Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 08.08 Представляем вашему вниманию новую версию Единого Аккаунта Начала!
  • 07.08 Техадмин Тесва готовит важное обновление игрового функционала! Обязательно загляните в тему "Определение авторства старых игровых сообщений"!
  • 02.08 Приглашаем принять участие в важном опросе по поводу введения в игру новых эффектов болевого шока и заражения крови!
  • 24.06 Обновление игровой карты! Произошли некоторые изменения в дизайне и функционале.
  • 09.04 Наступило игровое утро. Были открыты ранее закрытые из-за извержения локации подфорума "Килиманджаро", исправлены описания некоторых локаций. Извержение и пожары официально закончились.
  • 05.04 Отредактировано описание лота "Талисман лекаря", добавлен новый лот "Талисман поиска".
  • 01.03 Список обитателей саванны почищен от неактивных персонажей! Пожалуйста, проверьте наличие всех ваших активных персонажей в списке и в случае их отсутствия заполните заявку до 15.03. В противном случае будет наложен штраф в размере 5000 баллов.
  • 22.02 Поприветствуйте нового со-администратора форума - Такиту!
  • 03.01 Мастерская специальных лотов обновилась! Администрация ищет смельчака на должность штатного художника для создания иконок для лотов. Работа будет оплачиваться.

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: день (начало июля — конец сентября 2019 года)

Земли Гордости Небо все еще затянуто тучами, туман рассеивается очень медленно. Земли Гордости будто подернуты легкой белесой дымкой, особенно густой в низинах.

Килиманджаро Воздух заполнен густым и навязчивым запахом гари. Дождь продолжает капать.

Предгорья Небо очистилось от туч, и теперь на нем лишь легкие перистые облака. Низины по-прежнему затоплены, а ручьи и реки – полноводны, но на холмах и в лесу стало заметно суше. День обещает быть жарким.

Внешние земли Дождь продолжает лить, превращая растрескавшуюся почву пустошей в непривлекательную грязную жижу.

Кладбище слонов Кладбище подернуто легкой дымкой, через которую светит солнце.

Западное королевство День обещает быть жарким. На небе ни облачка.

Восточная низина Утренняя гроза закончилась, воздух еще напоен влагой и пахнет озоном. Небо постепенно очищается от туч, уходящих в сторону морского побережья.

Непроходимые Дебри Переменная облачность. В лесу влажно и тихо.

Побережье океана Со стороны материка пришли низкие серые тучи, лишь далеко от берега можно увидеть полосу чистого неба. Начинает накрапывать дождь. Ветер порывистый, прохладный.

Небесное плато Туман рассеялся. Солнце поднялось высоко. День будет жарким.

Северные владения Небо затянуто облаками, сквозь которые пробиваются солнечные лучи.

Морийский хребет Переменная облачность, довольно прохладно.

Края вечной зимы Прохладный и ясный день, на небе ни облачка.

Великая пустыня Жарко и ветрено. Близ устья Лузангвы и у морского побережья небо затянули тучи, но дождь идет стороной, проливаясь восточнее.

Южный кряж Теплый и ясный день, тучи видны лишь на горизонте.

Таинственный оазис День будет ясным и теплым, на небе ни облачка.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластияFables of Ainhoa

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Тихая река


Тихая река

Сообщений 241 страница 270 из 278

1

https://b.radikal.ru/b02/1903/76/3136ab45ce1c.png

Полноводная река, берущая свое начало где-то в сердце джунглей, выходя на открытое пространство заметно разливается и становится более спокойной в своем течении. Ее русло змеится среди зеленых холмов, в конце концов вновь исчезая где-то в густых зарослях. У этой реки очень крутые берега, но, несмотря на это, к воде легко можно спуститься по тропе, не боясь при этом сломать шею на скользких камнях.


Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Костерост, Адиантум, Сердецей, Чистотел, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

+1

241

Зеленые скалы >>>


Тарту приходил в себя с огромным трудом.

Даже заботливо пролитая ему на нос холодная, живительная водичка далеко не сразу подействовала на пребывающего в глубоком обмороке детеныша, и последний еще какое-то время лежал неподвижно, лишь едва заметно хмурясь и кривя тонкие черные губы, словно бы ему снился дурной сон. И лишь спустя несколько долгих минут, Тарту, наконец, медленно приоткрыл глаза, с явным трудом фокусируя взгляд на терпеливо дожидавшемся его пробуждения волке — надо сказать, его силуэт почти целиком тонул в зеленоватой тени местных зарослей, так что подслеповатому малышу оказалось ох как непросто его рассмотреть. Зато голубые глазенки Мичи были ну очень хорошо различимы в постепенно сгущающихся сумерках, яркими фонариками пылая в темноте, и Тарту потратил добрых секунд десять только на то, чтобы сообразить, что это вообще такое. Светлячки? Спустившиеся с небес звезды? Рисунок на крыльях здоровенной тропической бабочки? Озадаченно поморгав, а затем и вовсе напряженно прищурившись, львенок, наконец, сообразил, что это какое-то живое существо смотрит прямиком ему в душу, от эдакого неприятного осознания мгновенно ушедшую куда-то в самые пятки... или, правильнее сказать, скакательные суставы? В любом случае, всю сонливость Тарту как хвостом смахнуло, и бедный сиротка тотчас шарахнулся назад, впрочем, не слишком далеко: сказывалась страшная слабость, свинцовой тяжестью наполнявшая его конечности. Он даже не сумел подняться с земли, так, попятился чутка, волоча брюхо по земле. Тем не менее, весь вид Тарту выражал искренний испуг, который лишь усилился при взгляде на вторую, еще более жуткую физиономию — уж не тот ли это зверь, пожелавший сожрать его накануне... днем? вечером?  Сколько, черт подери, времени он провалялся без сознания? Видимо, не так уж много, судя по тому, что оба незнакомца все еще стояли рядом с ним... И на кой он вообще очнулся! Мог бы и дальше спокойно лежать в отрубе, ничего не видя и не чувствуя, но нееет, мозг решил включиться обратно, ведь надо же четко осознавать происходящее, в частности то, как тебя с аппетитом жрут живьем, поочередно со смаком обгладывая каждую косточку! Тарту нервозно сглотнул вставший поперек горла комок, поочередно переводя взгляд с одной усатой морды на другую, от ужаса не заметив даже, как сильно успело стемнеть в округе... Да и местность казалась чуточку иной, хотя в этих джунглях хрен поймешь вообще, в какой их части ты сейчас находишься — особенно если благополучно продрых весь переход.

Не... не ешьте меня, — весьма запоздало пискнул Тарту, дрожа всем телом и пугливо прижимая уши к голове. — П-пожалуйста...? — несмотря на довольно устрашающий вид его собственных глаз, взгляд у малыша был до того слезным, что, наверное, смог бы разжалобить даже бездушный камень.

+2

242

Повествование все еще от лица фамильяра


Трусливый конечно попался малыш. Хотя, наверное, Мичи на его месте так же себя вел. Потерялся, чуть не свалился в пропасть. А тут еще и этот гепард больной на голову глупые шутки шуткует.

И похоже у него не все в порядке со зрением. На морде малыша появилось какое-либо осознание что или кто перед ним только, когда тот стал сильно прищуриваться, будто Мичи не прямо перед ним лежит, а где-то там, далеко, на другом берегу реки в лучшем случае.

Мда, беда. А может он не потерялся вовсе, тогда, а это мамашка его бросила? Подслеповатый львенок - то еще удовольствие, особенно для львицы-одиночки. Это в два раза больше забот. Конечно, если бы они нашли прайд, вполне возможно, что там он как минимум не умер бы с голодухи. Самцы редко охотятся, все-таки. Но для одиночки проблемы со зрением в разы значительнее, чем для члена прайда. А если он не единственный львенок, но у его сиблингов все нормально со зрением? Мать могла бы решить, что для выживания остальных, надо избавиться от детеныша. Хотя это маловероятно. Тогда она бы сделала это как только стало понятно что с малышом что-то не так, чтобы не травмировать остальных детенышей.

Реакция львенка на гепарда была тоже не удивительна. И подтвердила подозрения Мичи. Теперь, когда у него была возможность понаблюдать за поведением найденыша, за тем как он постоянно щурится и запоздало воспринимает визуальный стимул, его проблемы со зрением стали очевидными.

И сразу становится понятным как он оказался свесившимся с обрыва. Львенок банально не видел куда бежал! А вот от чего он бежал? Просто сослепу перепугавшись кого-то или чего-то совершенно безобидного? Или были реальные причины? А еще он звал какую-то Вуду, когда Мичи его только нашел. Тоже непонятно кто это. Надо выяснить. Не сидеть же им с ним вечно.

Хотя если его действительно бросили, то, возможно, придется. Предки, во что он ввязался? Нужно найти Налу. Она будет знать что с этим делать.

- Не бойся, тебя никто не будет есть, - успокоил его Мичи. - Гепард просто неудачно пошутил, - волк стрельнул суровый взгляд в сторону объекта разговора, мол, извиняйся давай. - ОЧЕНЬ неудачно пошутил.

Гепард, конечно же, даже и не думал извиняться. Почему-то это не удивило Мичи. Волк недовольно посверлил того взглядом в ответ на издевательское передразнивание, и вновь повернулся к львенку. Предки с ним с этим гепардом.

- Не обращай на него внимания. Лучше скажи как тебя зовут, малыш. И почему ты совсем один? Где твоя мама? - медленно, нарочито дружелюбным голосом спросил волк, стараясь, по возможности, успокоить львенка.

Хватит им одного обморока за день.

+2

243

Иша заверила его, что травма несерьезная, сущий пустяк, хотя со стороны тогда казалось, что шмякнулась она со всей дури, перекувырнувшись в воздухе и переломав кости, а потом еще, когда он сделал то же самое, догоняла окапи с больной лапой. Так что у Чумви были все основания для опасений за ее здоровье, но львица говорила уверенно, да и двигалась более-менее нормально. Сам Чумви, споткнувшийся на бегу и ударившийся о землю с высоты своего немаленького роста - как только ничего не сломал? - все еще чувствовал пульсирующую боль в боку и задней лапе, которая понемногу сходила на нет. Окапи он с Ишей точно дотащит. Наклонившись и дотронувшись мордой до окровавленного меха добычи, Чумви вдохнул запах свежего мяса и, высунув шершавый язык, слизнул немного крови. Конечно, разделывать добычу тут, на непонятной лужайке, вдалеке от товарищей, в относительно неизвестном месте он не собирался, но уж очень соскучился по такому настоящему, сытному обеду. Да и ел ли он когда-то досыта с тех пор, как стал взрослым? Разделывал ли такое сочное, свежее мясо клыками? Несмотря на то, что Чумви обладал внушительным ростом и шириной плеч, Симба, будучи немного мельче его по высоте загривка, явно отъедавшийся на местных харчах, казался ничуть не уступавшим ему в мощи и массивности.

Искушение попробовать мяса было велико, но бурый поднял голову и встретился взглядом с Ишей, в котором читался радостный триумф, схожий с его собственным. Усмехнувшись, он обошел тушу, прикидывая, где бы получше взяться. Вот тут, за загривок вроде бы будет удобнее всего. Щелкнув зубами и облизнувшись, точно исполинский кот, выловивший особенно крупную рыбешку, он как раз примеривался к тому, чтобы ловчее и сильнее вцепиться в шкуру окапи, как услышал сомнения Иши, вполне обоснованные, кстати, и неопределенно махнул хвостом, оканчивающимся лохматой, встрепанной после погони кисточкой.

- С ним Нала, она точно так же могла бы выгнать добычу на него, например. Да и взгляни на Симбу, непохоже, чтобы он тут жуками одними промышлял. Хотя, наверное, сейчас его великое королевское высочество вряд ли занимает свою голову такими простыми вещами, как охота, - хмыкнул Чумви. На Симбу он все еще сердился, а надежды на то, что Нала вправит ему мозги, были не так уж высоки. И менее всего сейчас он воспринимал бывшего друга детства как короля, поэтому не удерживался от язвительных замечаний. Вместе с Ишей он сомкнул челюсти на загривке окапи, уперся мощными лапами в землю и потянул. Тотчас боль радостной тысячью кусающихся невидимых блох вгрызлась в бедро и бок,  и Чумви едва не выпустил добычу. Спустя долю секунды стало слегка полегче, но, с досадой отметил бурый, чувствуя, как неторопливо под общими усилиями проползла туша вперед,, дотащить эту громадину до логова будет не такой уж простой задачей. Ишу посетили те же мысли. Чумви разжал клыки и задумчиво огляделся.

- В такие минуты я жалею, что у нас с тобой нет мелких приятелей-животных, которых можно было бы отправить к нашим, - он перевел взгляд на Ишу, затем на окапи. - Кто знает, кого мы привлечем рыком, когда позовем остальных. Я уверен, что гиен тут нет, да и Симба, который здесь один жил и мог только на себя рассчитывать,, не покрыт шрамами из-за постоянных боев с другими хищниками. Но все-таки он говорил, что пытался искать здесь союзников и находил их - сильных и крепких, вроде той банды, о которой он упоминал, так что точно мы не знаем, кто может скрываться в зарослях. Не хочу терять добычу после того, с каким трудом мы ее добыли. Вдвоем дотащим, просто неторопливо, но мы никуда и не торопимся. Правда, я не знаю, пролезет ли все вот это... - он положил лапу на тушу окапи, над которой уже неторопливо кружились мухи. - ... в местные заросли.

Жрать в незнакомой местности ему тоже не хотелось, он привык расправляться с обедом в более-менее защищенном месте, с друзьями под боком и уверенностью, что никакой чужак сюда не сунется. Но, глядя на густые заросли и объемистые бока окапи, Чумви начинал всерьез сомневаться, что они с Ишей протащат это все добро до логова Симбы. А меж тем боль все еще пульсировала, давая знать о себе. Стоит ли все это того?

- Ладно, давай оттащим хотя бы вон туда, - он кивнул на край леса, где вполне можно было скрыться с глаз в тени деревьев и зарослей. - Если увидим, что в лес не протащим и устанем, позовем остальных. Наш совместный рев они где угодно услышат, - добавил он с легкой улыбкой.

+1

244

Что-то, конечно, в этом было этакое. Иша смотрела на самца поверх туши, молчаливо наблюдая за тем, как он наклонился и, сомкнув клыкастые челюсти на загривке поверженного животного, потянул его в сторону что было сил. Грива льва была встрепана, местами на шерсти были мазки крови — но именно таким, уставшим, запыхавшимся, он казался ей невероятно привлекательным.

Львица смущенно кашлянула. Ей в голову вдруг взбрела непрошенная мысль, — а что, мол, успела ли Нала уже совратить своего красавчика-короля? Он тут в оазисе, поди, оголодал по восхищенным взглядом. Если успела, то, пожалуй, ей нетрудно будет направить его, так сказать, на путь истинный.
К счастью, заговоривший Чумви заставил самку отвлечься от подобных мыслишек. Бурая тряхнула головой соглашаясь. Конечно, сейчас какой-нибудь мелкий зверек был бы кстати: послужил бы курьером (а если замешкается или ерепениться начнет — то и следующим обедом). Но чего нет — того нет, не обессудьте уж. А окапи и в самом деле был немаленький.

— Да, там как раз подходящее местечко, — с легкостью согласилась она с предложением льва, — ну что, потащили туда... А потом кто-нибудь один из нас может сходить за остальными, а второй покараулит тушу.
Правда, были в этом плане некоторые недочеты. Например, где разыскивать Симбу и Налу? Оазис довольно велик, и ни Чумви, ни Иша еще не успели толком его изучить. Не говоря уже о том, что Керу в одиночестве тоже мог бродить довольно далеко.

Дождавшись помощи льва, самка ухватила окапи за переднюю ногу и поволокла ближе к лесу. Теперь, когда ей приходилось тащить немалую тяжесть, — а даже несмотря на помощь Чумви, волочить окапи, цеплявшегося копытами за любую кочку, было очень нелегко, — она начала прихрамывать, щадя поврежденную на охоте лапу.

— А знаешь, — воспользовавшись минутной передышкой, бурая вскинула голову, — у Налы ведь есть этот, как его там зовут... Он смог в прошлый раз разыскать нас с Керу, может быть, она и на сей раз догадается его послать.

+1

245

Тропический лес-----→>>

Я шел очень медленно, чтобы карлику было проще угнаться за мной. Даже мои в кровь избитые лапы до сих пор еще не зажили, то, что говорить об этом мученике? Да и вообще Тирион, пожалуй, заслуживает уважения: здоровье у него все же крепкое, коль он перенес такой переход и даже сейчас отважно стоит на своих маленьких взбитых лапках.

Он рассказал мне о своей нелегкой судьбе, что заставило задуматься, насколько же львы из древнего рода помешаны на чистоте своей крови, на престиже, на всем том, что так вызывает в окружающих гордость и трепет по отношению к ним. Но родилось бы это маленькое чудо у простых рядовых воинов или охотниц, выжил бы он? Тирион вряд ли хороший охотник на крупную дичь, а воин – подавно. Однако у полульва неплохо работала голова, которая, должно быть, и спасла его от неминуемой гибели.

- Нелегкая у вас судьба, - со вздохом прокомментировал я, - но, не только будучи карликом, можно не оправдать ожидания отца, - утешаю ли я его? Вряд ли, скорее разделяю его чувства, - мой, например, счел меня недостаточно компетентным наследником трона, поэтому отправил меня странствовать, мол, чтобы я опыта набрался да вкусил самостоятельной жизни. А когда я вернулся, то прайда моего уже и не было вовсе.

Я взглянул на Тириона. Два наследника и оба без королевства. Но если я хотя бы мог постоять за себя, то, что может он? Я же сам чуть не убил беднягу, перепутав последнего с кабанчиком. С добычей! Ох, до сих пор стыдно.

Я сглотнул и отвернулся, а полулев тем временем продолжал отвечать мне. Мне было не шибко комфортно слушать голос спутника откуда-то со спины, мельтешить своим задом и... кое-чем еще перед носом маленького льва, поэтому, как только выдалось возможным, я поравнялся с Тирионом и шел уже бок о бок.

- Да, вы не ошиблись: это те самые Земли Гордости, - с улыбкой ответил я, когда карлик продемонстрировал свои познания и в политической области, - и Муфасу я знаю лично, был знаком с ним, когда в своих странствиях еще в юном возрасте забрел к нему в земли. Он дал мне кров и разрешил охотиться.

Я помолчал, вспоминая то время, когда впервые увидел короля. Я вновь испытал то чувство уважения к нему и те прекрасные радости, которые подарили мне Земли Гордости. Я сам своими лапами закопал свое возможное счастье. Кто знает, как бы повернулась моя жизнь, останься я бы в прайде?

- Но Муфаса уже давно мертв, - поправил я Тириона, - сейчас вместо него правит его младший брат.

Пока беседа лилась, я уже заприметил вдалеке реку.

- К слову, мы почти пришли... осталось совсем немного потерпеть, - ободрил я полульва, кивая головой в сторону, откуда чувствовался прохладный влажный ветер.

+2

246

Чумви неопределенно то ли фыркнул, то ли заворчал, когда Иша предложила, чтобы кто-то один остался сторожить тушу, а второй поплелся искать друзей в джунглях. Бурый чувствовал боль в теле и, как бы не хотелось это признавать, он все-таки нехило приложился во время охоты, сейчас бы только лечь и, откинувшись на землю, жевать кусок сочного мяса. Они понятия не имеют, есть ли тут опасные хищники, вроде взрослых львов. Симба не упоминал о них, но откуда-то же брались все те союзники и недосоюзники. А еще они совершенно не знают этих джунглей и могут основательно заблудиться. Все это он продумывал, покуда с трудом, напрягая уставшие мускулы чуть ли не до боли в теле, тащил тушу к деревьям. И мысленно с облегчением выдохнул, когда Иша первая разжала челюсти, обеспечив им необходимую передышку.

- А, этот... Да,  волк. Кстати, да, он может быть где-то рядом. Если подумать, наших в джунглях сейчас много, кто-нибудь да услышит нас. Мне просто не нравится идея разделяться, - он опустил взгляд на лапу Иши, заметив, конечно же, во время переноски туши, что львица прихрамывает. И ни слова же не сказала! Совсем как Нала, тоже готова калечиться, но дело выполнять. Но она совсем не Нала, зачем-то подумал он. Иша будто бы крепче была привязана к земле - как и сам Чумви, с ее прямолинейностью  и здравым смыслом. В голову почему-то упорно лезла картинка с изображением легколапой, изящной, упорной красавицы-Налы с прямым и решительным взглядом, в которую он когда-то был влюблен без памяти. Внешне они с Ишей как небо и земля, но непрошенные, ненужные и откровенно появляющиеся не к месту и не ко времени мысли упорно твердили о том, что Иша, чей запах он чувствовал совсем близко от себя, с которой он только что завалил громадную окапи и с которой на пару тащил эту здоровенную тушу, ничуть не уступает подруге детства в красоте. Даже больше!

"Стоооп."

- Не хочу, чтобы ты пострадала еще больше, заметил, что ты прихрамываешь. Чтобы кто-то из нас пострадал, - добавил он торопливо. - Нам предстоят слишком важные дела, чтобы бодаться с местными во всяких там неравных схватках, черт ведь знает, что может случиться, -  Чумви быстро схватил тушу и с утроенной силой потащил к деревьям. Там он, наконец, опустился в тень и вытянул лапы, с преувеличенной сосредоточенностью вылизывая бурую шерсть и кое-как счищая кровь. Это методичное занятие слегка успокоило перебудораженные мысли. - Ну что? Порычим? - он  улыбнулся краешком пасти и исподлобья взглянул на подругу. - Между прочим, мы уже достаточно с тобой натрудились, чтобы бегать и искать остальных по всем джунглям! Если повезет, пусть сами нас найдут. А коли не придут - тогда уж подумаем о разделении.

+1

247

От наглого пожирания собственной же добычи Мванафунзи отвлекли сдержанные, прямо таки сдавленные всхлипывания и пошмыгивания львёнка. Удивлённо оторвав голову от тушки, гепард вперился ошалевшим взглядом в откровенно зарыдавшего котёнка, и не менее ошарашенный взгляд столкнулся со взглядом Мичи. Впервые Фунзи видел перед собой плачущего львёнка. Не то, чтобы это казалось ему невероятным или невозможным — как любые дети, гепардята тоже умеют плакать, — но сам факт того, что маленький ребёнок плачет после такого вопроса настораживал. Присмотревшись повнимательней, гепард явно различил и сбитые едва ли не до крови пальцы, и общую худобу и неухоженность, что ли. Казалось, что его давненько бросили. Или потеряли. В общем, обходились не самым лучшим образом. А судя по истерике, которую вызвал совершенно закономерный вопрос о родителях, то, очевидно, произошло эти все неприятности крайне недавно.

Пьянство, б***ство и разгул!

Дело пахло откровенно плохо. Мван отлично понимал, что мальца он откровенно пугает. Но теперь и оставить львёнка только на одного взрослого просто не мог. Пусть Ван не очень хорошо понимал намёки, но он отлично понимал прямые просьбы и эмоции. И сейчас единственное, что он мог — действовать так же открыто.

Парень, слушай ну... не реви. Ну не реви! Это ты ревёшь или я реву? Я вот не реву. Давай, успокойся немного, отдохни. На, пожуй, — за мгновение обернувшись, Мван положил перед заплаканным ребёнком сразу несколько кусков мяска, один даже немного пожёванный (вдруг этот мелкий ещё сам плохо ест?), — Давай ты слегка поешь, а потом нам всё расскажешь, идёт?

Чуть погодя Мван отошёл от львёнка и продолжил:

Такое чувство, что я не первый, кто тебя "сожрать" пытался. Слушай, — на этот раз обратился гепард к волку, — А ты не знаешь, тут ещё такие... как он есть? Ну, взрослые. Ему ж ну... нужен же кто-то?

Браво, Мванафунзи, браво. Неловкость-стайл девяносто девятого уровня. Своих детей тебе лучше пока точно не делать, на чужих потренируйся. С первым, вот, уже налажал.

+4

248

Да, тащить окапи до места встречи явно было не самой здравой идеей. Будь это небольшая газель или детеныш, можно было бы взвалить тушку себе на спину, как частенько делала Иша — ее научила этому мать, а уж та, пожалуй, могла бы и буйвола утащить.
Они прошли какое-то расстояние, и львица разжала пасть, чтобы немного передохнуть. По пути шкура животного цеплялась за все подряд, ноги с копытами тоже норовили раскорячиться таким образом, чтобы львам пришлось изрядно попотеть.
— Я? Я не прихрамываю! — возмутилась самка, поспешно поджимая пострадавшую лапу и делая вид, что ничего у нее не болит, — ну если только совсем немножко. Но лапа в порядке, честно!

С удвоенной силой она бросилась тащить, но к тому моменту, когда львы достигли деревьев, бурая окончательно выдохлась и даже почти готова была признать, что хромает. Вслед за самцом она растянулась на земле, по-хозяйски положив пострадавшую лапу на бок окапи.
— Ага, — согласилась она, порычим, мол, — это может сработать. Если только на ужин не сбегутся все здешние львы.
Приподнявшись на передних лапах и отвесив челюсть так, что вид у львицы стал донельзя удивленный, она набрала в грудь воздуха и издала звучный, глубокий вибрирующий рык, далеко раскатившийся по окрестностям.

Навострив уши, она некоторое время ждала, пока умолкнет эхо, а затем заговорщически подмигнула льву, легонько пихнув его плечом.
— Знаешь, что я думаю? Если они не поторопятся, можем начать трапезу без них. После этого мы точно унесем тушу без труда! Если что-нибудь от нее останется.
Конечно, Иша здорово преувеличивала: даже если они обожрутся до икоты, окапи все равно слишком велик для двоих. Тем не менее, туша станет легче на какое-то количество килограмм. Или ее можно будет разделить на пару частей, тогда каждый возьмет по куску и сможет нести его на спине...

Еще раз прорычав, уже потише, львица вновь навострила ушки, ожидая ответа.

+1

249

К вящему облегчению присутствующих, реплики волка все-таки достигли взбудораженного рассудка Тарту, отчасти его успокоив... но лишь отчасти. Львенка продолжала бить мелкая, неконтролируемая дрожь — сказывались пережитые им многочисленные эмоциональные потрясения. Так или иначе, но эта странная парочка незнакомцев держалась подчеркнуто миролюбиво, не пытаясь причинить ему ни малейшего вреда. Страшный пятнистый зверь так и вовсе казался целиком занятым трапезой... Что ж, теперь, хотя бы, понятно стало, откуда взялась кровь на его здоровенных (и таких острых с виду!) клыках. Тарту нет-нет, да опасливо поглядывал в сторону взрослого гепарда, словно бы не до конца веря, что сказанное им и впрямь было всего-навсего глупой, неудачной шуткой, однако Мичи вполне успешно переманивал внимание малыша на свою ушастую персону, вынуждая его расслабиться и отвлечься от былых страхов. Может, не до конца, но все же в достаточной степени, чтобы Тарту, наконец-то, прекратил испуганно пучить на него свои огромные подслеповатые глаза.

Тарту, — он даже осмелился назвать волку свое имя, притом быстро и нервозно облизнув свои пересохшие от волнения губы. В принципе, он был заранее готов к тому, что старшие начнут задавать вполне естественные и логичные вопросы, например, куда делись его родители и почему такой кроха шляется по джунглям без присмотра, но... Очередное напоминание о недавно погибшей матери подействовало на львенка почти как удар кнута, став последней каплей в давно переполнившейся чаше терпения. Перед внутренним взором Тарту молниеносной чередой пронеслись воспоминания обо всех перенесенных им бедах, начиная с того злополучного дня, когда его родной прайд оказался атакован, и заканчивая совсем еще свежей эмоциональной травмой — потерей Вуду, и детеныш, вздрогнув всем телом, вдруг бессильно разрыдался прямиком у лап изумленного такой реакцией Мичи. Как бы Тарту не пытался сдержать своих горючих слез, а они все равно безостановочным потоком хлынули по его щекам, грозя в мгновение ока затопить всю округу, сверкающим дождем осыпаясь на густой мох под его недавно подлеченными лапами. Ему было ужасно стыдно и неловко за свою реакцию, но что он мог с собой поделать? Только лишь из последних сил заглушать свои громкие, неконтролируемые всхлипывания, но и то давалось ему с огромным трудом. Какой-то частью своей сломанной, истосковавшейся детской души, Тарту совсем не хотелось успокаиваться. Да, он самец, он должен быть сильным и отважным, но только не сейчас, когда он буквально только что лишился своей последней надежды на спасение. Ведь не станут же эти странные звери брать его под свою опеку, верно?

Бедному львенку даже в голову не приходило, что представители других видов (проще говоря, не-львы) тоже могут о нем позаботиться — стоит им лишь захотеть этого.

П-простите, — заикаясь, но теперь уже больше от плача, нежели от испуга или волнения, пробормотал Тарту, запоздало откликаясь на тревожные возгласы вмиг отвлекшегося от еды и подскочившего к нему вплотную гепарда. — Я б-был один... совсем один, когда п-пришел сюда, — он громко, заливисто шмыгнул. — М-ма-ма... мама осталась там... в пустыне... она уже давно не двигалась, когда я решил п-пойти дальше... без нее. Я пришел сюда с-сам. Здесь была львица, В-ву-уду... она обещала позаботиться обо мне, — зажмурившись, Тарту уткнулся носом в собственные мокрые от слез лапы, и дальнейшая его речь звучала совсем уж невнятно. — Н-но я убежал... испугался... и теперь нигде не могу ее найти... мне так с-страшно... — он, наконец, затих, съежившись в тугой, то и дело вздрагивающий от рыданий комок, уже практически не вслушиваясь в разговоры старших — тем более, что они все равно отошли в сторонку, как видно, пытаясь решить, что им делать дальше. На радушно брошенное прямо перед ним мясо он, понятное дело, тоже не обратил внимания: слишком уж тяжело ему сейчас было.

Отредактировано Тарту (22 Янв 2019 13:53:59)

+2

250

Повествование все еще от лица фамильяра

Что ж. Был заметен какой-то прогресс. Хотя малыш все еще трясся, словно листик на ветру, это были скорее остатки нервозности и шока от пережитого, нежели полноценная паника. Да, он то и дело опасливо поглядывал в сторону гепарда, но куда спокойнее, чем раньше. Мичи же это только раздражало. Не поведение львенка, но то, что глупая, бездумная шутейка этого гепарда оставила такой отпечаток. Волк сам в детстве был жертвой бессчетного количества дурацких шутеек и издевок, поэтому на дух теперь такие не переносит. Вот именно потому что потом приходится разгребать последствия. Как окружающим, так и самой жертве.

— Я — Мичи, — представился он в ответ львенку, протягивая успокаивающую лапу. Которая в скорости превратилась носовой платок, когда Тарту внезапно разревелся. И тут пришла уже очередь волка обескураженно пучить глаза. Не то, чтобы он не догадывался, что это произойдет: львенок явно очень эмоционален и пережил какую-то трагедию. Такая реакция вполне ожидаема. Мичи просто надеялся, что ее, все же, не будет, потому что он понятия не имеет что делать с плачущим ребенком. Осторожно, все так же с выпученными глазами, волк попытался погладить Тарту по голове. Так делала его собственная мама, когда он плакал, правда по себе он никогда не замечал от этого какого-либо эффекта.

История Тарту печальная, но, к сожалению, совершенно не удивительная. Разве что то, что львенок смог сам добраться до оазиса, пусть большую часть пути он и прошел с матерью, пока та не умерла. От жажды или жары, предки ее знают. Да это и не важно. Результат один, матери у него нет. Только эта непонятная Вуду, от которой он почему-то сбежал. Мичи хотел уже спросить у него почему он сбежал, но вмешался гепард. Впервые хоть с чем-то толковым. Предложил львенку мяса. Не похоже, правда, чтобы он был готов есть после такого потрясения.

— Есть-есть. Как минимум та группа львов, с которой я сюда пришел, — вставая ответил волк, поворачиваясь к гепарду. — Ну, и эта Вуду какая-то. Не знаю кто она, не видел, но и мы здесь совсем недавно.

Мичи только теперь заметил, что пока они возились с Тарту уже успело стемнеть. Мда, продуктивно на охоту вышел, однако. Вместо еды нашел еще один голодный рот. Не бросать же львенка на произвол судьбы, это жестоко. Придется взять его с собой, как минимум пока они не найдут эту Вуду. Хотя учитывая, что Тарту от нее сбежал, вполне возможно, что искать ее вообще не стоит.

— Я могу…



Что именно Мичи мог озвучить он не успел, прерванный громким львиным рыком, разнесшимся по округе. Рыком, в котором он узнал голос Ишы. Причем, судя по звуку, она довольно недалеко.

— Как по заказу, однако, — сказал волк, удивленный такому удачному стечению обстоятельств, а затем повернулся назад к львенку. — Тарту, — позвал он скомочившегося малыша. — Ты можешь идти? Я познакомлю тебя с моими друзьями. Они львы, как и ты, и смогут о тебе позаботиться.

+1

251

Чумви приподнял бровь и выразительно посмотрел на подругу. Да-да, конечно, все в порядке у тебя с лапой, а "немножко прихрамываю" вот ну никак не скажется ни на чем. Его взгляд был таким красноречиво-выразительным, что любые слова, посмевшие бы вырваться из его пасти и нарушить сию картину были бы такими же неуместными, как гиппопотам на верхушке дерева. Чумви ограничился коротким фырком, смешно растопырившим короткие усы. Как бы то ни было, в дальнейшем споре нужды нет - Иша сама повалилась на траву, хозяйски разместив тяжелую лапу на окровавленном, пахнущем травой боку окапи и согласилась с его планом. Чумви расслабленно, с наслаждением и глуховатым, довольным ворчанием вытянулся на траве во весь внушительный рост, зажмурившись и изогнувшись гигантским полукольцом, задел кончиками пальцев на задних лапах кору деревьев и несколько секунд, поглядывая на Ишу из-под упавших косм густой гривы, молча наслаждался приятным ощущением в натруженных мышцах. Ноздри щекотал запах окапи, тяжелый и манящий, так что Чумви не удержался и почти рассеянно слизнул с помятого бока туши кровь.

Иша решила дать сигнал и, чтобы рык прокатился как можно дальше, поднялась на задние лапы. Бурый остался лежать на земле - уж слишком лениво было вставать, а рявкнуть можно и потом, если Ишин рык окажется не очень громким... Как же он ошибался, даже допуская такую мысль! Рев был такой, что земля задрожала - Чумви отчетливо это почувствовал. А еще поймал себя на мысли, что смотрит на Ишу почти восхищенно. Наверное, и он не смог бы рявкнуть лучше, если бы сподобился подняться и порычать. Но теперь-то только глухой лев не услышит, что они тут, а Керу и остальные не могли уйти далеко. Скоро будут здесь. Он перевернулся на спину - как же приятно трава в тени охлаждает - и взглянул на Ишу снизу вверх, широко улыбнувшись.

- Знаешь, мне уже вообще не хочется это никуда таскать, - он дотронулся носом до туши, которая удобно лежала рядом и все так же маняще пахла.  - Пусть сами тащат. И знаешь, что? Ты совершенно права! - Чумви перекувырнулся обратно на живот и встал. В косматой, взлохмаченной после валяния на траве гриве запутались веточки и травинки, и бурый мотнул головой, стряхивая темные пряди с глаз. - Я ужасно голоден. Почему бы нам не начать... ну, хотя бы ее разделывать? В конце концов, мы охотники, завалить такую громадину было ох как непросто, тем более вдвоем, мы имеем право попробовать, что, собственно, поймали. Дома охотницы никогда не приносили ничего подобного, да и зверя такого у нас не водится. Симба ведь не потребует для себя лучшего куска, верно? - с этими словами он первый охотно наклонился, вонзил зубы в мякоть, прокусив пахнущую потом и травой шкуру,, оперся тяжелой лапой о тушу и оторвал приличный такой кусок мяса.

- Держи, - положил он шмат перед Ишей и облизнул окровавленную морду. - Можем вместе добраться до внутренностей и полакомиться. Я уже забыл, какие они вкусные... Все не съедим, конечно, так что и им останется. М?

Даже если запах крови мог привлечь нежеланных гостей, Чумви это не пугало. В конце концов, своим рыком Иша только что пол-оазису сообщила о том, где они находятся, а коли кто из чужих и впрямь вздумает урвать чужой добычи, то познакомится с недовольным и очень щепетильно относящимся к тому, что добыто адски тяжелым трудом львом. Да и вообще крупный, перемазанный кровью Чумви уж точно не казался приветливым и добродушным для того, кто мог бы случайно оказаться рядом.

+1

252

Хотя львица весело и оживленно болтала с Чумви, уши ее были навострены: она ожидала услышать ответное рычание. Но все было тихо; кроме возобновившегося пения замолчавших было птиц Иша не слышала ровным счетом никаких признаков того, что ее призыв был услышан. Вот сейчас пригодился бы какой-нибудь мелкий зверек, вроде того же самого волка, как его бишь там? Мичи? — который вечно сновал туда и сюда, выполняя поручения Налы. Бурая привыкла считать его бесполезным нахлебником — она в принципе относилась подобным образам к животным, которые выбирали служение львам своим образом жизни. Но сейчас она все же начала находить в этом нечто привлекательное. Пусть не прямо сейчас, но, может, немного позже она тоже найдет для себя какого-нибудь помощника позубастее.

Тряхнув головой, львица весело рассмеялась, глядя, как беззаботно Чумви кувыркается в траве. Вид у него был на редкость расслабленный — такого они не могли позволить себе довольно долго. В пустыне особо не расслабишься, и даже теперь, в оазисе, Иша все никак не могла привыкнуть к тому, что их окружает такое количество сочной зелени, свежей воды и самых разных животных.
— Еще бы ты не голоден! — плюхнувшись на живот рядом с Чумви, львица с улыбкой снизу вверх воззрилась на поднявшегося на лапы самца; затем, с наслаждением до хруста потянувшись, она повернулась на бок, а затем подставила ночному небу бежевый живот. Самка извивалась на земле, с удовольствием потираясь о траву затылком и лопатками, — и я голодна. Мы столько времени ходили здесь, а потом еще и охотились! Удивительно, что так долго терпели. Знаешь что, я согласна.

Мигом перевернувшись, она сделала попытку вскочить на лапы, но, невольно скривившись, поднялась медленно и аккуратно, щадя пострадавшую лапу. Заметного отека не было, так что Иша надеялась, что все быстро пройдет — и тем не менее, пока что лапа напоминала о себе всякий раз, когда самка пыталась перенести на нее вес.
— А что, у вас в прайде охотятся только самки? — опустив морду, львица обнюхивала переднюю часть туши, но глаза ее были устремлены на самца.
К ее лапам шлепнулся сочный шмат мяса, который оторвал для нее Чумви, и, вскинув голову, Иша с жадностью раздула ноздри. Самец стоял прямо перед ней, на его губах и подбородке алела свежая кровь — и вид у него был только еще более привлекателен от этого.

— Спасибо, — вновь шлепнувшись на пузо, бурая без дальнейших рассусоливаний зажала угощение между передними лапами и впилась в него зубами, отрывая куски и смачно, склонив голову на бок, жуя.
В пару минут покончив с куском, она ползком придвинулась к брюху окапи, тыкаясь в него носом.
— Можно и полакомиться, — вновь согласилась она; с Чумви соглашаться было легко и приятно, тем более, что, похоже, мыслили они сейчас похожим образом, — я еще не наелась. Этого полосатого хватит на нас всех, и останется еще. А если и не хватит — что с того, поймаем еще.
Она бросила хищный взгляд в сторону — у кромки леса вдалеке, уже успокоившись после недавней атаки, паслись еще окапи. Их темный окрас с полосатыми ногами, кажется, был великолепным способом маскироваться — во всяком случае, когда животные замирали на месте, разглядеть их было довольно трудно; не знай львица, что они там, прошла бы мимо, не заметив.
— Так что, — поднявшись и отодвинувшись в сторонку, чтобы было удобнее вскрывать брюхо, львица вцепилась в шкуру окапи и потянула на себя, упираясь в землю лапами.

+1

253

Во время грустного, отчаянного и очень несвязного рассказа львёнка Мванафунзи аж прилёг. Не то, чтобы ему было невероятно интересно — весь рассказ — пара фраз — но этот жест показался гепарду самым мирным из тех, на которые он был способен. Прикасаться к детёнышу лишний раз хищнику не хотелось, скорее не из желания не пугать его, а от какой-то брезгливости. Заплаканный, он представлял не самое эстетичное зрелище, и Мванафунзи нет-нет да нервно вытирал лапу о лапу. И он уж точно был рад тому, что в качестве промокашки выступил волк. И вся мокрая история была высказана ему в шерсть.

Но история и вправду грустная. Мван даже покачал головой. У него было счастливое детство, но он очень много слышал о тех, кому куда меньше повезло — среди гепардов ранняя смерть или сиротство не редкость, и с младых когтей пятнистый привык к подобным жизненным явлениям. Привык — но сам, тем не менее, не мог понять, как при подобных переживаниях можно отказаться от чего-то пожевать. Он всегда ел, особенно когда волновался. Прямо-таки нереальный голод просыпается. А этот... не захотел. Даже не взглянул.

Слушай, он же совсем не е... — начал было гепард, когда Мичи в своём неутомимом желании спасти сие дитя тут же озвучил много приятных для последнего вещей. Как, например, наличие тут поблизости львов! То, что волк якшается с большими кошками, повергло более мелкую в шок, а затем, стоило раздаться рыку где-то за спинами, как гепард и вовсе подскочил выше головы. Собственной.

Каких шакалов ты молчал, что ты с ними якшаешься близко? Их тут больше, чем один! Ты... ты... ты не мог сказать?! — в отчаянной панике взвился Мванафунзи, — Вот как ты... С другом! — и мгновенно заозирался в поисках места для укрытия. Бежать было уже некуда, и гепард приготовился, в случае чего, продать свою шкуру очень дорого.

+2

254

Оффтоп по времени и пространству

Первая часть поста происходит на Малых Водопадах, потому что яхудожниксловаятаквижу я очень долго рожала этот пост и, если отправлю его сейчас туда, то будет сбой по времени, поэтому просто посчитаем, что пост тянется из дня в ночь.

---→>> Сросшиеся корни

Попытка отвлечься от неприятных мыслей и событий прошедшего дня с треском провалилась. Как бы Нала не старалась, искривленная гневом морда Симбы, его обжигающие слова неизменно находили способ перетянуть на себя все внимание самки. Охотиться было бесполезно. Увлеченная своими мыслями, рассеянная, она совершала ошибки, от которых, казалось, должна была давно отучиться. Думая о горящих красных глазах, она забывала проверить направление ветра. Когда перед взором вставала тяжелая, занесенная для удара лапа, она невольно выпускала собственные когти и их шуршание по земле выдавало ее местоположение добыче. Да и не то, чтобы самой добычи было много. Мелкие животные: кролики, мартышки в основном. Копытные предпочитали не заходить вглубь джунглей. Места мало, еды тоже. Делать им здесь нечего. Разве что один раз львица заметила мелкую, явно заплутавшую антилопку суни, которой хватило бы буквально на пару укусов. Но и ее самка позорно упустила.

Ей это, правда, было на удивление безразлично.

В какой-то момент Нала поняла, что и сама заблудилась, разгуливая по этим джунглям. Она не знала где именно она сейчас, где относительно ее местоположения состоялся злосчастный разговор с Симбой и уж тем более не имела ни малейшего представления о том, где были остальные.

И это ее тоже, почему-то, совершенно не волновало.

В самом деле, куда она денется? Рано или поздно выйдет или к какой-нибудь воде, или к краю оазиса, а оттуда сориентироваться и вернуться в более знакомые его части будет несложно.

Куда больше ее волновал вопрос “что делать?”. И хотя Нала упорно старалась его игнорировать, вопрос этот, как и все вытекающие из него мысли, идеи и предположения, продолжали роиться в голове, словно полчище надоедливых мошек, от которых не было ровно никакого толку. Она уже решила, что прежде всего надо немного выждать. Дать Симбе остыть, подумать, осознать. Но легко сказать себе, что ты ждешь момента, словно на охоте, и гораздо труднее действительно почувствовать это присущее сидящему в засаде хищнику спокойствие, когда тебя гнетет ощущение, что ты и так, уже давным-давно, опаздываешь.

Сколько времени прошло с тех пор как они покинули Земли Гордости? Быть может, они вообще зря тут торчат, а весь ее прайд, включая мать, уже помер от голода? Быть может, она пришла за чем-то, чего уже никогда не вернуть, теряет здесь время, хотя могла бы попытаться тайком или же с боем увести львиц?

На охоте гораздо легче держать себя в лапах, сидеть и выжидать момента. На охоте у нее перед глазами есть четкая цель, конкретный план действий, ясное понимание и осознание что было, что есть, что будет и при каких обстоятельствах. На охоте у нее есть ощущение, что она контролирует ситуацию. Что она может контролировать ее. Сейчас? Сейчас у нее нет ничего из этого. Лишь мутные, как вода образы и зачатки идей. Сейчас она словно в свободном падении.

Она действительно вышла к воде, как и догадывалась. Хоть и к водоему, которого еще никогда не видела: маленькие водопады с небольшим озерцом под ними. Манящая прозрачная вода с небольшими пластами нимфей, плавающих на поверхности.

Только сейчас Нала осознала насколько хочет пить. Она принялась жадно лакать прохладную воду, стоя на берегу, а небольшие волны, создаваемые впадающим в озеро водопадом, нежно обволакивали подушечки лап. Из воды на нее смотрела взъерошенная, пыльная, с явно заплаканными глазами самка, запутавшаяся и не знающая как быть, куда идти дальше и даже с какой вообще целью куда-то идти.

Нала скривилась, ударив лапой по отражению, словно это что-то да изменило бы.

Ей нужно решать что делать дальше. Прежде всего — что делать, если Симба не опомнится.

Но она не может решать это одна. Это нужно обсудить как минимум с Чумви. Это и его прайд тоже, и он волнуется за его благосостояние не меньше нее.

Шальная мысль вдруг проскочила в голове львицы: его волнение за благополучие и светлость будущего прайда в некоторой степени и привели к этой ситуации. Вот уж действительно: благими намерениями выложен путь к Макеям.

Нала тряхнула головой, сводя мысли с фигуральных рельс, по которым они уже несколько часов ходят кругами.

“Делай, что должно.”

Львица зашла в прохладное озеро и окунулась под толщею воды, почти касаясь кончиками пальцев дна. Вода была такая чистая, что в ней даже можно было практически спокойно открыть глаза. Увидеть удивленно роящуюся на безопасном расстояние мелкую рыбешку, опасливо вившуюся вокруг львицы. “А ты что здесь делаешь? А я тебя не знаю, зачем ты тут вообще?”

Действительно зачем?

Нимфеи белым саваном окутали вынырнувшую на поверхность львицу, и Нала, вылезая на берег, резким движением сбросила их с себя, стряхивая и остатки влаги.

“И будь, что будет.”

Нала бегло посмотрела на впадающий в озеро водопадик и тяжелой поступью пошла к нему. Где водопад, там река. Выйдет из джунглей к реке, а оттуда уже сможет найти дорогу назад к их импровизированному лагерю.

***

Помогла ли ей освежающая ванна или же просто удача решила наконец улыбнуться ей, но по дороге Нале все же удалось кое-кого поймать. Львица заметила небольшое стадо грисбоков, проходивших мимо, и успела удачно спрятаться в густых кустах. Уже вскоре она тащила в зубах мертвую тушу молодого самца мелкой антилопы. Это вам не ньяла, конечно, но день хотя бы не совсем в пустую прошел.

Где-то в пути до нее донесся отчетливый рык Иши. Нала прислушалась. Не похоже, чтобы он предзнаменовал какие-то проблемы, видимо, львица хотела просто оповестить своих товарищей о своем местоположении. Что было как нельзя кстати. И еще лучше, что судя по звуку, они уже недалеко. Поэтому Нала не стала бросать тушу и тратить время на ответный рык, а лишь перешла с размеренного шага на бодрую рысь. Да и время уже успело куда-то незаметно утечь. Теперь, когда она вышла из самой заросшей части джунглей, где кроны деревьев плотным куполом закрывали небо от взора, львица четко видела, что пока она разговаривала с Симбой, пока пыталась взять себя в лапы после этого разговора, то, да се, уже и ночь успела наступить.

Уже вскоре она вынырнула из зарослей к знакомым лугам и реке, а там и Ишу с Чумви увидела. И большую тушу, от которой уже соблазнительно веяло кровью и мясом.

— Мой улов, — произнесла она, подойдя к разлегшимся под ночным небом львам и бросив на землю жалкого в сравнении с окапи грисбока, — вашему и в подметки не годиться. Это что за зверь такой?

Нала любопытно принюхалась, но теперь уже ничего кроме яркого запаха крови и смерти было не унюхать. Зато она отметила необычное телосложение и окраску травоядного. Честно говоря, внешне оно походило на результат плотских утех жирафа с антилопой, но антилопой, чья мама в свое время согрешила с зеброй. Невероятный зверь.

Отредактировано Нала (13 Мар 2019 12:33:31)

+6

255

Тропический лес >>>

Весть о преждевременной гибели короля Муфасы отчасти пригасила вспыхнувший было энтузиазм Беса, вынудив его с легкой досадой опустить уши и едва заметно поморщиться, словно бы от неприятного привкуса во рту. Да что ж ты будешь делать... Стоило только обрадоваться! Муфаса, насколько ему было известно, слыл на редкость гостеприимным правителем (что подтверждалось словами Керу) и вполне мог бы принять у себя смешного, косолапого карлика, дав ему временный кров и защиту — хотя бы на пару-тройку дней, а там уж Тирион наверняка нашел бы способ себя проявить... Интересно, каков был его младший братец, ныне занявший престол? Был ли он точной копией Муфасы и стоило ли ждать от него такого же радушия? Уж кто-кто, а Бес прекрасно знал о том, насколько не похожими друг на друга порой бывают родные братья и сестры, и втайне надеялся, что его дурные предчувствия на сей счет окажутся ошибочными. Но ведь в таком случае Керу не оказался бы сейчас за тридевять земель от некогда привлекательных для него земель, верно? Еще и дочь с собой прихватил, в наверняка тяжелое и долгое путешествие сквозь пески — не просто же так!

Осмелюсь предположить, — спустя короткую, полную лихорадочных раздумий паузу, слегка манерно отозвался Тирион на терпеливые объяснения своего темногривого спутника, наградив того отчасти лукавым взглядом исподлобья, — что именно резкая смена власти вынудила всю вашу компанию покинуть ставшие недружелюбными земли и отправиться на поиски лучшей жизни... Хотя, вы, кажется, упоминали, что собираетесь вернуться, — он состроил слегка озадаченную физиономию, не особо, в общем-то, притворяясь — он и впрямь запоздало вспомнил об этой вскользь оброненной Керу реплике. — Рассчитываете, что за время вашего отсутствия в королевстве станет чуточку спокойнее? — или, может, у них была какая-то другая, куда более сложная причина... Тирион буквально животом чувствовал, что здесь кроется нечто куда более серьезное, чем простое бегство от проблем. И что за вздорный рыжий юноша, что так отчаянно не желал возвращаться домой? Бес неплохо запоминал все сказанное чужаком, но вот на более-менее внятный анализ услышанного сил у него пока что не доставало... а жаль. Пожалуй, лучше просто дождаться того момента, когда Керу познакомит его с остальной частью своей компании, и разбираться с этой информацией постепенно, не демонстрируя чрезмерного любопытства. Не хватало ему еще показать себя эдаким бесцеремонным, наглым сплетником, алчным до чужих откровений и без спроса сующим нос в чужие дела.

Надеюсь, местные берега не слишком круты для моих коротеньких лап, — шутливо откликнулся Тирион на последнюю реплику самца, как и раньше, всем своим видом демонстрируя подчеркнутую бодрость. — Иначе придется вам вылавливать меня из воды, точно какого-нибудь... — совершенно неожиданно (и, разумеется, ни секунды того не планируя!), Бес резко накренился куда-то вбок, к собственному безграничному испугу ощутив холодную пустоту под лапами, и тотчас мешком ухнул вниз, ожидаемо не сумев удержать равновесия. Проклятый густо разросшийся папоротник, зеленым ковром прикрывавший всю землю вокруг! И не только землю, как выяснилось. Тирион даже заорать не успел, да и не смог бы при всем своем желании: пару-тройку раз пивным бочонком перекатившись через собственную спину, карлик благополучно шлепнулся задницей и вот так, сидя, на большой скорости заскользил дальше по гладкому, мшистому склону, жмурясь и гримасничая от хлещущих по его физиономии листьев, мешающих не то, что рот открыть, а даже хотя бы просто посмотреть куда-то без риска выколоть глаз шальным древесным прутиком! К счастью, он не стал на полном ходу нырять в реку, имитируя олимпийского прыгуна с трамплина, а на удивление плавно и даже изящно выкатился из зарослей в приличном отдалении от берега, как раз напротив мирно ужинающих (завтракающих?) львов, эффектно притормозив рядом с одной из притащенных ими туш. Поморгав, Тирион медленно расслабил доселе нервозно вздернутые кверху плечи и с растущим изумлением окинул незнакомую компанию долгим, изучающим взглядом, пока что никак не спеша их приветствовать и тем более называть свое имя. Он мог только понадеяться на то, что с перепугу не оставил после себя длинный коричневый след, будто здоровенная улитка-переросток, при том с головы до ног увешанная рождественской гирляндой из попутно сорванных листьев и лиан... ну или что эти господа, следуя нехорошему примеру Керу, не примут его за внезапно выскочившую из кустов свинью — тоже не самое благоприятное развитие и без того неловкой ситуации!

+3

256

Как это ни странно, но совершенно безудержный, на первый взгляд, поток горючих слез очень быстро иссяк. Возможно, причиной тому была вовремя подставленная лапа Мичи, а может, ласковые (хотя и заметно неуклюжие — не каждый день, знаете ли, приходится успокаивать хнычущую малышню! тем более львят) поглаживания волка по голове сдавленно рыдающего малыша, но уже спустя минуту-другую Тарту начал затихать, постепенно успокаиваясь. Честно говоря, у него уже попросту не оставалось сил на долгие эмоциональные концерты — ни физических, ни душевных, поэтому уже очень скоро детеныш окончательно прекратил реветь, лишь изредка громко и звучно шмыгая заложенным носом. А уж когда где-то вдали послышался раскатистый львиный рык, Тарту и вовсе затих, широко распахнув свои заплаканные глаза и застыл, прислушиваясь. На краткий миг, в его сознании промелькнула отчаянная мысль, что это могла быть Вуду, и душа львенка тотчас наполнилась радостью и надеждой; к сожалению, последующие слова Мичи (так, кажется, назвал себя этот странный зверь) моментально вернули его с небес на землю, заставив опасливо поежиться и втянуть голову в плечи.

Друзья... другие львы?

Не только один лишь Тарту напрягся при упоминании незнакомцев: гепард тоже занервничал, притом куда сильнее, чем его спутники. На фоне такой паники, львенок как-то даже невольно отвлекся от своих тревог, удивленно возрившись на Мвана снизу вниз. Первый раз в своей жизни он видел, чтобы такой большой и грозный кот так сильно боялся чего-то! Ну, или кого-то. Чем сильнее Мван беспокоился, тем больше Тарту забывал о том, что он сам, в общем-то, тоже всерьез напуган и выбит из колеи. Медленно усевшись, львенок с растущим недоумением склонил ушастую голову набок, продолжая изумленно наблюдать за гепардом со своего места, и в процессе чуть было не забыл ответить на вопрос Мичи.

Могу, — Тарту быстро поглядел на свои израненные и обожженые лапы, оценивая их состояние. Все-таки, забота Вуду не прошла даром: пускай его подушечки все еще болели, но уже далеко не так сильно, как раньше. Другое дело, что он едва мог их переставлять, но львенку почему-то было стыдно в этом сознаться. Он уже и так расплакался, как маленький — еще не дай бог подумают о нем, что он по жизни такой мямля и нытик! Отец, да и мать тоже, учили его быть сильным при любых обстоятельствах, и он, не взирая на свою мягкую, добрую и очень уязвимую натуру из-за всех старался оправдать их ожидания — а иначе он никогда бы не добрался до этих мест в одиночку. И все же, Тарту бы не был Тарту, если бы все-таки не рискнул уточнить: — А они точно нас не съедят? — дождавшись утвердительного ответа от волка, львенок еще разок глухо шмыгнул носом и не без труда поднялся на все четыре, все еще заметно дрожащие лапы, показывая, что готов к новому переходу... Лишь бы только идти не пришлось слишком далеко. Сил у малыша оставалось ну разве что где-то на самом донышке. Глубоко вздохнув, Тарту сделал несколько маленьких шажков вперед, следуя за деловито указывающим направление Мичи... и вдруг снова остановился, бросив внимательный и отчасти сердобольный взгляд на Мвана. Он все еще казался ему донельзя встревоженным — а оттого куда менее страшным, чем в первые минуты знакомства. Ну, как можно было бояться такого трусишку? Ладно, сам Тарту, он ведь такой маленький и беспомощный, а тут большой, взрослый, сильный самец! Не то, чтобы львенок смотрел на него с презрением или жалостью, скорее... с пониманием, что ли. Ему ведь тоже было не по себе от предстоящего знакомства. Поколебавшись, детеныш все-таки заставил себя вежливо обратиться к пятнистому шутнику, желая как-то отвлечь его внимание от всяких нехороших и тревожных мыслей: — А можно, я возьму c собой немного мяса? — само собой, никто не стал возражать против его более чем скромной просьбы, и Тарту, опустив голову, спешно ухватил пастью один из предложенных ему гепардом кусков. Едва ощутив на языке знакомый привкус крови, львенка немедленно замутило, да с такой силой, что аж в глазах поплыло — его желудок реально начинал сходить с ума, и вполне естественный голод боролся с не менее сильной тошнотой. Уж больно долго Тарту обходился без еды, не удивительно, что его организм теперь реагировал на нее так... двояко. Зажмурившись и потряся головой, малыш худо-бедно справился с этим судорожным спазмом и медленно почапал следом за остальными, то и дело неловко запинаясь лапами о мелкие неровности почвы и торчащие тут и там древесные корни.

+1

257

Все-таки это восхитительно! Такая огромная туша, что всю морду можно засунуть в распоротое брюхо и схватить лакомые кусочки. Чумви, плавающий в океане счастливой сытости, с наслаждением прожевал очередной кусок. Он не помнил, когда в последний раз принимал участие в такой роскошной, воистину королевской трапезе. Может быть, в юности, когда луга еще были полны дичи, и он точно с таким же восторгом вместе с друзьями разделывал громадную добычу, один вид которой говорил - ты точно будешь сыт? Смачно облизнув окровавленные усы и положив голову на бок окапи, он вспомнил о вопросе Иши.

- В основном да, львицы. Нас тоже учат охоте, но далеко не так основательно, как львиц - скорее на случай, если мы решим уйти в свободные странствия. Некоторые, что хотят уйти, ходят на уроки охоты чаще других. Но земли моего прайда огромны, их нужно постоянно защищать от всяких воров и проходимцев, поэтому и обязанности чаще разделены. Я... скажем так, я не особенно увлекался охотой, - еще бы, он с детства мнил себя великим защитником, полководцем и воином, который пятерых гиен одной лапой уложит и принесет мир в Земли Прайда, и сам Муфаса наградит его самым что ни на есть почетным титулом, которого еще нет, но который обязательно придумают для великого Чумви. Детские мечты и воспоминания так... стыдно и нелепо вспоминать, когда ты взрослый. Стыдно и в то же время... по-особенному горько. Будто хочешь вернуться туда, когда казалось, что такое взаправду возможно. И воспоминания обо всем, что случилось с того времени тоже проносятся в голове, напоминая, как далеки те дни. Как в другой жизни. - В нашем путешествии мне все равно пришлось поднатореть в охоте.

А когда Иша добавила, что они вполне могут поймать еще одного окапи, Чумви замер с приоткрытой пастью, зависнув секунд на десять и, наконец, издал запоздалый нервный смешок. Причем единственное возражение, которое лезло в голову, было криком души: "Ябольшенехочучерезэтопроходить!". Вдвоем, по крайней мере. У него до сих пор лапа ныла. Но все-таки вдвоем - всего лишь вдвоем - они с Ишей завалили этого громадного зверя. Было от чего торжествовать и, помятуя о неоценимом опыте, поглядывать на пасущихся вдали остальных окапи с охотничьим интересом. Через некоторое время появилась Нала - судя по всему, она первая услышала их рев. К облегчению Чумви, быстро оглядевшего самку, выглядела она невредимой и здоровой, и еще принесла добычи, правда, намного более мелкой, чем их с Ишей окапи. Но это неважно.

- Угощайся, - негромко и неторопливо проговорил он, кивая на тушу, после чего сам оторвал еще один кусок от своего шмата мяса. И, не поднимая головы, так же негромко продолжил. - Что ж... как все прошло? - нужды объяснять, что именно он имеет  в виду, не было. Только вот ответить на самые животрепещущие вопросы Нала не успела. В кустах неподалеку послышался громкий треск, словно что-то тяжелое катилось со склона вниз. Чумви настороженно поднял голову и навострил уши, мигом оторвавшись от мяса. Кто бы это ни был, он очень близко и он не очень крупный. Оступившаяся добыча? Придумать других вариантов Чумви не успел, да и вряд ли смог бы предположить что-то близкое с тем, что он увидел. Это был лев. Несомненный лев, с жесткой гривой и львиной мордой, но как же он был мал и странно сложен! На секунду Чумви подумал, что перед ним мелкий подросток с проклюнувшейся гривой, но нет, это точно не подросток. Несколько наполненных оглушительным молчанием секунд обе стороны переваривали случившееся и моргали четырьмя парами глаз. Да это же карлик. Худоватый, весь щедро присыпанной листьями и ветвями карлик. Ошалелый, как, впрочем, и остальные львы.

Наконец, Чумви негромко хмыкнул и опустился обратно на траву, опуская вздыбленную было гриву и расслабляя мышцы. Вот и первый местный житель. Судя по всему, лапы не переломал, иначе бы катался уже с ревом по земле, а когда Чумви понял, что незнакомец не представляет ровным счетом никакой угрозы и сам не рад, что здесь оказался, то отвернулся первым, намереваясь продолжить трапезу.
Только перед этим по-хозяйски положил лапу на тушу окапи и подтащил к себе пойманного Налой зверя. Так, на всякий случай. Его куда больше занимало то, что должна рассказать Нала, поэтому, если карлик сейчас решил бы тихонько усвистать в сторону, он бы не обратил на него более никакого внимания.

+3

258

Мясо было свежим и сочным. Иша еще помнила те скудные крохи, которые перепадали им, пока львы шли по пустыне — тем приятнее сейчас было изобилие дичи. Конечно, в оазисе не было такого разнообразия, как в саванне. Большинство животных самка попросту не замечала, либо замечала слишком поздно, так что они успевали спастись бегством. Мартышки, маленькие легкие газели и долгоноги были не слишком привлекательной дичью. Порой, впрочем, самка чуяла кабанов — может, бородавочников, или кого-то из ближайшей родни; но Симба, понятное дело, обидится, если Иша сожрет его лучшего друга. А различить их... поди различи в горячке охоты.

Словом, окапи пришелся как раз кстати, и теперь, уже погрузив морду по самые бакенбарды в окровавленное брюхо животного, Иша нет-нет, да и посматривала в сторону леса, где порой замечала движение.
Отрывая куски плоти и с жадностью их заглатывая, львица, тем не менее, во все уши прислушивалась к тому, что рассказывал ей Чумви. Нельзя сказать, что это было что-то принципиально новое, и тем не менее, жизнь прайда отличалась от той, к которой привыкла Иша. Понятное дело, когда у тебя территории нет, то и патрулировать нечего. С охотой то же самое: если в одном месте не ладится, всегда можно уйти в другое... а уж с тех пор, как львица ушла от матери, стало еще... нет, не проще, сложнее. И проще в то же самое время: Ишу не держало ровным счетом ничего.

Разговор сам собой затих, но ненадолго. Львица повела носом, сперва решив, что ей показалось, а затем и увидев приближавшуюся к ней Налу, в кои-то веки не сопровождаемую мелким песиком, который все время таскался за ними. Расстроенной она не выглядела... но как знать? Иша сгорала от любопытства, желая скорее узнать, удалось ли Нале хоть чего-то добиться. И если да — то как. Уговорами? Мордобоем?..
— Присоединяйся к нам, — бурая радушно пригласила подругу к "столу", — не знаю, как оно называется, но вкусно очень. Никогда таких раньше не ловила.

Вопросы, которые уже готовы были слететь с языка, так и остались незаданными. От громкого хруста ветвей встрепенулись все; хотя бурая уже успела насытиться, она тоже вздернула морду. Ну а вдруг там травоядное? Само в лапы просится.
Волосатое нечто выкатилось из кустов, и Иша расслабилась — нет, не травоядное вовсе, лев. Причем, что заметим, это не Керу и не Симба...
Пришелец развернулся из клубка в приличное состояние, и вот тут-то львица вскочила на все четыре лапы, вздыбив загривок и обнажив клыки. Никогда прежде она не видела столь странное создание — с виду и по запаху вроде бы взрослый лев, хоть и не слишком гриваст, но размерами едва ли в половину ее роста, коренастый. Да лев ли это вообще?

Поставив обе передние лапы на тушу окапи, отделявшую ее от пришельца, самка подозрительно уставилась на него — а затем с рычанием оскалилась снова. На всякий случай.

+2

259

Я не видел морды Тириона, но по его интонации понял, что новость о Муфасе привела его в растерянность. Это удивило меня: король Земель Гордости умер более двух лет назад, а весть об этом до сих пор не дошла в дальние уголки саванны? Обычно выходцы из знатного рода стараются быть в курсе всех событий, которые происходят в крупных королевствах. Они делают это по разным причинам: желают заключить выгодные союзы или, например, захватить ослабленные территории и заполучить еще больше власти. Я предположил, что Тирион упустил эту информацию из-за того, что долгое время путешествовал самостоятельно и был несколько оторван от таких глобальных новостей. А может быть, я вовсе преувеличиваю известность Земель Гордости? Во всяком случае, это королевство было куда богаче и полнее земель моего отца… когда-то было.
Мы оба были погружены в свои мысли, но молчание первым нарушил мой коротколапый спутник; карлик глянул на меня лукаво, со свойственной ему осторожностью и учтивостью, задав очередной вопрос. Я же не видел в этом диалоге абсолютно ничего опасного и странного. Для меня Тирион был львом, который просто пытался разобраться в ситуации, тем более, если он сам шел по направлению к Прайдроку. Во всяком случае, чего стоит его богатая мимика; несмотря на свое происхождение, этот самец нравился мне своей простотой и открытостью. Мы были даже, наверное, чем-то похожи в этом.

- Едва ли там станет спокойнее, - со вздохом ответил я, покачав головой, - смена власти действительно плохо повлияло на королевство. Я бы даже сказал, что она вовсе привела его в упадок, - я подумал немного и добавил, - во всяком случае, так считают местные жители. Мы же собираемся вернуться, чтобы все это исправить, - я лукаво улыбнулся Тириону, пока полулев выхаживал возле крутого спуска, неаккуратно пробуя заросшие кусты на прочность и выказывая свое мнение по поводу подобных сомнительных троп. Когда я заметил, что мой маленький спутник выбрал не самую лучшую тропинку для ходьбы, было уже поздно: Бес безмолвно юркнул вниз. Вот что значит – земля из-под лап ушла! 
- Ой-ей-ей, - выдохнул я, испугавшись не на шутку за своего приятного собеседника. Я кинулся к обрыву, опустив голову вниз и пытаясь разглядеть, куда же судьба понесла Тириона. И с одной стороны я обрадовался, а с другой – немного заволновался, потому что самца несло прямо на моих друзей. Если Иша и Нала еще могли бы снисходительно отнестись к такому чудному существу, выкатившемуся прямо из кустов, то по поводу вспыльчивого Чумви я был не уверен.

- Не раздерите себе бока! – кричал я в след укатившемуся Тириону, пробуя лапой почву. Необходимо было спуститься прежде, чем случиться какое-нибудь несчастье, но рядом не было никакой тропки, ведущей вниз. Я набрал полные легкие воздуха, потому что мне пришлось рисковать и "идти" следом за своим несчастным спутником: лапы мои тут же разъехались, вспахивая землю под ними и поднимая клубы дыма и шум от ломающихся веток. Мне, впрочем, повезло больше, чем карлику: во всяком случае, я хотя бы не отбил себе бока об землю. Все, чем я отделался – это поцарапанным носом, ушибленными об коряги лапами и побитой головой, потому что какая-то ветка бесцеремонно меня ударила по затылку. Приземлился я прямехонько рядом с Тирионом, криво улыбнувшись своим спутникам и понимая, насколько же нелепо мы оба сейчас выглядим. Хорошее начало дня, ничего не скажешь.

- Доброе утро, - ничего умнее придумать я не смог, - я расслышал вдалеке рычание Иши, поэтому поспешил сюда, - с кряхтением я поднялся с земли, отряхивая гриву от пылинок и сора, скопившихся там после моего веселого приключения, - а этого приятного во всех отношениях льва не прогоняйте – он со мной. – Я посмотрел на Тириона и с улыбкой кивнул ему, не дожидаясь каких-либо возражений, - Вы нашли моих спутников раньше меня. Это Нала, - я указал на собственную дочку, которая, кажется, сама только недавно пришла сюда, - эти прекрасные молодые львы - Иша и Чумви, - оба хищника выглядели не так дружелюбно, особенно, с учетом их перепачканных в крови мордах. - А это Тирион, - поспешил я представить своего нового знакомого, - мы познакомились случайно… пару часов назад, - я задумчиво почесал подбородок, немного смущаясь, - а вот поймать что-нибудь мне так и не удалось… - точнее, я решил умолчать о том, что охота в какой-то мере прошла успешно и у меня тоже был своеобразный улов: мне не хотелось ставить полульва в еще более ужасное и стыдливое положение.

Отредактировано Керу (14 Апр 2019 10:37:24)

+1

260

Приглашения присоединиться к трапезе последовали незамедлительно и внезапно заставили львицу осознать насколько же она голодна. Когда она в последний раз ела-то? Пожалуй, что утром, перед тем, как отправится на поиски Симбы. Неужели с тех пор прошел уже почти целый день?

И, конечно же, ей еще надо будет как-то объяснить остальным что именно произошло. Чумви, вполне ожидаемо, не стал ходить вокруг да около и сразу перешел к делу. Что ж, наверное, это даже правильно. Зачем тянуть с неприятным разговором?

Нала открыла было рот, собираясь вкратце, по возможности не вдаваясь в некоторые неприятные для всех детали, пересказать суть ее разговора с Симбой, как совсем неподалеку раздался громкий хруст ломающихся веток. Нала встрепенулась, оборачиваясь на источник звука. Ощущение было, будто что-то покатилось со склона кубарем.

Долго гадать что или кто это не пришлось. Нала лишь успела понадеяться, что это не Керу и не Симба и вообще не кто-то им знакомый. Последнее, что ей сейчас хотелось бы видеть это свернутые шеи своих друзей.

Однако выкатился к ним совершенно незнакомый лев удивительной наружности, какой Нала еще никогда не видела. Маленький даже для подростка, с жиденькой гривой, но при этом запах… Нала на всякий случай втянула воздух носом, чтобы убедиться, что не ошиблась. Нет, пахнет определенно взрослым львом. И… кажется глаза у него разного цвета? Все чудесатее и чудесатее оказывается этот оазис, однако. Сначала новые, никогда ранее не виданные виды травоядных. Теперь львы с такой странной внешностью. Невольно Нала задалась вопросом как он вообще охотится с такими короткими лапками.

Тем не менее, судя по ошалевшему виду самца, он явно свалился к ним случайно, да и выглядел он явно не как разбойник, который мог бы намереваться напасть на них из засады с целью отнять с трудом добытую пищу. Это, пожалуй, единственное, почему Чумви с Ишей ограничились исключительно предупреждающими жестами.

— Вы целы? — больше из вежливости спросила Нала, слегка склонив голову набок. Не похоже, чтобы у него были какие-то серьезные травмы от падения, разве что его гордость пострадала от такого неуклюжего появления перед другими львами. Но спросить стоило. Мало ли.

По округе прокатилась вторая волна шума и треска, Нала снова обернулась на ее источник и в этот раз успела заметить проблески темно-песочной шерсти, спускавшейся по уже проторенной ранее “дорожке”. Спуск Керу оказался лишь немногим более плавным и контролируемым, чем у этого карлика, так что и он уже совсем скоро приземлился рядом с  этим незнакомым львом. Нала удивленно вздернула брови. Они знакомы, получается?

И действительно, хоть и совсем недолго. Керу поспешил представить всех друг другу, и Нала вежливо наклонила голову, когда он назвал ее имя. Самого же странного льва звали, как оказалось, Тирион.

— Приятно познакомиться, — вежливо ответила львица. — Какими судьбами вас занесло в этот оазис?

И почему Керу решил привести этого льва к ним? Не то, чтобы Нала была категорически против новых знакомств, вовсе нет. Но должна же быть какая-то причина почему они не разбежались каждый по своим делам?



+1

261

Мда... Как-то неудобно получилось.

Пожалуй, будь Тирион на месте этой троицы, он бы и сам не на шутку перепугался при виде такого косматого чучела, нежданно-негаданно вывалившегося из кустов — и плевать, что размерами оно... простите, он, был чуть ли не втрое меньше любого из присутствующих здесь львов! Не удивительно, что они все так сильно напряглись; едва завидев предостерегающие оскалы, Бес тотчас спешно поднялся на все четыре лапы и попятился назад, при том щедро роняя со своей встрепанной шкуры многочисленный древесный сор, на глазах возвращая себе относительно приличный вид. Несмотря на охватившее его смятение, Тирион уже успел наспех оценить ситуацию и отметить про себя тот факт, что он, на свою беду, умудрился приземлиться ну точно возле одной из пойманных незнакомцами туш, чем дополнительно "раздраконил" темногривого самца и его спутниц, вынудив их встать на защиту своей законной добычи. Не хватало ему только спровоцировать этих львов на атаку! К счастью, они все-таки удержались от нападения, лишь негромко порычав для отстрастки — и этого более чем хватило, чтобы отпугнуть бедного, ни секунды не желавшего влипать в подобные злоключения карлика, заставив его благоразумно отойти подальше от чужого мяса. Дождавшись, пока все успокоятся (ну, более или менее), Тирион все также молча замер в некотором отдалении от переполошившейся компании, мысленно сетуя на собственную неуклюжесть, но при том внимательно разглядывая каждую львиную морду в отдельности. Он уже сообразил, что имеет дело не с какими-то случайными путниками, а теми самыми, многократно упомянутыми Керу "милыми особами", а также "рослым горячим шоколадным самцом", благо, его новый знакомый дал ему весьма четкое описание. Не хватало только "психованного рыжего юноши", но Тирион счел это хорошим знаком — неизвестно еще, как бы этот псих отреагировал на живописно съехавшего по склону коротышку. Единственное, что смущало Беса (помимо его собственного до крайности эффектного появления на берегу), так это возраст присутствующих: почему-то из разговора с Керу у него сложилось ошибочное впечатление, что эти львы должны приходиться ему примерными ровесниками, если даже не быть младше самого Тириона, а на деле они все оказались заметно старше последнего. Ну... наверное, по меркам Керу они действительно были еще очень юными... По-крайней мере, вон та темненькая самочка с гневно сверкающими янтарными глазами, выглядела чуть помоложе своих насторожившихся спутников. Да и ее зрелая, с позволения сказать, подруга была очень даже ничего! Бес невольно задержал на ней свой пристальный, изучающий взгляд, но затем решил все же не смущать беднягу. К слову, она единственная не проявила явной агрессии в его адрес, а, наоборот, выразила приятную озабоченность здоровьем совершенно незнакомого ей карлика, чем немедленно заслужила его горячую благодарность. Пока что, правда, скрытую. Но всему свое время — в первую очередь, стоило как-то унять всеобщую тревогу и представиться. Что Тирион и попытался сделать, да не успел: лишь стоило ему открыть пасть, как откуда-то сверху послышался громкий треск, и к подножью лесного пригорка съехал Керу. Чуть более аккуратно, нежели это сделал Бес, и хотя пара-тройка шальных веточек все-таки умудрилась зацепиться за его растрепавшуюся гриву, выглядел он гораздо чище и презентабельнее, нежели его коротколапый спутник. Ну да и бог с ним — главное, что он вовремя оказался рядом и поспешил прикрыть Тириона от всеобщей агрессии, благодаря чему также получил дополнительный плюс к карме. Кроме того, он лично представил карлика своим знакомым и даже не поленился объяснить, как именно они умудрились повстречать друг друга в этих темных, непролазных джунглях, тем самым окончательно разогнав мрачные тучи над головами присутствующих.

Ну... Похоже, теперь Бесу оставалось лишь встряхнуться и с готовностью подхватить сей дружелюбный настрой, таким образом, отчасти скрашивая то неловкое впечатление, которое он успел на них произвести? Пожалуй, наилучшим решением сейчас было бы включить чувство юмора и обратить случившееся в шутку — что он и поспешил сделать, довольно-таки живо стряхнув с себя остатки мусора и отважно выступив вперед. Да, пожалуй, теперь он мог без особого страха приблизиться к ранее упомянутым тушам, пользуясь защитой и дружеским покровительством добряка-Керу... но все-таки не стал этого делать, предпочтя, как и раньше, держаться чуть в стороне от убитых травоядных. Просто чтобы не провоцировать нового конфликта.

Без паники, дамы и господа, со мной все в полном порядке. Говорят, выпадающие из гнезда птенцы не разбиваются именно благодаря своим крохотным размерам... Однако, я бесконечно признателен вам за вашу заботу, — на этих словах Бес, не удержавшись, бросил донельзя ироничный взгляд на спокойно улегшегося на свою законную добычу Чума. Последний вообще не казался хоть сколь-нибудь озабочен здоровьем незнакомого ему самца. Похоже, что завтрак интересовал его гораздо больше всяких там львов-полуросликов. Не то, чтобы Тирион обижался — все-таки, еда есть еда — но со стороны такая реакция (а вернее, почти полное ее отсутствие) выглядела забавно. В принципе, равнодушный Чумви устраивал его гораздо больше, чем рычащий и озлобленный. — Вынужден извиниться за свое откровенно идиотское появление. Поверьте, я планировал куда более достойный выход... но меня слишком увлекли местные красоты, — тут Тирион, ухмыльнувшись, украдкой подмигнул стоявшим поодаль львицам. Он не забывал о вежливом предостережении Керу и, вдобавок, не хотел обижать своего нового знакомого тем, что внаглую заигрывает с сопровождающими его самками, но... Как тут удержаться! Заслышав вопрос Налы, карлик с готовностью обернулся, неосознанно позволяя ей чуть лучше рассмотреть длинный, косой и на редкость уродливый шрам на его и без того не шибко привлекательной морде. — О, я непременно поделюсь с вами этой увлекательной историей... Вот только найду, чем смочить свое бедное пересохшее горло. Мне кажется, у меня внутри вот-вот образуется вторая пустыня. С вашего позволения, — многозначительно покосившись на сверкающую водную гладь, Тирион бочком протиснулся мимо Керу и лежавшего перед ними дохлого травоядного и косолапо почапал в направлении реки — на сей раз очень внимательно глядя себе под лапы. Он, конечно, старательно крепился и давил бодрую улыбку, но на самом деле каждый его шаг отдавался сильнейшей болью во всем теле, и вообще Бес едва находил в себе силы двигаться куда-то. Однако сейчас был не самый удачный момент для того, чтобы поддаться слабости и завалиться спать, не познакомившись как следует со своим новым окружением, так что Тириону приходилось старательно превозмогать свою усталость. Кое-как спустившись к воде, по-обезьяньи морщась и гримасничая, Бес на какое-то время отвлекся на долгое, жадное питье; местная водичка оказалась до того дивной на вкус, что карлик едва боролся с желанием нырнуть в нее с головой, но в этом случае он бы просто камушком пошел ко дну — и кто бы его тогда достал? Керу? Он, конечно, милый и добряк каких поискать, но не настолько же, чтобы без оглядки кидаться за ним в огонь и воду! Сполна утолив свою бешеную жажду, притом заметно округлившись боками (хотя, казалось бы, куда больше-то), Тирион еще немного посидел на влажном речном песочке, приятно холодящем его натруженную-простите-задницу, отдыхая — а попутно размышляя над своими дальнейшими словами и поступками. Взбираться обратно на пригорок ему пока что не хотелось.

+2

262

Цветущие луга-----→>>
Никогда еще Симба не чувствовал себя так уверенно и так хорошо, как сейчас. И дело было не в том, что мир предстал ему, наконец, в ярких красках, в сочных и веселых картинках, в какой-то крепкой легкости. И, само собой, дело было даже не в том, что Симба, наконец, не видел под каждым кустом убийцу и не испытывал предельной осторожности и недоверчивости ко всему, что окружало его. Его уверенность, его положительные эмоции основывались, наконец, на том, что семя сомнений было уничтожено, а ненависть и страх вытравлены из его души.

Но даже в такие минуты душевного подъема и безграничной любви ко всему живому, Симба не мог забыть о таких важных чувствах, как долг и ответственность. Отец напомнил ему о том, что купаться в собственных мыслях, совершенно забывая о королевстве, матери и друзьях - последнее, что может случиться с королем. Но если при мрачности мыслей существо хочет отстраниться от жизни, предпочитая погрузиться с головой в этот омут, что и делал по большей части все это время король-изгнанник, то теперь, познав теплые чувства, вспомнив о том, кто он такой и чей он сын, хотелось не то, чтобы закрыться ото всех, а наоборот поделиться своими чувствами со всеми, вершить великие дела и быть каждому поддержкой и опорой.

Вспомнив об этом, Симба невольно вспомнил и о своей неудавшейся встречи с друзьями, которые каким-то чудом отыскали его, рискуя жизнями и здоровьем. Конечно, они делали это, быть может, от отчаяния, но они отыскали именно его и видели именно в нем своего спасителя и товарища. Их узы, а Рыжегривый верил в это, были все также крепки, как это было и много лет назад, а он так некрасиво поступил с ними. Самец думал и пытался понять причину своего безграничного гнева, но, в конце концов, пришел к выводу, что он был просто не готов к встречи с друзьями, а самое главное, с Чумви. Он, король-изгнанник, все еще не отчистившись от своего прошлого и своей ненависти к предателю, не мог его вот так сразу простить и принять, а сам шоколадный лев, недовольный политикой своего друга, когда тот еще был королем при регентстве Скара, не мог быть снисходительным к сыну почившего короля. Но теперь (Симба верил и даже был уверен) он готов к встрече с предателем и, мало того, готов был даже простить его и самому попросить прощение.

А Нала? Симба анализировал свою последнюю встречу с львицей. Чем больше он прокручивал всю сцену в голове, тем сильнее он чувствовал стыд, но стыд не такой, какой испытывал перед Чумви, а куда более сильный и куда более жгучий. Самцу с самцом было проще договориться: мальчишки, что взять с них, подерутся и помирятся. Но как он мог, хотя бы, мало того, что поднять лапу на своего друга, на существо, которое желало ему помочь, так еще и на самку? Видел ли он когда-нибудь, чтобы Муфаса делал Сараби больно? Но он даже лапу не поднимал для удара, не то, чтобы применял зубы и когти по назначению по отношению к ней. А он, Симба, вот так сделал, а ведь Нала даже не его королева...

От этой мысли самец сглотнул и задумался еще глубже, чем до этого. А как она смотрела на него? А как она старалась вразумить его, с каким волнением делала это и как, должно быть, ей было больно от его поступка. Рыжегривый непременно решил для себя, что с ней стоит поговорить обязательно и наедине; но как искупить свою вину перед всеми, Симба совершенно не представлял.

И когда он уже подходил совсем близко к тихой реке, то вдруг вспомнил о своем дяде, о королевстве и о первостепенных задачах, которые лягут на его плечи. Например, что делать со Скаром? Бросить ему вызов и убить на глазах у всего прайда? От этой мысли Симбе стало нехорошо: если раньше он желал сделать это всем сердцем, то теперь же не хотел становиться тем, кого сам презирал. Он должен вернуть себе законное место не кровью - отбить у гиен - да, но не убивая Скара. Теперь и Симба понял, что не эта задача его должна волновать в первую очередь.

Одно он знал точно: простить своего дядю он и сейчас не может. Это оказалось поистине сложно даже сквозь избавление от ненависти и страха в его душе. Когда-нибудь, быть может, Симба и простит, но точно не сейчас.

В общем потоке мыслей Симба вдруг уловил множество львиных запахов: по большей части они были едва знакомые, но помимо них он уловил и след своих друзей. Сердце льва забилось быстрее, поскольку теперь он волновался куда сильнее, чем было до того времени: как друзья его примут после всего, что он сделал? Как объяснятся перед ними, с чего начать? Лев даже остановился, не решаясь на какое-то определенное твердое действие, однако вновь почувствовал на своем плече крепкую костлявую лапу.

- Ты не ушел, Рафики? - Симба удивленно взглянул на старика. Тот уж больно загадочно намекнул Симбе, что его миссия еще не закончена; лев не совсем имел представление о чем шла речь, но с шаманом ему было как ни странно спокойнее смотреть в глаза своим друзьям.

Спустя несколько десятков метров Симба заприметил возле спуска к реке расположившихся в тени деревьев Чумви, двух незнакомцев и Налу: все они, наконец, завтракали. Король-изгнанник выдохнул, взглянул на Рафики, словно просил у него благословения, а затем сделал шаг вперед, раздвигая ветки кустарника и выходя прямо на открытое пространство, что явно сейчас привлечет внимание всех, кто тут находился.

- Ребята, смотрите, кого я нашел! - уверенно объявил Рыжегривый (хотя даже за умело скрытой твердостью, в голосе можно было уловить некоторую нервозность и беспокойство), кивая головой в сторону мандрила, вальяжно вышагивающим вслед за Симбой. Лев бегло осмотрел состав группки, подмечая, что он не изменился; Симба хотел было уже сделать шаг в сторону, чтобы расположиться рядом со львами и, дождавшись хорошего момента, принести свои извинения, однако взгляд его задержался на Нале, которая, как ему показалось, все еще была в некотором замешательстве и печали.

Симба не знал, что в этот момент было с ним, но он сменил траекторию своего направления, аккуратно и ненавязчиво приблизившись к самке.

- Нала, мы можем поговорить... - лев виновато улыбнулся, обводя взглядом все, что находилось вокруг, но стараясь не смотреть на саму львицу, - еще раз... наедине, - и пока Рафики отвлек все три пары любопытных глаз, Симба вдруг легонько подтолкнул в плечо самку носом в сторону ближайших кустов, - пойдем, это очень важно.
------→>>Малые водопады

+4

263

Нала не успела ответить - снова послышался шорох, сопровождаемый торопливым топотом львиных лап, Чумви прянул ухом на звук и повернулся. Это вернулся Керу, со слов которых выяснилось, что этот лев-карлик (о, так коротышка еще здесь сидит?) с ним. Старый друг, что ли, волею судьбы занесенный в оазис? Или случайный прохожий, которого Керу зачем-то решил позвать с собой? Впрочем, последний вопрос он развеял сразу - незнакомец оказался новым знакомым по имени Тирион.

- Ну привет, - негромко поздоровался он в ответ, коротко махнув хвостом и кивнув, когда Керу назвал его имя, одновременно оглядывая карлика с высоты своего роста.

Выглядел он, конечно, не ахти - тощий, поцарапанный, потрепанный. И явно голодный. Вон какие взгляды на растерзанную, полуобглоданную окапи кидает. Чумви негромко фыркнул, показывая, что понял сарказм и лениво примостил мохнатую щечку в аккурат на бочок своей добычи, не сводя прищуренных глаз с Тириона. А что? Коли есть хочет, пусть попросит по-львиному, вежливо, без всяких этих шуточек. Лев явно с юморком, но каким-то особо наглым или напористым он не казался (а кто б хотел казаться таковым, с этими-то размерами), не было в нем ничего угрожающего (ха-ха) или неприятного. И думал так ровно до того момента, как Тирион усмехнулся в зубастую пасть и подмигнул Нале с Ишей. Невинная шутка, с комплиментами даже, но почему-то глаза у Чума возмутительно засверкали, когда новый знакомец так отозвался о Нале с Ишей - нет, особенно об Ише. Это на что ты намекаешь, а? Чего глядишь так? А?! Бурый уже обернулся к Ише, чтобы проверить, как на нее подействовали слова карлика, но, одумавшись, обозвал себя идиотом. Тирион тем временем зашлепал к реке, и Чумви непременно бы проводил его взглядом, да только отвлек другой голос и заставил начисто забыть о карлике.

Симба. Да еще с Рафики! Чумви не то что обернулся - вскочил. Их король выглядел уверенным и, что удивительно, спокойным. Но, что не менее удивительно - старый шаман их здесь нашел. Вот уж кого сложно было здесь ожидать!

- Симба... - Чумви шагнул ему навстречу, но на полпути приостановился и повернулся к Рафики. Старикан был одним из тех, кого бурый глубоко уважал, посему он поклонился ему намного ниже, чем кому бы то еще.  - Рафики! Я не думал, что ты отправишься за нами, - ежели он хотел пойти с ними, почему не сделал это сразу же? Так было бы куда безопаснее для него. Старик не выглядел обеспокоенным или удрученным, так что Чумви мог выдохнуть и справедливо подумать, что ничего кошмарного не произошло. Скорее всего, Рафики пришел из-за Симбы. Их первый разговор прошел не очень гладко, да и Нала, судя по тому, какой невеселой она выглядела минуту назад, особых успехов не имела. Ладно, это все неважно, главное, что Симба здесь и, кажется, настроен поговорить.

Или нет. Негромким шепотом он позвал Налу и, не почти не обратив на них внимания, повел ее прочь с поляны. Чумви не моргнув встретил его виноватый взгляд. Погодите, куда это они? Почему он им ничего не сказал? Что насчет королевства, он готов за него сражаться? Бурый открыл было рот, чтобы попытаться их остановить и потребовать хоть каких-нибудь ответов, но не успел. Когда папоротники сомкнулись за спинами львов, Чумви с раздраженным, разочарованным вздохом уселся на место. Ну и что им теперь делать? Ждать? Снова?

- Что ж, видать, мы недостаточно хороши для того, чтобы с нами что-то обсуждать, - пробормотал он. Помолчав немного, Чумви поднялся и, слегка повернув к остальным голову, негромко произнес:

- Я прогуляюсь.

+4

264

Тип в самом деле был странный. Подозрительный, и какой-то маленький. Таких Иша никогда еще не видела. Ее изумленный оскал постепенно сошел на нет, тем более, что незнакомец не предпринимал никаких решительных действий — да и вообще, похоже, его шумное появление было следствием неосторожного спуска по крутому склону, так что львица здорово поторопилась, приняв его за неведомого врага.
И уж тем более она успокоилась, когда следом похожим образом, но, к счастью, все же не кубарем, явился Керу, сразу заверивший присутствующих, что странный карлик прибыл с ним.

Ну что ж. Иша спрятала клыки, присматриваясь к незнакомцу теперь уже с интересом.
— Здрасьте, — довольно бесцеремонно откликнулась львица, наспех обмахивая языком окровавленную пасть, — не ожидала, что вы появитесь так... внезапно.
Верх деликатности.
Не обратив практически никакого внимания на несколько развязные повадки Тириона, львица поднялась и, перемахнув через изрядно обглоданного окапи, практически влетела в Керу, на несколько мгновений прижавшись к его гриве мордой и обхватив его лапой.
— Как видишь, мы неплохо поохотились, — куда более свободно (хотя Иша не призналась бы в этом даже под угрозой расстрела, в присутствии незнакомого льва, да еще и такого странного на вид, она немного застеснялась — так что вздохнула куда свободнее, когда тот отошел в сторонку и направился к реке) проговорила самка, понизив голос почти до шепота, чтобы никто, кроме, разве что, самого Керу, не слышал ее, — мы поймали вот эту странную полосатую зверюгу, а ты кого поймал? Маленького льва?
Смеясь, она шутливо пихнула отца в плечо.

Обернувшись на чей-то удивленный вздох, она нервно дернула веком, завидев приближавшегося к компании Симбу. Что ж, по крайней мере. после разговора с Налой (а по виду светлошкурой можно было сказать, что разговор был не так уж успешен... да вот хотя бы потому, что явились они сюда врозь, а не вместе!) он не сбежал окончательно. Стало быть, не безнадежен. Иша удивлялась, сколько терпения было у Налы — да на ее месте сама рыжая плюнула бы на все. Даже за ту короткую встречу, что у них была, Симба произвел впечатление льва крайне вспыльчивого, невыдержанного и подозрительного. Ну и что с того, что он какому-то там помершему королю сын? Посадите другого, годик-другой посидит на месте короля — и никто не отличит его от настоящего. А там и собственных детишек-принцев заделает, вполне уже законных.
Ну да это все, конечно, теория. Иша, проявляя верх деликатности, держала подобные мысли при себе, да и потом, обидно было бы, раз уже до Оазиса дошли, возвращаться обратно с пустыми лапами.

— Ребята, смотрите, кого я нашел! — радостно и дружелюбно (в кои-то веки!) провозгласил рыжегривый, чуть подавшись в сторону и пропуская мимо себя обезьяну, опиравшуюся на кривоватую палку.
Львица косо глянула на мандрила. Ну... судя по тому, что вел он себя вполне безбоязненно, положение этот гололицый занимал примерно такое же, как эти, двое, как их там, которых Симба запретил жрать. Взгляд самки рассеянно скользил с морщинистого лица Рафики на его пушистый живот, потом на суховатые лапы с непривычно длинными пальцами, на палку... Мандрил был стар, это понятно, но почему морды всех мигом стали такими торжественно-постными?..
Теперь было самое время объясниться — во всяком случае, Иша надеялась, что или Нала, или Симба все-таки расскажут о том, до чего они смогли договориться. Если, конечно, они договаривались, а не ссорились все это время или обжимались по кустам — неизвестно еще, какой вариант хуже.
Но нет, вместо этого, вызвав у Иши разочарованный вздох, Симба бочком-бочком и утащил с собой Налу, дескать, для того, чтобы еще раз переговорить.
Вслед за этим и Чумви, раздраженно тряхнув гривой, объявил о своем желании прогуляться в одиночестве.

Сказать по правде, Иша с удовольствием составила бы ему компанию, вот только он, кажется, забыл ее пригласить. Что ж. Хмыкнув, рыжая повернулась к отцу, улыбаясь ему и качнув головой. Не очень-то и хотелось. Да и Керу оставлять здесь одного просто невежливо. Компания мандрила не считается.
— Здрасьте, — вот уже который раз за сутки проговорила львица, обращаясь к Рафики, хотя получилось не слишком-то весело, —  я Иша.
Облизнув губы, она замолчала, исчерпав все вежливые слова. Да и что еще сказать этому мандрилу? Вряд ли он обрадуется приглашению пожрать свежего мяса, хотя клыки-то у него ничего такие: наверно, мог бы. Львица понятия не имела о том, чем он питается, и не сказать, чтобы хотела узнать.
— Т... Тирион! — с трудом вспомнив имя новоприбывшего, львица сделала пару шагов к реке, ровно до той поры, пока не увидела пушистую макушку сидевшего поодаль карлика, — идите к нам. Может, вы голодны? Я больше не буду рычать, правда.

+3

265

Я не сомневался в своих друзьях: кажется, у них не было привычки бросаться на зверей без ведомой на то причины. Я не ошибся, а когда представил Тириона всем, то львы перестали щериться и выказали даже некоторую долю дружелюбия. Впрочем, сам карлик также не растерялся; думаю, что если бы даже меня не было рядом, то он смог бы выйти сухим из воды - язык у Тириона был подвешен очень хорошо. Именно по этой причине я молча отсиживался, когда полулев заговорил с моими спутниками. Я только лишь нахмурил брови, когда маленький самец подмигнул львицам, но на этом вся его кокетливость сию минуту же закончилась. Он откланялся и сообщил, что желает, наконец, смочить изможденное горло. "Уж не сбежать ли хочет?", — подумалось мне, но эту мысль я также вскоре быстро отбросил, потому что был уверен: карлик не из тех, кто сбегает молча. Да и причин у него не было, пожалуй.

Я кивнул Тириону, когда он поднялся со своего места, наблюдая за тем, как он спускается с пригорка. Все-таки мне бы хотелось быть уверенным, что в этот раз его спуск окажется безболезненным: может быть, я излишне хотел быть причастным к чужой судьбе, но почему бы не побеспокоиться о другом существе, который настроен дружелюбно и не желает зла? За время своего путешествия я очень много повидал львов и львиц: они были и хорошими, и плохими, но опыт подсказывает, что когда протягиваешь лапу помощи первым, то и сам потом оказываешься вне одиночества и можешь рассчитывать на поддержку.

Я так задумался над этим, что вздрогнул, когда Иша подскочила ко мне. Я резко обернулся, машинально поднимаясь на лапы, но тут же успокоился, убедившись, что это моя дочь. Я все никак не мог привыкнуть к этому: когда я встретил львицу, то она уже была не самым маленьким детенышем, а теперь и вовсе было тяжело воспринимать ее как взрослую подтянутую привлекательную самку. Даже в Нале я больше видел взрослую особь, потому что она была старше Иши, а еще, потому что мне не доводилось застать детство родной дочери. Впрочем, это ничуть не гасило во мне отцовских инстинктов: проявление заботы, беспокойства и желание уберечь и защитить.

В отличие от Налы, медовая самка была в прекрасном расположении духа. Она шутливо толкнула меня в плечо, а я, в свою очередь, усмехнулся и положительно кивнул на ее вопрос. Поймать живого льва, пусть даже маленького размером, вот это анекдот, конечно.
Причем в прямом смысле, — отозвался я, но ответа получить не успел.
Как и в прошлый раз, сейчас на обжитой поляне вновь начали собираться звери. Не знаю, как нас нашел Симба, но вышел он практически в тот самый момент, как я ответил Ише.

Ребята, смотрите, кого я нашел! — голос рыжегривого самца был на редкость дружелюбным, черты его морды сгладились, какое-то странное спокойствие исходило от него. Я подозрительно посмотрел на короля, а затем заметил Рафики, который вышел вслед за львом, опираясь на свой посох. Я удивленно похлопал глазами, естественно, подумав о том, что привело сюда шамана и что заставило его оставить королевство в его-то плачевном положении.

Симба... — я посмотрел в сторону Чумви, не забыв о старом разговоре, когда шоколадный самец желал прибить к черту гневного королька, однако договорить он не успел, потому что путь ему перегородил мандрил. Я видел, что Симба подошел к Нале и, под шумок, вновь увлек ее за собой, но я перечить этому не стал. Если самка не стала сопротивляться, значит, она вовсе не против такого расклада. Однако одно мне не нравилось: я все еще не понимал, что здесь происходит, потому что видел лишь потускневший взгляд дочери, а теперь она вновь уходит со своим потенциальным обидчиком.

А самое главное - это непонимание как реагировать на этого странного Симбу. Не таким я представлял себе сына Муфасы, совершенно не таким...
Я замялся, потому что Чумви, в очередной раз разочарованный поведением рыжегривого самца, решил оставить группку львов, а Иша, тем временем, вовсе предпочла познакомиться с мандрилом. Ах да, его ведь она не знает. Я спохватился и почтительно кивнул Рафики в знак приветствия.
Вы, наверное, устали, после перехода, — сказал я, — присядьте с нами. Вы же ушли после нас? Как там обстоят дела в королевстве?
Львица позвала Тириона, а я, взглянув на Чумви, кивнул на место рядом. Кажется, рано еще уходить, быть может, Рафики пришел к нам не просто так?

Отредактировано Керу (30 Май 2019 09:45:44)

+3

266

Тирион на поверку оказался маленьким ураганом, заключенным в тело карликового льва. Резво, бодро и не скупясь на речевые обороты он дополнил слова Керу, заверив всех присутствующих, из которых, похоже, только Нале было до него дело, что все в порядке и он цел и невредим. Львица скосила взгляд на Чумви, демонстративно вальяжно улегшегося на окапи и будто напрашивающегося на легонький, воспитательный пинок за полное отсутствие манер и гостеприимства. А заодно, окинув взглядом и уже довольно сильно обглоданную тушу, осознала, что им всем этого определенно не хватит. Придется ей выйти еще раз на охоту. Может, Чумви с Ишей покажут ей, где они нашли этого зверя, а Керу поможет ей загнать. Одна она сейчас, пожалуй, не решилась бы идти на такую крупную дуру, слишком устала за ночь.

Нала вернула свое внимание к Тириону как раз вовремя, чтобы заметить его кокетливое подмигивание, направленное на них с Ишей. Львица удивленно моргнула, не ожидав такого внезапного и дерзкого подката со стороны совершенно незнакомого льва. Однако воздержалась от какой-либо ответной реакции, отдав предпочтение возможности получше рассмотреть льва, который как раз повернулся к ней. Огромный шрам через половину морды вызывал у нее любопытство. Тирион не производил впечатление хорошего бойца и не похоже, чтобы он любил лезть на рожон. Банальное любопытство заиграло в львице: откуда же у него такая страшная травма, словно вишенка на торте его и так крайне необычной внешности? Спрашивать его об этом она, конечно же, не станет, не тот уровень знакомства. Зато есть вопросы насущнее. Например, почему Тирион пришел к ним? Однако, она понимающе кивнула, когда лев-полурослик сказал, что на все ответит и все расскажет, после того, как сбегает к реке. Еще какое-то время она провожала странного льва взглядом, как вдруг сзади раздался знакомый голос. Последний, который она ожидала сейчас услышать.

Нала удивленно обернулась в сторону, откуда показался Симба, внимательно приглядываясь к нему, едва замечая мандрила. Конечно, она была столь же удивлена его здесь присутствию, сколько и остальные. Появись он сутки назад, самка, наверное, принялась бы его расспрашивать о новостях, выяснять почему он вообще тут, расспрашивать о том как там мать, брат, ее друзья. Но после сегодняшнего, — точнее уже вчерашнего, — разговора с Симбой, ее внимание было приковано полностью к нему. Невольно, она напряглась, вспоминая тот разговор.

Но сейчас, смотря на него, Нала не могла не заметить некоторую легкость в движениях льва, которой там не было… уже очень давно. Напряжение сменилось непониманием и, если приглядеться к едва-едва прищуренным глазам, легкой толикой подозрения.

Честно, Нала не знала что думать об этой неожиданной перемене и как на нее реагировать. Львица не сводила глаз с Симбы и четко поймала момент, когда взгляд льва пересекся с ее, и тот резко сменил направление, подойдя к ней.

На секунду, она думала сказать ему, что все, что он хочет сказать ей он может, и, в некоторой степени, пожалуй, что должен сказать в присутствии их друзей. Но его виноватая улыбка и этот тихий голос… Она, почувствовав самый легкий из толчков с его стороны, повиновалась и завернула вместе с ним в кусты, уходя от оставшихся возле реки друзей. В голове мельтишило множество самых разных мыслей, от вопросов, которые хотелось задать Симбе, до легкой досады, что она не может расспросить Рафики о том, что происходит на Землях Гордости, до молнейносно промчавшегося "Чумви будет недоволен", до воспоминаний о прошедшем дне, которые возвращали ее к мыслям о Симбе и обескуражевующей действительности. Поэтому Нала просто молча шла рядом с ним и ждала каких-то слов, которые помогли бы ей прояснить ситуацию.

-----→>> Малые водопады

Отредактировано Нала (22 Июн 2019 10:50:23)

+2

267

Сидя задницей на теплом речном бережку да задумчиво пялясь на сверкающую водяную гладь, Тирион, конечно же, ну никак не мог расслышать, о чем разговаривали оставшиеся наверху львы. В принципе, он и так догадывался, что какая-то часть их беседы наверняка касалась его собственной, коротколапой и большеголовой персоны... и не факт, что эти комментарии были лестными. Ну, уж к чему-к чему, а к вредным шуточкам за своей спиной Бес уже давно привык и не особо на то обижался. Смирился, как говорится, с неизбежным. Более того, окажись Тирион на месте любого нормального льва, он бы и сам наверняка не сдержался от едкой, остроумной реплики — так чего ж ему было жаловаться и ворчать на других? Сам-то хорош, чертяка! Словом, карлик не особо прислушивался к происходящему в зарослях. Приход Симбы с Рафики, а также последующий уход изгнанного короля вместе с Налой и показательная обида Чумви — все эти события благополучно прошли мимо отдыхающего у воды полульва, ну да и бог с ними. Зато Тирион немного передохнул и теперь был готов, кряхтя, вскарабкаться обратно на вершину пригорка... Тем более, что его так мило окликнула одна из его новых знакомых! Оценив проявленную Ишей вежливость и доброту, коротышка тотчас поднял сидение с песка и начал неуклюже взбираться вверх, отпихивая мордой настырно лезущие в нее листья папоротника.

Очень рад это слышать! — живо откликнулся он в процессе своего нелегкого восхождения, старательно имитируя бодрость и всеми силами подавляя мучавшую его одышку. — За прошедшую неделю или две я наслушался столько рычания в свой адрес, что едва сам не позабыл адекватную львиную... речь, — кое-как поднявшись к тому местечку, где он оставил Керу и остальных, Тирион осекся и в растущем изумлении уставился на невесть откуда взявшегося перед ним пожилого мадрила. Его присутствие здесь показалось Бесу ну очень... неожиданным, до такой степени, что он аж на пару-тройку мгновений растерялся, позабыв о банальной вежливости, но затем все-таки "отмер" и перевел вопросительный взгляд на Керу, притом театрально изогнув свою кустистую бровь: и как это понимать, уважаемый? что он пропустил? — Кажется, полуденный зной сказался на мне сильнее, чем я думал, — между делом, с легким удивлением молвил он, обращаясь ко всем присутствующим разом, — иначе как объяснить тот факт, что при первой встрече я принял вас за прелестную молодую львицу? — он еще немного повертелся по сторонам, с видом замершего на сценических подмостках комика, в надежде дожидающегося бурной реакции зала... а может, просто безуспешно выискивая взглядом свою новую знакомую. — Шучу, разумеется... Так куда же подевалась Нала? Я так сильно напугал ее своим внешним видом? А я думал, я симпатичный, — Бес чуть покуксился, отчасти и впрямь расстроенный столь резким уходом самки из локации... но быстро прекратил дурачиться, выслушивая терпеливые объяснения Керу. — Ах, вот оно что... Вот так всегда, стоит лишь на минутку сходить опорожнить мочевой пузырь, и все самое интересное ураганом проносится мимо тебя, не оставляя ни единого шанса на ответную реакцию. Ну да бог с ним, позже познакомимся. Рад встрече с вами, о мудрый Рафики, — вопреки ожиданиям, в приветственном обращении Тириона к шаману не было и тени неуважения или издевки. Он был слишком хорошо воспитан и вдобавок не так глуп, чтобы дерзить старикам... особенно, вооруженным большой и тяжелой палкой! Напротив, с обезьяной Бес вел себя куда смирнее, чем этого вообще можно было от него ожидать. Он даже чинно припал на одну переднюю лапу, подогнув под себя вторую и с почтением склонив усатую морду к земле, кланяясь не только одному Рафики, но вообще всем своим новым знакомым.

Позвольте мне еще разок представиться — думаю, я заслужил вторую попытку. Тирион из рода Златогривых, быть может, слышали о таких. Кажется, кто-то что-то упоминал о еде... Признаюсь честно, не откажусь от сочного мясного окорока. Вы сами поймали эту дивную... эээ... добычу? — и коротышка с искренним любопытством воззрился на неведомую ему не то зебру, не то полосатую антилопу. Аж шею слегка вытянул, придирчиво оглядывая ее со всех доступных сторон. — Любопытное создание. И какое же оно на вкус?

+2

268

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"35","avatar":"/user/avatars/u35","name":"Ferrum"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/u35 Ferrum

Первая очередь: Мичи (фамильяр Налы, временно отыгрывает действия и реакции Рафики и Мванфанузи), Тарту, Чумви, Иша, Керу, Тирион


● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

269

офф:

Все действия и реплики согласованы. Пост от лица фамильяра Налы.

Во взгляде, которым наградил гепарда Мичи, совершенно явственно читались слова, которые волк не мог бы себе позволить произносить в присутствии детей. Он очень надеялся, что гепарду хватит извилин в голове, чтобы прочесть весь спектр эмоций и все те красочные мысли, которые скрывались за зелеными глазами.

— Я буквально вот только что сказал про них, — сухо ответил он на возмущения Мванафузи. — А до этого эта информация никому здесь не требовалась.

Волк повернулся назад к Тарту, ожидая от львенка ответа на свой вопрос и, на свое удивление, заметил, что резкая паника, в которую впал гепард, послужила хорошим успокоительным для малыша. Видимо, вид его страха перед другими львами заставил Тарту осознать, что этот конкретный хищник не так ужасен, как казалось и самому почувствовать некоторую уверенность в себе. Он же лев все-таки.

Но он так же и детеныш, поэтому следующий его вопрос волк вполне себе ожидал. На секунду он было открыл рот, чтобы пуститься в долгое, витиеватое и занудное объяснение почему каннибализм — редкое явление и какие последствия из него бывают, однако вовремя себя одернул. Как-нибудь в другой раз, если приведется. Сейчас львенку это вряд ли интересно и вообще, наверное, рановато знать.

Однако, интересно почему его так заклинило на этом. Неужели только из-за глупой шуточки гепарда? Или же, может, парня или его мамку кто-то пытался сожрать, пока они переходили через пустыню? Каннибализм в качестве диеты — плохая идея, конечно, но в пустыне некоторые готовы на что угодно пойти, лишь бы выжить, а потом возвращаются к своим обычным гастрономическим предпочтениям. Один раз не считается и все такое. Его и самого пытались сожрать, до того как он встретил Налу и ее ребят, хотя обычно львы не обращают внимания на таких, как он.

— Посмотри на меня, — сказал он вместо этого и немного покрутился перед львенком. — Меня же они не съели? А мы встретились в пустыне, где еды мало и каждый сам за себя, — он повернулся к все еще явно нервничающему гепарду. — Если они не слопали меня тогда, когда были голодные и уставшие, то на кой им сдались вы, куда более тощие и сложные в поимке, тем более при наличие вокруг нормальной еды, — Мичи кивнул в сторону гепардовой добычи и снова обратился к львенку, пропустив офигевшие возмущения Мвана мимо глаз и ушей. Тарту ему придется как-то уговорить пойти с ним, оставить беднягу одного (или с этим гепардом, еще вопрос, что хуже) он не мог. А вот заставлять кота идти с ними он не собирался.

— Готов? Пойдем тогда, — сказал он Тарту и повернулся в сторону, откуда донесся рык. Пока они тут торчали уже наступил рассвет, что было только на лапу ведь его собачьи глаза, к сожалению, не обладали такой же зоркостью, коя была присуща его кошачьим спутникам. И слух ему подсказывал, что и львенок, и гепард, не особо охотно, но следовали за ним, да еще тащили свою еду. Тем лучше. Не то, чтобы у Мичи были причины сомневаться в собственных словах. Но всегда приятнее приходить на собрание стаи не с пустыми лапами.

Называть их компанию стаей, правда, было бы не совсем корректно. Как там львы свои группы называют? Прайд, кажется?

Идти пришлось недалеко, прежде всего на счастье львенка, чье усталое пошаркивание Мичи отчетливо улавливал своими чуткими ушами. Как и опасливые шаги несшего свою добычу гепарда. Уже вскоре в поле зрения появились крупные фигуры, а до носа волка стала доноситься смесь из запахов разных львов и, что радовало еще больше, даже добычи. Отлично. Он-то так кроме этого львенка ничего и не поймал, так и провозился с ним весь день голодный.

По мере приближения фигуры стали более отчетливыми: крупный шоколадны самец — Чумви, поджарая фигура Керу, массивная Иша, грациозная Нала и, неожиданно для волка, еще кое-какие фигуры. Яркая грива Симбы выделялась на фоне зеленых джунглей и Мичи четко увидел момент, когда самец шустро перехватил Налу и увел ее под белы рученьки куда-то в кусты. Мичи был бы не Мичи, если бы не заинтересовался тут же причиной такого поведения, но сейчас были дела поважнее. Надо передать малыша в надежные руки его сородичей. Кроме того, в этой компании появился еще какой-то старый-старый мандрил, которого Мичи никогда не видел, но которого остальные члены их группы приняли с распростертыми объятиями, что тоже интересовало волка. И маленький лев с очень странными пропорциями, который тоже подошел к их группе.

— Почти пришли, — сказал он ненадолго обернувшись ко львенку. — Не бойся, они добрые ребята и не обидят тебя.

По крайней мере, на это он надеялся. Все-таки, эти новые лица были ему незнакомы. С другой стороны, если Нала и остальные так спокойно к ним отнеслись и приняли в свою компанию, то и ему не стоит волноваться.

Они были уже достаточно близко, чтобы услышать голос мандрила, когда тот улыбчиво поприветствовал всех, объяснил что-то про свои дела, не позволявшие ему ранее присоединиться к их группе. Волк намотал себе эту информацию на ус. Очевидно, это какой-то старый их знакомый.

— Не стоит. Я не тот, перед кем стоит преклонять какие-либо колени, большие либо малые.

Чем ближе они подходили, тем четче были слышны их разговоры и вот уже Мичи знает и имя этого карлика с, надо сказать, хорошо подвешенным языком. Пока что все, что он слышал от этих ребят не вызывало у него опасений.

— Подождём, как все соберутся, и тогда я отвечу на любые ваши вопросы, — ответил мандрил Керу, слегка махнув рукой, мол, после, после. И, вежливо кивнув собравшимся, направился к ранее угрюмо отчалившему Чумви. Волк увидел, как Рафики доброжелательно приобнял огромного, на взгляд Мичи, конечно, самца, что-то оживленно нашептывая ему на ухо.

Мичи не стал заострять на этом внимание, явно личный разговор. Вместо этого, он, подойдя уже на расстояние буквально нескольких метров от их импровизированного собрания, прочистил горло, обращая внимание присутствующих, прежде всего Иши и Керу как единственных незанятых знакомых, на себя. И его спутников.

— Утро доброе. Смотрите, кого нашел, — сказал волк, отойдя вбок, чтобы народу было лучше видно Тарту. Видя, что львенок был до смерти напуган таким количеством львов, Мичи приобнял его своим облезлым хвостом, надеясь, что это его хоть немного успокоит. Волк старался вести себя как обычно, несмотря на то, что в этой компании появились незнакомые ему лица. Не хотелось еще сильнее перепугать малыша показав, что Мичи все-таки не все знает про этих львов, к которым он его привел. — Малыш потерялся, я нашел его одного на скалах. Звать Тарту.

Сбоку послышалось неловкое шебуршание гепардовых лап, заставившее одно из ушей резко развернуться в сторону звука. А, ну да. Кошак не отвалился от них в процессе.

— Этот, — волк кивнул в сторону Мвана, представляя его с куда более кислой миной, — помог мне его оттуда вытащить.

Отредактировано Нала (8 Июн 2019 19:48:01)

+1

270

И все-таки, ему было жуть как страшно.

Неконтролируемая дрожь то и дело пробегала по встрепанной шкурке львенка, еще сильнее приподнимая и без того дыбом стоящий мех, вынуждая бедолагу нервозно ежиться и подергивать хвостом, с растущим беспокойством вслушиваясь в голоса незнакомцев, все громче и отчетливее звучавшие поодаль. К тому моменту, когда Мичи, наконец, вывел его из зарослей, уверенность Тарту вновь рухнула до нулевой отметки, и малыш в очередной раз пугливо вжал уши в черепную коробку, из-за всех сил стараясь казаться меньше и незаметнее. Увы, но даже так всеобщее внимание оказалось надежно приковано к его злосчастной персоне, благо, шедший впереди волк намеренно представил львенка окружающим. Хорошо хоть, что Мичи не стал вежливо отходить в сторонку, бросая Тарту на произвол судьбы, а с совершенно невозмутимым видом остановился рядом с ним, вдобавок, мягко "приобняв" своего маленького (и ужасно напуганного) спутника хвостом, немо подбадривая его своим присутствием. Сам Тарту при этом с отчасти паническим выражением морды попятился назад, словно бы желая рыбкой нырнуть обратно в кусты, но вместо этого неловко шлепнулся задом на уже заметно примятую чужими лапами траву и выронил слегка пожеванный кусок мяса из пасти, тут же проведя языком по пересохшим от волнения губам. Его странные и отчасти жутковатые глазищи заметно увеличились в размерах, а во вгляде промелькнул откровенный ужас, лишь стоило Тарту заметить неподалеку сразу двух взрослых самцов. Один их них, впрочем, находился вдалеке от основной компании, кажется, собравших уходить... а вот другой, наоборот, грозной скалой возвышался прямо над съежившимся от страха малышом — и пускай внешне Керу совсем не казался страшным, Тарту все равно инстинктивно воспринимал его как смертельно опасного великана, способного проглотить его одним-единственным небрежным движением жутких зубастых челюстей. И, в принципе, это было правильно, и даже естественно, учитывая, через что пришлось пройти бедному сироте и какие страшные картины он видел несколькими неделями ранее. Что касается Тириона, то последнего львенок банально не увидел, пока что целиком сосредоточенный на самом старшем и крупном члене прайда... банды... неважно, группы. С другой стороны, замершая неподалеку Иша отчасти развеивала его тревоги. Отчасти — потому что с ней он пока что еще тоже не был знаком и не знал наверняка, станет ли она его защищать, в случае, если Керу вдруг сорвется в атаку. В его родном семействе, львицы всегда защищали детенышей, но... Он ведь совсем ее не знал, как и она его. 

Здравствуйте, — очень тихим, дрогнувшим голоском мяукнул Тарту, выдержав долгую и напряженную паузу, все это время пугливо осматривая морды незнакомцев и украдкой потеснее вжимаясь в теплый бок Мичи — пока что своего единственного друга и защитника. Большего львенок говорить не стал, да и что он мог добавить? Во-первых, ему было слишком страшно, во-вторых, Мичи и так уже назвал его имя. Единственное что — заслышав вкрадчивые шаги Мвана у себя за спиной, Тарту сразу же нервозно оглянулся на гепарда поверх собственного взъерошенного плеча, наградив пятнистного пройдоху коротким, вопросительным взглядом. Быть может, ему показалось, но этот зверь тоже казался очень... взволнованным, как и сам Тарту, и не очень-то доверял компании совершенно незнакомых ему львов. Чутка осмелев при виде чужого беспокойства, Тарту все-таки рискнул еще разок подать голос, заискивающе обращаясь к Керу и его молодой спутнице: — Он хороший. Не прогоняйте его... нас... пожалуйста, — и львенок снова пугливо втянул голову в плечи, предельно жалостливо взирая на чужаков снизу вверх.

Мичи сказал, они добрые... Так ли это было на самом деле?

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Таинственный оазис » Тихая река