Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес


Церемониальный утес

Сообщений 421 страница 433 из 433

1

http://s1.uploads.ru/i/I/p/N/IpNU1.png

Все важные церемонии происходят здесь. Длинный утес вздымается к небу, а под ним заросшая травой поляна, на которой любят играть львята. Сбоку начинается каменное нагромождение, подобно ступеням ведущее к площадке перед королевской пещерой.


В настоящий момент, в локации лежит туша убитого гиенами медведя c одной отсутствующей лапой (умерший персонаж Фуджа; 170 пищевых единиц), а также принесенная одиночками антилопа (100 ПЕ). Пока что мясо еще свежее, но если его не съесть или закопать, то около полудня оно начнет портиться.

*ссылка на устаревшую локацию - Церемониальный утес

0

421

Большой баобаб >

Она была довольна собой.

Настолько, что даже проклятущая чавкающая жижа под лапами, то и дело липнущая к шерсти и красящая ее в цвет свежего слоновьего дерьма, уже не казалась ей столь сильно раздражающей. Не обращала она внимания и мелкий, накрапывающий дождик — уж пускай лучше вокруг будет мокро и грязно, чем возобновится эта страшная засуха. Сколько же она продлилась? Год, два? Зира слегка прищурилась, не без труда вспоминая тот день, когда впервые вступила на местные земли, тогда еще привлекательные и цветущие. Она и сама была куда красивее, чем сейчас. Молодая, самоуверенная, полная сил и энергии... А теперь что? Конечно, львица все еще была далеко не старой, и даже не матерой, и при желании могла бы еще не раз родить здоровое и крепкое потомство, но эта страшная худоба и всклокоченная, грязная шерсть явно не прибавляли ей шарма. С этим следовало что-то делать. Зира украдкой покосилась себе за спину, наблюдая за тем, как позади нее вялым шагом плетутся ее до смерти уставшие гостьи. Надо сказать, жизнь-мерзавка тоже не особо их пощадила: все они казались такими голодными, измученными... Впрочем, как и любые другие одиночки. Правда, однако из самок показалась королеве заметно упитаннее всех остальных, что можно было бы списать, скажем, на ее удачливость в охоте... Да только вот плелась она в самом конце группы, едва ли не подметая языком землю. "Она ждет львят," — в конце концов, сухо заключила Зира, отворачиваясь и вновь сосредотачивая свое внимание на тропе. Скару это не понравится, как пить дать. Но Скару вообще было чертовски сложно хоть в чем-нибудь угодить, так что львица не особо беспокоилась по этому поводу. Она даже испытывала своего рода облегчение при мысли о том, что как минимум одна самка в этой толпе не положит взгляд на ее мужа... до поры, до времени. А что насчет других? Заметят ли они, до чего сильно охладели отношения супругов, и не пожелают ли воспользоваться этим в личных целях? Да и сам Скар, не хватало еще, чтобы он положил глаз на одну из этих дылд! Зира еще разок ревниво зыркнула на своих спутниц, но быстро успокоила себя тем, что знает короля куда лучше любой из них, и уж тем более достаточно умна и прозорлива, чтобы заранее предотвратить возможные любовные интрижки.

Ох, знала бы она, чьих детенышей вынашивает одна из чужаков!... Пожалуй, в этом случае Зира убила бы ее на месте, своими собственными когтями, а окровавленную тушу отдала бы на растерзание местным падальщикам. Предварительно вытащив недоношенных львят из чрева матери и самолично утопив в ближайшей дождевой луже.

"Мне следует вести себя так, будто Скар все еще считает меня главной львицей своей жизни," — рассуждала красноглазая, потихоньку отводя охотниц к подножью Скалы Прайда. — "Пусть они сразу же увидят, как крепко у меня все здесь схвачено. Свежая добыча должна унять его гнев, а я... я буду предельно милой и обходительной, какой давно уже с ним не была. Он оценит мою идею по достоинству и перестанет сердиться. Ох, Скар, ну почему с тобой всегда так нелегко!" — почти с нежностью пожурила короля Зира, первой восходя вверх по скользкой каменистой тропе. А вот и он, собственной персоной: сидит в тени огромного утеса, беседуя со старшим сыном... При виде Мхиту львица ожидаемо скривилась, как при виде протухшей падали или гиеновых испражнений, но довольно быстро отвлеклась, с искренним изумлением уставившись на более чем внушительную гору мяса и разодранного меха, некогда составлявшую тело большого и мощного на вид зверя. Сперва ей показалось, что это какой-то буйвол, или не в меру лохматый слон, но при более близком рассмотрении стало очевидно, что таких животных она еще ни разу не встречала. Зира нервно повела хвостом, подумав о том, что теперь-то притащенная ее спутницами добыча уже не кажется таким уж большим преимуществом на фоне этой дохлой образины. Подумаешь, антилопа! Антилопу каждый дурак загнать может, а ты поди, умертви такого здорового... неважно кого.

"Черт бы подрал того, кто завалил эту стервь," — выругалась львица про себя, но внешне быстро справилась с охватившим ее негодованием и, остановившись, повернула голову к сопровождающим ее самкам.

Мы на месте, — бросила она, все-таки не удержав сердитых ноток в голосе. Мда, пожалуй, грубовато получилось... Стоило поправиться. — Добро пожаловать на Скалу Прайда, девочки, — уже куда более мирным тоном продолжила Зира. — Здесь вы сможете отдохнуть и как следует обсохнуть, но сначала... — она чуть понизила голос, бросив выразительный взгляд в сторону сидевшего к ним спиной правителя. — ...я представлю вас моему супругу, королю Скару. Ждите меня здесь, — отвернувшись, львица неспешно двинулась к своему возлюбленному, на ходу натягивая на морду самую обворожительную из всех своих улыбок. Со стороны это куда больше напоминало радостный оскал крокодила, углядевшего жирнющую зебру на берегу водоема, но по мнению самой Зиры, она являла собой живое воплощение супружеской любви и нежности.

Скааар, — протянула, да нет же, буквально пропела самка, будучи уже в двух шагах от правителя, а затем, и не подумав останавливаться, с размаху обтерлась всем телом о его длинную козлиную бородку, да с таким усердием, что бедолага аж челюстями прищелкнул. — Дорогой, я похоронила наших детей, — она вновь начала разворачиваться лицом к Скару, бесстыдно пихнув Мхиту своей тощей задницей. Голос ее при этом звучал так, будто речь шла всего лишь о визите в львиный салон красоты, или продуктовый магазин через дорогу. — Но, кажется, я обнаружила кое-что, что могло бы утешить наше с тобой общее горе, — шепнула она на самое ухо возлюбленного, после чего, мягко обхватив его морду когтистой (и очень грязной лапой), ненавязчиво развернула в направлении притихших поодаль одиночек. Дав Скару возможность как следует рассмотреть свой неожиданный "подарочек", Зира все также вкрадчиво продолжила: — Я поймала их на наших землях, милый. Они охотились... разумеется, ни у кого не спросив разрешения. Я намеревалась прогнать их, но вдруг подумала, что они могли быть тебе полезны... — усевшись, львица с напускной виной скуксила губы в трубочку и прижалась к ним завсегда выпущенным из подушечки когтем. — Местные охотницы либо дуры, либо страшные лентяйки, и всегда возвращаются с пустыми лапами, а эти девочки так умелы и послушны... Ничто не закаляет лучше, чем одиночная жизнь, уж я-то знаю, — убрав лапу, Зира снова плотоядно ухмыльнулась. Глаза ее возбужденно сверкали.

Я уже отвела их к Рафики. Они полностью здоровы, если тебя это заинтересует.

+5

422

---→ Большой баобаб

Эпеси не преминула вылизать перепачканную мордаху Шу, продолжая свое занятие и тогда, когда они уже шли к скале. Подросток не протестовал: ласковые прикосновения львицы напоминали ему о доме, который теперь был где-то далеко.
Рыжий еле ноги тащил: устал зверски. В последние дни ему нечасто удавалось отдыхать подолгу, львицы на месте не сидели, и если он хотел и дальше находиться под их опекой, ему приходилось отрывать зад от земли и спешить за ними. Сейчас, отстав на некоторое время на подходах к баобабу, он перепугался так, что сердце до сих пор бешено колотилось, готовое выскочить из груди.
Неизвестно, куда его вели, но было совершенно ясно, что не домой. В голову львенку пришла было мысль попросить кого-то из этих львиц отвести его в прайд Фаера, но сделать этого он не успел. А теперь — после того, как краем уха он услышал слова кого-то из них по поводу "короля Скара" — и вовсе не стал.
Но сердце забилось еще хлеще, так что на несколько секунд пришлось притормозить, успокаивая дыхание. О Скаре Шу слышал мало, и услышанное было, конечно же, не более чем слухами, которыми порой обменивались в пещере львицы, отдыхая после ночной охоты. Местами преувеличенные, местами они были попросту выдумкой, но и реального положения на землях этого прайда хватило бы, чтобы привести в ужас любого, кто привык к совершенно иной жизни, а уж щедро приправленные слухами байки и вовсе тянули на ночной кошмар. Скар в этом кошмаре был главной фигурой. Скар и его гиены.
Правда, до сих пор Шу не видел ни одной, только лишь издали, зато атмосфера на землях, которые они пересекали, вполне соответствовала услышанному. Под неуклюжими лапами подростка то и дело хлюпала вода; с непривычки он пару раз хлопнулся в лужу всем пузом, так что под конец путешествия начал напоминать тощего длиннолапого черта, а не львенка. К тому же, он то и дело дико и затравленно озирался по сторонам, и усиливавшийся гиений запах только усиливал его ужас перед происходящим. Все попытки Эпеси успокоить его пока что были безуспешны; впрочем, у львенка хватало разума проделывать все это молча; а если быть точным, то он просто слишком боялся, чтобы раскрыть пасть.
Они приблизились к огромной скале, та наползла на них, закрывая ночное небо. Шу ступал след в след за Эпеси, стараясь двигаться как можно более тихо и незаметно, видя в каждой тени — а здесь их было предостаточно, — гиену.
Так вот как они здесь живут... Скала казалась подростку странной, и это было последнее место, которое он бы выбрал в качестве убежища. То ли дело их логово — спрятанное в густом лесу, среди листвы, рядом с водопадом, тихое, живописное местечко, которое Шу любил всем сердцем.
Скалу нельзя было назвать живописной. Разве только тихой... Вместо того, чтобы нырнуть куда-нибудь в скрытую мраком пещеру, Зира — за время пути подросток услышал ее имя, — принялась подниматься на утес, торчавший под углом к остальной каменной массе, как этакий нос; все львицы последовали за ней. Тропа была скользкой; Шу, споткнувшись, едва удержался на лапах, и в конце концов приотстал, оказавшись в хвосте процессии.
Идти последним было жутко: в темноте ему так и казалось, что за хвост его вот-вот схватит гиена.
Наконец, все остановились. Из-за спин остальных львиц подростку не было видно ровным счетом ничего — только чужие уши и загривки; зато речь Зиры он худо-бедно услышал, и это вновь повергло его в ужас.
Скар! Прямо здесь, где-то близко! Львенок ощутил себя так, будто король немедленно подойдет и примется пожирать его живьем. Протолкнувшись через столпившихся самок, — кое-кто из них запротестовал, но достаточно тихо, чтобы не привлекать чужого внимания, — он прижался к Эпеси в поисках утешения.
И тогда наконец-то увидел Скара. Морда черногривого как раз оказалась повернута в сторону группки одиночек, но Шу показалось, что недружелюбный и холодный взгляд короля предназначен персонально ему. Стараясь стать как можно более незаметным, львенок сгорбился и втянул шею в плечи в попытке показаться совершенно безобидным. Я всего лишь маленький львенок... к тому же, совершенно невкусный...

+1

423

Скар с холодным прищуром смотрел на своего сына и ловил себя на мысли, что в нем мало что было от него самого на само деле. А вот от матери передалось достаточно, чтобы мозги Мхиту больше напоминали добросердечную массу, нежели место стратегического мышления. Но пока не поздно, а было еще время, ведь корона по-прежнему была у Скара, он хотел исправить данную оплошность и дать понять сыну, насколько тот ошибся с Лиландом.

- Как я и сказал, - начал монарх, гордо поднимая голову и пристально смотря в глаза Мхиту, призывая его тем самым к тишине, - не стоит кормить тех, кто плюнул тебе в лицо. Не протягивай лапы тому, кто укусит тебя, мой сын, накормив одного из своих недругов, ты самолично делаешь его сильнее себя, накорми еще одного, и они станут в два раза сильнее тебя, - грязная лапа короля неряшливо касается мокрой и холодной шкуры медведя. – Лилан накормит этой лапой своих детей и вместе с чувством сытости взрастит в них презрение к тебе, к своему кормильцу. Скажет ли он, что даже не пытался помочь с переносом еды для всех и своих детей в том числе? Нет. Скажет ли он, насколько паршив король и его сын? О, конечно. Мхиту, мальчик мой, насколько бы мне не была противна сама тема Круга жизни, но и я не вечен, - голос монарха стал еще более ледяным, колючим и острым, - и когда меня не станет, плоды своего добродушия пожнешь ты сам. И кто спасет тебя от обнаглевших морд с чувством собственного превосходства? Мать? Сарафина все-еще оплакивает Налу, а о тебе и не вспомнила с того дня. Пора вырасти, мой сын, дорога начинается под шагами идущего.

Скар понимал, что его урок суров, но и сын уже давно перестал быть маленьким львенком. Он вырос и выросли с ним и его обязанности. Нервозно дернув кисточкой мокрого и грязного хвоста, неряшливо роняя пару бурых капель под лапы сына, Така приглушенно вздохнул и повел плечами, стараясь расслабить лопатки. Его морда осунулась, а под зелеными глазами появились черные тени. Он чертовски устал и хотел спать, но чувство вечной опасности и заговора не позволяли дать сознанию и телу отдохнуть, да и надо было сказать всем собравшимся о уходе Сараби, что посмела нарушить правила Прайда. Скар знал, что после этих слов его возненавидят еще больше, прекрасно понимал и уже, заранее был готов к презрительным взглядам в спину, а может даже и прямо в морду, но он не позволит всем этим последователям Муфасы и рта раскрыть в свою сторону. Они – его подданные, и они будут жрать грязь с его лап, если тот потребует. А если нет – тогда он просто утопит каждого в этой грязи и найдет себе новых львов и львиц, натравив гиен на соседний прайд. Тот же Нари слишком хорошо устроился и его надо было встряхнуть, да получше, чтобы вспомнил о своих давних грешках и осознал, что прошлое не отпускает даже спустя столько лет.

— Скааар, - от скрипучего голоса Зиры по шкуре монарха прошла принеприятнейшая дрожь, он уже было хотел рыкнуть на неё, чтобы пошла прочь и не трогала его по пустякам, но те, кого она привела с собой заставили короля придержать коней и дать жене слово.

Зира говорила про детей, но на её морде не было и намека на тоску, да и тосковала ли она на самом деле? Даже сам Така перестал скорбеть по потерянным детям, весь сильные бы не подохли так скоро и так глупо, а что до Зиры… Ей было важнее лишь своё положение, нежели то, что она обязана сделать на месте каждой в подобном положении. В итоге не её сын стал наследником, и эта кошка даже не почесалась. Немыслимо! Прикосновение её грязной лапы так же не вызвало ничего хорошего на морде монарха, тот скривился и дернулся, высвобождаясь из когтистых пальцев. Утерев подбородок, попутно выплевывая «не забывайся, дорогуша», Скар вновь повернул свою угловатую морду к чужачкам, буквально прожигая каждую из них своим оценивающим взглядом. Но на одной его взгляд приобрёл если не удивление, но растерянность. Така помнил эту львицу и ту мимолетную встречу с весьма приятным «наказанием» для последней. Они оба разошлись более, чем довольные друг другом, Така и не думал, что снова увидит её, а теперь она тут и её живот весьма двусмысленно намекает на последствия секса с незнакомкой, которая ничерта не знает о травах и зельях. О, знала бы Зира, кого привела.

- Охотились на наших землях? – король услышал часть фразы жены и тут же вернул к ней всё своё внимание, да еще и такое бурное. – И ты посмела привести их ко мне, а не отдать гиенам на растерзание? Под твоей властью уже имеются группы львиц, которые отказываются тебе повиноваться, а теперь ты притащила ко мне новые рты?! Предки, женщина, зачастую я думаю, что с каждым нашим ребенком ты теряла часть мозга!

И все же, Зира была хитра, она парировала все слова Скара и тот даже нашел логику в её словах, но не собирался отказываться и от своих. Та антилопа могла быть лишь везением и не более, этих львиц еще надо было проверить и теперь уже не лапами и посохом Рафики, но грязью и дождем. Рыкнув, когда жена снова попыталась тронуть его, Така встал к ней полу боком, пропуская вперед снисходительность, пусть та была настолько же правдивой, насколько приятен был льву вернувшийся дождь.

- Ты получаешь моё добро, Зира, они остаются, я даже сделаю вид, что не заметил того пацана среди них. Или ты скажешь, что тот мешочек под его хвостом – это опухоль от укуса осы? Не лыбься, дорогая, - слово, полное иронии, - если следующая их охота будет провальной, они полетят с моих земель быстрее, чем подохли наши последние дети от чумы.

+10

424

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Дальнейший порядок отписи: Мхиту, НПС, Шу, Зира,
Скар

• Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
• Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

425

Мхиту заметил взгляд своего отца, и немного опустил свои уши, ведь так отец мог смотреть только в том случае, если был им либо недоволен, либо разочарован, чего лев боялся больше всего на свете. И поэтому, несмотря на свое волнение перед отцом и напряжение в лапах, наследник смело взглянул королю в глаза, при этом немного подавшись вперед, готовый принять любой урок от того, кого боготворил и был верен всем сердцем и душой. Да, в нем было не так много качеств Скара, так как он узнал о том, кем приходиться ему король уже в подростковом возрасте. До этого времени его воспитывала и растила мать, стараясь вырастить из него доброго, благородного и отзывчивого воина прайда. На самом деле, когда хиту узнал о своем отце, то мать продолжала его обучать и воспитывать, ведь король был почти все время занят, и иногда даже не замечал своего сына, который хотел быть ближе к нему. Но вот теперь они вместе, Скар король, а Мхиту его наследник, и лев решил для себя, что приложит все своим силы и способности, чтобы стать достойным сыном своего отца.
Мхиту внимательно слушал Скара, впитывая в себя каждое его слово, подобно губке. В начале он был не совсем согласен с королем, так как предполагал совсем иной расклад и многоходовку по отношению к тем. кто презирает королевскую власть и семью. Но под конец речи и урока отца, Мхиту начал понимать, что допустил ошибку, причем которую ему придется исправлять в будущем. Но на ошибках учатся, а с наставником в виде родного отца, он очень быстро научиться тому, чего не умел, и узнает то, чего не знал.
- Я тебя понял, отец. Теперь я вижу, что поступил глупо и не обдуманно, позволив Лиланду накормить своих детей. Мне тогда казалось, что через сострадание можно получить поддержку и любовь народа, а через них и управление королевством. Что же, теперь я понял, что нужно показать свою силу и непреклонность, тогда тебя за уважают и будут бояться. Каждый будет получать то, что заслужил. Спасибо тебе, за этот урок, отец. Я постараюсь его усвоить и больше не повторять своих ошибок.
Слова про мать немного опечалили Мхиту, хотя он и увидел в словах отца некую истину. Из-за горя по Нале, Сарафина так и не поздравила его с назначением наследником, а потом и вообще пропала. Мхиту уже хотел послать за ней своего сокола, чтобы тот смог отыскать ее и передать льву о ее состоянии. И он пошлет его, но только через некоторое время, если она не объявится раньше.
- Отец, касательно матери, я и не рассчитываю на защиту с ее стороны. Она сейчас очень опечалена, да и вряд ли сможет защитить меня. Я очень надеюсь, что ты покинешь этот мир еще не скоро, но пока ты жив, я смогу найти тех, кому смогу доверить мою защиту и жизнь. При этом, я буду защищать тебя. Никто не посмеет тронуть короля, пока я и мои львы будут стоять на страже. Куоритч как начало. Он твой верный воин и мой хороший телохранитель. Думаю, что на начальном этапе это не плохо, но со временем я смогу найти еще нескольких львов.
Немного улыбнувшись отцу, Мхиту кивнул ему и сделал шаг ближе к нему, видя, что отец устал и измотан. Более того, во взгляде короля Мхиту увидел некоторое беспокойство, но решил не интересоваться этим. Всему свое время.
-Отец, я недавно закончил патрулирование, когда встретил этого медведя. Я вижу, что ты устал. Предлагаю тебе подкрепиться и отдохнуть. Я пока мгу посторожить твой покой, чтобы ты смог хорошенько выспаться. Тем более…
Договорить лев не успел, так как раздался протяжный и немного грубоватый голос Зиры. Эта львица всегда была холодна к нему, так как считала бастардом, который не достоин титула наследника. Да и со стороны самого Мхиту теплых чувств ко львице не было. Коре там было некое уважение, ведь отец избрал ее своей королевой, но не более того. Чем больше Скар отстранялся от Зиры и становился к ней холоднее, тем сильнее ощущал себя Мхиту. Если случиться так, что Скар отвергнет Зиру, то уж там она будет никто, а хиту так и останется наследником трона, и вот тогда он сможет расплатиться за все те насмешки в его адрес, холодность и прочее, чего лев натерпелся от нее. Но сейчас нужно было, молча принимать в себя все, чтобы не испортить положение, которого он достиг.
Когда львица подошла к отцу и потерлась о него, Мхиту хотел было сам отойти, чтобы не мешать ей, но был довольно грубо отпихнут. Лев злобно сверкнул глазами, и немного фыркнул, заглушая в себе недовольный и даже злобный рык.
« Каждый получит свое. Не протягивай лапы тому, кто укусит тебя, мой сын, накормив одного из своих недругов, ты самолично делаешь его сильнее себя, накорми еще одного, и они станут в два раза сильнее тебя. Да, отец прав в этом, и уж если Зира потеряет свой авторитет, то она ничего не получит от меня, кроме призрения и холодности. Око за око, дорогуша».
Совладав со своим гневом, Мхиту встал подле своего отца, но с другой стороны, внимательно рассматривая львиц, которых привела Зира. Что же, новые голодные пасти. Если они смогут достойно охотиться, то это и принесет им пользу, а ели нет, что же, Скар сказал все яснее некуда. Кроме того, Мхиту был доволен тем, что сумел притащить медведя на Скалу, тем самым показав себя кормильцем прайда, чего нельзя было сказать про многих львиц. Что же будет дальше, неизвестно никому.

+2

426

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Чужачки не без напряжения проводили Зиру к её мужу, оставаясь позади монаршей персоны. Наверняка, она скажет что-то в их ползу, ведь не зря королева тащила их сперва к шаману, а после и сюда, оставив у самого порога вступления в прайд. Собственно, нужен ли им этот прайд? До этого дня все подруги справлялись своими силами и даже Шу им не очень мешал в охотах, а ел едва ли больше, чем одна из них.

Эпеси так и вовсе видела в мальше своего сына, пусть и была молода, всё говорила, что вырастит себе защитника и будет жить за его спиной, точно та непробиваемый гранит. И это тоже нельзя было назвать влажной фантазией, ведь паренёк рос весьма крепким и уже сейчас показывал те зачатки физиологии, которые в будущем обеспечат его зоной комфорта.

Проблемы составляла лишь беременная Гиза, что должна была вот-вот родить, судя по объёму живота и нестабильному поведению в целом. Разозли её и отправь в тыл врага и те сами сдадутся на милость, лишь бы только эта беременная самка успокоилась и родила уже. Порой Даму хотелось спланировать подобную авантюру, но страх провала брал своё и она не трогала сестрицу без лишнего повода.

Терпеливо ожидая конца диалога короля и королевы, Даму по привычке повернулась к беременной сестре, как раз вовремя, так сказать. Гиза выглядела так, словно призрак матери навестил её именно сейчас и решил пройтись с холодной щепетильностью по всем косякам горе-дочери. Проще говоря, Дотти была в ужасе и всё не сводила глаз со Скара.

- Эй, ты чего? – не могла не спросить Даму, встав между сестрой и королем, перехватывая внимание на себя.

Гиза судорожно вздохнула и сев поудобнее, положила одну лапу себе на живот, судорожно сглатывая холодную слюну.

- Я думала, что он был патрульным просто…

- Что? Давай громче.

- Я думала, что тот лев был просто патрульным, Дума! – прошипела Гиза на высоких нотах, хватая сестру лапой за подбородок. – Он совсем не был похож на короля, сестра.

Дальше объяснять было не надо, и Дума довела слова сестры в своей голове до логического финала, теперь уже медленно и тоже не без удивления взглянув на Скара, что к тому моменту пытался вкрутить Зире гайки за её поведение. Как-то не было в планах оказаться тетей бастарда или бастардки, если уж на то пошло, но львица взяла себя в лапы почти что приказала Гизе молчать о отце ребенка, если тот или та, или те совсем не будут похожи на Скара. Дотти оставалось лишь согласиться и поудобнее лечь на грязный камень, игнорируя толчки в брюхе.

- Шу, - Эпеси тем временем, не особенно слушая подружек, придвинула львенка к себе и лизнула за ухом, словно чувствуя его страх за свою шкурку, - я не дам тебя в обиду дурной, да и кто додумается на беззащитного львенка поднять лапу?

Львица пусть и волновалась, дергая ушами в сторону монархов, но больше уделяла времение Шу, стараясь быть заботливой мамонянюшкой. Это наверняка странно смотрелось со стороны, но Эпеси правда волновалась за потеряшку, а до остальных львят ей сейчас не было дело.

+4

427

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

428

Секунды тянулись словно товарный состав — длинные, томительно медленные, бесконечные. Парализованный ужасом львенок не замечал того, что королю, в общем-то, плевать на его присутствие, и смотрит он вовсе не на юнца, а на группу в общем, причем смотрит этак лениво, вскользь, с каким-то презрением, что ли... Всех этих нюансов Шу пока не понимал, а потому вздохнул с облегчением, едва только зеленые глаза Скара вновь обратились к Зире. Рядом с королем молчаливой тенью торчал еще один молодой лев — во всяком случае, насколько позволяла разглядеть сгустившаяся темнота, он действительно был молод. Черты его морды чем-то неуловимо напоминали Скара — уж этого-то льва Шу разглядывал почти без опасений. Тот смотрел беззлобно. Равнодушно, но беззлобно — даже, пожалуй, с любопытством, направленным, впрочем, в первую очередь на львиц. Подростка это устраивало: он совершенно не хотел внимания к своей персоне.
В общем, сегодня жрать рыжего никто не стал. Уж свезло так свезло. Пытаясь совладать с бешено колотящимся сердцем, подросток замер подле своей опекунши, не решаясь пока что двигаться. Их еще не отпустили — монарх беседовал со своей супругой; отдельные слова долетали до ушей львенка, но в целом беседу он не слышал, а потому продолжал гадать, какова же будет их судьба. Его — и тех львиц, которые сейчас окружали его. Он не слишком хорошо их знал и запомнил лишь несколько имен; к тому же, переживал он все-таки больше за свою шкуру, а не за их. И все же он знал, что от их благополучия зависит и его жизнь.
Эпеси с готовностью принялась утешать своего подопечного, и Шу терпел, пока она вылизывала его за ухом, а затем приглаживала челку. Ее прикосновения не успокаивали, по крайней мере, не сейчас, когда король все еще был близко. Рыжий уже знал, что будет держаться подальше от монаршьего взгляда — там, где его не будут видеть. Он хмыкнул. Беззащитного львенка, она сказала? Может быть, Эпеси видела в нем львенка, но дайте ему еще пару месяцев и побольше еды — и он, пожалуй, сравняется ростом со своей опекуншей, благо та невелика. И сложен он совсем по-другому, не так, как Скар... впервые львенок глянул на короля изучающе, хоть и мельком — сразу же опасливо отвел взгляд, но ему хватило этого, чтобы заметить, что черногривый невелик и довольно поджар, а зад у него костлявый и тощий.
Самец отступил еще на шаг, скрываясь за спинами других львиц. Ему отчаянно хотелось встряхнуть промокшую гриву — а еще размять лапы, уставшие от монотонной ходьбы и стояния на скале. Спать тоже хотелось... но еще больше хотелось есть, а еды не было ровно ни крошки. Обратив свой взгляд к Эпеси, Шу хотел было вполголоса пожаловаться на это, но, заметив очередное движение Скара, продолжавшего беседовать с Зирой, решил промолчать. Его голос в последнее время играл с ним дурные шуточки: вместо привычного детского голоска выходил то фальцет, причем неожиданно громкий, будто рядом мышь придавили, то басовитое урчание. Привлекать внимание короля подобным образом львенок не хотел, хотя терпеть было сложно. Он и прежде бы непоседой, и все еще оставался ребенком.
К счастью, его внимание отвлекли далекий гул и рокот. Вздрогнув от неожиданности, Шу повернул морду в сторону неразличимого в темноте Килиманджаро. Небо над саванной было затянуто тучами, но ему показалось, что над вулканом эти тучи имеют какой-то другой, неприятный оттенок. И будто бы там отсветы какие-то... Красиво, но немного пугающе — хотя львенок сел, развесив уши, и просто смотрел в ту сторону, убежденный в том, что на скале прайда ему уж точно ничего не грозит.
Разве что Скар все-таки передумает и сожрет его.

+2

429

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо по ту сторону реки Зубери заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье вулкана Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

430

Зира, не удержавшись, адресовала супругу полный убийственной иронии взгляд — благо, тот уже отвернул от нее усатую морду и надменно демонстрировал королеве свой прилизанный затылок, не замечая, как она вовсю корчит рожи за его спиной. Порой у львицы так и чесалась лапа засветить ему крепкого, отрезвляющего тумака, чтобы он прекратил вести себя с ней так, будто она была ничем не лучше грязи под его худосочной задницей... Конечно, Скар обращался так с львиной (простите за невольный каламбур) частью прайда, но она-то чем заслуживала такого отношения? В конце концов, не ее вина, что их младшие сыновья не дожили до подросткового возраста! Она холила и лелеяла обоих малышей, тряслась над ними, точно заботливая курица, а те, в свою очередь, обещали вырасти сильными и красивыми, полностью здоровыми самцами — не то, что их костлявый папаша. Зира украдкой поскрежетала зубами друг о друга, в который уже раз мысленно воздав проклятье недотепе Сандору и всем существующим богам, что позволили ее мальчикам умереть, да еще и такой глупой, чертовски ранней смертью. И мало того, что у них со Скаром не осталось других детенышей, так теперь он еще всячески воротил от нее рожу, показывая, как сильно он в ней разочарован. Так и хотелось вцепиться ему когтями в плечи и хорошенько встряхнуть, а затем пристально посмотреть в глаза и серьезно спросить: а ты, случаем, ничего не попутал, милый? Может быть, у тебя есть какая-то иная поддержка в рядах помирающих с голоду охотниц?

Скар, Скар, — усилием воли подавив вспыхнувшее внутри нее раздражение, вновь елейно пропела Зира. — Ты ведь не рассчитываешь на то, что здешние самцы встанут на твою защиту, если вдруг Шензи и ее клану приспичит утолить голод твоими царственными костями? Или ты спрячешься за спину малышу Мхиту? — львица скептично фыркнула, не скрывая своего пренебрежения. — Хоть раз в жизни притворись добрым, гостеприимным правителем, и тогда, быть может, этот львенок со временем станет твоим преданным слугой. Да и его горемычная мамаша будет куда охотнее тебя слушаться, зная, что ты ни за что не обидишь ее драгоценного сынка, — терпеливо растолковывая муженьку все эти очевидные вещи, львица снова незаметно обошла его стороной и многозначительно заглянула в лицо правителю, как бы говоря всем своим видом: послушай меня, дуралей, Зира плохого не посоветует! — К слову, о сыновьях... — добавила она многозначительным шепотом. — Не спеши так быстро сбрасывать меня со счетов, дорогой. Я далеко не стара, и все еще крепка здоровьем, чтобы подарить тебе целую ватагу маленьких Скарчиков... если ты, конечно, сам этого пожелаешь, — и охотница с явственно различимым, томным мурлыканьем прошлась в миллиметровой близости от Скара, вновь подобострастно обтершись о него всем своим телом, не забыв также мягко пройтись кисточкой хвоста по его мохнатому подбородку. Заодно и запах на нем свой оставила — обновила метки, так сказать.

"Надеюсь, тебе хватит ума меня послушаться," — проворчала она уже мысленно, двинувшись обратно к смиренно дожидавшимся ее львицам, на ходу нарочно мотыляя из стороны в сторону костлявыми бедрами — своего рода напоминание Скару о том, что есть еще порох в пороховницах. Приблизившись к группе, она одарила всех присутствующих слегка усталой, в чем-то даже извиняющейся улыбкой.

Мой супруг сегодня не в духе, — пояснила она негромко, — но он согласен принять вас в прайд, так что можете быть спокойны. Хм, — Зира перевела взгляд на отошедшую в сторонку Гизу, обратив внимание на то, как глубоко и часто та вздыхала. Тонкие угловатые брови царицы немедленно тревожно сошлись на переносице: как бы эта глупышка не разродилась прямиком здесь, под носом у Скара и его вечно голодных прихвостней. — Твой срок уже подошел? — прямо осведомилась Зира у несчастной самки. — Впрочем, можешь не отвечать, и так вижу, что вот-вот родишь. Помогите ей подняться в пещеру, — скомандовала она остальным охотницам, кивком головы указав на пологий песчаный склон, ведущий прямиком ко входу в королевское логово. — А я позову Рафики на помощь. Он поможет облегчить ро... — резко осекшись, Зира недоуменно воззрилась на залитую ярчайшим светом каменную площадку и нижнюю поверхность утеса, а также на вытянутые морды замерших перед ней львиц — и только затем догадалась обернуться к полыхнувшему с силой десятка восходящих солнц Килиманджаро, широко разинув пасть от удивления. Кажется, даже Гиза на пару секунд забыла о том, что собралась рожать: внимание всех присутствующих под скалой львов и гиен оказалось намертво приковано к взорвавшемуся вулкану. Страшный грохот и рев достиг их ушей лишь спустя несколько долгих мгновений, и тогда все присутствующие дружно рухнули на сухую землю, в страхе припав к ней животами. Зира не стала исключением из общего правила — испуганно прижав уши к голове, львица крепко-накрепко зажмурилась и слегка отвернула голову, уберегая глаза от резкого порыва обжигающего ветра... А затем вновь ошарашенно их распахнула, внезапно ощутив странные толчки где-то в глубине собственного брюха. Неизвестно, что больше ее шокировало, это или творящийся на горизонте огненный апокалипсис; в любом случае, Зира обескураженно замерла в таком положении, не решаясь подняться на лапы раньше времени и просто молчаливо прислушиваясь к внутренним ощущениям, гадая, что это на самом деле было. Хотя, вообще-то, она прекрасно это знала... Просто не спешила верить собственному счастью, тем более, что сейчас было не самое подходящее время для радостных воплей в духе "Я СНОВА БУДУ МАМОЙ!!1".

А жаль.

"Что бы это ни было, оно не спешит добираться до Скалы," — в конце концов, мысленно заключила Зира, с преувеличенной осторожностью поднимаясь со своего места. Она боялась, что новые взрывы вновь опрокинут ее на землю... Нет, за себя Зира не шибко беспокоилась, а вот за своих не рожденных львят — еще как! Спасибо, хватило ей одного удара по беременному животу, больше не надо. Коротко зыркнув по сторонам, королева убедилась в том, что никто из приведенных ею львиц, включая Гизу, не пострадал (за гиен она вот вообще ни капли не беспокоилась), и, развернувшись кругом, со всех лап поспешила обратно к Скару, неосознанно ища в нем защиты и поддержки.

Скар, дорогой, — в ее тихом, донельзя тревожном голосе не осталось и намека на былое лебезение. — Может, нам лучше уйти в пещеру? Это выглядит опасным, — и она вновь беспокойно оглянулась на изрыгающий столп раскаленного пепла вулкан, гадая, что происходит сейчас у его затянутого дымом подножья. Скорее всего, там разыгрался нешуточный пожар... Сдержанный ответ Скара заставил ее недовольно поморщится: вечно он ставил свои личные интересы превыше ее! Впрочем, он ведь не отказывался уйти в логово чуть позже... Львица нехотя попятилась назад, пропуская супруга на утес, а затем и вовсе отошла обратно к пришлым охотницам, усевшись рядом с ними.

Мой муж хочет сделать важное объявление, — пояснила она, то и дело нервно дергая кончиком хвоста. Взгляд ее то и дело возвращался к зловеще громыхающему на востоке Килиманджаро. — Послушаем, что он скажет, и уйдем в пещеру... Эй, ты, — неожиданно раздраженно рявкнула Зира в адрес растерянно замершего в стороне крокута. — Возьми кого-нибудь из своих приятелей и отправляйся к Рафики. Скажете ему, чтобы немедленно явился на Скалу и принял роды у нашей новенькой охотницы. Пошевеливайся, недоумок! — последний агрессивный рык заставил гиену визгливо подпрыгнуть и послушно рвануть в указанном направлении, нервно гогоча на бегу.

+5

431

Скар не мог не усмехнуться краем губ своей угловатой морды, замечая, как меняется взгляд сына после каждого его слова о трезвом рассудке и умении отделять зерна от плевел в этом извечном цикле друзей и врагов. В данном же случае врагов и ненавистников. Лиланда был ярым тому примером. Он бы никогда не накормил Мхиту, будь то голоден и никогда бы не протянул лапу помощи Скару, упади он без сил.

- С возрастом приходит опыт, Мхиту, не так давно ты бы с радостью погнал всех гиен прочь, но в этот раз именно они спасли твою жизнь. Ну не ирония ли? – монарх поднимает лапу и цепляет когтями подбородок сына, направляя его взгляд в свой, смотрит лишь миг, чтобы следом отпустить с еще более широким оскалом, точно заглянул в душу самого себя, но молодого. – Меня забавляет твоё пренебрежение нашими младшими друзьями-падальщиками.

Но, возвращаясь к супруге. Оскал сошел с морды, как грязь со шкуры, когда блаженная и единственная, почти, начала буквально вливать в уши монарха что-то там про преданность и спасение царской задницы. Зеленые глаза опасно прищурились, точно пытались пробиться пристальностью своего взгляда сквозь все завесы тайн Зиры и выведать, чего же она хочет на самом деле. Оставить этих самок и львенка? Царь прыснул, спорить с этой фурией себе дороже, особенно, когда она уже выбрала себе подарок в женский день и ждет, когда муж всё оплатит. Придется оплатить, иначе мозг с ушами сожрет, а хвост вместо зубной нити использует.

- Они остаются, - кислотно-милостиво протянул царь, повторяясь и вновь окинув чужаков своим уставшим взором, на миг дольше задержав свой взгляд на животе Дотти. – Но сделать так, чтобы каждый раз твои новенькие охотницы возвращались с добычей, если не хочешь быть обсмеянной здешними самками. Не думаю, что малец будет всюду за своей нянькой бегать, да и не мужское это дело – антилоп гонять. И ему найди дело. Мхиту, самое время начать собирать себе единомышленников, - намек отца сыну.

Он повторялся, понимал это и все-равно говорил почти одно и тоже, надеясь, что жена услышит его и перестанет бегать вокруг и изображать молодуху. Да, не зря Скар подумал про возраст, ведь дражайшая принялась сладко шептать про возможности своих детородных органов, вся она такая готовая, в самом соку. Поддался, принимая заигрывая жены, провожая её походку прожигающим от ожидания взглядом. Вот только грустно будет, если в момент создания этих самых «Скарчиков», сам Скар уснет на жене из-за продолжительного отсутствия сна. Кажется, он не спал уже вторые сутки, испытывая проблемы с окружением раз за разом. 

- Мы обязательно вернемся к этом вопросу, Зира, как только ты отведешь львиц в пещеру, а я объявлю остальным одну важную новость. Несомненно, она их обрадует, - по-змеиному зашептал монарх, поднимаясь к верхушке церемониального утеса, где не так давно объявлял Мхиту своим наследником.

И вот снова он подходит к вершине, снова ступает уставшими лапами по холодному камню, его глаза направлены лишь вперед, а под наклонным камнем простирается широким краем мокрая земля, на которой стоят кучками гиены и львы, ожидая слов своего монарха. Едва ли они ждут чего-то хорошего на самом деле. Странное погодное явление впереди явно заботит Зиру и Скар удивленно распахивает глаза, когда видит на её извечно смелой морде тень страха. Это было… странно. Така даже поймал себя на мысли, что испугался не столько происходящего вдали, сколько страха самой жены. Минутная заминка, точно самец потерялся в мыслях и вот он уже прижимает Зиру к своей груди правой лапой и резким движением языка касается её щеки, успокаивая.

- Это не займет много времени, Зира, нас не коснется то зарево.

И лишь царица могла заметить легкую дрожь хвоста своего супруга. Конечно, он тоже испугался неизвестного вдали, но гордость была сильнее прочих эмоций. Последние пару шагов и царь виден всем с вершины утеса. Он рычит под последнее эхо каменного грохота, призывая перепуганных животных замолчать и слушать.

- Гиены собрали вас здесь не просто так, - Скар говорит без лишних реплик, стараясь не превращать новость в лекцию о правильном поведении. – Сегодня мне пришлось поступить так, как должно, но вовсе не так, как хотели бы этого вы все. Сараби, жена моего погибшего брата, мать моих погибших племянников не выдержала всех тягот своей судьбы и сломалась под тяжестью горя. Неизвестно зачем, но она пошла против закона Прайда, совершенно не подумав о вас. Выйдя к границам территорий, я застал её за разговором с чужаками, - царь замолчал на миг, внимательно смотря вниз, особенно на одну из самых старых львиц – мать самой Сараби. – Законы незыблемы. И каждый должен отвечать за свои ошибки. Ошибкой Сараби стала попытка выдать все наши секреты пришлым одиночкам. И мне пришлось изгнать её, изгнать ту, кто раньше сама была примером лучшего на наших землях.  Мне не принесло радости сделанное, но если я махну лапой на один проступок, дам начало конца собственным бездействием.

Морды подданных были одна краше другой, они явно не думали, что Така изгонит ту, что смотрела смело ему в глаза и не боялась пойти против его слов, если они отдавали душком глупости. В итоге же, они потеряли еще один столп надежды в своих серых душах.

- С этого момента патрулей на границах станет еще больше. Я не намерен терпеть непослушания на своих землях… - Скар хотел уже закончить, но как нельзя вовремя вспенил о новеньких. – Все нынешние охотницы лишаются возможности самостоятельно выходить на охоту. Моя супруга нашла тех, кто способен найти нам пропитание даже в столь суровое время. Именно благодаря им мы сможем продержаться до прихода солнца и сухости. Распущенные группы охотниц
отныне и впредь будут доедать то, что осталось после всего прайда.

Сухой кивок с вершины и гиены под утесом расходятся, давая понять львам, что царь сказал всё и более их не держит. Сам Така следом вернулся к жене и новеньким, кивая им всем в сторону пещеры. Тишины, ему хотелось хотя бы немного тишины и относительного одиночества. Да только будет ли оно среди всех этих львиц и одной, почти рожавшей на данный момент.

Интересно, каковы будут дети от неё.

→ Общая пещера

+6

432

---→ Баобаб

Нет, он едва не выполнил свою угрозу прокатиться на гиеньей спине. Рафики стояло больших усилий не приложить пятнистых гиен по голове палкой этак раза два, когда те начали строить крайне подозрительные планы по поводу поиска еды. Старик, ловкими прыжками-шагами всё сокращая расстояние между скалой и собой, пытался абстрагироваться от разговоров практичных хищников, которые так и жаждали лишь бы пожрать. Их даже не особо заботило происходящее на вулкане!

На утёсе, кажется, остальных это тоже не волновало. Только забравшись туда (без помощи ехидных гиен), мандрил сразу понял, что пятнистые не ошиблись в причине, по которой он был так необходим. Одна из самок, которую он не так давно осматривал, значительно колыхало. Её живот не вызвал у Рафики каких-либо опасений во время проверки на чуму, но он не предполагал, что она была настолько на сносях. Бегло окинув площадку взглядом, он по-наглому распихал всех окружающих и хотел было обратиться то ли к Скару, то ли к Зире, но его прервали.

Мандрил успел к концу объявления короля и чётко слышал лишь часть об ужесточении патрулей, однако прекрасно понял случившееся и ужаснулся. Скар потихоньку сходил с ума, и это мог сказать любой здравомыслящий лев, даже не обладая знаниями шамана и лекаря. Вообще всё вокруг начинало брендить, и единственное, что утешало старика — осознание, что хотя бы Симба жив. И что к нему на помощь спешат друзья. Но сейчай сон был тут, и требовалась его помощь.

- Ей нужно спокойное место, — сказал Рафики в спину Скару. Или в морду Зиры, тут кто уж как отреагирует. Хозяйским жестом мандрил легко подтолкнул самку по направлению к общей пещере, ладонью дотронувшись до плеча. Он давно привык, что Зира огрызается на каждое его прикосновение, но вряд ли сейчас эта самка была в силах что-то сказать против. Даже с учётом, что это теперь вроде как одна из основных охотниц. В конце концов, и с такой он справится, не впервой.

Быстрого взгляда хватило
, чтобы оставшиеся любопытными гиены сгинули из поля зрения, не желая получить посохом по хребту. Только этих падальщиков ему только не хватало на родах-то. Во время медленного перехода он постарался завести негромких диалог — в конце концов это должно было хоть немного отвлечь львицу от волнения.

- Это твои первые дети? — уточнил он так, чтобы никто иной не расслышал. Это не та информация, что следовало слышать всем, да и интересна она была исключительно лекарю. Приготовившись к ехидным и обидным речам, шаман уже мысленно подбирал травы и представлял себе место в пещере, где самка сможет хотя бы прилечь.

---→ Общая пещера

+2

433

Офф

Все действия игровых и НПЦ-персонажей (в том числе бездействие Скара) обговорены с игроками и администрацией.

>>> Земли Гордости >>> Великое ущелье >>>

---------------

Не успели они с Тамой разойтись на поиски желающих присоединиться к восстанию — хотя на данный момент это было ещё не восстание, а просто внутренний порыв к действиям, что позволят хоть как-то изменить сложившуюся ситуацию, — как их заметила группа гиен-гонцов, известивших львиц о том, что король желает сделать объявление и они обязаны при этом присутствовать. За долгие месяцы правления Скара Сарафина, как бы прискорбно это ни звучало, уже успела привыкнуть выполнять все приказы постепенно сходившего с ума монарха, в том числе — переданные через его пятнистых приспешников, так что, не тратя силы и время на бессмысленные ссоры с падальщиками, она лишь покорно поплелась в сторону Скалы Прайда. В конце концов, львица первым делом собиралась податься именно туда.

Мысли беспорядочным строем носились в её голове. Кто из львов их прайда будет согласен присоединиться к будущему… подполью? К кому можно будет обратиться с этим вопросом, не навлекая на себя опасность быть изгнанной или убитой по приказу короля? Где можно было бы поговорить с потенциальными союзниками, не привлекая внимания и не вызывая подозрения вездесущих гиен? Где они будут собираться в будущем? Какие действия им необходимо будет предпринять? Тысяча вопросов один за другим возникала в голове Сарафины — не успевала она подумать над ответом хотя бы на один из них, как тут же возникал другой. Львица так сильно погрязла в своих раздумьях, что, даже если шагающая рядом Тама и обращалась к ней, матёрая самка этого не слышала. Как не заметила она и того, что вечер сменился ночью, а они добрались до места назначения.

Атмосфера

Поляна перед Церемониальным утёсом уже была запружена львами, окружённым полукругом гиен, будто сторожащих обитателей прайда как преступников. Дёрнув плечами и неприятно поёжившись от присутствия такого большого количества падальщиков, Сарафина села на свободное место, следя за тем, как Скар неторопливо, вальяжно и гордо выпятив грудь поднимается на вершину скалы.

А затем ярчайшая вспышка осветила фигуру короля, удивлённо распахнувшего глаза (что Сарафина увидела лишь мельком и не придала этому большого значения, поскольку яркое зарево на востоке полностью поглотило её внимание), и всех присутствующих на поляне. Прошла пара секунд — и из-под земли раздался мерный гул, а земля задрожала, заставив львицу приподняться от удивления и пошире расставить лапы, чтобы сохранить равновесие. Ко всему прочему добавился и грохот камней, скатывающихся с вершины Скалы Прайда — увы, к сожалению многих присутствующих, ни один из них не раздавил под собой Скара.

Постепенно всё начало затухать, но взгляды находящихся под утёсом членов прайда и клана ещё долго были направлены на Килиманджаро. Во всяком случае, до тех пор, пока поляну не накрыл громкий и глубокий голос короля. Сарафина ещё какое-то с опасением, страхом и заинтересованностью смотрела в сторону вулкана, но стоило Скару произнести имя её верной подруги, как взгляд самки тут же метнулся вверх, прямо на фигуру монарха. С каждой его фразой, с каждым словом, которое произносил Скар, морда Сарафины принимала всё более хмурое выражение — брови свелись к переносице, уголки рта поползли вниз, взгляд стал суров.

Ошибкой Сараби стала попытка выдать все наши секреты пришлым одиночкам.

Это неправда! — не выдержав потока лжи, несправедливых осуждений и наговоров короля, Сарафина выпрямилась во весь свой рост и сделала шаг вперёд, по сути, в открытую бросая вызов королю. — Ты лж… — закончить она не успела, к её же счастью вовремя остановленная находившейся рядом Тамой. И если монарх, похоже, за грохотом вулкана не услышал дерзкой фразы матери нынешнего наследника, то вот сидящие неподалеку гиены приподнялись с земли и угрожающе оскалили пасти. И вновь к счастью Сарафины их пыл остудила юная подруга Налы — стоило ей произнести извинения, оправдав действия матёрой львицы недавней потерей дочери, как падальщики отступили назад, тем не менее, продолжая кидать враждебные взгляды в сторону самок.

Однако гиены тут же были забыты, как только краем глаза Сарафина уловила будто мешком свалившуюся в паре метров от неё львицу.

Шаэрти!

Почти одновременно с Наандой подскочив к матери Сараби, Сарафина склонилась над львицей — та явно была в обмороке. Долгое голодание — а рёбра на её старом теле торчали более явно, чем у молодых (молодых по сравнению с Шаэрти, конечно) львиц — вкупе с такой шокирующей новостью, поданой матери так бесцеремонно, наконец нашли своё отражение на состоянии одного из самых старших жителей Земель Гордости. И Сарафина, и Наанда лишь обеспокоенно хлопотали вокруг Шаэрти, не зная, что предпринять, но, к счастью львиц, самка открыла глаза уже через пару минут.

Распущенные группы охотниц отныне и впредь будут доедать то, что осталось после всего прайда, — раздалось тем временем с утёса, после чего тощий круп Скара не спеша скрылся за выступом. Окружавшие львов гиены так же начали расходиться.

Морда Сарафины, перекошенная ненавистью, была обращена к утёсу. Брови нахмурены, верхняя губа чуть приподнята, едва обнажая клыки, шерсть на загривке поднята дыбом, а в глазах горит огонь. Вряд ли кто-то из присутствующих мог подумать, что эта львица может выглядеть так. Потерять короля, наследников, дочь, одного из сильных самцов прайда и верную подругу; несколько месяцев голодать и жить по соседству с гиенами, жрущими за десятерых, не допускающими львов к остаткам пищи и размножающихся со скоростью света, а потом получить приказ питаться жалкими костями — если они вообще останутся; постоянно, каждый день бояться ступить лишний шаг, произнести лишнее слово, посмотреть не туда, ходить, озираясь и думая о том, что тебя могут изгнать или убить за малейшую провинность. Неужто Скар полагал, что его подданные всю жизнь будут терпеть подобное?..

Будь она более горячей натурой, ей богу, Сарафина тот час же сорвалась бы с места, нагнала короля и впилась клыками в его глотку, желая убить и не заботясь о том, насколько удачно у неё выйдет это сделать и что с ней станет потом.

Но надо было действовать хитрее. И теперь, когда всё сказанное и произошедшее стало последней каплей, Сарафина уяснила для себя одно: она спасёт родной прайд от тирании узурпатора.

Или погибнет.

Отредактировано Сарафина (20 Ноя 2017 21:35:39)

+6


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес