Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес


Церемониальный утес

Сообщений 391 страница 420 из 429

1

http://s1.uploads.ru/i/I/p/N/IpNU1.png

Все важные церемонии происходят здесь. Длинный утес вздымается к небу, а под ним заросшая травой поляна, на которой любят играть львята. Сбоку начинается каменное нагромождение, подобно ступеням ведущее к площадке перед королевской пещерой.


В настоящий момент, в локации лежит туша убитого гиенами медведя c одной отсутствующей лапой (умерший персонаж Фуджа; 170 пищевых единиц), а также принесенная одиночками антилопа (100 ПЕ). Пока что мясо еще свежее, но если его не съесть или закопать, то около полудня оно начнет портиться.

*ссылка на устаревшую локацию - Церемониальный утес

0

391

Офф

Действия и реакция НПЦ-львиц прописаны с разрешения администрации.

>>> Западный берег реки Зубери >>>

Запах мяса щекотал ноздри львицы. Как бы она ни волновалась за судьбу дочери, бедственное положение прайда последние долгие месяцы давало о себе знать — Керу был прав, ей требовались силы, а их можно было получить только благодаря пище. Пище и отдыху. Последнего Сарафине, похоже, было не видать ещё очень долго, так что необходимо было хотя бы поесть. Преодолев половину расстояния от реки до Скалы Прайда, самка остановилась, положила отданный одиночкой кусок добычи на землю и огляделась: слава богам, вокруг не было ни одной гиены. Опустившись на лапы и почти прижавшись грудью к земле, матёрая самка принялась есть пищу. Мясо было уже холодным и не таким сочным и мягким, как у свежепойманной добычи, но сейчас львица была рада и этому: во времена голода любая пища покажется манной небесной. Съев половину, Сарафина взяла остатки и продолжила свой путь: во-первых, времени было в обрез; во-вторых, она не хотела набивать свой желудок под завязку; в-третьих, львицам, что пойдут с ней (если пойдут) так же необходима была энергия, и пусть им, вероятно, достанутся крохи, это наверняка было лучше, чем ничего.
Не доходя нескольких десятков метров до Скалы, Сарафина приметила небольшое дерево, чьи иссохшие корни чуть приподнимались над землёй, образуя нечто вроде небольшой пещеры. Решив, что это относительно хорошее место для временного хранения добычи, львица затолкала в расселину оставшееся мяса и продолжила свой путь к логову прайда. С каждой минутой, с каждым шагом, что она делала, её тревога увеличивалась. Что за лев преследовал Налу? Что с ней произошло? Жива ли она? Есть ли ещё возможность ей помочь?..
Увидев небольшую группу львиц под утёсом, Сарафина прибавила шаг. Самка не удивлялась тому, что некоторые члены прайда спят под открытым небом — с момента новости о чуме так делали многие, просто потому, что не хотели рисковать проводить время в пещере: каждый сопрайдовец мог быть заражён.
Приблизившись к группе, Сарафина принялась расталкивать самок. В какой-то мере ей, конечно, было совестно отрывать львиц ото сна, ведь каждый день для прайда теперь казался вечностью, и только ночью можно было как следует отдохнуть и набрать хотя бы небольшое количество сил, однако переживания за судьбу дочери были превыше всего. Поначалу возмущённые тем, что их сон прервали, вскоре самки с долей тревоги слушали матёрую львицу, которая сбивчиво, с дрожащим не то от переживаний, не то от долгих переходов голоса рассказывала то же, что говорила не так давно Керу.
Мне нужна ваша помощь, — проговорила она в конце своей речи, — одна я не справлюсь.
Конечно, она не стала бы просить помощи, если бы у неё хватало сил и… смелости? Ужасные картины, одна за другой, всё это время всплывали в голове Сарафины, и если её страшные мысли окажутся реальностью, если правда окажется слишком шокирующей… она просто не сможет перенести это в одиночку.
Несмотря на то, что добрая часть отдыхавшей группы отказалась от похода к ущелью, ограничившись лишь словами сочувствия, тройка самок всё же согласилась проследовать за матёрой львицей. Поблагодарив вызвавшихся сопрайдовцев, Сарафина уже готова была отправиться на помощь к Нале, когда на фоне ночного неба появилась фигура короля.
Похоже, Скар хотел сделать какое-то объявление. Не стоило его злить своим уходом. “Давай же, — мысленно взмолилась львица, — не тяни, моя дочь нуждается во мне!..”

Отредактировано Сарафина (14 Авг 2016 04:24:17)

+5

392

--->Пещера Скара
Что есть власть – Сладкий яд.
Его пьянящий аромат
Ты вдохнешь однажды,
И нет пути назад.

Скар медленно брел под ночным небом, сокрытым тучами. Дождь не спешил проходить, тучи не расходились и серебряное свечение ночного светило не покрывало своими «объятиями» грязные просторы Земель Гордости. Лев тяжко выдохнул и пошевелил лопатками, замерев на миг. Светящиеся в темноте глаза внимательно осмотрели каждый камень вокруг, зацепились за пробегавших мимо львиц и редких по количеству львят. А ведь Зира их найти не могла, но кто бы мог подумать, что жена станет не лучше самых простых охотниц. Сейчас Така снова был зол на неё, но в темной душе скользило ядовитой змеей вязкое предчувствие скорой новости. Какой? Монарх пока еще и сам не знал, но то шевеление почти бодрило его, пусть на морде не отражалось ничего, помимо хмурости и усталости. Царь устал и хотел хотя бы поспать, но сейчас он должен был сообщить своему народу много новостей. И далеко не все будут радостными.

- Порой твой разум огорчает меня, Скай, - сухо бросает матерый лев и оборачивается на своего телохранителя, смотрит прямо и хмуро, - Рафики уважают и любят на наших землях. Его связь с небесами, с королями прошлого, - последние слова Скар почти выплюнул, вспоминая горе-брата, - слишком сильно влияет на моих львов. Убей ты его и тебя ничего не спасет от гнева тех же самок и их не крещенных пищащих комков. Никогда не видел толпу львиц в бешенстве? О, не советую смотреть, - змеей улыбнулся монарх, показывая свои желтые клыки, - это страшно.

В своей глубокой молодости Таке «повезло» видеть драку пятерых львиц против одного льва-одиночки. Тот дурил им головы, обещая создание своего Прайда и будущее место королевы, а когда всё вскрылось от наглеца и глупца не осталось живого места. Воистину, глупость окружающих смущала принца тогда и выбешиет царя сейчас. Львицы молодцы, а разодранное тело льва еще долго валялось на границах территории, покуда стервятники не разнесли по деревьям тухлую требуху.

Устало щелкая шеей, Скар продолжил свой путь к утесу, но еще издалека отметил отсутствие бабуина на нем. Дернул ушами и прорычал что-то про очередных идиотов. Никому нельзя доверять ничего сложнее, чем марание кустов своим запахом. Огорченный и недовольный непослушанием, монарх прибавил ходу и вскоре уже среди своих подданных, наблюдая как те расходятся от одного только взгляда Скайварпа и рыка гиен со всех сторон. Вот только Шензи среди её народа не было, что тоже не прошло мимо зелени царского взгляда.

Направляясь выше, уже вступая на сам утес, царь услышал голос своего второго защитника:
-  Сандор убил твоих младших детей. Они заразились из-за него чумой. Он лежит в дальнем углу пещеры.

Така почти бешено взглянул на Куо, всматриваясь в него и надеясь на крайне дурную шутку, за которую можно и под когти Ская пустить. Но лев не врал. Сам Така видел со своего места тела своих сыновей. Маленькие и безжизненные, а в глубине пещеры мог лишь разглядеть очертания Сандора. Заходить он не решил, так теперь еще сильнее воняло смертью.

- Они явно не должны были рождаться, - не скрывая разочарования, сплевывает царь и поворачивается к пещере крупом. Делает пару шагов и в какой-то момент отдает указ Скаю, чтоб не подпускал к нему Зиру, пока та не успокоит свою истерику.

Он поднимался выше, дергая ушами на звуки со стороны пещеры, а на губах снова играла грязная усмешка. Грустно ему, конечно. Почти убит новостью о смерти наследника и подобия льва. Скар почти слышно фыркнул, отказываясь дальше думать о мертвых львятах. Отцовская крупица в душе горевала, но коронованный монстр слишком любил свою власть, чтобы передавать её заносчивым и слабым потомкам. Когти царапнули влажный камень и Скар прорычал с вершины утеса, обрывая своим призывов голоса под собой и за собой.

- Я собрал вас сегодня, - громко говорил монарх и его гриву подхватывал ночной ветер, - дабы сообщить о многом, мои подданные. Короли прошлого продолжают посылать нам свои испытания, отказываясь прислушиваться даже к своему верному шаману. Рафики сам пытался успокоить тяжести погоды, но Предки не ответили ему. И значит мы будет держаться дальше, - поворачивая голову от одного края к другому, Скар видел тяжесть и голод в глазах львов и львиц, даже гиены перестали радоваться возможностям покачать права у котов, но в черной душе не шевельнулся росток жалости, даже не пророс.

- Я сам пережил испытание, - голос театрально дрогнул и тяжелые веки царя прикрыли лживый взгляд, создавая образ убитого горем отца, - сегодня погибли от страшной болезни мои дети, мой наследник и его младший брат. Они оба должны были сегодня стоять рядом со своим отцом, представленные вам, но теперь лежат в пещере и хладеют телами…

Взгляды подданных изменились, Скар не видел их, но прекрасно знал насколько легко можно стать в глазах окружающих страдальцем. Стоит только показать свою боль, и ты становишься на одну ступень со своим народом. Они жалеют тебя, ведь тебе больно и плохо, как и им самим. Глупцы! Наивные глупцы, ничерта не соображающие, но добрые и понимающие. Така вздохнул, провел лапой по глаза, смахивая дождевые капли и продолжил:

- Надежда покидает многих в это тяжелое время, покинула она и Налу с её другом, Чумви. Оба они хотели покинуть границы Прайда и бросить свою семью, забыть свою родню на полях других территорий, среди стад антилоп и зебр, где нет дождя и болезни. Партули пытались остановить их, но что могут усталые гиены против молодых львов? Защитникам наших границ пришлось вступить в бой с отступниками, - голос монарха набирал холода и осуждения, словно бы он сам не мог поверить в «сделанное» львами, - я отправил Куоритча следом за Налой, но было слишком поздно, - и снова Така позволяет себе грустно вздохнуть, устремляя свой взгляд к Сарафине, отмечая её среди остальных львиц, - тела беглецов уже поглощала вышедшая из берегов река, а выживших гиен Куоритч прикончил сам.  Он наказал убийц потерявших надежду, но станет ли от этого легче их матерям и отцам? Нет! И теперь мне придется еще сильнее ужесточить патрули на границы, что бы больше не повторилось подобного кошмара. Я сожалею о смерти столь молодых и сильных львов, но правила не должны быть нарушены. Наш Прайд должен был крепок и един, а не гибнуть под слабостью болезней и погоды.

Ветер почти больно ударил в спину матерого монарха, но он не заметил этого, лишь бросил хмурый взгляд к темному небу и снова взглянул ниже скалы, к мордам львов и львиц, они должны были впитать услышанное, а Скар пока повернулся назад и лапой позвал к себе вышедшего из пещеры Мхиту, тот явно услышал новость о сестре, но Таке было не до того. Он должен был сделать это еще давно, но понял свою ошибку лишь сейчас.

- Наше будущее, наша жизнь продолжается в наших детях, и когда приходит время – это стоит признать, - рычал Скар, лапами упираясь в край скалы, нависая над подданными, гипнотизируя их своим взглядом и голосом, - а потому в эту черную ночь я вверяю будущее земель Прайда в лапы своего сына, единственного и достойного, уже не раз доказавшего свою преданность. Мхиту, встань подле меня. После моей кончины именно ты поведешь Прайд.

Приказ в голосе, но прикрытый уважительным обращением. Така даже улыбается ему, точно добрый отец сыну, пропуская мимо ушей возможные голос недовольства из королевской пещеры. Он сделал свой выбор и никогда более не изменит. И снова царь рычит, провозглашая этим рыком наследника рядом с собой. Явно растерянного, убитого новостью о смерти сестры, но под чутким напутствием своего отца – Мхиту станет действительно достойным наследником трона. И Земли Прайда более никогда не вспомнят даже имен предыдущего короля и его детей.

Власти нет – и ты мертвец.

Отредактировано Скар (21 Авг 2016 09:32:04)

+10

393

------ Пещера короля

По понятным причинам Скар, конечно же, не мог допустить убийства пресвятой обезьяны, которая в Прайдленде была своеобразным символом, суперзвездой, связующим звеном меж живыми и мертвыми, однако Скай считал совершенно иначе. Да кому сдалась эта обезьяна? Мелкотне сказки некому на ночь рассказывать или роженницам помогать пуповинку перегрызать? Так если посмотреть, черногривый и сам бы мог с этим неплохо справиться, ага. Но король сказал, что пока нужда в Рафики имеется, и более того, его смерть скажется на том, кто занимает пьедестал сейчас, и это - Скар. Не хочет же Скайварп столь быстрой кончины своему наилюбимейшему королю, верно?
Бодигард только презренно чавкнул на одергивание Таки по теме бабуина и отвернул морду, разглядывая открывшийся глазам ландшафт. Сухо, без особой радости - как будто в свежее мясцо гиены дерьма подложили.
- Влияет на моих львов, - обдумывал слова царя Деф, семеня рядом. - На меня, например, эта макака никак не влияет. Мне вообще фиолетово, что с ней станет. Да в королевстве полно таких, с чего он взял, что макака чего-то решает? - а вот слова про бешеных беременных львиц бодигарда весьма позабавила; он хохотнул, явно демонстрируя издевку, и, разулыбавшись во все клыки, пророкотал. - Это ты наверно ссышь на баб выеживаться. Я-то их быстро в чувство бы привел.
Ну а чего? Подумаешь, пара-тройка поехавших мозгами львиц, решивших еще на короля свою женскую долю свешать, дескать, обезьяны нет, сам его делами занимайся. Да пара оплеух лишила бы их желания вообще рот разевать и сидеть смирно.
Мягкий ты, Скар. С этими надо жестко, без компромиссов. Бабе место на охоте, вот и хай не возникают почем зря. 
Откуда-то со стороны раздался бодрый голос, вещающий про какого-то Сандора и королевских детишек. Скай невольно повел ухом в сторону говорившего, отыскивая его взглядом - мелкота подохла потому что затусила с каким-то больным львом. Тоже мне, новость. Где матушка шарохалась, пока детишки проводили свое время с больным ублюдком?
- А если бы я заболел? - вдруг мелькнуло в голове, но столь же быстро исчезло оттуда.
Все мы уже помним, каким несчастным выглядел Скайварп не столь давно, после своих эпичных убийств. Лежал пластом и хрен бы с ним. Даже обезьянка чего-то над ним похимичила, чтоб на лапы быстрее встал. Не то, чтобы Скай был уж прям так полон благодарностей, но... где обезьянка сейчас? Почему она не заметила как в Прайдленд пришла Смерть?
Черногривый ощупал взглядом Куо, гордо-царственно шагая следом за Скаром, но вмиг застопорился, когда король приказал держать его супругу подальше на время его вещания. Ну что же, пора готовить оплеухи тогда. Бодигард держал дистанцию от Таки, но в то  же время маяча своим ирокезом в потенциальной к нему близости, на случай, если кто-то забыл, что король взошел на утес не один. Всем своим громадным телом он перекрыл доступ наверх, хищно оглядывая присутствующих в очевидным в глазах утверждением: сидим на местах и не рыпаемся. Посему, даже если хоть какая-то дама решит излить царю свои проблемы, она встретится с когтистой лапой Ская и полетит обратно. Да, потому что пока говорит король, слуги молчат и внимают.
Однако, такое положение вещей складывалось недолго. В тот самый момент, как Така объявил о своем наследнике... внутри Скайварпа что-то обвалилось. Он, оторопев, уставился на царский силуэт, отчаянно желая, что ему все это послышалось.
- Я не расслышал, - громко воззвал к Скару черногривый, изображая на своей морде не то негодование, не то удивление.
Нет, вы только подумайте: лев, верой и правдой служащий одному монарху, потом и кровью отбивающий от посягающих на его престол "мух", вдруг слышит, что царство уже вверяется в лапы другого...
Черногривый отшатнулся на шаг назад, нахмурив брови. Выходит, все его действия, вся его работа была зря? Он зря желал вечного правления своему королю, что жертвовал собой во имя этого?
Красные глаза поймали взгляд Мхиту, буквально сжирая его хозяина живьем. Это вот этот мелкий остолоп взойдет на престол, когда... время Скара кончится? А не подписываешь ли ты себе, Така, приговор раньше времени? Объявив о таком положении перед всеми, ты даешь прайду подсказку, что с тобой сделать. Гораздо проще поставить во главу государства неопытного шкета и крутить им как угодно, чем прогибаться под умного и не обделенного опытом правления короля.
- Надо было этого тоже пришить, - завершил свою мысленную тираду Деф, отступив еще на шаг и более не являя собой преграду. - Чтобы правил только один.
Недоверчивый, даже разочарованный хмурый взгляд коснулся и короля, от которого бодигард все еще ждал ответа.

+7

394

----→ Королевская пещера.

Мхиту спокойно и покорно сидел возле входа в пещеру, наблюдая за реакцией отца на объявление о смерти его сыновей. Судя по некоторым его фразам и холодному выражению морды, он либо слишком расстроен, либо королю совсем безразлична смерть львят.  Видя реакцию отца, Мхиту пытался понять, как ему сейчас поступить, однако. он ничего не мог придумать лучше, чем просто продолжать сидеть немного в стороне и смотреть за всем происходящим.
Скар повернулся и подошел к краю утеса, обращаясь ко всем собравшимся. Мхиту решил немного подойти ближе, чтобы увидеть реакцию на его слова. Поэтому, он немного приподнялся и подошел чуть вперед. Лев увидел собравшихся львов, львиц и гиен, которые слушали своего короля. В самом начале речи, Мхиту видел раздражение в их глазах и голод, ведь мало кому удавалось плотно поесть в эти тяжелые для прайда дни. Но вот, отец сказал про смерть своих детей, и реакция всех собравшихся сразу изменилась. Мхиту увидел, как вместо гнева и раздражения в глазах собравшихся появилась жалость к своему черногривому монарху.  Сам лев посмотрел на отца и заметил, как тот играет свою роль, делая вид, что просто сражен этим горем. Если бы Мхиту не видел самую первую реакцию отца на данную новость, то лев поверил бы, что Скар убит горем и страдает. Однако, зная первоначальную реакцию, лев понимал, что отец просто разыгрывает сценку перед всеми собравшимися, чтобы сплотить их в эти темные дни. Мхиу немного улыбнулся, понимая, что Скар использует свой ум, чтобы сохранить прайд и свое положение.
Но тут улыбка льва пропала, так как отец сообщил про Налу. Судя по всему, она решила сбежать с Чуви, которого лев достаточно хорошо знал. Наверное, именно поэтому мать и искала ее, так как догадывалась об их отношениях. Сам же Мхиту не догадывался о том, что могло возникнуть между Чуви и Налой, ведь последние дни патрулировал земли прайда и выполнял поручения отца. Услышав про смерть сестры, лев собрал все свои силы, чтобы устоять на лапах. Он не мог поверить, что его родная сестра, которая не один раз заступалась за него в детстве, всегда поддерживала, мертва.
Следующие несколько минут прошли для льва, словно в тумане. Он не следил ни за кем внизу, просто смотрел в одну точку. Он стался у матери один. Теперь необходимо было быть с ней как можно больше, чтобы она смогла пережить эту трагедию. Для самого Мхиту было бы гораздо лучше сразиться с целой стаей гиен, чем услышать подобное известие, которое разрывало его душу острыми когтями. Чтобы сдержать слезы, которые быстро подступили, лев закрыл глаза, погружаясь в свои далекие мысли. Всем своим телом Мхиту был напряжен, и только хвост иногда дергался из стороны в сторону.
Из раздумий льва вывел голос отца, который попросил его подойти. Мхиту поднялся и быстро подошел к отцу, вставая рядом с ним на краю утеса. Вид был потрясающий, если бы не столь печальные события, что собрали всех этих зверей. И тут, лев услышал фразу отца, который громогласно объявил его своим наследником. Мхиту поднял голову и посмотрел на отца, который немного улыбнулся сыну и громогласно зарычал, подтверждая свое решение. Мхиту не мог поверить в то, что сейчас произошло, так как слишком много событий для одного вечера. Еще раз, посмотрев на своего отца, Мхиту немного поклонился ему, согнув переднюю лапу.
- Благодарю тебя, отец. Я постараюсь не подвести тебя и прославить твое имя. Правда, надеюсь, что ты еще долго будешь править, так как занимать твое место я не хочу. Только быть рядом с тобой.
Лев еще раз немного поклонился своему отцу и развернулся, медленно отдаляясь от края утеса. Подняв взгляд, лев увидел пристальный взор главного телохранителя отца. Судя по всему, решение отца было для него неожиданностью, причем неприятной. Наверное, этот лев думал так же, как и многие из собравшихся, что Мхиту все спланировал, чтобы пробиться к власти, и следующим шагом уберет Скара с дороги к трону. Однако лев не собирался даже поднимать лапы на своего отца. ейчас необходимо было как можно тщательнее защищать отца, ведь многие захотят убить его, чтобы манипулировать Мхиту. Лев понимал все эти политические перипетии, но не думал, что когда-нибудь будет иметь с ними дело.  В глазах льва сейчас стояло горе, ведь родная сестра отправилась в объятия Ахади. Вот она, расплата за грех нападения на Симбу.
Как только оба льва спустились к утеса обратно к пещере, Мхиту развернулся к отцу и посмотрел на него.
- Отец, неужели ты вправду думаешь, что я готов быть твоим наследником? Я же никогда не правил и не знаю, что нужно делать. Кроме того, я не хочу, чтобы ты уходил.
Мхиту старался говорить ровно и уверенно, однако голос льва немного дрожал от волнения и горя, ведь сейчас для него осталось только два родных зверя: мать Сарафина и отец Скар. Помимо этого, лев прекрасно понимал, что сейчас его собственная жизнь находиться в большой опасности. Он видел недовольство в глазах некоторых львов и гиен, в особенности во взгляде главного телохранителя отца. Сегодняшняя ночь будет очень тяжелой для него, поэтому лев решил держаться рядом с отцом и Куоритчем, чтобы хоть какой-то шанс у него был.

Отредактировано Мхиту (28 Авг 2016 14:27:26)

+3

395

----→ Королевская пещера.

Таки выйдя полностью из пещеры, Куоритч не мог отказать себе в любопытстве внимательно рассмотреть морду короля на момент эмоций. Наверно, сообщи телохранитель №2 о внезапном новом наводнении или засухе, выживании Налы и, что даже страшно подумать - восстании из мёртвых Муфасы - Скар, наверно, отреагировал бы куда более эмоционально, чем то, как он спокойно и хладнокровно решил "проблему" с наследниками. Лев решил, что венценосный не особо и переживал. К тому же был повод - эти двое выжили после... определённых последствий у беременной Зиры - и не факт, что эти последствия бы потом не сказались на львятах в более взрослом возрасте. Так или иначе, но теперь Куоритч не был обременён няньческой миссией и мог заняться интересным для себя делом. Кстати о делах - старый мандрил исчез. Немного нахмурившись, Полковник обернулся к Мхиту - как же он мог упустить такой интересный экземпляр связи между прошлым и нынешним? Но выразить что-либо не успел - на Скалу поднялся Скайварп, пышущий, как обычно, самомнением, себялюбием и Скарообожанием вперемежку с желанием извратить всё под себя. В общем, обычный Скай по мнению Куо.  Что-то не меняется, даже если исчезает.
Лев кивнул своему соратнику - у них далеко не самые братские отношения, но это и к лучшему - на службе не стоит разводить нюней.  Но размышления прервал Король.
Началось.
Светский разговор между двумя старыми львами всегда начинается с погоды, потому что от неё кости ломит - подумал Куоритч, изгибая уголки губ в неком подобии улыбки, - Вот и у Скара всё заныло. А сейчас у остальных заноет.
И верно, ведь Скар, изображая вселенскую скорбь, сообщил о тяжёлой утрате обоих наследников сразу. Теперь уж пришёл черёд сменить сарказм на обычную хмурость и неприятие - возможно, где-то за его спиной сейчас стояла Зира. Эта львица внезапно ворвалась в окружение Куоритча, вызывая довольно смешанные чувства... Нет, не подумайте, что он влюбился, что вы. Полковник разумен и строг, и далеко не такой самоубийца, как некоторые стоящие на утёсе львы, чтобы совмещать свою жизнь с такой взбалмошной не дурой, но довольно экстравагантной самкой. Но тему пришла пора сменить.
И вот он, его час. Вернее, пара секунд и упоминание его имени в качестве "героя". Льву захотелось сплюнуть от того пафоса, что буквально выливался из Скара, как вода из бушующей реки. Но что ж поделать - он король, а не служака. При словах о смерти Налы Куо заметил, как напряглись сразу два льва - Мхиту (что ожидаемо), и ещё одна львица из стоящих внизу. Она чем-то напоминала Налу и несла в себе какие-то неуловимо знакомые черты Мхиту. Не особо заморачиваясь, Куоритч не придал ей значения. А подходить к своему царскому другу не хотел - ему не нужно было сейчас чужое сочувствие. Лишь осознание неизбежного и его принятие. Конечно, Куо мог бы сейчас шепнуть что-то вроде "Нала жива" - но вы же помните, что он не самоубийца?
А вот теперь, после вступления - главный аккорд из разряда "зачем мы здесь сегодня собрались".
Наследник. Мхиту. При живом Скаре.
Впрочем, наследник держался довольно сильно для того, кто только что узнал о смерти братьев и сестры. И даже сказал что-то сурово-прекрасное, достойное принца.
Куо не сдержался и таки сплюнул, но так, чтобы никто не видел.
Балаган.
Нет, ну, Куоритч был рад, что Скар наконец таки (сколько лет спустя?) официально признал своего сына, во-первых, своим сыном, во-вторых, своим наследником. И плевать, что для этого нужны были смерти.
Но кто-то остался недоволен решением.
И вот сейчас, при полных возмущения словах Скайварпа, Куоритч позволил себе смешок. С одной стороны он рад за друга, с другой - Скару пока не пора передавать бразды правления, Куо только-только хорошо устроился. Словив взгляд Ская, Полковник понял, что вместо няньки для львят он теперь станет нянькой для Мхиту, чтобы тот дожил хотя бы до утра.
Нелёгкая выдалась ночка.
- Да здравствует Король! - рявкнул он, как бы закрепляя - Скар остаётся у власти, Мхиту его преемник. А сам он обернулся, предвкушая разборку между отцом, сыном и охранником отца. Да и этот его рык был лишь прикрытием  от любопытных и сигналом к необходимости расходиться.

Отредактировано Куоритч (28 Авг 2016 01:41:04)

+7

396

Для атмосферы

Голос короля звучал громко, твёрдо и уверенно, разносясь по окрестностям недалеко от Скалы, а может быть, даже по всем землям прайда.
Сарафина же нервно переминалась с лапы на лапу, желая, чтобы Скар как можно скорее сообщил все новости, и время от времени кидала взгляд себе за спину — туда, где ждала её дочь. Самка переживала за Налу, за Керу, ей хотелось рвануть с места прямо сейчас и помчаться в сторону ущелья, чтобы убедиться, что её дочь жива и здорова. Ужасные картины всё ещё мелькали в голове львицы, но она то и дело твердила себе, что всё будет хорошо. Гиена соврала, а сама Сарафина, поведясь на эту уловку, лишь накручивает себя.
Всё. Будет. Отлично.
Слова короля о продолжающихся несчастьях, обрушившихся на прайд, матёрая самка буквально пропустила мимо ушей. В них не было новой информации — неизвестно кем надо было быть, чтобы не понимать, что прайд по-прежнему находится в упадке. Не было ничего удивительного и в том, что предки отказались прислушаться к Рафики, ведь если бы они были благосклонны к своим детям, то не послали бы им все эти беды, или, по крайней мере, избавили бы прайд от них почти сразу.
Ну давай же! — тем временем Сарафина продолжала мысленно увещевать Скара. — Скажи то, что хотел, и отпусти нас!..” Она всё ещё продолжала тревожно оглядываться назад, с трудом сдерживая порывы сорваться с места сию же секунду.
И, когда Сарафина в очередной раз отвернула голову от Скалы, мысленно умоляя богов сохранить жизнь её дочери, уши самки уловили одну из фраз Скара, которая явно выбивалась из остального потока его слов, который львица сейчас воспринимала скорее как посторонний шум:
Я сам пережил испытание, сегодня погибли от страшной болезни мои дети, мой наследник и его младший брат.
Сарафина повернула голову к утёсу и взглянула на короля, так удачно и правдоподобно игравшего роль убитого горем отца. Всего лишь на несколько секунд, на мгновение, Сарафина перестала думать о Нале. Её пасть чуть приоткрылась, а глаза расширились от ужасной новости. Наверное, не стоит в полной мере утверждать, что в этот момент львица сочувствовала потере Скара, но… это были всего лишь львята! Которым бы ещё жить да жить! И каким бы ужасным ни был их отец, они не заслужили такой скоро и такой ужасной смерти. Возможно, будь Сарафина знакома с ними ближе — особенно с Джоффри, пошедшим характером в обоих родителей, — она бы не так сильно убивалась по смерти детёнышей. Но львица почти не знала наследников, и потому приняла их смерть довольно близко к сердцу — не в силах больше стоять на лапах, она опустила круп на землю, склонив голову в знак памяти погибших наследников.
Однако следующие слова короля вернули Сарафину в её ужасную реальность, полную самых страшных мыслей и фантазий. Стоило самке услышать имя дочери, как она резко вскинула голову и принялась с жадностью вслушиваться в каждое слово монарха.
Надежда покидает многих в это тяжелое время, покинула она и Налу с её другом, Чумви, — ещё совсем не осознавая, к чему клонит король, Сарафина лишь с всё так же приоткрытой пастью и страхом в глазах слушала слова Скара.
С каждой его фразой, с каждым сказанным словом сердце самки начинало биться всё сильнее. О чём он говорит? Покинуть прайд? Родню? Какие патрули? Какие гиены? Перешедшая все границы тревога за дочь окончательно помутила рассудок Сарафины — не осознавая, к чему клонил Скар, самка лишь жадно вглядывалась в морду короля, пытаясь найти в выражении его лица хоть какие-нибудь ответы на свои вопросы. Но стоило Скару произнести слово “убийцы”, как Сарафина медленно поднялась с земли и начала пятиться назад, будто желая покинуть поляну под Скалой, лишь бы не слышать этих страшных слов.
Нет… Нет, она не… Она не могла… Нет… — словно в бреду шептала самка себе под нос, во все глаза глядя на короля и продолжая мелкими шагами, спиной вперёд отходить в задние ряды собравшихся членов прайда и клана. Уже спустя пару секунд глаза Сарафины наполнились слезами, но она продолжала двигаться назад, видя перед собою теперь лишь размытые серо-коричневые пятна вместо неба и скалы. — Она не… Нет… Не могла…
В конце концов сил отрицать больше не было, и Сарафина буквально мешком упала на землю, зарыв морду в лапы и продолжая что-то бормотать себе под нос. Объявление Мхиту наследником она уже, конечно, не слышала, целиком и полностью утонув в своём горе. Сердце продолжало рваться из груди, которую сотрясали рыдания, а из глаз всё так же катились слёзы. Не в силах больше сдерживать свою горечь, Сарафина поднялась и, вытянув шею, что было силы зарычала, стараясь вложить в этот рык всю свою боль. Её отчаянный крик потонул в общем рёве львов и хохоте гиен, приветствующих нового наследника Земель Гордости.

Прошло какое-то время, прежде чем Сарафина, уже вновь лежащая на земле и уткнувшая морду в лапы, осознала: Скар не говорил прямым текстом о смерти Налы и Чумви. Были слова о том, что молодые львы пытались покинуть земли прайда, что Куоритч прикончил выживших гиен, что-то про убийц… Но ведь слов “Нала мертва” не прозвучало, верно?..
Осенённая этой мыслью, львица подняла мокрую от слёз и дождя морду — король по-прежнему находился на утёсе в компании своих телохранителей и Мхиту. Глядя на Скара несколько секунд пустым взглядом, Сарафина вдруг резко вскочила и помчалась в сторону подъёма на Церемониальный утёс. Лапы уже не были налиты свинцом и легко несли матёрую львицу навстречу хорошим новостям — Нала жива! А гиены убили кого-то другого. Одиночек, зашедших на территории прайда. Да. Именно так всё и было.
Скар! — сердце продолжало рваться из груди, голос дрожал, но теперь Сарафина выглядела совсем иначе, чем несколько минут назад. Она подлетела прямо к королю, не обращая ни малейшего внимания на стоящих рядом с ним львов. — Где Нала? Она ранена? С ней всё будет хорошо?..
Помутившийся от тревоги за дочь мозг заставлял в голове крутиться лишь одну мысль: Нала всё ещё жива.

+7

397

Начало игры

— Дочь. Прими свою сущность и приди ко мне.

Невыносимый голос ненавистного отца, что преследует её чуть ли не каждую ночь, грубо резанул слух, заставляя содрогнуться всей своей сущностью.

— Нет. Нет, оставь меня!

Сердце бешено заколотилось чуть ли не в глотке, норовя выскочить прочь. Страх стискивал лёгкие, делая каждую попытку вдоха мучительной. А вокруг лишь мгла и Он.

Паника ворвалась в разум Вороны не прошенными гостем, ломая все её так кропотливо и тщательно установленные барьеры. Пшик. И их больше нет, ничто теперь не сдерживает эмоции и они полились рекой, которую более не останавливает плотина. Возглас потонул в звенящей темноте, а попытка сбежать обернулась ничем — когти хватали только пустоту. 

И тут чьё-то прикосновение вырвало Ворону из кошмара, заставляя проснуться и непонимающе заозираться, хватая ртом воздух словно в первый день своей жизни. Но кошмар пролился в реальность. Чужие эмоции захлестнули эмпатку и это были далеко не светлые чувства — радость и счастье теперь редкие гостьи прайда Скара — это были страх и тревога.

Вдох.

Помни. Это не твои эмоции, они чужие. Отгородись от них, построй высокую стену и не подпускай их к себе.

Выдох.

Ты спокойна. Спокойна и ничего не чувствуешь.

Ворона с трудом осознала, где находится и оттащила себя прочь от поднявшегося переполоха под утесом и его зачинщицы — Сарафины. Это от неё веяло испугом, самка была чем-то встревожена и чересчур взбудоражена, а значит рядом с ней было опасно. Тем более сейчас, когда Кагор — единственный, кто мог бы помочь в случае приступа — снова куда-то пропал. Поэтому Ворона поспешно удалилась с места ночлежки ровно настолько, чтобы ощущать эмоции львиц, как нечто на фоне, так, чтобы они точно не захлестнули её.

Сгорбившись, молодая самка взяла себя наконец в лапы и сделала безмятежную морду, словно её ничего не касается, а сама из под полуприкрытых век подглядывала на оживление в рядах охотниц. Как ни крути, а ей было интересно, что же послужило причиной для такого поведения, однако интерес ее был выражен лишь в подрагивающих ушах, что силились различить голоса. Сарафина как раз закончила будить самок и теперь о чем-то возбужденно рассказывала, но Равенна услышала лишь обрывки слов, что-то про Налу, кажется. И только-только ей показалось, что она разобрала последнее предложение, как с Церемониального утеса раздался призывный рык.

Вокруг тут же зашевелились львы и львицы: те, кто ночевал в пещерах, поспешно высовывали морды из своего укрытия; те, кто оставался на ночлег снаружи, медленно собирались мокрыми тощими фигурами к утесу, как и гиены, которые торопились на зов Короля. Ворона лишь устало вздёрнула морду к черным небесам, навстречу каплям так и не заканчивающегося дождя, нахохлилась как воробей и приготовилась слушать.

— Я собрал вас сегодня дабы сообщить о многом, мои подданные. Короли прошлого продолжают посылать нам свои испытания, отказываясь прислушиваться даже к своему верному шаману. Рафики сам пытался успокоить тяжести погоды, но Предки не ответили ему. И значит мы будет держаться дальше.

— Естественно дождь не кончился ... , — буркнула себе под нос самка и дернула ушами, отряхивая с них капельки воды. Хвост с черными перьями уже давно купался в грязи и превратился в непонятный колотун, так что его отряхивать было бесполезно, как и свалявшуюся шерсть.

Кошка украдкой попыталась разглядеть где-нибудь старого мандрила, но его, к сожалению, нигде не было видно. Расстроенно шмыгнув носом, Ворона вновь перевела взгляд к Королю, но мысленно задаваясь вопросом: где же Рафики теперь и не влип ли он в передрягу из-за не оправданных надежд сурового Царя. Нужно будет потом проведать его, уж больно привлекал эмпатку шаман своей мудростью и знаниями, у него она всегда могла попросить совета и найти утешение, и поэтому львица беспокоилась за обезьяну. Очередная тирада слов Скара и его исказившаяся от горя морда, отвлекла от мыслей, заставив задуматься, насколько реальны его эмоции и что сама Ворона чувствует по поводу кончины юных наследников - радость или печаль? Однако определиться она так и не смогла, а Скар к сожалению находился очень далеко для эмпатки и она не могла ощутить его горе или безразличие, но может оно и к лучшему. Не больно хотелось бы Вороне купаться в горечи правителя, этой скорби и так много вокруг.

Новость о смерти детей Царя волной прокатилась по собравшимся, вызывая сожалеющие ахи и печальное сочувствие, что так же волной скользнуло и по эмпатке. Ворона прикрыла глаза, будто сраженная подобным известием, но на самом деле пытаясь устоять на тонкой грани самообладания. Слишком много зверей вокруг и слишком много эмоций. Если все они проявят свои чувства чуть сильнее, то ей придётся не сладко. Ох, где же Кагор, когда он так нужен!

Еще одна новость о смертях, на этот раз Налы и Чумви, заставила Ворону задрожать от нахлынувших на нее чужих эмоций и судорожно вцепиться когтями в раскисшую от дождя землю.

О, нет-нет! Только не рядом с Сарафинной!

Ворона уже начала задыхаться от чужой горя, все внутри у нее сжалось, будто самка сама только что потеряла детей, и в то время как Сарафина пятилась назад, эмпатка гуськом шла вперёд, прочь от Сарафины, пока наконец не смогла нормально вдохнуть воздуха и осознать, что никаких детей у нее нет. Опустив голову к земле, кошка часто-часто задышала, приходя в себя и цепляясь лапами за собственное Я, а не чьё-то тяжёлое переживание. Да, ей было жалко сопрайдовцев, тем более они были хорошие ребята. Но она хотела прекратить испытывать острую жалость всей толпы и уж тем более ужас убитых горем родителей. Это последнее, что она хотела бы испытать, но встать посреди торжественной речи Короля, повернуться к нему задом и уйти прочь отсюда было бы бестактно - Царь и его верные прихвостни не простили бы какой-то драной кошке такую вульгарность. А поэтому кошка осталась на месте, отчаянно борясь сама с собой и судорожно молясь, чтобы Скар покончил со всем этим побыстрее.

А Король тем временем объявил Мхиту, ещё одного ребёнка Сарафины, своего единственного выжившего сына, своим преемником. Поляна тут же взорвалась криками, поддерживающим рыком львов и лаем гиен. Поддавшись общему волнению, Ворона негромко прорычала в темное небо, а потом вдруг резко умолкла.

Почуяв за спинной неожиданно всколыхнувшийся очажок безумной надежды, Ворона резко обернулась и увидела как из толпы с криком выступила Сарафина, спешащая к Королю, наверх. Глаза безумицы горели упорством, а от нее чуть ли не жаром полыхало отчаянной верой во что-то.

Безумица.

Серошкурая лишь качнула головой на такой опрометчивый поступок, отвернулась и, воспользовавшись суматохой, поспешно начала проталкиваться в дальние ряды, подальше от толпы и этих эмоциональных американских горок. Когда она обернулась назад, то помутившаяся рассудком от горя мать Налы была уже возле Короля, его сына и телохранителей. Ворона тут же замерла, следя пурпурным взглядом за разворачивающимся действом и хмурясь более обычного, как и замерла толпа под утесом в предвкушении зрелищ. Что-то сейчас будет точно.

+4

398

Не могло всё так просто закончится... Матерый лев вслушивался с откровенным удовольствием в рык и лай своего Прайда, приветствующий своего Принца и будущего Короля. Зеленые глаза сверкнули в дождливой темноте и голова монарха повернулась в сторону королевской пещеры. Нет, туда он не зайдет, в черной душе так и не появилось желание проводить своих львят в последний путь. Пусть этим занимается Зира. Скару предстоял более индивидуальный разбор полетов. Первый в очередь встал Скай, явно словивший крайнюю степень охреневания от провозглашения наследника.

- Ты бы еще в сухое дупло проорал, - холодно заговорил Король и пошевелил лопатками, показывая всем своим видом откровенную усталость от происходящего, - не тебя же мне наследником делать, Варп, успокойся.

Не ушло от глаз короля и кровожадный взгляд своего охранника в сторону Мхиту, но от комментарий черногривый воздержался. Слишком устал, слишком вымотан разборками. Выдохнув точно в порыв холодного ветра, лев брезгливо отряхнул переднюю лапу и прошелся подушечками пальцем по векам закрытых глаза. Прорычал под нос что-то о идиотах и снова открыл глаза, цепляясь ими за сына, а следом и серого льва. Куоритч. Медленно подойдя к нему и кивнув в сторону, царь отошел на пару шагов дальше и заговорил хриплым шепотом. Странно, но сейчас в его голосе не звучало приказов. Зачем приказывать тому, кто итак сделает так, как надо, но по своему желанию?

- Стань тенью Мхиту, Куо, - говорил Така, когтями "массируя" камень утеса, - мне нужен хотя бы один нормальный и живой наследник, а не запоздалый выкидыш или случайно убитый об соседнюю скалу принц, понятно? - царь моргнул и не повысил голоса, - хоть спи с ним у одного камня, но не подпускай никого из подозрительных животных.

Черногривый договорил, убедился в своих услышанных глазах и снова направился в сторону своего сына, уже говоря в привычном тоне:

- Это уже поинтереснее должности няньки, не так ли?

Холодная ухмылка, гордо поднятая морда и еще пару скользящих шагов вперед, теперь надо поговорить с растерянным сыном. Признаться, Скар даже был рад, что Мхиту не разошелся слезами по смерти своей сестры и не поскакал горной ланью на поиски её души через одного бабуина.

- Мхиту, - почти улыбаясь, Така медленно направился со своим сыном к пещере, что бы следом спуститься под утес и отправиться спать, - ты только на самом начале своего пути к становлению настоящим принцем. Не только по праву провозглашения крови, но и становления им в душе и в глазах окружающих, - когтистая лапа небрежно ткнула сына в грудную клетку, когда Скар взглядом запретил ошарашенному Скаю идти следом за ним, - когда придет закат моего правления, именно ты поведешь этот прайд и каждого на этих землях. А до этого момента, - Скар усмехнулся змеей и сверкнул глазами, - постарайся не заразиться чумой и не влезать в неприятности. Быть принцем не только почетно, но и опасно.

Итак, вроде бы всё? Можно идти отдыхать и засыпать царским сном в своей пещере, а может быть и просто любой из возможных, но Короли прошлого продолжали терзать Скара всеми возможными способами. Сейчас Така пожалел, что оставил Ская позади.

— Скар!

С удивленно распахнутыми глазами он замер на месте, смотря зеленью глаз на убитую горем Сарафину.

— Где Нала? Она ранена? С ней всё будет хорошо?..

Король закатил глаза и взглянул на потерянную в истерике львицу почти жалостливо. Вот что делает горе с теми, кто привязывается к своей семье и перестает отличать в них самого себя. Когти шаркнули по мокрому камню и король стал обходить Сарафину, словно бы не видел в её трагедии чего-то ужасного, пусть и говорил с утеса насколько плохо поступила её дочь со своим дружком.

- Открой глаза, женщина, - колкий холод в голосе монарха мог бы быть почти осязаемым, будь вокруг градусов на десять ниже, - ты прекрасно поняла меня, Фина. Твоя дочь проигнорировала мой указ и за это поплатилась жизнью. Она думала в тот момент только о себе, а что же ты? - приподняв одну бровь, Така прошелся отрешенным взглядом по светлой и дрожащей шкуре, - а ты рыдаешь сейчас по ней. Вижу, что новость про Мхиту тоже прошла мимо твоих ушей. Мхиту, успокой свою мать.

Спустившись почти к основанию, Скар заметил и одну весьма занятную на внешний вид львицу, странно, что раньше не замечал. Она явно выделялась. Все эти цветные полоски, дырявые уши, перья и вкрапины красителей создавали загадочный и притягательный образ, но Така был слишком стар для любовных интрижек. Однако же, львица явно была схожа со Скаром в отношении Сарафины. Ей же хуже.

- И ты тоже, - он повысил голос, привлекая к себе внимание молодой, - успокой её, пока Сарафина по своей же глупости не последовала за дочерью.

Отредактировано Скар (2 Сен 2016 00:16:40)

+10

399

Было подозрение, что Скайварп либо еще спит, либо ему кто-то прочно насел на голову, пока он валялся раненый. Все, что происходило на утесе мало-помалу переставало ему нравиться хотя бы по одной причине: все, что он делал, оказалось бессмысленной тратой сил и времени, а все потому, что Скар, тот самый лев, который жадно хватался пастью за власть, столь тяжело ему доставшуюся, теперь смело ее раздаривает мелким шкетам, у которых даже молоко на губах еще не обсохло. Где жажда царствования, за которым он так гнался, где присущий ему эгоизм? Не женщина же его так изменила за пару-тройку дней? Вот что бесило.
Черногривый ощерился на выпад короля, поспешив ответить ему вопросом на вопрос:
- В какое дупло из присутствующих мне поорать, чтобы до тебя дошло? - никакого уважения к членам прайда - для него они все - смертники... или некогда смертники, желающие скинуть главную куру с насеста.
Лев даже подался вперед, будто собираясь перерезать царю дорогу, но в какой-то момент понял, что это бесполезно. Нет, даже не лишнее, а именно бесполезное действие. Или не очень бесполезное.
- Я, кажется, пропустил тот момент, когда у тебя крыша протекла, командир, - с явным обвинением в голосе рыкнул Деф, но тот, видимо, не обратил должного внимания на него, о чем-то говоря с не менее молодым львом аля Мхиту, и... Скайварпа проткнул укол ревности.
Он скрипнул зубами, в мыслях хороня и Куо, и Мхиту и Скара вместе с ними в том самом пруде, где чуть не утопил еще одного сосунка. За что? За что он боролся тогда? Да слава Ахейю, что все эти недоноски попередохли, они бы еще век не давали бы Таке властвовать спокойно, а тут...
Напряженная фигура Скайварпа замерла, словно собиралась броситься вперед и развороить все это семейное гнездо.
- Свали, паскуда! -  в сердцах рявкнул он на подбежавшую Сарафину, всем своим видом давая понять, что ей пора бы утереть сопли и прижухнуть в сторонке - не время со своим нытьем сейчас воду мутить. К тому же, новости о Нале конкретно Дефа совсем не интересовали - предатели короны уже намазали себе на лоб клеймо позора, им нечего здесь делать. Правда, тут и корона сама себя предавать начинает.
Не медля ни секунды, черногривый дернулся в сторону уходящего Скара и Мхиту, намеренно пихнув последнего в бок, чтобы на пузо осел. Развернулся к королю мордой, демонстрируя тому весь спектр взыгравших в его душе эмоций, хотел было даже что-то гаркнуть, так, для отрезвления царского ума, клацнул челюстями в сторону наследника, расшиперив усы. Сиди и не рыпайся мелкота, королем тебя еще не называли - вот что говорил его бешеный взгляд. И взглянул на Скара, чуть ли не нависнув над ним как громовая туча.
С одной стороны, желание царя - безусловно закон, но какой тут нахрен закон вообще, когда он прилюдно отказывается от трона? Нет, Скай не видел разницы в том, сейчас ли Скар склеит ласты или потом, даже не думал и не позволял проскользнуть в своей голове и мысли, что после Таки на трон взойдет кто-то еще, для самого Скайварпа тот был навечно коронован, и никакая другая сила не способна переубедить его в обратном. До нынешнего момента.
- Тебя явно термиты в задницу покусали, полководец, - наконец нашелся бодигард, громко рявкая в своей манере. - Да кому сдалась эта мелкая саранча? - дернул мордой в сторону Мхиту. - Трон - твой, и править будешь ТЫ, - безапелляционно, не требуя возражений. - Я что, зря тут надрывался, чтобы тебя не пришибли раньше времени?! Чтобы ты сегодня здесь стоял! Зря, да?! - с каждым словом голос грубел, превращался в бешеный рев, громкий и вызывающий опасения. - Скажи мне, напомни мне, в какой момент я успел ошибиться!
Деф, на самом деле, не ждал ответа теперь, он ждал, когда в голове монараха наконец-то начнут вращаться шестеренки, напоминая ему о былом времени. Давай, вспомни как тебе было плевать на всю эту свору кошек, лишь бы заполучить корону, как ты махал лапой на то, что Скай оставил тебя без горе-наследников, слишком рано возомнивших себя королями, слишком рано протянувших свои культяпки к заветному званию. Вспомни и скажи теперь, что все это было зря, что сейчас это никому не нужно. Что Прайдленд, заполучив наконец-то умного и продуманного предводителя, так быстро его потерял. По его же глупости.

Отредактировано Skywarp (3 Сен 2016 01:19:28)

+2

400

Мхиту спокойно стоял возле отца, смотря на всех львиц и львов, которые сейчас рычали в ответ на заявление своего короля. Да, сейчас они приветствовали его, как наследника и будущего короля, но вот что будет, когда все разойдутся по своим пещерам, было неизвестно.  Но сейчас это было не первостепенной проблемой. Лев развернулся и медленно направился к королевской пещере, ступая чуть позади своего отца. Как только начался разговор короля со своим телохранителем, который явно был недоволен, Мхиту пристально смотрел на льва, сдерживая свой гнев, который поднимался в нем с каждой секундой разговора. Да как простой телохранитель смеет разговаривать со своим королем в подобном тоне?!
Как только лев подался вперед, Мхиту напрягся всем своим телом, так как все выглядело, как попытка броситься на Скара, с целью перегрызть его горло. Однако, нападать сейчас на короля было слишком опрометчиво, да и зная о верности этого Скайварпа не допускала возможности таких действий. Но тут Скар повернулся к Куоритчу и дал свой приказ, по которому лев должен теперь все время быть при Мхиту. Что же, это с одной стороны радовало, так как быть в компании друга, которому доверяешь, намного лучше, чем шататься в одиночку, рискуя наткнуться на шайку гиен или разгневанных львов. Но с другой, новоявленный наследник трона прекрасно понимал, что для самого телохранителя будет не очень то приятно постоянно таскаться за ним, даже не считая, что они дружат. У Куоритча могли быть свои планы, а теперь они накрылись из-за приказа короля.
Не дождавшись ответа со стороны Куо, Скар повернулся к своему сыну, который сразу опустил глаза, так как привык к подобной форме поведения при своем отце и короле. Мхиту немного ускорил свой шаг, чтобы встать подле отца и внимательно выслушать все, что он скажет. Когда лапа отца коснулась его грудной клетки, Мхиту остановился и поднял голову, впервые за долгое время, смотря прямо в глаза своего отца.
- Отец, я буду молиться Ахею, чтобы закат твоего правления был еще очень далеко. Однако, я приложу все свои силы, чтобы не подвести тебя и стать достойным наследником. Касательно опасности моего положения, то я уже это прекрасно понял, ведь твой личный телохранитель явно предпочел бы сбросить меня со скалы или перегрызть мне горло, лишь бы я не стоял между тобой и властью. Мне кажется, он уверен в том, что я намереваюсь свергнуть тебя.
Именно в этот момент на скале появилась Сарафина. По ее внешнему виду и поведению было видно, что она толи расстроена, толи в гневе. На сразу набросилась на Скара со своими вопросами, касательно Налы.  Во время их краткой беседы, Мхиту находился подле отца и внимательно смотрел на мать, смотря на нее взглядом, в котором смешалась боль и сострадание, ведь ему самому было ужасно осознавать, что родная сестра мертва. Но Мхиту напомнил себе, что должен быть стойким к ударам судьбы, ведь именно благодаря своей стойкости он сможет стать достойным наследником своего отца.
Услышав приказ отца, Мхиту начал подходить к матери, чтобы помочь ей преодолеть боль утраты, но в этот момент на сцене опять появился Скайварпа, который начал раздражать принца. Он мог стерпеть презрение в свой адрес, но как только лев высказался касательно его матери, терпение Мхиту просто лопнуло. Злобно оскалившись, Мхиту сверкнул своими глазами, пронзая взглядом этого высокомерного и наглого льва.
-Слушай, ты, кажется, совершенно потерял ориентацию в пространстве, раз позволяешь так вольно разговаривать со всеми присутствующими тут. Ты можешь презирать меня и мою мать, но с королем ты должен вести себя более сдержанно. Отец назвал своего наследника, и обсуждать его приказания должны более высокопоставленные звери, нежели простой телохранитель. Отец будет править долго, но не одному животному не дано жить вечно! Или ты думаешь, что Ахею просто возьмет и дарует отцу вечную жизнь?  Если ты думаешь, что я собираюсь убить отца, то у меня было много различных способов и возможностей совершить это, но почему-то я этого не сделал. А что бы его не убили другие, чтобы попытаться манипулировать мной, то это входит в твои прямые обязанности.  Однако, ты куда-то исчезаешь на довольно долгий срок, оставляя отца без защиты. Поэтому не стоит сейчас рычать и тратить свои и наши силы попусту.
Еще раз рыкнув на телохранителя отца, Мхиту повернулся к Сарафине и Куоритчу. Прежде всего, лев обратился к своему другу, который теперь был его личным телохранителем.
- Куо, я понимаю, что приказ отца мог застать тебя врасплох, поэтому после сегодняшней ночи, ты сможешь отправиться по своим делам, на некоторое время. Но прошу тебя остаться со мной, ведь многие жаждут моей кончины.
Мхиту бросил пристальный взгляд на Скайварпа, после чего подошел к матери и нежно потерся головой о ее шею. Ему самому хотелось громко рычать от утраты своей любимой сестры, но лев держался, ради отца и матери, которой был нужен сильный защитнику
- Мама, мы все скорбим о потере Налы. Но мы должны восстать из пепла этой трагедии, чтобы стать более сильными. Нала сейчас находиться в свете Ахею, рядом с Великими Королями прошлого и нашими предками, которые позаботятся о ней. Когда минует кризис всей сложившейся ситуации, мы найдем Рафики, чтобы он смог помочь нам хотя бы передать ей от нас небольшое послание. Я знаю, он может это.
Мхиту встал рядом с матерью и прижался к ее боку, давая понять, что она не одна и он рядом с ней.

+5

401

Офф

Извините за короткий пост.

--->Заводь
Кроме Короля, на Утёсе были ещё несколько львов и львиц. Некоторых Моши знала по именам, а других не помнила, так как редко проводила время со всем прайдом. У всех были немного скорбные выражения морды, а Скар только что закончил речь. Львица подошла поближе, чтобы увидеть, что там происходит. Львица по имени Сарафина, имя которой она часто слышала, паниковала.
- Я пришла с новостью. Все уже знают, что в прайде чума.
Моши остановилась около львов, а Торпеда сидела у неё на плече.
- Я ухожу за лекарством. Я прибыла сюда, чтобы никто не думал, что я издохла от всего. Может быть, ухожу навсегда.
Она не готовилась к такой речи перед всем прайдом, но рядом была Торпеда. Сова с надеждой смотрела на свою подругу. Если бы Мошечка сказала что-то не так, то опозорилась бы перед всем прайдом.
- Чума повсюду, теперь большинство животных заражены. А лекарство не найдено. Нужно выживать. Нужно бороться.
На глазах у львицы проступили слёзы, а Торпеда опять куда-то подевалась. Моши еле-еле оттащила её от других львов.
- Ты что? - прошептала Моши, - Опять улететь пытаешься?
Сова послушно залезла серой на плечо.
- Все желающие, ищите лекарство! Закрывайте границы! Проверяйте каждого пришедшего и ушедшего! Только так мы сможем остановить чуму. -  хотела проорать она всем известную новость.
Пусть она вмешалась совсем внезапно, но толпа под Скалой обратила на гостью внимание.
- У меня из-за страшной болезни умерли почти все родственники, это большой траур. До свидания.
Львица развернулась, чтобы идти обратно. Может, сейчас она пойдёт к Баобабу или к Лугам. Но она захотела подольше остаться на Утёсе из-за того, что Торпеда как-то по-странному себя вела.

Отредактировано Моши (14 Сен 2016 12:49:38)

+4

402

-----------Начало игры

Как же надоела эта сырость и грязь. Не то чтобы львица была рада солнцу, но сухость сейчас бы не помешала, а то избавляться от засохшей грязи на лапах уже надоело. Калима лежала недалёко от утеса, наблюдая, как уставшие львицы прайда разговаривали и приводили себя впорядок. Все находились рядом с друг другом кроме темношестной. Она не любила это скопление тел возле себя. Пойти бы на охоту не помешало бы, но не хотелось. Повернув морду в сторону бескрайних земель Саванны, львица фыркнула. Погода издевалась не только над ней, но и над всем прайдом. Как же иногда хотелось просто поднять глаза в небо и прокричать: "Эй! Вы что там предки, вообще не контролируете процесс погоды! Хватит издеваться!" Да, крик души, но зачем? Ничего не изменится. Неужели там и вправду кто-то наверху есть и следит за нами? Если да, то в нем можно только разочароваться.
От своих раздумий отвлёк голос Короля. Он приказал собраться под утесам всему прайду. Воительница повинуясь, поднялась на лапы и неохотно подошла к этой кучке озадаченных львиц. Заняв место позади всех, Калима взглянула на главу, пометив себе, что этот лев все ещё хорош и умён. Благо его ещё не захватил старческий маразм.
Вкусив часть информации, что у Короля погибло потомство и что Нала со своим "женихом" (как думала Кали) сбежали из прайда, тем самым придав его, Калима не удивилась в отличии от остальных. Особенно досталось пришедшей Сарафины, которая просто настолько была шокирована тем, что её трусливая дочь сбежала, впала в отчаяние. Ох! Не стоит так кричать о том, что твоя гулящая дочь просто решила убежать, плохое воспитание. Наверно, Кали просто не могла войти в положение  светлой львицы, у неё же никогда не было своих львят, тем более любви. Так что на все эти слёзы и убитое горем львицы, Калима смотрела скептически.
Далее воительница вздрогнула, когда услышала рёв Короля на то, что в будущем на престол взойдёт молодой лев Мхиту. Что простите?! Зрачки большой кошки немного расширились от услышанного. То есть, вы хотите сказать, что когда Скар уснёт вечным сном на пристол взойдёт тот, у кого ещё преобладает детский максимализм!? Кали была уверена в том, что Мхиту не способен рассуждать трезво, в нем кипят эмоции этот сосунок ещё не готов стать таким Королем как его отец.
Сарафина, со слезами на глазах рванула за предводителем, дабы узнать всю правду о своей дочери ну, и Калима за ней же. А что? Сидеть просто так ей не хотелось. Хотя, её слово ничего не изменит. Ловко забравшись на утёс, львица сумела заметить ещё несколько львов приближённых к Королю. Среди них был и Скай, который находился в бешенстве от того, что нынешний принц в будущем станет главой Прайда. Этот огромный лев вкушал ужас, тем он был и интересен Калиме. По сравнению с ним львица была маленьким львёнком. Кошка уселась перед входам в королевскую пещеру не решаясь заходить и так там было слишком напряжно. Конфликт между двумя львами, только этого сейчас не хватало. Надо бы вмешаться, но зачем? Чтобы тоже получить по тыкве? Нет, лучше сидеть и наблюдать, хотя это тоже неправильно.
Но тут, конфликт немного развеялся, когда в поле зрения появилась необычная львица,  сообщив всем весьма неприятную новость. Ну вообще зашибись! Видимо теперь даже охотиться будет опасно. И так и так без лекарства погибнешь. Думать сейчас о смерти не лучшая идея. Как же плохо обстоят дела! Неужели нельзя было сделать так, чтобы все наладилось. А вдруг весь прайд вымрет! Львица фыркнула, пошевелив темными усами. Не нужно сейчас паниковать и давать волю эмоциям. Услышав ещё о том, что пришедшая уходит за лекарством и может не вернуться, ещё больше заставило волноваться воительницу. Черт возьми! Возьми себя в лапы! Все будет хорошо! Успокаивала саму себя Калима.

+1

403

Самым ожидаемым было невероятно быстрое перемещение Сарафины (а теперь Куоритч её узнал, стоило самке зашевелиться и двинуться поближе) в отчаянной попытке дознаться правду. Самец немного отвернул морду, хотя в этом и не было особой нужны - вряд ли сейчас подруга бывшей королевы и бывшая подруга короля вспомнила бы о существовании того, кто последним "видел тело" её дочери. Но куда интересней истерики львицы был разговор мужчин.  И первый же издевательский почти плевок Скара заставил серого самца невольно изогнуть губы в саркастической улыбке - Скайварп всегда отличался прямолинейностью, нетерпимостью и...собственным складом ума. Полковник порой недоумевал, почему король держит столько вольно ведущего себя телохранителя рядом с собой, но когда они общались наедине, это хотя бы не вызывало вопросов. Скай был на самом деле куда большим идиотом, если вообразил, что имеет право критиковать короля при всех. Кажется, только сейчас Скар заметил, как сильно он запустил проблему охраны собственной тушки.
Когда эта самая тушка подошла к Куоритчу, сам лев повернулся так, чтобы быть препятствием между венценосным и охранником. Пока Скай будет переваривать слова короля, тот явно успеет приказать что-то, что прямо-таки написано у матёрого льва на лбу.
Снова охрана.
Слава богам, что на этот раз хотя бы не за котятами.
Куоритч предполагал, что, с момента назначения Мхиту официальным наследником, первое же указание Таки будет слежка и оберег нового тела. И был рад, что приказ поступил так скоро, ведь теперь Куоритч мог вполне легально удерживать своего протеже от посягательств и глупых поступков.
Подтверждением "принятия" приказа был тихий звук скрежущих по камням выпущенных когтей. И лишь одно слово в ответ, сопровождаемое всё той же ухмылкой: "Намного".
Но улыбка редко задерживалась на морде Куоритча. Обдумывая новое задание, лев вернулся к своему по обыкновению мрачному выражению. Угрюмо исподлобья глядя на каждого присутствующего, Полковник подмечал каждое изменение их эмоций. Вот Скайварп, всё ещё жаждущий прямых объяснений, прямо-таки едва себя сдерживает. Или не сдерживает - тот всё-таки возник прямо перед королём, высказывая всё, что думает о его политике и назначении Мхиту наследником.
Боги, Скай, ну что ты так боишься непонятно за что.
Если бы в привычке Куо было фейспалмить, он бы это сделал. Но он только фыркнул и состроил страдающую мину.
На этом утёсе есть хоть кто адекватный?
Оп-па. Кажется, кроме Куо и вправду никто. Ибо на этот раз Мхиту выступил против Ская, впрочем, озвучивая всё то, что хотелось бы сказать и Куоритчу. Вздохнув, лев встал между телохранителем с новоиспечённым наследником, чтобы не допустить драки прямо тут. Что-т именно этой ночью Куо слишком часто представлял себя барьером.
Но тут сам Мхиту обратился к Куо, и тот с готовностью обернулся. И получил вольную?
- Я ожидал этого, - как всегда сухо проворчал Полковник, - Не бойся.
Вот сейчас он точно не намеревался покидать утёса, пока все страсти не улягутся или хотя бы не будут затоптаны в пыли или грязи. Коротко вздохнув, лев поднял голову и, сделав пару осторожных и напряжённых шагов в сторону разъярённого Скайварпа, взглянул ему в глаза. В своей преданности Скай не имел границ, но порой ему так не хватало дальновидности...
Серый подошёл на достаточное для пониженного голоса расстояние и произнёс:
- Скар ничего не делает просто так. Раз он объявил Мхиту наследником, значит, это нужно для укрепление его собственной власти, - слово "собственной" лев специально выделил, - Не стоит при всех выяснять причину. Он объясниться с тобой позже, я уверен.
Конкретно Куоритч видел в объявлении наследника перестраховку и массовое успокоение, дескать, если что, есть наследник, но ему стоит многому научиться. Да и те, кто бsk сейчас не очень доволен политикой Скара, к Мхиту относились в большинстве своём более мягко. Такому бы многое простили...
А вот грубость не простили бы. Скар успел спуститься к подножью, к народу, а остальные почти замерли на утёсе. Мхиту утешал свою мать, что неудивительно, Скайварп, верно, думал, кого из присутствующих на скале он распотрошит первым... А Куо вглядывался в небо, мрачно ожидая участи.
Его привлекли звуки снизу. Одна из молодых львиц прощалась с прайдом, объясняя это смертью родных и вообще геройском поведении. Теперь лев едва ли не в несколько прыжков преодолел расстояние с утёса до площадки под ним. Сейчас он без боязни оставил Мхиту, ведь он и объяснил Скаю, чего ему ждать, и знал, что в такой истерике мать, а именно Сарафина, просто порвёт каждого, кто посмеет посягнуть на её якобы единственное дитя.
- Стоять, - приказал он в спину маленькой серой львице с совой на плече, - Границы закрыты. Никуда с земель прайда ты не уйдёшь.
Приобернувшись, он произнёс достаточно громко, чтобы слышали те, кто стоял у подножия:
- Птицы донесли вести, что Рафики разгадал загадку чумы. А ингредиенты  для него можно найти на землях НАШЕГО прайда, - ещё одно специально выделенное слово, - Поэтому хоть что-то сведущие в целительстве и жаждущие помочь должны идти на кладбище слонов, - лев раздражённо дёрнул плечом, вспоминая обычных обитателей кладбища, - или к рекам. Но ни шагу за границы. Это будет расценено как измена. А вы знаете, что бывает с изменниками...
Он вновь вернулся к своему обычному мрачному состоянию. И по легенде Скара, и по реальным обстоятельствам предатели не особо котировались и участь их была предрешена. Разница была лишь в лапах исполнителя и способе свершения "правосудия".
Если кто и жаловался, то он делал это про себя, а Куо был относительно доволен.

+6

404

Весь мир Сарафины в этой постепенно подходящей к своему концу ужасной ночи был сосредоточен лишь на Скаре и Мхиту. И мыслях о Нале.
Она не обратила внимание ни на выпад Скайварпа, ни на обращение короля к Вороне, ни — чуть позже — на странное (во всех отношениях) заявление Моши. Всё это было не важно. Необходимо было лишь разобраться в этой непонятной ситуации с её дочерью и выяснить, где сейчас находится Нала и в каком она состоянии.
Но первые же действия Скара заставили львицу напрячься и понять, что всё не так просто — как только лев начал обходить самку кругом, предательские мысли о самом худшем вновь возродились в душе Сарафины. Те мысли, которые в итоге, к ужасу матёрой львицы, оказались правдой.
Каждое слово короля болью врезалось в душу светлошкурой. Глаза вновь расширились от ужаса, и самка медленно осела на землю, со страхом и болью глядя на Скара, так жестоко и бессердечно поступающего сейчас с ней. Она прекрасно понимала, что всё кончено, — особенно сейчас, когда ей было сказано это напрямую, — но всё же какая-то часть самки всё ещё отторгала эту информацию, говорила, что это ложь, что Нала жива и здорова. Материнский инстинкт или отчаянное желание покинуть эту реальность?..
К концу речи черногривого Сарафина уже глядела себе под лапы каким-то пустым взглядом, полностью отрешённая от этого мира и погрузившаяся в собственные мысли, но несколько слов Скара всё же заставили её поднять голову и с недоумением посмотреть на правителя:
Вижу, что новость про Мхиту тоже прошла мимо твоих ушей.
Что? — самка даже не знала, хочет ли слышать эту новость. Конечно, Мхиту был здесь, стоял перед прямо сейчас, живой и здоровый… но волнение всё ещё не отпускало Сарафину (и вряд ли отпустит так скоро), поэтому она сразу же решила, что новость плохая. А новые потрясения сейчас были нужны меньше всего. — Мхиту? — полный беспокойства взгляд, брошенный на сына. — Мхиту, о чём он…
Но куда уж там! Молодой лев, оскалившись, пронзал взглядом королевского телохранителя, произнося в его сторону гневный монолог. Погружённая до сих пор в свои мысли, Сарафина, конечно, пропустила причину такого поведения, но вид Скайварпа, откровенно говоря, был жуткий, поэтому, поспешно поднявшись с камня, самка подошла поближе к сыну:
Мхиту…
“Не стоит”, хотела произнести она, но не решилась. Впрочем, сын и без того закончил свою тираду. Произнеся пару фраз, адресованных Куоритчу, молодой лев подошёл к матери и потёрся головой о её шею. Переполненная грустью и нежностью, Сарафина крепче прижалась к сыну, чуть слышно заурчав. Теперь он — единственное, что осталось у неё в этой жизни. Он и Керу.
И хоть слова сына звучали более мягко, чем слова Скара, они причиняли не меньшую боль — склонив голову и зажмурив глаза, Сарафина покрепче прижалась к боку Мхиту:
Я всё ещё не верю, что её больше нет с нами…
Она готова была сидеть так хоть целую вечность, забыв обо всём остальном мире, но оставался ещё один неразрешённый вопрос, который так мучил самку. Чуть отстранившись от бока молодого льва, Сарафина подняла голову и попыталась заглянуть в глаза сына:
Мхиту, о какой новости говорил Скар?

+5

405

Эмпатка уже приготовилась с радостью сбежать подальше с общего собрания превращающегося в  балаган, но все ее планы разлетелись кто куда, как стайка пернатых, испугавшаяся приближения хищника. И хищником этим был Скар.

- Успокой её, пока Сарафина по своей же глупости не последовала за дочерью, - властный тон льва, как и резкий взгляд ядовито-зеленых глаз, моментально обрезал Вороне крылья.

Вот и все, капкан захлопнулся. А ведь свобода была так близка ...

Лапы серошкурой тут же парализовало от ужаса, когда до нее дошел смысл приказа Короля, будто она и есть та самая замешкавшаяся пташка и сейчас ее вот-вот сожрет клыкастый охотник. Все внутренности сразу сжались в тугой ком, то ли от проведенной параллели, то ли от яркого представления ЧТО с нею будет, стоит ей лишь приблизиться к обезумевшей от горя львице, ведь она еще явственно помнила отголоски чужого горя на собственной шкуре, которое захватило мать, потерявшую сегодня дочь. О, нет-нет, Ворона ни в коем случае не желала вновь окунаться в этот кошмар.

Однако приказ есть приказ и осуждать решение своего Царя не представлялось возможным. Она боялась навлечь на себя его гнев, который тут же охватил бы ее с головы до пят, проецируясь обратно на источник этих эмоций - Скара. И что же тогда? Она бы зарычала на своего Короля? Осмелилась выплеснуть на него его же злобу? Брр, таких мыслей даже допускать не стоит, иначе можно оказаться десертом для ручных собачек Скара, которые с удовольствием обглодали бы ее маленькие косточки.

Вороне оставалось лишь еще сильнее сгорбиться, мрачно готовясь пройти через все уготованные ей круги ада, и молчаливо склонить темную голову перед Царем, продемонстрировав свою покорность и необычное пятно, струящееся от лба по холке, по выпирающим от исхудания позвонкам до самой кисточки хвоста. Несмотря на то, что внутри  творился полный кавардак, львица все же сумела сохранить лицо, пресекая любые попытки возникновения отражения ее эмоций на морде. Не в первой и не в последний раз скрывать то, что она чувствует. Лишь только в ярких глазах мелькал едва ли кем-то замеченный страх.

Кошка собралась тенью скользнуть прочь от всеобщего, в том числе и Царского внимания, как вдруг в поле зрения перед мордой Скара втиснулся пышущий злобой Скайварп, что эмпатку аж чуть не снесло горячей волной ярости. Самка с трудом подавила зарождающийся гневный рык на Скара, скопированный от Ская, виртуозно сумев выдать его за кашель, а затем, мысленно взвыв от творящегося, поспешила убраться подальше от разыгравшейся драмы между Королем и его телохранителем - ловить их флюиды и ненависть ей точно нельзя, и без этого уже хватает проблем. Но только Ворона выпорхнула из одного кошмара как вляпалась в другой, чуть ли не столкнувшись носом огорченной Моши, пропахшей страхом и резким запахом трав. Ворона мысленно взвыла и с безумными глазам отскочила прочь как ошпаренная. Весь прайд как-будто сошел с ума.

Оказавшись наконец относительно одна, по-крайней мере никто с неуравновешенным состоянием не слонялся вокруг нее в опасной близости, эмпатка уняла бившую ее мелкую дрожь и нервно пригладила вздыбившуюся шерсть. Пока Ворона с трудом восстанавливала свое эмоциональное равновесие, она краем уха уловила слова второго телохранителя Скара - Куоритча.

- Птицы донесли вести, что Рафики разгадал загадку чумы. А ингредиенты  для него можно найти на землях НАШЕГО прайда. Поэтому хоть что-то сведущие в целительстве и жаждущие помочь должны идти на кладбище слонов или к рекам. Но ни шагу за границы. Это будет расценено как измена. А вы знаете, что бывает с изменниками...

Да уж, была бы возможность Ворона бы давно слиняла из прайда, где сейчас творился сплошной кошмар, особенно для нее, той, которая не волей настраивалась на чужую волну. Без Кагора, ее верного друга, Ворона уже давно свихнулась бы ... и где он вечно шляется, когда так нужен?! Но ничего, покончив с выполнением приказа Короля, можно будет оставить шумный утес с его ужасами и страданиями позади.

Бросив вымученный взгляд на свою цель - песочную самку, Ворона тяжело вдохнула и нехотя поднялась на лапы. Неуверенно сделав сначала мелкие шажочки, будто она львенок который только-только учится ходить, Ворона резко дернула хвостом и остановилась, балансируя на тонкой границе своего и чужого сознания.

Давай же, ты сможешь ... уведи ее отсюда, уйди от чужих взглядов подальше, а потом можешь сбежать, якобы искать лекарство ...

Однако несмотря на свои же уговоры, приближение к светлошкурой  было сродни пытке, словно добровольное погружение в болото. С каждым шагом эмпатку все больше и больше душили чужие эмоции и когда Ворона подошла уже чуть ли не вплотную, ее изрядно потрясывало, она задыхалась, а глаза были как два огромных озерца, которые вот-вот выйдут из берегов, затопив все вокруг. Мхиту с Сарафиной уже заканчивали разговор, и Слава Ахейю,  молодой львице было явно не до их болтовни, она как подкошенная ввалилась в их оплот скорби, не разбирая и не видя сквозь слезящиеся глаза кто есть кто. Она различала их только по исходившим от них эмоциям и пыталась оказаться ближе к Мхиту, от которого не так несло болью как от его матери, но, увы, горечь Фины затмевала все вокруг.

- Пожалуйста ... прошу вас, давайте уйдем, - надрывным полушепотом выдавила из себя эмпатка и тут же опустила морду к своим грязным лапам, пряча глаза, - я очень сожалею, Нала была тоже дорога мне и я понимаю вашу горечь утраты, но нам нужно уходить.

На самом деле Ворона мало общалась с погибшей, но как объяснить отчего она тут так страдает? Так что эта ложь была оправдана, к тому же насчет второй части Ворона не соврала, она и вправду ОЧЕНЬ понимала Сарафину. Молодую самку била мелкая дрожь и Ворона очень хотела бы выдать ее за озноб от переохлаждения, благо намокшая от дождя шерсть явственно облепила ее костлявое тело, являя миру угловатые очертания скелета сквозь тонкую кожу. Морда же так и оставалась опущенной, старательно избегая взгляда обоих, а уши намертво прилипли к черепу.Но как бы эмпатка не желала, а чужие эмоции грубо прорывались  наружу, резали душу, сдавливали  когтями сердце, отчего оно принималось биться быстрее и быстрее, еще скорее разгоняя страх и ужас по сосудам. Страх потерять контроль.

В ушах Вороны стучало, словно голова решила взорваться, а зубы с силой сжимались чуть ли не до скрипа, прокусывая губы до крови. Но именно эта мелкая физическая боль, ЕЕ боль, на краткий миг отрезвила Ворону, позволив ей вынырнуть из засасывающего болота хоть немного. Кошка тут же настойчиво подтолкнула Сарафину в сторону противоположную от Скара, они даже сумели сделать пару шагов, прежде чем эмоциональный шквал наконец нагнал свою жертву, в этот раз утопив ее с головой.

Твою же мать.
 
Чужие эмоции вихрем накатили на Ворону, словно гиены почуявшие раненную дичь. Они ворвались внутрь непрошеными гостями, перевернули все и вся, так, что теперь не разобрать: где ты, где ошеломленный новостями брат погибшей, а где убитая горем мать. Все смешалось.

Ворона чуть не взвыла от горя, она споткнулась и остановилась, не осознавая кто она, потеряв себя среди нахлынувших чувств. Сердце готово было остановиться от подобной пытки, лапы подкашивались, самка ничего не видела, все расплывалось. А в голове гудели голоса.

Нала, моя девочка ... как же так ...

Все существо содрогалось от мысли, что ее больше нет.

Нала не твоя девочка, возьми себя в лапы, глупая.

Ее собственное сознание ворчало, но слишком тихо и невнятно, чтобы Ворона разобрала его слова. Она тонула, захлебывалась и ни-че-го не слышала, только чувствовала, чувствовала такую боль и страдание, которые не унять целебными травами ...

Наружу чуть было не вырвались рыдания, с таким трудом сдерживаемые, как неожиданно сквозь рой мыслей, чужих переживаний, сквозь этот водоворот  прорезался один четкий голос, оказавшийся лазейкой наружу из темницы ее сознания, живительным глотком воздуха:

- Равенна, - Черный крупный ворон спикировал ко львам и грубо тюкнул серошкурую самку в черепушку, которую трясло будь здоров, а после, совершенно не обращая внимания на остальных, продолжил еле слышно каркать своей подруге в ухо, - Все нормально. Дыши, слышишь? Давай, девочка, соберись и тащи свой костлявый зад подальше отсюда. 

Неприятный скрипучий голос казался для сходящей с ума эмпатки чуть ли не самой прелестной музыкой, за которой она радостно бросилась прочь из охватившего ее безумия. Пурпурный взгляд прояснился, хотя в нем еще можно было увидеть мрачные тени испуга, а спина кошки почти выпрямилась. Кагор как никто другой имел уникальную способность привести эмпатку в чувство лишь только своим присутствием, а появился он очень и очень вовремя. С ним она могла вздохнуть спокойно, с ним она могла больше не бояться.

- И вправду, пора уходить, - Ворона обернулась к Сарафине, все еще с затуманенным после пережитого взором, и в этот раз непривычно ласково подтолкнула ее снова вперед, а потом и вовсе прислонилась тощим боком, подперев на сколько это возможно (а возможно непроизвольно подпираясь сама, чтобы не свалиться на ослабленных лапах), - Пойдем.

+

Ворона переживает сильную эмоциональную вспышку благодаря умению Эмпат, из-за чего не сможет два следующих поста совершать какие-либо сложные действия.

Отредактировано Ворона (25 Окт 2016 22:53:04)

+6

406

Никто не слышал треска вокруг скалы? А гула? Такого, что перепонки в ушах судорожно сворачивались в трубочку и уползали намного глубже изначального места своей дислокации? Вибрации воздуха, настолько насыщенной свирепостью и злобой, что по тяжести своей могла бы поспорить с тяжестью самой скалы Предков. Именно это излучал сейчас Скар, широко раздувая ноздри и оголяя клыки в сторону своего сильного, но недалекого телохранителя. При такой-то силе... Хотя, на памяти Таки уже был один "габаритный" экземпляр, которого так легко было обмануть и отправить к праотцам. Правитель дернул взглядом ниже себя и взгляд еще зажегся гневом еще больше. Все его подданные не могли не услышать выпад Скайварпа на своего короля и теперь с шоком и любопытством наблюдали за реакцией Скара.

- Ты забыл своё место, - выпуская со свистом воздух, точно в горле застряла полая ветка, Така нервно дернул ушами, почти пряча их в гриву и голос его становился всё холоднее и злее, - кто ты такой? Какое ты имеешь право дерзить или осуждать мои решения, Скайварп? - зеленые глаза уже не светились в темноте, но искры в них походили на давнее пламя, что покрыло почти всю Саванну, выжигая всё на своем пути, - подобное просто недопустимо.

Словесно, но Скар получил пощечину по своему самолюбию, откровенно показывая свой характер в тот момент, когда надо быть более разумным и тихим. Этот балбес мог показать своё недовольство Скару наедине, без свидетелей и тогда бы правитель успокоил его, пообещав, что умрет не раньше, чем последняя извилина его мозга не перестанет цепляться за власть. Иметь в наследниках почти любимчика Прайда, вести его по "верному пути", быть "достойным" отцом. Така бы мог перечислить много разных способов обдурить головы своих подчиненных настолько ловко, что те и не поняли бы. Но Скайварп всё испортил и тем самым поставил себя в очень хреновую ситуацию. За спиной монарха раздался знакомый до брезгливых мурашек по вей шкуре смех, а следом появились две пары гиен. Матерые, местами сильно покоцанные и покрытые давними шрамами, падальщики, встали за спиной своего "спасителя" и уставились на огромного льва, будто съесть его желали. Конечно, этого им в жизни не удастся. Скайварп просто раздерет их, чем еще сильнее ухудшит своё шаткое положение.

- Тебя бы казнить, - переходя со злобы на типичную свою речь, Скар приподнял морду и отрешенно взглянул на всех животных, точно те могли решить за него судьбы нерадивого охранника, - но нет желания портить утро смрадом твоей крови, Скайварп. Сходи к границам и проверь патрули гиен, проветри голову, а потом возвращайся в пещеру. Там и поговорим. Джахири и её ребята тебя проводят

Одна из гиен снова захохотала и, дав возможность монарху спускаться дальше, взяла со своими ребятами Скайварпа в кольцо. Така почти сошел на грязную землю, предвкушая очередное хлюпанье и вонь гнили, когда остановился и оглянулся на красного самца. Вычудит ли он сейчас что-то или все же прислушается к голосу разума и успокоит свои "праведные" порывы? Терять такого приспешника будет редкостной глупость, но каждый приспешник должен быть верен! Верен, но не фанатичен до веры. И стоило правителю сделать еще один шаг вперед, как началась очередная словесная вакханалия перед его носом.

На этот раз какая-то из малознакомых Скару львиц выскочила перед прайдом и начала говорить давно известное и очевидное. распускала нюни, жаловалась на жизнь и всячески агитировала отправиться на поиски лекарство от чумы "вотпрямщас". Морда Скара чуть не треснула от перечня всех эмоций на ней. От непонимания, до желания отменить наказание Скайварпу, если тот сейчас же эту мелкую львицу отправит к её погибшей семье. Но спокойствие, только спокойствие. Нельзя было столь откровенно делать то, что явно хотел сделать если не второй, то каждый третий член Прайда после услышанного. Но даже сейчас, когда Скар потерял веру в здравый ум каждого из собравшихся, старый-добрый Куо не разочаровал его. Наоборот, дал надежду на трезвые мозги в это мутное утро. Серый лев говорил твердо и громко, и Король даже не мешал ему, но когда тот закончил, подозвал к себе привычным движением лапы, намекая на разговор:

- Пускай лучше просто уйдет, - прошептал Така подобно змее на ухо Куо, - и больше не появляется, а если прижмет - отправишь за львицей пару гиен. Паники мне еще тут не хватало, итак живность мрет на каждом шагу.

А утро тем временем продолжало занимать свои права, моросящий и надоевший дождь прекратился, но вокруг всё покрылось молочной дымкой, скрывая от взгляда Таки самых младших или лежащих в грязи подданных. Он втянул прохладный воздух носом и медленно выдохнул, плавными волнами отгоняя от себя белую пелену. Он слишком долго и много говорил. Устал. Не хотел больше видеть тех, кого оставил на утесе. Пусть выполняют то, что им приказано и отстанут от своего царя хотя бы на пару часов. Скар устал от балагана и хотел поспать. Даже на отражение свое смотреть не хотелось, ведь оно наверняка будет смотреть на него точно на идиота. Потому что только идиот оставит в живых Скайварпа и пропустит мимо ушей угрозу вымирая Земель Гордости. Да, надо будет потом отправить львиц на поиски трав или чего так надо было для лекарства? Рафики, предки тебя раздери за твоё исчезновение.

Король медленно направился  в сторону своей пустой и уже снова любимой пещеры, когда его окликнули. О, тот явно хотел смерти, раз решил помешать Скару отдохнуть от своих дел.

- Чего тебе? - не скрывая своего недовольства, ведь успел отойти от гиен и львов, Така хлопает лапой по грязи и марает ею итак грязную гиену, оставляя на её левом боку пару клякс, - найди мою жену, да к ней приставай, ей пора успокоиться и вспомнить про обязанности.

- Но сэр, - мелкая гиена засеменила задними лапами и начала по-идиотски вилять хвостом, - там медведь, за скалой!

Така взглянул на падальщика, точно тот на его глазах сожрал галлюциногенной травы и начал распевать песенки про мир с травоядными и на разрешение любовных отношений между разными видами животных. Собственно, появление медведя на территории его земель и нахождение его вблизи скалы звучало по грузу идиотизма и опасности одинаково. Но уж лучше бы мандрил с львом, да видят Предки!

- Что тут забыл медведь!? Кто его пустил сюда? Куда смотря патрули!? - злобно выдавал король вопрос за вопросом, резким движением головы отправляя гиену крупом в грязь, - совсем сдурели!? Где он? Живо показывай.

Скар почти подпинывал мелкую "шестерку", пока шел за ним же. Он мысленно снова хотел простить своего телохранителя. Да, сейчас они бы с ним вместе лапами морды закрывали и называли окружающих идиотами. Потому что только идиот, а не гиена, мог притащить косолапого в прайд ослабленных голодом и болезнью, львов.

- Идиоты, меня окружают одни идиоты, - хрипло повторял нервным и уставший король, которому только ожившего братца с племянниками для полного счастья не хватало.

-->Заводь

Отредактировано Скар (3 Ноя 2016 21:12:17)

+7

407

Наводить панику сейчас было бессмысленно. Атмосфера накалялась и это чувствовалось. Внутри стало не по себе, будто много маленьких жучков своими маленькими конечностями, пробежались по всему телу и уползли в ближайшую дырку в скалистой поверхности. Львица не хотела в этом участвовать, тем более, что вместе со злобой и непониманием, возникло ещё и горе..горе Сарафины. Бедная львица наверно не знает теперь, что делать и как быть. Выживать! Выживать дальше, а не сопели жевать.

Вот, темно-шерстная львица попыталась успокоить Сарафину тем, что нужно уйти от сюда. Действительно, в такой обстановке можно не только в депрессию попасть, но и разум свой повергнусь в насилие. Кали больше не наблюдала со стороны за горем львице. Это уже надоедало. Теперь ей был снова интересен Король. Он хоть и был уже не молод, но харизма и шарм в нем ещё остался. Ему тоже не нравилась эт обстановка. В таком возрасте нужно больше тишины и покоя, а ему приходится ещё править. Но когда твой разум искушён властью, ради этого ты готов на все.

Скар предпочёл скрыться от негативного общества, отдохнуть и побыть со своей семьёй, но его планы обломала очередная проблема. Калима решила подслушать и как бы тоже принять участие, чтобы Король заметил её. Мерзкое создание, что-то невнятно говорила и Кали так и не поняла, что именно. Эти гиены, даже докладывать нормально не умеют, а их ещё и в союзники брать. Но, так решил Шрам и обвинять его в неправильности своих действий, Калима не могла.
Услышанная весть явно не обрадовало Короля и уже только из его уст, Кали смогла услышать слово "медведь". Медведь? Какого? Видимо тот, кто сидит там на небесах и смотрит на все это, просто решил поиздеваться над нами! Это наверно никогда не кончится . Король, недовольной вестью, решил отправиться на место, где гиена сумела увидеть медведя. Калима отправилась за Королем. Телохранители все были заняты конфликтом, а Кали не могла Скара оставить одного без помощи. Нет, она не сомневалась в нем, но все же лучше лишний раз подстраховаться. Спустившись по скалистой поверхности, Кали направилась за львом. Он наверняка её уже заметил, но видимо не придал этому значения, жаль.

-----------Восточные берега реки Зимбабве

Отредактировано Калима (26 Янв 2017 18:14:58)

0

408

Дальнейший порядок отписи: Мхиту, Куоритч, Моши
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

409

Мхиту находился подле своей матери и старался утешить ее, как и любой сын, который желает поддержать любимую львицу.  Он стоял рядом с ней, поддерживая своим плечом и внимательно слушая ее, чтобы суметь успокоить. Но помимо  него еще появилось несколько львиц,  одна из который была отправлена отцом специально к Сарафине, чтобы успокоить ее. Решив, что теперь он тут не нужен, лев хотел вернуться к отцу, так как у Мхиту было несколько вопросов, касательно своего нового положения в прайде.  Но как раз в этот момент мать спросила про новости королевства, которые касались ее сына. Развернувшись к ней, Мхиту сел напротив матери и тяжело вздохнул.
- Мама, ты наверняка услышала, что все наследники отца погибли от болезни. Он остался без наследников и поэтому только что, Скар объявил перед всем прайдом, что теперь я его наследник и принц. Вот о чем говорил отец.
С одной стороны лев был горд тем, что отец оценил и отметил его перед всем прайдом, но с другой он был опечален смертью своих братьев. Да, быть может, Джоффри был и не самым лучшим львенком, но все же они был еще столь юн, и Шетани взял и забрал его вместе с еще одним братом. Эти смерти были настоящей трагедией для всего королевства, и Мхиту был так же опечален всем этим, как и все львицы и львы. Только он умело скрывал это, ведь не хотел показаться слабым, особенно сейчас, когда он начал что-то значить.
Немного придя в себя, Мхиту поднялся на все свои четыре лапы. Потеревшись головой о шею своей матери, лев еще раз тяжело вздохнул, но сейчас нужно было быть подле отца, чтобы тот смог научить его как же быть принцем прайда.
- Мама, не уходи далеко никуда, ты мне сейчас как никогда не нужна. Мне нужно ненадолго тебя покинуть, так как появились неотложные дела, связанные с моим положением, но после них, я хотел бы просто побыть с тобой. Обещай мне, что будешь осторожна и никуда не уйдешь со Скалы Прайтленда.
Мхиту внимательно смотрел матери в глаза, ожидая ее ответа. Однако именно в этот момент Мхиту услышал про медведя, который зашел на территорию прайда. Более того, лев понял, что Скар решил отправиться один туда, чтобы разобраться с проблемой, что чревато определенным риском и последствиями. Мхиту не мог и не хотел рисковать жизнью своего отца, поэтому в последний раз посмотрел на мать и развернулся, спускаясь с Церемониального утеса, медленно ступая по лужам. Скар успел значительно вырваться вперед, но Мхиту шел гораздо быстрее, ведь желание помочь отцу было велико. Кроме этого в голове льва было много вопросов, на которые мог ответить только отец.
Слишком много произошло за один вечер, для многих членов прайда, е только для Мхиту, но на него свалилось не мало дополнительных обязанностей. Теперь он должен был не только стараться обеспечить едой королевство отца. Теперь он должен был помогать ему в управлении парйдом, а Мхиту был новичок в этом деле и нуждался в наставлении того, кому был предан всей душой.
-->Заводь

+1

410

Она только что опозорилась в её же собственном духе. Лучше бы было сразу же идти за ингредиентом, не прощаясь. Но зато теперь она знала, что лучше искать на землях своего прайда.
- Идём, Торпеда, - шепнула она, когда Куоритч вернулся в своё обычное состояние, - Скорее. Ну же, почему ты лежишь?
Мошка потрогала сову лапой. Она не дышала. Её сердце не билось. Значит, она умерла.
- Прощай. - сказала она и взяла маленькое тельце в рот. Сейчас это бы казалось смешным, но Торпеда была львице другом. А друга надо хоронить достойно.
Моши отошла в сторону, подальше от народа, смотрящего на львов со скалы. Она увидела, что все начали расходиться. А Король Скар пошёл в сторону Заводи.
Он же убьёт медведя!
Сначала львица раскопала ямку и положила туда мёртвую сову, стараясь не повредить ни одно пёрышко. Когда всё было закончено, Моши старательно закопала тельце. Она хоронила сову одна. И у неё не осталось больше никого, кто может рассказать ей о потерянной семье. Осталось найти последнего родственника одной. Львицу посетило предчувствие, что она где-то на Землях Прайда и ей тяжело.
Первое, что пришло Моше в голову - Кладбище Слонов. Если она не поторопится, малышку Бусселию съедят гиены или заклюют стервятники, которых кстати, было на Землях Прайда много. Что-то внутри заставило Моши поглядеть на небо. Оказывается, в спешке она даже не заметила, что дождь закончился. Наступило утро, всё было в тумане. А сейчас львица бежала спасать медведя.
--->Заводь.

+1

411

Ситуация уже тлела, становясь из горящей просто тёпленькой. Равномерное шипение короля на ухо только подсказало Куоритчу, что разминка не за горами. Кивнув Скару в ответ, лев демонстративно, даже не взглянув на серую львицу, вернулся на утёс, надменно оглядывая немного ошарашенных всем собравшихся. Заметив уходящего наследника, лев только дёрнулся вслед, когда взгляд упал на окружённого падальщиками Скайварпа и Сарафину, возле которой еле передвигая лапы - отчего вдруг такая тощая? - вилась тощая самка, та самая, что своим решительным желанием порешать вокруг все дела зацепил Скар. Фыркнув, лев негромко произнёс, обращаясь исключительно к темношкурой:
- Потом сходи поесть, в общей пещере осталось что-то.
Это не было заботой об истощавшей самке. Куо испытывал раздражение по поводу всей ситуации с вынужденной голодовкой. Он, конечно, и сам не блистал наеденными боками - рёбра телохранителя тоже немного выпирали, но его внешний вид спасался мышцами. А вот такие тощие самки не могли ни охотиться, чтобы самих себя и прайд прокормить, ни защитить( и защититься) в случае чего. В общей пещере и вправду остались какие-то куски, брошенные то ли им самим, то ли ещё идиотом-Сандором, то ли какой-то другой львицей прайда. Куоритч не собирался охотиться конкретно для этой самки, даже имени которой он не знал - он видел её в прайде, но никогда лично не интересовался (тем лучше было для самой самки) - но позволять бойцам или охотницам умирать от истощения, особенно сейчас, было бы совершенно глупо. Все планы портила чума, последствия которой даже проявлялись только после охоты. Такая игра со смертью не радовала никого, а есть всё равно хотелось. Балансируя на грани, прайд как-то ещё умудрялся выживать, хотя и очень сомнительно.
Решив заняться поисками ингредиентов лично, Полковник направился к фактически осаждённому гиенами Скайварпу. Незаметный для окружающих жест Скара был очень правильно и однозначно воспринят телохранителем. Он требовал, чтобы Скай перестал так хамски вести себя с королём и тем более законным наследником. И хотя Куо считал, что распущенность Скайварпа - это исключительно его, скара, провинность, исправлять всё, как обычно,  должен был Полковник.
Втянув воздух сквозь сомкнутые клыки, самец негромко, но твёрдо приказал гиенам, которые фактически находились под таки  его начальством:
- По границам. Я разберусь лично.
Наверно, кто-то и был недоволен политикой Скара и среди гиен, но авторитет мощных лап Куоритча порой был куда прочнее, чем слова правителя. И даже эта кучка, ему незнакомая, с недовольством и щелчками зубами, но отошла, предпочитая львам разбираться лично. Тем более что Куо и так не заметил особо энтузиазма и желания драться в глазах главаря банды. Незнакомая самка гиены раздала указания своим сородичам, напоследок смерив обоих гривастых непонятно-мутным взглядом. Фыркнув ей "Топай", лев приступил к не самой приятной чатси действа.
Мотнув головой, указывая, куда им следует отойти, Куоритч быстро огляделся, следя, чтобы никто не помешал воспитательному процессу. Спустившись и фактически укрывшись за одним из выступов, Куо начал, несмотря на взрыкивания Скайварпа, разговор:
- Скай, ты глуп. Своими криками ты только что самолично едва не испортил всё, что задумывалось Скаром. Хуже того - ты подал пример бунта! Немного помолчав, лев вгляделся в белую пелену тумана, буквально окутавшую двух телохранителей. И почти тут же с размаху ударил лапой по морде Скайварпа. То ли от неожиданности, то ли по другой причине, тот потерял равновесие, пропустив следующий удар, который снова пришёлся по голове. Следующей атакой Куоритча стал прыжок в надежде опрокинуть. Львы были примерно одинакового размера и комплекции, оба относительно здоровы. И оба в ярости. Эта драка решала, кто из них двоих останется не просто при Короле, а жить. По какой-то счастливой случайности битва не затянулась на много часов - роса, осевшая на шкурах бойцов, помешала Скайварпу при очередном ударе вонзить когти в бок Куоритча. Изогнувшись, он впился в горло бывшего товарища, одновременно рывком вжимая его к скале. Лапы Скайварпа судорожно взметнулись, царапая плечи и лапы Куоритча, который сжимал челюсти и продолжал вдавливать льва в камни. В какой-то момент сопротивление ослабло, и Куо едва не допустил досадной ошибки, слегка расслабившись. Моўный удар по плечу чуть не лишил его равновесия, зато он же и позволил полностью сомкнуть клыки и рвануть на себя. Почувствовав на зубах кровь, Куо отпрянул, позволяя смертельно раненому Скайварпу отползти от стены. Кровь из разорванной артерии хлестала, забрызгивая редкие лужи и землю, а самец хрипел проклятия. Через пару секунд всё стихло. И лишь теперь, осматривая тело, Полковник заметил вмятину на затылке уже бывшего телохранителя. Удар о скалу оказался настолько сильным, пришёлся в какой-то острый выступ что кости черепа немного оказались повреждены. И Скайварп ещё продолжал сопротивляться!
- Боец. Слепой последователь, но не предатель, - высказался Куо,  отдавая последнюю дань уважения достойному противнику.
Прятать тело не имело смысла. Перепалку между Скаром и Скайварпом слышали многие, поэтому то, что последнего настигнет кара, не сомневался никто. А лапы исполнителя - это дело десятое.

----→ Бескрайние луга

Отредактировано Куоритч (14 Янв 2017 20:50:21)

+5

412

Свернутый текст

Несоответствия времени суток и погоды с теми, что на данный момент указаны в таблицы, вызвано тем, что я попросту вывались из игры почти на полгода. Не обращайте внимания/не бейте,  логичный переход был необходим всё же :D

Всё, что происходило этой ночью на Скале Прайда, будто и вовсе не существовало для львицы. Словесная потасовка Скайварпа и Скара, хлопочущая рядом с Сарафиной Ворона, монолог одной из прайдовских львиц о чуме. И дождь. Бесконечный, нескончаемый дождь.

Она так и продолжала сидеть, прижавшись боком к повзрослевшему сыну, что за свои два с половиной года не только успел догнать мать по размерам, но уже и был на порядок крупнее её. Этот факт вкупе с исходящим от тела молодого льва теплом согревал Сарафину этой промозглой дождливой ночью. Всё ещё не верящая в гибель Налы — слишком мало времени прошло, боль уймётся не скоро — матёрая самка глядела в одну точку, практически не моргая. Голова была пуста, как присутствовала и пустота в груди, и лишь находившийся после неё Мхиту дарил Сарафине хоть и небольшую, но всё же частичку тепла. Сейчас он был её якорем; тем, чьё присутствие помогло в первые минуты горя не сойти с ума от отчаяния.

Она не сразу услышала его спокойный голос, терпеливо повторяющий все слова короля. Лишь почувствовав, как молодой лев поднимается и отходит, чтобы встать теперь уже напротив её, Сарафина “очнулась”. Будь это другая ситуация, не принеси Скар дурные вести, она обязательно порадовалась бы за Мхиту. О, “порадовалась бы” — это ещё мягко сказано! Услышав такую замечательную новость — её отпрыск был объявлен наследником, будущим королём прайда! — любая мать была бы преисполнена гордости, любви и счастья. Она одной из первых бросила бы навстречу сыну с поздравлениями, она бы бы не находила таких слов, которые могли бы передать всё её восхищение отпрыском, она бы готова была летать от счастья!

Но всё это имело частицу “бы”. На деле же реакция Сарафины на слова Мхиту практически отсутствовала — лишь едва заметный кивок головы, дающий понять, что она услышала сына, и ответные ласки в виде лёгкого прикосновения щеками.

Обещаю, — едва слышный в шуме дождя слабый голос.

А затем — разворот к ней спиной и неспешное удаление со Скалы. Вот и всё. Её якорь исчез.

Она не заметила, как львы постепенно начали разбредаться по сторонам в поисках укрытия от дождя и тёплого и сухого места для ночлега. Несколько десятков секунд — и она уже сидит одна посреди Церемониального утёса. Съёжившаяся под проливным дождём и отрешённая от остального мира.

И вправду, пора уходить, — голос Вороны донёсся до неё как будто издалека. — Пойдём.

Как совсем недавно в разговоре с Мхиту, Сарафина не сразу отреагировала на слова шамана. Она ещё какое-то время сидела, не шелохнувшись и уставившись куда-то себе под лапы, после чего всё же подняла голову и, кажется, непонимающим взглядом взглянула на серую львицу, уже спешащую подставить матёрой самке свой тощий бок. Возможно, именно эти действия заставили убитую горем мать подчиниться воле Вороны, иначе она просидела бы в той неподвижной позе ещё чёрт знает сколько.

Спасибо, — доносится до шамана тихий голос львицы. Произносить какие-либо слова не хотелось. Как и куда-то идти. И о чём-то думать, и что-то делать. Но выбора ей, похоже, не оставляли.

Однако их путь не продлился долго — по раскисшей от грязи земле было тяжело ступать, желания передвигаться не было, да и сама Ворона, скажем откровенно, выглядела не лучше Сарафины (кто же знал, что она не по своей воле, но благодаря своей сущности помогала львице справиться с горем, вбирая в себя половину её боли).

Как только они нашли относительно сухое укрытие, было решено сделать передышку. Отдавшая в эту ночь слишком много моральных сил, Сарафину уснула сразу же.

***

Проснулась она в самый разгар дня. Вороны рядом не было. Не то, чтобы это сильно разочаровало самку — она не смела просить от шамана большего — но чувство одиночества и пустоты вернулось, не успела пройти и минута после пробуждения.

Всё произошедшее ночью казалось страшным сном. К своему сожалению, Сарафина понимала, что всё это было более чем реально, но теперь, когда её чувства пускай почти незаметно, но всё же немного улеглись, львица пыталась несколько отрешиться от мыслей об утрате. Увы — безуспешно. Она раз за разом прокручивала в голове произошедшие события, монологи, разговоры, действия, секунда за секундой возвращаясь в мгновения, произошедшие раньше, пока её не осенило: “Керу!”

Она договорилась встретиться с возлюбленным около Великого Ущелья ещё ночью, а теперь — пожалуйста, полдень. Не сомневаясь в том, что одиночка всё ещё ждёт её на условленном месте, львица поднялась с земли и потрусила в сторону места их встречи.

Как же она расскажет отцу Налы о её гибели?..

>>> Земли Гордости >>> Великое Ущелье >>>

Отредактировано Сарафина (8 Июн 2017 17:27:50)

+5

413

+

Сорян, я тоже как и Масло вылетела из временных рамок

Капли дождя стучали по спине, барабанной дробью выстукивая по хребту серошкурой какую-то известную только ему мелодию, но самое главное, сейчас он дарил для обессилевшей эмпатки чувства облегчения и очищения, как раз то что ей было нужно, поэтому кошка с удовольствием подставила непогоде свою морду. Глаза тут же залило водой, закрыв окружающий мир мутной пеленой. Едкий ужас, боль и прочие прелести пережитого медленно отходили на задний план, будто стекая со шкуры Вороны вместе с каплями дождя и превращаясь в убегающие прочь ручейки на земле. Было холодно, но самка не замечала мелкую дрожь, охватившую ее уже давно.

Какое же это счастье, когда твои чувства это только твои и ничьи больше. Ощущать как устало ТВОЕ тело, каждую ноющую мышцу, ощущать тяжесть во всех четырех лапах, чувствовать холод крадущийся по загривку. Понимать что голоден ты, а не кто-то около тебя. Для кого-то подобные было обычным и даже раздражительным, но не для Вороны, она впитывала в себя эту обыденность и была безумно счастлива в этот миг. Ведь можно было позабыть тот кошмар, в котором только что побывала эмпатка. Кошмар, где она потеряла дочь, подругу, сестру ...

Конечно, она все еще чувствовала бурлящие эмоции вокруг нее, не без этого, но они уже  были на заднем фоне и она могла контролировать их силу. Теперь с Кагором львица могла не бояться потерять контроль и стать игрушкой воли случая - разум ее был в безопасности и медленно восстанавливался. Ворон, словно учуяв о чем думала его подопечная, чуть сильнее нужного сжал когтистые лапы на плече самки, но Равенна даже не сморщилась, лишь позволила себе блаженно улыбнуться.

- Потом сходи поесть, в общей пещере осталось что-то, - долетел до Вороны голос телохранителя Скара, резко оборвав драгоценные и редкие минуты наслаждения.

Тощая самка удивленно вскинула голову, чтобы отыскать Куоритча глазами и понять, с чего бы такое внимание к ее персоне. Неужели забота? Но нет, Ворона уловила лишь едва заметные волны раздражения исходившие со стороны льва, а после он и вовсе резко развернулся и занялся делами. Уязвлено дернув ушами, Ворона беззащитно сгорбилась. Пора бы и ей заняться делом.

Моргнув, львица стряхнула капли влаги с ресниц и тайком взглянула на Сарафину. Та все еще пребывала где-то далеко-далеко, окруженная горем и несчастьем, которые не желали отступать. Впрочем в подобном состоянии самка пробудет еще долго, а сердечные раны закроются только спустя года, если вообще закроются. Слишком много Ворона знала о подобных потерях, хотя предпочитала бы никогда и не знать вовсе. Мать Налы была как в тумане и похоже даже не сразу осознала, что к ней обращаются, впрочем, эмпатка прекрасно понимала ее. Понимала в каком кошмаре Сарафина сейчас пребывала. Не нужны здесь слова, они не помогут.

Но вот, наконец, убитая горем мать тяжело поднялась и с помощью юной львицы сделала слабые шаги вперед. Ворона молчаливо шла рядом, приобняв самку хвостом и направляя ее, пытаясь выбрать более или менее проходимую дорогу для них обоих. Земля под ногами уже давно превратилась в месиво грязи и если не быть бдительным, то навернуться можно сразу же, окунувшись в грязь по уши.

— Спасибо, — раздался тихий шепот сбоку, который тут же поглотил шум дождя.

Эмпатка ничего не ответила, продолжая упрямо идти вперед на ослабленных ногах и вести за собой еще одну ослабшую душой и телом. Серошкурая лишь еще крепче прижалась к живому телу, будто стараясь вобрать в себя часть чужих мучений.

Совсем скоро, решив не мучить ни себя, ни Сарафину, Ворона посчитала, что они удалились достаточно от Скара и его свиты, а поэтому недолго думая кошка резко завернула в ближайшую пещеру. Ворон на плече возмущенно захлопал крыльями, пытаясь удержаться на столь резвой "лошадке", а затем и вовсе раздраженно каркнул и сорвался в воздух, залетая в пещеру первым. Стоило ему сорваться с плеча, как рассудок Равенны опасно покачнулся, норовя рыбкой скользнуть в очередную пучину беспамятства, но благо Кагор улетел не далеко и все еще был рядом. Просто теперь контролировать себя стало чуточку труднее, да и слабость говорила о себе.

Дальше Ворона и Сарафина, обе без сил на какие-то разговоры, чуть ли не сразу провалились в сон, стоило им устроиться более удобно и прижаться к друг дружке мокрыми боками. Последнее, что Ворона увидела перед тем как провалиться во тьму - смутные очертания Ворона под потолком, который пристально ее разглядывал.

- Спи. Я пригляжу за тобой, - тихо промолвил Кагор в тишине.

Но эмпатка уже не услышала его, уносимая на волнах сновидений куда-то очень далеко.

***

Ворона разлепила глаза, тяжело дыша и судорожно озираясь. Во рту все еще был привкус крови из ее очередного ночного кошмара, а в ушах звенел омерзительный хохот отца, всю ночь измывающегося над дочерью. Впрочем какую всю ночь, от силы ее половину, ведь Ворона никогда не может спать долго. Из-за этого уже привычная хроническая усталость, слабость, исхудание и прочие прелести недосыпа. Выспаться, на самом деле полноценно  ей удается очень и очень редко, да и то, чаще всего только при чьей-либо помощи. Например сегодня она сумела поспать какое- то время без кошмаров только благодаря усердию Кагора, в этом можно было не сомневаться. Однако всю ночь нести караул стареющий Ворон конечно не мог, и вот тогда ее сон медленно превратился в ужас.

Нервно облизнувшись, кошка уняла участившийся пульс и нашла глазами своего черного друга, убедившись, что тот размеренно посапывает. Чего не скажешь о Сарафине. Похоже сегодня не только Ворону мучили кошмары пол ночи - взрослая самка тяжело дышала и ворочалась, подергивая лапами во сне. А вокруг, ощутимые эмпаткой, витали страх и волнения.

Устало вздохнув, Равенна с трудом поднялась на лапы, немедленно ощущая как все тело запротестовало, отзываясь ломотой в каждом суставе. Но спать дальше кошка все равно не смогла бы. Да и безумно сводило желудок от голода. Что там говорил Куоритч? Кажется где-то оставалась еда. Неплохо было бы подкрепиться, иначе сегодня молодая самка точно где-нибудь свалится.

Посмотрев на свои грязные лапы и хвост, покрытый чуть ли не коркой грязи, самка недовольно фыркнула, отметив что неплохо было бы смыть с себя всю эту грязь. Но чуть позже. Сейчас она даст Кагору поспать еще чуть-чуть, пока Ворона набьет себе желудок полу свежей едой. А вот что делать с Сарафиной Равенна не имела понятия. Будить ее не хотелось, потому что кошка не имела понятия, что сказать убитой горем матери. Ворона была не многословна, да и помощник в таких делах из нее никакой. К тому же как бы это ни было эгоистично, а желания снова чувствовать чужую боль не было от слова совсем. Она не испытывала особо теплых чувств к Сарафине, но и злорадства конечно же тоже, Ворона относилась к Фине ровно, впрочем как почти ко всем в этом прайде. Но эмпатку можно было понять. Когда долго, а точнее всю жизнь, пытаешься скрывать от других свои самые глубокие чувства, это медленно умерщвляет тебя. Огонь гаснет. И ты в конечном итоге медленно и мучительно утрачиваешь чувствительность.

Однако Ворона еще не совсем очерствела и все таки могла помочь, хотя Фина об этом никогда уже не узнает. Скользнув серой тенью кошка мягко коснулась тонкой лапой бока львицы и тут же скрипнула зубами, стараясь сдержать болезненный стон. Все переживания, все страдания матери Налы сейчас переходили к ней, едва сдерживаемые эмпаткой, словно плотина сдерживающую реку грозившуюся выйти из берегов. Пропорционально тому как у Вороны темнело в глазах и начинали подкашиваться лапы, дыхание Сарафины выравнивалось и подергивания прекращались. В один миг Ворона резко отдернула лапу и оскалилась в беззвучном оскале, пытаясь справиться с нахлынувшими эмоциями. Да, она помогла, но зато обрекла себя на очередные муки, пускай и не продолжительные, и уже почти пожалела о содеянном. Пока не ощутила на спине легкую тяжесть и не услышала знакомый голос:

- Ты все сделала правильно. А сейчас пойдем, тебе нужно подкрепиться.

Кагор, видимо разбуженный шебуршанием Вороны, подождал пока самке не станет чуть лучше, а после мирно покачиваясь на ее спине, что-то пробормотал о Рафики.

Точно. Нужно его проведать. Может он даже сможет помочь, если конечно у шамана не будет своих проблем.

И львица скорее отправилась завтракать, нырнув в туманное раннее утро, а после поспешила в сторону баобаба, где надеялась встретить старого мандриила.

>>>>>>> Бескрайние луга

Отредактировано Ворона (17 Июн 2017 16:08:20)

+4

414

---------Заводь
Погода хотя бы немного стала получше. Ну как получше, дождь перестал и на том спасибо, ведь так грязь, что сейчас была под лапами могла помешать не просто охоте, но и простому передвижению по землям Прайда. А сейчас передвижение было очень важным, ведь за принцем сейчас было несколько гиен, что тащили за собой тушу большого медведя. Этого зверя Скар поручил Мхиту доставить в его пещеру и запереть его там, чтобы Фуджа не смог рассказать что-нибудь важного, что увидел на землях королевства. Но по пути этот хищник обезумел и попытался убить Мхиту, за что и поплатился своей жизнью. Несмотря на то, что принц не смог доставить медведя живым, по крайней мере, теперь тот ничего и никому не сможет рассказать, унеся свои тайны с собой к Ахею или Шетани.
Легкий туман, что поднимался от земли, не мог полностью сокрыть великую Скалу Предков, что была символом власти и силы всего прайда. Именно на этой скале, стоя на самом краю утеса Скар громогласно объявил Мхиту своим наследником, отчего лев до сих пор не мог отойти и должным образом поверить, что это все реальность, а не сон. Теперь он был подле своего оцта, к которому тянулся все это время, но и страх оплошать так же стал сильнее, ведь раньше он упал бы просто в глазах отца, а теперь на него смотрит все королевство. Но пока, Мхиту старался и справлялся со своими обязанностями, продолжая лично ходить в патрули, а иногда и на хоту, чтобы прокормить поданных своего отца. Благодаря этому, он уже давно заслужил хорошую репутацию в прайде, хотя многие все равно сторонись и не доверяли льву из-за его происхождения, но хиту это было не важно, ведь он добился того, чего желал.
Но предаваться долгим самокопаниями и просто мыслям принц не мог. Он следил за тем, чтобы туша медведя была спокойно перенесена на Утес, чтобы можно было разделить мясо между членам всего прайда. Благо, Фуджа был крупным хищником и его мяса должно хватить на многих львиц, что уже голодали и начинали слабеть от этого. Принц надеялся, что подобный подарок поднимет не только авторитет самого Мхиту, так как, скорее всего именно ему нужно будет заниматься дележкой добычи, но и самого Короля, ведь подобный подарок прайд получил не просто так. Именно поэтому, Мхиту внимательно и пристально наблюдал за гиенами, что тащили тело до тех самых пор, пока все они не достигли места назначения.
Мхиту спокойно обошел тело и посмотрел на гиен, что защитили жизнь принца и дотащили мясо до скалы.
- Вы хорошо поработали и потрудились. Я прослежу, чтобы каждый из вас смог отведать мяса этого медведя, в благодарность за вашу службу. Но в самом начале необходимо накормить охотниц, что уже начали слабеть от голода. Вы можете подождать своей очереди недалеко от этого места.
Сказав это, Мхиту перевел свой взгляд на льва, что шел рядом и который явно испытывал ненависть к Скару. Мхиту спокойно посмотрел на него, после чего решил обратиться.
-Не желаешь присоединиться к трапезе? Уверен, что после того, как львицы насытятся, то мяса останется еще много и хватит на воинов, вроде тебя, что защищают наше королевство. Я говорил, что не преследую за злобные и холодные взгляды, так как уже привык к ним. В тяжелое время нам всем лучше держаться вместе, а не враждовать. Но решать только тебе и больше не кому. И да, я все-таки хотел бы просто поговорить с тобой, без агрессии. Мне нужно знать, чем именно недовольны поданные моего отца. Как только решишься на подобное, дай мне знать.
Мхиту спокойно сел рядом с тушей медведя и обвил хвостом свои передние лапы, ожидая прихода той части прайда, что сейчас была на Скале.

Отредактировано Мхиту (11 Июл 2017 15:59:48)

+1

415

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

→ Заводь

Гиены тащили тушу медведя за спинами львов и откровенно уставали. Пусть их челюсти и были крепки, но лапы мощностью не отличались и не были пригодны к транспортировки настолько большого количества еды за раз. Самая старшая пару раз отпускала шкуру туши и приказывала своим парням отдохнуть хотя бы пару минут, пока разминала лапа и челюсть. Всё ныло и болела, потому так сильно и хотелось остаться с тем нахальным львов "наедине", то бишь со своими патрульными и без принца в компании. Да, у этой крокутши было странное понятие о разговорах с глазу на глаз.

- Эй, давайте, немного осталось. Дотащим и отпущу вас яйцами трятись в другом месте, - скомандовала главная в компашке и снова хуватилась за медведя, упираясь лапами во влажную почву.

Точно репка, только медведь. Еле дотащив эту тушу до принца и другого льва, гиены почти повалились рядом с ним на спины и принялись возвращать в легкие нормальную долю кислорода, пока перед глазами не перестали медленно плавать разноцветные точки.

- Да как скажете, - правильное воспитание крокутши улетучилось так же быстро, как появилось. - Вот только, при всем уважении к вам, - гиена постаралась обратиться к Мхиту без налета фальшивого уважения, - пусть эта львиная морда только остатки с костей пожрет. Король бы вообще его без еды оставил, больно борзый.

Гиены за спиной главной согласно закивали, но как и было им обещано, поднялись на лапы и побрели по своим делам. Как побрела и главная, кивнув принцу и рыкнув на второго самца, что-то там бросив лично ему о припоминании такого отношения к гиенам.

- Ходи и оборачивайся, морда кривая.

→ по своим делам

0

416

→ Заводь

Атмосфера была конечно, уф, мамочки. Столько напряжения в компании других зверей Лиланд не испытывал очень давно. Даже такому душному и вредному самцу как он сам было трудно дышать после всего, что произошло между ним, гиенами и Мхиту.

Принц был противный зануда. Но зануда хитрый, расчетливый и продуманный. И от того за ним нужен был глаз да глаз.
Гиены же... Гиены были просто идиотами, ничего уидвительного. Выполняли грязную работу, пока два львиных самца вальяжно шли рядом. Хотя бы на секунду мир стал правильнее.

Когда, наконец, вся группа оказалась на утесе, и гиены оставили тушу зверя в покое, заговорил Мхиту.
- Вы хорошо поработали и потрудились. Я прослежу, чтобы каждый из вас смог отведать мяса этого медведя, в благодарность за вашу службу, - слова Мхиту звучали вполне резонно и справедливо, однако из-за ненависти к гиенам и общей усталости от паршивой жизни в прайде Скара они задевали Лиланда. Он был возмущен, и скрыть этого не мог, да и не особо хотел. Лев громко неодобрительно фыркнул в сторону принца, - Но в самом начале необходимо накормить охотниц, что уже начали слабеть от голода. Вы можете подождать своей очереди недалеко от этого места.
Ну а вот это уже было неимоверной глупостью.
- Мда... - протянул лев, - Я смотрю в этом прайде все через жопу, раз первыми должны жрать львицы, - пожалуй, сейчас Лиланд не думал, что говорит. Он уважал и любил многих местных львиц, особенно охотниц и матерей, однако злость и усталость в нем были настолько сильны, что он готов был удариться в столь первобытные даже для прайда Скара мнения о том, что первыми должны есть самцы и допущенные ими львята, а лишь затем самки, - Действительно, нахер львят! Нахер кормящих матерей! Нахер мужиков, которые из последних сил охраняют эти помойные земли! Давайте кормить охотниц, которые нихера не делают, а потом ваших со Скаром обрыганов. Ведь они действительно так устали, та-а-ак устали, бедняжки!

- Пусть эта львиная морда только остатки с костей пожрет. Король бы вообще его без еды оставил, больно борзый, - бросила одна из крокутш в сторону Лиланда после его выпада, на что лев ответил той не менее злобно.
- Да пошли вы! Я борзый? Это вы повылезали из своих нор и теперь портите воздух на наших землях. Совсем охренели. Никто кроме Скара и его свиты вас сюда не звал.

Мхиту естественно это не понравилось, однако принц с привычной для своей персоны вежливостью и спокойствием обратился к Лиланду с предложением перекусить и самому, правда уже после охотниц и гиен.
- ...В тяжелое время нам всем лучше держаться вместе, а не враждовать. Но решать только тебе и больше не кому.
Гневу Лиланда не было предела. В то время как Мхиту глядел на самца взглядом расчетливого хитреца, во взгляде Лиланда можно было разглядеть желание треснуть этого наглого представителя королевской крови по носу. Однако голос тот на него повышать не смел, и как и всегда, решил поплеваться в сына Скара кислотой.
- Да, пожалуй точнее и не скажешь. Воистину это блестящая идея, достойная самого принца: дать пожрать сначала гиенам, а потом детям и остальным львам. Ведь мы за это время еще не накушались воздуха! - тут Лиланд выпрямился и сделал шаг вперед к Мхиту, однако старался не нависать над тем, чтобы не показаться совсем уж угрожающим. Ему просто хотелось, чтобы принц выслушал того внимательно и хотя бы прислушался к тому, что Лиланд хочет сказать, а не сделал все по-своему как это всегда бывало в этом прогнившем прайде, - У меня дети, принц. Три маленьких карапуза и их кормящая мать. Ты думаешь они выживут, питаясь только костями и требухой, что обычно оставляют гиены? Я уже не говорю про всякие заболевания, которые эти шавки переносят. - Лиланд говорил очень сдержанно и без яркой агрессии, однако дышать ему становилось тяжело - так сильно он старался не повышать на Мхиту голос, - Говоришь, не знаешь, чем недовольны подданные твоего папаши? - хвост льва бешено дергался во все стороны, - А я то по глупости решил, что ты, принц, умный парень и сам прекрасно понимаешь, в чем проблема.

Как бы ни хотелось Лиланду высказать Мхиту в морду все то дерьмо, которым забросал свой прайд Скар, разум таки победил эмоции, и он сумел сдержаться. Ведь наверняка ему даже после столь дерзкого поведения пропишут какое-нибудь наказание, если бы он не смолчал, то пострадала бы и Пиппа с детьми. Однако, признаться, льву очень полегчало и в глубине души он был рад, что выпустил пар.

- И если ты, принц, заботишься о будущем своих зверей, то ты позволишь мне взять с собой одну лапу от этого зверя. Я отнесу её жене и детям, и больше не буду претендовать на тушу, - теперь Лиланд и вовсе звучал совершенно спокойно. Он, конечно, особо ни на что не надеялся, но попытаться стоило. К тому же он думал, что давит на правильные точки у Мхиту, - Они слишом слабы, чтобы самим прийти сюда и поесть со всеми. А когда эти дети увидят мясо, у них появится надежда на будующую жизнь. Когда кормящая мать сможет поесть его, молоко польется из её сосков. Без молока малыши не окрепнут. Вот и подумай, как сильно будут злиться львицы, если узнают, что очередной помет не дожил и до полугода.

+4

417

Мхиту посмотрел на гиен, что смогли дотащить тушу медведя и спокойно выслушал то, что ответила ему одна из них, судя по всему, главарь этого небольшого отряда. Принц прекрасно понимал, что львы и львицы недовольны союзом с этими шакалами, которых он и сам недолюбливал, считая их предателями. Однако сейчас именно гиены были основной силой Скара, на которую он опирался, а стало быть, ссориться или вызывать недоверие с их стороны довольно опасно. Именно поэтому лев терпеливо и спокойно выслушал обращение к себе, после чего таким же спокойным и ровным голосом ответил.
-Я вас услышал, но сам решу, что получит этот лев. Быть может, вы ему не верите, и на то есть причины. Однако, он член нашего прайда и сильный воин, которому так же необходимы силы. Ваше право доложить про него моему отцу, но подумайте хорошенько, что скажет король, если окажется, что вы его побеспокоили по пустяку. Я сам разберусь с проблемами, а у отца более важные дела.
Как только гиены ушли по своим делам, Мхиту спокойно обошел тушу медведя, поглядывая на своего собеседника, оценивая его про себя и делая для себя определенные выводы. Гиены были правы в том, что за ним необходимо было следить, ведь воин мог поднять восстание против Скара, но это не означало, что к нему нельзя было найти подход и невозможно договориться. Решай проблемы мозгами а не мышцами, и держи друзей близко, а врагов еще ближе. Именно этим и руководствовался принц, общаясь в том, в ком увидел агрессию и опасность для отца.
Мхиту заметил гнев и раздражение во взгляде льва, когда предложил гиенам остаться и подождать награды, делая вывод, что собеседник ненавидит прихвостней отца, как и почти все члены прайда. Это было важно, ведь принц разделял мнение Лиланда, и на этом так же можно было сыграть.
-Касательно того, что я хотел бы отдать охотницам еды прежде остальных очень прост: если они будут полны сил, то смогут охотиться на дальних территориях, там где еще есть стада.  Но не стоит думать, что никто кроме них не получит мяса. Каждый член прайда получит свою часть этого медведя, чтобы немного утолить свой голод. Вместе с охотницами мясо смогут поесть матери со своими львятами. Так что не надо тут говорить про то, что я оставляю детей и их матерей без еды. Касательно воинов, я уже сказал тебе, что каждый получит свою долю, именно поэтому я не бросил тушу, уходя по своим делам. Или ты действительно считаешь, что я способен все пустить на самотек? Или из-за своего гнева ты не можешь понять, что именно я хочу? Так вот, не забывай о том, что я знаю почти каждую охотницу нашего прайда, ведь вместе с ними ходил на охоту и тратил свои силы, чтобы прокормить наше королевство! Ты не знаешь меня, но только из-за того, что я сын Скара готов вцепиться мне в глотку. Разумно ли это? Решай сам.
Хиту оставался спокойным, хотя внутри он начал полыхать гневом из-за того, что этот лев явно не понимал, что сейчас может напороться на стаю гиен за спиной. Которую пошлет Скар или же сам принц, чтобы уничтожить угрозу. Если не получается решить проблему мирным путем, то приходиться применять силу, правда пока принц не хотел идти на столь радикальные меры.  Однако своей внутренние состояние Мхиту показал прижатыми ушами, когда услышал фразу про то, что его собеседник ответил на предложение вместе сопротивляться беде.
- Я же тебе только что сказал про то, что матери и львята едят с охотницами, потом едят самцы и только потом гиены. Ты хоть раз слышал моего приказа о том, что прежде всего едят гиены? Если бы я считал именно так, то не дал указание тащить его сюда, а просто позволил бы гиенам обглодать медведя прямо там.
Когда собеседник сделал шаг вперед, Мхиту немного вильнул хвостом, так как Лиланд сам по себе представлял угрозу, своими речами и поведением, а значит может и напасть на принца прямо тут. Но лев просто сообщил про то, что у него есть любимая львица и несколько львят. При этих словах, Мхиту отвел свой взгляд от собеседника, продолжая его слушать. Он не хотел показывать Лиланду, что в глубине души он ему завидует в этом плане. Из-за того, что все знали о том, что Скар отец Мхиту, львицы, хоть и были с ним добры, но всегда сторонились. А ведь каждому самцу хотелось найти любимую и завести львят, а ему это было пока не суждено.
По тону и самому голосу, к которым Лиланд говорил, было понятно, что он сдерживает себя, чтобы не высказать все, что только думает про всю эту ситуацию. Но как бы то тот не относился к самому принцу, сам Мхиту теперь понимал причину его недовольства и агрессии.
- Не говори ерунды. Ты ничего не решил, когда узнал про то, что меня отец признал принцем. Ты просто узнал, на кого тебе нужно будет нападать, или направлять агрессию и недовольство.  Ты ненавидишь меня только из-за того, что во мне течет кровь Скара и только. Но это не мое дело, и лесть к тебе со своими советами я не намерен, ведь все мы живем и составляем Вечный Круг Жизни, будь то ты простой воин, или же принц.
Мхиту спокойно и глубоко вздохнул, беря себя в лапы и снова поднимая свой взор на собеседника. Несмотря ни на что, Лиланд только что рассказал про свою семью, которой очень дорожил. Ели он будет опасен, то можно будет воспользоваться этой информацией, но это возможность для будущего. Сейчас же нужно просто спокойно разойтись, не доводя дела до худшего варианта развития событий.
- Я бы мок спокойно отказать тебе в твоей просьбе, особенно после того, как убедился в твоем отношении ко мне, хотя лично я ничего плохого тебе не сделал. Однако, я всегда верил в то, что если что-то делаешь по совести, то это вернется к тебе. Тем более, дети не должны расплачиваться за ошибки своих отцов. Я разрешу тебе забрать лапу медведя, чтобы ты отнес ее своей жене и детям. Но предупрежу тебя, не стоит так открыто показывать свою агрессию к королю. Он не я, который сможет проглотить оскорбление и не ответить, так как сейчас не то время, чтобы устраивать разборки. Так что, если думаешь о своей семье, то подумай о том, какого им будет без отца, который из своей несдержанности может погибнуть. И это не угроза, а простое предупреждение, так как гиены, скорее всего, передадут отцу о тебе. Более того, скорее всего он будет крайне недоволен моим поступком, так как я мог спокойно оставить голодать и тебя и твою семью за все, что было сказано. Но это и не важно. Бери мясо и отнеси ее тем, кто любит тебя.
Мхиту спокойно развернулся к Лиланду спиной и отошел от туши, медленно погружаясь в свои мысли. Правильно ли он поступает? Он показал свое сострадание и благородство, и скорее всего кто-то это и видел, что будет только в плюс молодому принцу.

+1

418

Продолжать сдерживаться было невероятно сложно, и с каждой секундой его тесного общения с принцем Земель, Лиланд чувствовал, что он становится на шаг ближе к самой ужасной ошибке в своей жизни. И как бы сильно ему ни хотелось оборвать этот неприятнейший диалог, уйти восвояси и забыть о том, что только что произошло, он не мог. Каждое слово, соскальзывающее с уст этого склизкого ребенка вызывало небольшое торнадо чувств, не самых приятных.

И это его еще называют занудой. Это он по словам других душит других своей токсичностью. Да просто никто из его знакомых, видимо, не имел дела с настоящей ядовитой змеёй прайда - Мхиту. Скаровская кровь во всей красе. Все болтает и болтает, а остановить его невозможно. Гнёт свою линию, будто совершенно не хочет понимать собеседника - таков вот принц. Хуинц!

Даже во взглядах друг на друга Лиланд и Мхиту были противоположностями. Холод и расчет против огня и и эмоций. И даже если Лиланду эти эмоции приходилось подавлять, глаза никогда не врали. Не даром их зовут зеркалом души.

Большинство ответных "предъяв" в сторону Лиланда самец просто игнорировал. Он понимал, что стоит ему что-то сказать в ответ, и он не выдержит и начнет рычать, орать, скалиться. А ему этого не нужно было. Единственная мысль в голове Лиланд более-менее поддерживала эмоциональное равновесие - дети. Потому что если он позволит себе еще хотя бы раз оступиться, то семью вновь ждет беспощадная голодовка. И даже несмотря на то что Мхиту сказал, что охотницы прайда "будут охотиться на дальних стадах", что от части вселяло надежду, он все равно никак не мог изменить отношения к собеседнику. И в чем Мхиту был однозначно прав, так это в том, что Лиланд к нему так относится лишь из-за его принадлежности к крови Скара. Конечно, можно было бы быть немного оптимистом и принять во внимание это: в Скаре течет та же кровь, что и в Муфасе, а значит и в Мхиту есть кое-что от самого мудрого и достойного короля этих земель. К тому же, он сын Сарафины - далеко не последней львицы в прайде, и это должно что-то да значить, но...

В конце концов самец смог дотерпеть до момента, когда нудная лживая болтовня принца дойдет и до решения касательно его семьи. Очень важно, ведь от слов Мхиту зависит отношение Лиланда к нему!... или нет. Возможно, но лишь от части. Да и то хорошо. Все-таки льву немного полегчало, когда Мхиту дал разрешение на лапу медведя, видимо, не прочувствовав, что его собеседник немного приврал. Лишь слегка мышцы Лиланда расслабились, а дыхание стало не таким напряженным. Оставалось только забрать лапу и как можно быстрее найти детенышей с Пиппой, пока его план полностью не сорвался.

Как только слова о том, что лапу можно забрать, прозвучали, Лиланд тут же поспешил к задней части туши медведя, чтобы ухватиться за массивную заднюю лапу и бросить все силы на то, чтобы отделить её от тела. Ну а что? Речи о конкретной лапе не было, а семья большая, крупная. Да и ему самому хотелось бы хоть каким-то мясом поживиться, а не просто костями и шкурками.

Усилия на отделение мяса были потрачены немалые. Медведь даже будучи мертвым оказался тем еще соперником, какое счастье, что полноценной драки с этим чудовищем ему не пришлось испытать. В это же время Мхиту закончил со своей болтовней, и тут же отвернулся. Видимо, картина того, как обычный подданный забирает себе такой шмат мяса, его удручала. Иначе это объяснить было нельзя. Лиланду оставалось лишь раздраженно закатить глаза и продолжить помогать себе лапами, отрывая жесткое мясо.

С великим трудом, но он это все же сделал. Самец прервался, чтобы успокоить одышку, жадно слизывая с губ те крохи, которые ему посчастливилось испробовать за то время, пока он отделял лапу от туловища. По большей части там была кровь и противная грубая шерсть, но и мяса немного удалось распробовать. В другие времена он бы скорее не стал есть нечто подобное, но сейчас выхода просто не было. Даже резиновый медведь казался ему манной небесной в таких условиях. Как и детям с Пиппой наверняка покажется. Нужно было скорее их порадовать. Наконец, самец схватил лапу в зубы и поволок её ближе к пещере, где вероятнее всего и находилась Пиппа с детьми. У него был план на тушу, и самец надеялся, что хотя бы сейчас судьба его не накажет и не преподнесет очередных неприятных сюрпризов.

→ Склон, поросший деревьями

+4

419

->Пастбища

Погода продолжала огорчать монарха. Склизкий туман никак не располагал к возможному улучшению её дождливого купола, что новыми тучами накрыл всё небо над владениями темного монарха. Он оглянулся, точно услышал где-то вдалеке голос своей жены, но вокруг была лишь пустота и следы гиен, что изредка разбавлялись следами львиных лап. Он мог узнать по следам каждого, кто тут прошел, но куда бы те не направлялись – они вернутся. Дергая ушами, слегка пряча их в уши из-за прикосновения влажного воздуха к ним, монарх медленно продолжает свой пусть, пока родная скала не становится настолько близко, что открывает взгляду доступ к королевской пещере и узкой тропинке к вершине скалы. Как давно он там не был? И сможет ли Така хотя бы раз отвести туда своего наследника, чтобы тот увидел свои будущие владения.

Мхиту? Да, тот мог бы стать отличным королем, но острый взгляд Скара не мог не уловить в душе своего сына зерно сомнения. Может тот и был рад стать принцем на всех правах наследника, но Сарафина может погубить своего сына, если насядет ему на уши той философией, что закладывал в головы всех львов давно умерший Муфаса. С другой стороны, без Сараби все её подружки побоятся даже открыть рот в сторону Скара и всех его действий. Да и что ему, королю, до воплей самок, что головой своей остались в далеком прошлом, продолжая лобызать его и жить им. Он видел это в глазах всяких, с кем разделял свои годы молодости. В них всех еще живет дух ненавистного братца. Но, благо, они ничего не могут. Лишь смотреть в спину монарху и жалеть самих себя.

Царь усмехнулся, замерев на миг, чтобы глотнуть полной грудью прохладу вечернего воздуха. Почему-то, впервые, за долгие годы, ему было настолько спокойно, что ни одна дурная новость, услышь он её сейчас, не смогла бы испортить настроение Таки. Пусть хоть отец с того света решит вернуться.

- Сииир, сир! – послышался писклявый голос одной из гиен, имени которой монарх уже не помнил, но по пятнам мог узнать патрульную; вопросительно подняв брови, Скар взглядом приказал крокутше докладывать то, то более не помещалось в её закрытой пасти, раз она так пронзительно кричала. – Простите, господин, что помешала вам в вашем пути, но я должна доложить о вопиющем случае непослушания и унижения сути вашего правления!

Что там Така думал о невозможности испортить свой настрой? Тот держался, что не могло не удивить и самого короля, пока тот коротким «продолжай», потребовал у патрульной доложить суть своего прихода более раскрыто.

- После вашего ухода тот медведь точно обезумел, убил серую львицу и хотел кинуться на принца! Но, но мы успели и отогнали косолапого от вашего сына, сир. Принц Мхиту не пострадал, медведь убит и доставлен к скале для разделения мяса среди… львов, - последнее слово гиена произнесла с едва уловимой натяжной и желчью, стараясь скрыть своего неделания вообще делить медведя с большими кошками. – Вот только один из ваших львов, не только не помог нам дотащить медведя до нужного места, так еще и кислотой своей плевался, чуть ли не принцу в морду. Представляете!? Да вы бы на месте вашего сына!..

Раскричавшаяся крокутша осеклась так же быстро, как и начала свой рассказа, ведь Скар дерзко схватил её лапой за челюсть и подтянул поближе к своей морде, заглядывая в темные глаза падальщицы  всей сутью своего змеиного взгляда. Чтобы та заткнулась и не мешала Таке сказать то, что тот хотел сказать.

- Мой сын поступил так, как поступил. И лишь мне судить о правильности его поступка, гиена, ты выполнила свою обязанность, не дала погибнуть Мхиту. Вот тебе моя благодарность, можешь вернуться к той горе мяса и оторвать какой хочешь кусок. И не слушай охотниц, они вообще еды не заслужили, - с этими словами Така уже было решил, что разговор закончен, но гиена не уходила и продолжала бегать взглядом по мокрой земле, словно боясь говорить то, что хотела сказать до рывка монарха. – Ты задерживаешь меня, говори уже!

И гиена рассказала о том, что слышала, когда начала отходить дальше от принца. Скар внимательно слушал столь славный пересказ всего того, что один из его львов позволил себе сказать в присутствии принца. И по описанию внешности можно было запросто узнать вечно всем недовольного Лиланда. Конечно, этот относительно молодой папаша и разве распространял всюду свои флюиды недовольства, а стоило Скару уйти подальше со скалы, и он тут же решил поиграть с патриота своего дела.

- Значит, мой сын разрешил взять ему мясо, не смотря на всё, что тот ему сказал? – Скар едва ли разгневался, но его хитрая улыбка никогда еще не предвещала ничего хорошего тому, о ком он в тот момент думал, а думал он сейчас о детях Лиланда и его львице. – Пусть так.

- Вы прощаете его!?

- Я не сказал этого, глупая ты гиена, - не особенно надеясь на мозги крокурты, что была едва ли умнее Эда, Скар закатил глаза и медленно пошел вперед, всё приближаясь к скале, - пусть ест своё мясо, пусть радуется, что поимел наглость открыть свою пасть за моей спиной и пусть надеется, что мне не захочется сделать так, чтобы его рот больше никогда не распахнулся…

Более монарх не обращал внимание на патрульную, да и та сама вскоре ушла туда, откуда прибежала, а сам Така вскоре был рядом с сыном, молча окинув взглядом тушу не так давно убитого медведя и отсутствие одной из его лап. Лиланд явно знал, где урвать кусок побольше.

- Можешь не тратить своё время на повествование случившегося, Мхиту, я уже всё знаю, - быстро произнес король, одарив сына осуждающим взглядом, но никак не показав этого в своих словах. – Ты уже слишком зрел для моих уроков, но никогда не будешь достаточно зрел для жизненных уроков. Один из них ты уже получил в лице нашего славного Лиланда.

Ироничная усмешка пробежала по губам монарха, оставив след на его угловатой морде, когда тот обошел сына по кругу, следом же усаживаясь точно напротив принца.

- Никогда не корми того, кто позволит тебе сдохнуть от голода, мой сын, прислушайся к моему отцовскому совету, - вдыхая запах крови и наслаждаясь им, Така голодно щурится. – Пусть в этот раз мясо будет разделено так, как распорядился ты. Я буду плохим царем, если изменю твоё решение. Но последствия твоего решения лягут исключительно на твои плечи.

Отредактировано Скар (12 Авг 2017 21:42:13)

+3

420

Мхиту спокойно наблюдал краем глаза за тем, как Лиланд отрывает заднюю лапу от медведя. Сейчас принц был в очень скверном настроении, так как теперь он мог на наглядном примере увидеть, что некоторые члены прайда готовы пойти на все, лишь из-за совей неприязни к Скару. Репутация отца была не велика в прайде, но Мхиту был обязан ему самой жизнью и предан, ведь именно Скар дал льву то, чем он сейчас владеет. Разумеется, что если у короля смогу появиться законные наследники с его королевой, то положение Мхиту в качестве принца может сильно пошатнуться, но пока именно он был наследником своего отца и не собирался давать слабину перед каждым львом, который решил показать свои клыки только из-за того. что в нем течет кровь Скара.
Мхиту позволил Лиланду забрать кусок мяса только из-за того, что посчитал, если показать свое великодушие, то это сможет изменить мнение не только этого одного льва, но и многих в прайде. Львицы всегда ценили это во львах, и именно поэтому принц хотел показать его своим поданным, тем самым привязав их к себе не только силой и страхом, но и духовно. Если это получиться, то уже ничто не сможет разрушить их королевство, а с врагами можно будет расправляться когтями львиц, что верят своему королю и его принцу. Это очень сложный и тернистый путь, но результат того стоил, поэтому принц и хотел попытаться пойти по нему. Главное, чтобы Зира не пыталась строить заговора против него. Мхиту прекрасно знал, что львица его не то что не любит, но и презирает, а возможно и ненавидит. Оно и было понятно, ведь он был сыном Сарафины, и представлял угрозу детям королевы. Лев видел это в ее глазах, когда он заходил в пещеру, где жили и играли маленькие принцы, пока были живы. Теперь у Зиры не осталось детей, но если они появятся, то Мхиту снова станет врагом в ее глазах. Более того, если она родит детей, то Скар легко может изменить свое решение и просто изгнать сына, как опасного воина и охотника, кто лишился короны.
Именно в подобных мыслях находился Мхиту, когда ощутил возле себя другого льва. Немного повернув голову, принц увидел своего отца. Почти сразу развернувшись к нему и поклонившись, он хотел было рассказать о том, что тут произошло, но монарх опередил его. То, что Скар знал про случившиеся говорило только обо одном, одна из патрульных гиен все-таки нажаловалась монарху про Лиланда и его открытые недовольства. Эти шавки, которые не умели держать язык за своими клыками уже начинали подбешивать льва, который уже думал о том, как бы снова избавиться от них, несмотря на их помощь его отцу. Сейчас их присутствие шло только во вред прайду, хоть они и спасли ему жизнь, но не ради него, а ради своих собственных шкур. Из-за них стало меньше стад, которые стали бояться заходить на опасную территорию, да еще и ничего сокрыть не удается, а иногда хочется иметь свои собственные тайны.
Внимательно выслушав своего отца и увидев осуждение в его глазах, лев немного опустил свои уши и нервно вильнул хвостом, ведь он не хотел разочаровывать своего отца. Мхиту хотел быть его достоин, чтобы Скар не разочаровался в выборе своего наследника.
- Отец, я хотел показать Лиланду, что королевская чета способна на сострадание по отношению к своим подданным. Пусть он оскорблял меня прямо в глаза, но если другие увидят это, значит смогут сплотиться вокруг нас, а если это удастся, то можно будет просто и без особой сложности избавиться от врагов их собственными когтями. Держи друзей близко, а врагов еще ближе. Лиланд не стал нашем другом и союзником, поэтому его нужно держать всегда под наблюдением. Кроме того, если он перейдет черту, то можно будет надавить на больные точки в виде его семьи, хотя мне этого и не хотелось бы, ведь его дети еще смогут стать твоими верными подданными.
Как только Скар обошел его и ел напротив, Мхиту немного улыбнулся ему, ведь само то, что сейчас отец был рядом с ним, было для принца настоящим счастьем. Услышав его последнюю фразу, Мхиту немного вздохнул.
- Ваше Величество, вы более опытны в этих делах, и я прошу у вас вашего мудрого совета. Правильно ли я поступаю. Отдавая в начале мясо охотницам и их детям, а уже потом воинам? Мне кажется, что они смогут быть более расторопными, если утолят свой голод, но может я и не прав.  Я прошу вашего мудрого совета и урока.
Мхиту немного наклонил голову вперед в знак уважения перед отцом, а потом внимательно посмотрел ему в глаза, ожидая ответа на свою просьбу.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес