Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес


Церемониальный утес

Сообщений 451 страница 466 из 466

1

http://sg.uploads.ru/bwkLX.png

Все важные церемонии происходят здесь. Длинный утес вздымается к небу, а под ним заросшая травой поляна, на которой любят играть львята. Сбоку начинается каменное нагромождение, подобно ступеням ведущее к площадке перед королевской пещерой.


*ссылка на устаревшую локацию - Церемониальный утес

0

451

◄ Поле костей

Внезапно спавшая с Шензи хандра сначала оставила после себя злость в самом чистом ее виде - именно на ее запале матриарх и поскакала в сторону Земель гордости - а после, когда к внезапно вспыхнувшим после долгой спячки чувствам подключились разумные мысли, смятение.

Казалось бы, ситуация была до абсурдности простая: иди да требуй. Тем более, вон, как давно уже собиралась это сделать, даже речи на эту тему толкала; клановые поди уже спели подумать, что главная струхнула. Но нет, не смотря на бушующее на душе негодование Шензи понимала - все сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Если бы мозги во время не подключились к процессу она, наверное, так бы и залетела на чистом импульсе к Скару, и мощно так, с наездом, потребовала для своих жрачки. Банзай к этому мероприятию с большим удовольствием бы подключился и, гляди, быть может у них и вышло таким образом что-нибудь.
Но гораздо более вероятен был вариант, что Скар выпнул бы их со своей "аудиенции" обратно восвояси, сказав, чтоб терпели и не выеживались.

И, если быть честным, он совершенно точно так же мог сделать и сейчас.

Шензи очень удручал тот факт, что бить это его "сидите и ждите" было нечем. Если раньше, до болезни, засухи и прочих ворохов неприятностей, она могла как-либо действенно пригрозить Скару, "отжать" мясо или земли числом, силой или наглостью, то сейчас у клана осталось разве что только последнее. Заднице его величества даже не нужно прогуливаться до Кладбища, чтобы понять: гиен в сравнении с каким угодно "до" стало значительно меньше. А то количество, что осталось сейчас, остервенело от голода настолько, что кидается друг на друга, либо едва волочит лапы по той же причине. Было, конечно, несколько более-менее адекватных голов; только они и ходили сейчас в патруль, на случай, если кошачьим мордам заблагорассудится поймать что-то съестное.

Постепенно уверенность в успехе, что так охватила ее поначалу, сошла на нет. Окончательно ее дотушил мелкий и противный дождь, хлынувший с неба вполне ожидаемо.
"Жаловались на одно, а второе оказалось еще хуже", - она иронично искривила губу, не сама особо понимая, была ли эта мысль о равноценной отвратительности засухи и потопов, или... о чем-то другом.

Банзай же несся вперед воодушевленный чуть более, чем полностью. Его простой, как булыжник, решимостью можно было бы и заразиться даже, если бы Шензи не осознавала в полной мере отсутствие у них преимущества.

Когда давить силой они больше не в состоянии, матриарх могла надеется разве что на старую дружбу с королем, да на горсть слов и обещаний, данных им еще в молодости. Прокручивая в голове сказанное Скаром тогда, коркутка хотела бы во все то верить и не сомневаться... Да и верила, наверное, до сих пор.
Только вот со спины отчаянно подпирала потребность голодных до одури гиен в еде, и, как следствие этой потребности, необходимость хоть каких-то действий со стороны того самого старого друга.

- Прибыли, - приближаясь к скале, Шензи буркнула это таким тоном, что Банзай наконец-то обратил внимания на пропажу у главной былого настроя. Он было приободряюще боднул ее плечом, но, получив в ответ предупреждающее рычание, тут же отстранился даже немного дальше того, где шел до этого.
Кажется, он немного стушевался от такого. Но стоило им двоим подняться по склону на утес, как самец тут же, с  накопленным по дороге гонором, крикнул:

- Эй, босс! - Шензи неодобрительно покосилась на Банзая, остановив его после следующей фразы. - Есть один вопросик!

- Дай лучше я... - выступая вперед, Шензи настороженно уставилась на выход из королевской пещеры.

"Ждать действительно больше нельзя", - самка вздохнула и прикрыла глаза, собираясь с мыслями и подбирая слова.

Отредактировано Шензи (5 Апр 2018 20:06:35)

+4

452

<<<< Поле Костей

Для Банзая было непередаваемым счастьем вновь узнавать в разозлившейся крокуте ту старую и добрую Шензи, которая была способна одним только рявком разнять целую свору дерущихся и навести порядок на всем Кладбище. Натянув на серую рожу воистину зловещий оскал, самец старательно перебирал лапами рядом с матриархом и мысленно предвкушал, каких пиздюлей Шензи собирается отвесить их общему гривастому «другу», дабы тот, наконец, обратил внимания на Клан и начал шевелиться в сторону своих верноподданных. Правда, у Скара и без гиен имелся целый полк голодных кошачьих ртов, однако на них Банзаю было откровенно начхать – его заботил лишь собственный желудок, который от отсутствия пищи в последнее время буквально присох к хребту. Ведь кто помог черногривому интригану укрепиться в своей власти над Землями Гордости? Уж не его ли драгоценные охотницы, не способные даже загнать достаточное количество тушек? 

Повернув свою лыбящуюся рожу к Шензи, крокут ободряюще взмахнул своей всклоченной метелкой хвоста, тем самым выражая готовность всеми лапами и клыками поддерживать подругу в предстоящем разговоре с монархом и расчищать ей путь аж до самой Скалы. Не обремененный способностями к вдумчивому размышлению и анализу самец, разумеется, особо не вникал в текущие проблемы Клана, хоть и догадывался, что дела у них, мягко  говоря, хероватенькие. Он просто жил одним днем, руководствуясь лишь удовлетворением своих текущих потребностей. Хочется жрать? Можно сгонять на охоту, а когда совсем лень - заграбастать грубой силой чужую добычу. Грязно и мокро валяться на земле? Иди, найди себе камень почище да посуше. Плохое настроение? Взял и сцепился с каким-нибудь провокатором из разряда "это ты под чей хвост сейчас плюнул, тупица?"

Затянувшаяся депрессия матриарха заставила даже столь непритязательного Банзая все чаще задумываться о будущем, которое в своей перспективе выглядело как стухшие трупные останки, пережеванные и выблеванные еще кем-то – не полезно и не вкусно даже гиене. Еще и Мороуз (чтоб ему по лысой башке кокосом прилетело!) беззастенчиво высказывал сомнения насчет  Шензи, язвительно полагая, что время ее власти уже стремительно пересчитывается молоденькими, куда более боеспособными самками. Крокут злился и скалился на вредного грифа, однако в глубине души Банзаю приходилось признавать, что в колких словах птицы есть доля правды, и с каждым прожитым впустую днем, эта доля только растет.

Поэтому пятнистый падальщик так рьяно и несся к королю, следом за очухавшейся Шензи, опасаясь даже переводить дух и молясь лишь об одном – чтобы та внезапно не передумала. Приподнятые, словно широкие лопасти уши разве только парусами не реяли по ветру, всклоченный хвост торчал вороненым пистолетом, пересохший язык свешивался из открытой пасти – черт, даже Эд бы позавидовал столь сумасшедшему образу своего названного брата, которого все обычно привыкли видеть хмурым и раздражительным!

- Не забудь поискать у себя тормоз,, - откуда-то с высоты хмыкнул Мороуз, косясь на скачущего хозяина. – А то так и до океана недурно домчаться.

В другое время Банзай бы непременно отвесил грифу куда более саркастическую шутеечку, однако сейчас он лишь упрямо прибавил шагу, окончательно превратившись в гиену, в чей бак залили ракетное топливо и которую может остановить разве только внезапный Апокалипсис под лапами. Или, скажем, ворчливый оклик матриарха.

- Прибыли.

За столько лет дружеского трения бок о бок Банзай отлично приноровился различать даже малейшие интонации в голосе своей подруге, чтобы сию же секунду понять – с ее мыслями вновь что-то не так, и у самого королевского престола решительности у Шензи как-то резко поубавилось, уступив место очередному смятению, о причинах которого Банзаю осталось лишь ломать свой прямолинейный и несколько недалекий мозг.  Или самка начала пасовать гораздо раньше, просто крокут не удосужился своевременно заметить ее перемену настроения?

Взглянув на мрачную атаманшу, Банзай невольно нахмурился, однако все-таки попытался сохранить непринужденную мину, растянув губы в широкой, несколько жутковатой ухмылке.

- Не трусь, старуха! – дружеский тычок локтем в серое брюхо крокуты и доверительный взмах хвостом, от которого сразу же отклеилось несколько мух. – Вместе мы сила! - … и короткий прыжок в сторону, сработанный чисто на рефлексе самосохранения.  – Ну эй! Да что я такого сказал-то? – с нотками обиды в голосе возмутился Банзай на рычание самки. – Ладно-ладно, не смотри на меня, как на врага!

Впрочем, самец сопел недолго на столь агрессивную реакцию Шензи - она и так в последнее время ходила чернее тучи, что там крокуту какое-то рычание теперь, когда гиены уже практически прибыли к логову монарха? Ну разве только, что матриарх  все-таки позорно свернет обратно, когда до короля оставалось всего каких-то несколько жалких прыжков.

- Эй, босс! – в таком случае, Банзай был сам готов провести переговоры с черногривым правителем, раз уж его подруга до сих пор колеблется выносить Скару ультиматумы на предмет обеспечения Клана пищей. Что в этом сложного-то? – Есть один вопросик!

Однако Шензи, как и следовало ожидать от матриарха целой своры гиен, все-таки решила взять дипломатическую миссию в свои лапы, показательно отстранив Банзая от возможности первым изложить суть их нужд. Грубоватая манера изложения самца вместе с его недальновидностью были способны обернуться для Клана куда большими проблемами, чем есть сейчас. Поэтому Банзай, послушно захлопнув челюсть, пропустил главную самку вперед, а сам устало плюхнулся задницей на каменистый пол, смачно облизнув пересохший от бега нос и терпеливо ожидая выхода своего короля.

Пока еще «своего».

Отредактировано Банзай (12 Апр 2018 09:47:39)

+4

453

→ Королевская пещера.

Перебирая лениво лапами, Скар без особой на то радости покинул пещеру с супругой, выходя в объятия непрекращающейся непогода. Он и не надеялся на солнышко, чего уж, но вот тумана и мелкого дождя, вызывающего озноб и влагу под шерстью, видеть определенно не хотел. Хрипло вздыхая с последующим закатыванием глазных яблок почти настолько, что еще чуть-чуть и мозг родной увидишь, монарх вышел почти к самому подъему на край утеса, выглядывая с высоту окружение скалы. Увы, вид так же не прельщал матерого самца, всюду шлындали перепачканные и слабые львы и львицы, гиены ржали в своих группках, обсуждая очередной кустарный юморок, а кого-либо из приближенных Скар так и не увидел. Отсутствие принца и вовсе наложило тень на его костлявую морду, проявляя сложившуюся на переносице гармошку – признак раздражения.

- И где его черти носят, - сплюнул монарх, то и дело возвращаясь мыслями к ожидавших его гиенам.

Да, он стол нагло проигнорировал их, решив оглядеться с высоты, так что вполне очевидны недовольства за его горбатой спиной. Ничего, не убудет, они с Шензи и не так друг к другу порой относились, не обидится же она на вполне правильное поведение короля здешних земель. Её короля. Порыскав еще немного пару знакомых глаз в окрестностях туманной низины и мысленно ругаясь на совершенно не преданного Зазу, который, кстати, мог слетать и найти своего будущего короля, Скар все же разворачивается ордой к подруге и её спутнику, жеманно им улыбаясь с привычной, нахальной искрой во взгляде.

- Друзья мои, - привычная им обоим фальшь, ну или только Скару, - давно я вас не видел, признаться даже, отгонять начал мысли о предательстве.

Подойдя к Шензи, монарх вильнул хвостом и поддев её пухлую щеку когтистой лапой, как следует потискал, но также быстро и отпустил, делая округ главной крокуты круг. Нет, не почета. Не стоило скрывать, что на мордах этих двоих не было ничего оптимистичного и никаких хороших новостей они априори не принесли бы Скару, даже если хотели, но зато у самого Скара уже была найдена работенка для гиен Шензи.

- Как раз собирался послать за тобой, - от жеманности не осталось и следа, да и устал Така лыбится без повода, как такового, он своё уже успел наулыбать, теперь здравствует. – Появление сестры Нари заметно меня отрезвило, милочка, как оказалось, - Така брезгливо хмыкнул, когда в полуметре от него на камень упало последствие пищеварения пролетающей мимо птицы, – мы ничего не знаем о землях вокруг и владеет ли кто ими. Впрочем, Нари то своё явно уже отцарствовал.

Сев на костлявую задницу, проявляя высшую степень своего хорошего настроения и готовности к дискуссии, правитель поднес правую лапу к морде и пошевелил пальцами, разглядывая свои матовые и еще такие опасные когти. Иногда он жалел, что не ими прервал жизнь брата, ведь ощущать, как кровь самого ненавистного существа на свете стекает по твоим лапам, пропитывает шерсть и приносит вместе с этим осознание собственного величия… Что может быть лучше? Но даже без этого Скар был в принципе доволен кончиной Муфасы.

- Но ведь ты пришла сюда вместе с Банзаем не меня проведать, так? Говори, пока сюда не выскочила моя любимая жена, проклиная вас обоих за моё долгое отсутствие.

+3

454

"Явился наконец-то", - Шензи поднялась с грязной и влажной из-за тумана и дождя земли. За время, пока они с Банзаем ожидали появления монарха, она успела утомиться стоять словно каменное изваяние на своих четверых и расположилась недалеко от своего спутника. Сейчас же, когда на скале сквозь отвратительную в этой погоде видимость можно было разглядеть силуэт Скара, Шензи уставилась на него исподлобья.

Хвост, выдавая некоторую ее нервозность, лениво хлопал крокутшу по собственным бокам, пока она сама переминалась с одной лапы на другую, в нетерпении от того, что лев не спешил к ним спускаться. Эта его нерасторопность только еще более раздражала, вновь пробуждая едва отодвинутую на задний план злость.

Когда же наконец-то эта костлявая задница удостоила их своим присутсвием в непосредственной близости, при этом неизменно начав фамильярничать и распускать лапы, Шензи едва сумела сдержать возмущенный рык. Вместо этого она проследила за королем взглядом, когда он принялся нарезать вокруг них круги.

- Скар, нужно поговорить, - едва сумела сказать гиена, пред тем, как темношкурый принялся вести разговор в том направлении, которое ей было совершенно неинтересно. Конечно, взрыв Килиманджаро был достаточно примечательным событием, но в данный момент Шензи было все равно.

- Скар, - более настойчиво позвала она, когда король уселся перед ними. После этого возможность сказать свое все-таки предоставилась и она начала. - Мы делаем все, что ты от нас требуешь: патрули прочесывают границы королевства день за днем. Но если не будет еды, то патрулировать больше будет некому.

Было трудно. Шензи едва балансировала между вновь появившимся желании с наездом предъявить свои требования и тем, что бы ничего этими самыми требованиями не испортить. Говорить напрямую о том, что половина крокутов передохла под таким виртуозным королевским управлением ее старого друга не стоило, ибо тогда вряд ли его высочество предпримет хоть что-то, чтобы исправить ситуацию.
Пока он думает, что гиены ему нужны, еще можно было о чем-то говорить. Если он решит, что союз с Шензи уже бесполезен...

- Нам нужна еда. Ты обещал, что под твоим началом гиены не будут больше знать голода, но сейчас мы только его и чувствуем.

Решив все-таки показать свою уверенность и полную серьезность намерений если не словами и голосом, то взглядом, крокутша посмотрела прямо в морду Скару, не сводя своих глаз от его.

- Мы ждем исполнения королевских обещаний, - сказав это уже более твердо, Шензи так и замерла напротив льва, в ожидании его ответа.

+4

455

- Да он там дрыхнет, поди! – уже в который раз пробухтел Банзай, широко разинув пасть в смачном зевке. – Точно тебе говорю - храпит как щенок, пока мы здесь мерзнем и старимся в слепом ожидании Его Великолепия! - последние слова были брошены в довольно язвительном тоне, с театральным закатыванием желтых глазищ куда-то в мрачное небо и жеманным взмахом передней лапой. Правда, Шензи вновь проигнорировала ворчание своего пятнистого спутника, однако крокут и не думал, что самка немедленно начнет согласно кивать и интенсивно поддакивать. Она вообще словно бы с головой ушла в себя, озаботившись лишь собственными удручающими мыслями. Зато Банзай, не обремененный заботами о будущем стремительно редеющего Клана, только и мог, что скучно брюзжать вслух да переминаться с лапы на лапу, периодически выкусывая блох со своих облезлых боков. Бестолковое томление возле логова жутко раздражало, но что еще оставалось делать гиенам, пришедшим сюда вроде бы как на поклон к королю? Конечно, ради развлекухи и острых ощущений можно было бы попробовать сыграть в «Последнего героя», самоотверженно вломившись в пещеру, под завязку набитую большими кошками -  к счастью, у Шензи еще хватало ума и авторитета, дабы приструнить своего импульсивного дружка собственным примером терпеливого ожидания.

- О, босс! - наконец, до ушных лопастей крокута донесся приглушенный скрежет когтей о каменистую твердь, а через какое-то время на вершине скалы нарисовался и сам тощий силуэт Скара, который явно не торопился радостно выскакивать навстречу дорогим гостям. Более того – прежде чем спуститься к гиенам, этот недоправитель решил посвятить несколько долгих минут обзорной экскурсии, лениво поднявшись на край утеса и лупя зелеными фонариками округ своего же раздербаненного королевства. – Что он надеется там узреть? – вполголоса буркнул Банзай, нахмурив свои кустистые брови и пустив тягучую, липкую слюну из пасти. – Хорошо бы свеженькую жрачку…

Он тяжело бухнулся на задницу, тщательно выискивая в себе остатки терпения, которые помогли бы самцу сглотнуть столь очевидное пренебрежение Скара к своим верноподданным гиенам, и не лезть раньше времени на рожон, с риском получить когтистой лапой по голодной роже. Больше всего Банзая возмущало и коробило, что монарх так фамильярно отнесся к Шензи, а она почему-то спускает на тормозах подобное поведение льва, не высказывая никакого протеста. Хотя своим недалеким мозжечком крокут осознавал, что в данной ситуации клацанье зубами перед завитой, ненавистной бородкой ничего полезного падальщикам не даст.

«Блохастая костлявая шкура, - мрачно подумал Банзай, невольно посторонившись, пока лев нарезал круги вокруг главной крокуты и дергал ее за серую щеку, расписанную давними шрамами. Пятнистый самец не стал скрывать свое недовольство действиями короля, следя за хищниками с угрюмой миной. – Мысли о предательстве у него – вы только взгляните!»

На злоключения Нари и его земель Банзаю было откровенно чхать, как, впрочем, и самой Шензи. Он все ждал, когда матриарх твердым голосом озвучит цель их визита, что заставило бы Скара прислушаться к гиенам, однако тот намеренно тянул волынку, демонстрируя полное отсутствие внимания к тяготам падальщиков. Если король так и продолжит вести себя в том же наплевательском ключе… рано или поздно Клан взбунтуется, требуя мяса. И никакие тощие львицы не остановят орду голодных гиен, верно?

Конечно, это только в собственных мыслях Банзай мнился себе крутым требователем, способным ультимативно шарахнуть лапой по обломкам Килиманджаро. В действительности же, крокут до сих пор побаивался черногривого царя зверей, предпочитая инстинктивно избежать возможной ссоры.  Да и шкуркой, какой бы плешивой и всклоченной она ни была, Банзай все еще дорожил.

Вот и пришлось пока сидеть в сторонке молчаливым наблюдателем, лишь изредка цокая языком да косясь на отощавшие силуэты обоих зверей. Он подозревал, что и сам выглядит ничуть не лучше.

- У нас даже обеда нет,
- все-таки брякнул Банзай из своего угла, когда речь наконец, зашла о массовом голоде среди оставшихся животных, включая самих гиен. – И никакой закуски нет!

Ну его к черту! Им терять все равно нечего, поэтому крокут поднялся с места и решительно подошел к Шензи, хлопнув жесткой метелкой по своим ляжкам.  Нравится королю или нет, а пришла пора расплачиваться.

+6

456

I never thought hyenas essential
They're crude and unspeakably plain
But maybe they've a glimmer of potential
If allied to my vision and brain.

Морда монарха была настолько темна, насколько темным было небо над его землями. Скар откровенно не желал говорить сейчас с Шензи и её верным хвостом - Банзаем, но и отмахнуться от них так, как несколько лет назад уже не получится. Обнаглели, разжирели, а после и раздулись с голодухи. И, конечно, кого они пришли винить в последствиях соей безграничной жадности? Короля, того, кто вообще дал им возможность поставить свои лапы на ранее закрытые для них земли. Така откровенно ощущал, что его где-то обвели вокруг хвоста, собственного хвоста, который раньше сам всех уводил с верной дорожки.

Шензи обратилась к нему вновь, пока царь не скрывал своих попыток закатить глаза и чуть ли не зевнуть им в морды.

- Мы делаем все, что ты от нас требуешь: патрули прочесывают границы королевства день за днем. Но если не будет еды, то патрулировать больше будет некому.

- Шензи, ты винишь в этом меня? - Скар удивленно распахнул глаза, словно невинный львенок с самой честной душой и приложил к груди грязную от жижи лапы, пачкая себя. - Хочешь сказать я лишил вас пропитания? О, брось, дорогая, ты ведь всегда была умной гиеной, погляди сама, ходить на охоту всегда должны были львицы, но эти, - Скар скривился так, точно проглотил кусок сгнившего мяса, - почитательницы правления Муфасы делали всё, но не свои прямые обязанности. Благо, моя супруга не только красива, но и умна. Она привела новых охотниц, жаль, что вас не было тут в это время.

Упрек, никак иначе, кем бы был Скар, если бы не знал, что не всегда его подданные находятся там, где они должны находиться. Холодная зелень его глаз внимательно зацепилась за хмурую морду Шензи, ожидая хоть немного плебейского стыда за своё внезапное исчезновение из-под пристального взора владыки.

- Ох, что мне с вами делать, - той же лапой Скар потер висок, а следом махнул в сторону пещеры, откуда и вышел, - ну можете сожрать Зазу, он все-равно отказывается петь песни чуть более радостнее похоронных.

Но понимая, что птаху они жрать не станут, а вот две туши свеженькой еды мимо гиеньих носов и глаз не смогли пройти незамеченными, Така дергает хвостом и перекрывает своей сухой тушей пути к пещере, пока наглый Банзай не поскакал отвоевывать чужое. Не львиц жаль, а именно Банзая этого, разбуженная Зира превратит его в коврик, а мужу оправдывайся перед Шензи и залечивай её душевные раны парой ног антилопы. Ну или сколько там стоит скорбь по Банзаю за все года его подчинения Шензи?

Переборов себя в желании просто прогнать падальщиков подальше, попутно приказывая отправить патрули в соседние земли, король облизывает губы и переходит от состояния тирана чуть ли не к жертве обстоятельств, где претензии Шензи - чуть ли не когти в его нежную душу. Вздыхая тяжко, натружено и протяжно, Така медленно присаживается на круп и смотрит точно в глаза своей давней подруге.

- Голод - это пол беды, моя дорогая, у нас просто не будет возможности есть, если те кто окружают нас, как то был Нари, да испепелит тот вулкан его кости в труху, ощутит нашу слабость и разлад. Стада хоть как вновь пришли на наши земли, перепуганные извержением, гони своих гиен в сторону рек и будет им пир, а потом пусть они отправляются за реку и проверят, кем мы окружены. Мне нужна информация, Шензи, Банзай. Нам нужна информация, если не хотим стать теми, кем стал мой глупый братец.

Мертвецами.

- Вот вам наглядный пример слепости и глупой веры, - с издевкой пробубнил монарх тонкими губами, поднимаясь на лапы в следующий момент. - Когда гиены вернутся с отчетом мы поговорим вновь.

Be prepared!

+5

457

Возможно, по началу, когда Шензи была глупее и с большей охотой верила в медовые обещания зеленоглазика, его манера говорить не вызывала в ней раздражение в чистом его виде. Сейчас же, сытая по горлу подобными "светскими беседами", гиена чуть ли не в песок зубы перетирала, следя как медленно и с неохотой лев подходит к делу.

Скар вилял, отводил вину от себя, охал и ахал, и, конечно же, строил из себя жертву. Он никогда не был виноватым: ни когда до последнего тянул расправу над Муфасой, ни когда половина царства издохла от чумы. Так что, когда в отсутствии еды черногривый начал обвинять охотниц, Шензи едва сдержалась от высокомерного фырканья.

"Если бы у клана с чем-то были проблемы, то виновата конечно была бы я. Ведь это я не в состоянии управлять своими гиенами", - она мысленно оскалилась, не сводя взгляда ядовито-желтых глаз от матерого.
Слишком занятая душевными возмущениями, она не обратила особого внимания на то, как Скар поставил ей отсутствие на недавнем собрании в претензию, но вот следующий его жест заставил ее возмутиться еще больше.

Не смотря на предложение сожрать в качестве откупа не менее худосочную, чем зад самого тирана, птицу-носорога, Скар тут же оперативно двинулся в сторону пещеры, показательное ее прикрывая. Сказать, что то показалось Шензи подозрительным, то не сказать ничего. Ибо принюхавшись еще больше, помимо сырости и омерзительного тумана, она сумела уловить едва ощутимый запах... еды.

"Прелестно, Скар... Прелестно..." - поняв, что король мало того, что глух к их просьбам, так еще и нагло в морду обманывает, всю остальную его речь Шензи дослушала буквально исподлобья. И без того неумело подавляемое возмущение и гнев, вновь вспыхнули в ней с новой силой и из-за отсутсвия у Шензи врожденного актерского мастерства, то очевидно выделялось в ее внешнем виде. Напряженная фигура и едва не дергающаяся верхняя губа красноречиво говорили о ее недовольстве и.... негодовании.

Львиный король вновь и вновь требовал от нее что-то, регулярно забывая о том, что для того необходимо и давать что-то в ответ. Шензи, как и сам Скар, никогда не была приверженицей философии круга жизни. Но в данной ситуации это сравнение всплыло в ее голове непроизвольно, заставляя на ее лице расползтись жеманно-дружелюбную улыбочку.

- Будет тебе отчет, Скар. Я отправлю патрули.

Четко отрезав это, Шензи с прищуром глянула льву в глаза и тут же резко развернулась на все 180 градусов, кинув уже через плечо:

- Пошли, Банзай. Надо собрать народ на пустыре, - проследив за тем, как ее приближенный двинулся за ней следом, она показательно сплюнула мощную слюну в грязь, и вновь глядя королю в глаза, сказала. - Только не забудь, Скар, по возвращению патрулей расплатиться по счетам.

Бескрайние луга ...>

+6

458

"А при Муфасе все было по-другому!" - так и вертелось на языке Банзая, пока он с хмурой рожей слушал оправдательные причитания монарха. Хотя умерший король, в отличие от нынешнего, не был намерен дружить домами и накрывать общую обеденную поляну для всего Клана гиен, а наоборот - совершал довольно-таки унизительные гонения в хвост и гриву,  стараясь сдерживать борзость пятнистых хищников и всячески указывая тем, где их законное место. Банзай ненавидел Муфасу, сколько себя помнил, и при одном только упоминании имени монарха крокута бросало в нервную дрожь. Падальщик то и дело яростно щелкал зубами в пустоту, красочно расписывая своим приятелям, что уже скоро злоебучий король непременно подохнет, от его, Банзаевских, клыков, вот прям завтра, вот-вот-вот. Со временем, пятнистый гиен несколько поумерил свой праведный гнев, занявшись банальными проблемами всеобщего выживания, а уж с окончательным приходом Скара к власти и вовсе забыл о былом величии умершего короля, мысленно пробив им дно  по своей мизерной шкале авторитетов. Да и черногривый интриган, не сказать, что сразу же был воздвигнут Банзаем на пъедестал почета в позе римского бога - скорее, крокут стал терпимее относиться к гривастым котам, раз уж они все-таки соизволили снизойти до простых смертных и открыть границы своих территорий для обширного гиеньего Клана. Даже были вынуждены носить еду этим пятнистым обжорам - сладостней мести за долгие годы угнетения нарочно и не придумаешь!

Словом, хорошо жилось...но недолго.

И ладно бы дело ограничилось лишь глобальными катастрофами в виде голода, чумы или засухи. Хитрожопый царек как-то довольно быстро позабыл о тех, кому он был обязан своим престолом, буквально повернувшись к гиенам тощей задницей и оставив их самих расхлебывать всеобщие проблемы опустошенного королевства. Все чаще Банзай начал вспоминать былые времена, и до крокута постепенно доходило горькое осознание: когда правил Муфаса, даже гиенам всегда было, что жрать. Пусть и не до отвала, пусть под страхом очередного изгнания, но еда была всюду, и добыть ее для пропитания ненасытных слюнявых рож - было лишь вопросом техники и наглости.

Ну а Скар разочаровывал все больше, причем, далеко не только Шензи.

По правде говоря, Банзай и предложенного мажордома сожрал бы - не подавился, ибо этот красноклювый перьевой доносчик бесил самца едва ли не больше, чем покинувший бренную саванну Муфаса. Падальщик даже успел осклабиться и жадно облизнуться, размазав липкие слюни по своим жестким губам, когда Шензи рядом с ним вдруг заметно напряглась. Мигом стерев с патлатой физиономии свою туповатую ухмылку, Банзай покосился на матриарха, в недоумении приподняв одну кустистую бровь. - Что? - хриплым полушепотом спрашивает пятнистый самец, переведя взгляд на Скара и для верности раздув ноздри, пытаясь унюхать... что? Мясо?... Мясо?! Действительно свежее мясо, с сочными кровяными прожилками?!

Да-да, они не ошиблись!

Там, в глубине пещеры беззастенчиво пировали эти блохастые, уродливые и вонючие... пока они с Шензи здесь корячились, пытаясь отбить по свою душу хоть каких-нибудь съедобных ошмёток. У изрядно оголодавшего крокута нервно дернулся правый глаз, а из пасти вновь каскадом стекли слюни, образовав перед хищником вязкую лужицу. В пустом обвисшем брюхе предательски закакофонило, заставив Банзая вытянуть нос по ветру и невольно ступить на шаг вперед, следом за таким соблазнительным запахом чьей-то потрясающей туши...

Конечно же, столь демонстративное перекрытие Скаром входа в львиное логово было подобно мощной оплеухе, которая даже Банзаю дала отчетливо понять, что гиены снова чужие на жизненном пиру больших кошек, особенно когда каждое пойманное ребро находится под строгим счетом. В отличие от более терпеливой Шензи, крокут не постеснялся изобразить на морде гримасу досады, сведя хмурые брови к переносице и  приобнажив грозные клыки. Правда, с таким же успехом Банзай мог бы скалиться на соседний баобаб - перед черногривым узурпатором, за которым стояло целое лежбище его почитательниц, падальщики оказались бессильны.

"Даже беглым стадам надо что-то жрать," - мрачно подумал самец, усилием воли отмахнувшись от пищевого наваждения и заставив себя вникнуть в картинно-театральную речь Скара. Но чем дальше в лес - тем толще партизаны, и уже к концу повествования жертвы суровых обстоятельств Банзай скучно почесывал задней лапой косматый локоть, всецело положившись на дипломатические способности Шензи. Крокуту было ясно самое главное: мир, дружба и взаимовыручка между львами и гиенами (в которую он и доселе не особенно-то и верил) если уж еще не лопнула окончательно, то дала жирную такую трещину, размером с крупного африканского слона. Поэтому самец, покорно подняв свою всклоченную задницу следом за матриархом, глухо огрызнулся через собственное плечо на узурпатора, который вновь вышел сухим из воды.

При Муфасе определенно все было по-другому..

>>>>>Бескрайние луга

+4

459

Королевская пещера >>>

Стоило видеть, с какой рожей Зира выскочила из общего логова, притом живописно подскользнувшись на скользких, плоских камнях у основания утеса — да что б вам всем провалиться! Совершенно не по-королевски выматерившись себе под нос, львица кое-как вернула утраченное равновесие и спешно огляделась по сторонам, выискивая взглядом своего бесследно пропавшего сынулю. И куда его только дурные лапы занесли! Сказала ведь, "не отходи далеко от пещеры"... Что ей теперь, колышки в землю вбивать, отмечая максимально допустимое расстояние для прогулок?! И как долго, скажите на милость, ее непутевый отпрыск беспризорником ошивался по округе, ежесекундно рискуя угодить в прожорливые пасти местных гиен? Казалось бы, всего-то на минутку глаза сомкнула! Да, Зира страшно переживала, и у нее были на то вполне убедительные причины. Достаточно было вспомнить о том, что за страшная беда стряслась с ее предыдущими детенышами... Не хватало еще и Нюку потерять — этого она уж точно не перенесет!

А что же она скажет Скару?

Едва подумав об этом, Зира фактически сразу уперлась взглядом в своего ненаглядного муженька — тот неспешно приближался ко входу в логово, и за те краткие мгновения, пока лев неуклонно сокращал дистанцию между ними двумя, его растерявшаяся подруга успела пережить довольно-таки богатый спектр эмоций, начиная от банальной паники и заканчивая сумасбродным желанием спрятать голову под камень, лишь бы только не видеть проступающей на его усатой морде смеси гнева и разочарования: "как, ты еще одного наследника прое**ла?!!" Шумно сглотнув, Зира, тем не менее, постаралась взять себя в лапы и отважно выдержать отчасти усталый, а отчасти вопросительный взгляд супруга, не дав себе впасть в неконтролируемую истерику и коалой повиснуть на чужой шее, умоляя Скара о прощении. В конце концов, Нюка вполне мог бы отыскаться где-нибудь за ближайшим поворотом, совершенно целый и невредимый, так чего заранее убиваться?

Скар, — слегка дрожащим от волнения голосом окликнула льва Зира, однако, заставив себя расплыться в широкой приветственной улыбке. Словно бы и не бросала на него обиженных взглядов с утра спозаранку... — Дорогой... ты нигде не видел Нюку? — она из-за всех сил старалась говорить естественно, так, словно бы речь шла о чем-то совершенно несерьезном, мол, ну подумаешь, мальчик заигрался немного... Лишь бы только Скар не догадался, что его сын отсутствует дома вот уже больше часа. Ураганом выскочившие вслед за Зирой львицы невольно затормозили на выходе из пещеры, слегка бестолково столпившись за спиной у королевы и обмениваясь между собой боязливыми, молчаливыми взглядами. — Нет? О, ну что поделать, пойду разыщу его, — услышав отрицательный ответ (сердце при этом аж подскочило к самому горлу от охватившего львицу отчаяния), Зира натянуто посмеялась чему-то и с преувеличенным умилением покачала головой из стороны в сторону: — Что за егоза... Такой непослушный, совсем как мы в его возрасте, — продолжая усердно давить из себя лыбу, Зира задом протиснулась мимо вставшего у нее на пути Скара, не сводя с него своего подозрительно поблескивающего взгляда.

+6

460

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Blaue Hexe"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Blaue Hexe

Дальнейший порядок отписи: Скар, Нюка, Сарафина, Зира, Мхиту

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

461

Было противно.

Противно просто осознавать всю эту пронырливость строптивой Шензи и её внезапно неразговорчивого дружка. Обычно даже Эд болтает и гыгыкает почаще Банзая. Забавно, забавно. Скар хмыкнул, стараясь игнорировать этот пристальный взгляд маслянистых глазенок, в которых так и читалось «ты нам тут задолжал, браток!». Задолжал ли? Скар так не думал и потому ответил на этот призыв в гиеньем взгляде своей приторно-надменной улыбкой. Скалясь во все свои клыки, монарх вытянул свою морду к принюхивающемуся Банзаю, жеманно говоря:

- Что-то волнует? – во взгляде царя читался холодный интерес ко всей этой картине. – Я предложил тебе Зазу, даже не знаю, чем ты тут недоволен, Банзай.

Царь мог сказать, что в принципе более не хочет кормить этих троглодитов, ибо за время более стабильного правления монарха, он успел отметить, насколько зажрались гиены. Они откровенно обглодали местные земли, а потом прошлись второй волной и доели за собой же остатки. Временами Така задумывался, а не виноваты ли гиены в этой самой чуме? Стоило только вспомнить то количество обглоданных местами, а то и лишь поверхностно травоядных и вот, уже привкус гнили замирает на языке густой слюной, так что глотку перекрывает стойкое желание сблевать. Редко, когда Скар позволял себе упрек в свою же сторону, но сейчас он был искренне необходим, дабы не позволить своему далекому прошлому стать причиной вновь протянутой лапы в сторону гиен.

Зажрались. И с этим надо было что-то делать. 

Нахмурив брови и погружаясь в собственные мысли, как обычно обремененные лишь желание уместить свой зад на подушечку помягче, а всех недовольных отправить к дорогому брату, да поглубже, Скар далеко не сразу заметил свою дражайшую супругу, внезапно вылетевшую из пещеры хлеще всякого испуганного мышью слона. Или слонихи. Зеленый взгляд скорее по привычке очертил каждый изгиб Зиры, опуская мимо своего интереса её отвисший от долгой кормежки, живот. Кажется, львица его сердца была в легкой панике, если судить по её голосу.

— Дорогой... ты нигде не видел Нюку? – чуть подрагивающим, точно от холода, голосом спросила Зира, отчего тяжелые брови монарха медленно поползли вверх, словно жена крайне неудачно пошутила.

- Нет, - ответил Скар, - когда я выходил из пещеры наш сын оставался рядом с тобой, Зира.

Выслушав ответ жены, Така уже было хотел вернуться в пещеру и спросить у прошедшего ранее этой же тропой Мхиту, чем он был занят всё это время, раз так долго отсутствовал, но что-то внезапно зачесалось в затылке. Монарх замер, внимательно прислушиваясь к себе и этому странному чувство в груди. Это было определенно что-то знакомое, а потому лишь сильнее напрягало царя. Копаясь в себе, царь попутно проводил взглядом и делегацию супруги, вновь обратив на неё свой взгляд. Какая-то она была напряженная, точно… Точно что-то искала. И тут в сознании Скара щелкнул переключатель.

- Зира, ты профукала очередного нашего сына!?

Кажется, рявк царя, а это был именно он, был слышен дальше утеса.

+7

462

---→ Потайной грот

Уже скоро Нюка вырвался из осторожной хватки Сарафины, гордо топая самостоятельно. Наглый тщедушный хвостик стоял, будто олимпийский факел, и сам львёнок шествовал, будто король. Внимание и забота со стороны матёрой самки льстили малышу, и он был готов предстать перед матерью весь в блеске. Вот только не совсем успел — оглушительный рёв, после которого с вершины утёса свалились пару мелких камушков (и один — прямо по голове юному принцу!), принадлежал явно не матери, что оставляло Нюке худшее из зол. Недоволен был отец. И стоило молиться, чтобы он был недоволен, например, гиенами, а не сыном.

Коротко переглянувшись с Сарафиной, львёнок припустил со всех сил, стараясь как можно быстрее оказаться подле родительских лап. И стоило макушке матери показаться из-за камней, как Нюка во всей свойственной ему манере крикнул:

Мам, пап, я дома!

И крайне эффектно (как он сам думал) выпрыгнул из-за уступа. Матёрая нагнала его в два счёта и принялась что-то говорить своим тихим, приятным голосом, пока львёнок как метеор летел к материнской лапе.

Эй! — окликнул он Сарафину, прерывая рассказ, — Я был дальше! Я спустился с уууу... — потянул принц, глядя, как медленно, но ужасно угрожающе раздуваются ноздри его драгоценной мамы, — Спуууустился, но меня встретила тётя Сарафина! — тараторил он, а затем потянулся к Зириному уху:

Мам, а у меня есть для тебя мааааленький секрет про тёту Сарафину, — сказал Нюка, бросая хитрые с прищуром взгляды на замершую львицу, — Она меня забрала и проводила сюда, как настоящего короля! Она хорошая, правда-правда-правда! — дорассказал он, стараясь оградить Сарафину от маминого гнева. Самка и вправду ни в чём не виновата, и честные красные глазёнки старались убедить в этом Зиру. А затем малыш, усевшись возле мамы и обведя присутствующих быстрым взглядом, уставился на отца. Он должен сейчас быть очень рад, что сын нашёлся, если чуть ранее был так взволнован. Нюке очень не хотелось, чтобы папа и мама волновались об его отсутствии слишком сильно. В конце концов, он ведь хороший сын, который не расстраивает родителей!

Папа, это ты так громко рычал? Почему ты злился? — спросил наследник, силясь со своего места заглянуть прямо в глаза Скару. Возможно, приход малыша как-нибудь повысил настроение монарха, и он сейчас похвалит сына за самостоятельность?

+8

463

-------→ Потайной грот

Благополучно покинув своих союзников в гроте, Сарафина неспешно двинулась к церемониальному утесу. Она шагала мягко, дабы не раскачивать Нюку, очень бережно неся маленького принца к его родителям. Вскоре малыш пожелал топать своими лапами. Что взять с ребенка? Самка опустила морду, осторожно поставив кроху на каменную поверхность скалы. Улыбнувшись ему, она двинулась следом. Одного падения за сегодня для него достаточно. Так что Фина была готова, в случае если ее крохотному спутнику захочется опять «влипнуть в историю», не спуская с него глаз.

Нюка выглядел мило. Сопровождая львенка, Сарафина глядя на него, словила себя на мысли о Мхиту, когда он тоже был вот таким малышом. Конечно, Нюка и Мхиту оба имели заметные внешние черты своего отца, но отличие их характеров было заметно уже с детства. Каким же вырастит этот ребенок? Так уязвим и наивен. Жаль, что он застал Земли Гордости в таком плачевном состоянии. Нюка даже не мог себе вообразить, как тут было чудесно задолго до его рождения. До момента пока его отец опрометчиво решил заключить союз с гиенами, пустив в общий дом. Цветущие земли, много еды, ласковое солнце. Естественно отсутствие такого количества падальщиков, от чего таким малышам сейчас было опасно лишний раз и носа из королевской пещеры высунуть. Гиены не сильно-то стремятся разбираться, где, чей львенок. Раз жертва слабее их и без присмотра старших, значит она обед. Вечно голодные и злые. Хотя последнее можно было сказать не только о гиеньем клане. Еды не хватало сейчас абсолютно всем. И чем чаще охотницы Зиры приносили добычу, вроде беременных травоядных, тем меньше становился шанс на возражение былой жизни в этих местах.

Фине казалось, она чувствует запах крокутов просто повсюду, такой отчетливый и мерзкий, даже когда тех не было прямо перед носом. Глаза львицы невольно переместились в сторону. Все вдали покрыто плотным туманом и серостью. От этого вида сердце сжималось в комок. Все, что так было столь дорого, продолжало рушится, превращаясь в прах. Неужели все бесповоротно потеряно? Разум отказывался в это верить, особенно после слов Рафики. Надежда не была готова погибать, придавая сил матерой держатся на лапах, не впадая в отчаяние. Очень хотелось увидеть дочь. Заглянуть в ее глаза и услышать "все в порядке". Пусть хотя бы с детьми все будет хорошо. Они заслуживают лучшей жизни.

Вернув внимание к Нюке, матерая непроизвольно всем видом пыталась подбодрить львенка. От недавних слез на его пушистых щеках не осталось и следа. Нюка выглядел бодро и гордо. Настоящий маленький король. Фина только успела приоткрыть рот, дабы обратится к львенку, как послышался разъяренный вопль короля. Скала предков дрогнула. Было не сложно догадаться, чем сей крик вызван. Сафи коротко переглянулась с Нюкой, после чего малыш ускорив свое движение постарался как можно быстрее оказаться возле своих родителей. Самка не спешила спускать с него взор. Мало ли? Поэтому она также беспокойно ускорила шаг, уже воображая себе ЧТО сейчас будет.

Наверное, проживая достаточно долгое время в такой атмосфере, Сарафина стала куда более терпелива и устойчива к стрессам. Организму свойственно приспосабливаться. Глубоко вдохнув и медленно выдохнув, она появилась на виду вместе с Нюкой у охваченных беспокойством  короля и королевы.

- Ваше величество, - с осторожностью в голосе произнесла Сарафина. Ей совсем не хотелось спровоцировать очередную волну  гнева, ни в свою сторону, ни в сторону Нюки, что в принципе было наверняка неизбежно. – Он был не очень далеко. – поспешила успокоить матерая самка, что вышло не так убедительно, на фоне едва не проговорившегося каба. Взгляд Фины буквально взмолился не продолжать, куда он там спустился, или лучше сказать свалился. Впрочем, о последнем Нюка и сам бы точно не рассказал. Они ведь договорились, никто не выдаст эту небольшую тайну его родителям. Негоже юному принцу в такие ситуации попадать.

Львенок лепетал со своими родителями, всем видом показывая, что вот он тут. Волноваться нечего! Но по выражению морд Зиры и Скара, было понятно, оба уже получили небольшой сердечный приступ. Со стороны Сарафины наступила короткая немая пауза.

Отредактировано Сарафина (11 Сен 2018 21:13:25)

+6

464

Склон, поросший деревьями →

Гипатия предпочла не попадаться никому на глаза и пройти снизу утеса. Даже так она могла рассмотреть спину Сарафины и лютые морды Зиры и Скара. Они кричали, рычали, издавали другие невнятные звуки, а причиной тому был, конечно же, Нюка. Король интриг, истерик и прочего-прочего. Львице в который раз стало жаль бедного ребенка. Ну и свезло же ему родиться в такое время, в таком дерьмовом местечке, у таких дерьмовых родителей. Вслух этого не скажешь, а то репрессия гарантирована. Однако цель у Гипатии сейчас была малость иная. Ей бы Лиланда найти. Ну или откопать на крайний случай. С таким характером, как у него, в данной ситуации остаться живым уже подвиг. Ну и помогают ему его боги сейчас? Вскинул рожу к небу, и дохлые львы со звездочек тут же решили его проблемы. Класс, я тоже так хочу.

- Гипатия, - окликнул знакомый низкий голос.

К неё направлялся матерый пепельный лев с голубыми глазами. Отец её покойного двоюродного брата, Зоти. Этого льва звали Сиийх. Он выглядел усталым и не по годам старым, а ведь тому было немногим больше, чем Скару. Но телом самец все еще был крепок, хоть и заметно потощал. И из-за голода, из-за горя, ведь не слишком давно он потерял и сына, и жену. Осталась только Керья, любимая усопшего сынка, и её двое детей. Двое из пяти. Остальные трое погибли от чумы.

- С вами все в порядке? - беспокойство четко читалось в могучем голосе Сиийха.

Было ясно, что под "вами" он имел в виду и Гипатию, и Таму, и Малку, и всех-всех. Этот самец был единственным, кому она доверила тайну сразу о всех повстанцах. Он был единственным, кому она могла доверять. Сиийх стал ей отцом, которого у неё никогда не было. Которого она пусть и не видела ни разу в жизни, но ненавидела всей душой. Пусть бы и она не ходила по этой земле. Но её мать, совсем юная львица, была бы жива.

- Да. Все нормально, - кивнула Гипа. - Как дети?
- Чума прошла, а значит, кроме гиен, им ничего не угрожает, - лев отвел уставший печальный взгляд в сторону.

Сиийх видел смерть своей жены, своего сына, своих внуков. Ему все ещё было больно. Гипатия его прекрасно понимала. Она не могла сказать, что ей тоже было больно. Это было странное ощущение, будто ты уже привык чувствовать себя так, словно что-то потерял и никогда не найдешь. Для львицы намного проще стало отпустить свою семью. Хотя бы попытаться.

- Все ещё только впереди, - она вздохнула и потерлась головой о плечо Сиийха.

Лев пригладил подбородком темную полосу шерсти на шее Гипатии, закрыв свои голубые утомленные глаза.

- Скажи Керье, что все обязательно будет хорошо. Пусть ничего не боится.
- Хорошо, - кивнул лев.
- Ты не видел Лиланда? - наконец спросила Гипа.
- Нет, Гипатия, - покачал головой Сиийх.

Львица нахмурила брови. Ладно, придется искать его самой. Казалось бы, сдался ей этот ленивозадый мужлан. Но враг моего врага - мой друг. Это правило и успокаивало неприязнь Гипатии к этому тускло-бурому самцу. Между тем, Сиийх попрощался с Гипатией и отправился к семье. К её остаткам, вернее. Нас тут всех осталось совсем немного. Окружены гиенами и прочей нечистью, которые в любой момент могут сгрызть всех, в том числе и самого месье Скара, знающего толк в извращениях.

Когда Сиийх скрылся из виду Гипы, она пошла вдоль подножия утеса в надежде уловить знакомый, но далеко не любимый запах союзника. Личная неприязнь, когда речь идет о войне, не должна мешать в достижении справедливой цели.

+2

465

Напряженным ужом проскользнув мимо Скара, напоследок еще разок обмазав того своей нарочито лучезарной, белозубой улыбкой, сейчас больше напоминающей застывшую комедийную маску, в темных прорезях которой нервозно метались сузившиеся от едва контролируемого страха зрачки, Зира уж было мысленно порадовалась тому, что ее супруг не заметил ничего подозрительного и вообще не стал задавать лишних вопросов, предпочтя направиться куда-то дальше по своим королевским (ну конечно) делам... Однако едва только львица успела с облегченным выдохом убрать эту идиотскую гримасу со своей морды и отвернуться, намереваясь вприпрыжку спуститься к самому подножью утеса, как в затылок ей прилетела слегка запоздалая реакция правителя — к слову, весьма и весьма суровая. От такого-то богатырского рявка, бедная Зира едва ли не слетела кубарем по грязному каменистому склону, аж подпрыгнув на месте, точно насмерть перепуганная кошка, выпустив когти на всю длину и выгнув спину коромыслом. Тваюж!!

Что-оо?! Не-еет! — пожалуй, ее собственный голос прозвучал чересчур высоко и с отчетливыми паническими нотками, однако Зира не собиралась так легко и быстро сдаваться, продолжая, как ей самой это казалось, давить хорошую мину при откровенно дрянной игре. Она вновь развернулась лицом к Скару, улыбаясь настолько широко, насколько это только позволяла физиология ее челюстей, при том довольно заметно подергивая  уголком до предела растянутых губ. Не хватало только капель ледяного пота, обильно проступающих на ее взмокшем от напряжения лбу. — Как ты мог такое подумать, дорогой?! Я буквально глаз с него не свожу! Вот только отпустила его погулять ненадолго, он ведь уже достаточно взрослый и самостоятельный! Сам знаешь, львята в таком возрасте жутко непоседливые, вот я и решила, почему бы ему не сбегать поиграть где-нибудь недалеко от пещеры... Как раз бы аппетит перед обедом нагулял, ему ведь надо хорошо питаться, расти и крепнуть, — оживленно застрекотала самка, не забывая попутно с искренней супружеской заботой развешивать свежеприготовленную лапшу на косматых ушах своего возлюбленного, надеясь хотя бы отчасти умаслить его гнев. Ну, а что, в бою любые средства хороши! Попутно львица предприняла еще одну попытку незаметно улизнуть из потихоньку накаляющейся локации — но прежде, чем она успела сделать хоть шаг, как неподалеку от них вдруг раздался громкий, звонкий детский голосок, который Зира с легкостью узнала бы из миллиарда других. Это был Нюка собственной персоной, вполне живой и невредимый и, кажется, жуть как довольный своей затянувшейся прогулкой. Он длинными прыжками мчался навстречу своим родителям, бойко перепрыгивая с одного камня на другой; за спиной у него спешно трусила одна из матерых львиц прайда, а именно — Сарафина, но ее персона сейчас мало интересовала перенервничавшую царицу.

Словами не передать, как страшно обрадовалась Зира при виде своего единственного живого отпрыска!

Нюка!! — воскликнула уже совсем другим, откровенно взволнованным тоном, в момент растеряв всю свою напускную самоуверенность и безмятежность. Теперь-то было очень хорошо видно, как сильно она беспокоилась все это время. Моментально забыв про Скара и остальных, Зира спешно накрыла лапой худенькие плечи влетевшего прямиком к ней в объятия карапуза, с искренней материнской любовью притиснув того к собственной груди и размашисто проведя языком по и без того встрепанной щеке львенка, отчего мех на последней смешно пригладился кверху. Впрочем, уже в следующий миг королева отстранила малыша прочь, желая по-внимательнее рассмотреть его со всех доступных ей сторон, дабы убедиться, что тот не поранился и не ушибся. — Никогда не смей больше так меня пугать! Разве я не запретила тебе отходить слишком далеко от пещеры?! Где ты был все это время?! — она нехотя умолкла, реагируя на успокаивающую реплику Сарафины... а затем вновь во все глаза уставилась на сына, кажется, уже вот-вот готовясь взорваться на манер миниатюрной атомной бомбы. Что значит "я был дальше"?! К счастью для всех, включая себя самого, Нюка быстро сориентировался и перевел разговор на другую, не менее щекотливую для сопровождавшей его львицы тему — но и тут Саффи могла бы выдохнуть спокойно, львенок вовсе не собирался с ходу выдавать ее тайну родителям, чем, должно быть, сильно ее обнадежил. Что касается Зиры, то ей даже в голову не пришло подозревать эту парочку в чем-то по-настоящему предосудительном. Нет, ну правда, что за страшный секрет могла скрывать эта глупая, вечно чем-то недовольная и оттого постоянно капающая на мозг ее супруга львичка? Конечно, Зира была до крайности невысокого мнения о Сарафине и ее окружении, некогда составлявшем основной костяк прайда, и вечно ждала от этих кошёлок какого-нибудь подвоха, но то были достаточно мелкие и приземленные ожидания, вроде того, что они помешают чужой (куда более удачной, нежели их собственная!) охоте или, к примеру, попытаются спрятать часть добычи от глаз Скара и его верноподданных. Откуда ж ей было знать, что под самым носом у королевской четы зреет полноценное восстание?! Чтобы решиться на такое, требовались недюжинные наглость, мужество и отвага, а вот как раз-таки этих черт у местных не наблюдалось — разумеется, по мнению самой Зиры. Поэтому львица благополучно не обратила на этого внимания, лишь еще разок искоса зыркнув на свою давнюю неприятельницу, мысленно спрашивая себя, отчего та вдруг решила ни с того, ни с сего проявить заботу о королеве и ее детенышах. Уж не к Скару ли она пыталась подластиться таким образом? Еще чего удумала!

Ясно, — процедила Зира сквозь зубы, разумеется, и без тени видимой благодарности за оказанную ей услугу. Хорошая, значит? Ну-ну... Вновь переведя взгляд на счастливо распушившегося у ее лап малыша, Зира нарочито сердито свела брови на переносице, всем своим видом выказывая недовольство его проступком. — Ты не должен был спускаться с утеса без моего разрешения, Нюка! Ты еще слишком мал, чтобы гулять по саванне в одиночестве! Разве так ведут себя наследные принцы? А если бы с тобой случилась беда? Ты ведь единственный законный сын своего отца и, как будущий король, должен во всем слушаться своих родителей... — строго отчитывая заметно скуксившегося львенка (еще бы, ругают ведь!), Зира намеренно повысила голос, но не для того, чтобы еще больше смутить бедного, нахулиганившего Нюку, а чтобы ненароком посильнее ужалить молча стоявших поодаль Мхиту и Сарафину. Несмотря на громкие и сердитые нотки, каким-то образом, нотация королевы была одновременно преисполнена нескрываемой гордости, как за саму себя, так и за своего маленького сына. Львица также то и дело выразительно поглядывала в сторону Скара, словно бы приглашая его полюбоваться процессом воспитания их драгоценного наследника: по ее личным (и довольно наивным) ожиданиям, прямо сейчас черногривый должен был как следует прочувствовать эту сцену и, возможно, даже украдкой пустить скупую отцовскую слезу, бесконечно растроганный услышанным.

+7

466

→ Королевская пещера

Мхиту спокойно вышел за суетящейся, как бешеный сурикат, Зирой прямиком на утес, стараясь цеплять взглядом любой закоулок, где мог бы спрятаться Нюка. Позади, толкаясь и ругаясь, неслись нерадивые няньки, подгоняемые ужасом из-за возможных последствий того, что они не углядели за наследником. В общем, вокруг Мхиту творился хаос, а следов Нюки нигде не было. Для того, чтобы ситуация стала максимально ужасной, не хватало лишь одного звена - отца, который узнал бы о пропаже. Впрочем, ждать его долго не пришлось.

"Приплыли."

Отец неспешно шел в сторону пещеры, погруженный в свои мысли. Оставалось надеяться, что он не заметит отсутствия собственного сына, пока будет занят своими делами. Но этот шанс решила угробить сама Зира, спросив Скара про Нюку. Мхиту хотелось в этот момент крикнуть: "Стой, дура!" - но было поздно. Теперь единственной надеждой было то, что Зира каким-то образом сможет не выдать своего явного беспокойства и все пройдет гладко.

Выдохнув, Мхиту дожидался развязки. Пока Зира ломала комедию, он краем глаза заметил важно вышагивающего невесть откуда взявшегося Нюку в сопровождении Сарафины. Отец же вроде как даже и не заметил никакого подвоха в речах своей возлюбленной. Мхиту решил по быстрому сказать Зире про Нюку, но внезапный рявк отца прервал эту попытку. Мхиту оставалось лишь порадоваться, что гнев царя был направлен не на него, поэтому встревать в разборки между ними он не собирался, себе дороже выйдет. Тем более Нюка уже сам спешил показаться на глаза перед обезумевшими родителями. Зира, едва увидев своего сына, раскрыла свои объятия для несущегося ей навстречу Нюки, пока мать пыталась успокоить и Скара, и Зиру. Но, пожалуй, последняя вещь, которую бы хотел увидеть Мхиту, так это то, как его мать будут отчитывать за то, что она нашла Нюку. В конце концов, не ее вина в том, что этот балбес сбежал от всех черт знает куда, вызвав предынфарктное состояние у своих мамочки и папочки, а она вернула его обратно целым и невредимым.

Пока Зира лобызала и ругала своего сыночка, Мхиту подошел к матери и шепнул:

— Ты просто не представляешь насколько вовремя ты пришла. Еще б немного и одной царской львицей тут стало бы меньше. Притом неясно отчего: от гнева отца или от собственного страха.

Тем временем до ушей Мхиту долетела фраза все еще отчитывающей за нехорошее поведение Нюку Зиры:

— ...ты ведь единственный законный сын своего отца и, как будущий король, должен во всем слушаться своих родителей...

На этот выпад в свою сторону Мхиту решил промолчать.

"Может Нюка и законный сын, но пока что он все еще не наследник. Пока отец не объявит обратного."

Эта сцена начинала его утомлять и Мхиту лишь хотел дождаться отмашки отца, мол: "Всем спасибо, все свободны, а ты Зира, если еще раз посеешь где-то нашего сына, то я тебе голову оторву" - чтобы уйти обратно по своим делам.

Отредактировано Мхиту (23 Сен 2018 13:44:35)

+7


Вы здесь » Король Лев. Начало » Скала Прайда » Церемониальный утес