда проломиться?
Счастье еще, что Керу не поддавался на мирные увещевания. Не хватало еще отпустить последнюю оставшуюся в живых гиену. Впрочем, глядя на нее, львица понимала — далеко она наверняка не уйдет. Слишком уж изранена. Если настолько глупа, чтобы попытаться вновь напасть на львов — то они быстро ее прикончат. Если нет — то ее жизнь, скорее всего, оборвут такие же падальщики, как она. Голодных на землях прайда Скара, судя по тому, что творилось здесь последние месяцы (если не годы) было более, чем достаточно.
Впрочем, шанса ей не дали. Керу без лишних слов склонился, передавливая ее шею клыками. Иша мстительно ухмыльнулась. Она не могла не испытывать подобных чувств. Равнодушие к убиваемым гиенам может прийти, если ты перегрызла уже как минимум пару десятков их глоток, но это была первая полноценная драка молодой самки, и она, черт возьми, ликовала. Аж задние лапы тряслись от возбуждения. Попадись ей сейчас навстречу самец, достаточно сильный для того, чтобы справиться с ней — она спарилась бы с ним, не раздумывая, прямо так, в крови и грязи, утверждая тем самым, что она хозяйка своей судьбы, она даст жизнь новым львам, убив всех, кто попробует этому помешать.
Впрочем, подходящих кандидатур не было. Керу, при всей его внешней привлекательности, был для Иши лишь другом; к тому же, его верность и привязанность к своей подруге, ради которой он отмахал такое количество километров и ввязался в драку, делала его совершенно недоступным.
Вторая самка тем временем продолжала упорствовать, уверяя, что незачем было вступать в драку. Рыжая не слушала ее, повернув уши в другую сторону и пытаясь разобрать, не идет ли к гиенам подкрепление. Ведь кто-то, вроде бы, ушел живым. Хорошо, если просто забился в нору и трясется там, ожидая, пока за ним придут страшные зубастые львы. Но если помчался сразу к остальным... а по слухам, да и по запаху, гиен на территории прайда столько, что удивительно, как они вообще терпят какой-то прайд. Перерезали бы всех ночью, пока спят — и дело с концом. Хищница даже слегка пожала плечами, недоумевая, почему они до сих пор этого не сделали. В ее понятиях это было вполне нормально: будь она львом на их месте, поступила бы точно так же, устранила угрозу для своей семьи и возможного потомства.
Разве что на опустевшие, заселенные гиенами земли, может прийти новый прайд, куда посильнее прежнего, и навести там свои порядки. В общем, рассуждать о подобных возможностях можно было до бесконечности.
— Сарафина... — львица на миг повернула одно ухо, заслышав голос Керу, да так и застыла статуей — один хвост нервно хлестал ее по бокам.
Она всякого могла ожидать, но того, что первая же встреченная на территориях Скара самка окажется именно той самой Сарафиной, о которой Керу все уши ей прожужжал... Нет, это слишком. Нереально! И совершенно возмутительно, особенно тот факт, что любовь всей жизни самца оказалась такой, прямо скажем, хреновой воительницей.
— Ага, умом, — скептически хмыкнула Иша, подходя поближе и по-новому с любопытством разглядывая Сарафину, — давайте только все-таки мы обсудим это в более подходящем месте, ладно? Мы совсем недалеко от границ. Лучше уж сделать ноги прямо сейчас. Я, к тому же, жрать хочу, а здесь что-то ничего подходящего не видно. И ты, — обратилась она напрямую к Сарафине, — если так боишься наказания за все это, почему бы тебе просто не уйти? По правде говоря, всем, кто тут живет, давно пора это сделать.

+1

367

Львица слушала. Она не сделала шаг в сторону, не стала перебивать Керу, который выразил свои мысли. Он имел право, конечно, на них, но он совершенно не знает истинного положения дел. Точно так же, как львица, которую он за собой притащил.
Сарафина фыркнула. Она видела, как ее возлюбленный косится на рыжую, будто бы просит у нее совет или ждет одобрения или опровержения своей безумной идеи. Она же ему годится в дочери (если не во внучки), а он еще ждет ее окончательного слова? Давно Сарафина не испытывала такой злости, и вовсе не потому что она ревновала Керу - вовсе нет, а лишь потому что он сейчас вел себя, как потакающий самкам мальчишка, а не как матерый лев. Она даже не совсем поняла смысл его предложения, потому что внимала глазами, а не мозгом. И только лишь, когда фразу самца подхватила Иша, охотница сначала скривилась в недовольстве, а потом вдруг почувствовала какую-то тоску.
- Тебе легко говорить, - резко ответила она, дернув кончиком хвоста. Пожалуй, с возрастом нервишки Фины начали шалить, - я так полагаю, что ты, как и мой... друг, не имеешь собственного дома?
Львица выпрямилась, кивнув на Скалу Прайда, виднеющуюся на горизонте, - я там родилась и выросла. Там живут мои родные и друзья: мои дети, моя подруга, ставшая мне названной сестрой. Я должна быть рядом с ними. Убегать от худшей жизни - не выход.
- И За границы земель я не пойду, - закончила Сарафина с такой интонацией, словно в своем предложении поставила жирную точку. Она помнила о том, что король запретил покидать границы прайда, а потому не собиралась эти правила нарушать.
- Пожалуйста, Фина, - послышался теплый голос льва. Самка устало посмотрела на Керу, - сколько дней ты не ела? - Продолжал самец, - тебе нужно хотя бы кусок мяса в пасть закинуть.
- Мне нельзя нарушать законы прайда. Я останусь на землях Гордости, а вам лучше уйти. Нельзя допустить того, чтобы Скар узнал... - самка не договорила, потому что видела в глазах Керу разочарование.
- Я могу подставить тебя или меня, - вдруг нахмуренно проговорила львица, - но нашу дочь я подставлять не хочу. Бегите. Когда ты захочешь придти, я буду ждать тебя у русла соседней реки, что восточнее отсюда.
Она больше ничего не сказала, не забыв, впрочем, кинуть короткий взгляд на Ишу. Она не могла точно сказать, какое впечатление оставила о себе воинственная молодая львица, но искренне удивлялась, что именно ее в свои спутники выбрал Керу. Она чувствовала всем нутром, что стоило бы поблагодарить эту самку за то, что она помогла ей сразить гиен, но вспомнив ее отношение ко всему происходящему, охотнице почему-то стало обидно за себя. Поэтому, во избежание лишних вопросов, песочная более терять время не стала, а потому поспешно отправилась рысью в неизвестную для Иши и Керу сторону. Она так хотела оглянуться, чтобы еще раз посмотреть на самца, потому что в любой момент могла больше его не увидеть, но не могла позволить себе этого. Ей оставалось только мысленно молиться за него, за себя и за своих детей, которых она уже давно не видела. Кстати о детях. Материнское сердце внезапно заныло: когда в последний раз она видела хоть кого-то из них? Сарафина решила отыскать сначала хотя бы одного ребенка, а потом уже прийти на назначенное ею место.

-------→>>Большой баобаб

Отредактировано Сарафина (2 Мар 2016 13:15:08)

+2

368

И каково это? Как сказала она, когда ты не имеешь собственного дома, когда сама же, пока мы были молоды, отправляла меня обратно. У меня был тогда шанс полюбить ее прайд, построить свою жизнь и обрести дорогих мне львов. И все же, я не винил ее в этом, потому что знал, что для нее семья была превыше всего: она отправила меня обратно, чтобы и я воссоединился с кровной родней. А в итоге, что же теперь я имею?
Я имею возлюбленную, которая за все годы, что мы не виделись, стала натуральной мазохисткой. Я знал, что она боится местного короля, я видел, что здесь она мучается, как душой, так и телом. Но я не понимал причины, я не видел смысла этого терпеть. Она могла в любой прекрасный момент уйти отсюда, но все мои мысли в этот момент оборвались. Иша, как ни странно, тоже интересовалась для чего такие жертвы, а в ответ получила еще более удручающую для меня мысль.
Я посмотрел на рыжую. Мы с ней были на одной волне, потому что мы не имели постоянного дома и постоянных друзей. Свобода была у нас в крови, поэтому мы с ней нашли общий язык друг с другом. И поэтому, наверно, мы никогда не поймем таких львиц, каковой была Сарафина… Я не пойму, хотя всем сердцем так желал этого.
«Почему нельзя просто забрать всех дорогих тебе существ?» - Думал я с сожалением, не понимая, почему в жизни всегда все так сложно. Мне казалось, что эту проблему можно легко решить, но я не знал, что все эти львы привязаны не только друг к другу. Они привязаны к месту, где родились, они боялись перемен и боялись новой жизни. Они готовы были терпеть все муки, что выпали на их души, лишь бы смотреть на родные каменные стены своего дома, которые не менялись на протяжении многих поколений. И такой была Сарафина. Такими, наверно, были ее дети.
Но мою спутницу эти рассуждения мало интересовали. После ее первой в жизни хорошей драки необходимо было плотно покушать, чего и требовал ее молодой организм. Я, конечно, совершенно не возражал, а потому кивнул положительно, но снова увидеть противоположную реакцию от своей возлюбленной я никак не ожидал.
- И за границы земель я не пойду.
«Так, спокойно».
- Пожалуйста, Фина, – просил я, потому что не мог смотреть на нее без жалости. Она же перевела взгляд на меня устало, очевидно, уже ожидая возражений с моей стороны, - сколько дней ты не ела? – спросил я, - тебе нужно хотя бы кусок мяса в пасть закинуть.
- Мне нельзя нарушать законы прайда. Я останусь на землях Гордости, а вам лучше уйти. Нельзя допустить того, чтобы Скар узнал..., – я возвел глаза  к небу сначала, а потом вовсе посмотрел на нее с грустью и разочарованием. В кого превратилась моя любовь? В эту стаю гиен, которые трясутся перед лицом короля? 
- Я могу подставить тебя или меня, – вдруг продолжила Сарафина, очевидно, понимая мое внутренние состояние, - но нашу дочь я подставлять не хочу.
«Какую еще нашу дочь?» - с подозрением промелькнуло у меня в голове, а пока я думал, львица уже давала мне новый инструктаж, - бегите. Когда ты захочешь придти, я буду ждать тебя у русла соседней реки, что восточнее отсюда.
- Но Сарафина… - начал было я, когда самка уже была такова. Я растерянно посмотрел ей вслед, а затем перевел взгляд на Ишу, не моргая вглядываясь в черты ее морды.
- Твою мать! – Вдруг взревел я, хлестанув себя хвостом по боку, - опять она сбежала от меня! Пойдем отсюда! – Рявкнул я Ише, развернувшись в противоположную сторону от дороги песочной, направляясь к дальним пастбищам, - крутил я на рогу у носорога долбанутого короля с его не менее долбанутой шайкой.
Но чем больше я плевался грязью, пытаясь себя успокоить, тем сильнее сжималось мое сердце. У меня не просто была возлюбленная – у меня была еще и дочь. И все они в огромной опасности.

-----→>> Дальние пастбища

0

369

Ну вот. Высказалась — и задницей, стало быть, развернулась к землям Скара, а мордой, соответственно, в сторону ближайшей границы. Почему-то Ише казалось, что никто не станет спорить — уйти сейчас было самым лучшим и благоразумным решением. Они все перемазаны в гиеньей крови, да и в пастях этих дохлых пятнистых львиной шерсти столько, что только совершенно тупой не догадается, кто это сделал.
На миг львица очень захотела взглянуть на того короля, что сидит задницей на своей скале и допускает, чтобы на его землях творилось такое. Желание, к счастью, было мимолетным: Иша не обманывалась по поводу своей физической силы, и знала, что лев-самец (а уж тем более, лев, которого охраняет чертова уйма гиен) с легкостью расправится с нахалкой, вздумавшей прийти к нему без приглашения. Отцовы оплеухи накрепко вколотили в ее голову тот факт, что сила силой, а капля благоразумия никому еще не мешала.
— Тебе легко говорить, — тем временем резко отозвалась светлошкурая самка; морда ее недовольно кривилась, — я так полагаю, что ты, как и мой... друг, не имеешь собственного дома?
Слова Сарафины больно уязвили рыжую; та нахмурилась, поднимая шерсть на загривке этаким боевым ирокезом.
— Отчего же, дом у меня есть, — так же резко отозвалась Иша, — Он тоже очень неприветливый, и, хотя я его и люблю, я не цепляюсь за него из последних сил.
Впрочем... есть ли он у нее на самом деле? Львица уже не знала. Для нее дом всегда был там, где живет ее родня; с уходом Мисавы из термитника последний стал лишь пустышкой, никчемной покинутой пещерой, полной пусть теплых, но бессмысленных воспоминаний. Родня Сарафины жила в прайде Скара — стало быть, и дом ее был тут. Но разве можно пожелать своим родным такого дома? Будь Иша на ее месте — давно бы подбила всех покинуть эти земли. Неужели нельзя найти чего-то получше? Пусть бы Скар сидел на своей заднице в опустевшей пещере и гадал, куда подевались его охотницы.
В общем, Сарафина ответила решительным отказом на предложение уйти. Рыжая устало возвела глаза к небу. Сейчас опять начнется эта тягомотина: Керу будет уговаривать, Сарафина будет мяться и страдать фигней, а она, Иша — скучать в ожидании, когда эти двое наговорятся. Полноте, да есть ли между ними вообще любовь? Что касается Керу, то тут рыжая не сомневалась: достаточно было разок увидеть, как он смотрит на свою самку. А вот Сарафина... если любовь и была, страх был куда сильнее. К тому моменту, как светлошкурая отправилась восвояси, торопливо, видимо, чтобы ее не задержали, перебирая лапами, Иша целиком и полностью уверилась в том, что эта дамочка то ли мазохистка, то ли просто сумасшедшая. Или все сразу.
— Твою мать! Опять она сбежала от меня! Пойдем отсюда! Крутил я на рогу у носорога долбанутого короля с его не менее долбанутой шайкой, — весьма эмоционально высказался Керу, круто разворачиваясь на месте.
Рыжая даже с уважением на него глянула. Наконец-то проявил характер. К счастью, у нее хватило такта промолчать и не высказывать свое мнение. Что-то подсказывало ей, что сейчас не лучшее время для этого. Да и что вообще она могла сказать? "Послушай, Керу, твоя любимая — просто идиотка, поэтому давай забудем ее и пойдем куда подальше отсюда". Или: "А давай-ка пришибем Скара, раз уж твоя возлюбленная так привязана к этой чертовой скале". Или даже: "Ой, а может быть, возьмем с собой кусочек этой прекрасной скалы? Может быть, Сарафине будет легче, если она будет таскать с собой кусочек камня весом этак с пару пудов?"
Пожав плечами, львица молча направилась вслед за самцом.
---→ Дальние пастбища

+2

370

>>> Поле костей >>>

Пробираться через туман, окутавший Кладбище, было нелегко. Даже Ухуру, которая всю свою жизнь провела на территориях клана и знала едва ли не каждую косточку. И если гиены выходили с родных земель, когда солнце только клонилось к горизонту (из-за расположения Кладбища падальщица не видела солнца, но смогла определить время суток по красному зареву на едва пробивающемся сквозь туман небе), то, когда они, наконец, вышли на земли прайда, была уже ночь — от солнца не осталось и следа, а на небе одна за другой появлялись первые звёзды. “Великие Короли Прошлого”, как называли их кошки. Ухуру усмехнулась себе под нос: для неё существовала одна богиня, Ро’Каш. А у кошек их была целая туча: тут тебе и Айхею, и Короли Прошлого, и чёрте знает кто ещё. Да, у гиен всё было проще…
Выбравшись же на территории прайда, старуха, бывшая главой их маленького отряда из двух особей, пошла вдоль Гнилой реки к Северному озеру. Пусть был выбран неспроста: те немногие стада травоядных, что ещё остались на землях прайда, чаще всего активничали ночью, пока их хищные враги спали, и около водоёмов. К их великому сожалению, как минимум двое голодных ртов коротали бессонную ночь. Конечно, в идеале было бы большой удачей найти остатки убитой кем-то добычи, чтобы не тратить силы на охоту — Ухуру была уже достаточно стара для такого, а Эд… ну… на него, конечно, можно было положиться, но рисковать не стоило, да и полторы гиены (а себя она считала именно за половину здоровой особи) вряд ли смогут поймать что-нибудь хорошее, большое, какое-нибудь свежее, ещё тёплое мясо…
Самка облизнулась, проглотив голодную слюну, и продолжила путь, зорко глядя по сторонам и принюхиваясь к запахам в воздухе. Изредка она кидала взгляды назад, проверяя, следует ли за ней по-прежнему Эд. Возможно, ему стоило остаться рядом с Шензи, учитывая привязанность самца к матриарху… хотя нет. Нет, она поступила правильно. Последнее время в клане и без того каждый был только за себя, а она хотела вернуть прежние времена, когда гиена стояла за гиену горой.
В тот момент, когда Ухуру предалась мрачным мыслям об ужасном правлении Шензи, ей в нос ударил львиный запах, и всё бы ничего, но он явно отличался от запахов прайдовских. Резко остановившись, старуха принюхалась, замерла, пытаясь определить, в какой стороне находится чужак, и обернулась к Эду:
Тихо ступай сейчас.
Как можно ниже пригнувшись к земле, Ухуру крадучись поползла в сторону озера. Чем ближе они были к берегу источника, тем явственнее ощущался запах чужака. И свежего мяса. Неужто какой-то одиночка-самоубийца?.. Скар уже достаточно долго стоял у престола, а клан Шензи уже достаточно долго обитал на территориях прайда, чтобы все в ближайших окрестностях знали: чужакам путь на Земли Гордости заказан. Но, видимо, кто-то всё был не в курсе. Либо решил испытать на себе порцию адреналина.
Притаившись за несколькими кустами акаций недалеко от берега, Ухуру осторожно высунула нос наружу, стараясь оставаться незаметной. Львица. Взрослая. Одна. И туша какого-то травоядного рядом. Что ж, отлично — вот тебе и исполнение своего долга, и долгожданная еда. Вопрос был только в одном: смогут ли они с Эдом справиться с этой незнакомкой?
Не рассказывали тебе родители разве, что нельзя на чужие территории ступать? — выпрямившись и подняв голову, Ухуру не спеша, аки хозяин территории, выплыла из кустов и встала в паре метров от львицы, широко расставив лапы. — Нечего здесь делать тебе. Убирайся.
Возможно, зайди незнакомка просто на территорию прайда, тон старой гиены был бы более доброжелательным и примирительным… Но эта самка поймала их добычу. На землях, где свирепствует голод. А отсутствие пищи делает животных злыми, знаете ли, и Ухуру была готова драться за это незаконно пойманное львицей травоядное.

БМ

Эд / NPC-львица: +1 в пользу львицы
Ухуру / NPC-львица: +2 в пользу львицы

Отредактировано Ухуру (21 Авг 2016 16:55:04)

+1

371

---→ Поле костей.

Путь с кладбища куда-то всегда был одним и тем же - вверх по усыпанным костями склонам, вдоль слоновьих черепов и остовов каких-то других давно умерших животных. И пусть Эд за свою жизнь исходил кладбище вдоль и поперёк, вперёд головой и, простите, попой, здоровый и сытый и побитый и голодный, но такой туман, что сейчас застлал гиений дом, не пугал, но напрягал дурашку-крокута. Благо, сейчас у него был вполне терпимый ориентир в виде серого хвоста Ухуру, которого Эд держался как только мог. Конечно, если бы хвост ещё и светился, будто светлячок, Эд бы не терял его каждые полминуты. А каждый раз, как он его терял, крокут немного подскуливал. В ответ ему доносилось едва слышное бормотание или фырканье. Таким вот паровозиком хищники прошли вдоль одной из речек-вонючек к озеру. Эд встрепенулся - он довольно давно не пил нормальной чистой воды, и хотя после дождя все реки к последним чертям поразмывало, замутив воду, это было куда лучше воды с кладбища, которая воняла хуже грязного бородавочника. От мыслей о бородавочниках слюна изо рта, которая все так же тянулась к земле, потекла обильней. Махнув головой, чтобы отогнать какую-то мушку, Эд залепил себе щёку вязкой жижей. Сам он давно не обращал на свой внешний вид внимания, а вот кого-то другого могло вполне так отвратить. Благо, Ухуру не видела морды спутника. Ухуру видела что-то другое. Этого Эд понять не мог, ибо именно в этот момент отвалил попить.
Как же хорошо пить! Это не так хорошо, как есть, но после того, как попьёшь, есть хочется меньше. Без зазарения совести Эд лакал более-менее чистую воду, забрызгивая всё в округе, едва ли не фыркая. Но даже за всеми этими всплесками он смог услышать приказ самки. И он звучал странно, пока Эд не почувствовал то, что так напрягло Ухуру.
Чужак.
Чуж...иха?
Короче, чужая львица. И еда.
ЕДА!
В сей момент Эд был готов благодарить даже РоКаш, даже львиных богов, даже обезьяньих императоров. Его мечта, мечта всей жизни, становилась немного ближе с каждый шагом. И лишь какая-то львица мешала ему насладиться пищей. Из головы самца улетучилось предупреждение матриарха об отравленности пищи. Эд, кажется, мог бы сожрать всё и не подавиться.
Ухуру что-то заговорила. Эд поравнялся с ней, и он был настроен крайне агрессивно. Что может быть хуже злой гиены? Только злая туповатая гиена с косым взглядом и оскаленной пастью, из которой едва ли не лавиной капала слюна. Эд не отличался боевым опытом, но драться умел - жизнь заставила. А вот думать перед дракой не заставила. Поэтому он, особо не дожидаясь приглашения, рванулся вперёд с явной целью как-нибудь покалечить противницу, свои мощные челюсти сомкнуть на её шее, повалить, начать грызть - в общем, любой возможностью обеспечить себе ночной ланч.

+1

372

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"20","avatar":"/user/avatars/user20.png","name":"WARych"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user20.png WARych

Эд атакует Львицу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+6

Бросок

Итог

2 + 6 = 8

8

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

Эду удается впиться львице в шею, но не так удачно, как ему хотелось бы. Зубы входят недостаточно глубоко в плоть и открывают лишь легкое кровотечение. У львицы все еще есть возможность вырваться.

Львица атакует Эда

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4+5

Бросок
Модификатор

Итог

4 + 5 = 9
1

10

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Львица пытается вырваться из хватки Эда, и ей это удается. Она оказывается на свободе, но это стоило ей нескольких легких ран, которые в совокупности с нанесенными ранее дают антибонус "-1".

Отредактировано Мастер Игры (9 Ноя 2016 21:27:02)

+1

373

Старая самка чувствовала, как сородич встал сбоку от неё, но наравне с ней. Инстинкты, заставляющие Ухуру испытывать недовольство оттого, что самец посчитал себя равным ей, мешались внутри гиены с воодушевлением от осознания, что они стоят вдвоём, бок о бок, члены клана Шензи, являясь практически единым целым. Где-то на задворках сознания промелькнула мысль о том, что, когда они закончат, надо будет припадать Эду урок, чтобы тот знал своё место; с другой стороны она была рада тому, что соратник находился так близко от неё, а не жался к кустам.
Отвлёкшись на эти мысли буквально на какую-то долю секунды, Ухуру потеряла концентрацию — и всё тут же пошло наперекосяк. Не успела старуха (как, похоже, и львица) ничего толком сообразить, как серая тень мелькнула мимо неё — и взору старой гиены уже предстал серо-песочный ком из двух сцепившихся тел. Краем глаза самка уловила кровь; не было времени разбираться, кому она принадлежала.
“Дурак!” — радость от близости Эда как рукой сняло. Они могли попытаться прогнать чужака, не вступая в драку, а теперь существовала большая вероятность получения ран (и спасибо Ро’Каш, если они будут несерьёзными!). И это во время всей той разрухи, которая сейчас творилась на землях прайда! Однако выбора у гиены уже не было.
Сорвавшись — если так можно сказать про старую самку, которая двигается не так быстро и ловко, как молодые особи — с места, Ухуру помчалась на львицу, намереваясь предупредить её ответную атаку и ударить в бок, повалить на землю, чтобы потом хорошенько куснуть за какое-нибудь мягкое место вроде живота или шеи. Не смертельно, но достаточно больно, чтобы отныне одиночка знала, что воровать добычу у клана — не лучшая затея.

Об атаке

Если формулировка "повалить, а потом укусить" считается за два действия и противоречит правилам, пусть тогда кубик кидается только на "повалить".

0

374

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"20","avatar":"/user/avatars/user20.png","name":"WARych"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user20.png WARych

Ухуру атакует Львицу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5+6

Бросок

Итог

5 + 6 = 11

11

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Ухуру набрасывается на львицу и успешно валит ее на землю, а также наносит несильный укус в живот.

Львица атакует Ухуру

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+1

Бросок
Модификатор
Бонус

Итог

3 + 1 = 4
2
-1

5

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Наша львица не из робкого десятка, а потому укус Ухуру не заставляет ее отступить, даже наоборот, только больше злит. А потому она наносит гиене ответный укус, но промахивается.

+1

375

Восточные берега реки Зимбабве

Эливейшен видел, в каком состоянии находилась его новоиспечённая знакомая. Бросаясь в бой за права дамы на свободу от гиеньего гнёта, он рассчитывал на что-то более… мясистое и привлекательное, а не тощее, слепое и с довеском в виде шаманства. Вот как к ней подкатывать? Даже если не брать во внимание тот факт, что Кейона не в его вкусе, любой намёк на домогательство с его стороны может закончиться контрольным выстрелом шаманских способностей в его дорогой и любимый лоб. Этого он точно не хотел. В силу того, что Эливейшен ничего не смыслил в шаманстве, а это юное дарование – в своих способностях, он предпочитал лишний раз не рисковать.

Глубоко в душе (ну очень глубоко, в недрах недр просто) одиночка был неплохим львом. Совесть, которая так редко просыпалась и пела ему на уши противные песни, не позволяла ему бросить здесь львицу. В конце концов, зачем он тратил своё время и силы в попытке спасти её от гиен, если прямо сейчас развернётся и уйдёт? Нелогично. Вот и водрузил на свои плечи очередную ответственность. В довесок к этому, что Эл всячески отрицал, его гложило то, что он оставил Тиару и бросил поиски своих детей, которые якобы потерялись в пустыне. В грубой заботе об этой львице он пытался перечеркнуть косяки добрыми делами. Глупый самообман.

- Эливейшен, - ответил он после короткой паузы на вопрос фенека. Он не планировал надолго оставаться в этой компании, поэтому не уделял должного внимания обмену имён. Всё равно забудет потом. – Отсюда. Раньше жил в этом прайде, пока он окончательно не прогнил, - мог бы, сплюнул бы на землю, выказывая своё пренебрежение к правлению Скара. – Потом свалил, жил на предгорьях. Там прайд. Условия получше. Но я уже давно кочую. Можно сказать, что ни к кому не привязан, - Эл не любил распыляться о себе, да и вообще был не самым лучшим собеседником, но за разговорами идти было не так скучно. – Слышал, что от неё дохнут, - одиночка безразлично дёрнул плечами. Особых познаний в чуме, охватывающей саванну, он не имел. Какая-то информация то там, то там всплывала время от времени, но сам он с заразой не сталкивался и намеревался выжить в этом чёртовом мире. – А вы что? Больные что ли?

Эливейшен остановился, покосился на своих спутников.

- Этого мне добра только не хватало…

- Не-не-не, ребят, - он неожиданно развернулся, изменившись в эмоциях. – Если вы чумные, то я – пас. Вы сами по себе, я сам по себе.

Опасения Эливейшена не оправдались. Избавиться от ноши спасителя и проводника так просто у него не вышло. На больных ни львица, ни её ушастый спутник-нянь не походили. Переубедить льва им не составило особого труда, а совесть неустанно била его под дых, не позволяя бросить их.


Ни очередного патруля гиен, ни других неприятностей. Слава яйцам! О сохранности своих Эливейшен начал беспокоиться с того самого момента, как решил примерить на себя личину доброго малого. Джентльмен долбанный, вот кто тебя за язык тянул? Мог спокойно пройти мимо, не ввязываясь в очередные приключения, но нет же! Жопа, страждущая приключений, без колебаний должна их найти. Так было всегда, сколько себя помнил Эл, что в юношестве, что сейчас. Причём с каждым разом приключения становились всё круче, а он получал зды с изысканными подвывертами. В последний раз вообще от своих же. Спасибо доброй девочке шаманке, которая нашаманила ему разозлённого духа. Хрен знает, что в этом шаманском песнопении уберегло одиночку от большего позора – он почти распрощался с бывшим ужином и неблагородно мог заикаться, озираясь на каждом шагу с пугливым: «кто здесь?!». Пару раз за дорогу ему действительно казалось, что все эти шаманские штучки не остались позади, а лёгчайшее дуновение ветерка в спину притормаживало Эла на несколько секунд. Он останавливался, по телу неизменно пробегала дрожь, а ему требовалось на пару секунд закрыть глаза, чтобы прогнать от себя дурное предчувствие. Вскоре это осталось в прошлом. Неприятном таком прошлом, но одиночка почти забыл о своём позоре и перестал опасаться, что из-за каждого куста может выскочить обозлённый дух буйвола и покрасоваться своей трупнявой мордой.

Дорога вышла дальней. Эливейшен сам смутно разбирался в этой местности, но лапы привели его именно туда, куда он планировал. Пытаясь быстрее избавиться от своей ноши, он не щадил ни фенека, ни львицу. Пренебрегая остановками ради отдыха и какого-никакого сна, одиночка смог добиться своего – с холма уже виделось Северное озеро, а он при этом потратил минимум своего личного времени в ущерб состоянию шаманки.

- Ну где вы там? – Эливейшен обернулся, пытаясь найти взглядом своих спутников – те успели порядком отстать от него. Ничего удивительного. Самка ещё в начале их пути выглядела скверно, но терпеливо следовала за ним, не обронив ни слова об усталости и банальном желании полежать или пожрать. Гиены остались позади вместе с территорий прайда Скара. Нужды в том, чтобы спешно убирать свой зад подальше от приключений, не было. Они давно могли сбавить темп и устроиться на привал.

Смотря на львицу, которой он не уделил должного внимания, он отметил, что она в конец выбилась из сил. Своей поспешностью он быстрее добьёт её, чем возможная встреча с гиенами или другими недоброжелательными львами, которые могут бродить по территории рядом с ними. Он почти почувствовал укор вины за то, что довёл подростка до такого состояния. Всё, что он мог в этой ситуации, это объявить первый привал и оставаться рядом, пока не убедится в том, что самка набралась сил и они могут продолжить путь.

- Остановимся здесь.

Подозревая, что фенек и львица успели пожалеть о том, что поплелись следом за своим «спасителем» к буйволу на рога, Эливейшен старался не смотреть на них. Он улёгся, сминая телом траву, и дал лапам отдохнуть. Только в этот момент он почувствовал, что сам порядком устал. Не так, как шаманка, но тоже нуждался в передышке. Какое-то время лев позволил себе подремать, а сквозь отступающую сонливость расслышат урчание голодного желудка. Эл не успел сообразить: своего или львицы, но уточнять не стал. Дураку понятно, что им не помешает набить желудки едой.

- Я так понимаю, что охотник из тебя хреновый, - не стесняясь обидеть львицу, бросил Эливейшен, поднимаясь. И тут же задумался, как она питалась всё это время. Слепота лишает ей возможности охотиться. Если всё за неё делает фенек, то нормального ужина можно не ждать – это объяснило бы костлявость его спутницы.

+1

376

Восточные берега реки Зимбабве >>>

Словами не передать, как сильно она устала!

И даже не столько физически — Кейона уже давным-давно привыкла ко всевозможным тяготам и лишениям, увы, неизбежно сопровождавшим любого путника, будь то здоровый, крепкий лев, вроде Эли, или же худенькая, слепая самка, по типу нее самой. Куда сильнее была усталость моральная, и вот она-то потихоньку начинала сказываться на поведении бедной львицы, что вот уже несколько часов шла молча, низко опустив голову к земле и, кажется, совершенно не интересуясь, куда ее ведут и зачем. Во-первых, она доверяла Иву, а во-вторых, у нее уже просто не осталось сил на какие-то разговоры. Ее удрученный, донельзя измотанный вид серьезно тревожил шагавшего впереди лиса, так, что последний то и дело с беспокойством оглядывался через плечо, желая убедиться, что его хозяйка не рухнула где-нибудь посреди дороги, пока сам Ив был занят беседой с Эливейшеном. Их проводник не отличался любовью к пустой болтовне, напротив, его ответы были довольно сухи и безэмоциональны, но он хотя бы не пытался уклониться от разговора, и Ив, в свою очередь, старался вытянуть из него как можно больше полезной информации, которая могла бы пригодиться в дальнейшем пути. Убедившись, что бродяга знает про чуму не больше их самих, лис тотчас свернул с этой скользкой темы, поспешив успокоить и без того взвинченные нервишки Эливейшена и убедив того, что они с Кейоной совершенно здоровы. Успокоившись, лев продолжил вести их дальше, попутно скудно отвечая на вежливые расспросы фенека и, кажется, совершенно позабыв о присутствии рядом с ними третьего лица. А Кей и не пыталась привлечь к себе его внимания, вконец отрешившись от всего происходящего и просто немо переставляя одну лапу за другой, покуда у нее еще оставалась хоть какая-то энергия. Правда, с течением времени той становилось все меньше, и Кейона потихоньку начинала отставать. Заметив это, Ив тут же прекратил разговоры и сам начал заметно притормаживать свой шаг, не желая бросать хозяйку в одиночестве. Так, постепенно, между Эли и подростками образовался внушительный отрыв в добрый десяток метров, и по этой причине оставшаяся часть пути прошла в глухом молчании — не так-то просто обмениваться репликами на таком большом расстоянии...

К счастью, уже спустя какое-то время, далеко впереди засверкала знакомая водная гладь: то было Северное озеро, и будь у Кей хоть какое-то подобие зрения, она бы сразу это поняла, так как уже бывала здесь раньше. Правда, давно... Так давно, что сейчас уже и не вспомнишь толком, при каких обстоятельствах это случилось. Единственное, что она более-менее четко запомнила, так это ее вынужденное расставание с Ишей. Горькое, не прошенное воспоминание... Хорошо, что ей не пришлось заново воскрешать его в памяти. Честно говоря, сейчас Кей вообще мало о чем задумывалась, кроме как о том, что она ужасно хотела пить и есть. А еще спать. Ну, или хотя бы просто ненадолго улечься где-нибудь... Словно бы прочтя ее мысли (наконец-то!), Эливейшен объявил привал и сам тяжело улегся в траву, предоставляя Иву и Кей полную свободу действий. Львица, впрочем, далеко не сразу поняла его команду: сознание ее было сильно заторможено. Ив же, наоборот, с охотой присел на землю, давая отдых уставшим лапам... а затем, обратив внимание на бестолково замершую рядом с ним хозяйку, выразительно кашлянул и пихнул ее своим крохотным локотком, как бы говоря: ну ты чего, садись уже! Вздрогнув, Кейона послушно бухнулась задницей в грязь, да так и замерла, пустым взглядом уставившись куда-то в землю. Пронаблюдав за ней с пару минут, Ив едва слышно вздохнул: ему совсем не нравилось безучастное поведение слепой. Может, все дело в ритуале призыва? Бог его знает, сколько сил она в него вложила! А вдруг это как-то сказалось на ее психике? Вон, Эли до сих пор потряхивало, хоть тот и пытался это скрывать. С другой стороны, ему довелось заглянуть призраку в глаза, в то время как Кейона, кажется, до сих пор не догадывалась о том, какую огромную суматоху она навела среди патрульных...

"Возможно, это все после из-за того происшествия на Гнилой реке," — мысленно подытожил Ив. Сперва то загадочное видение, а теперь еще и это... Оставалось лишь догадываться, какие еще неизведанные мистические способности готовились проявить себя в скором времени. Еще разок косо поглядев на свою подругу, лис намеревался было задать ей какой-то вопрос... Да так и замер с приоткрытой пастью, смущенно прислушавшись к громогласному урчанию собственного пустого желудка. Будто кита на берег вышвырнуло, ей-богу! Округлив глаза, Кей изумленно повернула морду к фамильяру, в кои-то веки вынырнув из своего горестного оцепенения; Эливейшен тоже не остался равнодушным к этому жуткому завыванию и с обреченным видом поднял голову над травой. Вконец пристыженный, Ив торопливо юркнул куда-то за спину львицы, но тут же высунул нос с другой стороны, прислушиваясь к чужому разговору.

А?... — запоздало откликнулась Кей, даже не сразу поняв, что Эли обращается именно к ней. Дернув ухом, серая растерянно "воззрилась" на их угрюмого спасителя, лишь слегка промахнувшись с его истинным местоположением. — Да... да, наверное. Я еще никогда не валила крупных травоядных в одиночку, — помолчав, согласилась она с грубоватой репликой самца. Обижаться тут было не на что, загонщица из нее и впрямь никудышная. Кейона смолкла, прислушиваясь к тихому шелесту травы под чужими лапами: видимо, Эливейшен уже внутренне смирился с необходимостью в одиночку добывать еду для двух беспомощных, оголодавших ртов... Помешкав, Кей неожиданно поднялась на лапы, усилием воли переборов свою кошмарную сонливость.

...но я могу сделать так, чтобы они побежали в сторону охотника, — добавила она скромно, по-прежнему глядя куда-то левее самца, но, очевидно, обращаясь именно к нему, а не к безжизненному кустику рядом. Кто сказал, что Эли обязательно должен охотиться в одиночку? Это было совсем нечестно.

+4

377

Эливейшен привык к самостоятельным охотам. Когда шляешься по всей саванне в одиночку, волей неволей приспосабливаешься к выбранному стилю жизни. Невзирая на общую усталость, он понимал, что желудок ему дороже сбитых лап. В отличие от своей спутницы и её друга он устал не настолько сильно, чтобы отлёживаться на траве и ждать манны небесной, пока Айхею кинет пищу им в лапы. Ему за помощь жратвой платить тоже никто не собирался. Напрягаться для кого-то кроме себя ему было откровенно лень, но урчание требовало своего. К тому же, он понимал, что его спутница с такими темпами скорее подохнет, чем доберётся до точки А или куда она там шла. Похороны в его планы не входили точно. Мороки больше, удовольствия – меньше.

Не получив своевременного ответа, одиночка перестал его ждать. Эливейшен оглянулся, прикидывая примерное направление, где можно поискать травоядных. Он уже принял решение, что эту охоту проведёт самостоятельно и, раз одной туши ему будет много (какой оптимистичный настрой!), то часть добычи перепадёт его спутникам. Так.. с неохотой и щедрой лапы недозаботливого самца, который зачем-то впрягся в то, что его не касалось. Эливейшен вообще не замечал плюсов в том, что он делает. Скорее уж куча минусов в лице одной скромной львицы, которую потрепала жизнь и прокатила во всех возможных позах.

Бросить её он не смог. Один раз в своей жизни одиночка уже отказался от того, кто был слишком слаб и беспомощен, чтобы самостоятельно позаботиться о себе. Сплавил при первом удобном случае, не думая о том, что именно таким образом обрекает своих собственных детей на смерть. Шен убеждал себя каждый день в том, что поступил правильно, но почему же тогда ему от мысли, что он снова кого-то оставит, так тошно?

Возможно, ему просто хотелось верить в то, что он кому-то нужен. Что без него они не смогут выжить, но как-то же они выживали до встречи с ним!

Его спутница неожиданно заговорила, прервав поток сомнительных мыслей. Эливейшен перевёл на неё взгляд и остановился. Он не перебивал, внимательно слушал львицу, которая неохотно выходила из транса. То ли физически устала настолько сильно, что окружающий мир стал незначимым, то ли морально. Эливейшен надеялся на то, что дела в физическом состоянии и слабость с отрешённостью вызваны именно им. Просто по той причине, что с моральной стороны он ничем не мог ей помочь. Собеседник из него всегда был откровенно хреновый.

- Загонщица? – самец удивлённо вскинул бровь.

Он слабо себе представлял, как зверь, лишённый зрения, может выживать в саванне. Чисто технически охотиться, ориентируясь исключительно на обоняние и слух – весьма проблематично. Может быть, если она родилась с  такими глазами, а не приобрела их в процессе выживания, то приспособиться проще. Или же этот фенек служил для неё глазами, но как подавать сигналы львице, которая не видит, чтобы направлять её? Эливейшен всегда охотился в одиночку, а потому слабо представлял себе работу в паре с кем-то. Впрочем, если пораскинуть мозгами, то травоядные, перепуганные появлением львицы, бросятся бежать, не обращая внимания на то: зрячий хищник или нет. В этом случае всё могло получиться.

- Ладно, посмотрим, что из этого выйдет, - Эл пренебрежительно дёрнул плечом.

В любом случае охотиться с кем-то должно быть значительно проще. При условии, что этот «кто-то» не будет мешаться у него под лапами. Технически он себе плохо представлял, как они на пару с Кейоной и, возможно, с фенеком в придачу, будут загонять травоядное. Сославшись на то, что на месте разберутся, Эливейшен высматривал дичь где-то поблизости. Бить лапы, чтобы найти хоть что-то, особо не хотелось, и он надеялся на то, что им хоть в чём-то повезёт.

- А ты не можешь своими шаманскими штучками призвать сюда стадо?

Не ну мало ли. Он в этом не разбирался. Вдруг в перечень бесплатных услуг входит не только призыв дохлых хрен знает с какого времени буйволов, но и вполне себе живых. Впрочем, Эл сильно сомневался в том, что им удастся завалить настолько крупное животное. Ему ведь придётся рассеивать внимание ещё и на самку, чтобы она ненароком не попала ни на рога, ни под копыта. Стадо всегда может изменить направление, а удирать у неё нет ни сил, ни возможностей как таковых. Он же её за шкирку из-под копыт не вытащит – не котёнок уже, чтобы папка с лёгкостью перетаскивал с места на место.

- Смотри, там.

Благополучно забыв о том, что с ним незрячая напарница, Эл вздохнул, но решил оставить это без язвительного комментария. Он забыл также о фенеке, который явно приспособился к особенностям своей хозяйки и мог легко её направить в нужную сторону. Львы находились на достаточном расстоянии, чтобы пока что не привлекать внимание стада. Им в принципе сильно повезло набрести на него в близости к озеру. Спугнуть обед под боком не хотелось, поэтому Эливейшен старался действовать максимально тактично и тихо, засунув всю бурю эмоций в одной не безызвестное место. Он подошёл теснее к львице, окинул её оценивающим взглядом, а после плечом чуть подтолкнул её в бедро, тем самым пытаясь развернуть в нужную ему сторону.

- Левее… - он переступил с лапы на лапу и снова коснулся бока львицы. – Ещё… Так. Да. А теперь… - самец обошёл спутницу по кругу и стал позади неё, - ближе… - словно котёнка, Эл подтолкнул головой львицу под зад, вынуждая её сделать вперёд шаг. Уперевшись в неё головой, он подумал, что неплохо бы откормить этот тощий зад, так что чисто теоретически что-то хорошее в том, что он охотится для них двоих, есть. Он улучшает себе вид на самку! – Прямо перед тобой будет стадо. Я обойду с другой стороны. Погонишь их на меня.

+3

378

Всё удалось намного легче, чем ожидалось. Прекрасно осознавая, что она старуха, которая в полтора раза меньше своего противника, Ухуру даже не предполагала, что сможет повалить львицу вот так просто, с одного удара. Гиена действовала на удачу, а та сегодня, похоже, была на стороне клана.

На какой-то момент потеряв равновесие и ориентацию в пространстве, старая самка довольно быстро пришла в себя — во всяком случае, быстрее своей соперницы — и, не упуская возможность, вонзила клыки в мягкую плоть живота. Не до самых дёсен, не желая оторвать кусок мяса и тем самым обречь одиночку на мучительную погибель, но до крови и достаточно чувствительно для того, чтобы над озером раздался львиный рык, полный боли. И злости.

Львиные клыки промелькнули буквально в паре миллиметров от её плеча. Чёрт его знает, что спасло Ухуру от возможности почувствовать всю остроту вражеских клыков — её прыткость, которая, как выяснилось, пока была при ней в такие-то годы, или ранение львицы — но гиена тут же мысленно поблагодарила Ро’Каш за спасение. И не преминула воспользоваться возможностью — тут же метнувшись вперёд, она нанесла второй удар; на этот раз пострадала одна из передних лап львицы.

Эд наносил удары с другой стороны, поэтому довольно скоро — к счастью, удаче и относительному здоровью всех участников этой непродолжительной битвы — львица поняла, что, уставшая и теперь ещё и раненная, она не способна в одиночку противостоять двум падальщикам. Выбор у неё был небольшой: оставить свою добычу и спасти себе жизнь, убравшись с территории прайда, либо умереть. Не переставая скалиться, самка довольно резво для её состояния поднялась с земли и вскоре в спешке покинула земли Скара, прихрамывая на одну лапу.

Подняв дыбом шерсть на загривке, с оскалом и нахмуренными бровями Ухуру следила за ретирующейся львицей и, только окончательно убедившись в том, что чужачка не вернётся и подмоги у неё нет, расслабилась. Возраст давал знать о себе — хоть она и не получила даже малейшей царапины, а бой был совсем недолгим, самка выдохлась и устала. Однако один взгляд на убитое травоядное заставил её забыть всё это — запах свежепойманной добычи заманчиво щекотал ноздри, а желудок в ответ на это издавал довольное урчание, предвкушая трапезу. Слишком долго он был пуст.

Пообедаем? — от бывшей только что враждебности не осталось и следа, глаза цвета солнца с теплом и радостью смотрели на Эда.

Которого, впрочем, не нужно было долго уговаривать — серым метеором промчавшись мимо Ухуру, самец тут же впился клыками в ещё тёплое мясо жертвы. Гиена слишком опешила от такого поведения, чтобы что-то ему ответить. В другой ситуации она на правах старшей и самки обязательно бы дала затрещину, для пущего воспитания лязгнув зубами рядом с крупом, чтобы знал своё место, но не в этот раз — вначале она попросту пребывала в ступоре, а затем вспомнила об увиденных ранее каплях крови в серо-песочном клубке гиены и львицы. Эд, похоже, ранен не был, однако он явно внёс больший вклад в их победу… ну, не меньший уж точно. Только осознание Ухуру этого факта спасло падальщика от нравоучений (и не только вербальных) по поводу уважения к соклановцам.

Мясо было тёплым и мягким. Ухуру не слишком спешила набивать свой желудок пищей, стараясь распробовать каждый оторванный ею кусок, прочувствовать его вкус, насладиться им — ведь когда в следующий раз при их-то жизни она сможет поесть? — но старалась и не медлить. На территориях прайда обитало слишком много гиен и львов на один квадратный метр, чтобы не спеша смаковать пищу. Не пройдёт и получаса, как на запах стянется по крайней мере половина клана, а там уже прощай, обед!

Сытый желудок вкупе с усталостью и наступившим полуднем (тут стоило бы напомнить, что Ухуру вела преимущественно ночной образ жизни, отсыпаясь днём) навеяли на самку желание спать, которому она не особо-то и сопротивлялась — падальщица легла на землю прямо там, где сидела, недалеко от туши, готовясь отойти ко сну. Но перед тем, как закрыть глаза, она успела заметить взгляд Эда, метавшийся с туши на территории прайда и обратно. Не скрылись от взора самки и едва заметные его телодвижения, говорившие о том, что он вот-вот готов сорваться с места, но что-то его удерживает.

Можешь отнести мясо своим друзьям, — дала она добро на так и не прозвучавший вопрос самца. Ни для кого не было секретом, что Эд и Банзай были свитой Шензи и редко отходили от матриарха надолго.

Проводив взглядом волочущего тушу соклановца, Ухуру устало вздохнула, закрыла глаза и совсем скоро погрузилась в сон.

• Персонаж спит •

+1

379

Правильное ли это было решение — предлагать Эливейшену свою помощь, в то время как сама Кей уже едва могла стоять на лапах от усталости? Много ли толку от нее будет, если она вдруг шлепнется в обморок посреди охоты, да еще и в самый ответственный ее момент?... Очевидно, голову Ива посетили примерно те же мысли, так как фенек адресовал своей хозяйке откровенно встревоженный взгляд и, помешкав, невесомо накрыл ее грязную лапу своей собственной, привлекая внимание молодой львицы.

Ты уверена? — шепнул он негромко, время от времени посматривая на замершего поодаль Эли. — Может, стоит сперва...?

Со мной все будет в порядке, Ив, — твердо ответила Кейона, на секунду опустив морду к своему маленькому ушастому приятелю и наградив того легкой, успокаивающей улыбкой. — Мы еще успеем отдохнуть, после того, как поедим, если у них вообще сегодня получится кого-нибудь поймать. Услышав недоверчивый вопрос Эливейшена, самочка поежилась и неуверенно отвернула голову в сторонку. — Ну... не совсем... Я просто очень хорошо умею прятаться в траве. Антилопы ведь не могут знать, что я слепая, — последняя реплика Кейоны прозвучала с отчетливой ноткой грусти. — Вот и пугаются, думая, что я их атакую, — что ж, кажется, одиночку вполне устроил ее ответ. По-крайней мере, он не стал отказываться от помощи, и Кей тут же воодушевленно заулыбалась, радуясь тому простому факту, что ее старания в кои-то веки могут кому-нибудь пригодиться. Правда, уже следующая фраза Эливейшена поставила бедняжку в глухой тупик; на сей раз львица только и смогла, что смущенно промычать что-то неопределенное себе под нос. Честно говоря, она все еще не до конца понимала то, что произошло там, на берегу реки — да и как она могла это понять, будучи совершенно слепой и, вдобавок, до крайности растерянной? К счастью, на сей раз Ив снова пришел ей на помощь, наградив льва долгим укоризненным взглядом:

Я ведь уже говорил: она ничего не знает, — напомнил он чужаку, — до сегодняшнего дня мы оба и понятия не имели о скрытом в ней Даре...

"Даре"? — Кей, не удержавшись, с изумлением опустила голову к фамильяру. — О чем ты, Ив?...

Я объясню тебе, когда мы поохотимся, — Иви успокаивающе похлопал лапкой по ее чумазым пальцам. — А сейчас позволь мне еще раз побыть твоими глазами. Ты согласна? — еще разок недоуменно хлопнув ресницами, Кейона послушно кивнула ему в ответ. Дождавшись, когда внимание львицы вновь переключится на его ворчливую персону, Эливейшен тут же продемонстрировал ей выбранное им стадо... чтобы уже в следующее мгновение спохватиться: она же, черт возьми, все равно его не увидит! Тем не менее, Кейона покладисто направила свои незрячие глаза куда-то... в неизвестность, да так и замерла, ожидая дальнейших команд. Ив под ее лапами тотчас поспешил зажать себе рот, дабы не обидеть самку непроизвольно вырвавшимся наружу смешком... А затем оба, и лисенок, и его слепая хозяйка, с ойканьем пошатнулись в нужном Эли направлении, деловито подпихиваемые самим одиночкой.

Ив...!

Прости! Мои глаза смотрели в другую сторону!

Левее, — тем временем, деловито командовал Эливейшен, направляющими движениями морды разворачивая Кей задом к озеру и лицом к пасущимся вдали антилопам. — Еще, — кое-как сориентировавшись, Кейона, наконец, встала так, как от нее это требовалось, лишь еще разок негромко пискнув от неожиданности, когда чужак ощутимо подтолкнул ее носом в круп. Все эти прикосновения и тычки были для странницы в новинку: так даже Иша никогда не поступала, предпочитая в такие моменты просто мягко прижиматься плечом к своей подруге, либо же щекочуще касаться ее бока кисточкой хвоста — а тут, простите, взрослый лев-самец, грубоватый и небрежный во всех своих действиях по отношению к слепой одиночке... Однако Кей не собиралась ему перечить. Она вообще вела себя до крайности послушно, сознавая, что Эли делает это не специально, а лишь по той простой причине, что он ни разу в своей жизни не имел дела с такими, как Кейона.

Х-хорошо, — ответила она чуть заикаясь, не то от смущения, не то от усиливающегося в душе волнения. Все же, львице не хотелось бы чересчур сильно оплошать перед их новым знакомым. Сейчас от ее стараний напрямую зависел не только их с Ивом грядущий ужин, но и, пожалуй, степень довольства Эливейшена. Если Кей провалит эту охоту, ее спаситель тоже останется с пустым брюхом, а значит, будет сердит и наверняка откажется вести их дальше. — Я поняла. Мы с Ивом подкрадемся поближе... и погоним стадо. Ничего сложного, да, Ив?

Если ты уже делала так раньше, то все будет хорошо, — успокоил ее фенек, после чего уверенно кивнул Эли в ответ, отчего его огромные уши смешно качнулись вперед и назад, при том едва не накрыв собой заостренную лисью мордочку. — Мы готовы, — Кейона на всякий случай тоже активно закивала головой, всем своим видом выражая бурный энтузиазм... Но лишь стоило одиночке скрылся в зарослях сухой травы, как выражение ее морды сменилось на прежнее растерянное и даже откровенно испуганное выражение.

...Ив, мне так страшно. Вдруг я все испорчу? — жалобным тоном обратилась она к своему приятелю.

Выше нос, — лисенок легонько шлепнул ее своим пушистым хвостом, таким образом, призывая самку к спокойствию, — то есть, наоборот, как можно ниже, — тут же поправился он. — Ну же, не робей! Прижмись брюхом к траве и ползи вперед, пока я не скажу тебе остановиться, — сглотнув, Кей последовала его совету и всем телом прильнула к размытой дождем земле. — Ну, вперед! — и друзья одновременно тронулись с места, бесшумно подкрадываясь к выбранному стаду.

Высокая, иссушенная солнцем трава податливо расступалась в стороны, с едва различимым шорохом пропуская сквозь себя юную охотницу и ее фамильяра — сейчас они оба двигались так бесшумно, что едва ли могли расслышать дыхание друг друга, что уж говорить об их шагах. Да и можно ли назвать "шагом" эти вкрадчивые, осторожные поползновения в безотрывном контакте с липучей грязью и водой из непросохших дождевых луж? Кей то и дело зябко вздрагивала от проникающего под кожу холода — она вымокла до нитки еще в ходе бегства от гиен, а тут снова приходилось мочить шерсть на животе и лапах... Тем не менее, львица старалась не заострять особого внимания на этих "мелочах", а, наоборот, полностью сосредоточиться на своих действиях. Нельзя было спугнуть антилоп раньше времени! Или кто там был впереди... Зебры? Гну? Кей даже не стала принюхиваться к запаху травоядных — какая разница, главное ведь, чтобы Эли успел занять нужную позицию и не угодил под чужие копыта! Это было бы до крайности... неловко.

Стой, — едва слышный шепоток Ива заставил Кей истуканом замереть в самой неудобной и напряженной для нее позе, с выпученными от усердия глазами "уставясь" в пространство точно перед собой. — Ты готова? — львица решительно кивнула головой в ответ, но затем, вдруг резко передумав, тут же жалобно помотала ею из стороны в сторону: ни черта она не готова! — Вперед! — Кейона моментально взвилась со своего места, выскочив из травы на манер черта из игрушечной шкатулки. Глаза ее при этом оставались широко распахнутыми, а на морде застыло до крайности испуганное выражение, так и кричавшее на всю округу: "Помогите мне! Я жалею обо всем!!". Сам прыжок вышел каким-то дурацким, непродуманным; по какой-то неясной причине, тощая задница Кейоны слегка опередила свою хозяйку, и приземлялась слепая уже боком, при том совершенно забыв выбросить лапы перед собой. Неуклюже ударившись боком о землю, незадачливая охотница тотчас в панике шарахнулась обратно в заросли, но животным было уже не до нее: мыча и толкаясь, травоядные на всех парах рванули прочь, не меньше самой Кейоны напуганные этим внезапным броском.

Отредактировано Кейона (25 Июл 2017 14:58:17)

+8

380

Эливейшен мало того, что никогда не имел дел с подслеповатыми и, тем более, слепыми самками хрупкого телосложения, он вообще очень редко и мало контактировал с львицами, чтобы набраться должного опыта в обращении с противоположным полом. Собственно, его скверный характер, грубые замашки и резкие слова объясняли, почему он до сих пор был один, несмотря на то, что в его жизни уже была самки и где-то болтался первый выводок детей (если те ещё благополучно не померли). Заветная фраза, которая могла прозвучать нежно и заботливо по отношению к Кейоне - стать её глазами - в его исполнении прозвучала как – хрен с тобой, сделаю всё сам.

У одиночки было дурное предчувствие. Его, конечно, в определённом смысле смущала слепота спутницы, но этот момент Эл списывал на то, что как-то же она жила и не померла до встречи с ним. В его понимании фенек, каким бы высококлассным охотником он ни был, не способен прокормить себя и молодую львицу. Худоба Кей толсто намекала на проблемы с пищей, но списать её можно на то, что охоты, которые эта парочка проводила вместе, были редки и заканчивались не всегда удачно в силу определённых обстоятельств. Или же какое-то время у львицы был другой опекун, а она недавно оказалась исключительно в компании фенека, который своими силами пытался не дать ей умереть от голода. В сложившейся ситуации Эливейшена больше смущало поведение самки. Неуверенность в собственных силах могла помешать делу.

- Справишься, - бросил одиночка, разворачиваясь в нужную сторону. Приободрил, так приободрил, сразу плюс сотня к удаче. Бог. Нет, правда. У Эливейшена с юношества была проблема общения с социумом. Образ жизни волка-одиночки настолько укоренился в его характере, что он не мог адекватно взаимодействовать с другими. Любой его заботливый и добрый жест выглядел как пинок под задницу, когда он подразумевал жест с ласковым поглаживанием по головке. Вот сейчас он наивно полагал, что его слова, сказанные утвердительно, сразу породят в ней уверенность в собственных силах, она воспрянет духом, и они вдвоём завалят себя ужин.

Отдаляясь от самки с её фамильяром, Эливейшен поймал себя на мысли, что пару раз бросал взгляд в сторону зарослей, где оставил своих спутников, словно боялся, что с ними что-то случится. Забавно. Он знал их меньше дня, а уже думал о том, как они справятся с поставленной задачей. Погибнуть под копытами стада достаточно легко здоровому и крепкому хищнику. Что уж говорить о слепой и уставшей львице, которая обессилена продолжительной дорогой. Он почти почувствовал себя виноватым, что потянул львицу с собой в эту охоту, когда сам явно устал меньше неё и мог бы поймать на перекус что-то менее крупное и заодно дать ей время набраться сил. Эгоизм, куда без него, когда он давным-давно стал частью одиночки и очень редко разбавлялся таким забытым и избитым чувством вины.

Обойдя стадо с другой стороны, стараясь ориентироваться на уговор с Кейоной, он следил попеременно за антилопой и за сухой высокой травой, где, по логике, должна была прятаться львица вместе с фенеком. Он никого не видел – значит, существовала надежда, что какие-то навыки охотницы у его спутницы всё же были. Она могла провалиться прямо сейчас. Спугнуть стадо не в ту сторону или слишком рано, а тогда бы ему пришлось как-то выкручиваться из щепетильной ситуации самому. Ему повезло, что он успел занять позицию раньше, припасть брюхом к земле и нервно ждать, когда напарница спугнёт стадо. В какой-то момент промедления он даже подумал, что львица с фенеком его кинули, а он как идиот сидит в траве и ждёт, когда ужин сам побежит к нему в лапы.

Выход Кейоны был неожиданным. И чертовски запоминающимся. Настолько, что Эливейшен сначала хотел отфейспалмиться с куртуазного и изящного манёвра львицы, а потом почти успел забеспокоиться о её целостности и сохранности. Так вдариться боком о землю – надо уметь, но, видимо, Кейону учили лучшие мастера. Эливейшен рефлекторно сделал шаг вперёд, словно собирался, забыв про охоту, ринуться к самке и справиться о её здоровье, но этот секундный порыв исчез, стоило стаду ринуться в его сторону. Что ж, с задачей загонщицы Кейона при всей своей неудачливости прыжка справилась отлично. Осталось дело за Элом.

Жизнь одиночки вынуждает учиться на собственных ошибках. Эливейшен не единожды промахивался мимо жертвы, вспахивал то носом, то боком сухую землю, собирал в задницу колючки и многие другие прелести, которые предшествуют обучению охоте. Он, конечно, помнил, что имеет дело с невидящей львицей, но с ней был вполне себе зрячий спутник, а облажаться у них на глазах и увековечить себя в памяти, как раздолбая, который вечно что-то требует с недовольной мордой, а при этом сам даже пожрать добыть не в состоянии, он не хотел.

Дождавшись подходящего момента, Эливейшен выскочил из своего укрытия. Стадо от неожиданности встретить ещё одного хищника вильнуло в сторону, но Эливейшен уже выбрал свою жертву. Вложив часть сил в бег, самец втопил за антилопой, которая не желала в этот вечер прощаться с жизнью так просто, но, увы, она была ближе остальных к нему и, кажется, не столь удачлива и быстронога. Или же дело было в сильном желании льва не ударить мордой в грязь перед своей спутницей. Оставляя тяжёлые следы на влажной после дождя земле, он уповал на то, что в самый неподходящий момент лапы не подведут его и он не поскользнётся на мокрой траве или комке скользкой грязи.

Обойдя антилопу сбоку, поравнявшись с ней, одиночка быстро оценил свои шансы и, прикинув, что с этого расстояния сможет вцепиться в травоядное, сделал один быстрый прыжок. Эливейшену дважды повезло. Сначала он смог догнать быстроногую антилопу, а после, накинувшись на неё, повалил на землю, вынудив травоядное сильно отстать от её собратьев. Лев пытался обхватить травоядное лапами, впившись при этом в неё когтями так, чтобы если не прибить антилопу к земле своим весом, то хотя бы какое-то время иметь возможность удерживать её при этом. Самым важным сейчас было попасть клыками в горло антилопы и придушить её, пока она не решила пожить ещё немного и где-то вдали от хищников, на память припечатав Эливейшему копытом промеж лап.

Использован Небесный покровитель

+2

381

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Эливейшен атакует антилопу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+2

Бросок

Итог

6 + 2 = 8

8

50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с возможными легкими увечьями.

Эли удается вцепиться зубами в шею добычи, но его укус оказывается недостаточно силен: антилопа все еще может дышать и даже пытается подняться на ноги. Эли мешает ей это сделать за счет собственного веса, но тратит много сил и, вдобавок, чувствует боль в подвернутой при падении лапе.

+1

382

Она напала на его еду.
Она должна была умереть.
Вообще у Эда не было деления на "своё" и "чужое" в плане еды. Шензи первое время пыталась вдолбить в его не особо обременённую серым веществом голову осознание, что теперь еду придётся делить со львами, но безуспешно. Единственное, что полудурок хоть как-то признавал - делёж между "братом" и "сестрой", которые никогда его не обделяли. Ну или почти никогда.
И вот сейчас что-то шло не так. Ему препятствовали, а ведь он так давно нормально не ел - та полудохлая утопленная крыса не в счёт.
Кривые, но острые клыки резво порвали львиную шею, не убив, но хотя бы задев. Почувствовав на языке кровь, плевать, что львиную, гиен разъярился, а глаза, и без того никогда не сфокусированные на одной точке, явили собой жутковатое зрелище: мелкие чёрные зрачки теперь окружались мелкой сетью лопнувших капилляров.
Впрочем, его ненависть мало успела выразить себя - Ухуру куда успешнее его атаковала самку, повалив и даже сильно ранив. Поэтому ему оставалось лишь присоединится, пытаясь как-то покалечить противницу. Однако пришлось прекратить вселенскую месть, и кошка, хромая и едва ли не подвывая от злости, покинула земли прайда. ИХ земли.
Ей в спину Эд разразился своим ещё более страшным, чем взгляд, хохотом, в котором слилось презрение, злость и предупреждение.
Гиены вышли на охоту.
Старуха куда быстрее оправилась от переполнявших её эмоций. Эд не сразу сообразил, что так сказала - махнув ушами-локаторами, он с выражением тупого удивления и с невероятным усилием направил взгляд одного - правого - глаза на неё. левый предательски косил в сторону пищи, но в том была не его - Эда - вина.
Несмотря на то, что он не услышал слов, он отлично понял намёк. А приглашать Эда есть не надо.
Наплевав на иерархию (про неё периодически забываешь, когда твои брат и сестра её не соблюдают), он ринулся пожирать травоядное, пока оно было. Пока не надо было делиться. Пока никто не ударил и не отобрал.
И его даже не стукнули.
Видимо, всё же недовольная Ухуру его немного отодвинула крупом, на что он отозвался низким утробным "урк"-ом. Нечто среднее между "эй" и "вот твоё".
Когда с необходимым наполнением желудка было покончено, Эд стал бросать недвусмысленные взгляды туда, где было кладбище. Он хотел принеси еды брату и сестре, но не знал, хочет ли этого Ухуру. Вообще Шензи могла есть первой, но куда уж тут, когда так хочется сожрать всё самому.
Гиен продолжал прикидывать, вместится ли ещё полтуши в него самого или всё-таки придётся тащить на себе, делясь с ближайшими ему гиенами, когда его окликнула старуха.
Она его, конечно же, поняла.
Он мигом с радостным, но, что удивительно, немым выражением радости и языком наперевес, брызжа слюной на ближайшие полтора метра, кинулся к остаткам антилопы, хватая её за ещё целую ногу. Потроха, правда, немного поволокуться по земле, но ничего, и не такое ели.
Едва Эд сделал пару шагов, как самка завалилась почти там же, где они ели. Обеспокоенный, крокут выглянул из-за добычи, с мастерством разведчика высматривая на все 200 градусов местность. Но ничего необычного. Почти на цыпочках подобравшись к старухе, Эд убедился, что она всего лишь спит. Застыв в недоумении, он то и дело оглядывался на еду и на Ухуру, на еду и на Ухуру. Он не мог бросить её вот так, посреди земель прайда. Да, тут когда-то был водопой и относительно таким и оставался, но ведь это сейчас ничего не значило!
Выдавив из что-то наподобие стона, крокут сел прямо посредине между гиеной и антилопой. Самому спать ему не хотелось даже на полный желудок, поэтому он ещё раз сходил выпить такой редкой ныне нормальной воды. И потом отходил по личным делам. Потом ещё выпил.
В принципе, такой необременительный образ жизни мог бы прийтись ему по вкусу, если бы еда в желудке куда-то не испарялась через некоторое время. Поэтому когда-нибудь это должно было закончится.
Эд нашёл себе занятие, за которым время пролетело от зенита дня до первых звёзд - он попросту гонялся за своим хвостом, периодически закусывая собственной лапой.
Едва на землю опустилось подобие первых закатных лучей, в голове крокута что-то щёлкнуло. Он подошёл к старой самке и осторожно потолкал её носом в спину, периодически пофыркивая и максимально дружелюбно "ыыыы"-кая. Когда та проснулась, он, задирая лапы, как заправский арабский скакун, направился к туше и затем уже с ней бешено закивал головой в сторону кладбища, как бы уже недвусмысленно намекая. Им на самом деле уже стоило уходить, тем более, что Шензи могла устроить им неплохую взбучку за сбегание на весь день с кладбища.

----→ Поле костей.

+1

383

Сердце дико колотилось где в самом центре груди, вот уже второй раз за минувшие сутки до краев преисполнившись страхом и адреналином — пожалуй, еще одно такое мощное потрясение, и оно просто-напросто мячиком выскочит наружу, с глухим шлепком откатившись прочь от своей хозяйки. Тяжело, с присвистом дыша, Кейона вновь затаилась в густой траве, даже не осознавая, что ее все равно очень хорошо видно со стороны, и с тревогой прислушалась к удаляющемуся топоту стада. Она пыталась осознать, насколько удался ее нелепый прыжок и в какую сторону помчались травоядные, а главное, сумел ли их новый знакомый кого-нибудь схватить. Но, само собой, понять хоть что-то в воцарившейся мешанине звуков было нереально, так что Кей только и оставалось, что растерянно лупить глаза в пространство, попеременно дергая ушами в разные стороны. Неожиданно раздавшийся рядом с ней шорох заставил пугливо вздрогнуть всем телом и до отказа воткнуть когти в рыхлую грязь, но затем львица отчасти успокоилась: это был всего-навсего Ив.

Как ты? — участливо осведомился лис у своей хозяйки, и та нелепо потрясла головой в ответ, тщетно силясь овладеть собой. Ух... Пожалуй, ей все-таки не следовало соглашаться на эту охоту, вон, как во рту пересохло от волнения!

Все хорошо, — сипло ответила Кейона, облизнув запыленную мочку носа. — Только ушиблась немножко...

Я вижу Эливейшена, — Ив, тем временем, уже вовсю тянул шею в направлении умчавшегося стада, силясь разглядеть что-то поверх моря колышущейся травы. — Он поймал антилопу! — возбужденно тяфкнул фенек, приподнявшись на задних лапах. Однако, в следующую секунду восторга в его голосе явно поубавилось. — Вот только... не убил. Кажется, ему нужна наша помощь.

Тогда поможем ему, — Кей с внезапной (в том числе и для нее самой) решимостью поднялась с земли, попутно неуклюже разведя лапы в стороны — скользко! Кое-как выровняв свое положение, львица молча двинулась в ту сторону, откуда все еще доносились раскатистое мычание и грохот многочисленных копыт, потихоньку удалявшиеся за горизонт. Ив беспокойно засеменил рядом, в кои-то веки, оказавшись чуть позади слепой и, кажется, чувствуя себя при этом немного смущенным. Ох и не часто Кейона брала инициативу в собственные лапы! Что-то явно изменилось в поведении самки, совсем чуть-чуть, так, что и не заметишь сразу, но Ив был достаточно внимателен к подобным мелочам. Вот уже в третий раз сероглазая удивляла его принимаемыми ею решениями, демонстрируя вроде бы совершенно не присущие ей крепость духа и характера. Все это, конечно же, не могло не удивлять, но пока что лис предпочитал молча повиноваться, отложив всякий анализ на более подходящее время.

Левее, — негромко поправил он свою подопечную, заметив, что та слегка сбилась с курса, и Кей тут же переменила шаг, стремительно приближаясь к валявшимся в траве Эли и его непокорной добыче, лишь изредка запинаясь о попадающиеся на тропе камешки и рытвины. В конце концов, она оказалась достаточно близко от беспорядочно размахивающего копытами травоядного и даже чуть было не словила крепкий удар по морде — едва ощутив опасное дуновение воздуха рядом с собой, Кейона тут же пугливо отшатнулась, прижимая уши к голове, но затем упрямо двинулась дальше, обходя антилопу стороной и чутко прислушиваясь ко всему происходящему. Теперь даже Ив не осмеливался ее сопровождать: остановившись чуть поодаль, фамильяр с широко распахнутыми глазами наблюдал за действиями молодой львицы, в то время как последняя напряженно втягивала носом воздух. Кровью не пахло... по-крайней мере, пока. Видимо, у Эливейшена возникли какие-то проблемы, он все никак не мог прижать добычу к земле, а значит, ему требовалась подмога. Несколько мгновений, самка робко мялась в стороне, не решаясь на дальнейшие действия, но затем, вздрогнув, с тихим рычанием бросилась на здоровое по сравнению с ней животное, норовя обхватить то лапами и покрепче схватиться клыками за... да хоть за что-нибудь! Необязательно за шею, она ведь понятия не имела, где та располагалась, но, быть может, если она повиснет на этой антилопе сбоку, то Эли сумеет нанести смертельный удар. От Кей всего-то и требовалась, что небольшая помощь — и она была готова рискнуть для этого собственной шкурой, хотя и могла бы получить серьезное увечье.

Но это все равно ее не остановило.

+2

384

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Кейона атакует антилопу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+5

Бросок

Итог

1 + 5 = 6

6

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Лошара. Ну конечно же Кей промахивается мимо добычи и падает в грязь прямо перед ней, рискуя получить копытом по маковке х))

+1

385

Южный берег реки Мазове ---→

Впереди, пробиваясь сквозь облака, пламенел весьма красивый закат, которым Амиди, откровенно говоря, не мог не любоваться. Прямо перед ним в лучах заходящего солнца сверкала широкая водная гладь. То самое озеро, про которое ему говорили. Значит цель пути уже достигнута. Как они там сказали, "как только упрёшься в озеро - они начинаются". Ну что-жь, вот и оно. Амиди стоял на пригорке и смотрел на расстилавшуюся перед ним водную гладь, на поросшие кустами и травой берега озера, раскинувшиеся среди невысоких холмов. лучи заходящего солнца красиво пробивали себе путь сквозь разнообразные облака, но вот пока-что никого рядом не было, хотя встречаться с обещанными гиенами Амиди не очень-то хотелось. Поэтому он особо и не торопился в плане того, чтобы углубиться в эти замли. Пока. Пока-что он несколько нерешительно прохаживался по берегу озера, пребывая в раздумьях по поводу того, идти вглуюб этих, судя по услышанным ранее словам, довольно негостепреимных земель прямо сейчас, или чуток повременить? И, похоже, второй вариант пока-что казался ему более привлекательным. Чего греха таить - гиен Амиди несколько недолюбливал и не слишком жаждал встречи с ними. Поэтому он пока-что старался не отходить далеко от берега озера, хотя и понимал, что рано или поздно ему придётся это сделать...

0

386

Тем временем уже стемнело, а погода явно начинала портиться. И мокнуть тут в ожидании гиен в планы Амиди, похоже, явно уже не входило. Впрочем - чем больше и больше Амиди размышлял, тем меньше и меньше его вообще прельщала сама мысль о встрече с гиенами. И вот, наконец, Амиди решился. Отринув идеюпойти вглубь территории этого, кхммм, "гиеньего прайда" - как довольно метко окрестил сии земли Амиди, он решил пройти самым краешком их в надежде, что южнее он найдет более приветливую землю. Так, что там те львы говорили, река у них вроде как граница с этими чудиками? Так - река вроде есть... и действительно, неподалеку в озеро впадала текущая с юга речушка, очень даже сильно разбрякшая от дождя, да так - что берег превратился в какую-то кашу. Ну значит надо двигаться так, чтобы сия каша вместе с речушкой была полевому боку, но в саму эту кашу не лезя - ибо не хватало в ней еще увязнуть. А как можно быстрее на юг, желательно - не привлекая лишнего внимания к своей персоне. Благо,  наступившая дождливая ночь, мягко говоря, не способствовала сторонним наблюдателям в попытках разглядеть Амиди, а дождь как нельзя кстати смыл с него почти весь полынный запах. Решено. И Амиди, быстро, настолько быстро, насколько вообще позволяла влажная почва и манера идти, прячась за каждым кустиком и каждой кочкой, устремился на юг. Только бы поскорей миновать сии, прямо скажем, негостеприимные земли. Хоть бы Тьма благословила его и укрыла от нежелательных встреч... На юг, на юг, на юг!

---→ Пустошь

Отредактировано Амиди (10 Сен 2017 15:25:38)

0

387

Мистер Пафос, да? Весь из себя Супер Охотник. Профи года. Гроза травоядных и далее-далее, пока солнце не сядет. Упс, уже село!

- Грёбанная, мать её, антилопа! – рычал от злости и досады себе в усы Эливейшен, пока предпринимал одну тщетную попытку придушить травоядное за другой. И это он ещё пытался преподать Кейоне урок, как ей надо охотиться на стада и что делать. Кто ещё кого должен был учить. Судя по тому, что Кей до сих пор была вполне себе жива, несмотря на худобу, то это ему у неё надо поучиться выживанию. Но нет же, мы слишком гордые, чтобы работать в паре, а не фырчать на каждом шагу, какие неумёхи ему достались в горе-помощники, что опять придётся всё делать самому и бла-бла-бла. Дозвизделся?

Давно его позорно мордой в песок не макали. Сначала гиены из прайда Скара, которые пытались показать двум чужакам, что они решили пересечь не те границы. Потом призрак, который спас его же задницу от разборок, но при этом подарил кило с четыре радости в штанах, если бы Эл их носил. Теперь это. Неудачная охота, которая могла закончиться тотальным провалом, если ему сейчас не повезёт вывернуться и удачно атаковать антилопу.

Конечно, одиночка мог сослаться на то, что всегда бывают ситуации хуже той, в которой он оказался. Ему уже повезло в том, что он придавил антилопу своим телом к земле и тем мешал ей поднять на ноги в любой момент и попытаться удрать, волоча его за собой, как мешок с костями и мясом по земле, пока он не сдастся и не отпустит даже не кровоточащую шею. Ему даже удалось вцепиться клыками в шею антилопы. Да, он не нанёс ей смертельной раны и не стиснул глотку достаточно сильно, чтобы придушить травоядное, но у него всё ещё был шанс использовать ситуацию в свою пользу. Повреждённая лапа болела и досаждала ему, но мысль о том, что Кейона, пусть и не видит того, как он круто обламывается, то её спутник – тот фенек, мог ей об этом в красках рассказать, а сейчас они сидят в кустах и хохочут с него, катаясь по земле до коликов в животах.

У-унижение.

Не собираясь сдаваться так просто. Здравствуй, природное упрямство! Эливейшен предпринял ещё одну попытку сильнее стиснуть клыки на шее травоядного и, если выйдет, то выдрать кусок плоти и открыть сильное кровотечение. Валяться в обнимку с антилопой, пока та медленно задыхается и имеет чудесный шанс по нему съездить, одиночка хотел меньше всего. Он надеялся, что острые клыки помогут ему выполнить свою задачу. Единственный момент, который Эливейшен не учёл, - что ему кинутся помогать. И ладно бы в процесс добычи пищи вмешался тот же Ив – его участие самец ещё мог бы как-то понять, но в процессе оторвать шмат мяса от шеи травоядного увидеть, как к нему несётся Кейона…

Вы когда-нибудь выдели охреневшего льва, который не может выпустить добычу из пасти, но при этом глазами и нервным дыханием так и кричит: «НЕТНЕТНЕТНЕТСТОЙТВОЮМАТЬТАМ!!!»? Теперь видели. Несмотря на все старания Эла подать мимикой знак, он не был услышан. Его бравая спасительница летела к нему, едва не поскальзываясь на грязи (лучше бы поскользнулась там, честное слово), запинаясь о камни. Понимая, что на этот раз ему ничего благополучного не светит, Эл возвёл глаза к небу и просто помолился.

Услышав рычание и увидев решимость Кейоны оторвать кусок мяса от чего-то, именно чего-то, а не конкретно травоядного! Эливейшен сделал всё, что мог – сдвинул задние лапы, поджав хвост, чтобы под раздачу от суровой львицы не попали самые важные части его тела, и зажмурился, неосознанно сильнее стиснув клыками шею антилопы.

Несколько секунд вечности. Осознав, что ничего ужасного не произошло, а его помощница уткнулась мордой в грязь, Эливейшен, да простят его все сожалеющие Кейоне, с облегчением выдохнул. Он бы и испарину лапой со лба смахнул, если б мог. Обошлось. К частью. Правда, долго радоваться неудаче своей помощницы он не смог. Прилетело осознание, что в любой момент антилопа может почувствовать надежду и ринуться  бой, а первой под раздачу скорее попадёт Кейона, чем он. Матерясь про себя и гневно рыча, Эливейшен снова предпринял попытку впиться клыками в шею антилопы и придушить эту тварь, пока она не наделал дел.

Мастеру игры

На случай неудачи у меня там Земной покровитель и Живучесть хДД Удачи – острые клыки.

+2

388

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

389

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На юго-востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо по ту сторону реки Зубери заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье вулкана Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

390

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Эливейшен атакует антилопу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=2+6

Бросок

Итог

2 + 6 = 8

8

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

И вновь у льва не получается толком прикончить эту гребанную антилопу х)) Он по-прежнему не дает травоядному подняться на ноги, но на том его помощь и ограничивается. Словом, ситуация не меняется вообще никак.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Северное озеро