Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Северное озеро


Северное озеро

Сообщений 391 страница 418 из 418

1

https://i.imgur.com/HPx5SKV.png

Северные границы Земель Прайда на протяжении долгих лет оставались большой загадкой для обитателей королевства, но все изменилось после того, как отважная Уру, супруга короля-льва Ахади, обнаружила здесь большое пресное озеро, не пересыхающее даже в самое засушливое время. Вода в нем на удивление чистая и прозрачная, а пологие берега поросли густой травой и кустарником. С востока в озеро впадают сразу две реки — Зубери и Мазове. Также здесь берет свое начало Гнилая река, которая в дальнейшем вливается в могучую и полноводную Зимбабве — главную жизненную артерию королевства.


Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Паслён, Чистотел (требуется бросок кубика).

0

391

И на что она рассчитывала...

Разумеется, эта ее, с позволения сказать, "атака" с самого начала была обречена на сокрушительный провал. Кей готовила себя к этому заранее, мысленно надеясь, что если уж ей и придется куда-то падать, то лишь бы не мимо антилопы — но увы, увы. С размаху впечатавшись мордой в грязь, львица панически забарахталась где-то в считанных сантиметрах от хаотично мелькающих в воздухе копыт травоядного, буквально волосками ощущая, как те проносятся в опасной близости от ее потрепанной шкуры. Завидев, что его хозяйка рухнула на песок (удивительно, не правда ли? ну, в смысле, что упала), Ив торопливо метнулся к ней на выручку. Само собой, поднять ее с земли он бы при всем желании не смог, слишком уж велика была разница в их массе и размерах, так что фенек избрал другую тактику: обогнув напряженно рычащих "охотников" стороной, лис не без труда поймал в зубы хвост Кейоны, со скоростью пропеллера вырисовывающий косые восьмерки в воздухе, попутно с головы до лап обрызгавшись мокрой глиной, и напряженно потянул тот на себя, подсказывая, в какую сторону ей лучше отползать. Эливейшен, тем временем, вновь попытался сомкнуть зубы на глотке хрипящей от ужаса добычи, желая поскорее ее прикончить — и снова промахнулся, ничуть не улучшив создавшейся ситуации. Наверное, со стороны это смотрелось откровенно смешно: два взрослых льва все никак не могли справиться с одной злосчастной антилопой, а лишь по уши извозились в грязи, став похожими на каких-то жутких болотных чудищ.

Фы не фог фы фофуффее?! — невнятно промычал Ив сквозь до отказа набитую чужой шерстью пасть, все также силясь задать подруге верное направление для стратегического отступления, а на деле комично скользя лапками по песку и грозясь в любом момент бухнуться на берег рядом с Кейоной. Наверное, так бы они и развлекались дальше, ничего толком не замечая, в том числе и странных рокочущих туч на горизонте, а также слабого, едва различимого подземного гула... Покуда доселе мирно выглядывавший из-за горизонта вулкан не решил рвануть с такой силой, что даже плененное травоядное на пару минут отвлеклось от напряженной борьбы с атаковавшими его хищниками, вот такенными глазищами уставясь на сие удивительное светопреставление. Почуяв неладное, Кей моментально прекратила барахтаться, а Ив так и вовсе ошарашенно расслабил нижнюю челюсть, неосознанно выронив чужой хвост из зубов. Несколько мгновений, присутствующие дружно пялились на здоровенных размеров "гриб", столь неожиданно возникший над кратером Килиманджаро... а затем и до них тоже докатилась сокрушительная взрывная волна, такая сильная и горячая, что Ив аж колобком откатился прочь, оставляя Эли и Кейону наедине с их обалдевшей жертвой. Коротко вскрикнув, львица инстинктивно прижалась подбородком к земле, оглушенная и напуганная до глубин души этим поистине эпическим грохотом, и попыталась слепо отползти в сторонку, спасаясь от неведомой опасности.

Ив! — завопила она по-детски тоненьким, дрожащим от ужаса голоском. — Ив, что происходит?! — к сожалению, фенек не мог ей ответить, по той элементарной причине, что его ушастая голова оказалась по-страусиному воткнута в сырой песок. Столь внезапное исчезновение верного помощника, обычно всегда очень живо откликавшегося на ее мольбы и крики о помощи, на краткое время повергло Кейону в шок... но потом она вдруг расслышала рядом собой не менее испуганное мычание антилопы: та, наконец, пришла в себя от изумления и теперь с удвоенной энергией начала вырываться из крепкой львиной хватки, грозя, в конце концов, окончательно сбросить Эливейшена со своей спины. Этот звук непроизвольно отвлек самку от происходящего, заставив ее повторно сосредоточиться на их с Эли изначально не задавшейся охоте.

"А ведь она вот-вот сбежит!" — догадалась Кей... А затем, не задумываясь толком над тем, что именно она сейчас делает, фактически на уровне врожденного инстинкта, вновь всем телом поддалась вперед, желая перехватить добычу раньше, чем та успеет вырваться на волю. Широко распахнув пасть и выпустив когти из грязных подушечек лап, Кейона постаралась схватиться ими хоть за что-нибудь, за любую попавшуюся часть тела антилопы, лишь бы только не дать ей уйти, а если повезет — так и вовсе нанести ее более-менее серьезную травму.

+2

392

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Кейона атакует антилопу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4+6

Бросок

Итог

4 + 6 = 10

10

Переменный успех, действие выполнено с ощутимыми помарками. Антибонус, получаемый противником на все его последующие действия, не может превышать значения "-1" (т.е., этим ударом можно нанести максимум легкую травму).

Как ни странно, но львица повисает зубами прямо на морде у травоядного, глубоко впившись клыками ей в нос. Правда, рана все равно несерьезная — антилопа получает лишь легкий антибонус "-1" на все последующие действия и просто не может толком выпрямиться под грузом сразу двух львиных тел, повисших на ней с противоположных сторон.

0

393

Не мог бы он пошустрее? ЧЕГО?! В смысле «пошустрее»?! Он тут и так на пределе своих возможностей горбатился! Эливейшен удержался от желания устроить с фенеком словесную перебранку о явно недооценённых своих потугах в убийстве добычи, потому что так бы они точно лишились возможности пожрать. На этот раз окончательно, и антилопа посмотрела бы на них, как на двух ненормальных, у которых еда была в пасти, а они вместо того, чтобы добить её с н-ной попытки, решили посраться и помериться письками. Охота превратилась в несмешное представление и немое противостояние со стороны Ива и Эливейшена – у обоих пасти были заняты и задействованы в чём-то важном, но глаза! Глаза говори о многом.

Противостояние неожиданно завершилось. Причём со всех сторон. Эливейшен хотел уже победоносно крикнуть: «ХА!», когда антилопа перестала дёргаться и, естественно, приписать эту заслугу себе, мол, он её всё же смог удачно придушить – так силился испепелить взглядом фенека, что от его суровости даже антилопа благополучно издохла, но нет. А куда они все пялятся, собственно? Эта мысль начала доходить до него с запозданием, а он сам едва не выпустил антилопу из пасти, потому что челюсть просилась к земле, пока глаза, широко распахнутые от увиденной картины, неотрывно смотрели на грибок. Что за херня? Нет, не так. ЧТО ЭТО ЗА ХЕРНЯ?!

Ответа ему, конечно, никто не дал, да он и вопрос-то толком не задавал. Мысли никто из его компании читать не умел, да и навряд ли они сами понимали, что только что произошло. Эливейшен разве что успел внутренне сжаться и зажмурить глаза, а вот антилопа быстрее всех них сообразила, что пора делать ноги и попыталась первой растолкать чужие задницы, избавиться от тяжёлой львиной ноши и подняться на ноги. Почувствовав её старания, одиночка наконец-то вспомнил, зачем он здесь и почему так унизительно валяется на земле с ноющей лапой и ноющей челюстью в крайне неудобном для него положении дел и тел.

- Мвфф!!

Что бы это ни значило… На самом деле значило оно многое и в первую очередь – держи антилопу, но что-то подсказывало, что Кейона не сообразит, потому что он сам себя в сложившейся ситуации едва ли понимал. Он как бы знал, что хотел сказать, но естественные причины мешали ему даже частично внятно хоть что-то из себя выдавить, а мимикой он, увы, ничего передать львице не мог по другой не менее естественной причине. Да и фенека куда-то отнесло воздушной волной. Прелестно.

Кейона, забыв о своём спутнике (об одном ушастом, ага), ринулась в атаку. В этот раз Эливейшен удержался от возведённых глаз и просто попытался не дать антилопе сдвинуться с места, чтобы как-то облегчить задачу своей спутнице. Ну, не сказать, что сильно облегчил. Он-то с забитой пастью совершенно никак не мог её направлять, а потому атака Кейоны выдалась смазанной и попала по морде антилопы. По крайней мере, стоило отдать львице должное – она своими действиями не сделала ещё хуже и не покалечила никого из них. Сопротивление антилопы стало более вялым за счёт того груза, что она вынужденно держала на себе.

Эливейшен решил вновь воспользоваться этой ситуацией, но раз придушить у него антилопу не вышло, то он хотел глубоко вонзить клыки в её шею и выдрать из неё кусок плоти. Конечно, при идеальном раскладе это должно было открыть ей сильное кровотечение и, как следствие, привести к тому, что у львов на таком романтичном фоне – пылающие окрестности Килиманджаро, раскаты темнеющего неба, летящие с вершин камни, волнующая дрожь земли и запах горящих львиных тел, должен был состояться их первый совместный ужин.

- Сдохни ты уже, наконец!!!

ГМу

Набор всё-тот же - покровитель и уворот хД

+1

394

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Эливейшен атакует антилопу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+3

Бросок

Итог

3 + 3 = 6

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

В общем, плохо все у Эли с охотой. Как ни старайся, а антилопа все еще живая и даже нифига не раненная. Подняться на ноги она, впрочем, все еще не может.

0

395

---→ Восточный берег реки Зубери

Приближаясь к Северному озеру, Нео заметно нервничал. То есть, как заметно... Учитывая, что им приходилось скакать по горячему пеплу, а то и по углям, ситуация и так не особо располагала к спокойствию. В придачу к опаленному боку черногривый обжег лапу, и это была уже вторая по счету лапа, так что теперь самец хромал на обе передние.
Хуже всего было то, что он понятия не имел, куда ведет Сиару. В ту сторону он почти никогда не ходил, и хотя у него были смутные представления о том, что южнее и чуть на запад лежит большое озеро, но насколько далеко оно находится, и в каком сейчас, после засухи и затяжных дождей, состоянии, он, конечно, не знал.
Погода меж тем продолжала радовать. Летящие из жерла бушевавшего вулкана раскаленные камни дали начало многочисленным лесным пожарам, и туда, куда не доставали посылочки от Килиманджаро, теперь в изобилии летели искры... Пару раз, оборачиваясь, Нео замечал, что все больше и больше участков саваннового леса горит. Оглянувшись в последний раз, он предпочел втянуть голову в плечи и ускорить шаг.

К счастью для них, лес остался позади. Здесь все еще было, чему гореть, но деревьев вдоль реки росло мало, и хотя почва была неприятно теплой, все же наступать на нее было можно. Львы то и дело захлебывались кашлем от едкого дыма, стелившегося вокруг. От воды же поднимался неприятного вида туман, так что видимость тоже оставляла желать лучшего.
А хуже всего было то, что, находясь так близко от реки, львы не имели ни малейшей возможности напиться. Берега были слишком крутыми, ну а сейчас, когда Нео видел едва ли на десяток шагов вперед, и пытаться было нечего найти пологий спуск. Одно неверное движение — и будешь двигаться куда быстрее, со скоростью течения. Правда, это путешествие, судя по изобилию проплывавших мимо бревен и наполовину обгоревших веток, тебе не понравится.
Нео попытался что-то сказать, но лишь исторг из себя очередной надсадный хрип. Силы у него давно уже закончились, но вокруг были лишь туман, река и горящая трава... Останавливаться было нельзя, хотя самец давно уже подыскивал для себя оправдания. Мол, устали уже оба, а место почти безопасное, далеко от вулкана; к тому же утром, когда рассветет, можно будет поискать среди пепла свежатинки. Животных нынче погибло много, и ближайшие несколько дней рядом с вулканом будет раздолье для хищников.
В то же время черногривый отчетливо осознавал, что, усни они в этом дыму, — и могут уже не проснуться.
Пока он уговаривал себя, то готовясь лечь на землю прямо на ходу, то вновь ободряясь и прибавляя шагу, впереди наконец-то показалось долгожданное озеро.
Тумана было полно и здесь, но дыма все же стало гораздо меньше, а дышать было легче. Особой разницы истерзанное горло Нео не заметило, но когда львы, преодолев последние метры вдоль реки, добрались до озера, окруженного пологими холмами и равнинами, первое, что он сделал — это опустил морду в воду.
Она тоже была теплой. Должно быть, подземный жар нагрел ее, или же это сделали воды Зубери, полные горячих обломков... Но все равно пить ее было вкусно, а пейзаж вокруг будто бы не видел всего того ужаса, что видели пришедшие с земель Нари львы.
— Мы пришли, — наконец, хорошенько откашлявшись, непривычным для себя, низким и хриплым голосом проговорил Нео, — передохнем здесь немного. А потом попробуем пойти дальше, — некоторое время он крутил головой; найти нужное направление в тумане было трудно, — туда, — наконец, сообразил он, указывая примерно в сторону северного плато.
Ему отчаянно хотелось упасть и умереть для всего мира часов этак на двадцать... Но вместо этого Нео по очереди аккуратно окунул все четыре лапы в воду, охлаждая их и смывая пепел, и лишь затем, выбравшись на поросшее мягкой травой место, осторожно устроился на ночлег. Впрочем, дремать он предпочел головой к вулкану... чтобы сразу заметить неладное.

+2

396

Кейоне еще ни разу в своей жизни не приходилось вонзать клыков в такую крупную и сильную добычу. Она вообще  никогда не принимала активного участия непосредственно в поимке и умерщвлении загнанных травоядных — слишком уж это было рискованно, с ее-то слепотой. Тем не менее, Кей примерно знала, что должны были делать охотницы в таких случаях... Если только у них были свободны лапы и челюсти! Честно говоря, она вообще не планировала убивать эту несчастную антилопу, да и в принципе на нее бросаться — как в одиночестве, так и на пару с Эливейшеном, — но ее спутнику очевидно требовалась подмога. Ну и что с того, что он ее об этом не просил? Она сама вызвалась, по собственной доброй воле! И, кажется, очень даже вовремя... Крепко стиснув зубы (больше от испуга, чем из желания поскорее завершить эту дурацкую охоту), львица мешком повисла на чужой физиономии, собственным весом оттягивая ту к земле и всем своим видом имитируя огромную серую соплю. Тягучую такую, аморфную и дрожащую, ну точь-в-точь как настоящая. Само собой, бедное животное постаралось стряхнуть самку со своего носа, энергично замотав рогатой головой из стороны в сторону, насколько это вообще было возможно в такой ситуации, отчего задние лапы и хвост Кейоны неуклюже взрыхлили мокрый песок... Та, в свою очередь, приглушенно пискнула сквозь лихорадочно сомкнутые клыки и, подтянувшись, обхватила лапами чужую шею. Просто на всякий случай, чтобы вдруг не сорваться прямиком под копыта обезумевшего от страха травоядного.

Интересно, что бы сделали Мисава или Иша на ее месте... А главное — почему Эли не спешил воспользоваться столь удобной для него заминкой и прикончить антилопу одним точным укусом в шею?!

"Я должна что-то предпринять! Ну, хоть что-нибудь..." — ошалело выкатив затянутые полупрозрачными бельмами шары из глазниц, с испугом вздыбив шерсть практически по всей линии изогнутого позвоночника, Кей, тем не менее, попыталась нащупать задними конечностями столь некстати утраченную ею опору, а когда ей это худо-бедно удалось — неожиданно разжала челюсти, на мгновение выпустив чужой нос из своей неуверенной хватки. Но вовсе не ради того, чтобы позволить добыче окончательно вырваться на свободу... отнюдь. Кейона попыталась перехватить морду антилопы таким образом, чтобы полностью лишить ее возможности сделать вдох. Так, помнится, частенько поступала ее приемная мать и наставница: не кусала травоядных за горло, но плотно обхватывала их ноздри и губы собственной пастью, а после, когда те умирали от нехватки кислорода, детально объясняла дочерям свои действия. Ише — чтобы училась и запоминала, ну, а Кей просто так, за компанию, вероятно, допуская такую вероятность, что и этой слепой самочке однажды придется поохотиться в одиночестве. И ведь не ошиблась же...

Лишь бы только она ничего сейчас не перепутала.

+2

397

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Кейона атакует антилопу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+3

Бросок

Итог

6 + 3 = 9

9

50/50, действие выполнено лишь отчасти и с незначительным уроном как для атакующего персонажа, так и для его противника в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на следующий пост противника).

Кей удается перехватить морду травоядного таким образом, что она отчасти перекрывает ему дыхание — но в том-то и дело, что лишь отчасти. Львица не душит антилопу, но сильно мешает ей сделать нормальный вдох, отчего последняя получает второй антибонус "-1" — теперь уже просто от головокружения и легкой нехватки кислорода, который будет держаться до тех пор, пока Кей не отпустит свою добычу. Слепая при этом вновь теряет опору и беспомощно повисает на шее травоядного.

0

398

Айхею.. Какое унижение…

Эливейшен никогда не чувствовал себя настолько.. обгаженным. Другое слово не подходило. Он прямо чувствовал, как вся эта прелесть падает на него и растекается по телу мерзкой зловонной оболочкой. И это даже не птичий помёт, а самое настоящее дерьмо. Слон мог бы смутиться, но его лепёшка в сравнении с той массой, которую почувствовал на себе Эливейшен, – полнейшая хрень, маленькая и пахнет ромашками.

Самец не мог припомнить, чтобы за все четыре года его жизни кто-то его так унижал. Ему уже начало казаться, что эта слепая львица тянет за собой одни лишь проблемы, а к нему прилипла с постоянным невезением и антибонусом на все свои действия. Конечно, на практике это просто Эл – хреновый охотник, который даже в элементарный смертельный кус не смог. Добыча была зажать между ними, не трепыхалась и не отбивалась, а, кажется, сама уже была готова заорать в какой-то момент на двух незадачливых охотников, когда же они её уже убьют, наконец, но травоядное молчало, охотники пыхтели и старалась, а от стараний ничего путного не выходило – это факт. Даже слабый намёк на удачу оборачивался для них кривым и косожопым исполнением.

Эливейшен уже не надеялся, что у него получится хоть что-то путное, но он продолжал держать шею антилопы, мешал ей подняться из-за веса двух налипнувших на неё туш и уже даже не думал о том, что Кейона ему хоть чем-то мешает. Не укусила и не придушила его – и на том спасибо. Даже её ушастый дружок не додумался ещё поржать с них двоих или покрыть отборным матом. Хорошо, что не полез учить их охоте – такое унижение лев бы вряд ли выдержал вдобавок ко всему, что уже испытывал.

Собрав всю волю в кулак, Эливейшен снова попытался оборвать жизнь антилопы и как-то реабилитироваться в глазах своих спутников, если такое вообще возможно. Он попытался вырвать кусок плоти из шеи антилопы и открыть ей сильное кровотечение, раз придушить её не вышло. Впрочем,  у него и до этого не получалось вырвать из неё куски мяса. С чего вообще решил, что на этот раз что-то изменится? Наивная наивность. И где бродит его пятнистый друг в такое важное для него время? Да, у Эла тоже был спутник, но, в отличие от фенека Кейоны, с более скверным и пофигистским характером, как под стать самому Эливейшену, поэтому помощи от него ждать бесполезно.

Может, над ними хоть боги сжалятся?

Эливейшен уже начал побаиваться, что после такой охоты, если ему и удастся развести Кейону на сотрясание кустов, то он и там облажается по полной программе. То ли не найдёт куда, то ли попадёт не туда, то ли вообще себе что-то сломает. А вдруг вообще у него даже тело не отреагирует как надо и он уже стареет? Ну а что? Ему уже больше четырёх, старость медленно подкрадывается к нему. Вон уже охота через одно место, вдруг и там ничего не выйдет? А самка молодая, может, вообще ещё непорченая, а тут он такой большой, красивый и с лапами из жопы. В общем… зря он подумал о Кейоне под таким радужным и прекрасным углом, потому что… потому что с реакцией у него было всё как надо, вот только между ним и Кей была антилопа..

ГМу

На случай удачи – Острые клыки, есть Талисман охоты.

0

399

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Эливейшен атакует антилопу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+3

Бросок
Бонус

Итог

1 + 3 = 4
2

6

Персонаж не только промахивается, но оказывается в крайне невыгодном для себя положении, благодаря чему его противник получает разовый бонус "+1" на ответную атаку или попытку вырваться на свободу.

В общем, Эли — лох, даже под талисманом охоты xDDDD Пожалуй, не будем позориться дальше. Антилопа резко вырывается из его хватки и, стряхнув Кейону со своей физиономии, с глубоким и беспросветным фэйспалмом ковыляет прочь.

+1

400

Ей снились многочисленные стада травоядных, полноводные реки, греющее землю заходящее солнце и переливчатые голоса готовящихся к ночлегу птиц — словом, всё то, чего она не видела, не слышала и не чувствовала вот уже несколько долгих и мучительных месяцев. Кто-то может решить, что гиена, чей дом — мрачное, затхлое и забытое богами Кладбище Слонов, не может видеть во снах такую красоту, благополучие и спокойствие, но… почему нет? Она ведь ничем не отличалась от других обитателей саванны и хотела того же, что и они — мирной и сытой жизни, особенно сейчас, в старости. А вместо этого получала голод, холод и вечную усталость. Она порой удивлялась сама себе — и как ей удалось в её возрасте выжить среди всего этого?.. Возможно, потому, что моральную подпитку ей давали вот такие чудесные сны, в которых всё было хорошо.

Увы, как следует насладиться зелёными лугами и полноводным реками ей не дали — сквозь сон почувствовал влажный холодный нос Эда на своей спине, Ухуру тут же проснулась, однако открывать глаза не спешила. Было холодно, кости ломило, голова была свинцовой; вставать не хотелось от слова «совсем». Если бы не поливающий Земли Гордости дождь — кто знает, нашла бы старая гиена в себе силы разлепить глаза, подняться с земли и куда-то пойти (это же насколько сильно она вымоталась и как крепко спала, если не проснулась даже от дождя?..) Но надо было как минимум найти укрытие от непогоды, а как максимум — добраться до Кладбища, где их ждал матриарх. Она неохотно приоткрыла один глаз — взгляду Ухуру предстал Эд, антилопой скакавший в сторону туши (ого, её ещё никто не утащил!), а после активно кивающий головой в сторону их дома.

Издав тяжёлый вздох, самка не менее тяжело поднялась на лапы и, едва переставляя их, медленно поплелась к соклановцу.

Потащили, что ли, — устало проговорила она, схватив антилопу за одну из ног и вместе с Эдом направившись в сторону Кладбища.

***

Они уже преодолели половину пути, когда Ухуру была вынуждена зажмуриться от яркой вспышки света, вдруг озарившей саванну — бодрствующая по большей своей части ночью, старая гиена совсем не привыкла к такому ослепляющему свету. Однако это была лишь малая часть проблемы… Жуткий грохот и внезапная, буквально валящая с лап дрожь земли заставили гиену испуганно вскрикнуть, подпрыгнуть, а затем всем телом прижаться к раскисшей под дождём глиняной поверхности, попутно в страхе ощерившись, прижав уши к голове и вздыбив шерсть. Сердце бешено колотилось, лапы были налиты свинцом и, ей богу, хотелось опорожниться прямо здесь и сейчас — так пугающ был вдруг решивший проснуться вулкан!

И всё же, как только первая волна стихла, ушла и тревожность Ухуру. Вернее, не так… Тревожность-то осталась, но самка теперь, по крайней мере, находила в себе силы шевелиться. Да были бы прокляты эти земли прайда, живущие тут львы, Скар, Шензи и их сумасшедшая идея объединения! Останься гиены на Кладбище — ничего бы этого не было! Ни голода, ни усталости, ни взрывающихся вулканов!

Инстинкт подгонял самку искать укрытие, а лучшее укрытие — родной дом. Так что, не сильно раздумывая, Ухуру вскочила на лапы, огласила окрестности паническим «БЕЖИМ!» и, подхватив добычу (о, эти голодные времена длиной в несколько месяцев научили старую гиену тому, что пищу нельзя бросать даже в самой критической ситуации!), стрелой, слишком резво для её лет рванула в сторону Кладбища.

---------------

>>> Кладбище Слонов >>> Поле костей >>>

+2

401

Восточный берег реки Зубери <-------------------

Маленькие лапы Сиары сейчас казались ей тяжеленными каменными глыбами. С каждым шагом поднимать и переносить их вперед становилось все труднее и труднее. Она никогда в жизни не чувствовала себя такой уставшей. До этого львенка росла практически в тепличных условиях. Да, ее мать пропала. Но за малышкой отлично ухаживала другая львица. Когда Сиа была голодна, ее кормили, когда она хотела спать, она приходила в пещеру под теплый бок опекунши и спала. Никто и никогда не вынуждал ее идти против своих желаний и потребностей.

Впрочем, сейчас ее тоже никто не вынуждал. Пожалуйста, ложись и спи хоть тут. Но даже такой молодая львица, как она, понимала, что просто не выживет, если сдаст позиции. Поэтому львенка шла и шла вперед, пытаясь отвлечься от тянущей боли в лапах, от тяжести в груди из-за недостатка кислорода, от отчаянно саднящих от дыма глаз. Сиа вспоминала колыбельную, которая пела ей мама, которая была для нее олицетворением комфорта, спокойствия и безопасности. Эту песню малышка напевала себе под нос, когда не могла уснуть, когда воспоминания о маме разрывали ей душу. Вот и сейчас в мыслях звучал мамин нежный, теплый голос. Он, как путеводная звезда, вел ее дальше, придавая сил.

“Лунный свет нам светит, звёзды в небесах.
Спи, моя ты крошка, закрывай глаза.
Замурлычет ветер, как пушистый кот,
И усталый вечер, торопясь уйдёт”.

Слезы давно закончились в глазах Сиары, поэтому она не плакала. Она возвращалась в лучшие времена своей жизни, когда все было прекрасно. Это частое явление: в страшные минуты разум улетает в безопасное место, чтобы защититься, чтобы не перегрузиться негативом. А негатива в мыслях львенки было много. После того, как ужасная опасность  в виде огня и камней миновала, она вспомнила, зачем вообще убежала к этой реке, проигнорировав взрослых. Мама. Малышка хотела найти Шелин, границы у реки были ее последним шансом. Матери там не было, были лишь бурлящие потоки воды, смертельные потоки. Сиара боялась делать выводы, боялась думать, что больше никогда не увидит свою родную мать. И не услышит ее голоса, так успокаивающего ее:

“Ночь тебе подарит сладкий детский сон.
Как цветная звездочка засверкает он.
Осторожно дождик шелестит листвой.
Он не потревожит сон чудесный твой.

Лунный свет нам светит,
Звёзды в небесах.
Спи, моя ты крошка,
Закрывай глаза”.

Русло реки сужалось, а все вокруг накрывало густым туманом. Сиара никогда не была в этих землях, но знала, что они оказались на землях чужого прайда. Прайда, про который мама рассказывала страшные вещи, заклинала свою дочь не ходить туда. Здесь живут гиены, которым маленькая львенка будет на один зубок. Но, почему-то, сейчас было не страшно. Может быть, от дикой усталости, а, может быть, от того, что рядом с ней шел Нео. Сиа чувствовала себя рядом с ним защищенной.

— Мы пришли, — наконец произнес подросток, и малышка подняла на него глаза.

Самочка только сейчас осознала, что они остановились, хотя прошло не меньше минуты. Она просто этого не поняла сначала, так как усталость накрывала ее все сильнее. Нео уже успел попить воды, и к нему вернулся голос. Сиара слабо улыбнулась и поплелась к воде. Она зашла по живот и постояла там какое-то время, наслаждаясь теплой водой, обволакивающей ее израненные лапы. Львенка опустила морду в озеро и выдохнула, пустив столб пузырей. Она попила воды и вышла на берег. Ее спутник уже прилег чуть в стороне от берега.

Сиа с трудом дошла до него и легла, нет, упала рядом. Силы окончательно покинули ее, самочка прижалась к боку Нео и свернулась клубком. Маленькая, но все же сильная. Она дошла, она выжила. Львенка закрыла глаза и сразу же провалилась в глубокий сон. И только спокойный голос мамы отзывался колыбельной в ее ушах. На губах Сиары заиграла удовлетворенная улыбка.

+3

402

Вообще-то спать лев не собирался. Он не хотел признаваться в этом даже самому себе, но ему было страшно. После всего пережитого, теперь, когда они оба, казалось, были в безопасности, черногривого вдруг захлестнула волна дикого, неконтролируемого страха. Его затрясло так, что зуб на зуб не попадал. Было стыдно и страшно. Стыдно, что не смог пересилить себя и вернуться, — хотя Нео знал, что подобное было равносильно самоубийству; вряд ли кто-то из тех, кто оказался в логове прайда в момент взрыва, смог спастись. Страшно, что вулкан все еще бушевал в опасной близости от них, и сейчас даже километры, отделившие спасшуюся парочку от Килиманджаро, не казались самцу достаточным расстоянием. Что, если обретенная безопасность — всего лишь иллюзия? Что, если новый, более сильный взрыв дотянется даже сюда?

Нечасто с ним бывало такое. Если сказать по правде, вообще никогда прежде не бывало. Ничего страшнее, чем отцовский гнев, с ним не приключалось; никаких происшествий серьезнее неудачной охоты, не было. Теперь в одночасье его жизнь, — жизнь всех его соплеменников, — круто, до неузнаваемости изменилась. Но прежде ему было не до того, чтобы переживать: когда бежишь среди горящих деревьев, спасая свою жизнь, как-то не задумываешься о том, как все это трагично.

Вот теперь, когда все уже, кажется, позади, самое время терзаться переживаниями. Нео повернулся на другой бок; затем, поворчав про себя, повернулся снова, и, наконец, затих, ощутив рядом с собой теплый бочок спокойно дышавшей Сиары. Шли минуты; вулкан рокотал вдалеке. Окрестности были затянуты густым туманом, и даже мелкий дождь, начавшийся ближе к рассвету, не мог его рассеять. Но Килиманджаро все равно было видно, — злобный красный глаз, светивший даже сквозь мглу.

Измученный переживаниями и мыслями, черногривый провалился в сон как-то незаметно для самого себя. Но спал он тоже беспокойно, продолжая переживать все то же, что прежде. Его тревожили кошмары; рычание Килиманджаро вторгалось в его сны, перекраивая их по своему вкусу, мешая расслабиться, снова и снова напоминая о себе. Даже теперь, свернувшись вокруг Сиары и согревая ее своим теплом, Нео чувствовал на себе недобрый взгляд вулкана, будто тот, ожив, пристально следил за всеми, кто посмел избежать смерти.

Очень нескоро лев сумел расслабиться и задышать свободнее. Спохватившись, он вдруг вскинулся, открыл глаза, заморгал, осознав, что спит. Огляделся, настороженно поводя ушами и раздувая ноздри. В воздухе по-прежнему ощущался стойкий запах гари, изредка его разбавляли нотки горелой плоти, неприятные для льва, слишком ярко напоминавшие о том, какой могла быть их судьба, не сумей они перебраться через реку. Плотный туман все еще окружал их, но небо, кажется, просветлело. Приближался рассвет, а может быть, он уже наступил — трудно было понять.

Убедившись в том, что вокруг тихо и спокойно, Нео опустил голову на лапы. Он все-таки не справился и уснул, хотя собирался просто полежать, охраняя сон Сиары. Но сейчас, похоже, единственная опасность, грозившая им, была по ту сторону реки. Помедлив, самец вновь сомкнул веки.

+1

403

---→ Западный берег реки Зубери.

Дорога казалась вечностью. Дело ли в скорости, которая и вправду была невелика, туман ли, который не давал видеть  вдаль, преследование гиен, дыхание которых Килем, казалось, чувствовал собственным затылком... В общем, не из приятных обстановка. И пусть его буквально грело ощущение подруги рядом, с каждым шагом в Килеме нарастала тревожность. Все же на месте? Никто не отстал, никто не потерялся?

В какой-то момент Килем просто начал перекличку. Кидая туда, в толпу клич навроде "все?", он неизменно получал с разных концов и боков положительный ответ, и это не могло не успокаивать. Он впервые вёл за собой столь мощную группу, столь тяжёлую и совершенно разную, в которой не все члены даже знали друг друга. А уж о том, что кое-кто другого терпеть не мог, не стоит и говорить. И всё же шли, прикрывая друг другу спины, не растягиваясь и едва ли не прижимаясь, чувствуя невольное товарищеское плечо.

Река постепенно становилась всё менее кипучей, да и вообще спокойной. Держась её берега, Килем знал, что в итоге должен выйти к Северному озеру, куда и свои-то редко заглядывали, в с чужой стороны и вовсе, видимо, никого не быва...

Оу. Оказывается, очень даже бывало. Когда шум воды усилился (значит, недалеко место соединения рек), из тумана внезапно начали проступать чужие очертания, и явно не львов. Кроме того, запах, яркий, чёткий запах травоядных. Под ложечкой засосало, не сколько от голода, сколько от понимания, как много существ нашли приют тут, у воды. Правила водопоя вроде до сих пор должны были соблюдаться, а, значит, никакой охоты и драк. Тем более с ранеными. Под лапами как будто специально оказалось что-то мокрое и липкое — одного взгляда хватило, чтобы понять, что среди иных животных были также пострадавшие.

Беженцы молча (ну или почти молча) расступались перед львино-гиениной процессией. Возможно, из страха. Возможно, из жалости, сочувствия и понимания. Ну представьте себе картину: стоит туман, а из него выходят львы да гиены: один обгоревший что деревяшка, кто-то ковыляет на трёх лапах, тело другого тащит вовсе на спине, ещё кто-то с наполовину порезанной мордой да таким же порезанным телом... В общем, компания-Франкенштей, не то слово.

Перейдя вброд Зимбабве (течение тут было куда меньше, да и сама река не столь бурная), Килем неожиданно для себя увидел вторую реку. Её нахождение означало одно: они на нейтральной земле и явно недосягаемы для падальщиков. Отойдя на достаточное расстояние, чтобы замыкающие не мочили лапы зря в воде, он остановился, и все как по команде начали располагаться. Хромой сделал пару шагов вперёд, чтобы отделиться от компании, и огляделся. То и дело на них поглядывали травоядные, но не это его беспокоило. Он не мог долго тут оставаться, и боялся он совершенно не окружающих, а тех, кто как раз остались позади.

Я должен вернуться, — склонил самец голову к стоящей рядом Сараби, — Я не хочу оставлять тебя тут одну,  но я должен. Я... я могу что-нибудь сделать?..

Мираж наверняка поймёт его. Поймёт же?..

Ты вернёшься? — быстро спросил он находящуюся рядом Небулу. Эта гиена так рьяно бросилась спасать бывшую королеву, что и вправду стоило слегка пересмотреть своё отношение конкретно к ней. Может, она не так плоха?

Ответы для него были крайне важны. По сути, они решали его дальнейшую жизнь. Нет, он не бежал, оставляя ту, что любит, в незнакомом месте и с незнакомыми зверьми, но считал, что для её же успешного возвращение ему лучше сейчас вернуться. Килем был готов хоть всю жизнь провести на границах, но уходить с земель, ставших ему домом, предавать товарища, который, пусть и не был идеальным и разумным, но всё-таки когда-то вёл себя прилично по отношению к Хромому...

Эта двойственность рвала льва напополам. Он отчаянно хотел переложить решение проблемы на чужие плечи, и пока не был уверен, на чьи. Возьмёт ли на себя этот груз Сараби, приказав ему делать что-то? Обсмеёт ли его гиена, указав на малодушие? В конце концов, кто-нибудь из тут присутствующих упрекнёт его в трусости?

Я всегда тебя найду, как сейчас, как там... Я чувствую, я смогу прийти на помощь, — вяло оправдывался в первую очередь перед самим собой лев, потихоньку вспоминая произошедшее у вулкана. Что-то же тогда его привело, почему оно не должно снова сработать?

+3

404

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Маршрут, по которому прошли наши беженцы

http://sd.uploads.ru/YdAu9.jpg

Красным цветом обозначен маршрут беженцов. Персонажи перешли реку Зубери по бревну и оказались на ее западном берегу (нижний красный крест), после чего прошли вниз по течению реки, достигнув того места, где она впадает в Северное озеро, ПЕРЕШЛИ РЕКУ ВБРОД и оказались на том берегу Северного озера, что относится к территории прайда Нари (верхний красный крест). Это и есть место их нынешнего привала.

Оранжевым цветом отмечены территории Прайда Скара, зеленым — прайда Нари.

Голубым цветом отмечено само Северное озеро, на берегу которого сейчас находятся беженцы.

Порядок отписи пока что свободный!

0

405

---→>>Западный берег реки Зубери

В том, что путь окажется непростым Такита и не сомневалась. Не столько конкретно для нее, сколько в принципе для их пестрой компании калек. Кто-то хромал, кого-то вообще несли. Такита как раз шла следом за таким “лежачим”, носилками для которого вызвался поработать Игнус. Такита всю дорогу пристально следила за мирно сопящим на спине льва Вакати. Львица специально шла довольно близко от них, чтобы подскочить и придержать львнка, если тот вдруг начнет сползать. Слава Айхею, этого не потребовалось. Маленький лемур, что прибился к их компании прекрасно справлялся со своей работой. 

Силуэты гиен, из-за которых им и пришлось подорваться с импровизированного лагеря, давно исчезли в тумане. Если они продолжали преследовать их караван, то предпочитали держаться поодаль. Что им только на лапу.



- Такое чувство, - внезапно донесся тихий голос Эхекатля откуда-то у нее из-под живота. - Что это не у нас на землях пожар случился, а тут.



Такита молча покивала. Она не то, чтобы сильно увлекалась осмотром достопримечательностей, но даже слепой заметил бы в каком плачевном состояние находятся эти земли. Здесь, у реки, еще более менее были признаки жизни. Но в дали виднелись совершенно мертвые деревья. И даже воздух здесь был какой-то… не такой. Казалось бы, ему в самую пору быть чище. Они возле реки, влага хорошо осаждает пыль, да и вулкан дальше, а значит дыма меньше. И все равно воздух здесь казался грязным, затхлым. Плохое место.

И наверное это неудивительно. Такита никогда не интересовалась политикой, а поэтому имела очень смутное представление об их соседях. Но что-то она знала. Например, что король этих земель - некий лев по имени Скар, и что у него в услужении находится огромный клан гиен. Видимо, плохих гиен, не таких, как ее знакомый Кеша или те двое, что помогли им выбраться из диких пещер. Вот что бывает, когда не знаешь меры.

Она не знала точно сколько времени они шли. Дым и тучи плотной пеленой застили небо до самого горизонта во всех направлениях, и не видно было ни единого лучика солнца, а значит определить время было невозможно. Как долго им еще предстоит жить впотьмах? Эти тучи, они вообще когда-нибудь рассеются? Дадут возможность солнцу снова засиять на небосводе?

Сейчас ей казалось, что они уже никогда не увидят света.

Вкусный запах сочных травоядных донесся до них задолго до того, как первые из них стали видны в тумане. Не они одни сбежали в эти унылые края, спасаясь от безумствующей горы. И хотя Такита внезапно осознала, что не помнит уже, когда она в последний раз ела, первые ее мысли были о другом. Эти травоядные где-то перешли реку и это было не по тому бревну, которым воспользовались львы. Значит где-то тут рядом есть еще одна переправа или просто место, где они могли бы перейти Зубери вброд. И тогда им не пришлось бы больше беспокоиться о патрулях. 

Конечно, это означает, что они снова окажутся на землях Нари, но вулкан больше не плюется камнями так активно, а они будут на самом дальнем конце территорий, так что есть шанс, что пожар до них не докатится. А если докатится, то можно будет просто перейти назад.

Ее догадка подтвердилась, когда Килем в какой-то момент, не доходя видневшегося чуть дальше озера, свернул прямо в речку. 

Такита недолго думая, подхватила Эхекатля за шкирку и сунулась следом за серым львом, задирая голову повыше, чтобы лис не булькнулся в воду. Не то, чтобы это было очень сложно. Даже ей вода доходила лишь до груди. Река уже не бурлила, как какое-то время назад, но была совершенно точно теплее обычного. Что, надо сказать, довольно приятно. Будь у них побольше времени, она бы с радостью задержалась, да искупалась бы. Смыла бы налипшую грязь, пыль и пепел.

Эхе она отпустила сразу, как только они оказались на другом берегу. Лис, тихо бурча себе под нос, принялся выжимать намокший хвост.


А Такита с какой-то пустотой и усталость в глазах медленно обвела взглядом открывшуюся ей панораму из горящих вдали деревьев, текущей по склонам Килиманджаро красной лавы, припорошенных пеплом лугов и побитых, израненых львов. А в голове был лишь один вопрос.

А что теперь?

+4

406

→ Западный берег реки Зубери

— Хм-хм-хм, еще полметра... Тьфу, твою мать, — шепотом выругался Игнус.

Песенка оказалась невероятно заразительной, и когда Пирос уже закончил ее напевать, Игнус то и дело вспоминал про нее и начинал навязчиво сам себе ее напевать. Но теперь его это песенка начинала бесить, но чем сильнее хочешь забыть о чем-то, тем чаще ты про это вспоминаешь и не можешь забыть. Так Игнус и промучился, пока тащил на себе львенка и шел за неким Килемом, который все дальше и дальше вел по направлению к озеру. Раненая куда только можно группа неспешно следовала за ним как за мессией, стараясь сильно не отставать друг от друга, ведь минута промедления может стоить жизни: либо от ран, либо от клыков гиен.

"— Мда, милое местечко. Самое оно для разного рода падальщиков и прочих сомнительных зверей."

Игнус не мог не заметить плачевное состояние местности, словно они и не перебегали никуда по бревну, а остались там, где только что был пожар, разве что без пожара как такового. Но как следует полюбоваться окрестностями ему не удалось: Килем повел группу вброд реки. Краем глаза Игнус уцепил множество травоядных, которые столпились на водопое у озера и которые косо посматривали на идущую процессию.

"Не до вас сейчас, совсем не до вас."

Когда подошла очередь Игнуса забираться в воду, он повернулся к лемуру:

— Держи его покрепче сейчас на всякий случай.

Игнус медленно вошел в теплую воду, от которой ему сразу же захотелось бросить все и окунуться поглубже, чтобы отмыться и просто полежать, но ноша на спине была бы явно против, поэтому он максимально аккуратно и медленно понес его через реку. В конце концов он оказался на другом берегу мокрый ровно наполовину. Остальные львы уже начали вновь располагаться, что означало, что новый привал будет уже здесь. Игнус быстро взглядом нашел "желтую", которая с грустью в глазах наблюдала за вулканом, и побрел к ней.

— Раз мы останавливаемся тут на привал, то стоит его куда-нибудь положить, — обратился он к львице. — Где мне его лучше снять с себя?

Отредактировано Игнус (28 Июл 2018 13:15:38)

+3

407

→ Западный берег реки Зубери

Ракхелим шел где-то среди всей этой толпы одновременно потерявших дом зверей и хмурил свою более целую сторону морды, стараясь просто не впадать в еще большую яму собственного самоедства, чем было уже сейчас. Как-то всё не правильно было, горько и оттого - противно. Хотелось оглянуться назад и увидеть не полыхающий дом, но вполне себе целый и зовущий вернуться в объятия сочной травы, теплый каменных лежбищ, на шершавой поверхности которых и позабыть нынешний кошмар. Эдакая ванильная фигня, не иначе от Дхани нахватался этой вот жути.

Фе.

Ракха дернуло от легкого озноба, словно был не день, а уже ближе к ночи и движение это отрекошетило в пострадавший на веко глаз, о чем подросток тут же красноречиво оповестил своё окружение, вспомнив родного папочку. Ну не при матери же её саму вспомнить?! А то снова рядом появится и опять языком в морду полезет, материнский долг исполнять. Хотя, тут никто не мог дать гарантии, что она и на упоминание отца не скастуется вот прям рядышком с воспитательным подзатыльником.

Сколько они еще шли вперед, пока, наконец, не усадили свои задницы вблизи озера. По крайне мере с этого берега можно было точно понять, что перед тобой именно озеро. Разве на той стороне поймешь, где начинается вода и заканчивается суша? Одна сплошная грязь, вонь гнилой травы и еще более ощутимый пеплом на языке вкус обреченности. Забавно, что бурый до этого не обратил внимание на этот бардак по ту сторону родных земель. Ах да, он же до этого кошмара не был у границ...

Понимая, что вариантов поудобнее расположить своё мокрое и уставшее от перехода тело на менее грязном берегу нет, он почти что развалился на земле, понуро опуская подбородок на какой-то торчащий камешек, чтобы уберечь рану от загрязнения. Брюхо то он отмоет, а вот за слезшую с морды лечащую кашу могут вполне себе сильно надавать по усам.

- Какие мы все тут нежные, - буркнул себе под нос Ракх, когда мимо проплыл Мьяхи, явно злоупотребляя помощью львицы. - Ты б еще на её залез, чтоб совсем комфортно было. Хехе. 

И морду отвернул, показывая, что всё сказал и слушать всякие там оправдания или не оправдания он не станет. Слишком устал молодой организм, переживая весь этот природный пиздец. Обожженные подушечки лап перестали болеть, как и местами обожженная шкура, осталось дождаться только исцеления морды, полюбить свой шрам и свыкнуться с переменами в своей еще юной жизни.

+4

408

Западный берег реки Зубери ----------------------→
Дорога выдалась нелегкой. И, хотя непродолжительный отдых дал Сараби немного энергии, она все еще отчаянно нуждалась В полноценном отдыхе. Они шли вдоль реки своей медленной куцей процессией: кого-то несли, кто-то ковылял сам. В целом, если гиены решат перейти в активную атаку, они без труда нагонntxят и перегонят беженцев. Кажется, они чего-то выжидали а, может, просто боялись. Матерой ли не знать, насколько приспешники Скара могут быть трусливы. Так или иначе, патруль шел за ними на приличном расстоянии.

То и дело Сараби поглядывала на двух гиен, что шли рядом с ней. Их она видела и до этого, в прайде. Пускай львица была безмерно благодарна Небуле с Лингом за оказанную помощь, она все еще опасалась и не доверяла им. Вот такое предвзятое отношение, но ведь бывшую королеву можно понять, учитывая то, что творилось сейчас на территории ее прайда. При Муфасе королева относилась к падальщикам холодно, воспринимая их, как еще одну часть Круга Жизни. Теперь было все иначе. Их служение нынешнему королю доверия в сердце львицы не прибавляло. Скорее уж убеждало ее в решении всегда держать их в поле зрения.

Туман все сгущался, вскоре, патруль за ними уже не было видно, заставив Сараби неосознанно прибавить шагу и Изрядно понервничать. Вскоре, перед ними показалось довольно крупное озеро. Матерая бывала здесь и раньше, в те, счастливые времена, когда Муфаса был жив. Оно сильно изменилось: трава пожухла и покоричневела, деревья вокруг хоть и не потеряли листву, но выглядели крайне печально. Единственное, что не изменилось — вода. Она оставалась такой же кристально чистой, как и раньше. Да и травоядных вокруг было прилично. Они прибежали сюда, как и львы с гиенами, в поисках безопасности. Никто в здравом уме не станет охотиться на них сейчас, как бы сильно не хотелось есть.

Группа решила перейти реку вброд, чтобы оказаться между двумя руслами, на нейтральной территории. Там гиены не будут иметь права нападать на них, а, значит, львы будут в относительной безопасности. Сараби с некоторым облегчением вступила в холодную воду. Течение здесь было совсем не таким опасным, как выше по реке, поэтому львица позволила себе немного постоять в воде, чтобы потоки смыли с нее всю грязь и пепел, что налипли на ее песчаную шерсть за последние несколько часов. Очень хотелось окунуться с головой, но с этим самка решила повременить, побоявшись, что усталое тело не справится с плаваньем.

— Я должен вернуться, — огорошил ее Килем, как только они все выбрались из воды.

Сараби посмотрела на него непонимающим взглядом и отстранилась. Тысячи мыслей роились в ее голове, ей нужно было несколько секунд, чтобы собраться и решить, что ему ответить.

— После всего, что он сделал? — глухо произнесла она. — Ты хочешь вернуться к нему? Это больше не наш родной прайд, Килем, зачем тебе идти туда?

Львица покачала головой в полном непонимании. Скар сделал столько плохого, привел прайд в упадок, заселил его гиенами, изгнал ее, в конце-то концов. А потом Килем, прекрасно обо всем знающий, хочет вернуться? Смесь разочарования и непонимания накрыла Сараби, она не сводила потухшего взора со своего друга. Львица не собиралась умолять его остаться, это был его выбор. Но ей так хотелось понять причины такого решения. И даже слова о том, что он как-то ее нашел не помогли. Если Килем не уйдет, то не нужно будет подключать чутье, ведь он будет рядом…

Матерый лев был ее последней опорой в жизни. И эта опора сейчас рушилась на глазах.

+9

409

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Blaue Hexe"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Blaue Hexe


Первая очередь: Шайена, Сунита, Лайам, Мьяхи, Дхани, Ракхелим
Вторая очередь: Небула, Линг, Килем, Сараби
Третья очередь: Вакати, Клио, Такита, Игнус, 
Четвертая очередь: Хофу, Шеру, Мэй, Ньекунду, Сехмет

● Игроки из разных очередей отписываются независимо друг от друга!
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

410

Западный берег реки Зубери >>>

Путь до озера, конечно, выдался не близким, но после всего того, что львам пришлось вынести на разрушенных вулканом землях прайда Нари, эта дорога казалась теперь сущей ерундой. Подумаешь, лишний раз лапами пришлось поработать! Зато все эти лапы все еще оставались на своих законных местах и даже более-менее нормально функционировали. Правда, не у всех... К примеру, у того темношкурого малыша, одного из младших сыновей их пропавшего без вести короля — Шай едва ли могла вспомнить его точное имя, если вообще его знала, слишком уж давно ее не было в прайде — явно вырисовывались серьезные проблемы со здоровьем, которые наверняка еще не раз напомнят о себе в будущем... Если он, конечно, вообще сумеет выжить. Львица то и дело украдкой поглядывала на его обмякший силуэт, вот уже какое-то время безвольно покачивающийся на спине Игнуса в такт ходьбы последнего, с содроганием представляя одного из своих родных детенышей на месте усыпленного травами бедолаги. Это были совершенно лишние, беспочвенные тревоги, но Шай ничего не могла с собой поделать; сейчас, когда страсти слегка поулеглись, она снова и снова против воли возвращалась мыслями к случившемуся, с внутренним содроганием думая о том, чтобы она делала, если бы ей не удалось вовремя отыскать своих львят в горящем лесу. Наверняка они рано или поздно сумели бы выбраться оттуда самостоятельно, так как, еще до момента героического появления их блудной мамаши, во главе процессии стояла умница-Сехмет, но... Сами понимаете, в голову лезли самые разные варианты, один страшнее другого, и отогнать их было до крайности непросто. Так или иначе, сейчас почти все ее дети находились здесь, рядом с ней, живые и относительно невредимые, и это отчасти успокаивало взвинченные нервы Бастардки. Отчасти — потому что она все еще не имела ни малейшего представления о судьбе своих оставшихся отпрысков. Допустим, Шайена точно знала о том, что как минимум Ферал и Тод находились сейчас где-то на безопасном удалении от вулкана, так как покинули семью еще до момента извержения; скорее всего, Шарпей и Шайви тоже не должны были угодить в этой ужасный лесной пожар, если конечно, они все еще были живы — эти две оторвы сбежали из прайда еще за несколько месяцев до катастрофы, не сочтя заранее поставить свою единственную оставшуюся родительницу в известность. Честно говоря, Шай впервые за все время искренне порадовалась этой глупой, подростковой выходке, возможно, заранее спасшей обеих ее дочерей от самой кошмарной и незавидной участи.

А вот что касается Юви и Мороха... Тут все, увы, было куда более смутно и неоднозначно.

"Они справятся," — мысленно подбадривала себя львица, тщетно силять хотя бы отчасти унять одолевающую ее чисто материнскую тревогу. Взрослые или нет, они все оставались ее детенышами, и она, понятное дело, искренне за них переживала. — "Было бы гораздо хуже, если бы я не сумела отыскать младшеньких..." — уже переходя в брод грязный, ощутимо нагревшийся речной поток, от которого густыми клубами исходил все тот же вонючий серовато-белый пар, частично окрашенный в жутковатые багрово-алые оттенки, Шайена в очередной раз с нежностью оглянулась на свое уцелевшее потомство, быстро скользнув взглядом по их взъерошенным, уставшим, но таким родным сердцу мордашкам. Все-таки, ей чертовски повезло...

Вообще-то, это самка, — откликнулась Шай вполголоса, дернув потрепанным ухом в сторону недовольно гримасничающего Ракхелима, и едва заметно ухмыльнулась, заметив краем глаза искреннее недоумение, проступившее на его одноглазой физиономии. — Не удивляйся, это же гиены. Самки гиен больше и сильнее самцов, и именно они командуют парадом... У них все не так, как у нас, и к этому просто нужно привыкнуть, — первой добравшись до противоположного берега и выбравшись на более-менее сухое местечко, нервозно взрыхлив когтями ощутимо нагревшийся песок, Шайтан остановилась и от души встряхнулась, избавляясь, таким образом, от лишней влаги на шерсти. Видя, что все остальные львы также устраиваются на привал, Шай и сама позволила себе усесться, то и дело бросая внимательные, бдительные взгляды по сторонам. Сколько же здесь было разных животных и птиц! Все как один — уставшие, грязные, нет, буквально почерневшие от сажи и копоти, сильно обожженные и местами окровавленные... И они все продолжали и продолжали стекаться сюда со всех уголков уничтоженного пламенем королевства, даже не обращая внимания на столпившихся у воды хищников. В самом деле, кто бы сейчас стал на них охотиться. — Эти двое спасли жизнь королевы, — немного помолчав, от нечего делать продолжила объяснять сыновьям Шайена... чтобы затем неожиданно перехватить на себе их откровенно удивленные взгляды. Ах, ну да, они ведь понятия не имели о том, кто такая Сараби. — Я имею ввиду вон ту матерую львицу поодаль, видите ее? Она стоит рядом с самцом с обожженой спиной, — пояснила Бастардка, движением морды указав подросткам в направлении тихо беседующих друг с другом чужаков. — Это — бывшая королева прайда, по чьей территории мы только что волочили хвосты. Ее изгнали незадолго до извержения, и раз уж эти гиены решили ей помочь, значит, они не шибко поддерживают нынешнего короля, Скара, — это имя невольным холодком пробежалось по спинам присутствующих, заставив их навострить уши: еще бы, многие уже не раз и не два слышали об этом таинственном льве — тиране, обратившем в прах некогда такое могучее и цветущее королевство по соседству от земель прайда Нари. Вот только, никто и никогда не посвящал их в детали этой истории. — Кроме того, я отчасти знакома с этой оторвой, Небулой. Думаю, нам не стоит их бояться. Те гиены, которых мы видели в отдалении, куда опаснее. Эти ублюдки вполне могли воспользоваться нашей слабостью и попытаться нас атаковать.

+7

411

С Зубери ----→

Вакати несли на спине. Лемур что-то сам себе на нос шептал, то и дело оправляя то сползающую лапу, то волочащийся хвост, то, забираясь по гриве льва, кое-как придерживал и самого львёнка. Каждый шаг давался всем твоим трудно — и если на Игнуса и вправду давило уже не маленькое львиное тело, но самого Вакати на каждом шагу всё-таки мотало, а Рейммс не мог просто сидеть — его-то кидало в стороны куда сильнее, чем зафиксированного подростка!

Но, благо, путешествие вскорости закончилось, и лев направился к целительнице. Рейммс дёрнул того за ухо, напоминая, что несомый груз довольно хрупок и всё ещё живой. Но с разрешения и помощью львёнка опустили на землю. Лемур остался возле него, поглаживая того по чёлке, и почти отослал заинтересовавшуюся Такиту, дескать, он в порядке и спит.

И пока Вакати спал, ничего и в самом деле не происходило. Стоило ему начать приходить в себя, как всё пошло наперекосяк. И даже то, что Рейммс окунул лапы на мгновение в воду озера и протёр подростку виски, нос и веки, не помогло тому. Он старался подняться, лемур не давал, и всё казалось очень глупым и не нужным.

Ч-ч-ч-что с-с-с-со мн-н-н-ной? — спросил он, едва ли не прикусывая язык и не запрокидываясь. Вода была предусмотрительно недалеко, и стоило пострадавшему глянуть на своё отражение, как голос его сел, и он сдавленно спросил — скорее у вселенной, чем у кого-то конкретного:

Ч-Ч-Ч-ЧТО СО М-М-М-М-МНОЙ?!

Отражение шокировало. Кроме крови на морде (своей, видимо?) и кучи ран на теле, на него смотрел вроде бы всё тот же Вакати, сын Ари и Нари. Но одна вроде бы крохотная, но значительная деталь делала его в собственных глазах чудовищем и уродом. А в сочетании со всё не восстанавливающейся речью (Вак посчитал, что это временно) это и вовсе становилось ужасным приговором. И львёнка буквально затрясло. У него не было сил, чтобы подвинуться ближе к воде или подальше от неё, не хватало слов, чтобы ещё что-то спросить о себе, и не хотелось вообще что-то делать. Вакати хотел бы сейчас к маме, зарыться в её шерсть и плакать о своей изуродованной внешности.

А потом он вспомнил, что мама, наверно, погибла, и он затрясся в беззвучных и бесслёзных рыданиях.

+4

412

------ ) Западный берег реки Зубери

Большую часть пути Небула шла молча, то и дело оглядываясь через косматое плечо и настороженно поднимая искусанные, опаленные уши - не подошли ли гиены слишком близко, не напали ли с тыла. Тут конечно погорельцев то много, но у прихвостней Шензи, к превеликому сожалению, как уже убедилась крокута, напрочь отсутствовали как логика - так и инстинкты самосохранения. Так что эти пятнистые охломоны могли оборзеть настолько, что, например, осмелились бы наброситься на спину какого здоровенного льва, коих тут было... ну парочка так точно.

Самке было как-то поднасрать на то, что думали о ее персоне остальные члены молчаливой процессии, двигающиеся в сторону более спокойного, незадымленного участка родных территорий, не до того было, но словив пару недоверчивых, а то и откровенно недовольных взглядов на своей взмыленной, покрытой пеплом шкуре, а так же на топающем рядом Линге, темная красноречиво пялилась на них в ответ, не слишком дружелюбно скаля свои устрашающе-здоровенные изогнутые клыки, мол, ну давай.... попробуй вякни мне про то, как ты ненавидишь гиен, я тебя с удовольствием послушаю. Да-да, она прекрасно осознавала риски. Да чего уж там... она весь день по краю обрыва ходит - то извержение, то сородичи... то вот затесалась в группу беженцев, преимущественно львов, которые не испытывают к гиенам ничего кроме неприязни. Она и Саре то, бредущей рядышком с заботливой мордой над ковыляющим хромым козленком Гридом не спешила доверять... в отличии от Хенги. Шакал решил что лучшей защиты чем место под косматым брюхом здоровячки с гривой ему не сыскать, и поэтому охотно спрятался в этом теньке, изредка высовывая наружу остроносую морду чтобы оглядеться. - Мы уже пришли? - в сотый раз, кажется, повторил он, выглядывая из волосатых "зарослей" под животом самки-исполина.

- Если ты сейчас хлебальник не закроешь в конце-концов... клянусь Ро'Каш я скормлю тебя Лингу, - многообещающе проворчала не выдержавшая Неб, бросив на притихшего Хенги поистине убийственный взгляд. - Да. Пришли уже. Сейчас только реку перейти. Хватит скулить.

- Хенги говорить речка глубокая, - через какое-то время вновь осторожно (уверенности то поубавилось после такого сурового "обещания" хозяйки!) подал голос фамильяр, покинув свое временное четвероногое "укрытие" и замер на краю бурлящей речушки, трусливо поджав хвост. Зашедшая в это время следом за Жадностью в воду Небула, тормознула на полпути красноречиво закатив глаза. Гр*банный мать вашу шакал. Ну что ты будешь делать.

Развернувшись, самка мрачной тучкой "проплыла" обратно, роняя водопады стекающей по ее пышной шерсти воды, и мрачно нависла над съежившимся фамильяром. Ну... что глазки строишь? Молча подхватив поджавшего тощие лапы шакала в свою огромную пасть, равнодушно развесив гирлянды слюней (уж простите!) по обе стороны от острых шакальих ушек, самка тяжело развернулась в бурном потоке и побрела обратно следом за остальными погорельцами, безжалостно "чиркая" задницей Хенги по пенистым гребням волн. Скажи спасибо, что вообще тебя несут!

- Все, - шлепнула тощую тушку подопечного на землю крокута. - Располагайся. Мы здесь похоже надолго застряли, - сумрачно оглядела место всеобщего привала самка, забыв нормально отряхнуться и напоминая сейчас крепкую такую табуретку с бахромой - пышная шерсть свисала с брюха аккуратной "шторкой" роняя крупные капли под тонкие, слегка дрожащие лапы Небулы. - Надеюсь ты у меня не запросишь сейчас жрать? - эти слова обращались к Гриду, пристроившемуся неподалеку. - Пригляди за ним, - она посмотрела на Сару. - Если он начнет заваливаться в контузии - значит ему нужно впихнуть в пасть что-то съестное. Не удивляйся, - гиена иронично хмыкнула припоминая "бабские" замашки падать в голодный обморок, а затем, быстро отряхнувшись и распушив огрызок хвоста кроличьим помпоном, потрусила в сторону Сараби и Килема. Осталась еще парочка незавершенных дел. И почти сразу как крокута приблизилась к сладкой парочке, в лоб ей прилетел более чем конкретный вопрос.

Усевшись напротив серого здоровяка Небула мрачно ухмыльнулась во всю пасть. - Нет уж. Спасибо. Натерпелись. Мое семейство давно разбрелось, а клан меня больше не держит. Если Шензи прознает о всех моих грешках, мне одно наказание - смерть. А я еще пожить хочу, - замолчав и выслушав возмущение бывшей королевы и вялые оправдания ее ухажера, темная лишь утомленно вздохнула, на мгновение смежив веки. Эти львы... с их вечной драмой. Не хватало трепетной музычки на фоне. - Давайте без вашей пересыщенной ванили. И без того тошнит, - проворчала самка, качнув патлатой башкой. - Возможно, Скар окажется в проигрышной ситуации, в зависимости от того, как пойдут дела у прайда после изгнания любимой королевы. Не стоит сбрасывать со счетов недовольных. И если случится, скажем, революция, вы, вашество, могли бы вернутся - а кто как не дружок-приближенный мог бы нас об этом уведомить. Найду - не найду, смогу - не смогу, - передразнила самка Килема, почти в точности скопировав его голос. - Отыщем гонца, святые кости, в чем проблема. Возможно погорельцы будут кочевать и далеко зайдут, но Скала прайда никуда ведь не денется. Вечно вы львы все превращаете в сопливые истории. Я присмотрю за Сараби. Земли нуждаются в нормальном правителе а не в этом тощезадом выскочке. Если будут спрашивать куда я делась - скажи сдохла. А уж каким образом - полагаюсь на твою фантазию. Понял, здоровяк? 

+4

413

>>> Западный берег реки Зубери

Мьяхи был не похож на своих сиблингов. Так, по крайней мере, считала его соратница. В глазах его братьев Сунита без труда могла увидеть серьёзность, осмысление своих действий, они казались ей более взрослыми и самостоятельными. А Мьяхи? На фоне сдержанных братьев рыжик казался маленьким львёнком, которому розовые очки не просто надели, а приклеили намертво. Этот балбес никогда не парился насчёт своего внешнего вида и поведения так сильно, как остальные, если парился вообще. Чувство такта, похоже, у него тоже отсутствовало, вот он и завалился по-хозяйски, нисколько не беспокоясь, что неподготовленная львица, ожидавшая более осторожного к себе обращения, может грохнуться вместе с ним, ведь она не особо отличается от него габаритами. К счастью охотница смогла устоять на лапах, хоть и страшно пошатнулась, невнятно что-то промычав от неожиданности. Сама вызвалась помогать, вот и терпи теперь. Хорошо, выстоять-то она выстояла, теперь дело за малым… всего лишь догнать поспешно смывающуюся семейку и остальные крупицы своего прайда, не угодить в пасть приближающихся гиен и при этом позаботиться о сохранности хромого подопечного. Львица прошла несколько шагов и только приноровилась к темпу Мьяхи, как вдруг её подопечный внезапно остановился, из-за чего уже Сунита чуть не грохнулась на него.

- Мьяхи?... - вопросительно подняв одну бровь спросила львица, ожидая объяснений (вдруг у него всё так плохо, что ей и правда придётся потащить этот мешочек радости на хрупкой женской спинке?), но вместо этого сопрайдовец бодро поскакал от неё на трёх лапах, перед этим попросив её оставаться на месте, - М-Мьяхи! Мы же отстане… ааааррргх.

Похоже, напоминать про то, что они уже и так отстают от основной массы беженцев, было бесполезно. Неужели он не боится, что гиены воспользуются тем, что взрослые уже на достаточно большом расстоянии от них?! Самка быстро глянула в сторону уходящей семейки вверенного ей подростка, не зная куда деваться, а потом уверенно повернулась назад, желая остановить рыжегривого и не дать ему ослушаться старшую. Вот только пока она мешкалась, младшенький уже успел “раствориться” в толпе зверей, со всех ног спешащих покинуть враждебные земли. Ту панику, которая вспыхнула в голубых глазах некогда непоколебимой “принцесски” нужно было видеть. Львица приоткрыла пасть, но не нашла в себе сил кричать из-за жгучей боли в горле. Так и застыла, с паникой всматриваясь в морду каждого прохожего.

Шайена меня убьёт”, - с отчаянием подумала охотница, уже мысленно попрощавшись со своей жизнью и приготовившись к тому, как разъярённая мамаша будет устраивать ритуал жертвоприношения, используя соплеменницу в качестве подарка Богам. Только ведь собрала почти всю семью, а тут из-за рассеянности какой-то девки она снова стала меньше. К счастью совсем скоро рыжик таки “выплыл”, уставшей походочкой вернувшись на своё место. В пасти у него болтался какой-то перепачканный грязью зверёк, Сунита даже сразу и не смогла разобрать, кого ж это подобрал её подопечный, заставив её изрядно понервничать. Впрочем, сейчас ей было не до этого.

- Твоя мама уже наверняка рвёт и мечет. Сначала по ушам получу я, когда мы вернёмся, а потом и до тебя доберётся, - недовольно прохрипела самка, игнорируя слова маленького героя, кинувшегося спасать этого грязнулю, в котором львица, наконец, смогла разобрать котёнка. Но тут же её недовольно-царственное выражение сменилось возмущением, а потом и отчаянием, когда после благодарственного “объятия” на её плече осталась полоса из грязи. Несколько секунд она печально смотрела на то, как постепенно сама превращается в такой же комочек грязи и копоти, с грустью вспомнила, что перед извержением её хоть замуж выдавать можно было, но ругаться не стала. Вместо этого шумно вздохнула, взглянула в глаза подростка то ли с грустью, то ли с усталостью, и ускоренным шагом направилась вслед за толпой, периодически сбавляя шаг, чтобы её соратнику не приходилось в буквальном смысле бегать за ней. Не царское это дело, срачи разводить, пока гиены вражеского прайда в спину дышат, так и ждут удобного момента, чтобы напасть. Успеет она ещё наругаться… если выживет.

Возле реки Сунита на несколько секунд замешкалась, при этом прекрасно понимая, что они идут в числе последних. Она не сразу решилась погрузиться в воду, очень уж смущал этот едкий запашок и пар, да и уже отсюда львица чувствовала, что река уже не такая прохладная, какой была до извержения, что тоже настораживало недоверчивую охотницу. Посмотрев на уже перешедших реку и убедившись, что никто из них не сварился заживо, а значит и с ней ничего не станет, львица осторожно залезла в воду, и не торопясь поплелась к противоположному берегу, периодически с опаской поглядывая на юного сопрайдовца. Ощущения были… необычными, как минимум. Самка уже бывала пару раз у берегов Зубери, и река запомнилась ей холодной и быстротечной, а сейчас вода была прогретой, течение достаточно слабым. Более того, она впервые оказалась по грудь в воде, и её немного напуганный вид мог рассмешить любого, кто запомнил Суниту, как важную и излишне серьёзную персону, имеющую привычку стараться выглядеть гораздо величественнее, чем есть на самом деле. Когда они с её рыжим спутником подобрались к самому берегу, Сунита выскочила из воды первой, но не ушла, бросив подростка наедине с его новым дружком. Вместо этого она развернулась и вцепилась в загривок рыжика, аккуратно потянув на себя, чтобы помочь ему выбраться, слава Айхею обойдясь на этот раз без падений. Когда Мьяхи оказался на берегу, львица быстро оглядела его, чтобы удостовериться, что его состояние достаточно хорошее, чтобы показываться на глаза его матери. Сун хоть и уважала свою соратницу и знала, что за её тощей спиной можно спрятаться в случае опасности, но, зная то, как трепетно львица относится к своим детёнышам, предпочитала быть осторожней. Убедившись, что паренёк во время их совместной “прогулки” не обзавёлся новыми травмами, охотница вновь дала ему опереться на себя, и повела его к семье. Когда сбоку послышался самодовольный голосок одного из сыновей Шайены, подкалывающего своего рыжего братца, Сунита воздержалась от поучительных лекций о том, как тяжело сейчас его брату, и что если бы он мог ковылять сам, то так и сделал. Вместо этого самка едва дёрнула хвостом в сторону сопрайдовца, и несколько капель грязи, налипшие на длиннющую кисточку хвоста, доселе волочившуюся по земле (в этой суматохе Сунита совсем забыла своё кредо про идеальный вид истинной леди, и уже не заботилась о виде своей красно-рыжей гордости). Самка наигранно отвела голубые глазки в сторону, мол, я тут не причём, я просто мимо проходила, и повела своего рыжего подопечного поближе к матери. Кивнув Шайене, львица улеглась неподалёку от этой громадной семейки, принявшись тщательно вылизывать свою измазанную копотью и грязью шерстку, особенно беспокоясь о своих царапинах на лапах, оставшихся после того, как она застряла в бревне. Тревожить Такиту, итак изрядно измотанную после всего этого переполоха, Сунита стыдилась, и потому впервые в жизни после смерти матери взялась промывать и лечить свои ранки самостоятельно, без помощи травников.

Отредактировано Сунита (17 Окт 2018 20:32:41)

+4

414

Западный берег реки Зубери >>>

Ну и унылая же процессия выдалась.

За все время своих скитаний Линг не припомнил такого общего морального упадка, когда от одного только взгляда на всю эту обугленную, основательно провонявшую гарью и копотью цепочку животных самому хотелось отойти куда-нибудь в сторонку и натужно взвыть целым плачем Ярославны. Тлен, все тлен. И тут ты, такой красивый, сверкаешь своей жизнерадостной рожей, в хлипких попытках разогнать мрачную атмосферу безысходности. Ну что за кретин, верно?

Разумеется, крокут вполне был способен понять и разделить чужие тревоги о неизвестных судьбах оставленных близких, чай не чурбан какой бесчувственный. Да и осознание чудесного избавления от  сгорания живьем в погибельном в лесу еще долго будет потряхивать даже его самого, не говоря уже о вон тех подростках, которые, считай, еще только вчера выползли из-под материнского живота! Страшно даже представить, что они сейчас чувствуют, когда жизнь уже на ранних порах их юности сделала такой мощный вброс и буквально ткнула в испытания смертью.

Тем не менее, они живы! Разве не это сейчас главное?

Пятнистому иностранцу было скучно ковылять рядом с Небулой, когда нет даже возможности расспросить ее о различных подробностях, начиная от своеобразных красот здешних земель и заканчивая теми неизвестными гиенами, от которых они благополучно уходят. Хмурая физиономия самки довольно красноречиво отображала ее внутреннее состояние «не влезай – убью!», и Лину оставалось лишь молча сдувать с носа жесткие пряди челки, да заинтересованно лупить глазами по сторонам, беззастенчиво оглядывая устало бредущих хищников. Крокут и сам был бы не прочь хоть сейчас развалиться на травке и вздремнуть этак пару часиков, ибо бодрого здоровья у него как-то до сих пор не прибавилось, с момента его первого появления в этой дикой стране. Вдобавок, желудок вновь ненавязчиво заурчал, толсто намекая своему владельцу, что если в течение ближайшего часа не произойдет нужного пополнения баков – привет, мой любимый голодный обморок, как я соскучился!  Подобный расклад, пусть и такой предсказуемый, Жадность не устраивал, ибо не было никакой гарантии, что ворсистая самка гиены вновь обеспокоится его ментальным состоянием и срочно побежит разыскивать мясные деликатесы. А уж на больших кошек, неодобрительно косившихся в сторону падальщиков, и вовсе рассчитывать не приходилось. Все, что мог сейчас сделать для себя крокут – крепиться изо всех оставшихся сил, склоняя патлатую башку к земле и выкусывая омерзительные пучки травы, как какое-то безмозглое травоядное. Кривился и морщился, но, тем не менее, клацал челюстями, тем самым отдаляя от себя суперспособность мгновенно превращаться в бесчувственное тело.

- Господин, может быть, мне поискать для вас каких-нибудь орехов? – не выдержав столь жалкого зрелища от пожирания гиеной осоки, Лан Фан аккуратно склонилась к округлому уху крокута. – Они хотя бы гораздо питательней и полезней…

- У нас… тху!...пф!…чомк!... нет времени, - сбивчиво пробормотал Грид, давясь растительностью и подступающей тошнотой. – Нужно… нннямф...мнямффф… Тьфу! – с презрением сплюнув остатки зеленой жвачки, падальщик быстро облизнул губы. – Нужно идти, ведь мы еще даже не выбрались отсюда. И потом… - он снизил голос до полушепота, чтобы его услышали только верные белки. - С этим взрывом горы нам не удалось приблизиться к нашей цели. Но среди этих чужеземцев я заприметил несколько шаманов. Возможно, они могут что-то знать… Хотя учитывая местные обостренные нравы… - самец приоткрыл свои узкие зенки и скользнул крайне внимательным взглядом по пестрым спинам бредущих впереди травниц, чуть подзадержавшись на здоровенной туше Маро. – Перед огнем все равны, а вот друг перед другом – только единицы. И это явно не львы и гиены. Но ничего, мы добьемся своего, рано или поздно. А пока следите за ними всеми. Наблюдайте. Запоминайте.

- Да, господин, – послушно поклонился старик Фу, после чего юркнул в игольчатую россыпь гривы меж лопаток крокута и, уцепившись лапками за чужие патлы, весь сжался, точно пружина, сиюминутно готовая выстрелить в любой подозрительный глаз. Молодая белочка, ободренная указаниями Грида, осталась сидеть на его широкой черепушке и с прилежным усердием принялась сверлить пятнистую шкуру Небулы, которая даже не подозревала, что попала в раздел самых страшных врагов Лан Фан. Знал бы господин, насколько самка грызуна не доверяла этой хмурой, практически незнакомой роже! Воистину невежественная фигура, вы только поглядите! Тащится вместе с остальными вдоль реки и переругивается со своей шавкой… А вот господин никогда не позволял себе такой непростительно грубой манере речи - во всяком случае Лан Фан даже представить себе не могла, что господин пообещает скормить ее своим сородичам. Только… почему он до сих пор поддерживает эту противную гиену?!

Боль в раненом плече постепенно ожесточалась, вынуждая Линга сильнее припадать на поврежденную лапу. Привыкший стойко переносить все невзгоды, что случались с ним в путешествиях, темный самец не жаловался, рожу не кривил, зато старался сохранять оптимистичный оскал – ну мало ли, кто еще к ним обернется, верно? Схема «да что с этого кретина можно взять?» продолжала работать безотказно.

- Сара, верно? – уже перед тем, как первые в их унылой колонне начали перебираться на другую сторону реки, Жадность притормозил, давая возможность гигантской самке поравняться с ним. – Скажи, а если  твое чудодейственное снадобье смажется с моих заживающих ран, ты сумеешь вновь обеспечить меня чем-то подобным? Знаешь… - конечно, не самое удачное место для обмена легендами, но зато есть потрясающая возможность воспользоваться полным отсутствием свободного времени. Шаманка даже что-то обдумать не успеет, а значит, по ее первой реакции все сразу станет понятно. – Мне рассказывали, что есть один красный камень… похожий на шаманский кристалл, его еще называют «философским», который может быстро заживлять любые раны, даже без использования нужной травы. Ты слышала о нем, почтеннейшая?

Ну, разумеется. Ничего она не знает. По правде говоря, Лин и не рассчитывал на внезапную удачу, ибо сколько он ни расспрашивал встретившихся ему шаманов (среди них был даже один бабуин, причем, довольно старый и почетный), никто из них не смог подтвердить хотя бы существование красного камня. Тогда как же легенда о нем передалась матери пятнистого? Возможно, стоило бы расспросить ее саму…  кабы ни проклятое осознание, что родители собрались вежливо «попросить» прожорливого сына из дома.

Издав несколько разочарованный вздох, темный крокут чуть пригнул голову и ступил здоровой лапой в текучую, на удивление теплую воду, где до сих пор проплывали мелкие обугленные останки по мутно-кровавым дорожкам. Один такой труп сурка, судя по частично сгоревшей плоти, вдруг тюкнулся в конечности самца и остановился, плавно закачавшись на волнах. Не долго думая, Линг склонился к потенциальному бесплатному мясцу и, распахнув пасть, аккуратно поддел зверька за голову, без лишнего чувства омерзения. Ну а что? Чай, не трепетный василек какой.

Едва приковыляв на предполагаемое место привала и сбросив свою обжаренную добычу, пятнистый иностранец с наслаждением завибрировал, расплескав в разные стороны целые снопы грязной воды и пепла. Верные беличьи слуги методично спрыгнули в разные стороны и замерли чуть поодаль, на нужном для них расстоянии, когда ни один ком грязи с «отмывающегося» хозяина не долетит до их выправленных фигурок.

- Не беспокойся за меня, пряничек, - ухмыльнулся он Небуле, когда та обратилась к нему, с полным скепсисом на морде. – Обещаю не падать в обморок… по крайней мере, в ближайшее время. Хотите? Правда, суховата, да и размерами не вышла, но, думаю, пойдет, – он кивнул на свой гастрономический клад, однако вряд ли сумел добиться от барышень положительного ответа. Оставалось только пожать плечами и, устало плюхнувшись на землю, самому приступить к скудной трапезе.

- Я поищу фрукты, господин,
- поклонился старик Фу, едва только крокут пододвинул к себе тушку. – Заодно и разведаю обстановку. Лан Фан остается с вами, в случае опасности она быстро найдет меня.

- Иди, только смотри в оба, Фу. И поскорее возвращайся, я не намерен здесь долго задерживаться. Здесь мы ничего не добьемся, – приобнажив клыки, он аккуратно удалил черную корку с тушки, после чего смачно зачавкал, роняя слюни и машинально облизывая нос. Обед, долгожданный обед, и пусть весь мир подождет! Лан Фан вновь заняла свою молчаливую позицию, запрыгнув обратно на голову своему господину.

Довольно быстро разделавшись с несчастным сурком, Линг лениво облизнулся и огляделся по сторонам. Конечно, до полного насыщения, особенно феноменально бездонного желудка, было ой как далеко, однако даже этих жалких ошметков вполне хватит для того, чтобы хотя бы перебраться с этого бойскаутского кемпинга погорельцев на более плодородные земли. Его пятнистая приятельница стояла в некотором отдалении, вместе с серым здоровяком и матерой самкой, королевой, кажется. Что она там с ними перетирала, Грид не имел ни малейшего желания выяснять, зато мелкая красношкурая львица, окруженная своими сыновьями, быстро привлекла его внимание. Точно, это ведь она предупредила крокута, что в реке его поджидает смерть! Стоило бы как следует поблагодарить ее за столь чудесное спасение.

Он поднялся на лапы и неспешно поковылял в сторону Шайены, не забыв натянуть на косматую рожу самый приветливый оскал и вздернуть трубой свой грязный хвост. Конечно, соваться к якобы враждебной львице было определенным риском, однако она все-таки умудрилась своевременно остановить гиену, верно? Да и сам крокут явно не в том положении, чтобы сотрясать воздух щелканьем челюстей и представлять для кого-то серьезную угрозу.

- Ни хао, любезная! Прости, не в курсе твоего батюшки, не ведаю твоего имени, – Линг почтительно склонил перед Шайеной голову, буквально каждой шерстинкой чувствуя, как нервно заерзала между его жесткими прядями Лан Фан. – На переправе ты не дала мне сгинуть в кипящих водах враждебной реки, и я теперь не могу пасть под грузом неблагодарности. СЕсе великодушно, - заметив, с каким недоумением на него уставились сразу несколько пар глаз, крокут поспешил пояснить. – На нашем клановском наречии это означает «спасибо». Я смотрю, вы, юные господа до сих пор пребываете в смятении от близкой смерти, верно?  - Жадность приблизился к рыжему подростку, который выглядел самым несчастным из всех и едва ли не плакал. Усевшись рядом, он с пониманием кивнул голубоглазому пареньку, стараясь не запугать его еще больше.– Конец – это всегда новое начало. И пока с тобой есть те, кто готов начинать вместе с тобой, тебе нечего бояться. Ведь души накама и их судьбы переплетены воедино…. Черт, все забываю, что вы не владеете моим языком,– пробормотал крокут, вновь осекшись на своей тарабарщине, на которой разговаривали исключительно гиены его родного клана.  – «Накама» - это твои собратья и твоя мать, просто помни об этом... Мда... Что-то философ сегодня из меня так себе.

+7

415

Западный берег реки Зубери >>>


И все-таки, она безнадежно отстала.

Причин тому было сразу несколько: во-первых, пускай измученные и дико уставшие, но сородичи юной львицы стремились как можно скорее покинуть опасную территорию, а оттого шли довольно-таки быстро, как можно шустрее перебирая израненными лапами, то и дело пугливо оглядываясь назад, в слепом страхе увидеть мрачные силуэты падальщиков у себя за спиной. Во-вторых, ее собственная от рождения хромая конечность и в лучшее-то время не шибко выдерживала подобных нагрузок, а сейчас вовсе не желала слушаться свою обладательницу, то и дело подгибаясь, дрожа, запинаясь и оскальзываясь — словом, всячески отказывалась работать как надо. При всем при этом она, конечно же, страшно ныла, и эта непрерывная, тянущая боль отдавалась куда-то аж в самую поясницу юной самки, вынуждая ту нехотя притормаживать свой и без того жалкий, ковыляющий шаг,  периодами даже останавливаясь на пару-тройку мгновений и терпеливо дожидаясь, пока этот дискомфорт немного уменьшится. "Немного" — ключевое слово, так как в данной ситуации эти короткие остановки не шибко-то ей помогали. Но деваться было некуда, и Клио, стиснув зубы, жмурясь и мученически гримасничая, вновь и вновь заставляла себя идти дальше: не хватало еще потерять свой прайд из виду, прежде, чем они успеют добраться до нужного им места за окраиной обезображенных засухой земель! Как она в таком случае найдет верную дорогу к озеру, о котором упоминал тот большой лев с пышной иссиня-черной гривой? Нет, ну понятное дело, что идти надо было вниз по течению реки, и та рано или поздно вывела бы ее к нужному водоему, но... Честно говоря, одна только мысль о том, что ей придется идти дальше в гордом одиночестве, вздрагивая от любого подозрительного шороха, приводила самку в такой кромешный ужас, что у нее аж шерсть на загривке дыбом становилась. Страх был сильнее боли... Но, увы, действие адреналина в крови уже давным-давно закончилось, и у Клио уже банально не оставалось никаких сил на то, чтобы вприпрыжку броситься вперед, игнорируя свою дурацкую хромоту и мертвецкую усталость. Все, на что она была способна в данный момент, так это просто удержать себя от позорного шлепка носом в грязь. Ну, и заодно с этим — от очередного истерического припадка с водопадами слез и соплей.

Да и было бы чем реветь, ей-богу... Кажется, во всем ее изнуренном, обожженном теле не осталось ни капельки лишней влаги, которую она смогла бы сейчас выплакать.

О том, как ей, на самом деле, сильно хотелось пить все это время, Клио подумала лишь когда с горем пополам добравшись до бурлящего речного брода. Оно и неудивительно, если вспомнить, в каком ужасном пекле довелось побывать львице и ее чудом выжившим соплеменникам! Замерев на вершине небольшого пригорка, львица донельзя устало пронаблюдала за тем, как остальные беженцы, вытянувшись в длинную, неровную, то и дело прерывающуюся шеренгу, поочередно заходят в нагретую подземным огнем воду... И не только львы — куда ни глядь, всюду виднелись толпы самых разных зверей, количество которых лишь увеличивалось по мере приближения к окрестностям Северного озера. На этой стороне, понятное дело, оставаться никто не желал: все прекрасно помнили о том, что здешние края кишмя кишат голодными гиенами. Не для того они вырвались из самого эпицентра катастрофы, чтобы сейчас угодить прямиком в слюнявые пасти местных падальщиков! Клио еще немного постояла на возвышении, сонным теленком покачиваясь из стороны в сторону, отчасти безучастно наблюдая за образовавшимся на берегу столпотворением, внутреннее удивляясь количеству животных, спасшихся от вулканического извержения, но из этого состояния ее довольно-таки быстро вывел чей-то грубый толчок в ушибленное бедро. "Хулиганом" оказался коренастый, страшно недовольный с виду медоед, решивший, что замершая посреди тропы львица нарочно преграждает ему путь.

Чего встала как вкопанная, — громко фыркнул он мимоходом, — либо шагай, либо свали нахрен с прохода! — Клио ничего ему не ответила, лишь немо проводив грубияна донельзя изумленным взглядом... а затем спешно посторонилась, запоздало избегая столкновения с целой группой закопченных, не менее усталых и раздраженных на вид зебр.

Безобразие! Уже и шагу ступить спокойно нельзя!

Дайте пройти, пожалуйста!

Ай, ну толкаться-то зачем?! Осторожнее!

Брысь, — меланхолично промычал ей в ухо здоровенных размеров буйвол, едва только Клио, неуклюже натыкаясь боком то на одно, то на другое травоядное, через силу отскочила в сторонку. Львица аж подпрыгнула на месте от испуга.

Простите, — сдавленно пискнула она в ответ, еще немного отодвинувшись и благоразумно уступая дорогу этому мрачному на вид гиганту. Ох... какие же они все были сердитые. Впрочем, кто бы их стал за это упрекать? Пожалуй, ей и вправду больше не следовало каменным  изваянием торчать посреди тропы, создавая живую пробку и рискуя в любой момент оказаться под чьим-нибудь тяжеленным копытом. Кое-как вновь развернувшись мордой к реке, Клио принялась косолапо спускаться по скользкому, но, на ее счастье, относительно ровному и пологому склону, то и дело напряженно кусая нижнюю губу от неумолимо терзающей ее заднюю конечность боли. Последние метры она преодолела едва ли не бегом, но не потому, что так отчаянно спешила нагнать свой прайд, большая часть которого уже благополучно перешла на другой берег, а потому, что снова запнулась лапой о какую-то невидимую глазу кочку и едва удержала равновесие, неуклюже влетев грудью в нагретую и мутную воду. Ей уже некогда было думать о том, чтобы наклонить голову вниз и утолить так давно терзающую ее жажду; вместо этого Клио, наоборот, с напряженной гримасой заставила себя сделать шаг вперед, стараясь как можно скорее преодолеть это последнее и, как назло, самое тяжелое препятствие на пути к безопасному месту для привала.

Давай, давай, не раскисай раньше времени! Совсем чуть-чуть осталось, а там уже и отдохнуть можно будет!

"Какая же река теплая... и грязная," — в легкой растерянности думала львица, то и дело опасливо косясь себе под лапы. Уровень воды был очень низким, она едва-едва намочила локти в процессе переправы, но даже так Клио при всем желании не смогла бы рассмотреть скользкого песчаного дна — настолько мутным казалось течение. Должно быть, это землетрясение подняло и взбаламутило речной ил... И еще этот странный темный пепел, вот уже долгое время тяжелыми, мерзкими хлопьями падавший с небес, наверняка он тоже отчасти поспособствовал столь быстрому загрязнению некогда такой чистой и прозрачной Зубери. Интересно, как скоро она теперь очистится? И очистится ли вообще... Все так сильно изменилось. Откуда они теперь будут пить? Сумеют ли они вообще когда-нибудь приспособиться к этим новым, почти не совместимым с жизнью условиям? Задумавшись, Клио на время ослабила бдительность и перестала следить за тем, что происходило вокруг нее, и в какой-то момент, когда львица уже относительно благополучно преодолела примерно две трети от всего брода, что-то вдруг с размаху влетело ей в бок, с силой оттолкнув глухо ойкнувшую самку в сторону, фактически, сбив ее с лап и на пару мгновений с головой погрузив под воду. Этим чем-то оказалось небольших размеров бревно, не шибко тяжелое, но все-таки его веса оказалось достаточным, чтобы Клио потеряла равновесие — а заодно с этим и ощущение твердой почвы под лапами. Течение, пускай и не очень сильное, но коварно поволокло ее дальше, мешая быстро перевернуться на бок и, следовательно, самостоятельно подняться со дна. Да, это с большой натяжкой можно было бы назвать опасной для жизни ситуацией... Но Клио все равно запаниковала. Она не тонула, но безнадежно отдалялась от того места, где расположился весь остальной прайд, неуклюже волочась боком по скользкому илистому дну, без особого успеха взрыхляя его когтями и то и дело непроизвольно глотая порции мутной, затхлой на вкус воды.

Кто тут больше всех хотел напиться? Пожалуйста, пейте, нет, хлебайте на здоровье!

Уфф... на помощь!... — сдавленно пискнула Клио из воды, впрочем, не особо надеясь на то, что кто-нибудь ее услышит. Уж больно здесь было шумно, и вообще... все как обычно смотрели в другую сторону. Кое-как собравшись с силами, львица все-таки сумела перевернуться обратно на живот и всеми четырьмя лапами уперлась в речное дно, таким образом, худо-бедно затормозив свое неконтролируемое скольжение. Но не до конца: течение продолжало настойчиво толкать ее в грудь, и по мере того, как Клио тщетно пыталась подняться на ноги, ее все равно неуклонно волокло дальше — прямиком под копыта переходящих реку антилоп, ни одна из которых, разумеется, не заметила приближения бедной запаниковавшей хищницы. Клио, впрочем, тоже пока что их не видела... Оно и к счастью — осознай львица, куда именно ее тащит, она бы наверняка окончательно потеряла самообладание.

+5

416

Западный берег реки Зубери >>>


Всю дорогу к Озеру Лайам старался быть полезным.

Полезным в том смысле, что не просто вышагивал где-то в середине их сильно растянувшейся "траурной" процессии, молча глядя себе под лапы и напряженно думая о чем-то своем, как это делало большинство его чудом выживших сородичей, а довольно-таки активно взаимодействовал с окружающими, в первую очередь, конечно, помогая Ракхелиму — нууу, если это вообще можно было назвать помощью. В целом, теперь его брат двигался куда увереннее и, что немаловажно, точнее. То бишь, не промахивался лапами мимо тропы, не пытался ни с кем столкнуться и ни во что врезаться, а следовательно, уже куда меньше нуждался в услужливых поводырях в лице Лайама и остальных братьев. Видимо, наложенная Такитой мазь все-таки немного улучшила его самочувствие, снизив болевые ощущения и в целом благотворно воздействуя на организм подростка. Так что, теперь Лайам мог позволить себе время от времени ненадолго отойти в сторонку, дабы проверить, в каком состоянии находятся остальные путники — к примеру, шустро ковыляющий в задних рядах Мьяхи, за которым ныне присматривала Сунита. Лайам пока что не мог подойти к ним поближе, боясь надолго оставлять ворчуна-Ракха без присмотра, но то и дело бдительно зыркал на младшего братишку и его терпеливую спутницу поверх собственного плеча, желая удостовериться в том, что те не отстали от общей группы. Еще черногривый юнец пару раз отвлекался на одного из запоздало присоединившихся к их шествию новичков, вроде как примерно одного с ним возраста, хотя тут нельзя было сказать точно — уж больно мелким и тощим  он казался, по сравнению с откормленным потомством Шайены. И это при учете того, что они с братьями не отличались такими уж крупными размерами! Наверное, бедняга сильно недоедал... А еще он выглядел ужасно напуганным, до такой степени, что почти не смотрел куда он идет, то и дело нервозно вздрагивая от любых посторонних шорохов, а периодически так и вовсе неловко запинаясь на фактически ровном месте, грозя в любой момент кувырком скатиться в реку. В какой-то момент, Лайам обратил внимание на то, что львенок вот-вот не глядучи шагнет лапой в пустоту, и, недолго думая, спешно подпрыгнул к нему, осторожно, но решительно ухватив зазевавшегося подростка зубами за хвост.

Офтововна, —  невнятно профырчал зеленоглазый сквозь неплотно сомкнутые клыки, после чего, удостоверившись, что Джей Ди (а это был именно он) остановился, выплюнул грязную кисточку из пасти, продолжив уже нормальным голосом: — Не бойся. Ты теперь в безопасности... Взрослые не дадут тебя в обиду, и мы с братьями — тоже. Но только не забывай смотреть, куда идешь, ладно? Ну или хотя бы держись подальше от края, — и Лайам мягко подпихнул чужака плечом в сторону основной процессии, предварительно обойдя его таким образом, чтобы ненавязчиво отрезать Джея от обрывистого речного берега. Кажется, это подействовало, и в дальнейшем Лайаму уже не приходилось отвлекаться и по десять раз напоминать львенку о необходимости внимательно глядеть себе под ноги.

За всей этой занятостью и суетой, Лайам даже не заметил, в какой момент их прайд вышел прямиком к Северному озеру. То просто неожиданно открылось взору слегка запыхавшегося подростка, бескрайней черной гладью раскинувшись на добрую половину горизонта — точно разлитое кем-то гигантское смоляное пятно, тускло отражающее жуткое, серо-багровое небо, полное дыма и ярких огненных отблесков. Поистине апокалиптическое зрелище, особенно если учесть внушительные толпы беженцев всех цветов и мастей, обильно наводнившие его песчаные берега... ну, или ту их часть, что находилась ближе всего к территории прайда Нари. Лайам аж пасть приоткрыл, немо рассматривая это на редкость внушительное скопище, но уже спустя пару-тройку мгновений ему пришлось отвлечься от наблюдений и продолжить свой путь к речной переправе, дабы не препятствовать общему движению. Через брод  львы перешли без каких-либо приключений (по крайней мере, основная часть прайда) и тут же расположились на долгожданный привал — честно говоря, даже Лайам, несмотря на всю свою напускную бодрость, не сумел сдержать короткого облегченного вздоха. Наконец-то...

Впрочем, расслабляться — пока что — было еще слишком рано.

Мьяхи, — едва переведя дух, подросток тотчас с подчеркнуто строгой мордой развернулся к младшему брату — разумеется, он уже давно заметил, что львенок все это время упорно нес в зубах какого-то мелкого (и ужасно пушистого) зверька, и это с больной-то лапой! —  Кого ты с собой притащил? Ты уверен, что оно... он, — тут Лайам слегка запнулся, не будучи уверенным в половой принадлежности малыша, — вообще живой? А вдруг он был не один? Что, если его сейчас ищут родители? Ты подумал об этом, прежде, чем уносить его за реку? — выслушав отчасти обиженный ответ Мьяхи (за кого ты меня принимаешь?!), Лайам еще разок неодобрительно покачал патлатой головой, всем своим видом выражая здравые сомнения, но не стал продолжать этот бессмысленный спор, предпочтя внимательно прислушаться к тихому материнскому голосу. Шайена как раз объясняла им разницу между гиенами прайда Скара и той злополучной пятнистой парочкой, что по каким-то неизвестным причинам решила присоединиться к группе выживших. С огромным удивлением, Лайам перевел взгляд на стоявшую поодаль Сараби, только сейчас присмотревшись к ней как следует. Надо же... Она правда когда-то была королевой этих земель? Почему же ее тогда изгнали? Лайам открыл было рот, чтобы задать этот вопрос вслух, но не успел вымолвить и слова, как к Шайене и ее детям вдруг развязной походочкой приблизился один из тех странных падальщиков, о которых они говорили минутой раннее. Лайам машинально отодвинулся от него подальше, не спеша доверять этому лохматому, хотя, на первый взгляд, очень улыбчивому и обходительному типу. Он не то, чтобы боялся его, но Шай выглядела отчасти напряженной в его присутствии, и Лайам на всякий случай тоже решил держаться настороже... По крайней мере, до тех пор, пока его внимание не привлек до крайности необычный акцент, а также странные, непривычные уху словечки в витиеватой речи крокута. Лайам аж брови приподнял, отчасти растерянно покосившись на мать, а затем украдкой подсел ближе к Мьяхи, явно струхнувшему от эдакого нежданного "соседства" в лице подозрительно вежливого чужака. Еще бы, вы его клыки видели? То-то же!

Здравствуйте, — в конце концов, столь же вежливо поздоровался с ним Лайам. — Вы пришли откуда-то издалека, да? У вас очень... необычный говор. Как будто вы совсем не из этих мест. Я Лайам, — он в свою очередь решил представиться, после чего поочередно ткнул лапой в каждого из своих братьев. — Это Ракхелим, это Дхани, а это — Мьяхи. Мы все раньше жили у того вулкана... А где жили вы? — он нарочно не стал заострять внимания на их исчезнувшем доме, предпочтя как можно быстрее перевести разговор на куда менее болезненную тему. И пока Линг охотно объяснял ребятам, из каких дальних краев он сюда приперся, Лайам довольно-таки внимательно его слушал, всем своим видом демонстрируя искренний интерес к чужому рассказу... но лишь до тех пор, пока взгляд его совершенно случайно не скользнул куда-то мимо ушастой головы пришельца, остановившись на шумящей речной переправе. Тотчас разволновавшись, в мгновение ока отвлекшись от мирной беседы с крокутом, Лайам резко вскочил со  своего места и громко воскликнул, привлекая внимание взрослых: — Смотрите! Там Клио! — он аж прыжком перемахнул через задницу ничего не понимающего Линга, уже не шибко заботясь о том, насколько это будет вежливо, и побежал назад к реке, с растущей тревогой наблюдая за тем, как бедная, наверняка очень уставшая львица без особого успеха пытается выбраться из воды. Кажется, ей срочно требовалась чья-нибудь помощь. — Мам! Ее тащит прямо к стаду!...

+6

417

Постоять в задумчивости и помедитировать над смыслом бытия, любуясь толпами раненых беженцев самых разных мастей ей, конечно же, не дали. Как обычно уже, Такита даже и не удивилась. Тем более, что вопрос был более чем ожидаем с учетом всех обстоятельств. Не до скончания же лет Игнусу Вакати у себя на горбе таскать?

- Ложись тут, прямо, как когда затаскивали его к тебе на спину, - устало ответила она, кивая на ровненькое местечко возле воды. Вакати проснется, скорее всего захочет пить. А она посидит тут, последит, чтобы не свалился. Все равно все более или менее свои болячки обработали, кому надо было срочно. Кому не надо - пусть сами подходят, а она все. Сейчас сама свалится с лап, и тогда уже Маро придется ее откачивать.

Снять Вакати оказалось немного сложнее, чем закинуть на спину льву, потому что им все-таки надо было сделать это аккуратно, а не спихнуть его, словно хладный труп. К счастью более мелкие их товарищи в мордах лемура и Эхекатля, кряхтя под весом подростка, помогли аккуратненько стащить его на землю. Такита тяжело вздохнула и, не выдержав, сама улеглась под боком львенка. Эхе, в свою очередь, молча устроился под пушистой ключицей самки.

- Спасибо за помощь, - изнеможенно произнесла она, поднимая взгляд на льва. На большее, если честно у нее уже не было сил. Сейчас очень кстати было бы вздремнуть. Да кто ж ей даст. Никто. Прежде всего - своя собственная совесть. Но и сдвинуться сейчас со своего места она уже не сможет. Особенно теперь, когда она так уютненько улеглась, облепленная теплыми телами львенка и лиса. И лемур еще где-то там шуршал под ухом.

- Можешь передать остальным, что если кому-то нужна несрочная помощь, лекарства там или обработать что - пусть подойдут ко мне? Сам-то цел, кстати?

Такита облегченно выдохнула, получив ответ. Ну слава Айхею. Хоть кто-то вышел из этого кошмара целым и практически невредимым. Что, кстати, напомнило ей о ее собственных ранах.

Лапы жутко ныли. Но, как ни странно, львица уже в каком-то смысле даже привыкла к этой боли. И хотя ее раны, по сравнению с ранами многих, были вообще неочемышные, всего-то содранный под корень коготь и разодранные подушечки лап, она решила воспользоваться самопровозглашенной передышкой и вылезать их. Шершавый язык неприятно драл и так потрепанные подушечки. Но зато они потихоньку отчищались от налипшего слоя грязи, свернувшейся крови и пепла, оголяя ее привычные светлые подушечки.

Ну и конечно же, она таким образом профукала как проснулся Вакати. И Эхекатль тоже как не кстати успела слегка задремать, уложив свою ушастую голову на локоть львице. Поэтому опомнилась самка только когда уже услышала заикающийся голосок подростка. Такита резко обернулась, выдрав при этом локоть из под головы лиса. Эхекатль звонко ойкнул, ударившись подбородком о землю, но львицу сейчас больше волновало кое-что другое. Кажется уложить Вакати возле воды была плохая идея. Что же так переполошило львенка? Он уже видел свою лапу. Или он забыл? Айхею, а вдруг он головой где-то ударился? Клио говорила, что они его уронили, когда убегали. Может и от этого заикание? 

Но потом она вдруг осознала в чем дело. В переполохе и волнении за здоровье Вакати самка даже не обратила внимания.

Все в прайде Нари, кто хоть немного общался с принцем (коих, на самом деле, немного, львенок был на удивление асоциален, а до недавнего времени вообще не говорил) заметили, что у малыша что-то не так с ушами. Они будто бы надломились. Если честно, никто из них никогда такого не видел, а Хайко тоже не было нигде, чтобы осмотреть и выдать свой профессиональный вердикт. Только вот сам Вакати, похоже, даже не представлял что с его ушами что-то не так. А сейчас они вообще выглядят так, будто хрящики там окончательно сломались.

- Вакати, - позвала его Такита, но подросток, похоже, не услышал ее. Львица встала и вновь легла, но уже так, чтобы быть почти нос к носу с Вакати. - Тихо, тихо, все нормально, - мягко произнесла она и прошлась языком по растрепанным зачаткам подростковой гривы. - Все хорошо, Вакати. Ты жив, ты в безопасности. Это самое главное. Не дергайся слишком сильно, тебе надо как следует отдохнуть, ладно?

Такита искренне наеялась, что у нее получается звучать хоть немного успокивающе. Последнее, что им сейчас надо - это чтобы Вакати запаниковал и нечаянно испортил всю ту сложную конструкцию у себя на лапе. Без нее ему сейчас никак. Да и в принципе нет ничего хорошего в панике. Бедняга и так много пережил за последние сутки.

+5

418

Игнус беспрекословно следовал инструкциям Такиты и аккуратно лег возле воды, ожидая того, как с него снимут раненого подростка. Возня над его спиной затянулась, но Игнус лежал неподвижно, чтобы полусонная тушка не свалилась с него, придавив под собой лемура и фенека. В конце концов им удалось снять его и уложить поближе к воде. Игнус быстро отошел оттуда, как рядом с раненым улеглась Такита. Она выглядела уже не просто уставшей, а уже натурально истощенной, что было совершенно неудивительно: очевидно, что за прошедшее время она мало того, что пережила очень многое, так еще и помогала всем тем, кому повезло меньше, чем ей самой. А если посмотреть на количество раненых... То ей явно не позавидуешь.

— Спасибо за помощь, — очень устало поблагодарила она Игнуса.

"— Пф, да как нефиг делать, мадемуазель," — крайне вальяжно ответил в голове Игнуса Пирос.
"— А ты-то чего это так оживился? Ты ничего для этого не сделал.
— Как это ничего? Без моей песни ты бы упал бы с этим пацаном еще на полпути, так что я тоже участвовал в этом и заслужил похвалу."

Спорить с Пиросом было бесполезно и Игнусу оставалось лишь кивнуть на благодарность Такиты.

— Можешь передать остальным, что если кому-то нужна несрочная помощь, лекарства там или обработать что - пусть подойдут ко мне? Сам-то цел, кстати?
— Все в порядке, мне почти не досталось, — Игнус дружелюбно улыбнулся, стараясь показать, что он более, чем цел. Конечно, ему тоже слегка досталось: пара несерьезных ожогов на лапах и несколько царапин - но это было настолько несерьезно по сравнению с теми ранами, которые получили остальные. Взгляд Игнуса невольно опустился на подростка, которого он нес, и улыбка сползла с его лица.

"Бедный парень."

— Я скажу остальным, — красношкурый медленно развернулся и пошел.

Но идти было особо некуда. Повсюду лежали уставшие и раненые львы и львицы, которые старались хоть немного отдохнуть. Впервые за все это время в голову Игнуса пришла мысль о том, что возможно стоит их покинуть - он им чужой, его ничто с ними не связывает. Что случилось уже прошло, Игнус помог так, насколько смог, и жизни всех, кто находится здесь, уже вне опасности. По крайней мере лава и огонь до них здесь не доберется. И теперь можно смело сказать, что каждый сам за себя. Какой ему смысл оставаться с ними?

Игнус бросил свой взгляд в сторону Килиманджаро. Вулкан уже прекратил извержение, но можно было разглядеть струйки лавы, которые все еще стекали с него. Лес продолжал догорать, испуская клубы дыма. Игнус невольно очаровался этим зрелищем, хоть и понимал, что для всех собравшихся здесь (ну, или почти всех) это был родной дом, который теперь придет в запустение, и лишь ветер будет властвовать там, разгоняя остатки пепла. В конце концов это все равно было чем-то невероятно притягательным.

"Жаль никто из них этого не понимает. И не поймет. Ведь это их дом..."

Внезапно Игнуса словно ударило молнией. Он отвел свой взгляд от вулкана и вновь обратил его на окружающих, медленно осмотрев каждого из них.

"Их дом."

Мысль, посетившая его, полностью захватила его внимание и разум, словно он совершил невероятное открытие и собрался кричать, чтобы все могли услышать об этом. Но эту мысль нельзя было выпускать наружу ни в коем случае.

"— Пирос, ты..." — медленно начал спрашивать Игнус.
"— Я кажется понял тебя, дружище..." — также немного ошарашено и медленно ответил ему Пирос.
"— Вулкан не будет извергаться вечно. Через какое-то время это прекратится...
— ...и все они попытаются вернутся обратно. А это значит...
— ...это значит, что если в этот момент я буду с ними, то смогу безопасно добраться до вулкана.
— И так, как это их родной дом, то они смогут с легкостью показать нам, где может быть источник Вечного Огня!
— Вот оно! Если мы сможем с ними сдружиться, то мы доберемся до Огненного Льва и...
— Так, а теперь притормози. Давай еще раз, а то мне кое-что показалось. Игнус, который недавно бескорыстно помогал этим львам добраться сюда, выводил из огненной ловушки, таскал сам и на себе подростков, предлагает теперь просто-напросто попользоваться ими для достижения своих целей? Парень, ты растешь у меня на глазах, я горжусь тобой!
— Знаешь, в таком контексте моя затея кажется мне менее привлекательной.
— Ой, да ладно, неужели ты теперь так просто откажешься от этой идеи? В конце концов, это все что у нас есть, это наш единственный шанс добраться туда.
— Да, но... Ты прав. Но все же мне кажется, что не стоит подходить к этому только с практической стороны. Тем более они кажутся вполне нормальными, мне не хотелось бы зазря подставлять их.
— Как хочешь. Но нам нужно туда попасть, и они - потенциальная гарантия того, что мы туда попадем. Не забывай об этом."

Игнус прилег на землю и попытался собрать мысли в кучу. Идея ему нравилась, как сильно бы он не хотел этого признавать, но осуществить ее будет все же непросто, на это потребуется время. И было бы очень кстати, если требуемое время совпало с временем их возвращения домой.

Но сейчас это было не то время, чтобы пытаться начать реализовывать его. Тем более, когда лапы сами отказывались идти куда-либо. Необходимо было как следует отдохнуть, пока была такая возможность. Игнусу лишь оставалось мотать головой, чтобы углядеть в толпе знакомые морды. Если уж и отдыхать, то по крайней мере не одному, а в компании. Все веселее.

Отредактировано Игнус (Вчера 21:40:56)

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Земли Гордости » Северное озеро