Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Дикие пещеры » Большая пещера


Большая пещера

Сообщений 61 страница 90 из 231

1

Устаревшая информация о локации

http://s1.uploads.ru/i/xZKfM.png

Самая нижняя из трех пещер, вход в нее достаточно широк, чтобы пропустить сразу нескольких крупных львов-самцов, а внутри мог бы с комфортом расположиться целый прайд... что он, собственно, и сделал. Данный грот принадлежит львам из прайда Нари - здесь они прячутся от солнца и непогоды, здесь же ночуют и нянчат новорожденных малышей. Даже в самый жаркий день под сводами пещеры царят прохлада и приятный полумрак.

В связи с извержением, в локации наблюдается мощный обвал! После основной части квеста, она будет полностью уничтожена.


Ближайшие локации

Каменная поляна

0

61

Шай даже не сразу обратила внимание на то, что Логан преградил ей путь — она то и дело жмурила глаза от резких ударов сердца, подобно набату ударявших по ее вискам, и пыталась различить землю под собственными лапами. Так что, когда чужак встал прямо перед львицей, та сначала боднула его башкой в заросшую густой волоснёй грудь, а затем, качнувшись, плюхнулась обратно на задницу. По инерции.
Ляг лучше. Там столько нянек, что и без тебя разберутся, — негромко произнес дикарь, и Шай, не удержавшись, сердито зыркнула на него исподлобья. Разумеется, она и сама прекрасно осознавала, что далеко в таком состоянии не уйдет... Но, с другой стороны, разве у нее был иной выбор? Кто еще станет искать ее детвору по всей саванне? Быть может, Арианна, которая сейчас наверняка успокаивала расшумевшихся подростков на поляне? Или хромая Акасиро, только-только начавшая самостоятельно передвигаться по логову? Шайена с досадой опустила голову, решая, как быть... Как ни странно, но ответ пришел к ней сам, причем с самой неожиданной стороны.
Опиши их, я сам посмотрю. Или спрошу. У тех, на поляне, — темная недоверчиво уставилась в морду чужака. Он что, серьезно? С какого ляду ему вообще предлагать ей свою помощь? Как будто ему не хватило того, что случилось в лесу... и веселенького представления на поляне. Львица несколько мгновений с подозрением сверлила Логана взглядом, а затем с иронией уточнила:
Тебе описать всех девятерых? — помятая морда Шайены приняла скептическое выражение. Помешкав, она устало опустилась обратно — сидеть прямо не было никаких сил: ее то и дело маятником качало из стороны в сторону. Головная боль то затихала, то вспыхивала вновь, вынуждая хмуриться и щерить зубы... Помолчав еще немного, львица все-таки продолжила: — Не сочти за наглость, но... лучше отыщи моего мужа. Он должен быть где-то поблизости... Скорее всего, валяется в кустах кверху пузом, — она глухо фыркнула и тотчас поморщилась от нового приступа мигрени. — Крупный такой, волосатый, со шрамами на пол-физиономии. Шерсть темно-серая, грива черная. Глаза красные... Зовут Жадеитом. Скажи ему, чтобы собрал всех мелких и уложил спать... пожалуйста, — темная с измотанным видом обхватила голову лапами.
"Ну и бл*дский денек, Муфасу мне в задницу."

+2

62

— Тебе описать всех девятерых? - сидя на заднице, исподлобья глянула на него самка. В ответ на тонну скепсиса в голосе Шайены, Логан дернул губами вверх - по-правде говоря, он-то думал, что их больше. Однако, цели своей добился - львица передумала куда-то идти, с безмерной усталостью опустившись на землю. Ей было плохо. Логан терпеливо следил за ней, ожидая.
- Не сочти за наглость, но... лучше отыщи моего мужа. - помолчав какое-то время, попросила львица. - Он должен быть где-то поблизости... Скорее всего, валяется в кустах кверху пузом. — Крупный такой, волосатый, со шрамами на пол-физиономии. Шерсть темно-серая, грива черная. Глаза красные... Зовут Жадеитом. Скажи ему, чтобы собрал всех мелких и уложил спать... пожалуйста.
Имя булькнуло в памяти тут же, как прозвучало - вот только уцепиться за воспоминание не удалось. Ускользнуло. Между глаз Логана пролегла глубокая вертикальная морщина - отведя взгляд, лев силился вспомнить, где же он слышал это имя.
- Жадеит, Жадеит... - перебирал он в уме морды недавно встреченных львов, отбрасывая каждый образ за ненадобностью, в голове всплыла косматая головка маленького львенка, встреченного сегодня на кладбище, и...
Логана как будто окатило ледяным душем:

- Эй! Папа! - Жадеит!

Там, внизу, у подножья склона, усыпанного выбеленными временем костями, гиены рвут на части темного льва. Логан дергается, чтобы помочь попавшему в передрягу товарищу, но, бросив еще один короткий взгляд, останавливается. Поздно помогать...

- Эй ты, мне нужно найти отца, без него я никуда не уйду! Пусти меня, слышишь? Я не могу уйти без Жадеита...

Логан застыл на месте, остро чувствуя бремя нового знания. По животу тяжелым сгустком прошелся ледяной ком - это был страх. Он не боялся врагов, не боялся смерти и предательства. Но сказать жене и матери о том, что видел гибель ее мужа и отца ее детей... да, это было страшно.
- А дочь твоя... косматая, бурая и красноглазая?... - Спросил лев, чтобы удостовериться наверняка. Тот, кто хорошо знал Логана, мог заметить, как сел его голос в тот момент. В тот момент, когда еще, может быть, он ошибался... и это не ее мужа сегодня утром на кладбище растерзала свора гиен.

+3

63

Логан молчал довольно долгое время, и Шайена решила было, что он просто безмолвно покинул пещеру... Потому, когда его чуть хрипловатый голос вновь раздался у нее над ухом, львица едва заметно вздрогнула. Она все еще лежала, закрыв голову когтистыми лапами, и пыталась справиться с новым приступом дурноты.
А дочь твоя... косматая, бурая и красноглазая?...
...чего? — до Шай далеко не сразу дошло, что именно он у нее спрашивает. Приоткрыв глаза, темная вновь напряженно всмотрелась в чужака — но из-за того, что тот стоял спиной к выходу, его морда оставалась в тени, и угадать застывшее на ней выражение было нереально. Тем не менее, зеленоглазая самка отчего-то напряглась. Как будто... за ранее почувствовала что-то недоброе. Но в тот момент она этого, разумеется, еще не осознавала. — Бурая... да, их трое у меня... — ох, до чего же тяжко было шевелить извилинами в таком состоянии!... Шайена все силилась сообразить, о какой именно из ее дочерей шла речь — и, главное, с чего вдруг этот громила озадачился данным вопросом. Наверно, он просто хотел уточнить, кто именно наорал на Шайену там, на поляне. Да, скорее всего, поэтому... — Та, что на площадке вопила — старшая, ее зовут Юви, — пояснила львица сипло. — Еще есть две мелкие, Шайви и Сехмет... последняя была на поляне, когда мы пришли, я слышала ее голос... а другая... черт, я не знаю... — львица утробно зарычала, сильнее стиснув лапами виски. — Просто... найди Жадеита, идет? Он сам разберется, кого надо искать...

+1

64

— Бурая... да, их трое у меня... - тяжело припоминая, пустилась в объяснения львица. Да так медленно, будто назло - Логан нетерпеливо ловил каждое слово, вместе с тем подспудно боясь того, что он может услышать...
— Та, что на площадке вопила — старшая, ее зовут Юви.
- Юви... - повторил про себя Логан. - Не она.
— Еще есть две мелкие, Шайви и Сехмет... последняя была на поляне, когда мы пришли, я слышала ее голос... а другая... черт, я не знаю...- львица закрыла лапами морду, морщась от боли, и взмолилась: — Просто... найди Жадеита, идет? Он сам разберется, кого надо искать...
- Я нашел твою дочь на слоновьем кладбище. - Логану показалось, что эти слова он слышит со стороны. - И забрал ее. Жадеит остался там. - и добавил, чуть погодя. - Навсегда остался.
Душа его уже давно и плотно обросла дубовой коркой, на своем веку он видел всякое. Но все еще не настолько огрубел, чтобы без каких-либо эмоций огорошить мать десятка детей, что своего защитника и мужа она уже не дождется.
- Он погиб. Его загрызли гиены.
Сказал, внутри что-то оборвалось и отпустило... и внимательно следил за львицей. Теперь уже за вдовой...

+3

65

Я нашел твою дочь на слоновьем кладбище, — слова Логана прозвучали на удивление спокойно и сдержанно — в противовес тому, что он только сказал. Шайена резко распахнула глаза, не сразу переварив услышанное.
Он нашел ее дочь. Одну из дочерей. На Кладбище Слонов...
"НА КЛАДБИЩЕ СЛОНОВ?!"
Львица вскинулась так резко, что непременно бы проломила макушкой потолок пещеры — если бы он только оказался гораздо ниже, чем был. Взбудораженный, пульсирующий мозг немедленно взорвался болью — да такой, что у бедолаги-Шай аж слезы из глаз брызнули. Шипя сквозь сомкнутые зубы, темная снова рухнула наземь и накрыла морду лапой. Да что ж такое-то...
Какого... что она там делала?! — невнятно прорычала она, чувствуя, как ее в очередной раз захлестывает целая буря эмоций. Тут и гнев, и досада, и ужас — словом, весь спектр материнских эмоций, способный возникнуть на почве хронического беспокойства за толпу одичавшей малышни. Однако, дальнейшие слова Логана слегка по-умерили ее пыл... хотя львице пришлось приложить неимоверное усилие, чтобы выслушать его до конца. И если в первые несколько секунд Шайену захлестнуло облегчение (Логан все-таки увел малышку с опасной территории — уже хорошо), то уже спустя пару мгновений на его смену пришел... ступор.
Жадеит... что?
Львица медленно убрала лапу с глаз, подняв ставший неожиданно колким и пронизывающим взгляд на дикаря. Примерно с минуту она молча смотрела ему в морду, внешне никак не реагируя и не меняясь в лице. Повисшая в пещере тишине звенела туго натянутой тетивой, грозя в любой момент лопнуть, да так, что мало не покажется... Но этого так и не произошло. Шайена просто без лишних слов поднялась с земли — и как только не свалилась! — и решительно направилась к выходу. Конечности тряслись от страшного напряжения, а перед глазами заметались черные мушки: плохой знак. Несмотря на это, ей каким-то волшебным образом удалось добраться до выхода из пещеры... И, судя по всему, она была твердо настроена доковылять в таком состоянии до самого Кладбища Слонов. Просто, чтобы воочию убедиться: Логан блефал. Мерзко, грязно и настолько... правдоподобно.
Но это не могло быть правдой. Жадеит? Убит гиенами? Это чужак просто надышался трупными газами. Ему все померещилось, точно так же, как и... ее дочь? Львица запнулась, не разглядев попавший под лапу камень, но упрямо похромала дальше. Она все узнает сама. А потом лично начистит рыло этому лжецу. Да, да, обязательно начистит...

+5

66

Логан выдержал взгляд львицы - взгляд пронизывающий и отчаянный, пробирающий до глубины души, словно она в его глазах хотела увидеть ответ на свой немой вопрос. Весь сумбур насыщенного дня выцвел и померк - осталось только одна мысль, одно известие. От которого наступает ступор, от которого прошибает холодный пот, от которого душу вымораживает безотчетный страх...
На глазах Логана Шайена поднялась с земли и, не глядя по сторонам, зашагала к выходу из пещеры. Лев спутался лишь на мгновение, но буквально в следующую секунду вырос у нее на пути - словно огромная тень заслонила собой багровый диск солнца:
- Не надо туда ходить. - Даже удивительно, что этот хрипловатый, грубый голос может выцвести в сокровенный, грудной шепот... такой, что достает до самого нутра. И что-то в этой фразе звучало так обреченно, что невозможно было не послушаться. - Не надо. Постой.
Он знал, как страшно юудет заглянуть в завтрашний день. Момент, разделивший жизнь на "до" и "после"... Логан знал, как хочется вернуться в "до", в это уютное и теплое "вчера", когда еще и солнце светило, и птицы пели, и этого еще не произошло!
- Останься. Ты нужна здесь. Ты нужна детям...
И куда бы ни пошла львица, она не сможет пройти мимо Логана. Лев знал, что, если надо будет - он будет держать ее силой. Он знал, как это больно. Он знал, что это вылечит только время.
Время... и терпеливое, мягкое участие.

+2

67

Не надо туда ходить, — и вновь львица слепо натолкнулась на мохнатую грудь выросшего перед ней дикаря — только на сей раз она все-таки удержала равновесие и не осела на землю, а попыталась проскользнуть мимо льва. Но куда там! Логан был подобен каменной стене, такого не то что сдвинуть — даже просто обойти нельзя. — Не надо. Постой.
Пропусти меня, — грубо рявкнула на самца Шайена, вновь предпринимая попытку выбраться из пещеры. Естественно, ничего не вышло, но это лишь еще больше распалило львицу. Теперь она в бесконтрольной ярости клацкала зубами напротив усатой, сострадающей морды, то и дело отчаянно пихая и толкая преградившего дорогу чужака. Охватившее ее отчаяние стремительно перерастало в бешенство... но оно разбивалось о Логана подобно морским волнам, накатывающим на громадный утес — хоть бы пошатнулся, засранец! Осознав, что ей не выбраться из пещеры, Шайена отбросила всякую сдержанность и заорала так, что с потолка посыпалась пыль: — Я СКАЗАЛА, ПУСТИ!! — гнев придавал ей сил и заглушал боль похлеще любого лекарства. Темная отшатнулась на пару шагов назад, но лишь затем, чтобы взять небольшой разгон и повторно атаковать массивную фигуру Логана. Со стороны казалось, что она просто хочет повторно расшибить себе лоб. Продолжая бросаться на бедолагу, Шай шипела сквозь стиснутые клыки, подобно разозленной змее, в то время как Логан спокойно стоял на месте и почти ласково уговаривал:
Останься. Ты нужна здесь.
Ты сдвинешься или нет?! — львица взвыла, толкнув дикаря обеими лапами в грудь — острые когти бестолку прочесали густую гриву, не оставив даже царапин. Следующие слова Логана дошли до нее как сквозь плотную пелену; Шай, наконец, остановилась, тяжело дыша и глядя на чужака расширившимися глазами. Оскал медленно сходил с ее морды, уступая место какому-то жалобному, перекошенному мукой выражению.
Ты нужна детям, — Шайена судорожно сглотнула, пытаясь справиться с захватившей ее бурей эмоций. Первый шквал бешенства медленно затихал... на время, конечно, но все же. Возвращались и прежние ощущения: боль, тошнота, слабость. Львица молча опустила гудящую голову и прилегла обратно на землю, чувствуя, как внутри нее разверзлась самая настоящая пропасть. Ее взгляд снова переметнулся на Логана, как если бы тот оказался единственной соломинкой в бушующем вокруг океане, способной удержать ее на поверхности и не дать захлебнуться. Отчасти, так оно и было.

+2

68

Отчаяние, захлестнувшее львицу, было сродни взбунтовавшемуся океану. С криками, обвинениями и побоями она накинулась на Логана, как девятый вал, оскалив пенный гребень, и расшибалась о него, как о каменную стену. Она металась в бессильной ярости, орала и бросалась на льва. Он стоял, молча глядя на нее, подставляя под удары грудь и плечи, и чувствовал, как в давно очерствевшей душе просыпается забитое и слабое чувство сострадания. Отчаяние львицы эхом отдавалось у него в ушах, и, казалось, даже если она перестанет орать, этот крик надолго въестся ему в память... потому что ее отчаянию в тот момент вторило его собственное, разрушающее, разъедающее душу кислотным пятном. Внутри открылась старая рана и запульсировала такой болью, что у Логана сбилось дыхание - он поймал себя на том, что сердце болезненно пульсирует вдвое чаще, чем нужно, а схватить ртом воздух становится все тяжелее из-за едкого спазма челюстей. Давно и надежно похороненное отчаяние, когда он выл, как раненый навылет, и бросался на стены от той боли, что приносит потеря любимой.
Львица остановилась. Они оба остановились, тяжело глядя друг другу в глаза, и каждый видел напротив отражение своей агонии. Его слова доходили до львицы тяжело, словно сквозь толщу воды или густой, крепкий сон. Бешенство схлынуло. Волны отчаяния, прежде лизавшие пятки, захватили львицу с головой - она опустилась на землю. Логан выдержал ее взгляд, без лишних слов опустившись на землю перед ней. Непомерно огромный по сравнению с этой худой, слабой самкой, на плечи которой уже выпало такое тяжелое горе. Слова нашлись как-то сами собой, и сказались тоже без участия разума:
- Ты нужна детям. - повторил он еще раз, глядя на юную львицу с какой-то щемящей заботой во взгляде. - Что бы ни случилось, ты - мать. Твои дети нуждаются в тебе, и ты должна сохранить себя ради них.
В горле пересохло. Логан опустил голову и тихо добавил:
- Мне жаль...

+3

69

Просто удивительно, что незнакомец все еще оставался в пещере. Любой другой лев на его месте развернулся бы и ушел, бросив напоследок что-нибудь вроде "Психованная!" или "Соболезную", но этот... этот даже не думал оставлять ее в одиночестве. Не будь Шайена в таком плачевном состоянии, она непременно бы изумилась столь необычному поведению... но сейчас она просто потрясенно взирала на Логана снизу вверх, все еще пытаясь отыскать в его глазах хоть какое-то опровержение всему тому, что она услышала от него ранее. Но нет — взгляд чужака не внушал ровным счетом никакой надежды. Он не лгал ей.
Жадеита больше не было в живых.
Львица, наконец-то, опустила голову и молча уставилась в каменный пол, словно бы оцепенев. И, почему-то именно сейчас, память услужливо подняла откуда-то из глубин сознания старую, давно позабытую сцену: она, Шайена, еще будучи львенком, стоит над бушующим грязевым потоком и в отчаянии всматривается в ревущую стихию. Жад, этот оборванный тощий пришелец, испещренный страшными шрамами и согласившийся присоединиться к ее опасной авантюре, не удержался на скользких камнях и только что исчез в бушующем водовороте... Она не видела и не слышала его падения, но зачем-то обернулась, почувствовав, что ее спутника нет рядом. И словно бы сама сорвалась в бездонную пропасть, едва сообразила, что именно могло с ним произойти. То холодящее, страшное осознание было сродни этому... С одной лишь разницей: Жад не выберется из воды и не вернется к ней чуть позже, когда она уже смирится с его пропажей. Нет никакой надежды. Нет никакого шанса на выживания. Шайена зажмурилась и до боли стиснула зубы, пытаясь побороть рвущийся из глубин души вопль боли и отторжения действительности.
"Умолкни, — в остервенелом отчаянии шипела она на саму себя, — даже не смей об этом думать. Он вернется. Он обязательно вернется... Он всегда к тебе возвращался. Этот лев... он мог поспешить с выводами. Ведь мог же?"
Поглощенная внутренней борьбой за остатки разума, львица даже не сразу обнаружила, что Логан тихонько опустился на землю рядом с ней и начал что-то говорить. Его слова звучали для нее неразборчивым бормотанием, она не в силах была их воспринять и понять. Глаза безумно жгло, как будто в них попала пыль, и Шайена продолжала с силой жмурить веки.
Не реветь. Не. Реветь.
Да заткнись ты уже, — устало выдохнула Шайена, осознав, что еще не много — и она просто разрыдается на глазах у совершенно незнакомого ей самца. Тем не менее, она не хотела, чтобы он уходил. И прежде, чем темная осознала, что именно она делает, ее морда ткнулась в густую, спутанную черную гриву. Львица затихла, прижавшись лбом к обросшей шее чужака и не подавая признаков жизни, за исключением тяжелого, прерывистого дыхания. Новый приступ головной боли на сей раз был воспринят как своеобразное избавление от страданий — пускай временное, но все же. Усталая и выпотрошенная, Шайена сама не обратила внимание на то, как начала засыпать. Наверно, так даже было лучше. Что угодно, лишь бы ни о чем не думать и ни о чем не сожалеть.

+4

70

— Да заткнись ты уже. - надрывно выдохнула львица, и Логан осознал: она сейчас разревется. Вряд ли она слышала хотя бы часть того, что он пытался донести до воспаленного сознания. Но его это не остановило - равно как и ее "заткнись". Важно было не то, что он говорил, а то, как он говорил. Те, кто хоть раз успокаивал женщину на пороге огромного горя, поймут Логана. Тут важны не сами слова, а интонация, с которой они сказаны. Важно простое участие, сочувствие, соболезнование.
Но, прежде чем он снова открыл рот, львица подалась вперед... и самец затаил дыхание, чувствуя, как под подбородком сжался пульсирующий комок горя. Она вся словно сочилась болью - ее бока подрагивали, дыхание прерывисто и со свистом покидало легкие. Уткнувшись в его лохматую грудь, львица позволила горю захлестнуть ее с головой - и сознание, что не в силах было вынести подобное, просто ушло, оставило тело... Оставило провалившуюся в забытье Шайену на груди у Логана.
Он молча слушал удары ее сердца, которым вторило его собственное, ставшее вдруг болезненно-большим и тяжелым. Логан не уйдет. И даже не пошевелится, пока самка на его лапах не придет в себя. Он будет хранить ее тяжелый, полный пустоты и забытья сон, и горе тому, кто этот сон потревожит.
Только вот лежал он задом к выходу из пещеры... и с досадой покосился на светлеющий проем в скальной стене. Из такой позы больно не повоюешь. Чтож, в таком случае... ему оставалось только уповать на милость хозяев.
- Спишь?... - мысленно спросил Логан, осторожно и даже как-то немного нежно заглянув в черты львицы. Она действительно спала... у чужака в который раз за вечер болезненно сжалось сердце. Он не оставит ее. Ни за что.

+2

71

Каменная поляна

Направляясь в пещеру, Нарико уже волновался – он и понятия не имел, кто тот чужак, что спас Шайену, каковы его намерения и как придется с ним разговаривать, какую форму общения лучше выбрать. В данной ситуации придется импровизировать, стараясь общаться с незнакомцем как можно аккуратнее. Ри эта перспектива явно не радовала, – куда сильнее хотелось завалиться куда-нибудь в угол пещеры и хорошенько отдохнуть – но поделать с этим он уже ничего не мог, раз уж назвался королем, так изволь нести ответственность и контролировать ситуацию в прайде вне зависимости от своего желания.
Нари на миг замер на пороге пещеры, сначала увидев в темноте только массивную фигуру Логана и ничего больше, только потом, разглядев Шайену и убедившись в том, что она более-менее в порядке, мародер смело шагнул вперед. Он все еще волновался, но всеми силами старался не показывать этого внешне – перед чужаками нельзя ударять в грязь лицом, ведь так? Пока что Ри держался молодцом и выглядел предельно невозмутимым, хоть и несколько напряженным, может быть, еще и усталым – беготня по ущелью все же сказалась на нем.
- Доброй ночи, - поприветствовал чужака Нарико. Вид его Ри не обрадовал – слишком уж дико и устрашающе выглядел этот огромный лев. Мародер, конечно, тоже не был коротышкой, но по сравнению с Логаном он смотрелся несколько… мелко.
- Спасибо, что спасли ее. – Нари, приблизившись ко льву, кивнул в сторону Шайены, а затем вздохнул и продолжил: - Меня зовут Нарико, я тут главный.

+1

72

Времени прошло не много и не мало, но все же присутствие Логана под сводом чужой пещеры неприлично затягивалось. Ощущение, что он злоупотребляет натянутым радушием хозяев, неприятно скреблось в мыслях, и лев колебался между желанием сейчас же встать и по-английски покинуть территорию прайда и... чем-то, что удерживало его на месте.
Звук шагов заставил самца напрячься, ведь он чувствовал чужое присутствие, пардон... седалищным нервом. Угораздило же его разлечься прямо задом ко входу! Досадливо стиснув зубы, Логан терпеливо подождал, пока хозяин прайда предстанет перед ним - а в том, что это был именно альфа-самец, чужак не сомневался.
- Доброй ночи.
Да уж, было, от чего вздохнуть с облегчением. Крупный лев-самец, уже сменивший ошибки молодости на угрюмую и осмотрительную зрелость. Почти ровесник с Логаном. Не горячий и пафосный балбес, с которого станется сначала раскрыть пасть, а потом собирать выбитые зубы сломанными лапами. Уже праздник...
- Спасибо, что спасли ее. - произнес альфа, ступив к чужаку и кивнув в сторону Шайены. Логан исподлобья испытующе смотрел на самца. - Меня зовут Нарико, я тут главный.
- Логан. - коротко и емко представился чужак, и, выждав паузу, с иронией в голосе поинтересовался: - Ну что, мистер "Я-Тут-Главный", здесь, вижу, всех устраивает то, что по территории бродят чужаки?...
Тут он имел в виду и Винсента, и себя. Конфликтовать с новым знакомым он не хотел - но уж больно позабавила самца его манера представляться! Даже вызвала на морде едва заметную улыбку, что в принципе в природе - редкость. Не съязвить - и перед вами уже не Логан... Львица на лапах не позволяла чужаку подняться, так что пришлось разговаривать с вожаком, глядя на последнего снизу вверх.
- Я видел, как погиб ее муж. -посерьезнев, перешел к делу Логан, для конкретики кивнув на Шайену, спящую у него в объятиях. - Его разодрали гиены на кладбище слонов, с ним был ребенок. Я потерял его, когда мы дошли до саваннового леса и встретили твоих львиц. Думаю, что нужно найти малышку, если только она не увязалась за всеми. Кажется, ее зовут... - Логан запнулся. - Шай-ви?...

Отредактировано Логан (25 Мар 2013 22:04:45)

+2

73

Нарико кивнул, когда Логан представился, но потом, когда тот снова заговорил, едва сумел сохранить невозмутимость – не поморщиться, не скривиться – короче говоря, сдержать свои эмоции. Слишком уж много иронии было в голосе чужака, слишком уж многое он себе позволял для того, кто зашел на чужую территорию. То, что Логан спас Шайену, никаких прав ему, по сути, не давало, и эта его язвительность не вызывала в Нари никаких положительных эмоций.
«Да кто ты вообще такой?» - недовольно проворчал про себя он, внешне оставаясь практически невозмутимым – разве что бровь все же чуть-чуть изогнулась, показывая недовольство льва.
Ри так и не ответил чужаку, хотя и не особо горел желанием – чего ему перед каким-то незнакомцем оправдываться? Хотя все же мародер понимал, что Логан был прав – следовало заняться патрулированием границ и прогнать всех одиночек с земель, даже если этот факт Нарико и не радовал – он помнил свою семью, которую один из прайдов постоянно гнал со своих земель, не давая нормально поохотиться. Теперь стало, наконец, понятно, почему.
И все же ответить что-то Нарико собирался, но так и застыл с открытым ртом, едва услышав следующую фразу Логана. Сначала до мародера просто не дошло. Он словно бы отключился на пару секунд, пытаясь проанализировать сказанное чужаком и убедить себя в том, что он ослышался. Но последующие слова спасителя Шайены только больше убеждали Ри в обратном.
«Жадеит… погиб?» - Нари все еще не мог осознать, принять этот факт, понять, что это – правда, что Логан не лжет. Король стеклянным взглядом смотрел на чужака – точнее, взгляд был направлен на него, но Нарико будто бы не видел темношкурого громилу, смотрел куда-то дальше, глубже.
«Не может быть. Он не мог. Гиены… Невозможно. Абсурд. Он не дурак, чтобы…» - мысли проскальзывали бессвязным потоком и Ри никак не удавалось схватить хотя бы одну из них за хвост. Он не верил. Или же просто не хотел верить. Однажды его семья уже потеряла Жадеита, причем отчасти по вине Нарико, и когда брат нашелся, радости близнецов не было предела. Жад выжил, выбрался из такой передряги, из которой, казалось бы, и взрослому было бы не под силу выкарабкаться. После всего этого факт его смерти казался таким нереальным, глупым, абсурдным, но, тем не менее, он оставался фактом. И его требовалось рано или поздно принять.
Постепенно до Нари начинало доходить, и мародер медленно приходил в себя. Он моргнул пару раз и как-то отстраненно проговорил, ни к кому, в принципе, не обращаясь:
- Брат… погиб?

+4

74

Изогнутая в немом вопросе бровь красноречиво свидетельствовала о том, что вопрос Логана главе прайда пришелся не по душе. Лев вполне ожидал бурю возмущения в духе "да что ты мелешь, ирод смердящий, когда явился ты ЦАРЮ пред ясны очи".  А что? Логан не считал себя каким-то образом обязанным этому прайду и в частности этому самому альфа-самцу, и не собирался вести себя как-то иначе, чем на равных, заслуживая уважение не сиянием воображаемой короны, а поступками и реальными делами.
Логан закончил повествование и какое-то время подождал, пока Нари придет в себя. Судя по всему, погибший и ему был не последним знакомцем... в пещере повисла неприятная тишина, она давила и заставила Логана снова почувствовать себя невольным, нежданным свидетелем и вестником чужого горя.
- Брат… погиб?
- Да. - сухо подтвердил дикарь. Говорить не хотелось, львица на лапах продолжала спать... Вздохнув, Логан решил скупо отдать дань вежливости и простого участия. Нари - взрослый самец, только что потерявший своего брата, зачем ему слова утешения. Поэтому Логан просто сухо произнес... уже второй раз за вечер: - Мне жаль.

0

75

На какое-то время Нари погрузился в полнейшую прострацию. В этот момент он потерял счет времени, да и вообще забыл толком, где и с кем он находится, да и зачем он вообще пришел. Точнее, не забыл, а просто на какое-то время перестал думать об этом. Меньше, чем на минуту, хотя ему показалось, что прошло не меньше часа.
Из полнейшей апатии короля вывел голос Логана. Нари, едва заслышав слова одиночки, поднял на него слегка отсутствующий взгляд, словно бы не понимая, кто он. Полностью опомнился Ри через несколько секунд, перед этим бросив несколько пришедшихся немного не к месту фраз:
- Да… Спасибо…
Первым, что захотелось сделать мародеру, это броситься на Кладбище слонов, отыскать Жада и… и спасти его из лап гиен. Почему-то Нарико не покидало ощущение того, что брат не умер вовсе, а просто заплутал на Кладбище, или же лежит где-то там, весь израненный, искусанный гиенами и умирает. Надо немедленно поспешить на помощь и спасти Жадеита из лап смерти.
«Нет, - прервал Нари собственные мысли, - он мертв. А я нужен здесь».
Это было сложно признать, даже мучительно. Без всяких доказательств, со слов какого-то чужака – и надо поверить. Ведь если все случилось именно так, как рассказывал Логан, то на Кладбище, наверное, и тела не осталось, которое можно было бы найти и похоронить. Видимо, искать нет смысла. Если бы Жад спасся, то он наверняка бы уже вернулся и успокоил всех. А пока… А пока не до него. Если брат все-таки мертв, то ему уже ничем не поможешь, а вот прайд, состоящий из живых львов и львиц, действительно нуждается в помощи.
- Мы найдем львенка, - наконец-то заговорил Нари, прокрутив в памяти сказанное чужаком, - только я хотел узнать… Что все-таки произошло в саванновом лесу?

0

76

- Да… Спасибо…
Всегда пожалуйста. Логан лежал и сумрачно ждал от Нари других действий.
- Мы найдем львенка, - вернулся к прерванному разговору альфа. - только я хотел узнать… Что все-таки произошло в саванновом лесу?
- Львенок рванул от меня в заросли, я попытался догнать и услышал шум драки. Толпа львиц, детенышей, а в центре - она... - чужак кивнул на Шайену. - И самец. Не знаю, что было до этого, я увидел только, как он ударил ее по морде, и вмешался. - уточнил Логан. - У нее сотрясение мозга, она была без сознания, когда я прогнал того выродка. - ну а как еще называть самца, который со всей дури лупит самку? Видимо, дури в избытке, раз так лупит. Хотя... узнав теперь многодетную мамашу получше, дикарь вполне мог предположить, что та была сама виновата в нападении. - Дети показали дорогу, я принес ее сюда. Остальные самки собрали львят и привели сюда вслед за мной, но я не следил - может, кто-то и потерялся.
Логан опустил взгляд на Шайену и не сдержал тяжелого, усталого вздоха.
- Я рассказал ей все. Ей... плохо. Очень.

+1

77

Нарико ловил каждое слово Логана, стараясь не отвлекаться на так и не покинувшие голову мысли о гибели Жадеита. Первое время получалось, но потом мародер все больше и больше задумывался о том, как же мало, все-таки, ему (да и не только ему) было времени, проведенного с братом. Казалось, этого самого времени вообще не может быть достаточно. Создавалось ощущение того, что оно бесконечно, что жизнь никогда не кончится. Ри и подумать не мог, что когда-нибудь Жадеит или кто-то еще из семьи неожиданно умрет. Родственники умирали раньше, но это было настолько давно, что теперь казалось несколько нереальным. Но сегодняшний день все же вернул короля с небес на землю.
- Да, - ответил Нари, внимательно осматривая Шайену, - думаю, она отоспится и ей станет немного лучше.
В своих словах Нарико немного сомневался, но что ему еще было говорить в такой ситуации? Не сообщать же, что он понятия не имеет, что делать теперь и как объяснить произошедшее другим членам семьи и прайда.
- Может быть, - предложил лев, - вы тоже останетесь ненадолго?
Ри предложил это скорее из благодарности, нежели из-за настоящего желания приютить одиночку на время.
- Не напрягает? – Нарико кивнул на покоящуюся на лапах у Логана Шайену. – Я могу позвать кого-нибудь, и за ней приглядят.

0

78

- Да, думаю, она отоспится и ей станет немного лучше.
Если бы... Логан в этом сильно сомневался. Он бы посоветовал Нари не спускать с вдовы глаз - что-то ему подсказывало, что эта импульсивная натура могла натворить дел, и немало. С нее станется рвануть на кладбище слонов... или просто рвануть с обрыва. И куда девать десяток спиногрызов?
Нет, за ней нужен глаз да глаз.
- Может быть, - словно уловив ход мыслей Логана, предложил Нари, - вы тоже останетесь ненадолго?
Неожиданно...
Логан скептически глянул на альфа-самца, задумался ненадолго. Прайд - укомплектованная артель истеричек, устраивающая мизантропическое шоу "Пошли все нахрен!", бешеная мамаша - теперь безутешная вдова, и до кучи в окрестностях бродит чужеродная боевая единица размером с Логана, могущая при желании заменить собой боевой десяток. Остаться в этом дурдоме?
Мужская солидарность - страшная вещь...
- Не напрягает? – голос Нарико вырвал льва из размышлений. – Я могу позвать кого-нибудь, и за ней приглядят.
- М? Нет. - поспешно отозвался Логан. Задумался: а правильно ли поступает? Какого хрена он тут нужен, если собрался отлеживаться в общей пещере? И тут же мысленно сам себе дал подзатыльник: кретин, а кто будет тормозить эту скорую на расправу вдову? - Пусть лежит пока. - это пока... а если лежать придется долго? Упрямо: значит буду лежать долго. И уже потом, как с Шайеной утрясется... заниматься другими делами. А в том, что потребуется его участие, Логан не сомневался. И не потому, что считал Нари плохим руководителем, а потому, что чутье подсказывало - если он уйдет... то сам будет жалеть об этом. - Я останусь, пожалуй. Ненадолго. Пока ситуация не поуляжется. - здесь он имел в виду все: и чужака на границах, и переполох в прайде, и постигнувшее семью горе. Кстати, о горе... семейству тоже как-то придется рассказать обо всем, и Логан будет тому главным свидетелем. Сердце железное - он расскажет... в конце концов, чужое горе - не свое. - Буду нужен - позови, я выйду.

Отредактировано Логан (21 Апр 2013 13:46:16)

+1

79

Как давно они были знакомы?

Худой, оборванный, покрытый страшными шрамами заморыш с явным удивлением наблюдал за тем, как еще более мелкая и взъерошенная самочка деловито обходит его кругом, пристально рассматривая чужака со всех сторон. Она старается выглядеть чересчур важной и грубой для своего возраста и ничуть этого не смущается. Ей нравится вести себя так, будто она хозяйка положения, а чужак... чужак благоразумно помалкивает, не сводя с нее вопросительного взгляда багрово-алых глаз. Наконец, маленькая бастардка встает точно перед ним и щурится, не скрывая издевки в голосе.
Вид у тебя такой, будто ты только что из воды вылез... предварительно прокувыркавшись там среди бревен, — заявляет она, фыркнув в нос ободранному пришельцу. — Откуда ты взялся? — детский голос звучит вызывающе и почти надменно, однако ее собеседник не обижается.
Ну ты задала по поводу брёвен, — протягивает он, слегка вскинув исполосованную чужими когтями бровь. Вопрос Шайены вынуждает его призадуматься, — хм, как сказать...я из нейтральных земель, но скоро примкну к прайду и стану окончательно его частью...
Какая уверенность, — темная самочка насмешлив обрывает его речь и почти шепотом мурлычет: — Хорошо бы Прайд не послал тебя куда подальше. Вот обидно-то будет, — и откуда столько яда в словах обыкновенного на первый взгляд ребенка? Салатовые глаза прямо-таки светятся ехидством. Наблюдающий со стороны крупный золотистый львенок-самец решает, что пора вмешаться в происходящее, пока его спутница окончательно не вогнала бедолагу в ступор.
Как тебя зовут? — почти дружелюбно спрашивает он, и серый подросток смотрит на него со смесью облегчения и благодарности.
Моё имя Жадеит... а как зовут вас обоих? — он переводит вопросительный взгляд с одного львенка на другого, не зная, на кого смотреть в первую очередь.
Меня зовут Килами, — охотно отвечает золотистый бутуз. Его темная приятельница явно не спешит представляться, несколько мгновений презрительно кривя губы, но в конце концов нехотя бурчит:
Шайена, — она демонстративно отворачивается от собеседников и вскакивает на скользкий выступ. Небрежно повернув голову, властно окликает Килами: — Идем, крепыш, пустыня ждет.
Пустыня никуда не убежит, — отвечает Килами, пожав мощными плечами, и с ухмылкой поворачивает голову к неуверенно мнущемуся с лапы на лапу Жадеиту. — Если хочешь пойдем с нами, на увлекательную экскурсию в пустыню. Вон наш проводник. Все знающая, везде побывавшая, и никого не боящаяся Шайена, — и львенок театрально закатывает глаза, картинным жестом поведя лапой в сторону Шайены. Та смотрит на него уже с откровенной угрозой и несколько раз дергает растрепанной кисточкой хвоста, как бы предупреждая, что не намерена больше выслушивать его болтовню. Килами, не обращая внимания на ее угрожающий жест, весело продолжает: — Решай по скорее, а то ей не терпится пополнить костяшную коллекцию песков.
Слышь, ты, громила, — в голосе Шайены отчетливо слышится утробное рычание. Ей не нравится, когда ее так дразнят. — Смотри, как бы пески не заполучили тебя в свою коллекцию, — она старается придать своему тону побольше зловещих ноток, но Килами не так-то просто запугать. Он продолжает с улыбкой смотреть на Жада, и тот, в свою очередь, отвечает ему не менее задорной ухмылкой.
Весёлый у нас проводник... конечно же я пойду, — и львенок прыжком запрыгивает на выступ рядом с Шайеной, лукаво глядя ей в глаза. Та долю мгновения выглядит сбитой с толку, но быстро прячет смущение за очередной недовольной рожицей.
Отлично, — произносит она, не тая сарказма. — Двумя туристами больше.

Шайена едва заметно морщится. Ее потрепанные уши слегка шевелятся, уловив звуки чьих-то голосов, раздающихся прямиком над душой. Слов не разобрать — да и не хочется совсем. Она пока еще спит, но сон ее постепенно становится поверхностным и беспокойным.

Земли Гордости много лет не видели таких дождей. Все низины затопило, и теперь большая часть саванны напоминала грязное болото — то и дело виднелись глубокие лужи, из которых нет-нет да выглядывали крохотные островки суши. Подножье Скалы Прайда не избежало этой участи — небольшая заводь разлилась до такой степени, что местным львам приходилось пересекать ее вброд, смачивая животы и высоко задирая усатые морды. Худощавый и нескладный лев-подросток с угольно-черной гривой каким-то чудом перебрался через особенно глубокое местечко и с явным трудом вскарабкался на сухую вершину одного из крупных валунов, торчащих над водой подобно океанским утесам. Морда у него была на редкость встревоженной.
Шаааай....Шааа-а.. — его голос резко сорвался на сиплый кашель. Он звал свою подругу уже добрые полчаса и сильно охрип. Однако, сдаваться он не собирался. Набрав в грудь побольше воздуха, он рявкнул на всю округу: — Шаааай!!! — увы, громогласного рыка у него не получилось; все-таки, он провел очень много времени в ледяной воде и почти наверняка подхватил простуду. Тем не менее, глас вышел достаточно громким и пронзительным, чтобы у высунувшейся из-за камня львицы зазвенело в ушах.
Голос сорвешь... — проворчала она, впрочем, на редкость добродушно, — здесь я, здесь. Соскучился? — она устало усмехнулась, глядя на своего приятеля снизу вверх. Быстрый прыжок — и вот она стоит рядом с ним и от души трясет впалыми боками, осыпая бедолагу дождем холодных брызг. Избавившись таким образом от излишки влаги, бастардка довольно ткнулась лбом в бок старого друга. Тот не замедлил обхватить ее своей когтистой лапой, радостно урча, как большущий кот.
Шаааай... Ты просто не представляешь как я по тебе соскучился, — он расплылся в облегченной улыбке, отчего-то не спеша выпускать львицу из объятий. Шайена, впрочем, не сопротивлялась.
Я? Не представляю? — пропыхтела она с изрядной долей иронии, однако, широко ухмыляясь в ответ. Она выглядела сильно уставшей и замерзшей, а потому бесцеремонно зарылась носом в мокрую черную гриву, дрожа при этом всем телом. Шутка ли — провести всю ночь под проливным дождем, да еще и в Ущелье. Хорошо, что Жад этого не видел. Его бы удар хватил.
Где же ты была?
Поверь, лучше тебе этого не знать, — торопливо заверила друга Шайена и тут же решительно перевела разговор в иное русло. — Лучше скажи, почему так долго пропадал? Я думала, ты вообще свалил из Королевства, — в ее голосе отчетливо послышалась обида. Но Жад лишь крепче прижал ее к своему теплому боку, почти нежно улыбаясь в ответ.
Я не ушёл, потому что кое-что вспомнил. Кажется со мной хотел кто-то уйти и мы уже строили небольшие планы. Ммм? — подросток попытался заглянуть в глаза приятельницы, но та предпочла отвернуть голову. Морда ее заметно посуровела.
Надеюсь, ты понимаешь, что я еще не могу уйти со Скалы? — помолчав немного, напрямик спросила она. Взгляд ее ярко-салатовых глаз вновь устремился на морду приятеля, но на сей раз в нем не было и толики прежней радости. — Жад, я знаю, что ты остаешься здесь только из-за меня. Но я не смогу обеспечить нам с тобой ни добычу пропитания, ни защиту территории. Только не надо сейчас уверять, что справишься с этим сам, — спешно добавила она, видя, что ее друг пытается что-то возразить. — Я не хочу быть обузой. Если мы уйдем, то нам придется наравне заботиться друг о друге... Я научусь охотиться и драться. Но для этого нужно время. Дай мне еще несколько месяцев, идет? — выражение ее морды стало почти просящим. Заметив, как сильно помрачнело лицо Жадеита, она осторожно прибавила: — Я не требую от тебя оставаться на землях Прайда все это время, — лев негромко вздохнул, однако когда он заговорил, голос его прозвучал мягко и спокойно.
Делай так как считаешь нужным... И считай меня кем хочешь, я как был рядом, так и останусь. Без тебя я прайд не покину и буду терпеливо ждать, — он снова улыбнулся ей, однако Шайена лишь нахмурилась в ответ.
А ты уверен, что в самом деле хочешь этого? — осторожно уточнила она, отчего-то отодвигаясь в сторонку. Жадеит казался озадаченным подобным вопросом. Видя, что львица пытается отстраниться, но при этом не может сделать это так, чтобы не свалиться с камня в воду, подросток порывисто склонился к ней, пристально глядя ей в глаза.
Неужели ты сомневаешься? Шай, ты пойми... Я же до сих пор чувствую всё тоже и с каждой минутой меня тянет к тебе всё сильнее и сильнее. Может тебя это и пугает, но я сам не знаю, что со мной происходит. Я просто... Я не знаю как это объяснить, но с первой нашей встречи я испытываю к тебе сильную тягу. Когда я долго тебя не вижу то не могу сидеть на месте. Ты мне очень дорога и не только как подруга. Ты знаешь, что я тебя... — он смолк на краткое мгновение, но все-таки закончил начатое: — люблю, — последнее слово прозвучало совсем тихо и с щемящей сердце теплотой. Было очевидно, что признание далось Жаду нелегко, но он все-таки не побоялся раскрыть свои чувства. И теперь они с Шай смотрели друг на друга широко распахнутыми глазами, не находя слов, чтобы сполна выразить все то, что творилось сейчас в их сердцах. Какое-то время темная самочка просто молча взирала на своего лучшего друга, и один шайтан ведал, что сейчас творилось у нее в мыслях. Прошла минута или целых две, когда она, наконец, прокашлялась и негромко произнесла в ответ:
Ну, а я тебя не люблю, — ее голос стал неожиданно тусклым и бесцветным. Шайена опустила взгляд, избегая смотреть на медленно сползающую с лица Жада улыбку. — Знаешь... — теперь и ее голос звучал хрипло. — Знаешь, все это чистой воды бред. Я зря давала тебе все эти обещания. Я мечтаю свалить из этого королевства, но не с тобой. И явно не сейчас. Так что либо ты валяешь дурака и дальше, дожидаясь меня месяцами, а то и годами, либо берешь судьбу в свои лапы и... уходишь в одиночестве, — все также не глядя на Жадеита, закончила она. В воздухе вновь повисло глубокое молчание. На черногривого было жалко смотреть. На его подругу... наверно, и того хуже. Не выдержав, Бастардка порывистым прыжком слетела с камня и замерла, низко опустив голову к волнующейся поверхности воды, так, что густые пряди челки закрыли ее худую морду. Нехотя обернувшись к Жаду через плечо, Шайена несколько мгновений просто смотрела ему в глаза — и как только сил хватило выдержать такой взгляд?
Прости, Жадеит. Мы друзья, но и только, — тихим, извиняющимся, но твердым голосом произнесла она, после чего без лишних слов двинулась прочь, оставляя неподвижно сидящего на камне Жада далеко за своей ссутулившейся спиной.
Так уж ли правильно это было?

Львица резко дернулась во сне, глухо заворчав сквозь стиснутые клыки. Ее веки дрожали, выдавая движения глазных яблок, но до полного пробуждения было еще нескоро. Яркие картинки былых дней сменялись одна за другой — быстро, стремительно, неконтролируемо. Дыхание и пульс уже давно участились, даже шерсть дыбом привстала. Совсем как в кошмарном сне. Только страха не было. Совсем.
Были лишь воспоминания.

...беспечный голубовато-зеленый сумрак джунглей стремительно наполнялся звонким гоготом и дразнящими выкриками, перемешанными с треском сухой травы и веток кустарника. Два взъерошенных хвостатых силуэта пулями выскочили на берег тенистой заводи, явно соревнуясь друг с другом в скорости и проворстве. Первой в прохладную воду влетела жилистая зеленоглазая самка; хохоча, она сделала несколько прыжков и, развернувшись, стремительным движением лапы врезала по водной глади, так, что сочные брызги ударили точно в морду несущегося по пятам черногривого самца. Последнему пришлось спешно зажмурить глаза и резко ударить по тормозам. Его спутница воспользовалась этим, чтобы обрушить на противника целое цунами брызг. Это была война.
Ну...прекрати... — проворчал лев, отступая на сушу и слепо шлепая лапой по воде. Он был полностью дезориентирован. Его противница замерла, наблюдая за тем, как он неуклюже пятится обратно на берег — похоже, ему хотелось поскорее избежать непредвиденного купания... Недолго думая, львица с беснующимися чертиками в глазах прыгнула на Жадеита и, обхватив того лапами за шею, принялась усиленно затаскивать обратно в воду. Бедолага спешно уперся всеми четырьмя конечностями, ни на йоту не сдвигаясь с места. Какое-то время Шайена безуспешно пыталась опрокинуть его обратно в воду, шумно пыхтя и взрыхляя песок задними лапами, пока Жад не рванул вперед, перенеся весь свой богатырский вес на впалую грудь Бастардки. Исход подобного броска был очевиден: парочка с громким плеском рухнула на мелководье, расшугав всю мелкую живность.
Так-то! — Жадеит с победоносным видом вынырнул на поверхность. Насквозь промокшая челка мешала обзору, и лев далеко не сразу обратил внимание, что Бастардка вышла обратно на берег. Вид у нее был на редкость довольный. Заметив это, черногривый самец тотчас поднялся из воды и, отряхнувшись, бесшумно приблизился к своей приятельнице, наблюдая, как она утомленно ложится на теплый песок.
Не замёрзла? — он осторожно коснулся ее широченной лапой. Шайена усмехнулась, сдув со лба влажную прядь.
После такой-то погони? Фи, — она прикрыла глаза и неожиданно ткнулась носом в промокшую гриву старого друга. Тот не отстранился, а, наоборот, слегка приобнял ее в ответ. — Хм... а что за дела у тебя здесь были? Ты хотел кого-то видеть?
Видеть не очень хотел, — задумчиво отозвался Жадеит, по всей видимости, не горя желанием отвечать на поставленный вопрос. Шай несколько мгновений украдкой наблюдала за ним из гривы, а затем неожиданно вздохнула:
Хорошо, что ты вернулся. Я боялась, что ты ушел навсегда.
Я же говорил, что без тебя не уйду, — на морде Жада вновь сверкнула хитрая усмешка. — Я покинул прайд, но это не значит, что после этого ты меня больше не встретишь, я же... — он слегка запнулся, не решаясь закончить предложение. Вновь глубоко вздохнув, черногривый продолжил, мягко и уверенно: — Просто знай, что даже если твои чувства ко мне не взаимны мне всё равно, от этого я не смогу разлюбить тебя, — Бастардка, не удержавшись, вскинула на него взгляд. Между львами вновь повисло неловкое молчание, прерываемое лишь тихим плеском воды у берега. Наконец, Шайена негромко протянула:
Знаешь... мне кажется, я уже могу покинуть Прайд, — она опустила голову, уткнувшись обратно в гриву друга. — Но не потому, что мне сильно хочется оставить это дурацкое королевство, — добавила она торопливо. — Просто... мне хочется быть с тобой, — последние слова были сказаны так тихо, что Жад с трудом смог их расслышать. Не поднимая глаз, Шайена обхватила льва обеими лапами, едва слышно прибавив: — Теперь-то я тебя не отпущу больше.
"И не надо пялиться на меня так, как будто ждешь от меня подвоха. Я же серьезно, — уже почти сердито подумала она, не видя, но ощущая, как Жадеит медленно расплывается в облегченной и счастливой улыбке. — Идиот... я никогда не отпущу тебя больше."

Никогда не отпущу тебя больше.

Глаза львицы медленно приоткрылись. Головная боль по-прежнему волнами накатывала на ее больную черепушку, но Шайена почти этого не чувствовала. На душе было поразительно пусто и бессмысленно. Так, как не было никогда прежде... даже когда она отпустила его в самый первый раз, она чувствовала себя и в половину не так худо, как сейчас. Быть может, тогда она неосознанно верила, что однажды их дороги сойдутся вновь. И так происходило всегда, когда она отпускала его прочь. Вновь и вновь.
"Он всегда к тебе возвращался."
Зажмурясь, Бастардка медленно приподнялась с земли. Лапы дрожали, и вообще ее все еще сильно мутило, но в целом львица чувствовала себя сносно. Не вслушиваясь в разговор самцов, она слегка шаркающей походкой направилась к выходу из пещеры. Сколько она провалялась в отключке? Наверно, несколько часов. Ее дети все это время оставались без присмотра. Возможно, они были усталы и голодны. Ей нужно было проверить, как они себя чувствуют. И, очевидно, как-то сообщить им о том, что их отец больше никогда к ним не вернется. Тяжело? Болезненно? А что делать. Это правда, какой бы горькой она ни была. Что толку ее скрывать...

+13

80

По-правде говоря, Логану поднадоело лежать: не столько от долгого пребывания в неудобной позе, с этим-то как раз проблем не было, сколько от нахождения на чужой территории, в чужой пещере. Он тут не свой, не званый, нежеланный, так что лев успел уже пожалеть об отказе в предложении Нари - сплавить самку на лапы мамкам-нянькам и заняться делом всяко лучше, чем лежать бревном и пахнуть лесом.
Однако, львица дернулась и пришла в себя. Вовремя, - сумрачно подумал Логан, глядя на то, как львица поднялась и, игнорируя двух самцов, на трясущихся ногах потопала к выходу из пещеры. Чужак проводил ее подозрительным взглядом - она больная, нет?
- Мать, далеко собралась? - грубовато окликнул ее Логан. Ей лежать надо, отдыхать и не нервничать лишний раз... и за ее право отдохнуть и набраться сил Логан был готов побороться даже с ней самой.
Однако, львица не остановилась, лишь дернув ухом на реплику, на что чужак лишь упрямо стиснул зубы.
- Мадам... мэм... прошу... сделайте одолжение... - проницательный взгляд в спину. - Разверни свой зад ко входу передом и остановись.
Зная вспыльчивый характер этой мамаши, пробивное хамство - лучший способ привлечь ее внимание. Логан выждал пару секунд... ноль эмоций.
Вызов принят. Самец молча оторвал задницу от пола и перегородил ей дорогу.
- Я ведь попросил остановиться. - и никакой угрозы в голосе... это была именно просьба.

+2

81

Сложно сказать, что вызывало больше страданий — скорбные мысли, связанные с кончиной Жадеита, или не проходящая мигрень. Шайена с радостью избавилась бы и от того, и от другого, но, к сожалению, это было невозможно. Оставалось лишь терпеть, намертво стискивая зубы да упрямо ковыляя себе вперед, пока лапы держали. Когда до выхода из пещеры оставались считанные шаги, позади львицы раздался тихий, но недовольный голос темношкурого пришельца — и какого дьявола он все еще торчал в чужом логове? Шайене вовсе не улыбалось снова смотреть ему в глаза, особенно после того, как она сначала полчаса блевала у него на лапах, а затем в слепой истерике бросалась на его лохматую грудь. Потому Бастардка и не подумала останавливаться, лишь раздраженно дернув ухом в ответ. На ее языке жестов это означало что-то вроде "Отъе*ись, не до тебя сейчас". Увы, громила был упрям... даже слишком.
Мадам... — ноль эмоций. — ...мэм... — игнор. — Прошу... сделайте одолжение... — ни грамма ответной реакции. — Разверни свой зад ко входу передом и остановись, — о, а вот это что-то новенькое. Шайена, не выдержав, замерла у самого входа и мееееедленно развернула к Логану свою худую, встрепанную физиономию, общее выражение которой колебалось между классическим "orly?" и куда более прозаическим "еще один такой финт — и ты покойник, приятель". Логан, однако, ничуть не впечатлился — подчеркнуто тяжелым шагом приблизившись к остановившейся на пороге самке, он решительно преградил ей дорогу.
Я ведь попросил остановиться, — проворчал он негромко. Шайена подняла на чужака угрюмый, но не агрессивный взгляд, в котором плескались раздражение и моральная усталость.
Если боишься, что я опять залью поляну блевотой — можешь расслабиться, — буркнула она, глядя на пришельца чуть исподлобья. Ни дать, ни взять набычившийся подросток, не желающий повиноваться даже после вежливой и культурной просьбы. — И дай мне пройти. Быть может, я теперь вдова, но вдова с десятком спиногрызов, за которыми нужен глаз да глаз. Ну, с дороги, — и львица решительно боднула Логана в поджарый бок, игнорируя очередной всплеск головной боли. Если он хочет, чтобы она валялась здесь и дальше... перехочет, чо.

+2

82

Нари непонимающе посмотрел на Логана – надо же, отказался. А он-то думал, что чужак сразу же воспользуется ситуацией и свалит куда подальше от несчастной вдовы, ее детей и прайда, устроившего на поляне настоящий дурдом. Более того, он решил остаться ненадолго. Ри недоверчиво посмотрел на него, недоумевая, зачем взрослому льву, да еще и одиночке, сдалась Шайена, тем более сейчас, когда ее состояние, что физическое, что моральное, оставляло желать лучшего.
Так или иначе, король принял решение чужака и кивнул, ответив:
- Хорошо. Если что, можешь уйти, когда тебе вздумается, мы позаботимся о ней. – С официального «выканья», Нари наконец-то перешел на «ты», агрументируя это тем, что Логан все это время обращался к нему именно так.
Мародер уже развернулся к выходу и хотел отправиться на поляну, с которой раздавались чьи-то встревоженные выкрики, но внезапно замер на пороге пещеры, обернувшись, едва заслышав возню сзади. Шайена очнулась. Очнулась и уже пыталась подняться и покинуть убежище. Нари быстро встал поперек выхода, преграждая львице путь и сурово смотря на нее. То же самое сделал и Логан. Правда, все его уговоры и просьбы самка проигнорировала, а потом и вовсе отшила беспокоящегося за нее льва.
- Шай, - окликнул львицу Нари, выглядывая из-за Логана, - мы присмотрим за детьми.
Обогнув Логана, Ри приблизился к самке и осторожно коснулся худого плеча носом, призывая ее развернуться и вернуться на прежнее место.
- Тебе нужен отдых, - попытался уговорить Шайену Нари, - поверь, если ты не отлежишься хотя бы несколько дней, то тебе станет хуже и ты уже никак не сможешь помочь своим львятам, – подняв голову, король пристально посмотрел на львицу, – поэтому ляг, пожалуйста.
Нарико не был уверен в том, что Шай послушает его или хотя бы задумается над его словами, он был готов поставить скорее на то, что его проигнорируют так же, как и Логана, если не попытаются еще и по морде врезать для полноты картины. Конечно, Шайена сейчас не могла оказать должного сопротивления двум взрослым самцам, но вот проблем доставить и нервы потрепать – это сколько угодно. Силой укладывать самку Нари не хотел, но, в крайнем случае, был готов прибегнуть даже к таким жестким методам.

+2

83

Шайена подняла на льва измотанный взгляд:
— Если боишься, что я опять залью поляну блевотой — можешь расслабиться, - недружелюбно съязвила львица, вмиг напомнившая Логану драчливого птенца.  — И дай мне пройти. Быть может, я теперь вдова, но вдова с десятком спиногрызов, за которыми нужен глаз да глаз. Ну, с дороги!
Логан решительно отодвинул ее лапой от своего плеча, чтобы больше не вздумала биться головой. Нового сотрясения не будет, для сотрясения мозг нужен. В данный момент Логан был искренне уверен, что у львицы его нет. Сдвинуть ее с места - решительно ничего не стоило: эта вдовушка весила втрое меньше чужака и напоминала бамбуковую палку в разрезе - длинная, тощая и со всех сторон одинаковая.
Но здравое зерно в ее словах было, и парировать Логану было решительно нечем. И в данной ситуации спасло вмешательство Нари:
- Шай, мы присмотрим за детьми.
- Шай. - запомнил Логан, а Нари принялся очень трепетно уговаривать львицу отдохнуть и полежать. Самец остался на входе, загораживая собой проем, тяжело глядя на сопрайдовцев - может, она хоть "я-тут-главного" послушает?

0

84

Шайена с трудом сдержала раздраженное рычание — да что, в конце-то концов, этот чужак себе позволял? Разумеется, она не могла сопротивляться толчку огромной мускулистой лапы, а потому волей-неволей попятилась на пару шагов. Вот только заботливой нянечки ей не хватало... Несколько мгновений они с недовольством всматривались друг другу в глаза, мысленно обмениваясь угрозами и саркастическими замечаниями, пока в происходящее не решил вмешаться Нари. Ощутив его осторожное прикосновение, Шай оторвала взгляд от косматой физиономии Логана и с явным недовольством покосилась на короля. Так, чудесно, еще один заботливый родственничек... или, вернее сказать, добрый санитарушка. Никак, сговорились, черти. Нет, Шайена не злилась. Она понимала, что оба самца всего-навсего озабочены ее физическим и моральным состоянием. Но львица совершенно не собиралась тухнуть в этой пещере целую неделю. Да что уж там — она бы и до вечера не дотерпела. Шайена глубоко вздохнула, борясь с приступом раздражения, и пристально взглянула в глаза Нари, пытаясь хоть как-то донести до него тот факт, что она не собирается отбрасывать копыта.
Я чувствую себя достаточно сносно, чтобы не рухнуть в обморок при попытке выйти из пещеры, — как можно спокойнее произнесла она. — А раз так — я не вижу причины, по которой мне нужно и дальше валяться здесь кверху пузом. Лапы держат — и ладно. Что насчет детей — бьюсь об заклад, ты не помнишь и половины из них. И, скорее всего, не имеешь ни малейшего представления, где они сейчас пропадают. Поэтому будь добр, дай мне их найти и хотя бы пересчитать, — на последней реплике Шайена все-таки не удержалась от сарказма. — Если боишься — можешь пойти со мной, — добавила она недовольно, по-прежнему видя сомнение в глазах короля. Не то, чтобы ей хотелось перемещаться, будучи заботливо поддерживаемой чьим-то мохнатым боком, но коли другой альтернативы не было...

+1

85

Когда Шайена пристально (кажется, даже еще пристальнее, чем сам Нари) посмотрела королю в глаза, тот стойко выдержал ее взгляд, ни на минуту не собираясь отводить свой. Он внимательно выслушал львицу, но не спешил менять своего мнения. Ри все еще считал, что Шай надо хоть немного отдохнуть, а не носиться по территориям прайда с сотрясением (или что там у нее была за травма?). К слову, когда самка упомянула детей, лев задумчиво посмотрел вверх, мысленно попытавшись перечислить всех отпрысков темношкурой львицы. К своему удивлению, Нарико обнаружил, что действительно если и знает львят в, так сказать, морду, то по именам помнит далеко не всех. Что ж, видимо, Шайена права. Но это еще вовсе не значит, что ей действительно стоит сейчас выходить из пещеры.
- Шай, послушай, это просто неразумно, - вновь предпринял Ри попытку переубедить львицу, - если тебе станет хуже, мы не сможем быстро добраться до Рафики.
Так или иначе, Нарико сдался и решил пойти на компромисс. Если уж Шайену ничто не заставит отказаться от своей затеи, то надо пойти другим путем и просто воплотить в жизнь только часть планов львицы, а потом все-таки загнать ее в пещеру и не выпускать как минимум до раннего вечера.
- Хорошо, - наконец-то согласился Нари, - можешь выйти и убедиться, что с твоими детьми все в порядке. Но с поляны я тебе уйти не позволю, - Ри метнул на самку более чем суровый взгляд, - проверишь детей и пойдешь обратно, ясно?
Снова слегка коснувшись плеча Шай носом, король двинулся прочь из пещеры, шагая рядом с самкой, чтобы, в случае чего, как можно скорее прийти на помощь. Конечно, львица уже довольно неплохо держалась на лапах, но это не давало гарантий того, что ей не станет хуже в какой-то момент. Перед тем, как выйти из пещеры, Нари бросил вопросительный взгляд, словно бы спрашивая: «ты идешь?». Не став дожидаться ответа или хоть какого-то красноречивого жеста, Ри шагнул на поляну.

Каменная поляна.

0

86

Не послушала... вполне ожидаемо. Наблюдать за сопрайдовцами со стороны было очень интересно: с одной стороны, не сломленный никакими ударами судьбы материнский инстинкт, с другой - обязанность альфа-самца заботиться о своих подопечных, иногда и в тех случаях, когда они сами того не желают. Кто победит?
Победила дружба.
- Хорошо, можешь выйти и убедиться, что с твоими детьми все в порядке. - в результате недолгой дискуссии уступил Нари, но тут же безапелляционно отрезал: - Но с поляны я тебе уйти не позволю, проверишь детей и пойдешь обратно, ясно?
Отлично, и всех все устраивает.
Вот и пустили корни первые робкие ростки уважения к Нари. Логан был глубоко уверен в том, что проблемы мужчины должны решать по-мужски, вот и мистер "я-тут-главный" все разрешил - и удовлетворил желание львицы, и себе перечить не позволил. Теперь у Логана появился дополнительный аргумент за уход - Нари спуску не даст и не позволит этой молодой матери шататься по землям с раскроенной черепушкой. А значит в услугах косматой и брутальной няньки прайд больше не нуждается - чужак вслед за Шайеной пошел к выходу, замыкая процессию.
Если бы... неуловимый сбой в работе мышц - и Логан едва успел подставить плечо пошатнувшейся львице. Чужак остановился, встретившись со львицей суровым взглядом - мать, чего падаешь?
И тут же отвел глаза, убирая свою опору, как будто ничего и не было. Все нормально, не стоит заострять внимание, однако зверь понял, что рано радовался - Нари уже отошел и произошедшего не увидел. Нравится ей это или нет, Логан пошел вслед за Шай на полкорпуса позади, косясь на ее походку - вдруг еще что случится? В прайде и без этого сейчас переполох, могут не сразу обратить внимание, а она и на помощь не успеет позвать - такого сотрясение мозга.
Одним словом, решив задержаться какое-то время, Логан тенью проследовал за Шайеной.
>>> Каменная поляна.

+1

87

Шайене пришлось буквально прикусить язык, чтобы не выдать что-нибудь совсем уж грубое или саркастичное — то, что Нари вел себя с ней совсем как с маленькой и неразумной девочкой, было просто-напросто смешно. И откуда только в нем взялась вся эта доброта по отношению к вдове? Помнится, до недавнего времени они почти что не разговаривали друг с другом, а если и заводили беседу, то неизменно спорили до хрипоты либо обменивались колкостями. Не со зла. Просто у них была такая манера общения. В целом, их взаимоотношения можно было назвать даже нейтральными... Но Шайена все равно не понимала, с чего вдруг этот вечно недовольный и суровый самец внезапно проявляет такую трепетную заботу. Это... выводило из себя? Нет, скорее, просто раздражало. Даже бесило. Совсем как Муфаса, тот вечно строил из себя сияющую добродетель — а на деле его родная племянница росла как круглая сирота. Шай сама не заметила, как разозлено дернула хвостом из стороны в сторону... и тотчас устало выдохнула сквозь стиснутые зубы, усилием воли заставляя себя расслабиться. Это просто нервы. Злиться не с чего. Нари просто хочет помочь. В конце концов, это его обязанность... он король, как и Муфаса. Незачем так напрягаться...
"Возьми ты себя в лапы уже," — почти с остервенением одернула себя Шайена. Не хватало еще вести себя как вздорный подросток, которому все, что ни скажешь — все не так. Очередное прикосновение к плечу заставило львицу нервно, почти истерично вздрогнуть, но она тотчас успокоилась и даже скривила губы в намеке на усмешку. Мол, все в порядке, Вашество, никуда я не собираюсь от вас убегать. Больно ей надо играть в сбежавшую пациентку психбольницы... и без того народ косится.
Да-да-да, идем уже, — выдохнула она, слегка покачав головой и на всякий пожарный не став уточнять, что в пещеру она уже не вернется, даже под угрозой смертной казни. Если она начнет спорить с этим упрямцем, это затянется до глубокой ночи. Если, конечно, львицу не сразит очередной приступ мигрени — что, определенно, случится гораздо чаще, чем она сорвет голос в бесполезном споре с правителем. Так что, Шайена почти со смиренным выражением морды поковыляла следом за Нарико и, дождавшись, пока тот отвернется, украдкой глянула на мешкающего Логана — да с такой нарочито триумфальной рожей, что последнему впору было ткнуться мордой в лапу. Будь Шай человеком, непременно повертела бы бедрами перед его носом, изображая удачно свершившийся половой акт. А что? Она ведь вышла победителем из этого миниатюрного сражения за честь и свободу — почему бы и не отпраздновать... Увы, неожиданно стрельнувшие болью виски разом испортили ей всю малину, вынудив зажмурить глаза и неловко споткнуться на ровном месте. На мгновение зрение в очередной раз заволокло черными мушками, а затем Шай обнаружила, что почти полулежит на плече вовремя сунувшегося вперед Логана. Несколько мгновений львы молча всматривались друг другу в глаза, кажется, даже затаив дыхание, а затем, как по команде, состроили равнодушные лица и отвернулись, делая вид, что увлечены созерцанием серых стен подземелья. Так и вышли наружу, стараясь не отстать от ничего подозревающего Нари.

> Каменная поляна

+3

88

-→ Начало игры.
В легком полумраке расположилась небольшая семья кошачьих, и, легко подремывая, они не  могли кому-либо мешать. В прохладной пещере практически не было признаков присутствия остальных членов прайда. Вся суматоха была сосредоточена снаружи, откуда доносились едва ли отчетливые голоса других. Можно было заметить спокойствие и пришедшую гармонию в эту большую и просторную пещеру, и молчуны, пришедшие сюда без проявления агрессии, не желали нарушать этот покой. О, но возможно ли сохранить ее, когда вскоре проснутся два маленьких нарушителя? Очевидно, что родители уже были готовы услышать их ежедневное нытье и лежали рядом с ними, оглядываясь друг на друга, разделяя, как им казалось, одинаковый настрой. Все события, произошедшие на этих землях, изматывали даже не местных львов. Но, было очевидно, что этой парочке деваться было уже некуда, и им так же приходилось, как и сопрайдовцам, быть измученными разными явлениями.
Однако лохматых спиногрызов, лежавших рядом, это отнюдь не волновало. Они уже давно погрузились в дремоту, и их меланхоличному отцу было за радость дать лишнюю минутку сна своим детенышам. Регина погрузилась в объятия Морфея совсем недавно, нежели ее старший брат, и тихо посапывала рядом с ним. Сон переходил в легкое блаженство, и было жалко просыпаться из-за нежелания осознавать, что вся эта изматывающая обстановка продолжается. Сон прекратился, когда к шерсти львенки кто-то притронулся. Это сразу же вызвало у Регины недовольство, так как ей приходилось испытывать это каждый раз, когда Дарен просыпался. Ему доставляло удовольствие теребить ее каждый раз, когда та тихонько посапывала. Когда той пришлось открыть глаза, первое, что она увидела – это жалкий вид братца, который довольным взглядом наблюдал за рассерженной львенкой.
- Не думаю, что это смешно, - ее голос оказался охрипшим и не слишком громким, а сама почувствовала очередной порыв безудержного гнева, которого Регина не могла держать в узде, не могла сдерживаться в таких случаях. Обычно в такие моменты она бросала подобные слова на ветер, и больше не собиралась слушать ни брата, ни кого-либо еще.

0

89

---------------Каменная поляна

Хайко шла медленно и осторожно, пытаясь подстроиться под шаг израненного льва. Подросток, которого она упрекнула на поляне, поспешил помочь ей вести Вади в пещеру, и Хае уже покорила себя за то, что грубовато высказалась. В конце концов, он же не знал, что раненым, по возможности, нужно сохранять неподвижность, чтоб не тревожить раны.
Самой ей это, к счастью, было известно.
Помогала и Акасиро. Надо сказать, что эта львица жутко пугала Хайко - но не потому, что она показалась ей плохой, скорее наоборот, но в её присутствии шаманка безумно боялась сделать что-то не так.
Однако Хайко понимала чувства львицы - судя по её реакции на раненого льва, тот приходился ей кем-то очень близким.
Пешера встретила четверых львов удивительной прохладой. По сравнению с тем, что творилось в саванне, здесь был просто рай. Хайко тихо, про себя, обрадовалась тому, что это теперь - и её дом тоже.
Кончено, если я буду справляться со своими обязанностями, в чём я совсем не уверена, - тут же одёрнула себя молодая львица. Ответственность за льва легла на её плечи, и Искательница искренне надеялась, что этот груз окажется посильным.
В носу устойчиво поселился странный терпкий аромат растения, который уже начал порядком раздражать шаманку, но она осознавала, что это важная подсказка, которая поможет ей не ошибиться в помощи.
Неведомый учитель, в критический момент помогающий верному решению, - Хайко чуть усмехнулась. - Если не считать того, что я ничего не помню, мне безумно повезло.
В пещере было ещё несколько львов, но Хае не обратила на них особого внимания. Она остановилась на секунду, огляделась, и, осторожно подталкивая Вади туда, куды было нужно, направилась к дальнему, тёмному углу пещеры.
- Ложитесь здесь, пожалуйста, - тихо попросила она. - Я вас осмотрю.
Дождавшись, пока Вади уляжется, она посмотрела на Ньекунду:
- Спасибо, что помог, - она улыбнулась. - Теперь я за ним присмотрю. Но, если хочешь, можешь тоже остаться.
Затем она взглянула на Акасиро - и ей стало неловко за свой обман.
Но она не признается.

Отредактировано Хайко (21 Май 2013 22:53:22)

0

90

--→ Каменная поляна

Погрузившись в холодный мрак пещеры, Ди поморщился, передёрнул шкурой и замедлил шаг, отходя от львицы. Прохлада пещеры охватила льва, заставив его слабо поёжиться. Впрочем, ему это нравилось - обстановка в пещере резко контрастировала с поляной, а именно такой обстановки он и ждал всё это время - спокойствия, тишины, блаженства. Дома.
Вдруг львица осторожно подтолкнула его носом в бок, но даже этого осторожного толчка было достаточно, чтобы лев оступился. Координация движений льва ещё не восстановилась после обморока, и он до сих пор слегка терялся в пространстве и путал право и лево, что уж там говорить о таком сильном для него толчке. Не успев переставить лапы, он запутался в них же и чуть не завернул вбок, достаточно сильно разогнавшись, но вовремя остановился около стены. "Фух... Чуть не врезался". Там же он и лёг, стараясь опускаться медленно, но всё‐таки не удержавшись и рухнув в бессилии на пол. Холодный камень пола вдарил по нервам льва, и тот весь сморщился от тупой, ледяной боли в области живота, там, куда он упал. В то же время это было настолько чудесно - после долгих часов боли, жары и тревоги наконец прийти в место, где всего этого нет, что Вади самопроизвольно растянул губы в лёгкой улыбке. Из его уст случайно вылетел вздох облегчения, похожий на смешок. На секунду ему даже показалось, что боль в ранах пропала, но тут же она дала о себе знать острым ударом в спину. Ди который раз поморщился, дёрнувшись всем телом. Долго на нём раны будут заживать... Странно, корочка на рубцах уже появилась, а сами рубцы ещё болят. Даже жутко.
- Э-эй, - тихо выдохнул в пустоту лев. Он хотел подозвать рыженькую львицу, но, увы, не знал её имени. Кажется, она тут была лекарем... Или не она? Кто она вообще такая? Ди открыл было рот, чтобы позвать её по имени, но внезапно понял, что не знает её имени. А ведь Акасиро говорила что-то о ней, но он, как назло, умудрился забыть... - Простите, - Ди постарался сказать вежливее. Всё равно получилось грубовато из-за его всё ещё хрипучего голоса, да так, что Вади сам испугался. Наверное, он её только оттолкнул. Это неловкое чувство...
Ладно, всё равно ему срочно требовалась помощь, а уж как обратить на себя внимание - это было неважно сейчас. А если заморачиваться по этому поводу - будет хуже. Сейчас не время.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Дикие пещеры » Большая пещера