Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Дикие пещеры » Большая пещера


Большая пещера

Сообщений 211 страница 231 из 231

1

Устаревшая информация о локации

http://s1.uploads.ru/i/xZKfM.png

Самая нижняя из трех пещер, вход в нее достаточно широк, чтобы пропустить сразу нескольких крупных львов-самцов, а внутри мог бы с комфортом расположиться целый прайд... что он, собственно, и сделал. Данный грот принадлежит львам из прайда Нари - здесь они прячутся от солнца и непогоды, здесь же ночуют и нянчат новорожденных малышей. Даже в самый жаркий день под сводами пещеры царят прохлада и приятный полумрак.

В связи с извержением, в локации наблюдается мощный обвал! После основной части квеста, она будет полностью уничтожена.


Ближайшие локации

Каменная поляна

0

211

Было безумно сложно выпустить брата из объятий, несмотря на его мольбы и бормотания. Разумеется, Клио прекрасно понимала, до чего это глупо выглядит со стороны — так отчаянно виснуть на чужой шее, как будто Таибу только что вернулся из царства мертвых... Но ведь, отчасти, так оно и было! Наконец, самочка справилась с эмоциями и, часто-часто моргая от набежавших на глаза слез, отступила на пару шагов, предоставив Нео возможность как следует помять брата своими большими, крепкими лапами. С ее мордашки не сходила широкая, счастливая улыбка. Как же здорово, что Таибу снова был здесь, рядом с ними, живой и невредимый! Кажется, дело даже обошлось без простуды... Клио перевела свой сияющий взгляд на добродушно пробасившего Рунако — да уж, перепугались они все просто будь здоров! Бу выглядел страшно смущенным и виноватым одновременно, понял, наверное, как сильно они за него переживали. Клио, не удержавшись, еще разок потерлась носом о встрепанную щеку подростка, ласково мурча ему в ухо. Слава Айхею, все обошлось...

"Надо будет еще раз сказать "спасибо" Маро," — подумала львица, присаживаясь рядом с братом и с облегчением вслушиваясь в звучание родного голоса. Словно прочитав ее мысли, Таибу задал вопрос о бродячем целителе, и Клио с готовностью приоткрыла рот, готовясь в очередной раз пересказать захватывающую историю его спасения... Но прежде, чем она успела произнести хоть слово, за пределами пещеры неожиданно раздался чей-то мелодичный, отдающий хрипотцой голос. Желтоглазая озадаченно моргнула и захлопнула пасть, невольно прислушавшись — и кому пришло в голову распевать в столь ранний час? Да еще и после всего того, что произошло накануне вечером... Тем не менее, слова песни заинтересовали Клио, и самочка, помешкав, медленно приблизилась к выходу, с любопытством выглянув наружу. Только сейчас она узнала обладателя этого необычного голоса — то был никто иной, как Шеру. Юная дочь Нари изумленно пронаблюдала за тем, как медленно оживает все их логово: один за другим, местные львы присоединялись к выступлению черногривого подростка, с охотой подхватывая его песню. Не прошло и пары минут, как воздух наполнился хором различных голосов — кажется, что весь прайд откликнулся на дерзкий призыв Шеру. Признаться, Клио и сама с трудом сдерживалась, чтобы не запеть вместе со всеми остальными: теперь, когда опасность прошла стороной, и Таибу снова был рядом, она бы с радостью присоединилась к всеобщему веселью... Однако одного короткого взгляда на брата хватило, чтобы отказаться от этой соблазнительной идее. Тем не менее, Клио не могла не признаться себе в том, что ей нравится происходящее. Бу что-то негромко проворчал, явно недовольный тем фактом, что Шеру так легко и быстро оправился после случившегося. Да, в этом, безусловно, было что-то неправильное, но, с другой стороны, их прайд нуждался в подобной встряске... Не желая огорчать брата, Клио кротко улыбнулась в ответ на его обиженное бурчание и осторожно прислонилась к теплому боку подростка, положив голову ему на плечо. Ей хотелось, чтобы Таибу немного расслабился и прекратил смотреть на Шеру, как на врага. Да, тот поступил как минимум нехорошо, но что толку таить обиду? Все ведь обошлось... Вот так вот сидя рядом с братьями и молча наблюдая за тем, как Шеру и его маленькие сиблинги ловко взбираются на освещенные луной скалы, чтобы уже оттуда вновь бегом устремиться вниз, обратно на каменистую площадку, врезавшись в разношерстный хоровод распевающих во все горло львов прайда Нари, Клио испытала мощный приступ душевного умиротворения. Все страхи и волнения куда-то улетучились, и теперь ей было уже совсем не страшно встречать наступающий день. И когда наполнившая ее крохотный, но уютный мирок песня вдруг резко оборвалась на самой громкой и пронзительной ноте, и вся поляна погрузилась в торжественную тишину, темношкурая даже едва уловимо вздрогнула, испытав чувство, отдаленно смахивающее на сожаление.

Небо пронзили первые лучи восходящего солнца.

"А ведь мы не спали целую ночь," — промелькнуло в голове у Клио. Нехотя убрав голову с плеча Таибу, львица негромко зевнула и повернулась к смутившейся Таките.

Да. Хорошая песня, — согласилась она с теплой улыбкой. Поднявшись с места и бросив последний взгляд на Каменную поляну, Клио хотела было уйти обратно в пещеру, но затем отчего-то замерла, передумав. Ей вдруг подумалось, что неплохо было бы навестить отца и посмотреть, как он себя чувствует после драки с Морохом. Теперь, когда Таибу чувствовал себя гораздо лучше, помощь могла бы понадобиться уже самому Нари. Хотя, наверное, он уже давно крепко спал у себя в пещере, не подозревая о том, что творилось на площадке в его отсутствие... Будить его как-то не хотелось. Клио неуверенно потопталась на пороге, решая, как же ей все-таки лучше поступить.

"Я просто посмотрю, как он," — наконец, успокоила себя львица, разворачиваясь обратно к выходу. — "Если он спит, то я оставлю его в покое и вернусь сюда," — с этой мыслью, Клио приободрено взмахнула кисточкой хвоста и рысью направилась к высоким каменным ступеням, ведущим прямиком в королевское логово. Свет восходящего солнца мягко золотил ее пыльную кофейную шкуру.

> Малая пещера

+3

212

Как и следовало ожидать, Таибу принялся отчаянно выдираться из объятий явно переусердствовавших Клио и Нео. Черногривый слушал возмущенный голос брата, улыбаясь во всю пасть, и даже не думал его отпускать, пока не стиснул хорошенько еще пару раз, напоследок. Лишь после этого он вслед за Клио разжал лапы, отступая в сторонку и окидывая львенка оценивающим взглядом. Совсем другое дело. Перед глазами Нео так и стояла картина, как Маро вытаскивает из воды обмякшего, сразу ставшего каким-то крохотным и жалким Таибу... избавиться от этого воспоминания было весьма трудно.
Живым и здоровым он нравился куда больше. Некоторое время черногривый с блаженной улыбкой разглядывал брата, усевшись напротив него. Клио тоже выглядела счастливой.
Неожиданно донесшийся откуда-то с поляны голос казался странно знакомым, но Нео узнал его не сразу. Первые пару строк он, склонив голову, озадаченно вслушивался: уж слишком неожиданно все это было.
— Накосячил — и знай себе пляшет, — недовольно пробурчал Таибу, разом помрачнев, — Ему явно не хватает водной прогулки по водопаду. Терпеть этого задаваку не могу.
Только тут Нео, наконец, сообразил, что распевал снаружи Шеру; тем временем к нему присоединились сперва робкие, затем окрепшие голоса его братьев. Львята мрачно переглянулись: кажется, одна только Клио была готова подпевать. Черногривый же лишь глаза к потолку пещеры возвел. Он уже не держал зла на Шеру, хотя, пожалуй, мало что теперь могло изменить его отношение к этому нахалу. Впрочем, после того как старшего брата Шеру изгнали из прайда на глазах у всех, его семье нужна была поддержка, и песня такую поддержку как раз давала. Слушая, как едва ли не все, находившиеся в эти минуты на поляне, присоединились к голосящему черному льву, Нео постепенно расслабился и успокоился.
— Да пусть его, — постарался он урезонить и брата, — ему тоже досталось по полной.
Однако же в голосе юного самца против его воли прозвучал оттенок злорадства. Нео не желал зла Мороху и совсем не хотел, чтобы Шайена болела, и все же...
И все-таки песня, определенно была хороша. Черногривый поймал себя на том, что притопывает в такт, но, заметив недовольный взгляд брата, спохватился и перестал, принявшись пристально изучать постепенно светлеющее небо, будто надеялся найти там что-нибудь особенно интересное. Этому он посвятил порядочное количество времени, оторвавшись лишь тогда, когда песня постепенно стихла. Занимался рассвет, звезды постепенно меркли, а Нео, прободрствовавшему всю ночь, спать, как ни странно, все еще не хотелось.
— Ну... а что? Хорошо же... кхм... хорошо же спел! — подала голос Такита, о присутствии которой черногривый почти забыл, — Думаю, в связи с новостями о чуме и последними происшествиями нам всем сейчас не хватает такого отношения к жизни.
Самец неопределенно пожал плечами.
— Да. Хорошая песня, — поддержала львицу и Клио.
— Угу, — вроде как нехотя согласился, наконец, Нео.
Заметив, что сестра, поколебавшись, робко двинулась прочь от логова, черногривый поспешил следом.
— Пошли, Таибу, — он потеребил брата за плечо, увлекая за собой.
-----→ Малая пещера

+2

213

- И еще достанется, - Таибу недовольно зыркнул на брата и фыркнул, а затем сдул сбившуюся на глаза челку со лба. Пусть брат с сестрой и успокоились и уже не были столь злы на Шеру, то самому Бу, пострадавшему от дразнилок этого зеленоглазого дьявола, было совсем не смешно. Он был обижен и очень хотел, чтобы Шеру как следует наказали – он это заслужил, так казалось несостоявшемуся утопленнику. А потому он лишь фыркнул и насупился, когда брат и сестра, будто бы позабыв обо всех обидах, похвалили песню и эти глупые пляски. Ладно Такита, но они? Таи на миг почувствовал себя немного обманутым и встопорщил усы в недовольстве, но все-таки промолчал, решив не ссориться с сиблингами понапрасну. Со всех них достаточно нервотрепки за сегодняшний день – обиду сейчас проще будет проглотить, чем демонстрировать всем присутствующим в пещере.

Нео и Клио заторопились куда-то, сам же Таибу несколько застопорился – он был утомлен всеми произошедшими событиями и все же, несмотря на то, что провёл в отключке какое-то время, хотел спать. Он бы с удовольствием остался в пещере и никуда бы не пошел, но Нео позвал его, потеребив за плечо, и Таибу, вздохнув, решил все же не перечить ни брату, ни сестре. Раз им так уж захотелось навестить отца на самом рассвете, то ладно уж. Только вот будет ли Нари доволен столь ранним визитом и не прогонит ли их – он ведь дрался вечером, вдруг он тоже очень устал и не захочет так рано вставать для того, чтобы просто поговорить со львятами, которым и особого внимания-то не уделял?

«Поживем – увидим», - подумал Таибу, с замученным выражением на морде поднимаясь по каменным ступеням. Он надеялся, что их все же отошлют вниз в такую-то рань – больно уж хотелось спать. А еще есть, но ни в пещере, ни на поляне мясом даже и не пахло – видимо, шанс позавтракать представится еще нескоро.

Мокрый камень холодил лапы, и Бу в который раз задумался о том, что было бы куда разумнее остаться в пещере, – тем более, что вода теперь была ему особенно неприятна – но ругаться с сиблингами он по-прежнему не хотел, а потому покорно шел следом за ними по направлению к Малой пещере.


Малая мещера

0

214

Каменная поляна >>>

Порой даже Клио умела двигаться быстро. Чертовски быстро! И никакая дурацкая лапа не могла замедлить ее панического бега... ну, почти. Все-таки, львица крепко запнулась о каменный порог, когда стрелой пролетела сквозь занавешенный лианами вход в логово, и едва ли не колобком вкатилась внутрь, наведя шороху на все подземелье. Однако, тут же вскочила и бешено заозиралась по сторонам, выискивая взглядом знакомый светлый силуэт. Хоть бы Такита все еще была здесь! В последний раз, Клио видела молодую травницу именно в этой пещере... А что, если она отсюда ушла куда-нибудь по своим делам? Где же ее теперь искать?

"Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста... Будь здесь!" — несмотря на то, что вынесенное из кустов тельце братишки казалось ей совсем безжизненным, Клио все еще исступленно верила в благополучный исход. Может, Транди всего лишь потерял сознание...? Желтоглазая довольно-таки слабо разбиралась в различных травмах, болезнях и отравлениях, а потому не могла знать этого наверняка. Никто из них не мог, а значит, им нельзя было отчаиваться раньше времени!

Такита? Такита, ты здесь?! — несмотря на то, что Клио била крупная дрожь, она не плакала и даже не истерила; глаза ее оставались сухи, но в то же время пылали нездоровым, лихорадочным огнем. Собственный голос вдруг показался ей ужасно простуженным и сиплым — в глотке прочно засел тугой комок, мешавший самочке нормально разговаривать. — Такита! — едва рассмотрев львицу в отдаленном углу пещеры, что уже подняла голову ей навстречу, очевидно, разбуженная чересчур громкими воплями, Клио немедленно бросилась ей навстречу. — Идем со мной, пожалуйста! Трандуила укусила ядовитая змея! Скорее же! — с огромным трудом дождавшись, пока старшая окончательно проснется и, вскочив с места, как ужаленная рванет вон из подземелья, Клио и сама вихрем развернулась к выходу опять же, напрочь забыв про свою хромую лапу. Хотя та, между прочим, страшно болела и вообще всячески замедляла ее перемещения — видимо, сказывался удар о каменный пол. Поэтому, к тому времени, как Такита уже выскочила из логова, на бегу едва не запутавшись в паутине лиан, и в пару великолепных прыжков достигла середины поляны, Клио еще только-только вывалилась из пещеры вслед за ней. — Там! У зарослей! — крикнула она в спину травнице, после чего вновь неловко запнулась лапой о камень и вот уже в третий раз бестолково растянулась брюхом в грязи. Ну что за... наказание...! Тяжело, с присвистом дыша, Клио кое-как поднялась с земли и энергично похромала дальше, спеша заново присоединиться к разыгравшейся на площадке трагедии.

"Пожалуйста... только бы не опоздать!..."

>>> Каменная поляна

Отредактировано Клио (15 Май 2017 22:31:59)

+1

215

Такита и не думала никогда, что это реально возможно – проспать все на свете. Ну, конечно не буквально, но по ощущениям очень похоже.

Все последние события, от драки Мороха и Нари до сего момента, слились в сознании в одно большое временное пятно, и львица при всем желании не смогла бы уже наверняка сказать что, где, когда и почему. Ну, «что» и «где», может, и смогла бы, а вот «когда» и «почему» оставались для нее загадкой. Она даже не уверена, что точно знает сколько спала и какой сегодня день. Что не удивительно, учитывая все проблемы, которые резко свалились на бедный прайд Нари. Все его члены сейчас были мягко говоря в шоке, из-за чего некоторая рассеяность была вполне ожидаема.

Но не до такой же степени?

Такита лежала ровно в том месте, где упала ночью и, казалось бы, даже в той же позе, настолько крепок был ее сон. Ни топот приходящих и уходящих львов, ни прекрасные звуки природы, ни доносящиеся снаружи панические крики не могли разбудить наконец дорвавшуюся до отдыха самку. Хотя нельзя сказать, что львица их совсем не замечала. Нахмуренная во сне мордочка и легкие подергивания лап явно сигналили всем, что Таките что-то снится и, похоже, что-то не очень приятное. Но тем не менее, глаза ее оставались закрыты.
И только звук влетевшей в пещеру молоденькой Клио и ее громкие зазывания почти над ухом самки наконец вывели львицу из лабиринта снов.

- А?! ЧТО?! КОРОЛЬ НАРИ, НА НАС НАПАЛИ?! – хриплым голосом завопила резко разбуженная Такита, подскакивая в воздух, зелено-карие глаза круглые и осоловелые, но еще совершенно явственно застеленные пеленой сонливости. Покрутив, однако, головой и не найдя никаких врагов, ее внимание сосредоточилось на виновнике ее пробуждения. Львица мотнула головой, собирая двоившуюся в глазах Клио в одну, которая тем временем что-то выпалила, но заспанный мозг Такиты еще пока отказывался обрабатывать эту информацию.

- Привет, Клио, что… стоп, что? - с длительной задержкой до львицы дошел смысл слов шоколадной, но не их полное значение. Трандуил. Укус. Змея. Ядовитая. Так. По порядку: Трандуил – это вроде как старший сын Нарико. Принц значит. Змея. Ну, змея – это змея, поехали дальше. Укусила. Ага, неприятно, да. Ядовитая. Значит смерть. Принц. Укус. Смерть. Глаза самки выпучивались по мере осознания ситуации.

- Надо позвать Хай…ко…

Хайко же ушла с Селяви куда-то там по шаманским делам. И до сих пор не вернулась. Так, кто еще есть, кто же? Маро! Нет, Маро тоже еще не вернулся, что б его гиены подрали, где он вообще пропадает?! Шайена, конечно, баба, откровенно говоря, склочная, но даже ее осмотр не может занимать так много времени. Неужели он их кинул?

Нет, не это сейчас важно! Хайко нет, Селяви тоже, Маро непойми где ошивается, остается… она.

Им конец.

Хайко ничему не успела ее научить! Все, что она сделала – это дала согласие как-то что-то ей рассказать. Но потом она сразу ушла черте куда, а прайд остался без лекаря?! Кто вообще так поступает?! А что ей, Таките, вообще сейчас делать?! И почему, предки вас всех возьми, именно она?!

Весь этот вихрь панических мыслей крутился у нее в голове, в то время, как львица уже размашистыми прыжками выбиралась из пещеры на свет, даже не удосужившись что-то еще сказать Клио и проверить вообще идет ли она за ней.

Предки, за что им все это? Где они успели так набедокурить в своих относительно недолгих жизнях, что судьба подкидывает им такое?!

---→>> Каменная поляна

Отредактировано Такита (11 Ноя 2017 15:16:24)

+3

216

>>> Малая пещера >>> Каменная поляна >>>

Кто бы мог подумать, что их первый выход из пещеры окончится так? Что лишь спустя несколько десятков минут, а то вовсе просто минут, их старший брат, Трандуил, один из самых тихих и послушных в их большой семье… умрёт?

Это слово давило на Тагора страшным грузом. Львёнку не хотелось даже прокручивать его в голове, что уж говорить о произношении. С-м-е-р-т-ь. От этого жуткого слова веяло холодом, горечью, страхом; отнюдь и, возможно, до самого конца жизни “смерть” будет ассоциироваться у Тагора лишь с бездумным взглядом в небо ярко-голубых глаз Трандуила. Светлого львёнка не заботили проблемы прайда в виде убитого крон-принца, ведь он потерял брата, родного, старшего братишку, с которым, казалось, будет ещё много-много лет.

Опустив голову, свесив хвост и прижав уши к макушке, Тагор медленно плёлся в пещеру ровнёхонько между Клио и Таибу. Он не пытался сбежать, повернуть назад, вернуться к матери. Его вели в общую пещеру, и он покорно шёл следом за своими старшими родственниками. Голоса на поляне, кажется, ни на секунду не стихали, но Тагора это практически не волновало.

Остановившись на пороге пещеры, львёнок чуть прищурил глаза, стараясь разглядеть хоть что-нибудь в зияющей перед ним темноте. Когда его глаза более-менее привыкли и он сумел разглядеть широкие стены и высокий свод места общего отдыха, Тагор шагнул внутрь. Эта пещера совсем не была похожа на ту, в которой они жили до сих пор — она, казалось, была в сотню раз больше и наполнена куда бо́льшим количеством запахом, чем их королевская пещера. Тут и там находились члены прайда, стягивающиеся в пещеру с поляны и следившие за происходящим прямо отсюда. Некоторые из них бросали сочувствующие взгляды на львят, но тут же спешно отворачивались, вновь смотря в сторону Каменной поляны, где мама уже громко произносила какие-то слова, в которые Тагор не слишком вслушивался.

Когда они нашли себе место неподалёку от входа и улеглись на ночлег, белошкурый малыш прижался к спине старшей сестры и прикрыл глаза, постаравшись уснуть, чтобы забыть произошедшее как страшный сон, но всё было безуспешно — один вопрос без конца витал в голове львёнка.

Клио, — тихо позвал он няньку, после чего приподнялся и переполз чуть вперёд, улёгшись рядом с мордой желтоглазой самки. — Что теперь будет с Трандуилом?

+1

217

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"48","avatar":"/user/avatars/user48.jpg","name":"Маслице"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user48.jpg Маслице

Старая львица сидела на самом пороге пещеры, наблюдая за разыгрывавшейся на Каменной поляне трагедией.

Она мирно спала в глубине пещеры, когда снаружи послышались крики, топот лап и возня. Поначалу Аджуза лишь попыталась закрыть лапами уши, чтобы не слышать этот гам; затем решила подняться, выйти и лично надавать по задницам нарушителям спокойствия, окажись ими хоть маленькие львята, хоть взрослые матёрые самцы — благо, возраст ей позволял обращаться со старшими членами прайда как с нашкодившей малышнёй (да и характер, в общем-то, тоже). Но стоило старухе появиться в проёме Большой пещеры, как она тут же закрыла пасть, из которой вот-вот должны были посыпаться проклятья (и не исключено, что они представляли бы собою только приличную речь).

Из того, что она увидела перед своим взором, ясно было одно — светлый львёнок, лежавший прямо посреди поляны в окружении своих сопрайдовцев, был мёртв. Конечно, Аджуза не могла сказать, что именно с ним случилось, но ровно лежащие, не вздымающиеся бока старуха заметила сразу. Мигом передумав произносить вслух какие-то колкости, львица вернулась в глубь пещеры, стоило появиться на поляне убитой горем матери.

Прошло несколько десятков минут, прежде чем в общей пещере появилась куча малышни, которой, конечно, не было сейчас место на поляне, и пара молодых львиц, их сопровождающих. Кинув мимолётный взгляд на Клио и Такиту, Аджуза подняла голову, нарочито громко фыркнула и, казалось бы, шёпотом, но при этом так, чтобы молодые няньки её услышали, обратилась к лежащей неподалёку Нихет:

Вот во времена моей молодости львята не помирали! Особенно от змеиных укусов, — не сильно удивлённая такому старческому ворчанию Аджузы, охотница прайда тем не менее смерила самку нахмуренным взглядом. Всем в прайде был известен ворчливый характер старухи, но это было уже слишком — львёнок, за которым им было поручено следить, умер на их глазах! Девочки и так, должно быть, были потрясены и винили себя за случившееся, зачем же было продолжать на них так давить?.. Однако это не остановило Аджузу от старческих бухтений. — Следили бы за ними лучше — ничего бы и не произошло, вот что я тебе скажу!

Внезапная вибрация, раздавшаяся из-под земли, заставила старуху резко замолчать и напрячься. Нервно прислушавшись к звукам природы и убедившись, что вибрации закончились, львица вновь кинула неодобрительный взгляд на Клио и Такиту, а после наклонила голову в сторону Нихет:

Это Предки разгневаны смертью наследника. Мы все ещё поплатимся за это!

Конечно, всё сказанное Аджузой было вызвано лишь переживаниями и страхом за будущее прайда, но разве кто-то мог об этом подумать?..

0

218

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"4","avatar":"/user/avatars/user4.jpg","name":"Фалечка"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user4.jpg Фалечка

Откуда-то из глубин пещеры неожиданно начинает раздаваться мерный, отчасти усиленный подземным эхом гул — то затихающий, то вновь незаметно усиливающийся и давящий на слух. Скалистая твердь под лапами сильно нагрета и ощутимо вибрирует, а с потолка то и дело сыпется мелкая каменная крошка и сухая пыль. Снаружи видны странные голубоватые отблески и приглушенный рокот молний над вулканическим кратером. В воздухе пахнет гарью.

0

219

-----→ Каменная поляна

План забраться в саааамый дальний и саааамый темный угол пещеры и провести там остатки своих дней, ну или пока не вытащат за загривок на воспитательную беседу, с треском провалился. На удивление. Казалось бы, на поляне сейчас собрались все, фрукту некуда упасть. Поэтому Такита, вполне небезосновательно, надеялась, что в пещере ей удастся спрятаться от этой толкучки и от этой тяжести в теле, сводящего скулы напряжения и боли где-то в груди.

Раз-меч-та-лась.

Она встала прямо на входе в убежище, смотря внутрь каким-то пустым взглядом, и впервые за всю ее, пусть и не долгую, но все-таки какую-никакую жизнь здесь, пещера была ей до тошноты противна.

Ведь именно здесь она продрыхла все к х*ам мохнатым.

В голове вдруг промелькнула совершенно неуместная в данной ситуации мысль, что Нари - или кто там окрестил эту пещерку “большой” - серьезно облажался. Душная, теснющая щель в дурацкой скале. И кажется, она только меньше становится. Какой гений вообще додумался тут жить?!

— Вот во времена моей молодости львята не помирали!

Такита встрепенулась, словно громом пораженная и уставилась на произнесшую эти слова старуху, словно та внезапно отрастила себе вторую голову. Она когда-то слышала, что бывают и такие выкрутасы богов. Но, если честно, как в тот момент казалось Таките,  лучше уж родиться с двумя головами или с гривой, как у самца, - да хоть самцом без яиц! - но не такой откровенно жестокой и противной развалюхой. Или кем-то, кто вырастет в такую.

- Да как вам не стыдно, - в ужасе произнесла она, но едва ли кто уловил ее тихую, хриплую, навзрыд произнесенную фразу. Да, они виноваты в произошедшем, что не уследили, что не успели, что не смогли. Она не просит прощения, потому что знает, что не бывать ему за такую провинность. Этот груз будет всегда лежать на ней и на всех причастных. Но это не значит, что надо из-за этого быть последней стервой и портить другим жизнь, когда и так паршиво, что хоть в лавовые озера иди бросайся.

Однако Такита никогда не умела закатывать истерики и скандалы. Тем более старшим, какими бы жестокими тварями они ей не казались. Вместо этого, самка просто развернулась и, обойдя стороной столпившихся на поляне львов, не обращая внимания ни на что вокруг, лишь иногда утирая морду от слез, ушла. Куда-то. Пока сама не знала куда, лишь понимала, что не может больше находиться в этом клятом месте. На этой проклятой поляне и в этой распроклятой пещере. Чтоб она обвалилась ко всем гиенам.

——> Склоны

Отредактировано Такита (11 Ноя 2017 15:13:34)

+1

220

Каменная поляна >>>

Клио зашла в логово самой последней, все также беззвучно шевеля губами и нервозно перебегая взглядом с одной ушастой макушки на другую — на сей раз она не должна была совершить такой ужасной ошибки, пропустив кого-то из младших сиблингов. Но даже пересчитав всех в десятый по счету раз, и вроде как убедившись в том, что все львята на месте (все шестеро, ни больше, ни меньше), она вновь возвращалась к самому началу: кажется, это был уже какой-то скрытый психоз.

"Один... два... три, четыре... пять... пять. Пять?!" — бедная самочка аж подпрыгнула от испуга, едва не поседев, и хотела было пулей рвануть наружу из пещеры, искать якобы потерявшегося малыша... но тут же успокоенно выдохнула, обнаружив "потеряшку" чуть поодаль от остальных детенышей. — "Шесть... все-таки шесть," — кое-как уняв дрожь в лапах, Клио сделала шаг навстречу львенку и мягко подтолкнула его носом поближе к братьям и сестрам. Затем выпрямилась, устало оглядев темное пространство подземелья — кажется, большая часть прайда тоже решила удалиться с Каменной поляны, не решаясь оставаться наедине со скорбящей четой правителей, либо просто предоставляя им шанс побыть наедине друг с другом. Странно, но как только Клио обратила внимание на других львов, те дружно отвернули головы прочь и сделали вид, что активно готовятся ко сну, как если бы нарочно избегали пересекаться с ней взглядами. — "Наверно, они все винят нас в том, что произошло с Транди," — с тяжелым сердцем предположила Клио, также отводя взор от соплеменников и укладываясь рядом с малышами. — "Такиту, Бу... и меня. Но мы не хотели этого! Никто из нас не хотел! Ох, Айхею, что же мне теперь делать?... Отец ни за что не простит мне его смерти, и я сама тоже никогда не смогу себя простить!" — она вновь глухо всхлипнула, чувствуя, как слезы с новой силой начинают копиться в уголках ее воспаленных глаз, и порывисто отвернула морду к стенке, не желая, чтобы кто-нибудь из присутствующих этого заметил. Однако прежде, чем Клио успела повторно разреветься от переполнявших ее душу эмоций, что-то очень горячее вдруг тесно прижалось к ее тяжело вздымавшемуся от пока что еще сдержанных рыданий боку, а затем и вовсе перелегло поближе к плечу, привлекая к себе внимание тихонько шмыгающей носом львицы. Спешно утерев морду тыльной стороны лапы, Клио с вопросительным видом обернулась к своему маленькому братишке. Услышанное заставило ее вздрогнуть всем телом... а затем снова глубоко вздохнуть, борясь со стиснувшей ее горло невыносимой душевной болью.

Как она могла объяснить Тагору, что такое смерть?

С ним все будет хорошо, малыш, — сиплым, как от простуды, голосом откликнулась она на вопрос львенка. — Он... он... — Клио запнулась, не зная, что лучше сказать. — Он просто ушел. Он теперь на небесах, среди звезд. Ты встретишься с ним снова, но только когда придет время... а до тех пор он будет смотреть на тебя сверху и следить за тем, чтобы с тобой и твоими братьями и сестрами не случилось ничего плохого, — она больше не могла этого выносить. Зажмурившись, Клио вдруг всем корпусом повернулась к озадаченно притихшему львенку и порывисто сгребла его лапами в свои теплые объятия, уткнувшись заплаканной мордой в его светлую щеку. Слезы вновь неконтролируемо хлынули из ее глаз, щедро смачивая чужую шерсть. — Мне так жаль, Тагор... я бы хотела, чтобы он остался рядом с нами, — придушенным шепотом обратилась она к брату, после чего вновь выпустила его на свободу. Взгляд ее больших желтых глаз светился искренней тоской... и чувством бесконечной вины за все случившееся. — Это все я виновата, маленький. Прости меня... — сказав это, Клио вновь принялась ожесточенно вытирать слезы лапой, но затем вдруг резко вскинула ушастую голову, во все глаза уставившись на старую Аджизу, чувствуя, как все внутри нее стремительно замирает и покрывается толстенной коркой льда. Что касается бедняжки Такиты, то последняя и вовсе молча выбежала из пещеры, очевидно, до глубин души уязвленная циничными словами пожилой охотницы.

Такита! — запоздало крикнула Клио ей вслед... и убито уткнулась взглядом куда-то в пол пещеры — разве можно было в такой ситуации почувствовать себя еще хуже, чем раньше? Как выяснилось, да, еще как! А главное, она даже не могла заставить себя огрызнуться или хотя бы вступиться за свою подругу, понимая, что Аджиза по-своему права: если бы она ни на секунду не спускала с Транди глаз... да, скорее всего, ее братишка остался бы живым и невредимым. Вот только Такита здесь была совсем ни при чем. Наоборот, она пыталась помочь... Просто все произошло так быстро! Трандуил, кажется, даже испугаться толком не успел, что уж говорить про его глупых нянечек. Единственный, кто находился рядом с малышом в мгновение его смерти, был Вакати, но, кажется, даже он не успел понять, что случилось с бедным наследником. Вспомнив о втором своем братце, Клио прекратила рассматривать серые камни у себя под лапами и огляделась по сторонам, в конце концов, с огромным трудом различив темный силуэт львенка где-то в самом мрачном и дальнем уголке подземелья. Поколебавшись, желтоглазая осторожно поднялась со своего места, решив проверить на всякий случай, как он себя чувствует.

Я сейчас вернусь, — шепотом пообещала она Тагору, прежде, чем приблизиться к странно притихшему Вакати и бесшумно улечься на землю рядом с ним. До чего же отрешенный у него сейчас был вид... Клио, не удержавшись, мягко коснулась носом его плеча, а затем и вовсе нежно лизнула его языком. — Маленький... давай я отнесу тебя к остальным? Вакати, солнышко?... Ты меня слышишь? — она умолкла на несколько секунд, с тревогой дожидаясь его ответа... а затем вдруг испуганно приподняла голову, прислушавшись к нарастающему подземному гулу. Только сейчас львица обратила внимание на то, до чего жарко и душно было в этой пещере... даже всегда прохладная скалистая твердь под лапами казалась странно нагретой и как будто слабо вибрировала. Клио непонимающе моргнула, подняв взгляд к терявшемуся во мраке потолку... И тут же тихонько ойкнула, словив крохотный камешек по носу, очевидно, сорвавшийся откуда-то сверху.

...Таибу? — в конце концов, напряженным шепотом позвала она старшего брата. — Таибу, что-то... что-то происходит. Слышишь? — она умолкла, позволяя молодому льву прислушаться к этому более чем странному рокоту. Где-то сбоку от них вновь с шорохом осыпалась пыль, и теперь уже, кажется, все присутствующие в гроте львы поневоле отвлеклись от подготовки ко сну, дружно навострив уши и обводя логово слегка растерянными взглядами.

+6

221

---→ Каменная поляна

Механически вышагивая, Вакати не видел перед собой ничего. Ни того, как почти все дети зашли и устроились кто где, ни того, как за ними последовали старшие. Фактически уперевшись головой в стену пещеры, львёнок не думал, а просто   сидел этаким столбом, подпирающим свод пещеры. Кажется, кому-то из взрослых это не понравилось, и его силой подпихнули в общую кучу. Видя мир в этаком блюре и замедленной съёмке, подросток даже не понял, кто с ним так обошёлся, но не захотел ни возражать, ни соглашаться — застыл без движения, продолжая впериваться невидящими глазами перед собой. Однако же возня рядом, какие-то слова, разговоры — всё это не раздражало, но пыталось пробить ту хрупкую оболочку отрешения, что малолетний лев смог выстроить между собой и миром. Вакати упорно, но едва заметно для суетящихся окружающих почти вернулся к своей стенке пещеры, когда прямо перед ним упал кусочек камня.

Это дало первую трещину в той самой сфере самозащиты. Наконец-то избавившись от размытого восприятия мира, младший постепенно приходил в себя, рассматривая трещинки на стене и пыль под лапами, наконец-то ощущая странное тепло, до сего никогда им не ощущаемое. Выпустив коготки, котёнок пытался понять, что произошло с бывшим известным ему до каждого камушка жилищем, почему в нём внезапно стало жарко.

Он сих размышлений его отвлёк голос, раздававшийся будто бы близко, но всё равно воспринимаемый ровно как ветер на улице  Кажется, его звали, даже трогали, грели. Куда уж дальше греть?

Ещё один камушек, сорвавшись из щели, стукнулся о землю, на сей раз задев сидящую возле Вакати львицу  Ах, да... Клио. Сестра. Защита. Семья.

Вакати показалось, что под его лапами земля пошла волнами — сила толчков нарастала, как и жар, как и духота. Получив с потолка ещё одну порцию крошки, львёнок окончательно вышел из своего состояния старинного кино, попутно пытаясь осмотреться и понять, как на эти странные явления реагируют другие. Так, за стенами пещеры, что-то бледно вспыхивало, слышался чудовищный звук, давящий на и без того в последнее время болящие уши малыша. В нём возникли сразу два разных желания: выйти, чтобы посмотреть, что творится, и остаться в пещере, прижаться к стенке, где никто не будет его трогать и где он сможет переждать эти странные явления природы. Они его не пугали, нет, они озадачивали.

Подняв морду к Клио, он, редко моргая, обвёл взглядом потолок, а затем сфокусировался на Таибу. Кажется, старшие и сами не были в курсе произошедшего. Обернувшись, он хотел было найти взглядом маму, однако же заполнившая пещеру пыль и совокупность всех неприятных ощущений туманили разум  Он натыкался на каких-то других львят, львиц, львов, но искомой самки не видел. Открыв рот, Вакати абсолютно беззвучно произнёс сокровенное "Мама?". А затем он поднялся на лапы, чтобы так не жгло тело.

В прошлый раз он звал на помощь, но никто не пришёл. Вернее никто не пришёл вовремя. А если он снова позовёт?..

Вакати всё порывался что-то сказать, совершенно не понимая, что не только его голоса не существует, но и что все вокруг начали активнее двигаться, а он всё ещё остолбенело застыл.

+2

222

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Напряжение в вулканическом жерле достигло своего предела. Ярчайшая вспышка внезапно озаряет многокилометровое пространство вокруг Килиманджаро, отчего на несколько долгих мгновений в саванне становится светло как днем, а раздавшийся вслед за этим чудовищный взрыв едва не разрывает барабанные перепонки. По каменным стенам и потолку пещеры мгновенно пробегает целая паутина глубоких черных трещин, а мощные подземные толчки приводят к грандиозному обвалу. Летящие сверху здоровенные обломки разрушенной горной породы способны убить одним ударом, куски поменьше дробят кости и намертво пригвождают к земле, а самые мелкие камни наносят болезненные синяки и ссадины. Внутреннее пространство грота быстро наполняют страшный грохот и плотная пылевая завеса, из-за чего находящиеся внутри персонажи больше не могут полагаться на зрение и слух.

Все находящиеся в пещере персонажи должны немедленно выбраться наружу, иначе их ждет самая мучительная смерть. В настоящий момент важно оказаться как можно дальше от вулкана, пока еще не стало слишком поздно. При желании, любой игрок может обратиться в тему заказа Мастера Игры, с просьбой кинуть кубик на спасение персонажа; для всех остальных, спасение будет проходить так, как того захотят сами владельцы персонажей. К концу извержения, вся локация будет полностью уничтожена.

0

223

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Тагор ловит камешек

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5

Бросок

Итог

5

5

Один из сорвавшихся с потолка камней вскользь задевает плечо львенка, оставив на том длинный глубокий порез. Рана в целом не опасная, но после нее скорее всего останется шрам. Тагор получает антибонус "-1" на ближайшие пять игровых постов.

Вакати ловит камешек

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3

Бросок

Итог

3

3

Вакати везет меньше — внушительных размеров обломок прилетает точно ему на спину, обрушив малыша на землю и крепко прижав его к оной. Кажется, его позвоночник цел, чего не скажешь про правую переднюю лапу: она явно сломана. Вак получается антибонус "-2" на ближайшие десять игровых постов; на полное излечение же уйдут все двадцать.

Клио ловит камешек

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок

Итог

4

4

Клио получает несильный удар по бедру (ну прямо по больной лапе), который сбивает ее с ног. Львица получает антибонус "-1" на следующие пять игровых постов и вдобавок оказывается прижата камнем к земле.

Сейла ловит камешек

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=5

Бросок

Итог

5

5

Сейле везет: ее лишь слегка ударяет мелкими обломками. Сейла покрывается синяками как пятнами ветрянки и получает антибонус "-1" на следующие пять постов.

0

224

===============================)каменная поляна
Если бы Сейлу не подхватили за загривок, она бы точно умчалась. Куда? Зачем? Она не знала. Знала только, что не в силах оставаться на пропитанной горем поляне, возле поникшей матери. Она могла просто стоять рядом, прижавшись к ее боку, но слова на ум не шли - Сейла не умела в общем утешать. И растерянность только подогревала горечь и беспомощность. Поэтому она решила убежать, бегом смыть с себя весь этот ужас.
Но ее подхватили, и в считанные минуты она оказалась в пещере. Сумрачно вывернувшись из хватки Таибу, Сейла, пошатываясь, пошла к стенке - ее мысли вертелись вокруг Трандуила. И возвращались к его безжизненному тельцу, к столпившимся вокруг взрослым. Горло перехватывало. Сейла с силой прижалась боком к стене пещерки, затем поглядела на братьев и сестер - все были подавлены и растеряны, и она не знала, к кому подойти и постоять рядом, чтобы не чувствовать себя неловко и глупо.
Она никак не могла собраться и кусала губу, чтобы снова не разреветься, просто слезы сами шли - горячие, стекали по щеке. Становилось еще хуже, когда она думала о Трандуиле, о том, что ему никогда не поймать добычу, не подраться, а ей - не услышать его ворчания, не посмеяться над его правильными и занудными мыслями. Всего этого больше нет....
Она не заметила, как земля под лапами начала разогреваться. Даже усиливающегося запаха гари тоже. Да и из пещеры не было видно, как клубы дыма заволакивают небо и нависают над поляной мрачными, похожими на густую, непроглядную гриву - черную, как ночь - тучами. И красной вспышки не заметила - только краем глаза увидела, как что-то сверкнуло, но совсем не придала этому значения.
Но потом началось. Все началось.
Земля дрогнула, Сейла, не удержавшись на лапах, рухнула и откатилась в сторону - будто очнувшись, она в ужасе огляделась. Все дрожало и рушилось! Своды пещеры, в которых она чувствовала себя так уютно и защищенно, грозили прибить ее. Снаружи метались и кричали взрослые. Сейла вскочила на лапы, часто и тяжело дыша. Ее тело болело от упавших мелких камушков, но эта боль была ничто.
Что происходит? Отсюда надо выбираться! Мысли метались. Белая львичка навострила мохнатые уши, слыша и грохот снаружи, и стук часто колотящегося сердца - страх на секунду приковал ее к месту. Кругом все рушилось, и она боялась, что ступит - и ее тотчас же придавит. Внезапно в этом хаосе послышался родной голос - мамин, и Сейла очнулась. Нужно двигать лапами, отступать, бежать! В пещеру протискивались взрослые львы - лохматые силуэты бежали мимо, спеша помочь остальным, а Сейла прошмыгнула мимо них и бросилась к матери. Она старалась двигаться быстро и проворно, но боль от синяков заставляла ее подволакивать лапу  и закусывать губу, чтобы не сжаться в комок инстинктивно и не попытаться перетерпеть боль. Нельзя. Нужно двигаться! Где мама, отец, остальные?
Остальные. Они же здесь, в пещере! Сейла круто оборачивается и видит, как братьям помогают старшие, порывисто вздыхает и снова прыгает к выходу.
==============================)каменная поляна, за матерью

+2

225

Каменная поляна


Антарес зашел в пещеру одним из последних – специально, чтобы видеть всех сиблингов, что шли впереди, и никого не упустить из виду. Порой он поднимал взгляд на Клио и успел отметить, что она делает то же самое – окидывает львят испуганным взглядом, пересчитывает. Она выглядела взволнованной, напуганной, растерянной. «Я должен был помочь ей», - мрачно подумал Антарес и тоже пересчитал младших братьев и сестер взглядом. – «Я же обещал». Иногда новоиспеченный наследник оглядывался на поляну, чтобы еще раз посмотреть на лежащую у тела Трандуила мать. К ней уже подоспел отец – Антарес подавил в себе желание броситься обратно, чтобы встретиться с ним, увидеть поближе, объясниться, извиниться, попытаться вместе утешить убитую горем мать. Но он одернул себя. Сейчас его место здесь. С братьями и сестрами, с Такитой, Клио и Таибу. Он должен помочь им теперь, когда все в смятении, в таком горе… Он не знал, почему произошедшее не задевает его так сильно, как могло бы. Страх, растерянность – все это засело где-то у него глубоко внутри, но каким-то чудом не вырывалось наружу. Порой Антаресу казалось, что еще чуть-чуть, и он потеряет самообладание, как и все остальные, испугается, будет метаться и не знать, куда себе деть, но при этом о все еще держался. Ему стоило лишь напомнить себе, что он старший, что безопасность младших лежит на его плечах, что должен быть хоть кто-то, кто не поддастся панике. «Спокойно», - повторял он себе раз за разом и выдыхал. Нужно быть спокойным. Погорюет он… потом. Когда-нибудь. Когда другим не будет требоваться его помощь.

Пещера встретила их темнотой и каким-то непривычным теплом («разве в пещерах по ночам должно быть так тепло?») и несколькими парами глаз – львы, отдыхавшие в пещере до этого, молчали. Они слышали, что произошло на поляне, но так и не вышли наружу, чтобы помочь или… сделать что-то. Хотя бы что-то. Антарес опустил взгляд, уставившись на почему-то теплый пол пещеры, и зашагал быстрее, пока не услышал скрипучий голос какой-то старой львицы. Поначалу львенок не сообразил, что она такого сказала, но потом, когда все же переварил информацию, помедлил пару секунд и выскочил вперед.

- Не надо! Клио не виновата, это я! - бросился он на защиту старшей сестры. – Я отцу обещал, что помогу и буду вместе с ней присматривать за братьями и сестрами, но я отвлекся. Ругайте меня.

Антарес взглянул на старшую сестру, надеясь уловить на ее морде хотя бы тень облегчения, но не увидел там ничего, кроме вины и беспокойства, а потом опустил взгляд и с досадой стукнул лапой по полу пещеры. И почему ничего не получается… «Я слишком плохо стараюсь. Делаю слишком мало», - думал он. – «Я старший, а значит, должен всем помогать, всех защищать. Если не получается – я никудышный старший брат». Львенок угрюмо уставился себе под лапы и побрел куда-то в сторону, сел неподалеку у стены, понимая, что больше ничего не может сделать. Еще раз обвел взглядом сиблингов, проверяя, все ли на месте. Эос, Талия, Вакати, Тагор, Сейла. Все. Теперь они всегда будут вместе – все, никого больше не потеряют. Антарес все сделает для этого. Отец говорил, что сила в единстве. Надо держаться вместе, и тогда любая беда будет по плечу.

Пол пещеры дрогнул.

Антарес распахнул глаза и уставился на свои лапы, стараясь понять, не показалось ли ему. Толчок повторился, а затем снова и снова. Антарес подскочил на лапы, осмотрелся, отступил на пару шагов, когда камень под лапами пошел толстыми и тонкими трещинами, затрещал. Что же это такое…

- Клио! – окликнул львенок сестру. – Земля дрожит!

За пределами пещеры мелькнуло – Антарес оглянулся на каменный проем и увидел, уже в который раз, вспышки молний вперемешку с темнотой. И этот свет, очерчивающий Каменную поляну и фигуры на ней белым, сказал ему, что надо выбираться. Антарес никогда не боялся молний, а сейчас они стали его спасителями. Он бросился вперед, ближе к выходу – как раз тогда, когда стена треснула и начала рушиться. Антарес обернулся, попятился, вжав голову в плечи. Все трещит, гремит, рушится. На поляне – то светло, то темно, грохочет, вспыхивает. Что это? Все в пещере напуганы, мечутся, не зная, куда деть себя, и Антарес хотел окликнуть их, но слова застряли у него в горле, и он не вымолвил ни слова, топчась на месте и не зная, что же делать – метнуться кому-то на помощь или бежать. Он вздрогнул от очередной вспывшки и оглушительного грохота – это была не молния, а пылающий камень, рухнувший на поляну – львенок увидел его, оглянувшись через плечо, и шерсть на его спине встала дыбом. Темно, пыльно, душно, ничего не видно, братья и сестры один за другим теряются в дыму, и Антарес вертит головой, надеясь увидеть хоть кого-то их, захлебывается в пыли, пытаясь дозваться их.

«Где все?»

Слышны лишь крики, гул и рев. И где-то вдали...

— Антарес! Эос, Талия! Сейла! Вакати, Тагор!

- Мама! – крикнул он, охрипший, со слезящимися от дыма глазами, когда услышал голос матери. Антарес бросился на звук, чувствуя, как камень под его лапами трескается, как на спину и голову летят мелкие камни, а рядом со стуком падают крупные. На миг ему показалось, что он потерялся в пыли и темноте пещеры и попытался крикнуть снова:

- Ма-, - его голос сорвался, львенок закашлялся и, услышав грохот над своей головой, ринулся вперед, куда-то наугад – и совсем скоро увидел перед собой пылающий просвет в дыму.


Каменная поляна

+4

226

музыка для первой части поста

Что резало сейчас его по сердцу больше: осознание того, что Трандуила больше нет или... или то, что он увидел в глазах Клио? Львенку хватило одного только взгляда старшей сестры чтоб понять, как больно ей сейчас было. Моментально, стоило только ему это осознать, его собственная боль, чувства и переживания по поводу смерти брата словно бы... отступили в сторону.
В какой-то момент мальчишке даже стало стыдно за то, что он все это время, от самой поляны до пещеры, был глубоко в своих мыслях. Как он может вот так... уходить в себя, когда всем вокруг него так плохо?...

Пока Клио подбирала слова, пыталась придумать, что бы такого ему сказать, как объяснить ему то, что случилось с Танди... Он просто продолжал смотреть на нее.
Сердце его, еще совсем недавно давшее крупную трещину, стоило ему понять, что именно случилось с братом, мгновенно наполнилось такой огромной любовью и состраданием к старшей, что на уголках глаз даже проступили слезы.

Ему было так жаль Клио, он так хотел помочь ей, сделать так, чтоб она не винила себя ни в чем, чтобы ей стало легче...
Он абсолютно не знал что говорить... что стоит и нужно говорить и делать в таких ситуациях, но лапки его совершенно неосознанно крепко обхватили дрожащую от всхлипов шею сестры, крепко обняв ее. Он почти не слышал то, что она говорила, но всем своим нутром чувствовал практически то же, что и она. Пока она плакала, он тоже едва сдерживался, живо прижимаясь к старшей, ластясь и зарываясь носом в ее шерсть, попросту не зная, как по другому он может помочь.

Будь он постарше, он обязательно сказал бы, что Клио не должна так сильно винить себя. Будь он старше, он обязательно сказал бы, что все будет хорошо и что он обязательно будет рядом с ней, чтоб помочь. Но сейчас, в таком юном возрасте, он мог только покрепче сжать лапки и самым честным и грустным на свете взглядом смотреть в ее морду.

- Не плаааачь, - елейным голосом протянул Тагор, слизывая слезы с щеки сестры. - Не плачь, пожалуйста.

"Потому что я тоже заплачу. Потому что мне тоже очень и очень больно. Потому что все будет хорошо. Потому что... Пожалуйста... ", - Тагор думал. Думал быстро и много и так же много чувствовал. Но абсолютно не знал что можно пропищать такого, чтоб Клио стало легче.

Он мог только, опять же, до последнего не размыкать объятия, ровно до тех пор пока она сама не встала и не решила проверить, как там в другой части пещеры Вакати. Львица медленно поднялась, аккуратно отодвинула его в сторону, и направилась к другому своему брату.

Должно было стать холодно после того, как теплый песочный бок покинул Тагора. Но не стало.
Правда он не обратил на этого никакого внимания, все равно съежившись, словно бы за мгновение ока продрогнув. Он сжался в клубок, подобрав лапки так близко к себе, как только мог.

Слева, в груди, что-то отчаянно тянуло и ныло, с каждый ударом словно бы пытаясь прорезаться наружу.

Он судорожно вздохнул, спрятав морду под передними лапами, надеясь мгновенно забыться в сне и проснуться...

Проснуться.

музыка для второй части

Кажется, он и в правду от напряжения на мгновение буквально задремал. Вырубился, точнее. А потом проснулся резко, так, словно бы его бросили в холодную реку.
Нет... словно бы его бросили в еще горящее пепелище. Или в самое сердце грозового облака.
- Клио!
Он вскочил, крикнув, правда, ровно в тот момент, когда оглушительный рев наполнил пещеру. Он проснулся от того, что его буквально вытянул из бессознательного мощный толчок. А грохот этот вновь заставил его пригнуться, прикрыв уши лапами.
"Нет-нет, что-то идет не так. Так не должно быть!", - стоило ему едва прийти в себя, он снова суетливо взгромоздил себя на деревянные от страха лапы, и начал оглядываться. Дым так быстро наполнял пещеру, что он мгновение за мгновением терял всех из виду.
- Клио! - он крикнул снова, надеясь на звук найти старшую сестру. Он должен найти ее, должен найти остальных и вместе с ними скорее отсюда уходить. - Антарес! Сей... ла! Ва.. ка.. кха!..
Дым забивался в легкие и резал горло. Из глаз снова брызнуло слезами, но на этот раз уже не от душевной боли, а от вполне физического жжения в глазах.
Становилось видно все хуже и хуже, слышать - тоже. Об обонянии и говорить не стоит, Тагор старался вообще не дышать, потому что дым сперал дыхание еще сильнее.

И только голос матери прорезался сквозь эту завесу; удивительно как вообще он смог разобрать что-то среди этого шума и паники.

И он рванул. Рванул к выходу, который стало видно после вспышки яркого света на улице. Но потом остановилвился, оглянулся, в последней надежде найти кого-то из родных в этой смертельной ловушке.

- А...а...

Внезапная боль, так и не сорвавшийся с его губ крик - воздуха и так не хватало - а потом темнота сгустилась еще сильнее. Он мотнул головой, ослепнув на пару мгновений от такой внезапной и резкой боли, и как обезумевший побежал вперед. На выход, подальше от этого ужаса.

Каменная поляна и после уничтоженные склоны, с матерью ►

Отредактировано Тагор (20 Окт 2017 15:20:44)

+6

227

Кажется, Таибу так и не успел ничего ей на это ответить.

А может, она просто не расслышала его тихого, напряженного голоса — если молодой самец и сказал что-то, то его слова моментально потонули в оглушительном, разрывающем барабанные перепонки громе. Казалось, что сама пещера вокруг них ожила и тяжело застонала, обдав всех находящихся внутри львов горячим потоком душного воздуха. Вся гора содрогнулась от этого вздоха, да с такой силой, что Клио, потеряв равновесие, с размаху упала грудью на жесткий каменный пол — к слову, уже покрывшийся паутиной глубоких трещин. От этого удара, у нее на несколько мгновений перехватило дыхание и, кажется, даже слегка потемнело в глазах... А может, это просто откуда-то сверху уже вовсю сыпались камни вперемешку с мелкой, удушливой пылью и... дымом?

"Что происходит?" — распахнув пасть, Клио сделала пару-тройку лихорадочных, глубоких вдохов... и тотчас пожалела об этом, зайдясь сиплым, натужным кашлем. Видимость падала, а вот жуткий подземный гул, наоборот, стремительно нарастал, становясь практически непрерывным; тем не менее, даже несмотря на царящий кругом хаос, она очень хорошо слышала крики соплеменников — громкие, отрывистые, наполненные искренним ужасом и непониманием. Кое-как поднявшись, Клио чуть было снова не полетела на землю от нового толчка, но все-таки устояла, пошире расставив лапы в стороны. Совсем рядом с грохотом упал и раскололся на части внушительных размеров камень; шарахнувшись, львица неловко ударилась плечом о стену и скривилась от боли в месте ушиба. Ой...

Надо бежать! — рыкнул кто-то из глубин пещеры, и Клио чуть приоткрыла слезящиеся глаза, пытаясь рассмотреть того, кто говорил. Кажется, это был один из местных патрульных... Арифу. Неудивительно, что он первым сориентировался в этом жутком бедламе и попытался взять на себя командование. — Все на выход, быстро! Нам нужно... — что-то наверху вдруг раскатисто загремело, затрещало... А затем добрая половина присутствовавших в пещере львов, включая резко умолкшего Арифу, скрылась из виду под черным потоком из пыли, камней и обломков, вдруг тропическим ливнем хлынувшим на их головы с потолка. Бывшего потолка... Клио с застывшим сердцем пронаблюдала за их стремительным исчезновением, чувствуя, как ее рассудок напрочь отказывается поверить в случившееся. Она просто не могла... не хотела этого! Но пещера вокруг продолжала разрушаться, а значит, что и сама Клио рисковала в любой момент оказаться под завалом.

И не только она одна.

Таибу... Таибу, где ты?! — едва придя в себя, во весь голос завопила хромая, бестолково завертев ушастой головой по сторонам — вот только что ее брат стоял неподалеку, а теперь его нигде нет. Может, он уже выбежал из пещеры? Или оказался там, в глубине, среди старших львов? Взгляд самки несколько мгновений безумно метался по округе, а затем вдруг остановился на сидевшем у стены Вакати — чудо, что она вообще углядела его темную, запорошенную пылью шкурку! Львенок казался откровенно шокированным, и он явно не понимал, что ему нужно делать. Осознав это, Клио немедленно принялась выискивать взглядом оставшихся львят Ари. Чудо, но все они по-прежнему были здесь, неподалеку от нее, и выглядели не менее испуганными, чем их брат. — Вакати, Тагор, бегите! — крикнула Клио. — Талия, Эос, Антарес, Сейла! Бегите отсюда, маленькие! Быстрее! — увернувшись от очередного обломка, желтоглазая с силой подтолкнула одного из малышей носом — не то Талию, не то Эос, — отчего тот с писком покатился в направлении выхода. К счастью, в этот момент откуда-то снаружи послышался тревожный, призывный голос самой королевы. Этого хватило, чтобы все львята без исключения помчались на материнский зов. Клио видела, что многие из них получили болезненные удары и порезы от срывавшихся с потолка булыжников, но, к ее огромному облегчению, никто не упал... Пока еще. Клио притормозила неподалеку от входа, бегло пересчитывая одного пробегающего мимо нее детеныша за другим. — Один, два, три... четыре... пять, — последний, шестой львенок... где он? Клио порывисто обернулась, в ужасе уставясь на прижатого камнем братишку, и тут же, не раздумывая, помчалась к нему на выручку. Ну не могла же она бросить его здесь одного! — Вак... Ваки, я сейчас, — она с разбегу ударилась плечом о тяжелый обломок и напряженно зацарапала когтями по земле, из-за всех сил сталкивая его со спины бедолаги.

Ну же... Ну же!

"Да!..." — худо-бедно опрокинув камень набок, Клио тут же схватила Вакати пастью за его взъерошенный, покрытый толстым слоем пыли загривок и резким, даже откровенно грубым движением "запустила" малыша в направлении выхода из пещеры. Одного этого рывка хватило, чтобы несчастный львенок кубарем прокатился по полу аж до самого порога, а затем уже и сам похромал дальше, спеша нагнать остальных. — Беги, Вак! — хрипло завопила Клио ему в спину. — Беги, не оборачивайся! Быстре... — она уже приготовилась со всех лап рвануть следом за младшим братиком, но не успела. Стена рядом с ней вдруг тоже начала осыпаться, и одна из высоких каменных колонн-сталагнатов у входа в грот в мгновение ока развалилась на части, не выдерживая массы обрушивающегося потолка. Заметив это буквально самым краешком глаза, Клио с испуганным писком метнулась в бок, уклоняясь от огромных твердых обломков. Как выяснилось спустя мгновение — недостаточно быстро... Да, ей удалось увернуться от самых больших камней, но затем что-то очень тяжелое с силой ударило ее по бедру, отчего хромая, коротко завопив, снова рухнула на землю, кажется, заработав себе внушительный синяк на всю левую половину тела.

Тем не менее, она все еще была жива.

И вроде бы даже избежала каких-либо серьезных травм вроде переломов... Чуть придя в себя, Клио немедленно рванулась из-под навалившейся сверху горы обломков, но, само собой, ни на йоту не сдвинулась с места. Это осознание заставило ее похолодеть.

Нет... нет! Нет, пожалуйста, — лихорадочно забормотала дочь Нари себе под нос, не оставляя попыток выбраться из-под завала. Увы, все было тщетно — ее задняя лапа, та самая хромая лапа, что так часто усложняла ей жизнь, теперь оказалась крепко-накрепко прижата к земле одним из кусков разрушенной землетрясением колонны. И Клио даже не могла толком ею пошевелить, дурацкая конечность вообще ее не слушалась! Хуже ситуации не придумаешь, ей-богу... — Нет... нет, нет, не надо, — слезы вновь жгучими потоками устремились по обеим щекам самки. — Я не хочу так, помогите мне, кто-нибудь! — она напряженно изогнулась, уперевшись в камень оставшимися тремя конечностями, но все казалось тщетным. То ли сил недоставало, то ли обломок был слишком тяжелым... Клио вновь уткнулась щекой в нагретую землю, с громкими всхлипами размазывая слезы по камням.

Пожалуйста... не надо! НА ПОМОЩЬ!! Я ЗДЕСЬ, СПАСИТЕ МЕНЯ... КТО-НИБУДЬ! ПРОШУ-УУ!!...

Отредактировано Клио (20 Окт 2017 19:15:52)

+4

228

Всё вокруг начало движение, и с каждым мгновением Вакати охватывал самый настоящий ужас. Он пугался не происходящего, а самого факта, что двигается ВСЁ. Даже стены, даже потолок, даже пол, доселе стоявшие твёрдо, ныне буквально шевелились. Любое излишнее движение и без того для всё ещё тормозящего восприятия Вакати были слишком тяжелы, а тут и вовсе какофония звуков, рывков и удушающих запахов. Он не был готов бежать ни на свет, ни в наиболее тёмный угол, тихим эхом за гулом и шумом осыпающейся земли различая собственное имя, повторённое разными голосами.

Львёнок задрал голову, силясь разглядеть хоть что-то перед собой, взглянуть сквозь слишком густое облако. Тщетно. Устрашающий ужас, охвативший подростка при начале "феерии", медленно и вяло перетекал в всеобъемлющую, но вялотекущую панику. Необходимо было что-то сделать для того, чтобы земля перестала качаться, чтобы перестал гудеть непонятный рёв, чтобы перестало быть так душно и жарко! Но разве Вакати понимал, что никто не в силах это остановить? Он, попытавшись немного сдвинуться, совершенно непроизвольно глотнул спертого воздуха и беззвучно закашлялся. В его голове мысли не успевали полностью оформиться, пролетая этакими скорее рисунками: мать, близнец, отец, сестра, дом...

Ощутив на себе чей-то взгляд, львёнок, наконец подавив приступ удушья, обернулся. Его до сих пор расфокусированный тёмно-синий взгляд наконец-то выловил одну из фигур, с тяжестью узнавая в ней Клио. Подросток даже решил сделать по направлению к ней шаг, когда

- Вакати!

Голос матери громом пронзил всё вокруг, разрезал окружавший младшего принца "пузырь", в котором тот находился после смерти старшенького, будто нитью протянулся к несчастному львёнку. Скинув с себя всё прежнее оцепенение, кот наконец смог воспринимать происходящее в той же реальности, что и окружающие. И как никто понял, что нужно бежать, бежать туда, где мама, которая ищет его, волнуется о нём, ждёт его! Его вмиг обострившиеся чувства ясно подсказали, как пройти через дым, пыль, обойти упавшие глыбы и в темноте не попасть ни под чьи лапы.

Сперва Вакати показалось, что его схватили за шиворот. Потом он понял, что так резко его не могли взять, так сильно не могли придавить. Затем ярчайшим всплеском боли отозвалась правая передняя лапа, которую львёнок очень быстро перестал чувствовать. Отчаянно соображая, Вакати попытался было как-то отодвинуться, но этим только сильнее придавил себя к земле. Каменная глыба, кажется, воняла горелой шкурой (очевидно его), от неё несло жаром. Подросток чувствовал, как нагревается правая его часть, как острые позвонки ощущают на себе каждую выемку в осколке, как единственно оставшийся свободным хвост бессильно мечется по полу, раскидывая по сторонам осыпавшуюся крошку.

Он попытался было что-то крикнуть, позвать... Но быстро передумал. Вакати не думал, что его попросту не услышал, но думал, что это как-то связано с тем, что он сделал по отношению к Трандуилу.
- А ему было больно? — вяло спросил сам себя львёнок, как-то устраивая даже левую лапу поудобней, — Он бы не плакал...

Конечно, на глазах Вакати были слёзы. Он, считайте, неженка, никогда до этого даже синяка не зарабатывавший, оказался на границе боли и сознания. Конечно же он ревел, он пытался вырваться, он плакал, — просто сам это не осознавал. Физическое потихоньку оставалось где-то за его сознанием, где то и дело всплохами возникали образы родных. Вновь перед закрытыми пронёсся образ Клио, их такой незамысловатый разговор о красивых глазах и ушах.

Внезапно окружающий грохот сменился звенящей тишиной. И это не оттого, что всё закончилось — одновременно Вакати почувствовал просто адскую боль и лёгкость. Теперь он чувствовал что-то твёрдое попеременно каждой частью своего тела, ощущал порыв ветра и, да, сосчитывал попадающиеся на пути мелкие камушки. Он даже и представить себе не мог, что его освободила Клио, выпихнув из-под обломка и пустив колобком из пещеры. Львёнок лишь мелком увидел её силуэт там, где не так давно был сам. Остановившись у самого края пещеры, уже видя над собой что-то, что должно было быть звёздным небом, Вакати попытался было перевернуться со спины на левый бок — и получилось! Он встретился взглядом с Ари, увидел, как возле неё уже были братья и сёстры, совершенно неосознанно пересчитал их.

Теперь он понимал (насколько мог) чудовищность их положения, но не понимал своей личной беды. Попытка подняться и продолжить движение к маме оборвалось, даже не начавшись — чёрный всплох боли затмил любое желание. Беглого взгляда направо хватило, чтобы понять причину — его лапа, которую львёнок всё ещё не чувствовал, была вся залита кровью, уже успевшей слега подсохнуть от жара. Вдоль всей конечности виднелась глубочайшая рана, и где-то ближе к пальцам поблёскивало что-то грязно-белое... Однако болело выше, в районе пониже лопатки. Вакати казалось, что каждое микродвижение отдаётся у него в голове невероятным скрежетом, хрустом и стуком.

Он не звал, что делать, и не мог ничего сделать. Львёнок судорожно то закатывал глаза в попытке увидеть дождалась ли его мама, то попытался скосить их вниз. Ведь Клио была там, сзади, почему она до сих пор не вышла? И лишь затем он услышал её полный отчаяния крик, к которому беззвучно присоединился. Голос всё ещё ему не повиновался, а кому до этого дело? В раскрытую пасть с каждым вздохом попадали остатки грязи, земли и пыли, Вакати откашливался, глотал слёзы, но продолжал звать.

Не время скорбеть по погибшим без боли,
Стоит помочь полумёртвым живым.

+4

229

«  Каменная поляна

Прыжками подбираясь к пещере, он неотрывно смотрел на зияющий чернотой вход. Никто не показывался изнутри. Эти секунды тянулись так долго, что Хофу уже готов был поверить в завал внутри и смерть всех, кто оказался под грудой камней, но вот по одному они начали покидать логово. Он видел, как испуганным белым комком выбежал Тагор; светлая шерсть припорошена пылью и мелкой каменной крошкой. Значит, внутри всё же был обвал и не исключено, что остальных засыпало. Детёныши и львы покидали логово, спеша спастись от стихии, в панике и страхе за свою жизнь, они пытались найти выход и избежать смерти под камнями, но на поверхности их ждало ещё большее разочарование, большая опасность, с которой едва ли они могли справиться. Хофу видел оцепенение в их глазах, видел, как они пытались отказаться от увиденного и не желали принимать такую ужасающую реальность. Некоторые были напуганы настолько, что Хофу пришлось подтолкнуть их, чтобы пробиться к логову. Другие – толкали его сами и норовили сбить с лап, мешая подобраться ближе. Путь до логова ещё никогда не казался ему таким далёким и сложным. Он всё ждал, что изнутри покажется Клио, но её не было, а у него не было времени и смелости спросить у бегущих: жива ли она ещё.

Он нырнул в темноту, не зная, что его ждёт.

Крики. Он услышал зов о помощи и в гомоне угрозы снаружи и жужжании внутри лев смог с трудом узнать её. Клио. Она кричала и надрывно звала на помощь. «Жива» – промелькнула в голове льва обнадёживающая мысль и он незаметно для самого себя улыбнулся. Во всей этой чертовщине, на фоне бессчетного количества незаслуженно жестоких смертей появился слабый луч надежды, что они смогут пережить этот день. Это придало ему сил и немного коктейля из безрассудства и храбрости. Он едва не пробежал мимо плачущего Вакати – в пыли, дыму и панике детёныш терялся на фоне своим тёмным мехом, но Хофу всё же заметил его, остановился рядом и хотел подтолкнуть сына Ари к выходу, чтобы тот догнал свою мать и сестёр с братьями, но, едва наклонившись, осознал, что от львёнка пахнет кровью. Взгляд нашёл во тьме и режущем глаза и нос дыму кровоточащую рану на лапе.

«Дерьмо…»

В конце пещере надрывно звала на помощь Клио. Он не мог разорваться на них двоих. С такой раной детёныш не сможет самостоятельно выбраться из логова, а никто из его родни даже носа сюда не сунул, чтобы помочь ему спастись. Никто не побежит за ним – Хофу осознавал эту горькую правду, как и то, что он вынужден выбирать между двумя: кому помогать в первую очередь. Хватать за шкирку детёныша и пулей бежать к остальным, чтобы с видом лже-героя вручить его в  лапы семейства и с угасающей надеждой бежать обратно за Клио? Нет. На это потребуется слишком много времени. Стены логова продолжают содрогаться и обрушивать с потолка новые камни на их головы. Если Клио к тому времени не погибнет под завалом, то вход может засыпать и тогда он окажется бессилен ей чем-то помочь.

Хофу решил рискнуть всем.

- Я вернусь за тобой, - слабое утешение, которое он мог дать раненному и наверняка напуганному львёнку, но пока что это всё. Лев побежал глубже в логово, пытаясь увернуться от камней. От него будет мало толку, если он сам окажется под завалом, едва дав надежду на спасение своим появлением.

Картина внутри была ошеломляющей. От старого и просторного логова не осталось ничего. Куча обломков и камней, которые продолжали ссыпаться на их головы, а он уже видел светлую лапу, торчащую из-под завала. У льва не осталось сомнений, что её обладатель уже мёртв. Если нет, то ему его искренне жаль – сдохнуть под запалом, не сразу, а мучительно  долго, пока не иссякнет надежда и кислород. Он не хотел бы оказаться на его месте и не хотел тратить время на попытки откопать тело.

Клио нашлась быстро. Хофу подлетел к ней, не размениваясь на слова и едва ли слыша, если она что-то ему говорила. Он увидел причину, по которой она всё ещё была внутри – камень придавил её лапу, а у самки не хватало сил самой справиться с этой преградой. Оценив проблему, лев поднялся на задние лапы и толкнул передними камень с лапы львицы, высвобождая её. Ему повезло, что камень был не таким большим и тяжёлым, что он смог с ним справиться самостоятельно и не потратил на это слишком много времени и сил, а Клио – не раздробил кость. Если и была какая-то проблема, связанная с этим камнем, то видимой травмы он не заметил.

- Идти сможешь? – он помог ей подняться на лапы и даже подождал, пока она сможет сама относительно крепко встать, насколько это возможно при её лапе. – Идём! – скомандовал Хофу и подтолкнул её в сторону выхода, стараясь идти чуть позади, чтобы подстаховать самку, если её лапы вновь решат предать её. – Не останавливайся! – рыкнул излишне эмоционально и зло, когда почувствовал, что самка захочет остановиться у своего младшего брата, чтобы помочь ему. Он не собирался оставлять детёныша, но понимал, что Клио с таким грузом точно не справиться. У неё и так проблемы с лапами с рождения, сверху навалился камень, который скорей всего усугубил положение, а дополнительный вес – хреновый подарок небес.

Взяв Вакати за холку, Хофу фактически лишил детёныша права выбора. Он попытался его приподнять, а потом поднырнуть под его брюхо, чтобы рывком подняться уже с подростком у себя на спине. Уже не такой маленький, чтобы болтаться  у него в зубах, как связка бананов.

- Держись! – призвав детёныша к действиям – морда и передние лапы целы, Хофу бросил беглый взгляд на Клио и вместе с ней ринулся в дымную завесу на поляне. Пора убираться из этого ада.

» Пылающий саванновый лес

+3

230

...Клио даже не сразу поняла, кто именно явился ей на помощь. Резко заткнувшись, она немо и как-то даже испуганно уставилась на невесть откуда взявшуюся перед ее носом когтистую львиную лапу, а затем растерянно вскинула заплаканную морду вверх, переведя взгляд на физиономию своего нежданного спасителя. При виде взлохмаченного, запыленного, тяжело отдувающегося после быстрого бега Хофу, в сузившихся от страха и отчаяния зрачках Клио на мгновение отразилась такая впечатляющая гамма противоречивых эмоций, что примчавшему на ее крики самцу впору было решить, что она окончательно свихнулась на фоне творящегося вокруг кошмара. Само собой, Клио ужасно обрадовалась его приходу, и вообще почувствовала значительное, ничем не выразимое облегчение — ее услышали, ее хотели спасти, за ней все-таки кто-то пришел! Но, в то же время, львица всерьез опасалась, что это может оказаться всего-навсего игрой ее больного воображения. В самом-то деле, кто, будучи в здравом уме, рискуя своей жизнью ворвется в стремительно разрушающееся логово, чтобы вытащить оттуда какую-то мелкую, хромолапую самку? Она ведь уже не детеныш, и даже не подросток, а вокруг так много других существ, которым могла потребоваться помощь... В конце концов, разве Хофу не должен был находиться сейчас рядом со своими младшими братьями и сестрами? Почему он бросил их всех, чего ради откликнулся на ее жалобный призыв, зная, что его самого тоже может засыпать камнями? Все эти, и многие другие вопросы вихрем пролетели в сознании потрясенной Клио, впрочем, так и не успев оформиться в какую-то единую, более-менее внятную реплику; само появление Хофу напрочь лишило ее дара речи. Вот и получилось так, что она просто ошарашенно воззрилась на него с пола, вовсю лупя свои желтые глазищи и молча разевая пасть, точно выброшенная на берег рыбина. А темногривый, к слову, не терял времени даром... Не обратив внимания на более чем странную реакцию знакомой, Хофу просто решительно уперся лапами в тот самый обломок, что вот уже несколько минут прижимал обезумевшую от страха львицу к земле, и, напрягшись всеми мышцами своего сильного, поджарого тела, одним рывком отвалил здоровенный камень в сторонку. Тот на мгновение чуть сильнее прижал конечность Клио своим весом, заставив ее коротко вскрикнуть от резко усилившейся боли, но затем, когда тяжесть валуна исчезла, самка почувствовала себя гораздо лучше. Коротко хлюпнув носом, все еще заплаканная и насмерть перепуганная, она, тем не менее, послушно встала с растрескавшегося пола, опираясь на заботливо подставленное старшим львом плечо.

Идти сможешь? — Клио ответила не сразу, предпочтя сперва аккуратно опереться на онемевшую лапу, проверяя, выдерживает ли та ее вес. К счастью, обошлось без перелома... Вроде бы. Повернув голову, желтоглазая все также молча оглядела больное бедро, окончательно убедившись в том, что избежала сколь-нибудь серьезных травм. Так, слегка шкуру ободрала, но это несерьезно. Все могло быть куда хуже...

Могу, — она вновь шумно всхлипнула, переведя взгляд обратно на взволнованную морду Хофу, но, кажется, на больше не собиралась давиться исступленным рыданиями. Наоборот, истерика довольно быстро отступила куда-то далеко на задний план... Но только лишь истерика — не страх, не растерянность, не переживания за тех, кому не повезло остаться там, глубоко под образовавшимися в пещере завалами.

Если бы не Хофу... она бы тоже была одной из этих заживо погребенных, ни в чем не повинных душ, как видно, обреченных на долгую и мучительную смерть от удушья.

"Почему он вернулся за мной?..." — Клио все также покорно засеменила вперед, прочь из наполненного гарью и дымом подземелья, даже и не думая сердиться на своего спутника за все эти грубые, поспешные тычки в спину. Она понимала, что лев просто хочет поскорее увести их из этого опасного места, пока на их головы не обрушилось что-нибудь покрупнее обломков того большого сталагната... и что она сама служит ему серьезной обузой на пути к долгожданному спасению. Однако прежде, чем самка рискнула спросить Хофу напрямую, или хотя бы просто его отблагодарить, как на пути молодых львов неожиданно возник съежившийся, дрожащий комок живой плоти и меха — окажись он чуть глубже в пещере, то Клио вовсе не заметила бы его присутствия, так как вокруг было слишком пыльно и темно, но Вакати лежал у самого выхода из грота, и на его посеревшей, всклокоченной шкурке вовсю плясали отблески разгорающегося снаружи пламени. Огонь также отражался в его распахнутых в немом шоке глазах... Бедный львенок словно прирос к месту, не находя в себе достаточной смелости и сил, чтобы самостоятельно покинуть осыпающийся порог логова. А может, он просто не хотел бросать Клио одну?

Вак!... — немедленно вскрикнула желтоглазая, моментально узнав в этом съежившемся, вздрагивающем подростке своего младшего братишку, по каким-то причинам отставшего от своих сиблингов. — Вак, где... — она резко умолкла, отчасти даже испугавшись этого повелительного рявка со стороны Хофу, но спорить не стала — наоборот, покорно захромала дальше, видя, как ее приятель уже решительно поднимает травмированного бедолагу на спину. Хофу поможет ему, Хофу выручит их всех, Клио ни секунды в этом не сомневалась, но... кто же в таком случае поможет самому Хофу? Жаль, что самочка не могла мчаться впереди, указывая льву безопасную дорогу, пока тот, напрягая все свои силы, тащил уже совсем немаленького подростка на собственных плечах... Кажется, еще никогда прежде Клио не ненавидела себя так сильно, за собственную беспомощность и никчемность. А еще она жалела, что не могла, подобно Хофу, подхватить в пасть кого-нибудь из их раненных, ослабевших собратьев — хотя тех уже практически не было видно. Кажется, все, кто смог выжить в первые минуты извержения, уже успели убраться с охваченной пожаром Каменной поляны. Они с Хофу и Ваком безнадежно отстали... Некоторое время, Клио безуспешно пыталась высмотреть чей-нибудь силуэт в дыму, но затем едва не упала, подскользнувшись на чем-то влажном. Опустив голову вниз, львица с трудом подавила подкативший к горлу рвотный рефлекс — то была кровь одного из местных патрульных, обильно пролившаяся на камни из глубокой зияющей трещины в черепе последнего. Увидев его пустые, теперь уже навеки остекленевшие глаза, Клио спешно отвернулась и тут же перехватила на себе ожидающий взгляд Хофу, неожиданно для самой себя осознав, до чего сильно она рада его присутствию рядом. Даже не самому присутствию, сколь тому немаловажному факту, что этот парень все еще был жив и относительно невредим, равно как и Вакати, с самой несчастной мордой выглядывающий из-за его встрепанной гривы.

Она не хотела бы потерять и их тоже.

Но это все были спешные, мимолетные мысли — Клио даже не успевала толком за них уцепиться, так как все они моментально сменялись одна другой, сталкиваясь и путаясь между собой, тем самым мешая ей сполна охватить все происходящее вокруг. Да и следовало ли делать это прямо сейчас? Тогда бы она точно не смогла отсюда уйти, осознав, что, возможно, навсегда оставляет здесь своих близких. Отца, братьев, сестру... Если бы она только начала раздумывать на этот счет, она бы ни за что не решилась бы покинуть это место.


>>> Саванновый лес

+6

231

Вакати собирался уже засыпать, глотая пыль и песок, когда что-то тяжёлое — он ощутил это буквально своей подкоптившейся шкурой. Кто-то большой дыхнул на него, что-то произнёс — кажется, это было обещание...вернуться? — Куда? Зачем? Вак вполне себе успешно собрался умереть, вот тут, прямо на "пороге" своего дома, не в силах ни выбраться из него, ни заползти обратно, чтобы не тешить себя надеждами. А тут вроде как... за ним пришли?

Нет, пошли дальше. Когда львёнок ощутил, что через него переступили, он даже не особо возмутился, на это просто не хватило сил. Собравшись и немного повернув голову вслед за пришедшим, Вакати не без удивления отметил, что это Хофу — один из старших львов. Он... он пришёл за ними? За Клио и Вакати? Или... только за Клио, а слова лишь попытка успокоить совесть? Младший как будто был бы и рад уступить, пусть бы его сводная сестра выжила в этом чудовищном месте!

До подростка едва долетали обрывки фраз, которыми коротко обменивались старшие, но их затмил странный писк, который раздался в ушах у принца. Из-за него тот и не заметил, как Хофу таки за ним вернулся, рывком закинул на себя и понёс. Беззвучно шипя от боли, Вак старался двигаться как можно меньше, ведь, чуть что, лапа услужливо сразу в двух местах напоминала, что с ней кое-что не так — неестественно торчала лопатка и бледно-жёлтым с красным маячила нижняя часть лапы. А так всё замечательно, он жив, они живы, всё нормаль...

----→ Пылающий саванновый лес.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Дикие пещеры » Большая пещера