Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Дикие пещеры » Малая пещера


Малая пещера

Сообщений 31 страница 60 из 106

1

Устаревшая информация о локации

*здесь будет картинка*

Третья по величине из трех имеющихся пещер. Она заметно уступает по размерам общей - большой - пещере, и находится немного выше последней. К ее узкому входу ведет массивное каменное нагромождение, напоминающее изогнутую лестницу. Внутри очень сухо и темно, а пространство рассчитано на трех-четырех взрослых львов. Вход в эту пещеру запрещен, в том числе и рядовым членам прайда, так как она принадлежит королю Нари и его близким. Отсюда можно спокойно наблюдать за всем, что творится на каменистой площадке перед пещерами.

В связи с извержением, в локации наблюдается мощный обвал! После основной части квеста, она будет полностью уничтожена.


Ближайшие локации

Каменная поляна

0

31

Всё будет хорошо.
Сказать честно, слова Нари не убедили львицу. Вообще.
Да, это были слова поддержки. Да, от льва, к которому она явно дышала неровно. Но в течение пары месяцев, с тех пор, как узнала о своей беременности, Ари предпринимала неоднократные попытки оставить ради детей прайд, отказавшись от своей мечты, немного пободалась с Нишкой, что в её состоянии было не самой прекрасной идеей, родила восьмёрку львят, потеряла одного детёныша, была невероятно уставшей, голодала и... и один только Айхею знает, какие мысли крутились в голове самки после всего этого, но они явно были не радужными. Разве может что-то быть хорошо после такого? Разве это реально — оптимистично смотреть на жизнь, когда тебя преследует неудачи, одна за другой?.. Ари видела перед собой только беспросветную тьму (в первую очередь, кстати, касающуюся судьбы её новорожденных детей), и никакие слова короля о том, что всё будет хорошо, никакие убеждения себя самой в том, что за чёрной полосой придёт белая, не могли убедить львицу в благополучном будущем.
Тебе нужны силы, и им тоже, — долетели до неё слова Нарико.
До сих пор "запершаяся" в своих мыслях и молча глядевшая в пол, при одном упоминании о детях самка бросила на них взгляд — половина котят спала, кто-то ползал около её живота, а двое из них, оба чёрного окраса, уже решили устроить потасовку. "Так вот кто из вас постоянно пинал меня изнутри!" — усмехнувшись себе в усы этой картине, Ари мягко подтянула к себе львёнка, который навалился на своего брата. Она, конечно, была не против таких игровых боёв, тем более оба были самцами, но сильно переживала по поводу того, что львята ненароком могут друг друга покалечить — не зубами и когтями, конечно, которые у них ещё толком не выросли, но они могли достаточно больно ушибиться о тот же каменный пол. Вот будь они чуть постарше...
В это время рядом раздался вздох Нари — или львице просто послышалось, что король вздохнул, — и светлая вновь перевела взгляд на льва. Тот явно собирался с мыслями, чтобы что-то сказать, и Ари ожидала чего угодно, только не...
А мне и прайду нужна ты. Стань моей королевой.
Она почувствовала, как земля уходит из-под лап. Мир буквально перевернулся в глазах львицы, и всё, что она смогла сделать — приоткрыть пасть и ошарашенными глазами смотреть на Нари. Да, будучи ещё совсем маленькой, она мечтала о том, как вступит в прайд и станет королевой... Но, повзрослев, львица осознала, что сделать это не так-то просто, и совсем отказалась от этой идеи, перестав думать о подобном, когда привела в прайд Вемико и её детей — их с Нари детей. И вот теперь...
Но я... — все слова мигом улетучились, а мысли хаотично крутились в голове, и Ари первые несколько секунд просто что-то мямлила себе под нос, не имея понятия, что говорить. — Я... Ты... Но... — на какое-то недолгое время она замолчала, прикрыла глаза и глубоко вздохнула, постаравшись взять себя в лапы, после чего уже более-менее спокойным взглядом посмотрела на Нари. — Ты в этом уверен?..
Конечно, она готова была согласится на это... но была ли она сама уверена, что хочет стать королевой?..

+2

32

Нари едва заметно усмехнулся реакции львицы – она была поражена. Что ж, это было неудивительно. Они никогда не были связаны слишком тесно, и отношений как таковых у них тоже не было, лишь что-то мимолетное и, казалось бы, несерьезное. Ри сам сначала так думал, пока не осознал, что даже для него произошедшее несло куда большее значение. Ари нравилась ему, и он уже давно отметил ее старательность и преданность прайду – а это были очень хорошие качества как для охотницы, так и для королевы тоже. Более того, самка была достаточно умной для этой должности, да и еще так удачно разродилась. Нарико верил в нее и потому предложил ей такую должность практически сразу. Нет, даже не предложил – он выбрал и назначил ее королевой, и вряд ли бы позволил оспаривать свое решение, если бы у львицы не нашлось весомых аргументов. Пока что их не было. Да и не сказать, что лев давал Ари что-то возразить – он уже принял решение и был практически уверен не только в его правильности, но и в том, что львица от предложения не откажется.

- Конечно, я уверен, - кивнул Ри. – Если бы я сомневался, то не стал бы делать тебя своей королевой. Ты самая удачная кандидатура на эту должность.

На самом деле Нари начал размышлять о супруге совсем недавно. До этого этот вопрос казался ему совершенно неважным – ранее его никогда не беспокоил вопрос продолжения рода. В конце концов, он был одиночкой, и ему необязательно было иметь львят. Но теперь, будучи королем, мародер нуждался в королеве и наследниках. Он рассматривал кандидатуры Вемико, нескольких львиц из прайда и, наконец, Ари. Именно последняя казалась самым удачным выбором тогда, а теперь – тем более, ведь она проявила себя как здоровая самка, способная дать здоровое потомство. Ри еще раз окинул детенышей, весело копошащихся у живота матери, взглядом и остался доволен – все они выглядели крепкими и сильными. Похоже, с выбором мародер не ошибся.

- Ты справишься, - заверил он. – Пока ты не оправилась после родов, можешь отдыхать. Но когда встанешь на лапы, у тебя появятся обязанности. Например, тебе придется водить львиц на охоту. Если я буду отсутствовать, кто-то будет обращаться за помощью или советом к тебе. Также в иные времена ты могла бы принимать в прайд новичков, но сейчас принимать никого нельзя. Чуть позже я объясню тебе, почему.

Со стороны Каменной поляны послышались громкие, недовольные голоса, и Нарико прислушался. Ему удалось различить голоса львят, с которыми он недавно познакомился в Тайной пещере, а также голоса Нимерии, Мороха и еще один, что королю прежде не доводилось слышать. Черт возьми, неужели снова появились желающие вступить в прайд? В такое-то неспокойное время? Ри нахмурился и покачал головой, прислушиваясь внимательнее. Разговоры не сулили ничего хорошего, а потому стоило поспешить.

- Я попрошу Акасиро помочь тебе. Она выполняла обязанности королевы до тебя, так что сможет объяснить тебе, что к чему. А теперь отдыхай, - с этими словами Ри поднялся на все четыре лапы и, выдавив что-то вроде приободряющей полу-улыбки, вышел из пещеры.

Каменная поляна

+3

33

Нет, конечно, драки - это классно. И прикольно. И весело. В общем, драться - это если не хорошо, то очень круто. НО НЕ ТОГДА, КОГДА КТО-ТО СПИТ РЯДОМ.
Поэтому, когда кто-то сзади толкнул Талию в первый раз, она не попыталась встать, просто ответила пинком куда-то назад и, кажется, он нашел своего адресата. Но и это не успокоило драчунов позади Талии и ей пришлось предпринимать ответные меры...

До этого весь миры был черным. Он был наполнен лишь запахами и звуками. Она уже знала запахи своих сиблингов (а то, они похожи), запах своей матери, или "той-самой-большой-штуки-которая-меня-кормит-и-вылизывает" и запах своего отца. И поэтому она не беспокоилась, когда чувствовала, как отец заходит в их маленькое жилище. А еще она узнавала запах мяса которое отец приносил матери, чтобы она насытилась.
Еще Талия узнавала голоса. Голос Ари был мягким и успокаивающим, Талии нравилось его слушать. И голос Нари. Голос Нари был бархатным и тоже приятным. Когда она слышала их голоса, то знала, что с ней все будет хорошо. И пусть она ни капельки не понимала в их речи.
А еще были голоса братьев и сестер. Они, правда, говорили на том же самом языке, что и Талия, хотя она все равно нихрена не понимала.

Так вот. Когда Талия развернула свое бренное тело, чтобы надрать нахалам задницы, она почувствовала, что что-то изменилось. Вернее, увидела это. Глаза больше не покрывала странная черная пелена. Причем раскрыла глаза она с каким-то странным звуком, будто ее придавил кто-то.
Хе-хе-хе. Зато теперь она видела противников.
Два ее брата, оба черные-пречерные, которые, видимо, и устроили эту кучумалу, теперь были разняты кем-то очень большим. Талия возмущенно запищала, мол "А МНЕ ИХ ПОМУТУЗИТЬ НЕ ДАЛИ(((9".
И поползла. Еще один, большой-большой чувак, сказал что-то Ари и вышел. Спросите, куда поползла? А вот за ним. Упорно так, попискивая возмущенно. Но не доползла. На полпути села на пол и стала большими глазищами рассматривать все, что было вокруг: мать, сиблингов... И увидела ее. Эос. С самого рождения между ними двумя установилась особая связь, Талию сильно тянуло к сестре, поэтому она и поползла к ней, решив, видимо, что угнаться на тем большим лохматым парнем у нее не получится.

+4

34

Как хорошо! Действительно хорошо - разве может быть лучше, когда вокруг тепло, уютно и спокойно, когда слышится писк братьев и сестёр, тихие разговоры мамы с папой, который часто заходил к Ари в пещеру, когда у тебя есть всё, чего только можно пожелать: и уют, и еда, и полнейшая безопасность, и постоянное веселье, пусть ты ещё даже не видишь тех, с кем так часто играешь или возишься, раскрывая в себе и для себя каждый день, каждый час, каждую минуту что-то новое? Когда ты ребёнок, каждое мгновение на тебя обрушивается столько новой информации, сколько, как может показаться взрослым, усвоить просто нельзя. Но ты - можешь! Это закон природы - новорожденные и младенцы запоминают и усваивают всё с такой скоростью и в таких объёмах, которые и не снились тем, кто уже, кажется, гораздо старше и умнее. А всё почему? Потому что иначе выжить будет невозможно. А уж если ты маленькая львица, хищница, пусть даже ещё едва-едва пиликаешь какие-то словечки и даже не смотришь на мир - тем более.

Почувствовав, что её кто-то изо всех сил ткнул лапой в мягкое место, Эос недовольно фыркнула, отцепившись от материнского соска. За тот месяц, что она и её братья с сёстрами уже существовали на этом свете, подобное случалось не в первый раз, и малышка уже научилась отвечать на подобные тычки от сиблингов. Воинственно пискнув, Эос ударила задними лапами по дерущимся братьям - кажется, она попала прямо в нос то ли Вакати, то ли Антаресу. А чего вы ожидали? Нет, эта малышка никогда не даст себя в обиду. Это потом она будет предпочитать избегать драк, потому что настоящая принцесса не достойна подобного времяпрепровождения, но пока... пока она ещё и понятия не имела о том, что она королевских кровей. А потому если её ударяли, пусть даже случайно - она отвечала!

Когда Ари разняла Антареса и Вакати, Эос недовольно запищала, возмущённо "сообщая", что она ещё не до конца отомстила обидчикам. Малышка вовсе не собиралась сильно обижать братьев, которых она, пусть даже ещё неосознанно, но очень сильно любила, однако пусть знают, как отрывать её от такого чудесного занятия, как поеданием материнского молока. Подняв голову, она недовольно сморщила тёмный носик и уставилась на Ари. И вдруг... вдруг она действительно увидела её. Распахнув пока ещё мутноватые разные глаза, Эос потрясённо рассматривала огромную и ласково смотрящую на неё львицу, пытаясь осознать не только её образ, но и всё остальное, происходящее вокруг. Она видела! И то, что она видела, снова вернуло её в те первые мгновения жизни, когда на сознание обрушивались водопады информации - сейчас было то же самое, вот только информация оказалась совершенно иного рода. Эос была потрясена и подавлена, но рядом были те, кто в случае чего спасёт и поможет, рядом была та, большая и красивая, которая никогда не даст в обиду.

И Эос, наконец, поняла, как её назвать. Не обратив особого внимания на подползшую и ткнувшуюся ей в бок Талию, маленькая львица заморгала, пытаясь, наконец, сказать что-то, что бы выразило всю её любовь. Через несколько секунд осознания в гомоне и писке пещеры прозвучало тихое, удивлённое и чуть потерянное:

- Мама?

+4

35

Трандуил даже не успел ничего понять, так быстро все произошло - еще секунду назад он мирно сладко сопел во сне, и вот он уже удивленно таращит глаза, разбуженный ощутимо неприятным толчком в бок. Все еще не понимая, что, собственно, сейчас произошло,  львенок ошалело взирал на сияющую азартом своей первой битвы морду Антареса, нависшего над Вакати как гора, которая вот-вот надломится и быть львенку лепешкой. Транд взглянул на «жертву» побоев воинственного братца. Потом на Антареса. Потом опять на Вакати.  И снова на Антареса. Да, Рес, ты на коне! Это... он шутит так?  Малыш уже даже хотел броситься Вакати на помощь, но инстинкт самосохранения буквально заставил его сильнее зарыться в шерсть Ари.
Поворачивая мордочку то в одну, то в другую сторону, словно стараясь уследить за всеми разом, принц чуть нахмурился. Одна его часть все еще рвалась встать на защиту обижаемого и жаждала восстановления справедливости, другая же, более благоразумная, была решительно против. Она подсказывала, что у этого поступка могли быть свои неприятные последствия.
В итоге принц всего лишь исподлобья взглянул на черного брата-карателя и не менее черного Вакати, которые бы неизвестно, сколько времени так и продолжали мутузить друг дружку, если бы в эту заварушку не вмешалась мать. Транд поднял взгляд на Ари - этакая немая солидарность на счет действий львицы. Ведь занятие сиблингов не вызывало у Трандуила ни малейшей симпатии.

В пещере царил настоящий хаос: писк, возня, канонады звуков - любой невольно прижмет уши к голове!
Пока внимание мамы полностью принадлежало тому здоровяку, принц зевнул, своеобразно наслаждаясь временным затишьем хотя бы в плане драк.
Внимательно наблюдая за происходящем в пещере, Транди продолжал лежать у теплого бока матери, не собираясь присоединяться к возне сиблингов, навострив уши и внимательно наблюдая за происходящим возле него и решив пока никуда не вмешиваться.

+3

36

Тыщ-тыщ-тыдыщ! Именно это слышал Вакати, обороняясь от брата. Казалось, он, как зачинщик, должен был быть победителем, но, видимо, не на того напал! Вакати знал, что Антарес его близнец, но это не мешало тому, как родившемуся вторым, быть сильнее. Седьмой ребенок, впрочем, не сильно об этом задумывался. Он просто бился, завоевывая уважение и обучаясь первичным навыкам боя.
Антарес навалился на него, придавливая. В какой-то момент голова Вакати стукнулась о землю ( или о кого-то из сиблингов?) и мир обрел цвета и формы. Ошарашенный, Вакати даже пропустил удар-пинок в нос, но мужественно промолчал. В темной пещере он удивительно четко и ясно видел  яркие пятна шкур братьев и сестер, огромное бежевое и темно-бежевое нечто. Бежевое аккуратно подняло Антареса и Вакати впервые увидел, как он ( Вакати... Да и Анатарес тоже, близнецы же) выглядит внешне. Меж тем Анатарес исчез, но львенок не испугался. Он понял, что бежевое - это мама. А темно-бежевое... Оно было больше, было жутко волосатым и грозным. Вакати даже порычал на него, как бы говоря "Не смей угрожать моей семье!"
Темно-синие глаза внимательно осматривали пещеру, запоминая все до единого. Еще два одинаковых между собой, но абсолютно других относительно его и Реса, уже открыли глаза и возмущались, кажется, прекращению их битвы. Кстати о битве...
Вакати с легкостью нашел на фоне светлошкурой матери своего темного братца. И пополз. К нему. В объятия матери. Он пришел мириться, поэтому он дружески ткнулся носом в лоб брата, который пока что ничего не видел. Ну же, брат мой, увидь меня!

+2

37

Всё вокруг маленького львёнка так и грохотало, то неожиданный спаринг сиблингов стал подобием землетрясения, то родительские голоса рокотали как гром, всё это соровождалось писком малышей, старших братьев и сестричек Тагора. А малыш не учавствовал в этой потасовке, он продолжал мирно спать, пока ему не перепала пара тычков, на что ответом служила лишь отмашка хрупкой лапкой. Ребяткам почти удалось разбудить своего младшего братишку, но Гор предпочёл продлить минуты сна, безуспешно.
Ещё немного повалявшись у маминого тёплого бока, мелкий всё же решил подать признаки жизни, помимо дыхания. Тагор неуклюже перекатился с бочка на лапы, разогнув передние конечности сладко потянулся и открыл глаза. Открыл глаза. Подобное открытие несколько шокировало маленького льва, так и застывшего с раскрытой почти беззубой пастью и огромными, полными удивления, глазами.
Впервые за всю жизнь беленького комочка шерсти мир решил сбросить с себя маску тьмы и предстать во всей своей красе. Каменный свод пещеры и такой же пол, много маленьких существ, от которых веяло теплом и к кому тянуло как к кому-то бесконечно дорогому, и ещё одно большое создание, похожее на маленьких, но поистине огромное, но не страшное, а очень родное, самое близкое, что только есть у малыша.
Не один только Гор смотрел на Ари, его сестра оказалась куда быстрее в плане сообразительности и нашла название для этого:
Мама?
Мама, - словно эхом, только утвердительно промелькнуло в голове малыша. От этого сочетания веяло теплом, как от мамочки, прежде, по сути, безымянной для голубоглазого: Мама-мама! - думая своё, но невнятно радостно пища, малыш заулыбался и весело засеменил к "гениальной" сестрёнке, постоянно озираясь на маму.
По правде говоря Тагору захотелось проговорить нечто столь же понятное, как и сестра, только пока не получалось. Сев рядом с Эос, львёнок заверещал:
Мах-хам! - не получилось: Мхахм, - львёнок нахмурился и тряхнул головой: Махмуа, - уже похоже: Ма... ма Получилось! Мама! - с широченной лыбой малыш смотрел на мать и ожидал, чего она скажет.

Отредактировано Тагор (6 Янв 2015 01:30:19)

+3

38

Получив способность видеть, Антарес тут же воспользовался ею. Различая, где и кто из сиблингов находится, было куда проще их атаковать. Впрочем, львенок все равно не всегда попадал туда, куда метил – бить маленькими короткими лапками было не так уж и легко, как могло показаться сначала. Так что мысль о том, чтобы просто навалиться на соперника была не только простой в исполнении, но и удачной – Антаресу удалось придавить братца к полу пещеры всем телом. Отыскав глазами мохнатое ухо Вакати, юный боец вцепился в него зубами-иголками и изо всех сил потянул на себя, мурча себе под нос что-то очень-очень грозное. Кто-то бил львенка сзади то по пушистой пятой точке, то по бокам, но он не обращал на это никакого внимания. Право, ухо наглого вороватого братца было куда важнее, чем какие-то там жалкие тычки и пинки. Но вот когда кто-то случайно придавил Антаресу хвост, он тут же выпустил ухо Вакати от неожиданности, рассерженно фыркнул и хотел было развернуться и разобраться с таинственным обидчиком – даже маленькие клыки оскалил, но не тут-то было. Широкая материнская лапа оттянула его в сторону, пресекая все попытки сопротивляться и, тем более, снова бросаться в бой. Антаресу не оставалось ничего больше, кроме как громко возмутиться:

- Маааам! Пусти!..

Но Ари не обратила на его протест никакого внимания. Ее сейчас куда больше занимал тот огромный лев, сидящий рядом. Он был косматым и мрачным, говорил что-то серьезным и строгим голосом, не терпящим возражений. Антарес засмотрелся на него, задумавшись, склонил голову на бок, заинтересованно разглядывая. А потом, впечатлившись, попытался скорчить такую же серьезную и мрачную моську. Ему самому казалось, что вышло очень даже неплохо – также грозно, задумчиво и напряженно, но со стороны эта жалкая пародия выглядела скорее уморительно.

Мама замешкалась, и Антарес, которому к этому моменту уже надоело передразнивать отца, тут же решил этим воспользоваться. Он быстро перелез через лапу львицы и вновь рухнул к брату, в этот раз столкнувшись с ним нос к носу и сердито глядя глаза в глаза. На самом деле львенок сам еще не знал, какие чувства испытывает к Вакати – его не очень-то хотелось бить, но и забывать гнусное воровство материнского соска и прошлую потасовку не хотелось. Задумавшись, Антарес фыркнул себе под нос и одарил близнеца еще одним, уже куда более задумчивым взглядом, а затем, видимо, придя к какому-то решению, припал на передние лапы – на морде расцвела еще детская, но уже ехидная ухмылка.

офф, личная просьба

Ребят, имя Антарес не сокращается. А если уж так хочется, то сокращайте его, пожалуйста, не Рес, а Арес, так будет вернее)

+3

39

Вообще-то, даже сейчас было видно, что в этом мире Талия будет далеко-о-о не самым примерным ребенком. Вы ведь только посмотрите на ее морду! Криминал, да и только... И дело тут даже не в том, что она не самый симпатичный ребенок, наоборот, она была вполне милым ребенком, но... этот взгляд. Взгляд Талии уже с первых часов после того, как она открыла глаза, был кхм... Гуляющим, так сказать. Ей было трудно задерживать его на чем-то одном, что, вообще-то неудобств не причиняло, ну, кроме того, что всем вокруг кажется, что она не слушает.
Но, вообще-то, не смотря на все это, Талия - не проблема. Ну, по крайней мере сейчас, когда ее СДВГ выражено не так ярко и кажется, что она просто активна немножко больше, чем все остальные львята помета.

К чему это я? А к тому, что в данный момент, после бессовестного игнорирования со стороны сестры-близнеца Талия задумчиво уставилась на все еще размытую серую стену пещеры. О, да. Самое время залипать на серый цвет.
Вот так и смотрела она на камни, раздумывая над чем-то... Если честно, если бы кто-то в этот момент подключил к ее мозгу машину, которая позволяет транслировать мысли, как кино, то это было бы нечто непонятное, сюрреалистичное  и донельзя странное. И все не потому, что наркомания, а потому что детский мозг был еще неспособен выстроить мысли в какой-то определенной последовательности.
Поэтому, позалипав на серый цвет еще с минуту, Талия повернула голову в сторону, заметив, что кто-то из ее братьев решил поиграть, ей захотелось присоединиться.
ТАлия припала на передние лапы и стала медленно подкрадываться к Антаресу и Вакати.

+1

40

Эос потрясённо таращила глаза на огромную светлую львицу. Эта большая и красивая некто была её мамой! Самой настоящей мамой, самой красивой, самой нежной, самой-самой! Малышка понятия не имела, что же её так глубоко потрясло в Ари, но она вызывала едва ли не благоговение и казалось, что с ней ничего не может сравниться.

- Мама!... - гораздо тише и нежнее выдохнула Эос, и светлые губы малышки растянулись в сияющей улыбке от уха до уха. Сейчас она выглядела как маленькое солнышко - буквально вся светилась восторгом от происходящего, любовью к родным и к новой, заигравшей красками жизни. Она даже не думала, что в этом мире могут существовать подобные чувства, и казалось, что сейчас Эсси превратилась в одно сплошное сердце, бьющееся, горячее, любящее. А ведь воистину, кто возьмётся измерить величину сердца ребёнка?

Так бы, верно, могло продолжаться бесконечно - потасовки братев и сестрёнки-близнеца остались где-то в стороне, звуки приглушились, а маленький бежевый комочек меха тонул в нахлынувшем счастье. Но внезапно в бок ткнулся чей-то холодный нос, а рядом зазвучал весёлый голос. Ничего не изменилось - всё по-прежнему было немыслимо прекрасно, но теперь в этот мир вторгся ещё и Тагор. Эос взглянула на младшего брата, хорошенько запоминая его светлую шёрстку и выражение весёлой мордашки, а потом беззлобно, но весьма назидательно в ответ на его безуспешные попытки правильно произнести слово:

- "Мама" - вот так надо!

Услышав, как Тагор всё же сказал правильно, Эос удовлетворилась этим и, довольная своей ролью учителя, добродушно ткнула брата носом в бок. Однако это действие оказалось несколько провальным - не удержав равновесия, пухленькая малышка смачно шлёпнулась на пол, ткнулась мордочкой в пол пещеры так, что искры из глаз посыпались и перекатилась на спину, ошарашенно пытаясь понять, где вообще пол, а где потолок. И тут внезапно взгляд её остановился на ком-то очень большом и волосатом.

- Ой, - испуганно пискнула Эос, пока мир перед глазами ещё вертелся. - Ой-ой! - и стремительно перекатилась обратно на живот. Точнее, хотела стремительно, но получилось не очень-то элегантно и только с третьего раза. А вот уж потом как следует рассмотрела как следует это большое нечто. Он был как мама - ну, в смысле, он тоже был лев, как Ари, но только какой-то другой, совершенно отличающийся. Он что-то негромко говорил маме, а потом развернулся и покинул пещеру, оставив в ней намного больше пространства, чтобы ползать и играть - но всё это время Эос не отрывала от него взгляда. Нет, она не чувствовала той же любви, что связывала её с Ари, но связь была - связь несомненно была! И маленькой принцессе очень, очень сильно захотелось, чтобы этот лев возвратился обратно - надо было снова поглядеть на него, и может быть даже что-нибудь ему сказать, как-то назвать... она же придумает, она может!

И тут Эос посетила неожиданная мысль. Эта мысль заставила её съёжиться, уперевшись разноцветным взглядом в камень под маленькими лапками.
Всё в этом мире имело свои названия. Мама. Лапки. Камень. Пещера. Пол.
В тихом голосе прозвучало полнейшее потрясение и даже отчаяние.

- А я?!

+3

41

Если бы я сомневался, то не стал бы делать тебя своей королевой. Ты самая удачная кандидатура на эту должность.
Ей богу, последние несколько месяцев были самыми насыщенными, самыми напряжёнными, самыми сжигающими нервы самки... и, наверное, самыми счастливыми. Львята и статус королевы прайда свалились на Ари как снег на голову, и она, совершенно не готовая к таким поворотам событий, даже не могла понять, рада она подобному стечению обстоятельств или нет. По всей логике вещей должна была, хотя бы потому, что семья и возможность отдавать всю себя на благо прайда были основными целями её жизни, но бывшая одиночка переживала лишь смесь растерянности, страха и сомнений.
Ты справишься.
Как ни странно, но эти слова внушали ей больше надежды, чем недавно произнесённое "всё будет хорошо", а слова о том, что Акасиро поможет ей на первых порах, и вовсе поселили в душе Ари капельку надежды. И всё равно не таких чувств она ожидала, представляя в детстве и юности, как станет королевой прайда.
Самка молча слушала короля, внимательно внимая каждому его слову и не смея перебивать, — даже если отныне она не будет простой охотницей, рядовым членом их огромной семьи, Нари по-прежнему будет стоять на голову выше неё, по-прежнему будет её королём, и она будет уважать его как и раньше. Собственно, своим молчанием Ари и отдавала дань уважения мародёру — просто делала это так, как умела. Кивнув вслед удаляющемуся Нарико и дав тем самым ему понять, что она услышала и запомнила все его слова, самка тяжело вздохнула и, уставившись в одну точку, на время унеслась в свои мысли.
Она никак не могла понять, почему не чувствует радостной эйфории от этой новости. Наверное, ей просто было страшно. Теперь любое её решение могло кардинально изменить жизнь прайда. Теперь она должна была заботиться не только о себе и своих новорожденных львятах, но ещё и о благополучии пары десятка львов. Теперь, если кто-то из прайда попросит у неё совета или принятия решения, она не сможет ответить "Я не знаю", она должна, обязана будет решить проблему, и эта ответственность, о которой она мечтала большую часть жизни, но к которой всё же оказалась не готова, по-настоящему пугала.
"Мама" — вот так надо! — звонкий голос одной из самочек отвлёк Ари от её забот. Львята совсем недавно открыли глаза, а теперь и начинали говорить. Другой, светлый малыш не с первого раза, но всё же смог повторить за сестрой, на что та удовлетворённо кивнула. Мысли о новой должности тут же улетучились из головы львицы, и она отдала всё своё внимание детям, полностью и без остатка.
Признаться, одной следить за целой семёркой львят было достаточно непростым занятием — пока кто-то один намеревался сбежать из-под материнского бока, двое (а то и больше) других уже затевали новую потасовку. Пока Ари пыталась разнять их — кто-то из львят снова пытался проскользнуть к выходу из пещеры, и львице приходилось внимательно следить за этим и ловить львят на "ранней стадии" побега, потому что встать и идти на другой конец пещеры она не могла — хотя бы один из этой разношёрстной братии обязательно либо присасывался к её соскам, либо просто спал крепким сном, зарывшись в тёплый материнский мех. Словом, львица вымоталась уже достаточно скоро и всей душой мечтала о том, что кто-нибудь заглянул к ней в пещеру и помог справиться с этими непоседами.
Но на сегодняшний день у Ари была особенная цель.
Пора бы дать вам имена...
В тех краях, где выросла бывшая одиночка, львята ходили без имён до трёх, четырёх, а порой и до шести месяцев. Объяснялось это достаточно просто — те края большей своей частью населяли одиночки, а им, как известно, живётся совсем нелегко. Как следствие — примерно половина львят находило свою смерть буквально в первые же месяцы жизни. Местные львы считали, что смерть безымянного львёнка пережить намного легче... но Ари не желала идти путём своих предков. Она и так слишком затянула с этим.
Тебя, — она ткнула носом в макушку одной из песочных сестёр-близнецов, — я назову Эос. В тебе горит огонь, как в твоём отце и твоей сестре, — Ари на мгновение перевела взгляд на другую песочную самочку, а потом вновь повернулась к её сестре. — В наших краях была одна легенда про богиню Эос. Когда она появлялась, небо над саванной становилось огненно-красным... но эту историю я расскажу потом. А ты будешь Талией, — Ари вновь повернулась ко второй песочной самочке. — По той же легенде у Эос была сестра, которая...
Речь бывшей одиночки внезапно прервалась, и Ари резко вскинула голову, с тревогой посмотрев в сторону выхода из пещеры — шум дождя совсем не заглушал голоса, доносившиеся с Каменной поляны. Поначалу львица ничего не слышала (по большей части, вероятно, потому, что всё её внимание было уделено детям), но вскоре голоса стали громче, свирепее, яростнее, а отвлечься самку заставил громкий львиный рык. Другой рык, явно грубее и громче первого, вторил ему... и это был Нари. Уже который раз за последнее время всё внутри Ари будто оборвалось. Что могло случиться в их, казалось бы, мирном прайде?! Она ещё не разу не видела Нарико настолько разозлённым, и это пугало ещё больше.
ТАНЦУЙ ЭТУ ЦЫПОЧКУ, БРАТ!! — вопль одного из подростков был достаточно громким, чтобы долететь до её укрытия, но шум дождя и последовавшее за воплем рычание помешали Ари разобрать, кто это был.
Ещё какое-то время напряжённо вглядываясь в темноту затянутого тучами неба, кусочек которого она видела из пещеры, самка медленно перевела взгляд на припавшего к земле чёрного львёнка. Он был, пожалуй, самым крупным из выводка, а его нездоровая любовь к брату-близнецу, выражающаяся в постоянных нападках на беднягу, давала повод предположить, что львёнок вырастет не только крупным, но и достаточно сильным — возможно, когда-нибудь он сможет сравниться даже с самим Морохом, который был, вероятно, вторым по силе самцом после Нари. Ещё несколько секунд следя за сыном, Ари наконец подтянула его к своей груди, сорвав его очередную попытку напасть на брата, и провела языком по макушке.
А ты будешь Антаресом. Однажды мне сказали, что это имя означает "против войны". Ты вырастешь большим и сильным, но будешь защитником прайда, оберегающим наш покой, а не ввязывающимся с каждым встречным в драку.
"Как Морох", — непроизвольно закончила она.

Офф

Талия, прости, что немножко не дала обоснуй твоему имени — мне было слишком тяжело придумать что-то ещё, связанное с огнём http://savepic.net/402508.gif Я, может, потом ещё подумаю ии дополню пост. Или распишу это в одном из следующих постов.)
А остальные получат свои имени в других постах, потому что у половины я обоснуя не помню, у половины не знаю, а давать трём львятам имена по определённой причине, а остальным наобум — это как-то немного нелогично)

+5

42

«Меня окружают идиоты...» ©
Примерно именно так Трандуилу виделись его братья и сестры, а также то, чем они занимались в настоящий момент.
Возились, суетливо перемещались с места не место, будто бы один сам факт их перемещений доставлял им какое-то удовольствие, от которого хотелось продолжать шаркать своими не самыми умелыми и устойчивыми ножками по дну пещеры. При всем этом, конечно же, никто из них не забывал повизгивать и попискивать. Вот интересно, они-то сами понимали, насколько эта симфония кажется несуразной? Ну и какой выводок в своем обиталище обходиться без детским потешных боев? Вот и двое братьев Транди были с ног до головы вовлечены в имитацию какого-то гладиаторского сражения, к счастью или нет, не подразумевая под своими действиями ничего особенно серьезно.
Кажется, это все им очень нравилось: все они занимались своими делами со счастливыми выражениями морд. Кажется, это все было совершенно нормально. Это была совершенно нормальная семейка, конечно, немного отличающаяся от остальных тем, что отец ей был как-никак аж сам предводитель Нари, но а в остальном - самая обычная. Шумная, крикливая, в свою меру дружная.
Вот только Трандуилу казалось, что все это как-то ненормально и неестественно. Опять-таки, в каждой семье частенько оказывается рыба из немного другого пруда, которая не весть как тут оказалась. Такой же рыбкой из другого пруда можно было назвать Трандуила, который большую часть своей жизнь уже провел, созерцая глупости мира маленьких львов.
Мать была ему из всех жителей пещеры ближе. Она обладала таким спокойствием, которого львенок ожидал от всех остальных, от каждого из его братьев и сестер, но получал только от матери. Это достаточно весомая причина для того, чтобы оправдать львенка в его желании находиться только рядом с матерью.
Голубоглазый по-прежнему вжимался в ее бок, на этот раз уже зарывшись мордочкой в теплую шерсть, чтобы даже не лицезреть этот цирк маленьких уродов, который разворачивали его сиблинги. Конечно, все звуки, исходившие от них, напоминали, что ни один кошмар не может закончится так легко, но, будучи зарытым в шерстку матери, все кажется не таким уж и ужасным.
В свое время Ари заговорила, и, судя по тому, насколько говорила она размеренно, взвешивая каждое слово, говорила она что-то важное, поэтому Транди приподнял свою морду и направил взгляд на нее.
Взрослая львица по очереди обратилась сперва к двум сестрам Трандуила, а после - к одному из его братьев, который был одним из самых темных в помете. В первые несколько секунд Транди просто оценил то, что слушать ее голос достаточно приятно, а после уже понял, что то, что было сказано, было адресовано именно тем трем львятам, а не ему.
Вот тогда уже голубоглазый поднялся из лежачего положения и в несколько мгновений оказался перед носом матери, ожидая, что же она скажет ему, намекая всем своим видом на то, что следующим должен быть он, пытаясь просто не давать матери прохода к выбору своим детским взглядом. В конце концов, он тоже хочет поскорее получить свое имя, но дело тут было даже не столько в имени.

+2

43

"Мама" - вот так надо! - Непутёвый светлошёрстый малыш был несказанно рад, что сестрёнка помогала ему выучить новое слово, доброе и хорошее, как мама. Тагор скоро проникся уважением к одной из сестричек-близняшек, к её уму и бескорыстной помощи: Такой и должна быть семья, - решил для себя малыш, заучивая не только новые слова, но и основы, и принципы своей, только начинающейся, жизни.
Эос ткнулась носом в светленький бочок, и Гор почувствовал одобрение в этом жесте, ещё пуще засияв от счастья и даже замурлыкав; однако продолжение даже слегка припугнуло его, малыш отшатнулся, тоже завалился набок и, хватая лапами воздух, безуспешно искал опору. Такое приключение не могло навредить малышу, разве что пошатнуть его гордость и чувство собственного достоинства, хотя для Тагора это ничего особо не значило. В поисках земли голубоглазый львёнок не кричал и не пищал, хотя пасть его была широко открыта, как и округлившиеся от удивления глаза, он, скажем так, был больше шокирован последними происшествиями.
Наконец собравшись с мыслями, мелкий вновь оказался на всех четырёх лапах. Гор робко лизнул пальцы передней лапки, которой всё-же умудрился ушибиться о каменный пол пещеры, и, закончив короткую процедуру, принялся осматриваться. Он уже не обращал внимания на Эос, оставив ту разбираться со своими мыслями, внимание белошёрстого малыша увлекла возня тёмных братиков, хотя влезать в их потасовку Тагор ни в коем случае не хотел, он оставался на месте зрителя. Правда скоро ему наскучило наблюдать за другими, малышу хотелось действовать самому, да и попробовать повторить эту забавную с виду позу "нападения". Оглядываясь, Гор не долго искал свою цель: поодаль от остальной потасовки, прямо перед мамой сидел один из его старших братьев, светленький, в отличии от других самцов.
Припав на передние лапы, но держа хвост повыше и, увлечённо повиливая кисточкой, Тарог крался к братцу, сверлящему их маму детским пронзительным взглядом. Шажок, ещё шажок. На мордочке сияла довольная улыбка, а брови сдвинулись к переносице, выдавая мелкого хитрюгу, сосредоточившегося на своей цели. Пара мгновений и Тагор прыгнул на Трандуила, передними лапками легко ударив по спине оного. Немного замешкавшись, малыш выдумал "пожевать" ухо брата, маленькими зубками вцепившись в него.

+3

44

Вакати тихо-мирно встретил братца, который решил-таки продолжить битву. Или нет? Антарес определенно задумался, и это несколько приостановило младшего. Звонкий голос одной  из сестер вывел Вакати из раздумий. Четко произнесенное "мама - вот как надо!" было встречено им с неким недоумением.
- Конечно мама... - начал он и осекся. Осознание того, что он сказал свои первые слова, пришло уже после произнесения этих слов.
- Мама? - удивленно, даже ошарашенно. Львенок понимал, что мать занята чем-то важным, произнося слова и наделяя их особым смыслом.
Имя. То, как в течении последующего времени будут звать его, львенка. Он ушел чуть в сторону от кучки братьев и сестер и крепко призадумался. А что ему делать, если мама не даст ему имени?
Секунды вдруг растянулись, а седьмой сын увидел все будто замедленно - вон младшенький ползет на самого старшего, вот этот самый старший упорно лезет к матери, а вот младший уже нападает.
С этого момента жизнь вернулась к привычной скорости, но черный львенок не спешил принимать участие в новой потасовке. Потому что сейчас вмешается Антарес (именно так мать нарекла близнеца). Мысли о драке отошли на второй план. Черношкурый задумался о том, что ему делать дальше, ведь драками сыт не будешь. А без имени жить тоже нельзя. Он сделал шаг вперед, к матери, чтобы она и ему дала имя.
А чего-то у Антареса есть, а у него нет?!

+3

45

Антарес уже готов был броситься в бой и надрать младшему брату его маленькую черную задницу, но его снова остановили. Стоило львенку подпрыгнуть, чтобы снова обрушиться на Вакати, как мать подхватила его и притянула к своей груди. Не сразу осознавший, что только что произошло, Антарес сначала заозирался, а потом надулся, недовольно глянув на мать. Он хотел неумело поворчать на тему того, что Ари, видимо, совсем ничего не понимает в этой жизни, раз так бесцеремонно отвлекает его от столь увлекательного занятия, как потасовка с братцем – но мать снова его остановила, лизнув в макушку. Это прикосновение было настолько нежным, что львенок сначала замер с открытым ртом на миг, а потом закрыл его, решив, что, в принципе, не такая уж это и большая беда – прерванная драка. В лапах у матери очень тепло, уютно и мягко, и пока он тут, стоит наслаждаться таким комфортом. А сражение можно продолжить и тогда, когда Ари отвлечется на кого-нибудь другого.

Пока Антарес пытался напасть на Вакати, он пропустил мимо ушей все, что говорила мать, а потому когда она обратилась непосредственно к нему, детеныш заинтересованно выпучил глазенки, стремительно впитывая каждое слово львицы. Она говорила и много, и каждую ее фразу хотелось слушать по миллиону раз, настолько приятен был материнский голос. Не сразу львенок понял, что Ари рассказывала ему, но точно уяснил одно – его зовут Антарес. Это теперь его имя. Впрочем, имя не слишком интересовало его, и он заострил внимание совсем на других словах.

- Защитником? – переспросил он заинтересованно, подавшись вперед. – Мне нравится!

Почему-то именно это слово Антаресу безумно понравилось. Оно приятно ложилось на язык и ассоциировалось с чем-то очень большим, сильным, мощным. Или с кем-то. Например, с тем угрюмым львом, что был тут некоторое время назад. Вот он-то как раз был и огромным, и, несомненно, сильным. Львенку очень хотелось быть таким же.

- А что такое война? – это было второе слово, что заинтересовало детеныша. Он не знал, что оно означало, но почему-то оно вызывало в нем определенное чувство – Антарес еще не знал, как оно называется – отторжения, недовольства, ужасной нелюбви и отрицания. Это чувство почему-то сильно портило настроение и погружало в задумчивость – пожалуй, если бы не мама, в лапах которой львенок продолжал сидеть, то он давно бы уже расстроился из-то тех ощущений и чувств, что зародились у него в сердце.Но одно Антарес уяснил еще до ответа Ари: война – это что-то плохое.

+4

46

Ушки Талии, до сего момента плотно прижатые к голове поднялись, как локаторы, когда малышка услыхала слова матери, обращенные к Эос. Мелкотня вслушивалась в слова матери, что была, вне всяких сомнений, самым красивым существом, которое Талия когда-либо видела в своей жизни. Ну, на данный момент. Тем не менее, светлошкурая малышка сейчас внимательно-внимательно вслушивалась в слова Ари.
«Эос» — мысленно проговорила самочка, прикидывая, как это имя будет звучать. И, по мнению львенка, имя было вполне себе. Красивое. Склонив голову вбок, Талия посмотрела на мать, а потом на сестру, которой уже дали имя.
— А ты будешь Талией, — произнесла Ари. Самочка поняла, что сии слова были обращены к ней. Талия... Ей нравилось! На мордочке львенка расплылась лучезарная улыбка, а глаза светились счастьем.
Конечно, она тут же посмотрела на одного из двух других близнецов, Антареса, которому мать, после громкого крика откуда-то снаружи тоже дала имя. Значения некоторых слов из тех, что произносила Ари, малышка либо не понимала, а если и понимала, то весьма расплывчато, но каким-то шестым чувством понимала, что они важны для матери. Идиллия закончилась, когда Ари замолчала, лишь только нарекла одного из темных близнецов Антаресом. Но, подумав, она огляделась. Детское сознание точно знало: Ари дала имена не всем детям. Чуть-чуть нахмурившись, Талия посмотрела на мать и произнесла:
— А другие?.. — и как вы кивнула в сторону Тагора. Однако потом словно потеряла к этому интерес и посмотрела на "выросшего" прямо перед Ари Трандуила, отчего скривилась. Благо, в голове сразу созрел весьма коварный план по тому, как можно старшего братишку поставить на место. Е-хе-хе!
Приподнявшись, она тихо-тихо подкралась к Трандуилу справа, но тот, похоже, был слишком занят прожиганием в матери дырени, так, что даже не заметил Талию, подкрадывающуюся весьма "умело". В общем, светлошкурой не составило труда приподняться на задних лапках и упасть на старшего брата, смеясь.

+3

47

Поразительное и совершенно новое чувство неправильности происходящего терзало маленькое сердечко песочной самочки. Братья и сёстры вокруг веселились и устраивали потасовки, что-то говорили, открывая для себя речь, а она, понимая, что никак не называется, отчего-то загрустила так сильно, что уже через пару секунд после тихого вопроса в разноцветных глазах Эос набухли крупные слезинки. Принцесса сморщила носик в горестной гримасе и пару раз тихо хныкнула - большая прозрачная капелька скатилась по пухлой щеке. Она очень, очень хотела тоже как-нибудь зваться!

Из-за собственных мыслей Эос не сразу услышала слова Ари - иначе расстройство её мигом сошло бы на нет. Однако прошло ещё несколько секунд, прежде чем прикосновение холодного материнского носа заставило крошку поднять голову и, печально скривив губки, посмотреть на маму, которая тоже глядела на неё долгие несколько мгновений, словно бы решая что-то. И каково же было удивление маленькой львицы, когда Ари внезапно произнесла три слова, последнее из которых звучало так, словно принадлежало только самой малышке и никому больше!
- Эос? - в тоненьком голосе зазвучало удивление, а после восторженная радость. - Моё имя! Эос!
Слёзы высохли тут же, тёмные губы расцвели весёлой улыбкой - удивительно, как быстро менялось её настроение! - и новонаречённая с гордостью и важностью огляделась вокруг. И чего она так грустила? Мама самая умная, мама знает, что её доченька не может остаться без имени и никак не называться, потому что это ну совсем неправильно! Краем уха вновь услышав голос Ари, Эос обернулась к своей сестре-близняшке и едва не уткнулась носом в её но - так близко они сидели. Эос широко улыбнулась от уха до уха и прищурила глаза, а потом всё же осторожно прикоснулась своим носиком к носику Талии.
- Талия! - вновь ощущая прилив немыслимой любви и чувствую отголоски той самой связи, что навеки объединяет любых близнецов, шепнула Эос. - Ты как я...

Но, кажется, мама ещё не закончила. И неудивительно - ведь их было так много, а имена она пока дала только Эос и Талии. Следующим стал крупный тёмный львёнок - тот самый, с которым Эос с самого рождения почти постоянно находилась рядом - дольше, разве что, только с Талией. Старшего брата назвали очень красиво и звучно - Антарес. Эос довольно мурлыкнула - какие же у них красивые имена! Слушая, как Ари, временами раздумывая, временами решая мгновенно, называет и всех остальных - каждого постепенно, Эсси вспоминала те слова, что сначала пролетели мимо её ушек, но зато теперь возникали в памяти. Огонь, говорила мама. Слово звучало очень красиво и было тёплым - в нём не чувствовалось опасности. Тем более, мама сказала, что этот самый огонь горит в ней... и в её отце. Отец... а что значит "отец"? Уж не тот ли это огромный лев, как мама, но немного другой, который ушёл из пещеры не так давно и которого сперва Эос так испугалась? Если это он, то "отец" - очень подходящее для него название!

- Мама! - любознательная Эос ткнулась носом в лапу Ари, когда Талия исчезла, отправившись нападать на одного из старших братьев (сама Эос решила присоединиться чуть-чуть попозже). - А отец - он придёт ещё? И историю - расскажи! Ну расскажи, мам!

+2

48

Офф

Икси, извини, мне уж очень сильно хотелось отписаться  http://savepic.net/402508.gif
Ты как придумаешь обоснуй имени Тагора, всё равно пиши мне его — я подредактирую пост и сделаю всё, как надо)

Рычание львов снаружи то затихало, то раздавалось с новой силой, и каждый раз, когда воздух сотрясал чей-то грозный рык, львица напряжённо дёргала ушами и изредка кидала взгляды в сторону выхода из пещеры. Желание выглянуть наружу было велико, но бывшая одиночка прекрасно осознавала, что её место — здесь, рядом со своими детьми (которые в любой момент могли разбежаться по разным углами пещеры, сгрызть друг другу все уши и хвосты, а то и вовсе умудриться проскользнуть мимо неё и выбежать из пещеры), и покидать укрытие до того, как львята окрепнут, она не собиралась.
А её непослушный выводок времени не терял — не успел светлый первенец прожечь в матери своим взглядом огромную дыру, как был атакован Талией и светлым львёнком, которому Ари ещё не успела дать имя. В это же время Антарес и Эос заваливали львицу вопросами, а ещё один малыш, близнец Ареса, занял место своего старшего брата, также пытаясь прожечь в самке дыру своим взглядом. Вот и как со всем этим справится одновременно?..
Решив, что первым делом надо завершить начатое и дать имена оставшимся четырём львятам, Ари попыталась разнять игриво дерущихся львят — схватив за шкирку Талию, она перенесла её поближе к Эос, затем таким же движением перенесла к Антаресу младшего из двух светлых братьев, а самого старшего прижала к своей груди, чуть прикрыв его лапами — остальные львята кидали на него недвусмысленные взгляды, явно говорившие о том, что драка ещё не окончена. Но сейчас ей нужно было внимание всего выводка — или, по крайней мере, большей его части.
Первым делом новая королева прайда перевела взгляд на светлую самочку, до сих пор сидевшую тихо относительно своих сиблингов:
Ты напоминаешь мне одну старую львицу, которую я знала в детстве. Она была такой же светлой, как ты, и с такими же синими глазами, как у тебя. Она постоянно рассказывала мне различные истории и легенды и была невероятно доброй. Я назову тебя в её честь, Сейвау, — затем Ари перевела взгляд на такого же светлого, как и его сестра, самца. — А тебя я назову именем героя одной из легенд. Мне кажется, тебе очень подойдёт имя Тагор, — взгляд скользнул к брату-близнецу Антареса, который с таким же нетерпением, как и остальные, ждал своего имени. Ари успела заметить, что этот малыш был несколько слабее своего старшего тёмного брата (или, по крайней мере, казался таковым), и этому сыну львица придумала имя уже давно. — Вы все ещё малы и не можете за себя постоять, но пройдёт время, и все вы вырастите большими и сильными львами, способными принести пользу прайду. И ты, Вакати, будешь одним из лучших.
Убедившись, что все довольными своими новыми именами, Ари провела языком по макушке прижатого к её груди сына и подтолкнула его носом чуть вперёд, отпуская львёнка и давая ему возможность присоединиться к сиблингам. Она намерено дала ему имя последним, потому что этот малыш был самым старшим в помёте, её первенцем, особенным львёнком, что могло значить только одно:
К западу от нас лежит другой прайд. Она намного старее нашего, им правило не одно поколение львов, и все, кто родился в этих землях, с младенчества знают о его существовании. Это был уважаемый прайд, но лишь до недавнего времени — до того, как все мы поселились здесь. Тебе предстоит творить историю нашего прайда, Трандуил, — львица сделала небольшую паузу, пытаясь "распробовать" имя старшего сына и давая возможность сделать то же самое своим детям, и в первую очередь, конечно, самому наследнику прайда. — Только ты сможешь вызвать такое же уважение других к нашему прайду, но для наших соседей ты всегда будешь королём за рекой.
Очередной рык прорезал шум дождя, и Ари вновь резко вскинула голову, глядя на выход из пещеры. Он принадлежал не Нари, но что он означал, львица так и не смогла разобрать, из-за чего ещё какое-то время вглядывалась в ночную темноту, пытаясь отогнать от себя плохие мысли. Вместе с этим рыком затихли и крики на поляне, и львицу это не могло не настораживать. Но ещё больше волноваться её заставил вопрос Эос:
Мама! А отец — он придёт ещё?
Поджав губы, Ари ещё несколько секунд смотрела на проём в пещере, после чего опустила голову и лизнула дочь между ушей, выражая тем самым свою любовь к ней.
Придёт. Обязательно придёт, — он просто не мог проиграть эту битву. — А война, — она перевела взгляд на Антареса, — это... вещь, которую лучше избегать. Львы дерутся между собой, и дерутся по-настоящему, причиняя друг другу боль, и если целитель прайда не успевает прийти кому-нибудь на помощь...
Ари не знала, как лучше объяснить подобное детям. Она не хотела описывать им все ужасы этого явления, включая кровь, кишки, незаживающие глубокие раны и оторванные уши, да и не стала бы это делать, но ей, конечно, хотелось донести до львят, что война — это одна из самых страшных вещей, которые только могут быть. Не зная, как лучше подать всё это, бывшая одиночка попросту решила сменить тему разговора. Вздохнув, она обвела взглядом всех своих детей и слегка приподняла уголки губ, улыбаясь.
Но вы, вроде, хотели услышать какую-нибудь историю, да? И о чём вам рассказать?

+5

49

Право, хоть ледяной водой обливай - режим ожидания не прекращался, ожидающий взор Транди замер до тех пор, пока внезапно сзади на него стремительно не налетел Тагор и принялся драть ухо. «Жертва» встрепенулась от неожиданности: нет, не дадут бедняге Трандуилу покоя, не дадут заняться чем хочется. Естественно, голубоглазый уже и сам был не прочь дать отпор братишке, но какое-то внутреннее чувство беспокойства давило на него, заставляя просто сидеть и ждать, когда собственное ухо превратится в изжеванную мочалку.
Весь он был такой серьезный, осторожный... как будто чувствовал ответственность, стремился быть идеальным примером поведения для младших сиблингов, поэтому за всеми сколками и безобразиями львят Транди предпочитал по большей части просто наблюдать со стороны, чтобы уж точно быть уверенным в том, что ему не прилетит от мамы за плохое поведение. Как совсем недавно досталось Антаресу.
И все же, триумф белого брата был недолгим. Транди, весь такой решительный и возмущенный таким внезапным и наглым нападением, в случае исключения решив разок не следовать своим правилам поведения, ухитрился освободиться из «плена» и вскочил на лапы. Толкнув брата грудью, он попытался вжать того в пол пещеры. По мнению принца, это был весьма эффективный прием.
- Только трус может атаковать в спину, - укоризненно обратился Транди к белому брату,  щелкнув зубками прямо перед его носом.
«Стоило на секунду расслабиться - и на тебе... Никому нельзя доверять».
Из всего этого безобразия Трандуила вывел бархатный голос матери, которая, кажется, наконец-то обращалась к нему. Переварив всю информацию, только что услышанную потрясенным принцем, голубоглазый вздрогнул, между делом настороженно посмотрел на Тагора, стараясь по мере возможности держать его в поле зрения и не подпускать больше со спины, и повернул к Ари голову, глядя прямо и открыто в ее светло-карие глаза.
«Это что... действительно про меня?»
Только что услышанное имело огромное значение для старшего сына Нари. Трандуил гордо выпрямился, расправил плечи и повернулся к сиблингам, голубые глаза пристальным взглядом прошлись по каждому, а внутри так и пылал восторженный трепет, что именно ему из всех них досталось столь почетное звание и такое радужное, как казалось львенку, будущее.
Да здравствует король?

+1

50

Заигравшись, Тагор немного замешкался, не зная, как дальше продолжить инициацию в битве, потому старший брат запросто опрокинул светлошкурого забияку:
Только трус может атаковать в спину, - щёлкнув зубами перед самым носом Гора проговорил светлый брат. В этот момент мама очень вовремя отняла Тагорушку от сиблинга и подсадила к Антаресу.
Кто-то, кажется, не умеет играться, - обиженно буркнул Гор, поглядывая на старшего братишку, сокрытого мамиными лапами и перевёл взор на чёрного братишку, к которому его присоседили: А что он думает на этот счёт? Но вслух Тагор ничего не успел сказать, так как мама оставила за собой право голоса. Она продолжила называть каждого из них, каждому давать своё имя, подчёркивая тем самым индивидуальность львят, разграничивая их как отдельных индивидов, а не оставляя целостным понятием "дети Нари и Ари".
Следующей, после близняшек Эос и Талии, после Антареса, имя получила такая же светлая, как Тагор сестрёнка: Сейвау, - младший принц тепло улыбнулся своей почти что близняшке и тут почувствовал на себе взгляд мамы:
А тебя я назову именем героя одной из легенд. Мне кажется, тебе очень подойдёт имя Тагор, - далее мама обратила своё внимание к близнецу Антареса, а Тагор зажмурился, пропуская через себя мамины слова: Герой по имени Тагор. Гор совсем маленький и, если чем и выделяется среди своих сиблингов, то сам пока ещё не успел заметить этого признака; однако это имя, эти пять звуков, были особенными для Тагора и вместе с тем делали особенным его самого.
Уйдя в себя, Горушка чуть не пропустил имя второго чёрного братца - Вакати. Малыш, конечно, прежде не выделял любого из сиблингов, но мама сказала, что он будет одним из лучших и лишь мысленно спросил с надеждой: Как и все мы, да? Малыш снова обвёл взглядом своих сиблингов: Вакати и Антареса, Эос и Талию, Сейвау... Потом его взор остановился на выходе из пещеры, откуда своей прозрачной тьмой на счастливую семейку глядела ночь, изредка освещаемая одиноким ликом луны и звёзд, ещё не знакомых малышу. Гору на мгновение показалось, что оттуда должен кто-то появиться, там, снаружи, кипела жизнь, голоса и шум природы сливались в общий гомон, днём с отголосками певчих птиц, ночью тихий и даже пугающий своей тишиной. Однако никто не появлялся, сколько бы Тагор ни смотрел.
Краем глаза Тагор уловил движение и обернулся к самому старшему брату, пока ещё безымянному, в отличии от других. Гор чувствовал, что и этот львёнок по-своему особенный.
Трандуил, король за рекой, - вот, что выделила мать, что прозвенело в голове младшего из принцев, с чем, похоже, стоило примириться. Тагор нервно дёргал кисточкой хвоста, медленно переводя взгляд от Трандуила на маму и обратно. Нет, он не примирится с этим, по крайней мере пока, ведь истинным королём для него оставался лишь краем глаза увиденный папа: большой, сильный, могучий... лев, ещё и с таким грозно и величественно звучащим именем "отец".
Мама продолжала отвечать на вопросы Эос и Антареса, а Тагор всё пытался понять, чем особенно его имя, что за герой когда-то носил то же имя? О, как же кстати в это мгновение пришёлся вопрос мамы!
Мама, мам, - Гор вскочил на лапы, парой шагов приблизившись к Ари: Мамочка, а расскажи легенду про того героя... Ну, которого зовут как меня.

+1

51

Вакати следил за каждым словом, что говорила мать, ожидая своей очереди. Каждый из них получил имя, и Вакати в том числе... Он уверенно произнес будто сам себе - Вакати - и поднял глаза к матери, - Я буду как Антарес защитником, правда?
Ответа не требовалось, потому что Вакати по условию не мог а)быть менее достойным, чем брат  и б)хуже, чем брат. А мать как раз подбодрила сына, назвав его "одним из лучших".
Однако мысли о высоком не могли оторвать львенка от мыслей о драке и её продолжении. Даже несмотря на то, что все как один дети решили поподробнее узнать о своём имени.
Вакати был именем доволен. Он вообще был доволен многим в своей пока что короткой жизни, разве что он хотел бы побольше внимания от мамы к себе. Но сейчас, кажется, ей было не до того. Она назвала старшего сына Трандуилом, а Вакати мысленно добавил "-зануда". Их брат уже казался мрачным и совсем неинтересным. Даже игривый выпад младшенького Тагора он обозвал "ударом в спину".
- Королем никогда не станет тот, кто не сможет защитить себя! - гордо вскинул голову львенок, - Я вырасту и стану сильным и умным львом. И я всегда смогу постоять за себя и мою семью! - неожиданно нагло сказал он и... замолчал. Вопросы посыпались от братьев и сестер, и львенок решил отмолчаться и подумать. Он сделал пару шагов к выходу из пещеры, чтобы посмотреть туда, где они еще никогда не были.
- Мама, расскажи нам, кто мы такие.
Неожиданно философский вопрос Вакати задал, глядя в полную луну, которая была видна из пещеры. Она была белая и большая, что не могло не притягивать внимания.

+2

52

Ответа матери пришлось дожидаться – минуты текли медленно, и Антарес то и дело стучал по материнской лапе своей, маленькой и пока еще слабой, привлекая внимание. Однако чем дольше было ожидание, тем больше становился трепет львенка перед неизвестным словом, тем сильнее становился его интерес. И когда Ари заговорила, детеныш подался вперед, подтянувшись на передних лапках, выпучил темно-синие глаза, уставившись на львицу и слушая, впитывая каждое ее слово. Арес с самого начала догадывался, что война – это что-то очень-очень плохое и опасное, но пока еще не осознавал масштабов этого явления, и даже объяснения матери разъяснили ему далеко не все. Ведь кое-что она даже не стала упоминать, чем только подогрела интерес сына.

- Что? – спросил он, подаваясь вперед еще сильнее. – Что бывает, когда целитель не приходит на помощь? Кто это вообще такой?

Но Ари замолкла, а затем быстро переключилась на просьбу Эос рассказать историю. Историю! Да будто бы какая-то сказочка может быть интереснее рассказа о войне! Да что вообще этим девчонки понимают в рассказах! Антарес насупился, сморщив нос, посмотрел на мать исподлобья и фыркнул. Тоже мне, думал он. На самом же деле Аресу тоже очень-очень хотелось услышать какую-нибудь историю – ведь мама наверняка очень много знает и может много-много всего рассказать, показать, научить. Просто война казалась львенку гораздо более интересной темой, нежели что-то еще. Впрочем, как бы Антарес ни насупливался, как бы ни обижался на потерянную возможность услышать о войне, но все равно слушал, что говорила мама, пусть и пытался всем своим видом показать, что ему и дела нет до всех этих россказней. Скосив взгляд в сторону сначала Тагора, а потом Вакати, Арес нахмурился только больше и снова фыркнул.

«Предатели, - подумал он. – Вы же пацаны, вы же знаете, что война интереснее!»

Тем не менее, львенок продолжал слушать, периодически обводя сиблингов недовольным взглядом. Все они были за историю, конечно! И никто из них даже не подумал о том, что о плохом надо знать в первую очередь – о надо знать о войне, чтобы не оплошать, если она придет сюда. И снова раздраженный фырк. Соплежуи. Что они буду делать, если что-то случится? Антарес что, единственный тут, кто пытается всех защитить?

Пожалуй, Арес бы еще очень долго ворчал про себя, но в какой-то момент все его недовольство сменилось удивлением. Мордочка детеныша, неотрывно смотрящего на Эос, вытянулась в гримасе полнейшего шока, а затем ее выражение сменилось на гнев. Попытавшись изобразить такое же серьезное выражение, какое еще совсем недавно было у отца, Антарес снова приподнялся на лапах и возмущенно, строго, как какой-нибудь наставник или воспитатель, окликнул младшую сестренку.

- Эос, – в голосе проскользнули командирские нотки и доля такого возмущения, которого Антарес еще ни разу за всю свою жизнь не испытывал, – ты что, ревела что ли?!

Да-да, именно на маленький, едва заметный мокрый след от слезинки уставился львенок.

- Соплежуйка! – тут же вынес он приговор. – Воины не ревут.

Почему Антарес посчитал, что все дети Нари и Ари – воины, сказать было сложно. Сам бы он, наверное, не объяснил, но убежденность в том, что каждый из помета обязан быть сильным, могучим и способным сопротивляться любым лишениям, в нем зародилась почти сразу. А раз уж каждый тут – воин, то плакать-то уж точно никому нельзя. Как же может тот, кто плачет, как-то защитить семью? Да никак, ему же врежут в первую же секунду как самому слабому и неприспособленному. По крайней мере, это Арес так думал и считал себя едва ли не единственным способным всех защитить. Он-то нюни не распускает, а значит, его никто не победит. Вот.

+2

53

Пояснение

Нарушение очерёдности отписи обговорено с другими игроками

Слова мамы о том, что отец ещё вернётся, очень обрадовали Эос. Она не так часто видела Нари, но чувствовала, что этот большой и величественный лев совершенно не страшный и наверняка сильно любит и её, и братьев с сестрёнками. Ей ещё ни разу не удавалось поговорить со своим папой - нормально разговаривать она научилась только сейчас, а до этого глупо было даже пытаться - и поэтому она очень ждала его возвращения: ей хотелось рассказать ему обо всём том, что она уже успела узнать, о том, как сильно она любит его, маму, братиков, и - особенно сильно - Талию, хотелось поспрашивать у него о мире за стенами пещеры, который сейчас казался тёмным, холодным и довольно-таки жутковатым, хотелось показать, что она уже не несмышлёный комочек шерсти, а вполне себе самостоятельная юная барышня. Но для этого отца нужно было дождаться... Где он так долго? Она же ждёт!

Впрочем, уже через пару секунд внимание маленькой львицы заняли дерущиеся рядом два светлых братца - Эос обратила к ним разноцветные глаза в тот момент, когда Трандуил изо всех сил отбивался от навалившегося на него Тагора, и, в конце концов, скинул с себя сиблинга, протаранив его грудью. Однако на мордашке победителя не было никакого торжества - самый старший братец был серьёзным, как лось, хотя Эос не знала, кто такой лось. Приподняв одну бровь в изумлённом жесте, маленькая принцесса хмыкнула, проводив утопавшего обратно в объятия матери Транди взглядом, полным непонимания, а потом обернулась к обиженному Тагору.

- Да он слабак, - доверительно сообщила она младшему брату и ободряюще улыбнулась. - Мама говорит, он король за рекой - но нисколько он не король, потому что настоящие короли у мамы в шерсти не прячутся. Это папа - король.

Похоже, все остальные сиблинги разделяли её мнение касательно Трандуила. В силу своего возраста Эос не могла не любить самого старшего братика - но то, как странно по сравнению с остальными и с нею самой он себя вёл, почему-то одновременно и веселило, и огорчало. Эос понятия не имела, что же точно за собой скрывает слово "король", однако ей казалось, что нельзя так себя вести, когда с тобой играют и хотят поделиться своим настроением. Что с Транди было не так? Он же вроде бы совсем такой, как они, а всё равно другой какой-то. И Эос была совсем не уверена, что ей это нравится. Надо бы при случае научить его играть, ну или просто втянуть в потасовку. А то он какой-то совсем безнадёжный.

На предложение мамы рассказать какую-нибудь историю откликнулись сразу почти все львята. Эос тоже вознамерилась подать голос, но внезапно поняла, что наперебой выкрикивающих просьбы Тагора и Вакати ей не перекричать. Ну как так? Она же первая попросила маму рассказать историю, а значит, и тему должна выбирать она! Обернувшись к Талии и ища поддержки у старшей сестры, Эос заглянула ей в глаза и обиженно сморщила носик, словно говоря - мол, сестрёнка, давай выберем удобный момент и вместе их перекричим, чтобы мама услышала только нас. Принцесса знала, что сестра совсем не против - её она ощущала, как саму себя, и их безмолвный сговор уже в следующую секунду должен был быть воплощён в жизнь, но...

- Это кто соплежуйка?!!

Возмущение в голосе Антареса было ничтожно мало по сравнению с возмущением в голосе Эос. Вскипев, она медленно-медленно повернула голову в сторону тёмного львёнка и прищурила разноцветные глаза, наградив брата поистине испепеляющим взглядом. Однако этого ей показалось мало - пробурчав что-то очень обидное под нос, малышка поднялась на лапы и направилась к Антаресу. Для этого ей хватило пары шагов, а вот времени для того, чтобы занести переднюю лапу и изо всех своих детских сил вмазать сиблингу прямиком по носу - всего около секунды.

БАБААААААХ!!!

- Сам ты соплежуйка, - победно заявила маленькая принцесса, жутко довольная осознанием своего превосходства, показывая розовый язычок поверженному, но не сломленному братцу. - И вообще, я больше воин, чем ты, потому что мама сказала, что во мне горит огонь, как в папе. А ты назван именем противника войны, так то!

Отредактировано Эос (9 Мар 2015 23:41:31)

+2

54

- Ты соплежуйка! – тут же ответил Антарес, смерив сестру все таким же сердитым взглядом. Да как она вообще смеет плакать? Как она, такой же воин, будет защищать маму и эту пещеру, если не может даже не разреветься из-за какой-то ерунды? Сразу видно, что девчонка – они только и знают, что реветь и нюни распускать. То ли дело пацаны! Еще никто из сиблингов-самцов не ныл и не ревел при Аресе, а потому он считал их более чем достойными защитниками семейства. Впрочем, не такими хорошими, как он сам. Никто не сможет защитить семью лучше, ведь именно его Ари нарекла защитником, а не кого-либо из них.

Антарес победно посмотрел на сестру и хмыкнул, так задиристо и нахально, полностью осознавая, что эта маленькая хрупкая самочка все равно не докажет ему, что она достойный соперник и совсем не соплежуйка. Наверняка сейчас еще больше расплачется и побежит маме жаловаться. Ха, слабачка. Львенок нахмурился, ответив на взгляд сестры таким же испепеляющим, и вскинул одну бровь, удивленный тем, что Эос таки не расплакалась, а двинулась прямо на него. Ну надо же! Неужели сумеет ответить досто…

БАААХ.

Ужасная боль пронзила нос и Антарес, ойкнув, мигом припал к земле и зажмурился, накрыв больное место лапами. Сказать честно, удара он совсем не ожидал. Точнее говоря, он допускал мысль, что сестренка может его ударить, но никогда бы не подумал, что это будет настолько больно. Эос была еще совсем маленькой, и ее атака не могла причинить настоящей боли, но удар сверстнику по столь нежной носопырке действительно был очень, очень болезненным. Он мигом вывел чересчур серьезного львенка из строя и стер победное выражение с его мордочки. Арес не мог достойно ответить на удар и вынужден был только смотреть на довольное выражение физиономии сестры и слушать ее самодовольные речи. Пожалуй, он бы сразу кинулся в бой, если бы Эос не сказала кое-что весьма обидное. Обидное настолько, что даже бить сразу не хотелось.

- Эээээээээй! – протянул Антарес, поднимаясь на лапы. Такой обиды и возмущения в его голосе не слышал еще никто и никогда. – Я воин!!

Но этот возглас, похоже, сестру ни капли не убедил. Ее мордочка так и не сменила победного и самодовольного выражения, а во взгляде все еще светилось превосходство. Еще и язык показывала, лохудра.

- Я ВОИН!

В этот раз голос Ареса был еще более обиженным, возмущенным и даже раздраженным, да и прозвучал куда громче. Заявление сестры очень обидело мальчишку. Еще бы, ведь это была неправда! Это он был самым лучшим бойцом в пещере, и это он раздавал всем тумаки едва ли не с самого рождения. И это Эос плакала, показывая слабость, а не он! Да что она вообще понимает, она же самка, а еще и не-воинами обзывается! Наморщив нос от обиды и раздражения, Антарес угрюмо, но довольно громко буркнул:

- А ты вообще ДЕВЧОНКА! Чо ты знаешь вообще!

Следующий удар не заставил себя долго ждать. В этот раз Арес был проворнее, но все равно не сумел удачно увернуться от сестринской атаки. Удар вышел не настолько болезненным, насколько мог бы, но все равно был до жути обидным и унизительным. Этого львенок сестре прощать не собирался. Издав детское, но от того не менее сердитое «р-р-р» и оскалившись, он припал к земле и набросился на сестру. Львята, по-детски рыча, прокатились по каменному полу пещеры, а когда остановились, Антарес возвышался над сестрой черным исполином с сердитым и самодовольным выражением мордочки.

- Я воин. Поняла?

Отредактировано Антарес (12 Мар 2015 00:23:24)

+2

55

Эос торжествовала. Задира-братец получил по заслугам и теперь сидел, прикрывая лапами свой несчастный нос и жмурясь от боли. Он явно не ожидал такой прыти от младшей сестры, которую так неблагоразумно обозвал соплежуйкой, и теперь просто обязан был пожалеть о своём обзывательстве и извиниться перед ней - в мыслях об этом маленькая принцесса была непреклонна и даже не задумывалась о том, что Антарес и сам обиделся на её ответные слова не меньше. Она вообще нисколько, ни самую маленькую капельку, не чувствовала себя виноватой - это ведь он начал обзываться, а не она. Не обозвал бы - не получил бы! она хоть и девчонка, но тоже не лыком шита, и очень даже смелая и сильная, и тоже вполне способна быть защитницей.

- Да-да-даааааа, - протянула Эос, наблюдая за тем, как кипящий от возмущения брат поднимается на лапы и вперивает в неё свой тёмно-синий взгляд. Она, безусловно, считала Антареса воином - он вон какой, самый большой и сильный среди них (хотя она ему об этом не скажет, чтобы не зазнавался) - но её обида на "соплежуйку", произнесённую аж два раза, всё ещё не прошла. - Задира и молочный воитель, вот ты кто!

Пожалуй, любому взрослому льву, наблюдающему за перепалкой этих двоих, стало бы сейчас очень смешно - и от самодовольства и театрального закатывания глаз Эос, и от антаресова недовольства и словесных попыток доказать то, что он великий воин и защитник. Однако что принц, что принцесса воспринимали этот спор очень серьёзно - каждый чувствовал себя крайне оскорблённым тем, что его недооценивают и дразнят, и при том ни один из них не был намерен сдавать свои позиции. Даже у Эос, которая, обозвав брата в последний раз, вознамерилась развернуться и гордо ретироваться, повернувшись к брату мягким местом, ничего не вышло: ответ на её слова не заставил себя долго ждать.

- АХ ДЕВЧОНКА?! - разноцветные круглые глазки сузились, Эос прищурилась, как в первый раз, и, решив не менять тактику, снова с размаху съездила братцу по носу - этот удар оказался даже сильнее предыдущего, однако малышка, порой будучи явно не в ладах с координацией движений в боевом режиме, чутка промахнулась - и лапа прошла по касательной. Тем не менее, Антаресу всё равно досталось, и Эос возликовала - а с братцем-то справится не так уж сложно!

...должно было быть.

- Аааай! - наследница взвизгнула, увлекаемая бросившимся на неё Антаресом на пол пещеры, и тут же обхватила брата лапами, перекатываясь с ним по каменному полу и разозлённо шипя. Так просто она сдаваться не собиралась, и даже то, что сейчас превосходящий в весе Антарес ощутимо придавливал её, не казалось препятствием маленькой воительнице. Безжалостно прикусив так удачно подвернувшееся под нос братово ухо, Эос потянула за него и заворчала, но вскоре ей пришлось отпустить - придавив сестру своим весом, Арес глядел на неё сверху вниз с таким же самодовольством, с каким она смотрела на него пару секунд назад. Недовольно сморщившись и не желая признавать своё поражение, Эос только хмыкнула на слова Антареса... И внезапно поняла, что неосторожный брат снова подставил нос для удара. Выражение мордочки принцессы мгновенно сменилось на ехидное, однако замечать что-то уже было поздно - занесённая лапа летела прямиком к переносице чёрного львёнка.

Бабах, прозвучавший в следующий миг, пожалуй, слышала вся пещера. Пулей вылетев из-под окончательно разъярённого брата, Эос поспешила на всякий случай отойти подальше и снова показала Антаресу язык:

- Бе-бе-бе, разбитая носопырка! Я проворнее, чем ты!

+1

56

И все таки вокруг творилось нечто невообразимое.
Сами подумайте, легко ли сориентироваться ребенку с рассеянным вниманием, когда вокруг происходит так много всего? Вот именно, очень сложно. Талия все время отвлекалась от чего-то на другую, более интересную вещь, как ей казалось. А вот интерес теряла еще быстрее.
Правда, все таки смогла найти то, к чему ее внимание не остыло. А именно — к сестре, которая решила доказать кому-то из братьев, что начал задирать ее. Правда, сестренка быстро нашлась что ответить, а через секунду устроила небольшую потасовку, ударив Антареса по носу. Тот в долгу не остался.
Все сие действо сопровождалось выкриками в стиле "Я ВОИН!", "НЕТ ТЫ НЕ ВОИН!!", "ТЫ СОПЛЕЖУЙКА!", "НЕТ, ЭТО ТЫ СОПЛЕЖУЙКА". И все в таком стиле. Это даже позабавило мелкую и она, конечно же, была уверена в том, что Эос покажет старшему брату, кто в пещере хозяин (или хозяйка) и где крокодилы зимуют.

Талия широко улыбнулась, наблюдая за этим "боем", если его можно так назвать, Эос же побеждала! Хотя, конечно, она не могла не побеждать, она же как две капли воды похожа на Талию, а мама сказала, что в них обеих горит огонь, как в их отце. А значит, она не могла проиграть!
Но в этот момент Антарес кинулся на младшую сестру и они оба кубарем покатились по каменному полу пещеры, наверняка опробовав спиной каждый камешек на своем пути. Талия даже возмущенно мяукнула: что такое? Как такое вообще возможно?
Но Эос мигом исправила ситуацию и выскользнула из-под Анстареса, мигом оказавшись рядом с Талией. Мелкая улыбнулась сестре и одобрительно ткнулась ей носом в щеку:
— Во-о-от, кто у нас воин! — а вместе с этим улыбнулась и показала старшему братцу язык.
— Мам, мы хотим историю! — произнесла разноглазая, поворачивая голову в сторону матери.

+1

57

Он сказал "отдыхай"...
Ари несколько утомленно оглядела резвящихся перед нею котят, даже не зная на какой вопрос отвечать сначала. Внимание было рассеянным, и хотя самка держалась с завидным для любой львицы, чей супруг отправился разгребать дела государственные, проще говоря, драться, она не могла не обращать внимание на звуки борьбы, приглушенное рычание, которое нет-нет, да достигало пещеры, слабым эхом отражаясь от стенок, невозмутимостью и спокойствием, не акцентируя внимание львят на жутковатых звуках извне.
Правда здесь было суетно не меньше, - Дети... Дети не нужно. - Ари недовольно свела тонкие брови на переносице, отчего ее гладкий лоб украсила глубокая морщинка. - Эос, не задирай брата. Леди, - Проникновенно и тихо обратилась светлая к дочери с укоряющими нотками в голосе, -... леди так себя не ведут. - Отодвинув проказницу ближе к сестре-близняшке, Ари несколько разочарованно оглядела девочек, слегка прищурив янтарные глаза и недовольно поджав губы. Время провести воспитательно-разъяснительные беседы. В конце-концов, это дети Нари, они должны нести свои имена достойно, гордо, с чувством, и хотя это всего-лишь маленькие львята, Ари очень не хотела бы видеть в них драчунов и забияк. Тем более своих дочурок.
- Вы, как львицы, должны понимать, что в будущем на вас будет большая ответственность. Без нас, без самок, семья останется голодной, мы должны быть сильными, умными... и спокойными. Мы никогда не нападаем первыми, и стараемся избежать драки. - Широкий, розовый язык матери мягко прошелся по полосе Эос между больших лохматых ушек, - Не реагировать на дразнилки братьев, например. - Усмехнулась Ари, слегка подтолкнув самочку в круглый, упитанный бочок.
Так... теперь второй проказник и возмутитель тихой и мирной обстановки внутри логова. Его очередь...
- Антарес. - Материнская лапа подгребла взъерошенное, темное чудо к груди, сурово и настойчиво вылизав его мелкие красные царапины на пострадавшей мордочке львенка. - Нельзя таким быть. ты должен защищать своих сестер, а не затевать с ними ссору. Что я только что говорила? Война - не выход. Тем более со своими родными. Если ты хочешь быть воином - будь им. - Позволительно выдохнула мать, покрепче прижав к себе малыша, - Но только тогда, когда это действительно нужно. Настоящий воин... Настоящий герой никогда не растрачивает силы попусту...
Ваш отец - настоящий воин.
Он не нападает прежде, чем ему не бросят вызов. Он не атакует до того, как его семье не станет угрожать опасность. Быть злым и всегда готовым к сражению - не значит, что можно победить. Нужно быть не злым, что бросаться на возможного обидчика и кусать его. Надо прежде всего подумать - а что будет, после того, как ты нападешь, или оскорбишь? -
Ари замолчала с минуту глядя сыну в глаза. Ясные, синие, спрятавшиеся под взлохмаченными тонкими бровями и складках наморщенной переносицы. Конечно никому не нравилось, когда его действия, вроде бы правильные и логичные, опровергают те, с чьим мнением приходится считаться.
А не ошиблась ли самка с выбором имени для этого крохотного богатыря?
Нет... Имена для них подобраны так, как следует маленьким наследникам, отражают их характер и их будущее. Как надеялась Ари... конечно мать она неопытная, да и стрессовая ситуация с Нари давала о себе знать, нет-нет, да взгляд скользил в сторону выхода, но она не жалела о сказанном, была довольна своими детьми, не смотря на все их шалости. Им еще расти... развиваться. Она воспитает из них вместе с Нари как воинов, так и охотников, защиту, опору и поддержку для матери и отца, готовых послужить своему прайду ради его процветания.
Бегло взглянув на молчаливого Трандуила, самка едва заметно улыбнулась самым краешком губ - а этот будет достойным приемником своего отца, не только потому, что старший, но и, как справедливо рассуждала львица, самый внимательный и чуткий львенок в помете. Ни действиями, ни словами Ари никак не выделяла среди своих львят на любимых и не любимых.
Материнская любовь разделена поровну на всех.
  - Прежде всего - мы те, Вакати, кто имеет сердце. - Отозвалась на вопрос сына Ари, и тут же тревожно слегка потянула голову вперед, - Близко к выходу из пещеры не сиди, иди сюда, - Подозвала львенка светлая, и вольготно растянулась на боку, потянув передние лапы, приглашая всю разноцветную ватагу уютно устроиться у ее светлого брюха, - Тагор так же, как и каждый из нас, имел сердце. Большое, чистое и любящее сердце, тепло которого распространялось над нашим миром как солнышко - оно грело его прайд. И сердца его подданных бились в одном ритме с правителем, все его очень любили и уважали. И уважения ему было добиться не так то просто. Были дни голода, много погибло из его племени. Стада ушли, а засуха высушила всю воду в королевстве Тагора. Тогда король, приготовился к долгому и изнуряющему путешествию к Вечному Источнику Жизни... - Ари замолчала, с тревогой вскинув морду вверх, едва заметила возникшую на пороге плечистую фигуру... Ох, ну слава Ахейю...
- Как все прошло?

+6

58

Дальнейший порядок отписи: Нари, Тагор, Вакати, Антарес, Эос, Талия, Ари
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

59

Большая пещера


Слова Мадары Нари пропустил мимо ушей. Право, он сейчас был слишком измотан морально и физически, чтобы прислушиваться к упрекам товарища, и предпочел оставить их обдумывание на потом. Пусть даже это обдумывание и было бы бесполезным – Морох наверняка уже ушел, не догонять же его теперь, чтобы убить. Это выглядело бы глупо, по меньшей мере, и, возможно, несколько забавно. Если бы усталость не навалилась на Ри тяжелым валуном, он бы даже усмехнулся своим мыслям и нарисовавшимся в воображении картинам, но вместо этого только качнул головой в сторону Мадары, мол, да-да, я тебя услышал и все принял к сведению. И пусть король и не хотел сейчас обращать на своего советника внимания, он понимал – тот был прав. Но убить собственного племянника, пусть он и пытался убить самого мародера не более получаса назад, было для Нарико неприемлемо. Быть может, Морох и предал их всех, может, и был слишком агрессивен и истеричен, может, и представлял опасность, но все же он был частью семьи. И пусть он и не был самым дружелюбным и приятным львом в прайде, но нельзя было сказать, что братья и сестры, а уж тем более мать, совсем не любили его. Любили в какой-то мере, просто не показывали – у Шайены в семье, как успел заметить Нари, любовь вообще была довольно специфической. Но она была. Пошла бы смерть Мороха, учитывая это, прайду на пользу? Не привела бы она к еще большему расколу и разрухе?

«К черту Мороха, - подумал Ри, на миг прикрыв глаза, - я устал от него. Теперь он изгнан, и беспокоиться о нем больше не придется. Пока, по крайней мере».

Мародера клонило в сон. Он поднимался по скольким от недавнего дождя камням, аккуратно ступая на каждый из них и едва выпуская когти на всякий случай. Даже идя столь неспешно, лев добрался до пещеры довольно быстро, благодаря своим широким шагам. Он уже предвкушал, как завалится спать подальше ото всех и хорошенько отдохнет к завтрашнему утру, когда надо будет представить прайду Ари и детей. Детей. Мечты о тихом и спокойном сне разрушились тут же при воспоминании о семи маленьких львятах, сейчас отдыхающих в пещере. Нари вздохнул. Они уже не новорожденные и не будут спать спокойно, как когда-то, наверняка полезут на него, начнут копошиться в гриве и ползать по спине, расспрашивать о чем-то, требовать сказок… только бы Ари сумела их отвлечь. Ри уже успел вкусить судьбу няньки и натерпеться, когда дети Акасиро были маленькими. Порой, уходя на охоту, сестра оставляла львят на него, и начинались часы безудержного веселья, сопряженного со слежкой за тем, чтобы ни один из малышей не сбежал из-под надзора, не потерялся, отойдя слишком далеко, не ввязался в драку с остальными и не сделал чего-нибудь еще не менее опасного. Право, уследить за детьми, постоянно шкодящими и придумывающими новые и новые игры, было сложно. И ведь у Акасиро львят было всего трое, а там, в пещере, их целых семь!.. Черт знает, как львицы умудряются справляться с таким количеством детворы. Нари оставалось только надеяться, что хотя бы сегодня ночью Ари, и так наверняка уставшая от постоянного сидения в пещере вместе с детьми, не свалит их на него.

Зайдя в пещеру, Нарико кивнул вскинувшей голову Ари, отметив ее встревоженный взгляд, и опустился на пол неподалеку от входа, надеясь своим телом перекрыть львятам выход из пещеры. Пусть это станет хотя бы какой-то помощью королеве, раз сегодня Ри уже не способен на большее – например, на игры с детьми.

- Нормально, - выдохнул король, устраиваясь поудобнее, и положил голову на лапы, осматривая сидящих у тела самки детенышей, еще совсем недавно слушавших какую-то историю. Нари слышал ее обрывки, когда подходил к пещере, но уловил лишь отдельные слова и имена, а сейчас наконец сообразил, что такой легенды не знал. В землях, откуда он был родом, детенышам рассказывали другие сказки.

Осматривая свое многочисленное семейство, Нарико не смог подавить усталого зевка. Он уже предвкушал, как вся эта армия спиногрызов набросится на него, – судя по их взглядам, они уже были на низком старте – и не спешил засыпать, понимая, что в ближайшие полчаса отдохнуть ему все равно не дадут. Хотя было бы неплохо, если бы его ожидания не оправдались – спать все-таки хотелось страшно. Взгляд скользил от одного львенка к другому. Некоторые из них уже начали подбираться ближе, и Ри вздохнул, продолжая рассматривать своих сыновей и дочерей. Прежде ему не пришлось пообщаться с ними поближе, во время первой встречи ему едва удалось выцепить в темноте основные черты внешности каждого львенка, но всех их он пока не запомнил, а о нраве детишек и вовсе не имел ни малейшего понятия. Поймав на себе голубой взгляд Трандуила, мародер не смог сдержать усталой улыбки – в их семье было много голубоглазых, и старший сын родился типичным представителем «древнего рода одиночек», о котором так часто говорил Токео, отец Ри. Еще несколько львят смотрели на отца темно-синими глазами, и это тоже не могло не порадовать короля – еще одни с фамильной чертой во внешности. Двое из этих львят были похожи как две капли воды, явно близнецы – это тоже вызвало улыбку. Еще две самочки, явно крайне заинтересованные личностью отца, рассматривали его, и тоже были похожи, но уже меньше. Их глаза были разными, и уже по этому их можно было бы различать, в отличие от тех двух черных мальчишек, один из которых уже давно сидел рядом и с задумчивым видом разглядывал Нари. Этот львенок был весь взъерошенным, а на носу у него уже красовались свежие царапины – драчун, не иначе.

- Ты уже дала им имена, верно? – мародер поднял взгляд на свою супругу, и голос его прозвучал куда мягче. – Познакомь нас.

+4

60

Мама завела разговор, по требованию Антареса, между прочим, о войне, и это тут же не понравилось Вакати. Драться и сильно ранить? Да, подраться - это неплохо, очень даже неплохо, можно многому научится, но сильно? В чём смысл?
львёнок пока не знал слова "смерть", а потому не предполагал даже, чем, кроме синяков и тумаков, могут закончится драки. Даже серьезные.
Мать ловко перевела тему, и Вакати вернулся к луне. Мелком взглянув на брата, синеглазый усмехнулся - слепой бы не увидел, как старшего трясёт от того, что ему не рассказали о войне. Сам же Вакати ждал ответа на свой вопрос, ведь что может значить война, если ты даже не знаешь, кто ты такой. И что тебя окружает. Например, что это за большой белый кругляш на небе?
Но от созерцания луны львёнка отвлёк грозный выпад близнеца в сторону одной из сестёр. Не удержался-таки!
Услышав из уст брата "соплежуйка", Вакати аж поморщился.
- Как некультурно, - фыркнул он, - На свою собственную сестру!
Но стоило ему услышать ответное "сам ты соплежуйка" от Эос, как лапа львёнка в случайном жесте легла на переносицу, изобразив известный всем нам facepalm.
- C кем я живу в одной семье? - поднял Вакати глаза к небу и сказал это приторно-драматичным голосом. Сам он бы в драку не полез - ну их со своим соплежуйством - а вот понаблюдать был не прочь. Выкрики сиблингов привлекли внимание всех, и Вакати с интересом со своего отдаления следил за перекатываниями и тумаками.
ТЫДЫЩ.
А вот этого Вакати не ожидал от сестрёнки. Он практически не сомневался в непобедимости Антареса, когда он просто получил в нос...Прыснув, Вакати уткнулся мордой в лапы, чтобы не обидеть старшего близнеца, и вспомнил, как не так давно сам стукнул Антареса в нос, кажется... Да, жизнь у их семейки будет что надо. И руководить ей впоследствии будет занудный Трандуил! Ну никакой справедливости в этом мире нет.
Антарес поднялся после удара в нос, и Вакати улыбнулся: брат держался достойно и явно не желал сдаваться. Прыжок, кувырок - и вот Эос уже прижата Антаресом. Но и та не желала сдаваться - в бой пошли клыки, поражая наименее защищённые части тела - кажется, это были уши, Вакати уже не было так хорошо видно, кто там кого за что кусает. И вновь их пещеру огласил ТЫДЫЩ. Снова пострадал нос Антареса. Вакати вновь тихо засмеялся: ну какой же воин подставит уже пострадавшую часть своего тела?
Но наконец вмешалась мама, и Вакати успел вернутся к созерцанию неба, прислушиваясь к нравоучениям.
"Я не буду дразниться. Это недостойно война и льва", - подумал львёнок, вновь прислушиваясь к истории. Истории об отце.
"Я буду как отец. Одним из лучших", - вспомнил он слова матери, которая как раз ответила на его вопрос и позвала.
- Иду, - отозвался он и на самом деле пошёл в сторону матери. У него не было повода её не слушаться, тем более, что мама начала говорить о герое Тагоре. Но не успел парень далеко отойти, как в пещере вдруг стало темно, а потом опять светло. Вакати мигом обернулся и увидел перед собой огромное косматое нечто, которое он, впрочем, уже видел давно-давно. И всё равно припал на передние лапы, его хохолок забавно выпоторщился, а он сам сказал что-то вроде "рры!".
Эй, стоп, подождите...
Из разговора взрослых было мало что понятно... ЭТО было каким-то помятым, уставшим, но, очевидно, ожидало увидеть тут детёнышей. Кажется, Ари говорила об отце.
- Папа?
Вакати не заметил, как сказал это вслух.
Не, что, ЭТО реально мой отец? Наш отец?
ВАУ.
Приглашение познакомится было воспринято Вакати всё же с опаской. Осторожно подходя к Нарико, львёнок продолжал смотреть за его мордой. И чем ближе он подходил к отцу, тем выше приходилось детёнышу задирать голову.
Подойдя близко-близко, ощутив тепло, идущее от самца, Вакати как-то успокоился и, усевшись, заглянул в пронзительно-голубые глаза. Затем обернулся на Трандуила. Затем снова на отца. Эти - точно родственники.
"За то у меня будет такая же крутая грива. И вообще я буду таким, как папа". - ещё раз убедил себя львёнок и только теперь решил представиться:
- Вакати, пап. Я - Вакати.
Кажется, Антарес успел появиться возле отца первее, но это нисколько не огорчило детёныша - отец большой, его на всех хватит.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Дикие пещеры » Малая пещера