Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес


Церемониальный утес

Сообщений 451 страница 456 из 456

1

http://sg.uploads.ru/bwkLX.png

Все важные церемонии происходят здесь. Длинный утес вздымается к небу, а под ним заросшая травой поляна, на которой любят играть львята. Сбоку начинается каменное нагромождение, подобно ступеням ведущее к площадке перед королевской пещерой.


*ссылка на устаревшую локацию - Церемониальный утес

0

451

◄ Поле костей

Внезапно спавшая с Шензи хандра сначала оставила после себя злость в самом чистом ее виде - именно на ее запале матриарх и поскакала в сторону Земель гордости - а после, когда к внезапно вспыхнувшим после долгой спячки чувствам подключились разумные мысли, смятение.

Казалось бы, ситуация была до абсурдности простая: иди да требуй. Тем более, вон, как давно уже собиралась это сделать, даже речи на эту тему толкала; клановые поди уже спели подумать, что главная струхнула. Но нет, не смотря на бушующее на душе негодование Шензи понимала - все сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Если бы мозги во время не подключились к процессу она, наверное, так бы и залетела на чистом импульсе к Скару, и мощно так, с наездом, потребовала для своих жрачки. Банзай к этому мероприятию с большим удовольствием бы подключился и, гляди, быть может у них и вышло таким образом что-нибудь.
Но гораздо более вероятен был вариант, что Скар выпнул бы их со своей "аудиенции" обратно восвояси, сказав, чтоб терпели и не выеживались.

И, если быть честным, он совершенно точно так же мог сделать и сейчас.

Шензи очень удручал тот факт, что бить это его "сидите и ждите" было нечем. Если раньше, до болезни, засухи и прочих ворохов неприятностей, она могла как-либо действенно пригрозить Скару, "отжать" мясо или земли числом, силой или наглостью, то сейчас у клана осталось разве что только последнее. Заднице его величества даже не нужно прогуливаться до Кладбища, чтобы понять: гиен в сравнении с каким угодно "до" стало значительно меньше. А то количество, что осталось сейчас, остервенело от голода настолько, что кидается друг на друга, либо едва волочит лапы по той же причине. Было, конечно, несколько более-менее адекватных голов; только они и ходили сейчас в патруль, на случай, если кошачьим мордам заблагорассудится поймать что-то съестное.

Постепенно уверенность в успехе, что так охватила ее поначалу, сошла на нет. Окончательно ее дотушил мелкий и противный дождь, хлынувший с неба вполне ожидаемо.
"Жаловались на одно, а второе оказалось еще хуже", - она иронично искривила губу, не сама особо понимая, была ли эта мысль о равноценной отвратительности засухи и потопов, или... о чем-то другом.

Банзай же несся вперед воодушевленный чуть более, чем полностью. Его простой, как булыжник, решимостью можно было бы и заразиться даже, если бы Шензи не осознавала в полной мере отсутствие у них преимущества.

Когда давить силой они больше не в состоянии, матриарх могла надеется разве что на старую дружбу с королем, да на горсть слов и обещаний, данных им еще в молодости. Прокручивая в голове сказанное Скаром тогда, коркутка хотела бы во все то верить и не сомневаться... Да и верила, наверное, до сих пор.
Только вот со спины отчаянно подпирала потребность голодных до одури гиен в еде, и, как следствие этой потребности, необходимость хоть каких-то действий со стороны того самого старого друга.

- Прибыли, - приближаясь к скале, Шензи буркнула это таким тоном, что Банзай наконец-то обратил внимания на пропажу у главной былого настроя. Он было приободряюще боднул ее плечом, но, получив в ответ предупреждающее рычание, тут же отстранился даже немного дальше того, где шел до этого.
Кажется, он немного стушевался от такого. Но стоило им двоим подняться по склону на утес, как самец тут же, с  накопленным по дороге гонором, крикнул:

- Эй, босс! - Шензи неодобрительно покосилась на Банзая, остановив его после следующей фразы. - Есть один вопросик!

- Дай лучше я... - выступая вперед, Шензи настороженно уставилась на выход из королевской пещеры.

"Ждать действительно больше нельзя", - самка вздохнула и прикрыла глаза, собираясь с мыслями и подбирая слова.

Отредактировано Шензи (5 Апр 2018 20:06:35)

+4

452

<<<< Поле Костей

Для Банзая было непередаваемым счастьем вновь узнавать в разозлившейся крокуте ту старую и добрую Шензи, которая была способна одним только рявком разнять целую свору дерущихся и навести порядок на всем Кладбище. Натянув на серую рожу воистину зловещий оскал, самец старательно перебирал лапами рядом с матриархом и мысленно предвкушал, каких пиздюлей Шензи собирается отвесить их общему гривастому «другу», дабы тот, наконец, обратил внимания на Клан и начал шевелиться в сторону своих верноподданных. Правда, у Скара и без гиен имелся целый полк голодных кошачьих ртов, однако на них Банзаю было откровенно начхать – его заботил лишь собственный желудок, который от отсутствия пищи в последнее время буквально присох к хребту. Ведь кто помог черногривому интригану укрепиться в своей власти над Землями Гордости? Уж не его ли драгоценные охотницы, не способные даже загнать достаточное количество тушек? 

Повернув свою лыбящуюся рожу к Шензи, крокут ободряюще взмахнул своей всклоченной метелкой хвоста, тем самым выражая готовность всеми лапами и клыками поддерживать подругу в предстоящем разговоре с монархом и расчищать ей путь аж до самой Скалы. Не обремененный способностями к вдумчивому размышлению и анализу самец, разумеется, особо не вникал в текущие проблемы Клана, хоть и догадывался, что дела у них, мягко  говоря, хероватенькие. Он просто жил одним днем, руководствуясь лишь удовлетворением своих текущих потребностей. Хочется жрать? Можно сгонять на охоту, а когда совсем лень - заграбастать грубой силой чужую добычу. Грязно и мокро валяться на земле? Иди, найди себе камень почище да посуше. Плохое настроение? Взял и сцепился с каким-нибудь провокатором из разряда "это ты под чей хвост сейчас плюнул, тупица?"

Затянувшаяся депрессия матриарха заставила даже столь непритязательного Банзая все чаще задумываться о будущем, которое в своей перспективе выглядело как стухшие трупные останки, пережеванные и выблеванные еще кем-то – не полезно и не вкусно даже гиене. Еще и Мороуз (чтоб ему по лысой башке кокосом прилетело!) беззастенчиво высказывал сомнения насчет  Шензи, язвительно полагая, что время ее власти уже стремительно пересчитывается молоденькими, куда более боеспособными самками. Крокут злился и скалился на вредного грифа, однако в глубине души Банзаю приходилось признавать, что в колких словах птицы есть доля правды, и с каждым прожитым впустую днем, эта доля только растет.

Поэтому пятнистый падальщик так рьяно и несся к королю, следом за очухавшейся Шензи, опасаясь даже переводить дух и молясь лишь об одном – чтобы та внезапно не передумала. Приподнятые, словно широкие лопасти уши разве только парусами не реяли по ветру, всклоченный хвост торчал вороненым пистолетом, пересохший язык свешивался из открытой пасти – черт, даже Эд бы позавидовал столь сумасшедшему образу своего названного брата, которого все обычно привыкли видеть хмурым и раздражительным!

- Не забудь поискать у себя тормоз,, - откуда-то с высоты хмыкнул Мороуз, косясь на скачущего хозяина. – А то так и до океана недурно домчаться.

В другое время Банзай бы непременно отвесил грифу куда более саркастическую шутеечку, однако сейчас он лишь упрямо прибавил шагу, окончательно превратившись в гиену, в чей бак залили ракетное топливо и которую может остановить разве только внезапный Апокалипсис под лапами. Или, скажем, ворчливый оклик матриарха.

- Прибыли.

За столько лет дружеского трения бок о бок Банзай отлично приноровился различать даже малейшие интонации в голосе своей подруге, чтобы сию же секунду понять – с ее мыслями вновь что-то не так, и у самого королевского престола решительности у Шензи как-то резко поубавилось, уступив место очередному смятению, о причинах которого Банзаю осталось лишь ломать свой прямолинейный и несколько недалекий мозг.  Или самка начала пасовать гораздо раньше, просто крокут не удосужился своевременно заметить ее перемену настроения?

Взглянув на мрачную атаманшу, Банзай невольно нахмурился, однако все-таки попытался сохранить непринужденную мину, растянув губы в широкой, несколько жутковатой ухмылке.

- Не трусь, старуха! – дружеский тычок локтем в серое брюхо крокуты и доверительный взмах хвостом, от которого сразу же отклеилось несколько мух. – Вместе мы сила! - … и короткий прыжок в сторону, сработанный чисто на рефлексе самосохранения.  – Ну эй! Да что я такого сказал-то? – с нотками обиды в голосе возмутился Банзай на рычание самки. – Ладно-ладно, не смотри на меня, как на врага!

Впрочем, самец сопел недолго на столь агрессивную реакцию Шензи - она и так в последнее время ходила чернее тучи, что там крокуту какое-то рычание теперь, когда гиены уже практически прибыли к логову монарха? Ну разве только, что матриарх  все-таки позорно свернет обратно, когда до короля оставалось всего каких-то несколько жалких прыжков.

- Эй, босс! – в таком случае, Банзай был сам готов провести переговоры с черногривым правителем, раз уж его подруга до сих пор колеблется выносить Скару ультиматумы на предмет обеспечения Клана пищей. Что в этом сложного-то? – Есть один вопросик!

Однако Шензи, как и следовало ожидать от матриарха целой своры гиен, все-таки решила взять дипломатическую миссию в свои лапы, показательно отстранив Банзая от возможности первым изложить суть их нужд. Грубоватая манера изложения самца вместе с его недальновидностью были способны обернуться для Клана куда большими проблемами, чем есть сейчас. Поэтому Банзай, послушно захлопнув челюсть, пропустил главную самку вперед, а сам устало плюхнулся задницей на каменистый пол, смачно облизнув пересохший от бега нос и терпеливо ожидая выхода своего короля.

Пока еще «своего».

Отредактировано Банзай (12 Апр 2018 09:47:39)

+4

453

→ Королевская пещера.

Перебирая лениво лапами, Скар без особой на то радости покинул пещеру с супругой, выходя в объятия непрекращающейся непогода. Он и не надеялся на солнышко, чего уж, но вот тумана и мелкого дождя, вызывающего озноб и влагу под шерстью, видеть определенно не хотел. Хрипло вздыхая с последующим закатыванием глазных яблок почти настолько, что еще чуть-чуть и мозг родной увидишь, монарх вышел почти к самому подъему на край утеса, выглядывая с высоту окружение скалы. Увы, вид так же не прельщал матерого самца, всюду шлындали перепачканные и слабые львы и львицы, гиены ржали в своих группках, обсуждая очередной кустарный юморок, а кого-либо из приближенных Скар так и не увидел. Отсутствие принца и вовсе наложило тень на его костлявую морду, проявляя сложившуюся на переносице гармошку – признак раздражения.

- И где его черти носят, - сплюнул монарх, то и дело возвращаясь мыслями к ожидавших его гиенам.

Да, он стол нагло проигнорировал их, решив оглядеться с высоты, так что вполне очевидны недовольства за его горбатой спиной. Ничего, не убудет, они с Шензи и не так друг к другу порой относились, не обидится же она на вполне правильное поведение короля здешних земель. Её короля. Порыскав еще немного пару знакомых глаз в окрестностях туманной низины и мысленно ругаясь на совершенно не преданного Зазу, который, кстати, мог слетать и найти своего будущего короля, Скар все же разворачивается ордой к подруге и её спутнику, жеманно им улыбаясь с привычной, нахальной искрой во взгляде.

- Друзья мои, - привычная им обоим фальшь, ну или только Скару, - давно я вас не видел, признаться даже, отгонять начал мысли о предательстве.

Подойдя к Шензи, монарх вильнул хвостом и поддев её пухлую щеку когтистой лапой, как следует потискал, но также быстро и отпустил, делая округ главной крокуты круг. Нет, не почета. Не стоило скрывать, что на мордах этих двоих не было ничего оптимистичного и никаких хороших новостей они априори не принесли бы Скару, даже если хотели, но зато у самого Скара уже была найдена работенка для гиен Шензи.

- Как раз собирался послать за тобой, - от жеманности не осталось и следа, да и устал Така лыбится без повода, как такового, он своё уже успел наулыбать, теперь здравствует. – Появление сестры Нари заметно меня отрезвило, милочка, как оказалось, - Така брезгливо хмыкнул, когда в полуметре от него на камень упало последствие пищеварения пролетающей мимо птицы, – мы ничего не знаем о землях вокруг и владеет ли кто ими. Впрочем, Нари то своё явно уже отцарствовал.

Сев на костлявую задницу, проявляя высшую степень своего хорошего настроения и готовности к дискуссии, правитель поднес правую лапу к морде и пошевелил пальцами, разглядывая свои матовые и еще такие опасные когти. Иногда он жалел, что не ими прервал жизнь брата, ведь ощущать, как кровь самого ненавистного существа на свете стекает по твоим лапам, пропитывает шерсть и приносит вместе с этим осознание собственного величия… Что может быть лучше? Но даже без этого Скар был в принципе доволен кончиной Муфасы.

- Но ведь ты пришла сюда вместе с Банзаем не меня проведать, так? Говори, пока сюда не выскочила моя любимая жена, проклиная вас обоих за моё долгое отсутствие.

+3

454

"Явился наконец-то", - Шензи поднялась с грязной и влажной из-за тумана и дождя земли. За время, пока они с Банзаем ожидали появления монарха, она успела утомиться стоять словно каменное изваяние на своих четверых и расположилась недалеко от своего спутника. Сейчас же, когда на скале сквозь отвратительную в этой погоде видимость можно было разглядеть силуэт Скара, Шензи уставилась на него исподлобья.

Хвост, выдавая некоторую ее нервозность, лениво хлопал крокутшу по собственным бокам, пока она сама переминалась с одной лапы на другую, в нетерпении от того, что лев не спешил к ним спускаться. Эта его нерасторопность только еще более раздражала, вновь пробуждая едва отодвинутую на задний план злость.

Когда же наконец-то эта костлявая задница удостоила их своим присутсвием в непосредственной близости, при этом неизменно начав фамильярничать и распускать лапы, Шензи едва сумела сдержать возмущенный рык. Вместо этого она проследила за королем взглядом, когда он принялся нарезать вокруг них круги.

- Скар, нужно поговорить, - едва сумела сказать гиена, пред тем, как темношкурый принялся вести разговор в том направлении, которое ей было совершенно неинтересно. Конечно, взрыв Килиманджаро был достаточно примечательным событием, но в данный момент Шензи было все равно.

- Скар, - более настойчиво позвала она, когда король уселся перед ними. После этого возможность сказать свое все-таки предоставилась и она начала. - Мы делаем все, что ты от нас требуешь: патрули прочесывают границы королевства день за днем. Но если не будет еды, то патрулировать больше будет некому.

Было трудно. Шензи едва балансировала между вновь появившимся желании с наездом предъявить свои требования и тем, что бы ничего этими самыми требованиями не испортить. Говорить напрямую о том, что половина крокутов передохла под таким виртуозным королевским управлением ее старого друга не стоило, ибо тогда вряд ли его высочество предпримет хоть что-то, чтобы исправить ситуацию.
Пока он думает, что гиены ему нужны, еще можно было о чем-то говорить. Если он решит, что союз с Шензи уже бесполезен...

- Нам нужна еда. Ты обещал, что под твоим началом гиены не будут больше знать голода, но сейчас мы только его и чувствуем.

Решив все-таки показать свою уверенность и полную серьезность намерений если не словами и голосом, то взглядом, крокутша посмотрела прямо в морду Скару, не сводя своих глаз от его.

- Мы ждем исполнения королевских обещаний, - сказав это уже более твердо, Шензи так и замерла напротив льва, в ожидании его ответа.

+4

455

- Да он там дрыхнет, поди! – уже в который раз пробухтел Банзай, широко разинув пасть в смачном зевке. – Точно тебе говорю - храпит как щенок, пока мы здесь мерзнем и старимся в слепом ожидании Его Великолепия! - последние слова были брошены в довольно язвительном тоне, с театральным закатыванием желтых глазищ куда-то в мрачное небо и жеманным взмахом передней лапой. Правда, Шензи вновь проигнорировала ворчание своего пятнистого спутника, однако крокут и не думал, что самка немедленно начнет согласно кивать и интенсивно поддакивать. Она вообще словно бы с головой ушла в себя, озаботившись лишь собственными удручающими мыслями. Зато Банзай, не обремененный заботами о будущем стремительно редеющего Клана, только и мог, что скучно брюзжать вслух да переминаться с лапы на лапу, периодически выкусывая блох со своих облезлых боков. Бестолковое томление возле логова жутко раздражало, но что еще оставалось делать гиенам, пришедшим сюда вроде бы как на поклон к королю? Конечно, ради развлекухи и острых ощущений можно было бы попробовать сыграть в «Последнего героя», самоотверженно вломившись в пещеру, под завязку набитую большими кошками -  к счастью, у Шензи еще хватало ума и авторитета, дабы приструнить своего импульсивного дружка собственным примером терпеливого ожидания.

- О, босс! - наконец, до ушных лопастей крокута донесся приглушенный скрежет когтей о каменистую твердь, а через какое-то время на вершине скалы нарисовался и сам тощий силуэт Скара, который явно не торопился радостно выскакивать навстречу дорогим гостям. Более того – прежде чем спуститься к гиенам, этот недоправитель решил посвятить несколько долгих минут обзорной экскурсии, лениво поднявшись на край утеса и лупя зелеными фонариками округ своего же раздербаненного королевства. – Что он надеется там узреть? – вполголоса буркнул Банзай, нахмурив свои кустистые брови и пустив тягучую, липкую слюну из пасти. – Хорошо бы свеженькую жрачку…

Он тяжело бухнулся на задницу, тщательно выискивая в себе остатки терпения, которые помогли бы самцу сглотнуть столь очевидное пренебрежение Скара к своим верноподданным гиенам, и не лезть раньше времени на рожон, с риском получить когтистой лапой по голодной роже. Больше всего Банзая возмущало и коробило, что монарх так фамильярно отнесся к Шензи, а она почему-то спускает на тормозах подобное поведение льва, не высказывая никакого протеста. Хотя своим недалеким мозжечком крокут осознавал, что в данной ситуации клацанье зубами перед завитой, ненавистной бородкой ничего полезного падальщикам не даст.

«Блохастая костлявая шкура, - мрачно подумал Банзай, невольно посторонившись, пока лев нарезал круги вокруг главной крокуты и дергал ее за серую щеку, расписанную давними шрамами. Пятнистый самец не стал скрывать свое недовольство действиями короля, следя за хищниками с угрюмой миной. – Мысли о предательстве у него – вы только взгляните!»

На злоключения Нари и его земель Банзаю было откровенно чхать, как, впрочем, и самой Шензи. Он все ждал, когда матриарх твердым голосом озвучит цель их визита, что заставило бы Скара прислушаться к гиенам, однако тот намеренно тянул волынку, демонстрируя полное отсутствие внимания к тяготам падальщиков. Если король так и продолжит вести себя в том же наплевательском ключе… рано или поздно Клан взбунтуется, требуя мяса. И никакие тощие львицы не остановят орду голодных гиен, верно?

Конечно, это только в собственных мыслях Банзай мнился себе крутым требователем, способным ультимативно шарахнуть лапой по обломкам Килиманджаро. В действительности же, крокут до сих пор побаивался черногривого царя зверей, предпочитая инстинктивно избежать возможной ссоры.  Да и шкуркой, какой бы плешивой и всклоченной она ни была, Банзай все еще дорожил.

Вот и пришлось пока сидеть в сторонке молчаливым наблюдателем, лишь изредка цокая языком да косясь на отощавшие силуэты обоих зверей. Он подозревал, что и сам выглядит ничуть не лучше.

- У нас даже обеда нет,
- все-таки брякнул Банзай из своего угла, когда речь наконец, зашла о массовом голоде среди оставшихся животных, включая самих гиен. – И никакой закуски нет!

Ну его к черту! Им терять все равно нечего, поэтому крокут поднялся с места и решительно подошел к Шензи, хлопнув жесткой метелкой по своим ляжкам.  Нравится королю или нет, а пришла пора расплачиваться.

+5

456

I never thought hyenas essential
They're crude and unspeakably plain
But maybe they've a glimmer of potential
If allied to my vision and brain.

Морда монарха была настолько темна, насколько темным было небо над его землями. Скар откровенно не желал говорить сейчас с Шензи и её верным хвостом - Банзаем, но и отмахнуться от них так, как несколько лет назад уже не получится. Обнаглели, разжирели, а после и раздулись с голодухи. И, конечно, кого они пришли винить в последствиях соей безграничной жадности? Короля, того, кто вообще дал им возможность поставить свои лапы на ранее закрытые для них земли. Така откровенно ощущал, что его где-то обвели вокруг хвоста, собственного хвоста, который раньше сам всех уводил с верной дорожки.

Шензи обратилась к нему вновь, пока царь не скрывал своих попыток закатить глаза и чуть ли не зевнуть им в морды.

- Мы делаем все, что ты от нас требуешь: патрули прочесывают границы королевства день за днем. Но если не будет еды, то патрулировать больше будет некому.

- Шензи, ты винишь в этом меня? - Скар удивленно распахнул глаза, словно невинный львенок с самой честной душой и приложил к груди грязную от жижи лапы, пачкая себя. - Хочешь сказать я лишил вас пропитания? О, брось, дорогая, ты ведь всегда была умной гиеной, погляди сама, ходить на охоту всегда должны были львицы, но эти, - Скар скривился так, точно проглотил кусок сгнившего мяса, - почитательницы правления Муфасы делали всё, но не свои прямые обязанности. Благо, моя супруга не только красива, но и умна. Она привела новых охотниц, жаль, что вас не было тут в это время.

Упрек, никак иначе, кем бы был Скар, если бы не знал, что не всегда его подданные находятся там, где они должны находиться. Холодная зелень его глаз внимательно зацепилась за хмурую морду Шензи, ожидая хоть немного плебейского стыда за своё внезапное исчезновение из-под пристального взора владыки.

- Ох, что мне с вами делать, - той же лапой Скар потер висок, а следом махнул в сторону пещеры, откуда и вышел, - ну можете сожрать Зазу, он все-равно отказывается петь песни чуть более радостнее похоронных.

Но понимая, что птаху они жрать не станут, а вот две туши свеженькой еды мимо гиеньих носов и глаз не смогли пройти незамеченными, Така дергает хвостом и перекрывает своей сухой тушей пути к пещере, пока наглый Банзай не поскакал отвоевывать чужое. Не львиц жаль, а именно Банзая этого, разбуженная Зира превратит его в коврик, а мужу оправдывайся перед Шензи и залечивай её душевные раны парой ног антилопы. Ну или сколько там стоит скорбь по Банзаю за все года его подчинения Шензи?

Переборов себя в желании просто прогнать падальщиков подальше, попутно приказывая отправить патрули в соседние земли, король облизывает губы и переходит от состояния тирана чуть ли не к жертве обстоятельств, где претензии Шензи - чуть ли не когти в его нежную душу. Вздыхая тяжко, натружено и протяжно, Така медленно присаживается на круп и смотрит точно в глаза своей давней подруге.

- Голод - это пол беды, моя дорогая, у нас просто не будет возможности есть, если те кто окружают нас, как то был Нари, да испепелит тот вулкан его кости в труху, ощутит нашу слабость и разлад. Стада хоть как вновь пришли на наши земли, перепуганные извержением, гони своих гиен в сторону рек и будет им пир, а потом пусть они отправляются за реку и проверят, кем мы окружены. Мне нужна информация, Шензи, Банзай. Нам нужна информация, если не хотим стать теми, кем стал мой глупый братец.

Мертвецами.

- Вот вам наглядный пример слепости и глупой веры, - с издевкой пробубнил монарх тонкими губами, поднимаясь на лапы в следующий момент. - Когда гиены вернутся с отчетом мы поговорим вновь.

Be prepared!

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес