Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Дикие пещеры » Малая пещера


Малая пещера

Сообщений 61 страница 90 из 106

1

Устаревшая информация о локации

*здесь будет картинка*

Третья по величине из трех имеющихся пещер. Она заметно уступает по размерам общей - большой - пещере, и находится немного выше последней. К ее узкому входу ведет массивное каменное нагромождение, напоминающее изогнутую лестницу. Внутри очень сухо и темно, а пространство рассчитано на трех-четырех взрослых львов. Вход в эту пещеру запрещен, в том числе и рядовым членам прайда, так как она принадлежит королю Нари и его близким. Отсюда можно спокойно наблюдать за всем, что творится на каменистой площадке перед пещерами.

В связи с извержением, в локации наблюдается мощный обвал! После основной части квеста, она будет полностью уничтожена.


Ближайшие локации

Каменная поляна

0

61

Придавленная к полу пещеры Эос не выглядела расстроенной – и это насторожило Антареса. Его мордочка, до этого самодовольная и гордая, приняла крайне задумчивое и озадаченное выражение. Львенок нахмурился, наморщил нос, не понимая, чего же такого веселого сестра нашла в нем. Через какие-то несколько мгновений понял – как раз тогда, когда лапа сестры снова обрушилась ему на нос. Удар заставил мальчишку зажмуриться и отступить – Эос тут же воспользовалась этим, вырвавшись на свободу и отбежать на безопасное расстояние. Антарес, сидя на полу пещеры, потирал разбитый нос передними лапами и морщился – все-таки это было очень больно. Когда боль почти сошла на нет, он вскочил на лапы и, оскалившись, со злостью посмотрел на сестру.

- Сама такая! – гаркнул он и хотел выкрикнуть что-то еще обидное, но предпочел промолчать – в перепалку вмешалась мать. Глядя на то, как Эос отчитывают, Арес ухмыльнулся. Правильно-правильно, пусть ее ругают, это же она глупая и неразумная маленькая девчонка, которая даже не реветь из-за какой-то ерунды не может. Так ей и надо! В следующий раз умнее будет. Наблюдая за экзекуцией с довольным видом, юный воитель стрельнул ледяным взглядом в Вакати, который его в свое время не поддержал и только говорил о том, что обзываться – это некультурно.

«Предатель, - решил Антарес, нахмурившись, - защищаешь какую-то девчонку, которая только и умеет, что жевать сопли и реветь. Подлиза».

Фыркнув, львенок отвернулся от брата и взглянул на выход из пещеры, заинтересовавшись происходящим снаружи. Он уже хотел отправиться туда и проверить, что же находится за пределом их маленького мира, ограниченного темной пещерой, как мать окликнула его и тут же притянула к себе. Антарес сначала забрыкался, пытаясь вырваться и все же отправиться к выходу, но быстро понял, что это бесполезно – мать держала крепко. Ари прижала сына к груди и тщательно вылизала его мордочку, смывая кровь из свежих царапин, оставленных Эос, и заговорила. Поначалу Аресу казалось, что она похвалит его за то, какой он сильный, умный, стойкий и вообще самый-самый главный, присматривающий за младшими братьями и сестрами и воспитывающий их, но… нет. Его ожидания не оправдались. Выражение мордочки львенка с предвкушающего и довольного собой сменилось на сначала пораженное, а затем насупленное и обиженное. Вместо похвалы мать начала его отчитывать. Но… но как же так?! Он ведь не хотел никого обижать, лишь указал Эос на то, что она разревелась как какая-то соплежуйка, а воины так никогда-никогда не должны делать. Он не обижал ее, она сама обиделась! Арес же как лучше хотел!

- Но мама… Мама, я не нападал первым! Это Эос первая начала, - попытался оправдаться Антарес, - я только сказал, что она ревела, а воины так себя вести не должны.

Но все было тщетно. Ари его не слушала, лишь смотрела ему в глаза – большие, темно-синие и смотрящие обиженно и разозленно. Взгляд матери же был спокойным, мирным, ласковым и нежным – быть может, львенок бы даже внял этой нежности в любой другой момент, но сейчас он был слишком зол для этого. Еще бы, ведь его отругали ни за что! Стоило только матери отвернуться, и Антарес выскочил из ее объятия и, незаметно показав язык сначала Эос, потом Талии, а после и Трандуилу, этому пай-мальчику, которым мама была определенно довольна, отошел подальше от семейства и сел на каменный пол пещеры, повернувшись ко всем спиной.

«Ну и слушайте свою глупую детскую сказку, - подумал он с обидой, - а я лучше дождусь папу и попрошу его рассказать о великих воинах. И о том, что бывает, когда целители не успевают прийти на помощь раненым».

И все же, стоило матери начать рассказ, как Арес едва заметно повернул ухо в ее сторону, прислушиваясь. Все-таки ему было очень интересно послушать про то, кто же они все все-таки такие, и никакая обида не могла затмить этот интерес. Ари рассказывала про Тагора, в честь которого назвала своего младшего сына, и история эта была интересной, пусть и казалась Антаресу совершенно сказочной. Только когда мама дошла до засухи, львенок навострил оба уха и принялся внимательно слушать. В конце концов, засухи и путешествия – это многим интереснее, чем какая-то там девчачья любовь.

Ари замолчала тогда, когда в истории только-только началось все самое интересное. Антарес вскинул до этого опущенный к полу взгляд. Выход из пещеры оказался закрыт массивной фигурой косматого льва, показавшегося львенку просто гигантским. Мальчишка даже рот открыл от удивления, наблюдая за собственным отцом. Тот был измотан, и даже голос его звучал устало, и детеныш почувствовал это, пусть и не уделил состоянию Нари большого внимания. Он подскочил к нему, как только тот лег, и сел рядом, разглядывая.

- Меня зовут Антарес, - сказал он, продолжая рассматривать этого большого и гривастого льва. Он закрывал собой весь проход, косматая грива его рассыпалась локонами по полу пещеры, а шерсть была запылена – где-то на морде, плечах и теле были видны царапины, глубокие и не очень – наверняка отец получил их в битве. Заметив их, Антарес только выше поднял собственную голову, выставляя напоказ собственные боевые ранения – парочку мелких царапинок на носу, полученных в драке с сестрой. Пусть папа видит, что один из его старших сыновей храбрый и сильный. Такой маленький, а уже настоящий воин, готовый в любой момент броситься на защиту младших братьев и сестер. Да и старших, впрочем, тоже.

- Отец, а с кем ты сражался? – спросил Антарес, кивнув на отцовские царапины. Он пытался выглядеть как можно солиднее, а потому старался сделать голос как можно более безэмоциональным и ровным, однако интерес все равно пробивался сквозь пелену напускной серьезности. Хвост львенка, несмотря на его спокойное выражение морды, вилял их стороны в сторону, показывая, насколько его обладатель на самом деле рад видеть Нари. Он хотел стать таким же – большим, могучим и сильным, настоящим воином… конечно, Арес и сейчас считал себя замечательным воином, но не таким, каким был отец. Ари много рассказывала о нем, восхваляла, как настоящего воителя, героя, защитника. Сейчас для Антареса не существовало короля более великого, мудрого и справедливого, не было и отца лучше Нари, не было льва лучше. Львенок еще не видел мира, а круг его общения был слишком мал, чтобы судить объективно, но ему самому на все это было откровенно плевать. На данный момент отец , мать и вся остальная семья стали для него центром вселенной.

+5

62

А Эос была довольна. Очень-очень довольна. Мало того, что она приструнила старшего брата, который слишком много о себе думал, раз называл её соплежуйкой, так ещё и сама совсем не пострадала в этой схватке, даже наоборот, только почувствовала себя бодрее. Антаресу не хватило сил, чтобы её победить, а значит, сейчас она нисколько не слабее его! И именно она - настоящий воин, и даже то, что она расстроилась когда-то, и пустила слезу, этого не меняет. Точнее, на это не влияет. А тут ещё Талия сказала, что она - настоящий воитель, а кому ещё можно доверять и верить сильнее, чем любимой сестре? Эос благодарно ткнулась в щёку старшей сестры мокрым носиком. И как тут не загордиться своими первыми успехами? Может быть, взрослым львам они показались бы незначительными и никчёмными, но только не Эос. Гордая своей первой маленькой победой, малышка, уже не обращая никакого внимания на ещё один выкрик Антареса, повернулась к маме и задрала подбородок вверх, ожидая, что Ари скажет то же самое, что и Талия. Однако слова матери - всего пара фраз - оказались в корне иными. Округлив глаза и чуть прижав уши, потому что в голосе мамы слышался лёгкий упрёк, маленькая принцесса удивлённо воззрилась на львицу. Леди? Не ведут? Но...

Эос не знала, кто такие Леди. Но ей показалось, что слово это очень важное и очень значимое, а ещё очень красивое и нежное - и звучит одновременно ласково и твёрдо, мягко и требовательно, звонко и тепло. Леди - сложившийся в голове дочери Нари образ был настолько прекрасным и настолько чудесным, настолько правильным и идеальным, что у Эос в ту же секунду словно что-то щёлкнуло в голове. Леди! Она обязана стать настоящей Леди! Прекрасной, утончённой, умеющей себя вести, настоящей дочерью короля. Да, уже сейчас, в столь юном возрасте, умная Эос знала, усвоила из рассказов Ари, что папа - главный на этих землях, что остальные львы, живущие здесь, обязаны слушаться его. А это значит, что и она сама, и её братья и сёстры должны быть лучше всех. Чтобы папа и мама гордились ими, и чтобы другие смотрели на них, и говорили, что дети в королевской семье - просто чудесные. И сейчас она обязана сделать маленький, робкий шажок для того, чтобы воплощать это в жизнь. И ещё одно обязана - убедить всех и каждого, что даже леди могут быть защитницами и воительницами. Особенно доказать это маме и вредному старшему братцу, которого, пока она была занята своими внезапными открытиями и мыслями, уже успели отчитать, и который, расстроенный и разозлённый, сидел сейчас в дальнем углу пещеры.

Заинтересованная в маминой истории Эос, до этого ловящая каждое слово Ари, долго глядела на брата. И, если раньше торжество её было непоколебимым, то теперь малышка сомневалась, что надо было вот так обижать Антареса. Да, он назвал её соплежуйкой, и вообще первый начал, да, они очень весело подрались, но всё же теперь его отсчитали, и её тоже, и, может, лучше было бы помириться? Принцесса быстро вытянула шею в сторону брата, чтобы тихонько сказать, что она извиняется, если он тоже извинится за "соплежуйку", но внезапно её отвлекли. Да ещё как! Заметив огромную, темнее самой ночи, тень за спиной, и услышав слова матери, Эос на секунду застыла, осознавая происходящее, а потом, для храбрости прильнув боком к боку Талии, обернулась на вошедшего в пещеру. Благоговение, нежность и искренняя любовь пылали в её взгляде - отец!

Антарес успел первым. Как только Нари лёг, старший брат - а следом и Вакати - тут же оказались подле него. Весь их вид говорил о чинности и важности, мальчишки были серьёзны, как никогда - а Эос сидела тихонько, чувствуя, как в ней поднимается волна восторга. Папа наконец-то здесь, и он пришёл знакомиться с ними! Всё растущая радость наполнила маленькое тело энергией, и в следующую секунду выплеснулась.

- Папа пришёл! - совершенно счастливая Эос, напрочь позабыв о сдержанности и о том, что, возможно, Леди так себя не ведут, влетела в мягкие лапы Нари и уткнулась влажным носиком в огромную, пахнущую пылью, кровью и лесом гриву. Тут же к ней присоединилась и близняшка. - Я Эос! А это Талия! Папа, мы слышали, как ты сражался там, снаружи. Это было так жутко, даже если только слышать. А тут у тебя, - малышка случайно зацепилась взглядом за неглубокий укус на подбородке льва и округлила глаза. Голос превратился в шёпот. - Тут у тебя кровь!

+3

63

Вообще, вся эта ситуация была странноватой... Нет, для обычных семей она была вполне нормальной  дерущиеся дети ни для кого не сюрприз, однако Талии казалось, что отчитывать после этого детей было необязательно. Но, в конце концов, она пока несмышленый детеныш — откуда ей знать, что родители обычно делают после того, как их детища немного потрепали друг-другу шкурки? Малышка довольно замурчала, когда младшая сестренка уткнулась носом в ее щеку, такую же растрепанную, как у Антареса. Ведь успехами своей сестренки гордиться надо!
В какой-то момент Талия буквально почувствовала, что Эос даже немного расстроилась из-за чего-то. Похоже, слова матери ее покоробили и сестра-близнец даже ушки к голове прижала. Талия уже раскрыла рот, дабы выгородить сестру, сказав что-нибудь в стиле: "Они ведь не поубивали друг друга, мам". Но, подумав, закрыла рот, решив, что в этой ситуации лучше будет промолчать. Она только ободряюще уткнулась в бочок сестры носом, в знак поддержки.

«Леди... Кто такие леди? Хмпфх, я бы не хотела быть леди» — подумала мелкая, услышав слова матери. Похоже, ей, в отличие от младшей сестры, не понравилась перспектива быть какой-то там леди. Гораздо круче было проводить время с мальчишками, драться, бегать, прыгать, сражаться!.. Правда, врагов таки крушить эстетично, но в свободное время не постигать дзен и сочинять хокку, а, например, посвящать его тренировкам. Талия точно решила, что хотела бы стать и лучшей охотницей, и самой крутой воительницей на деревне.
Тем временем мать начала рассказывать историю, и Талия точно не могла пропустить мимо ушей это. В конце концов, ее слово стало решающим в этом споре. Она ведь сказала его последней! Улавливая каждое словечко в речи матери, малышка уже мечтала о том, что когда-нибудь и про нее будут рассказывать такие истории! Конечно! Она станет героиней легенд, и, конечно же, когда-нибудь потом, позже, чья-то мать расскажет своим детям историю о великой Талии, дочери короля Нари, совершившей... ну, что-нибудь совершившей, это уже неважно!

Мама уже закончила свой рассказ, как вдруг... Детей накрыла тень. Темнее ночи, а что есть ночь, как не тень целого мира? Кажется, сердечко Талии даже на секунду перестало биться, и снова пошло, когда Эос прильнула к ее боку. Отлично, значит, не одна она немного испугалась... Еще бы, не каждый ведь день такое испытываешь, а? Да, отец довольно редко заглядывал к своим детишкам, но это нисколько не умаляло радости от его прихода, даже наоборот. Она восхищенно уставилась на этого огромного, лохматого льва, который был ее отцом.
— Папа! — и радостно бросилась за Эос, которая, правда, оказалась там чуть позднее, чем Вакати и Антарес. Отлично, теперь мы еще послушаем, что такое безумие война, ведь отца старший братишка наверняка упросит рассказать! И малышка активно закивала, подтверждая, что да, вот это я — Талия. И, честно говоря, под конец тирады младшей сестры, девочка нисколько не удивилась виду крови. Вернее, она не испугалась. Почему-то. Только снова успокаивающе ткнулась носом в щеку сестры. — Мы очень ждали тебя, пап. И волновались. Хотя я нисколечко не сомневалась в тебе, честно!

+4

64

Жизнь, кипящая в глубине прайда Нари, возможно, не особо-то и трогала его обитателей, зато для крошечных детей Нари была целым миром: все и крутилось-то вокруг детских игр и мамы. Каждый занимался тем, во что был горазд: кто-то играл друг с другом, кто-то боролся, кто-то был не особо рад происходящей вокруг "движухе", а вот Сей в основном лежала под боком у мамы и заинтересованно наблюдала за всем вокруг, часто по-доброму улыбаясь.
— Пора бы дать вам имена...
Услышав однажды эту фразу, Сей удивленно повернулась на маму, удержавшись от вопроса "А тебя как зовут?". Мама — она и есть мама, ведь так? Первой имя получила самочка Эос, и Сей, наклонив голову влево, задумчиво уставилась на сестру. Ей почему-то показалось, что имя "Эос" идеально подходит малышке, и именно в этот момент внутри у Сей что-то еле ощутимо на секунду сжалось — а как будут звать ее? У нее же тоже будет имя?
Следующими были Талия и Антарес. Эос, Талия, Антарес... Эти имена звучали довольно гордо и словно бы сразу прикреплялись ко львятам, слетая с губ матери. Сей ни на секунду не сомневалась, что да, именно так их и звали всегда. Котенок, скользнув взглядом по каждому из сиблингов, отныне имевших имена, зачарованно подняла его на маму, ожидая продолжения.
— Я назову тебя в её честь, Сейвау.
Сей моргнула. Сейвау. Ее теперь так зовут.
Она запомнила каждого из братьев и сестер, и теперь словно посмотрела на них по-новому. Боже, как же это классно — у них же теперь есть имена! С ума сойти!
Просьба Тагора о том, чтобы рассказать легенду, не осталась незамеченной. Ари замолчала на секунду, а потом, ответив Вакати, плавно перешла к истории о Тагоре. Сей слушала внимательно, и несколько секунд, в течение которых львица рассказывала детям легенду, для нее растянулись в целую вечность: голос мамы был успокаивающим и чарующим, а история — интересной. Было в ней что-то, что-то неуловимое и призрачное, что не было понятно белой львенке, но Сей предпочла не обратить на это внимание: вот она подрастет...
Огромная, по мнению Сей, фигура, появившаяся в проходе пещеры, заставила ее даже на секунду испугаться, перед тем, как пришло осознание: да нет же, все хорошо, мама здесь, рядом; и вот она спрашивает что-то у этого большого, массивного, сильного льва, и в эти же секунды, когда тот устало ложится, преграждая выход, от него веет чем-то родным, приятным. Он не чужой.
Сей моргает, смотрит прямо на Нари, на маму, на Нари, на маму, и до нее самой совсем не доходит, что Нарико ее отец. И даже первые секунды, пока кто-то из львят уже представлялся, Сей заторможенно смотрела на льва. А потом...
— Папа пришёл!
Эос быстро подлетела к Нарико, и Сейвау уже начало казаться, что она доберется до папы последней. Приятная радость заполнила все тело, и котенок, встав на лапы, относительно быстро прошагала к Нарико, тыкая своей крошечной лапкой в его огромные (для Сей) лапищи, попыталась укусить отца за гриву, а потом уставилась синими глазищами в его небесно-голубые.
— Я Сейвау. Сей, — котенок широченно улыбнулась, тоже желая заполучить хотя бы капельку отцовского внимания, — а ты от нас не уйдешь?

+1

65

И хотя немножко не в духе Ари изображать из себя недовольную царевну, благо она на этой "должности" всего ничего, и даже еще не официально, но светлошкурая самка не удержалась от того, чтобы хмуро свести тонкие брови на переносице, оценивающе разглядывая свежие укусы и царапины на морде Нари. - " Ели это"нормально", то как должно тогда выглядеть его " все плохо"?" - Но ее глубокие морщины, пересекающие покатый лоб почти сразу же разгладились, и вместе с глубоким вздохом Ари растянула губы в спокойной улыбке, чуть склонив голову на бок, наблюдая как вся хвостатая ватага бежит навстречу отцу. В прочем зачем теперь уже переживать,когда все закончилось? Все живы, никто, по видимому, слишком сильно не пострадал... Вот уж действительно можно вздохнуть свободно.
Правда самка и рта раскрыть не успела, как львята на перебой поспешили выполнить отцовскую просьбу, с гордостью, пихаясь и толпясь вокруг могучего, мускулистого тела короля, выкрикивая только что данные им матерью имена. С таким видом,словно только что получили этакий важный титул. Хотя... в некоторой степени так оно и было, верно? Что ж... теперь уже нужно было не отвечать на вопрос Ри, а срочно спасать его от  маленьких, непоседливых "ответчиков". - Ну-ну, не сейчас. - с теплотой во взгляде Ари приблизилась к куче-мале из детей и их не в меру уставшего папаши, и мягко, но решительно подхватив Сейвау за шкирку и поставила ее в сторонку, а затем и остальных непосед попыталась оттащить от бедного Нари, - Дети, папа устал, дайте ему отдохнуть, а завтра он ответит на все ваши вопросы. - Переведя взгляд на небесно-голубые очи любимого, львица по-доброму слегка прищурилась с отчасти коварной усмешкой на губах - познай все прелести отцовства милый, но, конечно, лучше не так внезапно.
"Освободив" немного места от облепивших самца юных принцев и принцесс, Ари протиснулась к супругу ближе, с  уже зарождающимся в груди низким, грудным урчанием. Обратив внимание на замечание дочери о глубоком порезе на подбородке самца, светлошкурая склонилась к королю ниже, осторожно слизнув с его усатой физиономии кровавые подтеки и немного, да очистив раны от пыли и грязи. Прижавшись к расцарапанной щеке мародера собственной щекой, сухой, гладкой и чистой, да так крепко, словно желала перенять на себя часть влаги осевшей на взлохмаченной шерсти возлюбленного. Все таки она переживала.
Она боялась, что все могло окончится плачевно для обоих противников, и не могла быть там, поддержать, да даже сесть у входа и понаблюдать за ходом боя она не могла. Теперь она почти извинялась перед ним за это - молчаливо и нежно, без лишних слов "высказывая" свою любовь, доверие... Знай, она всегда тебя поддержит, утешит, всегда будет рядом - что бы ни случилось.
- Все будет хорошо, - промурлыкала самка, доверчиво потираясь подбородком о жесткую макушку покрытую темными, почти черными местами и утяжеленными от грязи, пыли и влаги прядями гривы, - Не тревожься, все хорошо, - Широкий, шершавый язык подарил нежный поцелуй раскорябанному носу Нари, и львица обернулась к детенышам. Разноцветные глаза похожи на россыпь драгоценных камней, - Все мелочь и все будет в порядке. - Ари опустилась рядом с супругом, одним движением лапы сграбастав крошек непосед к своему животу, - Завтра проснешься... Солнцу улыбнешься, а три маленькие птички на нашем пороге сладко поют. Чистые и правдивые песни. - Пригладив  взъерошенный загривок Антареса, львица мать обняла его одной лапой, прижав к груди, - И говорят это тебе: все будет хорошо... Все в порядке... *- Согревая своим телом Нари, лежа к нему вплотную, Ари хозяйственным взглядом окинула пещеру и свое семейство, - А теперь пора спать. Всем.

0

66

Ари даже не пришлось представлять детей отцу. Они сами бросились к нему навстречу радостные, счастливые, явно соскучившиеся. Они один за другим называли свои имена и галдели, а Нари только улыбался уголками губ и смотрел на львят из-под прикрытых век, в который раз внимательно рассматривая этих разношерстных оболтусов, крутящихся сейчас вокруг него подобно маленькое стае ос. Первым рядом оказался тот самый темношкурый мальчишка с расцарапанным носом с таким же черным братцем. Завороженный, он наблюдал за отцом с приоткрытым ртом и с огромной охотой демонстрировал отцу свои первые боевые ранения. Ри усмехнулся – когда-то он тоже делал так, после любой потасовки с сестрой, братом или львятами с соседних земель скакал перед отцом, показывая свои царапины и ссадины, ожидая, когда тот скажет, какой он молодец, какой он бесстрашный непобедимый воитель. Отцу, правда, на его выкрутасы было плевать – он никогда не проявлял особого интереса к детям, но Нари не мог похвастаться подобным отношением к своим. Он наоборот готов был выслушать их, проявить участие, узнать о том, чем они занимались, пока его не было. Не сказать, что детские рассказы были интересными, но они дарили чувство теплоты и уюта, которого Нари так не хватало после столь тяжелого дня.

- Я сражался с врагом, Антарес, - ответил он сыну, все так же едва заметно улыбаясь. – А с кем сражался ты? Может, с Вакати?

Львенок замялся, будто бы ему было нечего ответить, но у Нари, увы, не было времени для того, чтобы уделить этому достойное внимание. Вокруг него сгрудились остальные дети, и каждому из них стоило выделить хотя бы минуту своего времени. Одна из малышек уже копошилась в косматой гриве льва, и он, вскинув одну бровь, пытался не хохотнуть слишком громко. Девочка тараторила без конца, возбужденная встречей с отцом, и замолкла только тогда, когда разглядела кровь у него на подбородке. Ри усмехнулся.

- Разве ж это кровь, - глаза мародера смотрели лукаво, - видела бы ты, сколько крови было  на нашем враге. Только вот у него явно нет столь заботливых дочек.

Опустив голову, Нарико шутливо поддел малышку носом и опрокинул на спину, не причинив, впрочем, ей никакого вреда. Розовый нос коснулся живота Эос, щекоча, а затем подтолкнул и Талию, так же опрокидывая ее, а затем щекоча. Право, минуты, в которые можно было быть столь беззаботным, радовали как никогда. Негатив, накопившийся за день, постепенно уходил, и Ри становилось спокойнее. В его душе было столько умиротворения, будто бы это не он около получаса назад сражался с озверевшим Морохом. Семья хорошо действовала на него, наполняя сердце тем чувством тепла, уюта и доброты, что ему столь часто не хватало. На миг Нари даже задался вопросом, почему он раньше всерьез не озаботился созданием семьи – да, у него были львицы, но он никогда не растил львят с ними, и уже тем более не ночевал с ними больше одной ночи. С Ари же он готов был проводить целую ночь, неважно, наедине ли, охваченный страстью, или вот так – в столь домашней атмосфере, с детьми, сгрудившимися вокруг и требующими отцовского внимания. Пожалуй, он многое потерял, решив остепениться так поздно.

- От вас я уж точно никуда не уйду, - ответил он еще одной дочери, белоснежной с ног до головы, с синими, почти такими же темными, как у Антареса, глазами. Да, он не уйдет. Он и раньше не собирался никуда уходить от сестры, от братьев, от кузенов и кузин, от собственных бастардов. Ри готов был сражаться за каждого из них свирепо и яростно, до последней крови защищая любого из своих родственников, но теперь его готовность разорвать любого, кто хотя бы когтем тронет его родных и близких, стала еще более непоколебимой, хотя, казалось бы, куда уж крепче.

Ари одного за другим оттягивала детей от отца, пока он со снисходительным взглядом наблюдал за происходящим. Его королева знала, как он устал, и ни на секунду не хотела утруждать его чем-либо, хотя, право, против игр с детьми Нари не имел ничего против. И все же – львятам пора спать, а игры можно оставить и на завтра. Ари приблизилась к супругу и слизнула с его подбородка кровь, очистила шерсть от пыли. Пусть мародер и не считал это необходимым, он взглянул на львицу с благодарностью и зарылся носом в шерсть за ее ухом, потерся щекой о ее щеку. От самки веяло волнением, и лев чувствовал это, а потому поспешил успокоить ее:

- Не переживай. Битва закончилась, теперь все будет в порядке.

Ари ответила на слова короля аналогичным высказыванием. Нарико кивнул – да, все будет хорошо. Пока они вместе, им любая беда по плечу, ведь сила в единстве. А король и королева Килиманджаро вряд ли когда-нибудь окажутся разобщены.

Львица снова заговорила, и Ри усмехнулся, взглянув на нее. В его глазах плясали смешинки.

- Это мне тебе стоило сказать, Ари. Думаешь, я не чувствую, как ты волновалась? – ответом стал чуть влажный поцелуй в расцарапанный нос – мародер прищурился, ухмыляясь, и приоткрыл один глаз, глядя на напевающую супругу. Она собирала львят вокруг себя и готовилась ко сну, уже спокойная и умиротворенная, как сама ночь в Малой пещере. Эта львица была для него идеальной королевой – молодая, но спокойная, быть может, в чем-то сомневающаяся в душе, но почти не показывающая своей тревоги внешне, она была ласковой матерью и нежной женой, опорой и поддержкой. Она была той, кому можно было доверить как воспитание наследников, так и заботу о прайде.

- Спокойной ночи, - выдохнул Нари, лизнув Ари в щеку, и его бас раскатился по пещере подобно теплой, мирной волне. Зевнув, лев опустил голову на лапы и закрыл глаза, краем уха прислушиваясь к мирному дыханию жены и детей.

+5

67

Отец выглядел устало, даже улыбался будто бы через силу, но Антарес не придал этому значения. Лишь сидел рядом, подметая мелким хвостиком пол, и, навострив уши, ждал рассказа о битве, в которой участвовал отец. Львенку хотелось знать все, вплоть до самых мельчайших деталей, а потом, разумеется, выяснить у отца все те вещи, о которых не говорила мама – что происходит с теми, кому не успевают помочь лекари, и почему девчонки такие глупые, обидчивые и противные. Если Ари молчит, то Нари уж точно ответит! Он же тоже лев и воин, он должен понимать, насколько эти вопросы важные. Интересно, а у него самого есть братья и сестры? А они такие же противные и занудные или все-таки куда более суровые и менее обидчивые? От обилия вопросов, то и дело возникающих в голове, Антарес едва мог усидеть на месте, ему так и хотелось вскочить на лапы и покружиться вокруг отца, наброситься на него, зарыться в густую шоколадную гриву, но он отговаривал себя от этого и сидел смирно, никак не показывая своего возбуждения, считая, что спокойствие одного из старших сыновей впечатлит отца куда больше.

Отец заговорил и интерес Антареса только возрос – ему так и хотел расспросить Нари обо всем-всем: о том, каким был этот враг, кто он, откуда пришел и почему напал, как в итоге папа поступил с ним. Но стоило только Аресу открыть рот, как отец задал вопрос, на который львенок не мог найти достойного ответа. С кем он дрался?.. Ну… Эм… Как бы сказать… Почему-то уже сейчас идея потасовки с Эос не казалась такой великолепной, правильной и полной справедливости и стремления воспитаться из сестренки что-то толковое. И пусть в глубине души Антарес все еще считал, что он прав, но слова матери все же хорошо запомнились ему и отложились в памяти обидой и пищей для размышлений. В конец концов, ведь это даже не он первым напал! Он всего-то сказал этой реве и соплежуйке, что воины не плачут, а она разъярилась и бросилась драться. А раз уж бросилась, то пусть будет готова отвечать за тумаки и получать ответные. Ведь именно так поступают настоящие воины, верно?

На вопрос отца львенок так и не ответил. Он продолжал сидеть с открытым ртом и пытался придумать хоть какую-то достойную ложь, потому что откровенно ябедничать на Эос почему-то не хотелось, пусть даже мальчишка еще и не знал, что это плохо. Он опасался того, что Нари сочтет его виноватым, хотя как такое может быть, ведь он, Антарес, все-таки прав! И отец, как настоящий самец и воин, не распускающий нюни, должен понять, что это Эос повела себя глупо. Но Нарико отвлекся на дочерей, принявшись играть с ними, и Арес, захлопнув пасть и нахмурившись, воззрился на сестер с львиной долей раздражения, скептицизма и обиды. Впрочем, его взгляд почти тут же стал нейтральным, поскольку детеныш понял, что вмешавшиеся в его разговор с папой Эос и Талия, между прочим, спасли его от ответа на неудобный вопрос, что, разумеется, было замечательно. Детеныши вились вокруг отца подобно назойливым мухам (по крайней мере, так считал сам старший сын короля), а Антарес же сидел в полуметре от льва и смотрел, как тот играет с его братьями и сестрами, а его самого оставляет без внимания. На миг львенок почувствовал что-то схожее с завистью и подумал, что, быть может, зря он вот так вот тут сидит. Может, лучше присоединиться к остальным? Эта идея показалась мелкому хорошей, и он поднялся на лапы и хотел уже в несколько прыжков достигнуть отца, но уже при первом его перехватила лапа матери, притянувшей его к себе.

- Ну мам! – возмутился он и снова насупился, где-то в глубине порадовавшись тому, что его хотя бы отняли от отца не в первую очередь. Оказавшись в стороне, Антарес продолжал хмуриться, глядя на нежности между родителями. Сейчас все это казалось ему почему-то очень противным и наблюдать за подобным совсем не хотелось, а потому он отвернулся. Вновь посмотрел на короля и королеву он только тогда, когда последняя заговорила, и снова вздохнул, наблюдая за тем, как Ари вылизывает нос супруга. Она опустилась на каменный пол пещеры и притянула детенышей к себе. Хмурый, недовольный сложившейся ситуацией, львенок сидел рядом с Ари и ворчал про себя, сетуя на то, что он так и не успел хорошенько познакомиться с отцом. Ему еще совсем не хотелось спать, а потому он немного дулся, но больше для вида, все-таки с огромным вниманием вслушиваясь в голос матери-львицы – он почему-то умиротворял как ничто другое. Теплый материнский язык прошелся по загривку, будто бы успокаивая, и Антарес выдохнул, будто бы говоря: «ну ладно уж, на этот раз прощаю». Крепкая и теплая лапа мамы притянула его ближе, и он поудобнее устроился у груди львицы, зарывшись носом в ее светлую шерсть. С отцом он еще успеет пообщаться утром.

+1

68

Эос ткнулась лбом в подбородок Нари, стараясь не задеть ту царапину, которую приметила, и счастливо потёрлась щекой о шею отца. Такое поведение могло сколько угодно не подобать поведению настоящей леди, о котором Ари только предстояло утром рассказать любопытной и упрямой дочери, но вот с кем-с кем, а со своими родными и близкими Эос никогда в своей жизни не будет вести себя сдержанно или как-то скрывать свои чувства - хотя бы потому, что такую сильную любовь, какую она испытывала сейчас, скрывать попросту незачем.

- Папочка мой! - весело мурлыкнула она, когда Нари опрокинул сначала её, а затем и Талию на спину и пощекотал огромным носом и множеством длинных усов. Шутливо побарабанив маленькими лапками по щекам родителя, Эос, довольная донельзя, вскочила на лапы и, подпрыгивая от охватывающего её восторга, сначала ткнула носиком в бок сестру, побуждая её присоединиться, и хотела сделать то же самое и с Антаресом, но старший брат сидел и хмурил брови, будто бы был чем-то очень недоволен. А может, и не был... Или был... Эос решила не разбираться сейчас, у неё были дела и поважнее, чем размышлять над поведением брата, пусть за исключением него все остальные - что Трандуил, что Тагор, что Вакати - кажется, видели уже десятый сон. Вот дурачьё, умудрились пропустить такое! Папа же здесь, какое "спать"? Не время спать!

- Ну конечно, он никуда от нас не уйдёт! Он же уже победил врага, а значит, теперь постоянно будет с нами. А если придут ещё враги, он и их победит, - вновь подскочив к Нари, и поставив передние лапки на большую лапу отца, Эос заглянула в глаза Сейвау, белоснежной младшей сестрёнки. Она была необычная - тихая и спокойная, совсем не похожая на неё саму или Талию. Да и вообще все львята были самыми разными - Антарес и Вакати были чёрными, как ночь, а вот Тагор, Сейвау и Трандуил, наоборот, казались светлыми-светлыми в сумраке пещеры. А вот Эос и Талия больше всего были похожи на папу с мамой, даже глаза малышкам достались от родителей пополам - один как у папы, другой как у мамы. Заметив это, Эос немедленно приосанилась, гордо вскинув голову - смотрите, какая красивая и статная принцесса!

Оценить никто не успел. Так же, как до этого Антареса и Сейвау, совершенно того не желающую Эос подхватили мягкие материнские лапы, перенося поближе у тёплому боку. Удивлённо воззрившись на Ари, малышка попыталась было вскочить обратно, но ей не дали, настойчиво давая понять, что всё же надо поспать хотя бы остаток ночи, да и отцу не мешать отдыхать - он же очень устал, да и битва сказалась, раны на теле наверняка ещё болели. Никто не стал объяснять этого Эос, но она была малышкой умной, и увидела, что за всеми словами и действиями Нари скрывается усталость - тут же пожалев отца, принцесса уже гораздо более охотно устроилась рядом с другими львятами, большинство из которых уже спали. Родители тихо говорили о чём-то, а Эос благополучно улеглась между сопящей в мамин бок Талией и уткнувшимся в мамину грудь Антаресом. Снова покосившись на брата, малышка внезапно почувствовала острый укол вины - да, она победила, но она же ему нос расцарапала... И вообще обидела. Он её тоже обидел и расстроил, потому что никакая она не соплежуйка, но это же Антарес, и он, наверное, первым не помирится...

- Извини, - тихонько шепнула она в бархатное чёрное ушко. - Ты тоже настоящий воин.

На логово опускалась тишина, только эхо от слов тихой маминой песенки всё ещё мягко звучало в стенах пещеры. Тёмные тучи начали таять на горизонте, моросящий ливень снаружи, вне пещеры, почти стих. Предрассветные сумерки властвовали над таким большим и красивым незнакомым миром за каменными стенами.

- Только я не соплежуйка, - почти неразборчиво, уже засыпая, пробормотала Эос. - Я леди.

+5

69

Отец, верно, устал. Именно это сказала Ари, осаждая детей. Сам Вакати даже сделал шаг - вдруг Нарико испугается такого количества отпрысков?
Не испугался.
Антарес не преминул похвастать своим рассечённым носом, что вызвало у брата смешок - первые боевые шрамы, как же! Не удивил Вакати и вопрос близнеца, ведь и сам львёнок был не прочь поинтересоваться, почему отец такой...замутуженый и местами даже раненый. На этот факт не преминула сообщить Эос. Её шёпот был слышим для Вакати, который повернулся, чтобы осмотреть отцовскую рану. И вправду кровь...
Сейвау, обеспокоенная чем-то, задала ещё один вопрос, который заставил шерсть Вакати на короткий миг встать дыбом. Как это - чтобы отец от них ушёл? Не быть тому! Он же их отец.
Который реагировал на нападки сиблингов как настоящий герой. Он задал встречный вопрос Антаресу, на который ни один из близнецов не ответил. Антарес по своим причинам, а Вакати лишь с улыбкой покачал головой - не та эта битва, отец.
- Я не сражаюсь с братьями, пап, - сообщил он, - Я иногда помогаю им сражаться.
Он, конечно же, умолчал о сопернике брата. Пусть сам расскажет, всё-таки это был его бой.
Успокаивающие слова Нари по поводу раны не прошли мимо - Вакати принял это на свой счёт.
Я тоже буду терпеть всякие раны. И буду биться, как отец!
После он совсем немного, самую капельку намекнул на произошедшую битву. Ну почему так мало?
Пришедшая мать быстро разрулила обстановку, немного отделив детей от отца. Вакати, которому даже не пришлось двигаться, чтобы пропустить мать, задумчиво посмотрел на родительские ухаживания. Если мама так волнуется, значит...папа мог пострадать сильнее? Непорядок...
Кажется, объявленным тихим сном был недоволен не один Вакати. Что-то бурчащий Антарес не мог не радовать. Хоть это в них одинаковое.
- Не хочу спать, - буркнул Вакати так, чтобы услышал как минимум Антарес. Львёнок почти избежал объятий Ари и  оказался прижатым к бокам братьев и сестёр только с одной стороны. Это его отнюдь не расстроило. Он вновь посмотрел туда, откуда пришёл отец, где Вакати видел большой белый кругляш. Интересно, что же это всё-таки такое?
Чуть отползя вбок, львёнок ещё раз глянул на всю свою семью. Если он и будет когда в жизни сражаться, то он никогда не
Детёныш свернулся калачиком и, напевая себе под нос только что придуманную песенку, уснул.

I'm just a dreamer
I dream my life away
I'm just a dreamer
Who dreams of better days
*

+1

70

Папа пришёл. Это не могло остаться не замеченным в такой маленькой пещере. Маленький принц, только увидев огромного самца, тут же замер, удивлённый и поражённый величием короля Килиманджаро. Братья и сёстры тут же окружили его, говоря наперебой, а Тагор неуверенно покосился на маму, на отца, у которого, к слову, был весьма усталый вид, и лишь тогда подошёл, но сперва молчал, думая, что бы такого сказать:
А... - и тут же малыш закрыл рот, приметив ранение отца. Вид крови не пугал львёнка, но малыш забеспокоился: Папе больно? А враг не вернётся сюда, не попробует атаковать нас? - предложение матери, а скорее настояние на сне на секунду прервало раздумья белошёрстого, но и дополнили их: Например, пока мы спим. Однако, отец, похоже, был уверен в их безопасности и Тагор решил не беспокоится зазря, кроме того, мама была права, им стоит отдохнуть, особенно папе. Нет, мам малыш не хотел спать, но он не поддержал протестов из уважения к старшим.
Вместо забастовки, львёнок подошёл к Нари и ткнулся лбом в его лапу, по доброму улыбаясь, и тепло произнёс: Спокойной ночи, пап, отдохни хорошо, -  мирно потопал к маме, мурлыча. Почему-то малыш был очень счастлив, то ли потому что все целы, то ли потому что отец наконец-таки с ними и можно будет расспросить его о том мире, что лишь мельком является детишкам сквозь вход пещеры. Но только завтра. Завтра много вопросов прозвучит из уст маленьких непосед, завтра будут новые игры, а может и новые знакомства? прижавшись к маме, львёнок поудобнее улёгся в кругу своих сиблингов и довольно быстро задремал с необычайно довольной, будто предвкушавшей лучшее угощение, мордашкой.

+1

71

Большая пещера >

Клио торопливо взбиралась вверх по узкому скалистому нагромождению, шаг за шагом вознося себя все выше над Каменной поляной. Поднявшийся ветер неприятно трепал ее короткую, пыльную шерсть, вынуждая зябко дергать шкурой вдоль позвоночника и еще быстрее подниматься по импровизированным каменным ступеням, пока, наконец, перед глазами юной львицы не замаячило небольшое темное пятно: то был вход в королевские покои. Клио еще ни разу сюда не заходила, и вовсе даже не из робости — просто как-то повода не находилось. В конце концов, она провела в прайде не так уж много времени, да и беспокоить Нари лишний раз никому не хотелось, ведь у их правителя так редко выпадали драгоценные минуты отдыха! Иногда создавалось впечатление, что ее отец вообще никогда не смыкает глаз, постоянно бодрствуя и решая какие-то нескончаемые проблемы... А ведь он, на минуточку, был обычным львом, которому тоже требовались еда и сон. А главное — он постоянно о ком-то заботился, защищал и оберегал своих подданных... Разве он сам не заслуживал хоть капельку заботы и внимания? Вот почему Клио решила подняться сюда в столь ранний час, в кои-то веки наступив на хвост сомнениям и решив сделать хоть что-нибудь полезное... И все же, несмотря на столь похвальное стремление, песочная не решилась вот так вот сразу заходить на территорию чужого логова. Замерев на пороге пещеры (а точнее, в двух-трех шагах от оного), Клио неуверенно покосилась в зияющий чернотой проем. Ей все казалось, что она здесь как-то не к месту, и ее приход лишь еще больше утомит и без того раздраженного короля... Понадобилась целая минута, а то и две, прежде чем Клио, наконец, собралась духом и, втянув в грудь побольше воздуха, сделала робкий шажок вперед.

"Была не была!"

Малая пещера встретила ее практически полной тишиной, прерываемой лишь едва различимым посапыванием спящих. Клио снова замерла, теперь уже опасаясь сослепу наступить на чей-нибудь хвост и, таким образом, потревожить чужой сон. Несколько мгновений ей потребовалось, чтобы привыкнуть к царящему внутри сумраку; наконец, львица сумела различить парочку темных силуэтов, расслабленно лежащих на прохладном каменном полу. Один из них, по-крупнее, явно принадлежал ее отцу, а вот второй... Кажется, это была какая-то львица. Сначала Клио ошибочно решила, что это ее мать — Вемико, и уже было обрадовалась ее присутствию... Но затем она внезапно засомневалась в своей догадке: запах казался незнакомым, и в нем отчетливо угадывались яркие "молочные" нотки. Насколько успела понять Клио, так обычно пахли недавно разродившиеся самки и их потомство. Но ведь Вемико не рожала в последние месяцы, более того, она даже не была беременна! То же самое можно было с уверенностью сказать и о самом Нари. Может, она все-таки ошиблась? Желтоглазая озадаченно прислушалась к звукам чужого дыхания и уже совсем скоро поняла, что обоняние ее не подвело: откуда-то снизу доносилось тихое попискивание, вне всяких сомнений, принадлежавшее новорожденным львятам. Так что же это была за львица, и почему она лежала здесь, бок о бок с Нари, вместе со своим выводком, в то время как все прочие самки, как правило, покидали прайд незадолго до родов, чтобы никого не беспокоить — ни себя, ни своих соплеменников, ни только-только появившихся на свет детенышей?... Тем более — короля, самого занятого и отягощенного хлопотами зверя во всей округе! Клио обескураженно моргнула, продолжая неподвижным изваянием торчать на входе в пещеру и молчаливо разглядывать силуэт мирно спящей незнакомки, как-то даже позабыв о том, какого черта она сама притащилась сюда с утра спозаранку.

+2

72

Услышав голос Эос, Антарес дернул ухом и чуть-чуть развернулся к сестре, все еще, впрочем, лежа к ней спиной. Он был слишком обижен, чтобы сейчас поворачиваться к сестре мордой и вести непринужденную детскую беседу. Однако сестренка и не думала снова дразниться – наоборот, извинилась. Львенок поджал губы и, казалось, надулся еще больше. На самом деле он просто задумался, не зная, стоит ли сразу прощать Эос и разворачиваться к ней. С одной стороны, она, конечно, попросила прощения, но с другой… Антаресу все еще было обидно, и он сердился на сестру и совсем не хотел прощать ее вот так сразу. Но и оставлять ее слова без ответа было как-то неправильно, а потому маленький воитель, недолго думая, буркнул:

- Ладно, - и зарылся носом глубже в материнскую шерсть, а затем добавил почти насмешливо: - «леди».

Сон пришел к нему быстро. Укутал в свои объятия, стоило только Антаресу зарыться носом в материнскую шерсть и закрыть глаза. День был насыщенным, и на состоянии львенка это сказалось. Веки у него словно налились свинцом, а сил шевелить лапами уже совсем не было. Быть может, мама была и права, сказав, что уже поздно и давно пора спать. По крайней мере, Антаресу уже совсем не хотелось с ней спорить – он мирно сопел, греясь у живота Ари. Сон был теплым, приятным и обволакивающим, словно воды теплой реки, из которой под утро совсем не хотелось выныривать. Львенок бы с огромным удовольствием проспал до обеда, настолько сладко ему спалось и стол чудесные сны ему снились. Они все были теплыми и полными каких-то странных, едва знакомых ему чувств, которые, несмотря ни на что, грели душу и не желали отпускать обратно в реальный мир. Но Антарес проснулся – даже сам не поняв, от чего именно: от ударившего в глаз солнца, от утреннего копошения и голосов сопрайдовцев на поляне, от пинков ли сиблингов или чего-то еще. Он просто открыл глаза и тут же зажмурился, прячась от яркого света. Ему хотелось уснуть обратно, но сон уже отошел и не хотел забирать мальчишку обратно в свои объятия, а потому Антарес все-таки поднял голову и заставил себя кое-как посмотреть на свет, встряхнуться, прогоняя сонливость. Семья ещё спала, когда он поднялся на лапы и сладко потянулся, зевнув.

Более-менее проснувшись, Антарес осмотрел пещеру и выход из нее – на темных камнях расползлось несколько луж, а со скал в них все еще падали тяжелые капли. Только сейчас львенок осознал, насколько хочет пить. Подавив очередной зевок, он двинулся было к выходу из пещеры, но замер, навострив уши. По лужам отчетливо шлепали чьи-то лапы – к ним кто-то поднимался. Антарес свел брови на переносице, насупился и припал к земле, готовый защищать свой дом от любого врага. Он уже представлял себе, как в пещеру войдет громадный косматый лев и как сам Антарес вышвырнет его отсюда в мгновение ока. Он даже оскалился и вздыбил шерсть на загривке, готовясь к стремительному рывку. Рвануть вперед, быстро вскарабкаться по отцу и совершить грандиозный прыжок с его спины прямо на врага и сокрушить его одним верным ударом тяжелой лапы! Да, именно так все и будет!

Антарес уже  почти бросился вперед, когда в проеме возникла некрупная львица. Она совсем не казалась опасной, даже наоборот – робкой, смущенной и удивленной. Львенок выпрямился и, вытянув шею, посмотрел на незнакомку. Она пока что не видела его, переводя взгляд с Нари на Ари. Антарес на миг насупился и сделал то, что и хотел до этого – маленькой черной молнией вскочил на плечи к отцу.

- Отец, – позвал он короля, восседая прямо у него на спине и продолжая косить в сторону пришелицы взглядом. – К нам львица пришла. Просыпайся!

А затем, стоило только Нари зашевелиться, соскользнул с его плеч и приземлился на пятую точку прямо перед самкой. Он заинтересованно рассмотрел ее, все еще хмурясь. Она была небольшой (точнее говоря, совсем не такой большой, как мама), светлой по окрасу и желтоглазой, с небольшим чубчиком на голове – такой же был у Сейвау и братьев. Чем-то все еще молчащая львица напомнила Антаресу мать, но пахло от нее совсем по-другому. Они могли бы быть сестрами, но в этом львенок почему-то не был уверен. Озадачившись, он спросил:

- Ты кто?

+2

73

Отдых давно уже не был столь желанным. Да и Нари давно не выматывался насколько сильно – что физически, что морально. Слишком много событий за последние пару дней, слишком много давления, опасности и множества других факторов, что отрицательно воздействовали на его состояние. Ри бы с удовольствием проспал до обеда, если бы мог себе это позволить, но ему надо было проснуться многим раньше даже первой трапезы, не то что второй. Да и если он правильно помнил, мяса в прайде сейчас почти не было – какой уж тут завтрак, а об обеде и говорить не приходится. Мысль о том, чтобы отправить самок на охоту, коснулась сознания Нари перед самым сном, но он так и не задумался о ней получше, поскольку охотиться в темноте сейчас, во времена чумы, было просто небезопасно, да и сам он слишком устал, чтобы сейчас вставать и идти снаряжать отряд охотниц. Более того, теперь охота – это забота Ари, и ему будет достаточно просто сообщить об охоте ей. Поскольку львята уже более-менее подросли, королеве пора приступать к выполнению своих обязанностей. А король, пока супруга занимается поимкой травоядных к трапезе, займется патрулированием границ и проведением воспитательной работы с молодежью. Быть может, сегодня они и избежали наказания, но оно настигнет их с утра.

Но обо всем этом Нари намеревался подумать именно утром, а не сейчас, когда у него не было сил, закрыв глаза, их открыть. Он хотел отдохнуть, и ничто – ни голоса с поляны, ни песня Шеру, которую мародер слышал лишь краем уха, не могли ему помешать. Слишком уж насыщенными были последние дни, особенно сегодняшний, чтобы теперь обращать внимание на что-то или кого-то среди ночи. Грядущий день обещал быть таким же тяжелым и изматывающим, и это не добавляло оптимизма. Радовало одно – от одной глобальной проблемы прайд уже избавился, а с оставшимися... время покажет. Но Нари знал, что не допустит повсеместного распространения болезни на своих землях и сделает все возможное, чтобы от хвори никто не умер. Все выйдут из битвы с чумой живыми. Он обещает это сам себе, проваливаясь в сон.


Утро началось с прыжков одного из львят по спине. Нари, даже не открыв глаз, фыркнул, уткнувшись носом в собственную лапу. И пусть он уже проснулся, подниматься не хотелось. Давно он уже не просыпался так – от разбушевавшегося по утру львенка. Кажется, в последний раз такое было еще тогда, когда дети Акасиро были совсем маленькими. О да, они любили попрыгать по бокам, плечам и спинам матери и дядюшек, разбудив их на восходе солнца. Прежде Нари не задумывался о том, что с появлением собственных детей его утро снова станет таким. У него не было ни времени, ни возможности подумать о столь отвлеченных от королевских забот вещах. Шанс был теперь, и мародер, поморщившись, вздохнул и зажмурился, а затем все же открыл глаза и, встряхнув головой и дернув чешущимся ухом, оглушительно зевнул и сел – Антарес тут же скатился с его спины куда-то на пол пещеры. Нари поднялся и, сонно осмотрев пещеру, наткнулся взглядом на Клио, мнущуюся у входа. Он рассмотрел ее, чуть щурясь от света, а затем, проморгавшись, все еще сонно сказал:

- Доброе утро.

Клио никогда прежде не навещала Нари, и теперь ее появление насторожило льва. Что могло привести подростка в королевскую пещеру, в которую она никогда прежде не заглядывала, предпочитая отцу общество братьев, сестры и матери? Что могло случиться? Клио могла прийти из-за брата или же прибежала разбудить отца из-за какой-то куда более глобальной проблемы вроде еще одного заболевшего, появления на границах нарушителей или же незваных гостей на поляне. Причин могло быть много, но из всех предположений верно, скорее всего, было только одно. Ри на миг нахмурился, а затем, задумавшись на пару секунд, спросил:

- Что-то случилось? Как себя чувствует Таибу?

Только после этого вопроса Нари обратил взгляд на сидящего перед входом Антареса. Сын недоумевал, глядя на сестру, и не мог взять в толк, кто эта незнакомая львица и зачем она пришла сюда. Король поспешил объяснить:

- Это твоя сестра, Антарес. Старшая сестра. Клио. – Обернувшись к старшей дочери, мародер представил ей львенка: - Это Антарес. Расскажи мне, что случилось, и я познакомлю тебя с остальными твоими младшими братьями и сестрами.

+2

74

=======) саванновый лес
Оставив позади отряд, Ньекунду быстро зашагал в сторону дома. Небо окрасилось блеклыми цветами рассвета, дул прохладный ветер, треплющий косматую огненную гриву. Как же Нари воспримет вести о нежданной гостье? Атем прошла такой длинный и выматывающий путь, она нисколько не походила на головорезов, только и  думающих о том, как бы полакомиться чужими львятами, она устала, наверняка проголодалась... Так почему же прайд не может дать ей приюта, хотя бы временного? С другой стороны, приказ Нарико был четким - все чужаки должны изгоняться, потому что каждый из их может быть носителем страшной инфекции. Ньекунду зажмурился на секунду, раздираемый чувством долга, предписывающим кратко рассказать вожаку об Атем и удалиться, и искренним желанием помочь львице, а не выдворять ее сразу же за пределы территорий. Мадара решил привести ее поближе к поляне, но ведь не факт, что Нарико это одобрит! С другой стороны...
"Но она ведь не просила о помощи," - напомнил себе Ньек. Атем только и хотела, что разыскать семью, а вот про отдых и краткую передышку слов не было. Тем не менее, какова вероятность, что Нарико вообще станет с ней разговаривать? Не его ведь дело вспоминать о давних знакомцах, в особенности, куда они делись. Ньекунду и сам попытался вспомнить ту малость, которую он знал о Шайке. Имя было знакомым, а вот образ светлой львицы возникал в голове довольно расплывчатым.
Ньекунду вышел на поляну, сделал глубокий вдох и направился к малой пещере. Он заметно замедлил шаг,  отчасти из-за того, чтобы перевести дух. А у входа он увидел беспомощно топчащуюся на пороге Клио. Наверное, пришла навестить отца, только вот почему она никак не решится войти?
- Привет, - тихо окликнул ее Ньек и слабо улыбнулся. - Чего стоишь здесь? Заходи, я уверен, Нарико будет тебе рад. Он же твой отец.
"Мой-то смылся через пару недель после того, как познакомился со мной, так что тебе явно повезло немного больше."
Ньекунду обогнул львицу и шагнул под каменные своды логова королевской семьи. Он не сразу привыкнул к успокаивающему полумраку, зато почувствовал дыхание множества львов и понял, что Нарико далеко не один. И несколько заволновался.
- Доброе утро, - проговорил он с едва различимой хрипотцой в голосе - сказывались долгие бессонные часы. Оглядевшись, он увидел самого Нарико, его супругу Ари, которую ничего не знал, а так же кучу львят. Маленьких, просыпающихся львят. От неожиданности Ньек попятился. Он никогда не видел еще таких малышей, к тому же, малая пещера не отличалась размерами и сейчас была прям-таки запружена львами. Из-за тесноты ему казалось, что львята повсюду. И их много.
"А нас у мамы было всего трое..." - внезапно подумалось Ньеку. Трое... А осталось только двое.
- Дядя, я... у меня важные новости, - начал Ньекунду, осторожно, чтобы не наступить на детские лапы или хвосты, подходя к королю. Ему было немного не по себе от количества народа в пещере. - Ты ведь не спишь?
"Отличное начало."
Ньекунду кашлянул и посмотрел прямо в морду Нарико, стараясь не отводить взгляда от его голубых, поблескивающих в полумарке глаз. И начал. Он думал над своей речью, когда шел домой, и сейчас его голос прозвучал неожиданно громко в этой маленькой пещерке.
- Мы с Мадарой и моей мамой патрулировали границы, те, что у саваннового леса. И нашли львицу. Ее зовут Атем, и она совершенно никому не желает зла и, судя по всему, не заражена. Я помню признаки болезни и ничего не почуял, да и Мадара тоже, а ведь он опытный лев. Она просто очень хочет разыскать свою семью, и Мадара узнал некоторые из имен, которые она называла. И, мне кажется... там прозвучало имя Шайки. Дядя Нарико, я сам помню эту львицу, я видел ее в нашем прайде давным-давно, когда мы только-только объединились. и, наверное, ты-то уж точно должен помнить. Я думаю... я думаю, мы ведь можем ей помочь. Я помню, что ты приказал гнать всех чужаков с границы из-за того, что кто-то из них может оказаться заразным, но ведь... Но ведь мы сами были когда-то такими же чужаками, которым нигде и никто не рад. Мама рассказывала мне о том, что вы постоянно кочевали с места на места, без пристанища и... - он умолк на мгновение, сделав короткую передышку. Он понемногу загорался, и этот огонь отражался в его взгляде. Ньекунду очень старался говорить уважительно и спокойно, чтобы никто не подумал, будто он вздумал указывать самому королю.
- Еще на ее шерсти была кровь. Она вышла из схватки с двумя гиенами без единой царапины! Даже если она все лишь разок присоединиься к нашей охоте, в благодарность за помощь, я уверен, она окажется неоценимой помощницей! - взгляд Ньекунду перебежал с короля на его королеву, затем - на малышей и даже Клио, словно он ожидал от кого-то из них поддержки.
- Мне кажется, нам не стоит ее сразу гнать взашей. Она может пригодиться, - Ньекунду снова твердо посмотрел в глаза Нарико. Он не просто так распалялся. Предстояло ведь сказать самое важное, а именно то, что Мадара уже отвел ее на территории прайда.
- Мадара и моя мама отвели ее в место, неподалеку от которого находится Шайена. На всякий случай. Но, повторяюсь, заразой от нее не пахнет, - он умолк на секунду. - Она ждет там твоего вердикта.

Отредактировано Nyekundu (13 Окт 2015 23:27:52)

+4

75

Первая очередь: Ари, Клио, Нари, Ньекунду
Вторая очередь: Эос, Вакати, Тагор, Антарес

● Игроки из разных очередей отписываются независимо друг от друга.
● Отписи игрока из очереди ждем не дольше трех суток!
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очередях, отписываются свободно!

0

76

Эос спала крепко-крепко, как и полагается всем детям её возраста. Ни копошения и ночные тычки брата и сестры, ни звуки проливающегося на землю дождя, ни слова песни, исполненной кем-то на рассвете не разбудили её, не прервали поток интереснейших сновидений - разве что как-то вплелись в них, возникая в спящем сознании малышки необычными образами. В своих снах Эос - уже совсем большая - охотилась с мамой и сёстрами, бежала по самым кончикам мягкой и высокой зелёной травы, оглядывала огромную саванну с вершин крутых скал, забраться на которые было неожиданно легко. Лёгкие толчки и удары маленькими лапками превращались во снах маленькой принцессы в прикосновения к шерсти небывалых высоких растений, шум дождя - в крики взлетающих из-под воды птиц, далёкий голос молодого льва - в боевой клич защитников земель прайда, вышедших сражаться за свои земли и своего короля. Эос не всё понимала в своих снах, но они - насыщенные, яркие, красивые - звали её за собой, кружили в хороводе красок. Утренняя прохлада не могла пробраться сквозь тепло, созданное лежащими рядом мамой и сиблингами, и малышка могла бы проспать ещё очень долго, если бы в какой-то момент один из братьев не решил, что ему пора вставать.

Утро, как говорится, добрым не бывает. Эос поморщилась сквозь сон, ощутив неприятный холодок на боку, и заёрзала, не понимая, куда делась её личная грелка в виде спящего рядом Антареса. Перевернувшись на другой бок, она выкроила себе ещё несколько минут спокойного сна, прежде чем утренняя прохлада снова дала о себе знать, на этот раз разбудив маленькую львицу окончательно. Эос недовольно приоткрыла глаза, оглядывая пещеру и прислушиваясь к звучащим в ней голосам, и подняла голову. Разглядеть ничего не удалось - спящая мама загораживала собой весь обзор. А между тем Нари говорил что-то о старшей сестре, причём говорил, обращаясь к Антаресу. И почему это братец всё самое интересное узнаёт первым? Недовольно фыркнув, Эос поднялась на лапы и потянулась, разминая затёкшие после сна бока, а затем со словами «Талия, вставай!» осторожно пихнула всё ещё пребывающую в объятиях Морфея близняшку в пятую точку и ничтоже сумняшеся вскарабкалась прямо на Ари, удобно устроившись на широкой материнской спине, и во все глаза уставилась на незнакомую львицу. На мгновение растерянный и изучающий взгляды встретились, и Эос приветливо улыбнулась Клио, чуть встопорщив маленькие уши.

- Привет, Клио! Я Эос! - известила она новоявленную родственницу, и, не убирая улыбки с мордашки, шепнула одними губами куда-то себе за спину. - Талия, ну что ты там копаешься?

Убедившись, что сестра по-прежнему не торопится вылезать, Эос тихо фыркнула и кувыркнулась с Ари так же, как Антарес до этого кувыркнулся с отца. При этом она едва не врезалась в старшего брата, остановившись от него буквально в нескольких сантиметрах, и, только хмыкнув на его недовольный взгляд, вновь уставилась на Клио. Однако долго ей созерцать сестру не дали - послышался топот лап по камням, затем тихий голос, и тут же показался его обладатель - большой лев с ярко-рыжей гривой. Эос как открыла рот для того, чтобы что-то сказать, так его и захлопнула - пришелец выглядел куда внушительнее и страшнее, чем Клио. Да ещё и заговорил с отцом о непонятных вещах - каком-то заражении, чужаках, гиенах, крови...

Внезапно взгляд юной принцессы упал на чёрную шкуру старшего брата. Антарес, в отличие от неё, времени зря не терял - Эос не поняла сначала, что он собирается делать, но, когда просекла, только и успела, что поймать отвалившуюся от удивления челюсть. Он что, серьёзно?

- Антарес, - тихий шёпот маленькой львицы навряд ли мог услышать кто-то кроме брата. Обернувшийся львёнок наткнулся на непередаваемый сестринский взгляд и выразительно приподнятую бровь. - Это безумие.

+1

77

Сколько она проспала? Должно быть, всего несколько часов. Счастье, что за это время львята не разбежались. Они были довольно подвижными для своего возраста — или Ари считала их такими. Это ведь было ее первое потомство. Никогда раньше самке не приходилось заниматься львятами. Пара случаев, когда она помогала другим львицам прайда, не в счет — ведь чужие дети всегда приятнее, ведут себя в присутствии чужой самки куда приличнее, да и времени с ними проводишь ровно столько, чтобы они не успели надоесть тебе до стиснутых клыков и пены из пасти.
Нет, тут, конечно, до такого тоже не дошло. И все же львица изрядно устала. Все происходящее тянуло из нее силы. Сама того не осознавая, она выглядела довольно жалко: исхудавшая, большеглазая, будто сама все еще была детенышем. И куда делась эта гладкошкурая самочка, которая когда-то так отчаянно мечтала стать королевой?
Вот мечта и сбылась. Что теперь с этим делать — неизвестно. Сказать кому — не поверят; но Ари даже сейчас порой отчаянно боялась не справиться. И, надо сказать, все же справлялась.
Нет. Не то слово. Конечно, не боялась. Сейчас, когда подросшие дети засыпали ее вопросами с такой скоростью, что львица не успевала ворочать языком в ответ, было уже как-то не до страхов. В первый момент ее шокировало то, что Нари предлагает ей стать королевой. Затем стало страшно. Теперь… все еще было страшно, но с каждым днем прибавлялось и уверенности.
И, кроме того, росла хрупкая надежда на то, что она действительно ему нужна. Нари так долго не замечал ее, удостаивая лишь мимолетным взглядом и вежливым, но весьма равнодушным приветствием… То, что он наконец ее заметил, было для самки не иначе как чудом, в которое она до сих пор боялась поверить. Даже теперь, когда следствие этого «чуда» в шести экземплярах бегало и болтало рядом с ней.
Самка открыла глаза, медленно и нехотя освобождаясь от оков сна. И вновь из хрупкой, ранимой львицы, все еще ребенка в душе, она превратилась во взрослую и уравновешенную хищницу, спокойную, невозмутимую, готовую поддержать супруга во всем — что бы это ни было.
В пещере все было по-прежнему. Нари рядом с ней, прижимавшийся к ее боку, согревавший ее дыханием. Сердце захлестнуло от нежности. Не открывая глаз, львица тихо замурлыкала. Вот супруг медленно поднялся на лапы, должно быть, все еще сонный.
— Доброе утро, — негромко проговорил он.
Ари приоткрыла один глаз, решив, что приветствие предназначается ей или кому-нибудь из ее львят, уже успевших проснуться. Но львенок, появившийся на пороге пещеры, не был ни одним из ее детенышей.
Клио. Взгляд самки чуть похолодел, когда это живое свидетельство того, что Нари не терял время зря, переступило порог пещеры. Ари не ревновала, хотя напоминание о предшественнице приятным не было. Впрочем, спустя секунду, когда львица, окончательно проснувшись и открыв оба глаза, приподнялась, выражение ее морды было совершенно другим. Ребенок ведь не виноват… и, по правде сказать, старшие львята были вполне милыми. Сорванцы, конечно, но и возраст соответствующий. Сейчас здесь появилась одна только Клио, но Ари не сомневалась, что в ближайшее время заглянут и остальные.
— Здравствуй, Клио, — мягко поздоровалась самка, усаживаясь и несколько раз лизнув переднюю лапу, чтобы окончательно сбросить сон, — дети... — улыбка львицы потеплела, когда она окинула взглядом свое разномастное потомство, — поздоровайтесь со старшей сестрой.
Вместе с юной дочерью короля в логово вошел Ньекунду. И вот тут-то в пещере стало почти тесно. Она и так-то была невелика, в самый раз для пары львов и их детенышей; Ари приветливо кивнула и самцу, радушно улыбаясь. И — навострила уши, внимательно слушая новости.

Отредактировано Ари (19 Окт 2015 16:01:13)

+3

78

Сон Талии был спокойным. Теплым, мягким, таким обволакивающим, неимоверно приятным, просыпаться ей совершенно не хотелось. Но лишь поначалу. Ей снились изумрудные луга, которые она никогда не видела, но знала, что совсем скоро, прямо совсем-совсем она пробежится по ним вместе с сестрой, она мчалась вперед, наслаждаясь свободой, ее лапы касались земли и тут же она толкалась ими вперед. Нет, ни минуты покоя. Покой — не то, что ей необходимо. Движение — жизнь, живи, чтобы двигаться, двигайся, чтобы жить. Сейчас она преследует молодую антилопу, которая, ну право, совсем не может оторваться от бравой, сильной, быстрой львицы. еще одно мгновение, и она будет поймана, вот сейчас... Сны всегда странно быстро, но неожиданно плавно перетекают друг в друга, так, что ты даже не замечаешь этого. Вот Талия несколько мгновений назад гналась за добычей, а уже сейчас сидит в пещере вместе с Эос, снаружи грохочет гром, сверкает молния в ночи, а глаза сестры обеспокоенные, взволнованные.

— Талия, вставай!

Голос сестры разорвал тонкую пелену сна. Однако малышке совсем не хотелось отпускать эфемерные отголоски сна, на считанные мгновения задержавшиеся в ее сознании, однако пришлось. Она недовольно разлепила один глаз и уставилась на спину своей сестры-близнеца, которая времени даром не теряла и уже взбиралась на спину к матери. О, нет-нет-нет! Талия, пихнув задней лапкой кого-то из сиблингов, открыла второй глаз и поднялась на лапки. Она глянула на свою сестру, которая явно обнаружила там, наверху, или по ту сторону матери что-то интересное. А это значило, что нужно срочно подниматься за ней.
Забраться на широкую спину матери труда особого не составило. Талия немигающими глазами уставилась на львицу, сидевшую чуть поодаль. Пару секунд она ее осматривала. А потом моргнула, широко улыбнувшись:
— Привет, Клио, — произнесла Талия, теперь заинтересованно глядя на старшую сестру. — Я Талия.
И соскочила с матери вслед за Эос, которая с нее кувыркнулась, едва не врезавшсиь в Антареса. А Талия, хоть и не могла пока похвастаться особой грацией, но вроде бы даже нормально приземлилась, не ударив перед Клио в грязь лицом. Мордой, вернее. Однако нормально поговорить ей не дали, послышались шаги и  пещеру вскоре ворвался другой лев, не такой большой, как отец, но все равно... он мелкую как-то напряг. Начал говорить какую-то чертовщину о крови, чуме, гиенах, чужаках. Талия не совсем понимала значение некоторых слов, однако что-то ей подсказывало, что это нехорошо. И сильно беспокоит окружающих.
— Мне это не нравится, — нахмурившись, отводя взгляд куда-то в сторону, тихо пробормотала мелкая.

+3

79

Клио была так сильно поглощена рассматриванием незнакомой ей львицы, чей лик пока что надежно скрывал плотный сумрак пещеры, что даже не услышала торопливых, стремительно приближающихся шагов — то был ее кузен Ньекунду, спешивший к королю по каким-то своим делам. Вздрогнув и приподняв шерсть от неожиданности, желтоглазая торопливо повернула голову к старшему самцу, одарив того слегка обалделым взглядом. И когда только он успел сюда взобраться? Впрочем, адресованное ей теплое приветствие немедленно получило отклик в виде слабой, неуверенной улыбки. Клио еще немного потопталась на одном месте, растерянно переводя взгляд с усталой морды Ньека на спящее в логове семейство, и обратно. Ну и глупый же у нее был сейчас вид!

Я... я просто не хотела никому мешать, — тихонько пробормотала она в конце концов, застенчиво опустив голову к земле. — Но, раз ты тоже сюда пришел, то мы, наверное, уже можем... ох, — львица изумленно округлила глаза, заметив, как на мерно вздымавшуюся спину Нарико запрыгнул маленький острохвостый клубочек, чей окрас был таким темным, что рассмотреть его черты не представлялось возможным. Недолго думая, этот малыш (такой крохотный!...) принялся настойчиво будить короля, да с такой решимостью, будто именно он был тут самым главным, а вовсе не громила-Нари, которому было бы достаточно просто разок лениво хлопнуть лапой, чтобы избавить себя от раздражающего писка над ухом... Но куда больше этого, Клио поразилась словам незнакомого львенка. Она даже не сразу поняла, что именно она услышала, а когда до нее, наконец, дошло, нижняя челюсть сама собой отпала вниз, безвольно повиснув в воздухе и придав морде подростка еще более идиотское выражение, чем оно было уже до этого.

"Отец"...?!

Пока Клио безуспешно собирала в кучку стремительно разбегающиеся от нее мысли (львята? у Нари? откуда? когда он успел? зачем? почему так много? а эта львица — их мать? почему он ничего не сказал?), ее, как только что выяснилось, младший единокровный братишка колобком скатился со спины короля и насуплено уставился в глаза юной самки, задав ей вполне логичный и конкретный вопрос. Ответа, впрочем, он так и не дождался: больно уж велико было удивление Клио, чтобы она так быстро пришла в себя и перестала немо пялиться на черношкурого сорванца, не зная, что ей теперь говорить или даже думать по поводу всего происходящего. Она даже не сразу услышала слова Нари и сдержанно-радушное приветствие его новой супруги (королевы? она теперь его королева?) — все внимание Клио было приковано к поочередно выскакивавшим вперед малышам, которые уже деловито желали ей доброго утра и звонко, четко называли свои имена. Наконец, у Клио будто бы что-то включилось в мозгу, и она торопливо захлопнула пасть, вновь переведя взгляд на счастливого отца семейства. Как обычно, ей требовалось несколько мгновений, прежде чем набраться смелости и ответить на заданный вопрос, но в этот раз пауза вышла совсем уж долгой и оттого страшно неловкой. Боже, ну и дуреха же она! Почему сразу не догадалась, что у Нарико может быть другая семья и... другие дети, помимо нее самой и Думан с братьями? Он же король целого прайда — было бы странно, если бы при этом он до сих пор оставался закоренелым холостяком!

Все в порядке, — наконец, скороговоркой выдала она, чувствуя, как вот-вот сгорит со стыда. — С Таибу все хорошо, он уже проснулся и... я просто хотела убедиться, что ты себя нормально чувствуешь... после той драки... и еще... — она так и не успела закончить реплики. Судя по всему, у Ньекунду имелись новости по-важнее, так как он немедленно приступил к своему докладу — естественно, Клио не посмела его перебивать, а лишь с покорным и отчасти виноватым выражением отступила прочь от входа в пещеру, однако, все еще не спеша куда-то уходить. Не то, чтобы ей надлежало слушать разговоры самцов, но... как уж тут не погреть уши, когда Ньекунду принес такие любопытные вести! Еще и эти львята... Как бы Клио не изумлялась самому факту их существования, а также большому количеству детенышей в одном помете, она все-таки не могла отрицать то, что вся эта малышня была до ужаса милой и забавной. Вытянув шею, самочка попыталась еще раз заглянуть в логово поверх плеча Ньека, желая получше рассмотреть множество припухленьких усатеньких мордашек — ну надо же, какая прелесть!

— ...Мадара и моя мама отвели ее в место, неподалеку от которого находится Шайена, — серьезный, непривычно собранный голос Ньека негромким эхом отражался от узких стен пещеры, поневоле заставляя переключить внимание обратно на его слова. — На всякий случай. Но, повторяюсь, заразой от нее не пахнет. Она ждет там твоего вердикта, — услыхав это, Клио пришла к выводу, что Нари придется ненадолго отлучиться к границам, а следовательно, его супруге придется самостоятельно приглядывать за всей этой оравой детенышей — как же тут справишься в одиночку! Будучи жалостливой и на редкость добросердечной особой, Клио в тот же миг ощутила острый укол сострадания по отношению к незнакомой самке — хотя на тот момент она едва ее знала.

Я могла бы помочь смотреть за львятами, пока ты ходишь по делам, отец, — выпалила самочка еще раньше, чем осознала, что именно она предлагает, кому и по каким причинам. Выпалила, слегка заикаясь и дрожа голосом от волнения, но все же достаточно громко и отчетливо, чтобы быть услышанной. А выпалив — тут же едва не прижала лапу к губам, коря себя за то, что вообще раскрыла рот. Ну кто ж доверит такое важное и ответственное дело ей, Клио! Она же сама еще практически детеныш... А что, если королева рассердится, или даже хуже — Нари рассердится, едва услыхав подобную глупость! И как она, интересно, вообще планирует помогать Ари, если ни разу в своей короткой жизни не имела дела с такими малышами?! Втянув голову в плечи, вся съежившись от смущения и острой неуверенности, Клио перевела донельзя смущенный взгляд на отца, уже заранее готовясь к отказу, а то и строгому замечанию. Ох, если бы только Ньекунду не видел ее позора!

+3

80

Вопрос львенка остался без ответа. Кажется, юная львица была озадачена не меньше малыша и просто не знала, что сказать ему, лишь разглядывая, а затем обратя внимание и на других детенышей. Антарес чуть наморщил нос в недовольстве и ударил тонким маленьким хвостом по полу - ему не нравилось, когда его игнорировали. Благо, это продолжалось недолго - пусть Кило и молчала, но зато ответил отец - оказывается, эта львица была старшей сестрой Антареса и его сиблингов. Интересно.

- Привет, Клио, - поздоровался маленький воитель, следуя указанию матери.

Он обернулся на сестер, постепенно вылезающих из-под материнского брюха и выбирающихся посмотреть на пришедших. Да, уже на пришедших, потому что следом за Клио в пещеру вошел лев. Настоящий взрослый лев! Он был куда больше, с косматой гривой и сильными лапами и выглядел явно опаснее скромной львицы, и это насторожило маленького черного львенка. Он нахмурился, присмотрелся к незнакомцу - тот заговорил с королем, и тон его был серьезным и слишком уж мрачным.в речи его промелькивали пока еще порой непонятные, но страшные слова, однажды даже Ньекунду сказал что-то про гиен, и Антарес насторожился. Он знал о гиенах совсем немного, но его знаний хватало на то, чтобы понимать, что они - враги. Это львенок сумел вынести из тех сказок и историй, что мать порой рассказывала ему и лругим детенышам перед сном. Наверняка этот лев рассказывает что-то интересное!

Каково же было разочарование Ареса, когда незнакомец так ничего и не рассказал о сражениях с гиенами. Он говорил лишь о какой-то львице, до которой львенку не было никакого дела. А он-то ждал интереснейшей истории, может быть, даже саги о какой-нибудь битве или войне с гиенами. Истории, изобилующей сражениями, в которых побеждали настоящие герои - те, на кого Антарес так хотел бы быть похож. Но... ничего подобного. Никаких подробных рассказах о боях, лишь скучный доклад о какой-то незнакомой львице. Стало скучно. Какое-то время Антарес еще слушал Ньекунду, но это не сильно его развлекало. Несмотря на то, что утро еще только-только наступило, детеныш совсем не был сонным, и тело его жаждало игр, беготни, драк и возни, так свойственных большинству детей. Львенок обернулся, глядя на братьев, что еще спали, несмотря на то, что мать уже проснулась и даже поднялась на лапы. Мда, наверное, разбудить их Ари не позволит. Антарес скосил взгляд на беседующего с отцом Ньекунду и незаметно ухмыльнулся. Припав к каменному полу, он прищурился, примериваясь, выпустил маленькие черные коготки, чуть задевая и царапая ими камень. Львенок нахмурил густые брови, напружинился, готовясь к прыжку. Откуда-то с боку раздался шепот пораженной сестры - Арес бросил на нее взгляд, но тут же вновь впился темно-синим взглядом в Ньекунду.

- Безумие? - с довольным видом хмыкнул Антарес, растягиваясь в ехидной ухмылке; тут же его мордочка приняла самое суровое и воинственное из всех возможных выражений, и львенок издал громкий детский мяв: - ЭТО АФРИКААА!!!!111

Когти царапнули по камню, и Антарес с боевым кличем набросился на Ньекунду, целя в одну из его передних лап, намереваясь врезаться в нее лбом, а затем обхватить лапами и повиснуть, вцепившись мертвой хваткой.

Отредактировано Антарес (10 Ноя 2015 15:04:05)

+2

81

Антарес атакует Ньекунду

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+5

Бросок
Модификатор

Итог

6 + 5 = 11
0

11

Настоящее везение, персонаж выигрывает/выполняет миссию, причем с меньшим трудом и легкими ранениями.

Антарес со всего размаху врезается в Ньекунду, оставляя кузену синяк на лапе, и виснет на нём, вцепившись так. что оторвать явно будет затруднительно. От удара головой львёнок получает лёгкое головокружение.

+1

82

----→ Большая пещера

Сестренка, хоть и была помельче, темп взяла такой, что Нео даже не сразу сообразил, куда она делась. Тропа-то была не одна — хочешь, вверх иди, хочешь — вниз сбеги. Но вот черногривый заметил, как хвостик Клио мелькнул на каменной лестнице, ведущей в самую маленькую из пещер.
Сказать по правде, Нео и был-то там от силы раз или два. Он знал, что пещера принадлежала отцу, вот только память о содеянном недавно у водопада все еще была свежа, и львенку не очень-то хотелось попадаться Нари на глаза. Конечно, тот не станет старое поминать. Или станет? Не хватало еще нарваться на взбучку, особенно если отец не в духе.
Но лапы уже сами несли Нео по камням, и на ходу он то подталкивал, то тянул за собой брата, не упуская возможность ласково ткнуть его лбом или плечом. Все-таки чудесно, что с ним все в порядке. Братья бывают несносными, но с ними куда лучше, чем без них, верно?
Сестра уже успела скрыться внутри, и юный лев видел, что она была не одна.  И Клио, и Ньекунду (черногривый не сразу узнал его со спины) пропали из виду, зато теперь из пещеры доносились смутные негромкие голоса, один из которых точно принадлежал отцу. Гневных или раздраженных ноток в нем не было. Между Ньекунду и Нари, кажется, завязалась беседа, во всяком случае, голоса самцов звучали чаще; хотя пару раз черногривому было слышно и тонкий голосок Клио, почему-то особенно тихий, — должно быть, та не на шутку стеснялась, что отрывает отца от дел.
Ну, раз уж его все равно отвлекли, то чего уж там.
— Пошли. Посмотрим, кто там еще, — поторопил Нео брата и, наконец, преодолев последние шаги, ввалился в пещеру.
Да так и замер на пороге. Не сразу его глаза привыкли к полумраку, но когда это все-таки случилось, львенок с удивлением заметил, что Нари не один. Совсем не один. Настолько не один, что это буквально шокировала не ожидавшего ничего подобного черногривого. Он уселся на задницу, потрясенно оглядывая львят, которых, казалось, было здесь не меньше десятка. И все разные. Да-да, совершенно разные. И совсем темные... и совсем светлые. И так — серединка на половинку. А львица, с покровительственным видом оглядывавшая их, была, несомненно, матерью всей этой оравы.
— Я могла бы помочь смотреть за львятами, пока ты ходишь по делам, отец, — наконец, отчаянно выпалила Клио, кажется, еще не заметившая, что ее братья тоже здесь.
Вот же етить, нянька нашлась. Черногривый резво начал жалеть, что не остался в большой пещере. Как бы и его заодно не приставили к этим детишкам — вон они какие шустрые, а много их как, поди в одиночку справься. Один из них как раз набросился на Ньекунду, до последней секунды не замечавшего, что его атакуют. Этак останешься тут за няньку — глядишь, к возвращению отца будешь валяться на земле, а сверху будут топтаться эти маленькие звереныши. Вон их как много — и взрослого завалят. А уж если запищат, то и сам наземь повалишься, зажимая уши лапами.
— Доброе утро, отец, — скороговоркой выпалил Нео, ласково ткнув сестру в плечо (с такой силой, что она рисковала расквасить нос о камень), — доброе утро, — обратился он к остальным, вежливо кивая незнакомой львице и настороженно оглядывая львят.

+2

83

Большая пещера


Каменная тропа была мокрой, скользкой и противной. Таибу несколько раз чуть не поскользнулся, но всякий раз, как его лапы соскальзывали вниз, и Бу каким-то чудом удерживался на них, он делал вид, будто ничего не произошло. Ему было стыдно за то, что произошло у водопада - таки не во всем был виноват Шеру, Таи сам согласился прыгать и сам не остановился вовремя. Не успел. Не сообразил. Даже не подумал о том, что спор глупый и бессмысленный, и за это все ему было стыдно. Интересно, отец очень сильно злится из-за этого? Таибу хотел задать этот вопрос брату, но все же промолчал - вот-вот у него будет шанс узнать все самостоятельно, а возвращаться к теме водопада в разговоре с кем-то из сиблингов не слишком-то хотелось. Тоже стыдно было - они ведь так волновались!

Завидев пещеру, Таибу подумал, что там и без него достаточно много львов - целое столпотворение по сравнению с обычным-то запустением. Ньекунду, Клио, теперь еще Нео и он сам, да и из пещеры доносились какие-то еще голоса - и лишь один из них был отцовским. Заинтересовавшись, Таи ускорил шаг и вытянул шею, чтобы лучше видеть происходящее внутри малой пещеры.

- Здравствуй, отец, - сказал он, приблизившись. Хотел было сказать что-то еще, но так и замер с открытым ртом, наконец разглядев всех находившихся в пещере. В темноте виднелась светлая львица, отдаленно похожая на мать - только черты морды у нее были гораздо мягче - и целая орава львят, казалось бы, всех возможных окрасов. Откуда их столько? Ответить на это вопрос Таибу смог сам, но лишь опомнившись. Понятное дело, откуда взялись львята. Учитывая то, что они все в пещере отца, да еще и с какой-то львицей - вероятнее всего, матерью - все становится еще понятнее.

- Доброе утро, - запоздало поздоровался Таи с самкой и двоюродным братом, затем бросил полный смешанных чувств взгляд сначала на Нео, затем на Клио, желая узнать их мнение о происходящем. Он не знал, что и думать. Мысли носились назойливыми мухами, путались, и Таибу никак не мог определиться, что же он все-таки думает по поводу того, что Нари с этой львицей, не с Вемико, которая еще и будто бы пропала куда-то. Не из-за этого ли? Может ли быть такое, что она узнала обо всем гораздо раньше и, расстроившись, просто ушла на время, чтобы разобраться в себе и успокоиться? Почему тогда она ничего не сказала собственным детям, которые теряются в догадках по поводу того, где же пропадает их мать.

- Кто это, отец? - Бу решился задать вопрос, теперь терзающий его слишком уж сильно. - И... куда делась мама?

0

84

Клио по-прежнему выглядела сконфуженной. Нари с сочувствием посмотрел на ее полную стыда мордочку и попытался сделать свою все еще сонную утреннюю физиономию чуть более приветливой, вздохнул. Пожалуй, сообщить ей и ее сиблингам о появлении в семье Ари и новых детей стоило гораздо раньше – была бы возможность. Королевская рутина пожирала Нари и все его свободное время, не оставляя порой возможности даже для того, чтобы просто поговорить с собственными детьми о весьма серьезных вещах – а пополнение в семействе было серьезной вещью, и на нее в свое время то же не удалось выделить и минуты. Бастарды и племянники узнали о своей новой королеве и новоиспеченных наследниках незадолго до того, как это должно было стать известно прайду – буквально за несколько часов до этого, хотя, по-хорошему, стоило сообщить им об этом еще после того, как вся эта орава детенышей только на свет появилась. Нари отвел взгляд и нахмурился, задумавшись о том, как же сложно будет выделять время на воспитание принцев и принцесс, учитывая то, что и при нынешней-то нагрузке Ри с трудом справлялся со своими обязанностями отца, дяди и брата. Дальше будет только сложнее.

- Все хорошо, Клио, не переживай, я в порядке, - заверил дочь мародер и постарался даже дружелюбно улыбнуться уголками губ. Он делал это с некоторой неохотой (чтобы было не заметно по его морде), потому что все еще не проснулся. Нари с удовольствием поспал бы еще час или два, но такой возможности у него не было. Ему нужно быть на ногах с самого утра, потому что день обещал быть тяжелым и загруженным, как и вчерашний. И позавчерашний. И позапозавчерашний. Как вообще все дни за последние года три.

Лишь дети, наперебой здоровающиеся и знакомящиеся со старшей сестрой, смогли вызвать у Нари чуть более искреннюю улыбку. Мда, пожалуй, знакомить их с семьей будет весело.

- Нет, уже давно не сплю, Ньекунду, - ответил король, покривив душой по поводу «давно». Он напрягся, услышав о важных новостях – в свете последних событий он не ждал ничего особо хорошего, а потому где-то в душе полагал, что племянник пришел сообщить как минимум об очередном заболевшем или о смерти чумной Шайены, или о каком-нибудь убийстве, или еще о чем похуже. Потому его голос сделался куда более твердым и напряженным, а сам Ри нахмурился, готовясь к новостям любой отвратительности. – Говори, я слушаю.

Вопреки ожиданиям, новости оказались не такими уж и плохими. Важными – да, но не плохими. Одиночка на границах, пусть даже и неизвестно, заразная или нет, не такая уж и большая проблема – куда меньшая, чем очередной зараженный или что-нибудь вроде того. В данном случае не нужно ни за кого бояться, принимать какие-то срочные меры, без которых все может покатиться в тартарары или делать нечто подобное – нужно лишь решить, как поступить с пришелицей и поговорить с ней. Хотя и это решение нельзя назвать таким уж простым. Ньекунду описывал Атем как умелую воительницу, – а прайду всегда нужны воины, неважно, самцы или самки – выглядящую здоровой и сильной. Она действительно могла пригодиться – такие прайду всегда нужны, особенно теперь, когда в прайде снова довольно много львят. Всех их нужно кормить и оберегать, а для этого потребуются старания как львов, так и львиц. Лишние лапы в этом деле никогда не помешают, но, с другой стороны, где гарантия, что она не принесет с собой чуму?

- Нельзя просто так принимать в прайд каждого встречного чужака, - покачал головой Нари. – Быть может, признаков болезни и нет, но это не значит, что они не проявятся позже. Нельзя пускать в прайд ту, что хотя бы в теории может навредить ему.

Морда Нари приняла задумчивое выражение, он явно что-то решал, но пока не хотел озвучивать своих мыслей. Подвергать весь Килиманджаро опасности 0 слишком безалаберно и глупо, однако просто так отпускать хорошую воительницу тоже не стоит. Она как минимум будет полезной при охране границ, а этим не каждая львица может похвастаться – по крайней мере, такими успехами в данной сфере. Но роль играло не только это. Если она действительно была родственницей Шайки, – сестрой, дочерью или кем угодно еще – то она приходилась родней ив сему семейству Нари, а также большей части прайда. Прогонять ее – против всех тех правил, по которым Ри жил всю свою жизнь.

- Однако игнорировать тот факт, что она может быть нашей родней, я тоже не могу, - продолжил мародер. – Наша семья своих не бросает, а значит, и ее не бросит. Я поговорю с ней. Если она действительно так хороша, как ты рассказываешь, да еще и одна из нас, я подумаю, что можно сделать. Спасибо, что рассказал.

Клио подала голос, и Нари перевел взгляд на нее – дочь предлагала помощь. Она выглядела еще более смущенной и напуганной, чем прежде, несмотря на то, что проявляла инициативу, Она даже прикрыла рот лапой, будто бы сказала что-то очень грубое и неприличное. Ри немного приподнял брови, не поняв причину такой реакции, но потом все же улыбнулся, чтобы хоть как-то приободрить неуверенного в себе подростка.

- Отличная мысль, - сказал он. – Мне нужно будет отлучиться, а Ари придется вести львиц на охоту, а потому за львятами должен кто-то присмотреть. Я рад, что ты сама вызвалась – я скажу Кеди помочь тебе. – задумался на пару мгновений, а затем добавил: - И не надо смущаться. Ты молодец.

Разговор был грубо прерван громким детским мявом. Нари, совершенно позабывший о том, что дети уже проснулись и совершенно не собираются сидеть спокойно. Пожалуй, проводи Ри с юными наследниками больше времени, он знал бы, что эта армия маленьких спиногрызов сидеть спокойно определенно не любит и не собирается, а броситься на поиски приключений или начать баловаться готовы в любой подходящий и неподходящий для этого момент. Вот и Антарес, на которого некоторое время никто не обращал внимания, решил непременно его к себе привлечь (или чего он хотел добиться таким поведением?), бросившись на одну из лап Ньекунду. Если бы поведение сына не было столь возмутительным и вызывающим, мародер бы наверняка отметил, с каким успехом и ловкостью он атаковал кузена, но, поскольку поступок все равно оставлял ожидать лучшего, Ри лишь одернул сына:

- Антарес! – еще пару секунд назад выглядевший не таким мрачным король вновь нахмурился и строго посмотрел на сына, мертвой хваткой вцепившегося в лапу Ньекунду. Его голос был строг и требователен, а также достаточно холоден, потому что Нарико сейчас было явно не до детских глупостей. – Немедленно прекрати. Ты нам мешаешь.

Под взглядом отца львенок как-то быстро стушевался – он не выглядел таким уж пристыженным или смущенным, однако о своем поведении наверняка задумался, да и лапу кузена отпустил, отошел в сторону и, пообещав больше так не делать, больше не мешал. Нари еще раз мрачно зыркнул на него для профилактики, а затем вновь перевел взгляд на Ньекунду и тут же заглянул ему за спину – там, на каменных ступенях, скучковались старшие королевские дети: теперь не одна только Клио, но еще и Нео с Таибу.

- Доброе утро, - кивнув, поздоровался с ними Нари. – Таибу, как ты?

Вопрос сына о Вемико был, пожалуй, ожидаемым, только вот ответа на него у короля не было. Он уже давно не видел Вемико, да и до этого почти не общался с ней, пусть они и остались в хороших отношениях после того, как долго были вдали друг от друга.

- Я давно не видел ее, - признался Ри. – Спросите лучше львиц. Быть может, они ходили на охоту вместе с ней и знают, где она.

Нарико окинул взглядом семью, которая собралась у пещеры почти что в полном составе. Пожалуй, самое время для того, чтобы познакомить их всех с новыми членами семейства. Надо было сделать это раньше, но, раз уж не получилось, придется сейчас. Лучше поздно, чем никогда, так ведь?

- Пока вы все здесь, - начал Нари, осмотрев всех присутствующих, - я хотел бы познакомить вас с новыми членами нашей семьи. Мне стоило сделать это раньше, но… - он выдохнул хмуро и, сделав шаг в сторону, перевел взгляд на свою жену. – Это Ари, моя супруга и ваша новая королева. Это, - он кивнул на Антареса, Эос и Талию, а также на всех тех детей, что только просыпались, - наши дети. Ваши братья и сестры, - обратился он к своим старшим детям, а затем, посмотрев на Ньекунду, уже к нему: - твои кузены и кузины. Трандуил, Антарес, Эос, Талия, Сейвау, Вакати и Тагор. Дети, - он взглянул на них, и львята подняли на него свои маленькие мордочки – заинтересованные, а у кого-то все еще сонные, - это ваши старшие братья – Нео и Таибу, сестра – Клио, и кузен – Ньекунду.

Теперь, когда все они были знакомы, можно было приступить непосредственно к королевским обязанностям. Время уже поджимало, и самое время было начать раздавать указания. Нарико вновь взглянул на племянника, кивнул ему и заговорил уже куда более серьезно и холодно:

- У меня ответственное задание для тебя, Ньекунду. Я хочу, чтобы ты отправился в прайд Фаера и добился аудиенции с королем. Я хочу встретиться с ним в ближайшее время – желательно ночью на Дальних пастбищах. Скажи ему об этом и договорись о встрече, добавь, что я хочу заключить союз. А еще уточни, знают ли они о чуме. И добавь, что наш шаман, возможно, знает что-то о лекарстве. Отправляйся как можно скорее.

Закончив, Нари обернулся к супруге. Она уже оправилась после родов и набралась сил – теперь ей пора было приступить к выполнению своих обязанностей.

- Ари, тебе пора встать во главе наших охотниц. Собери львиц и отправляйтесь на охоту – будьте осторожны, проверяйте, не больны ли те, на кого вы будете охотиться. Клио и Кеди присмотрят за детьми, не беспокойся.

Мародер замолчал, но взглядом сказал старшим детям остаться здесь, в пещере. Дождавшись, когда Ари и Ньекунду скроются из виду, Нари посмотрел на каждого из детей по очереди, чуть хмуря брови, смерил их взглядом. Ему многое нужно было объяснить им, многое рассказать и обсудить. Он не знал точно, как старшие отнесутся к тому, что в семье появилось еще целых семь львят, их братьев и сестер, причем законных детей, а не бастардов. Не было никаких гарантий, что у них не возникнет вопросов по поводу того, кто же станет будущим королем и как вообще теперь будет выглядеть жизнь королевской семьи, когда у Нари появилась законная супруга, дети, а мать бастардов запропастилась куда-то, а сами они остались без присмотра и совсем не знали, что им и делать.

- Плохо, что вашей сестры тут нет, но нам нужно поговорить. Чем скорее, тем лучше.

+3

85

Известие о незнакомой львице Нари воспринял без особого энтузиазма. И здраво принялся рассуждать о том, почему опасно принимать в прайд первого попавшегося чужака, ведь неизвестно, как и когда проявит себя чума, это ведь коварная, малоизученная болезнь. Ньекунду с тревогой всматривался в холодные глаза вожака и пытался предугадать, какой же он вынесет вердикт. У него заканчивались аргументы в пользу Атем, и он быстро занимался разработкой новых - среди них было и напоминание, что с болезнью Шайены прайд лишился охотницы, а Атем по определению не может быть скверной охотницей, раз проделала такой путь и не оттощала до полусмерти, к тому же, она явно умна и сообразительна, опять же, по той же причине, а такими львицами не разбрасываются...
Но Нари, к удивлению Ньеке, решил руководствоваться, в первую очередь, совсем другими соображениями. Он упомянул о кровном родстве с Атем. Ньекунду до сего момента и не подозревал, какое большое значение придает  король родственным связям.
"Ну конечно, он ведь без колебаний принял в прайд своих детей, на тот момент еще львят, лишних голодных ртов," - подумал Ньек. Он вспомнил о своем отце, который без колебания оставил родную кровь и отправился незнамо куда в очередной раз. Насколько же различный смысл придают кровным узам разные львы и львицы! Он сам не так давно не придавал особого значения семейным узам, но гибель Тейжды все перевернула с лап на голову. Размышления Ньека прервались тяжелым, увесистым ударом. Он вскрикнул от неожиданности и боли, и замахав ушибленной лапой, глянул вниз. И наткнулся на взгляд черного львенка, одного из сыновей Нари. Это каак понимать?
- Ты это чего? - с толикой удивления поинтересовался Ньек, глядя на Араса с высоты своего внушительного роста. - Больно ведь!
Отодвинулся подальше, бросив на львенка еще один косой взгляд. Как обращаться с детьми, он понятия не имел. И, признаться, особой злости или гнева не почувствовал, только легкое раздражение и желание убраться от этого активного комка меха подальше. Тем более, что в пещере становилось тесновато. Нари снова заговорил, и на этот раз Ньекунду едва не поперхнулся. Он - посланец? Представитель прайда?
Он сглотнул. Представил незнакомых, чужих львов, глядящих на него так же, как он сам смотрел на чужаков. Ньекунду помнил, где находятся границы с прайдом Фаера, но ни разу не встречал членов его семейства, охотников или воителей. Ему вдруг стало дурно. Почему он?! Разве не логичнее отправить с таким ответственным поручением какую-нибудь опытную львицу или опытного, взрослого льва?
"Так, успокойся," - мысленно проговорил Ньекунду. "Раз Нари посылает тебя, значит, он уверен в тебе."
Да, пора и ему самому обрести уверенность в себе. Он уже давно не такой львенок, который прыгает сейчас возле Нарико, карабкается по его спине и играет.
- Будет исполнено, - коротко ответил Ньекунду. Коротко, чтобы голос не выдал неуверенности. Но, к его удивлению, фраза прозвучала твердо. Молодой лев быстро со всеми попрощался и выбежал из пещеры. На него пахнуло свежим воздухом. Уф... Задание. Ответственное задание - и ему! Нельзя подвести прайд, вот в чем штука. Нари сказал, как можно быстрее. И Ньекунду отправился тотчас же.
===========) саванновый лес

Отредактировано Nyekundu (3 Янв 2016 22:34:14)

+2

86

Каждый день приносил что-нибудь на редкость интересное. Поначалу это были запахи и звуки, затем, когда она открыла глаза, то узрела краски и цвета. Это, безусловно, интересные вещи, как и веселая возня с братьями и сестрами. Но сегодняшний день побьет все рекорды интересности! Сей проснулась, выкарабкалась из-под сопящих родственников и немедленно включилась в чудесный новый день, сулящий столько новых открытий.
Она косо глянула на Нарико - одного из самых интересных субъектов в последние дни. Ей до сих пор как-то не верилось, что этот косматый, суровый лев является ее родным отцом. В отличие от других львят, она не спешила прыгать перед ним и показывать, насколько она хорошая, ловкая и умелая. Нет уж, представления она устраивать не будет! У нее есть... это... как его... Сей задумалась, затем просветлела. Точно - чувство собственного достоинства! Гордо подняв белоснежную голову и расправив белоснежные плечи, она тогда чуть насмешливо глянула на остальных насыщенными красными глазами.
А потом она подумала, что неплохо бы покататься в папиной гриве. Такой теплой, уютной, наверняка мягкой гриве. Ей пришла эта мысль со вчерашнего вечера, когда она проваливалась в сон, а сейчас пора было претворять план в реальность. Но нынешний день принес еще больше удивительных интересностей. Во-первых, посетители. Их много. Очень много. Сей заключила, что за пределами пещеры обитает множество львов, куда больше, чем она могла себе представить. Первым пришли кремовая львица и рыжий лев с красной гривой. Первая выглядела куда взволнованнее второго и долго мялась на пороге. Сей наморщила носик и заинтересованно уставилась на пришельца, высунувшись из-за маминой лапы.  Ее глаза озорно блеснули красным в полумраке пещерки.
Кремовая оказалась Клио, их старшей сестрицей, а рыжий - Ньекунду, и он называл отца дядей. Ух ты, сколько новых родственников! Сей выкатилась к старшим львам с грациозностью, на которую может быть способен маленький, крепенький детеныш, еще не расставшийся с младенческой шерсткой.
- Здорово, - весело поздоровалась она с Клио, которая почему-то выглядела так, словно опасалась, что из нее сейчас сделают корм для львят. Улыбнувшись краем рта, Сейвау повернулась к Ньеку и обнаружила, что Антарес выглядит довольным. И чего-то замышляющим. Забыв про Клио, Сей подскочила к Эос, только, в отличие от нее, отговаривать брата не стала. Наоборот. Ее глаза вспыхнули от любопытства и предвкушения предстоящего зрелища.
"Давай!"
Антарес с воплем напал на Ньекундовскую лапу, только вот лев выглядел не испуганным или сердитым, а ошеломленным. Сей не сдержала смешка. Тоже мне, великий воитель!
- Отличная работа, братец, - она утерла нос лапой, фыркая от еле сдерживаемого смеха. - Может, в следующий раз ты сможешь даже кого-то напугать.
Она не то чтобы хотела обидеть или унизить брата, ведь он здорово ее повеселил. Да и вообще он ведь был ее родным братом, а издеваться над родными как-то... нехорошо и мерзко. Просто... просто смеха сдержать не получается, когда такой малец прыгает на такого огромного льва. Да этот... как его... Нерунду? Он мог Ареса одним щелбаном отшвырнуть!
Тем временем, похоже, мама с отцом собирались уходить. Сей быстро повернулась к взрослым, желая удостовериться, что не ослышалась.
- Вы уходите? - в ее голосе не было страха или паники. Наоборот. Она хотела  остаться без взрослых, сама по себе, только с братьями и сестрами и... Увы. С ними остается Клио. Сей поникла, ибо ее мечты о самостоятельности рассыпались в прах.
"Впрочем, может, с ней будет не так уж тоскливо," - подбодрила себя Сейвау.
- Кстати, а кто такой Кеди? - поинтересовалась она, вспомнив, что Нарико назвал одно незнакомое имя. Пещера все набивалась львами, их стало уже слишком много.

+1

87

Вслед за Клио, растерянно оглядывавшей львят, появились и остальные детеныши из первого помета Нари. Их уже, в общем-то, нельзя было даже назвать детенышами. Это были вполне себе подростки, вытянувшиеся, крепкие; самцы уже успели обзавестись гривами, по крайней мере, несколькими прядями. Клио уже сейчас выглядела самой настоящей взрослой львицей, с разницей лишь в размерах. По сравнению с этой троицей собственные детеныши Ари были еще совсем малы, и, хотя она устала безвылазно сидеть в пещере, оберегая их, выходить на охоту было все еще боязно. И уж тем более боязно оставлять их на Клио, любезно предложившую свою помощь. Кажется, юная львица действительно хотела помощь, чего не скажешь о ее братьях — по их кислым минам сразу становилось ясно, что они не горят желанием общаться с малышней.
Да и смогут ли? Львята ведь такие непоседы. Того и гляди натворят что-нибудь.
Вот, уже натворили. Пока Нари разговаривал с Ньекунду, на последнего успел напасть Антарес. Вид у черного был донельзя воинственный, и, к удовольствию маленького проказника, Ньек даже вскрикнул от неожиданности, мотая ушибленной лапой. Ари сдержанно хмыкнула, пряча усмешку в усы. Это было ее первое потомство... и уследить за ними было чертовски сложно.
Впрочем, Нари спуску чернышу не дал. Материнский гнев вряд ли был ему страшен, зато отцовский окрик возымел действие: под суровым взглядом самца Антарес мигом сник, стушевался и поспешил отпустить свою добычу.
На скорую руку познакомив детенышей между собой (судя по сосредоточенным мордочкам кое-кого из старших львят, они вряд ли запомнили все имена), Нари снова повернулся к Ньекунду. Ари обратилась в слух. Она относительно мало знала о том, что происходит в соседних землях, но уж о прайде Фаера не могла не слышать, как и о чуме.
Затем король повернулся к самке, взглянув на нее серьезно, почти сурово, хотя где-то в глубине его глаз, Ари была уверена, таилось тепло, предназначенное только лишь ей одной.
— Ари, тебе пора встать во главе наших охотниц, —негромко проговорил Нари, — Собери львиц и отправляйтесь на охоту — будьте осторожны, проверяйте, не больны ли те, на кого вы будете охотиться. Клио и Кеди присмотрят за детьми, не беспокойся.
Львица сдержанно кивнула. Ее черные губы тронула легкая улыбка, когда она, поднявшись и расправив плечи, склонила голову, с нежностью глядя на супруга.
— Я все сделаю, — мягким, грудным голосом мурлыкнула она.
Быстрым, но не суетливым шагом самка прошлась по пещере, ласково взъерошив макушки львят, шепча каждому на ушко, что скоро вернется и обязательно принесет с охоты что-нибудь интересное... а затем, как ни хотела она оттянуть этот момент, настало время идти. Тянуть не следовало: солнце уже поднялось высоко, хотя после недавнего дождя воздух был свеж.
Спустившись на каменную поляну, Ари некоторое время стояла в замешательстве, но, пересилив себя, все же быстро собрала нескольких львиц. Прежде они несколько раз охотились вместе, хотя сегодня львице впервые предстояло вести охоту в качестве королевы прайда. От одного только этого словосочетания мурашки бежали по коже. Конечно, остальные самки об этом не знали, или, вернее, давно обо всем догадали, только не спешили терзать Ари вопросами, видя, что ей и так приходится нелегко. В самом деле, если одна из охотниц пропадает неизвестно куда, а потом вдруг обнаруживается в логове самого короля, да еще благоухает совершенно так же как он, выводы очевидны. Фаворитка, или же новая королева. Вернее второе — потому что соски Ари все еще полны молока, и не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы угадать, что это значит. Ай да Нари, ай да левий сын.
Но вопросов, которых так опасалась львица, ей так и не задали. Хотя самки мягко посмеивались, переглядываясь, никто из них не сказал ни слова ни о львятах, ни о короле — зато предостаточно сказали о чуме. Это сейчас казалось куда важнее.
Каменная поляна была окружена густым кустарником, но Ари не нужно было забираться на смотровую площадку, чтобы понять, куда идти. В ее памяти, как на ладони, всплывали окрестности, и самка точно знала, куда направится. Ее излюбленным местом для охоты всегда была долина ветров.
---→ Восточный берег реки Зубери

+2

88

Вакати не знал, сколько он проспал. Кажется, только-только закрыл глаза, но нет, уже надо вставать. То есть, вставать-то, может, и не надо, но больше спать львёнок не хотел. Кажется, никто из сиблингов пока не проснулся, а, значит, новых драк не намечается. Пока что.
Какой-то шум отвлёк темношкурого от раздумий о мире и справедливости. Повернув голову в сторону шума, он не мог не заметить сперва чью-то тень. Шерсть на загривке вздыбилась, и Вакати был готов ринуться наперерез врагу. Но вошедшая не проявляля агрессии. Кажется, она больше была обескуражена. Как и сам Вакати. Он ещё никогда не видел львиц, кроме сестёр и матери. Эта притягивала своим жёлтым-жёлтым взглядом. Вакати даже задумался, какого цвета у него глаза, но его немного отвлекли. Догадайтесь, кто?
Антарес, любимый брат мой.
То, что они братья, могло доказать не только их внешняя схожесть, но и схожий образ мыслей. Ибо Антарес сделал то, что только-только собирался сделать Вакати. Но немного не успел. Тем не менее, теперь львёнок тоже встал и смотрел в сторону пришелицы. Даже интересующий их вопрос они задали одновременно, разве что Вакати чуть тише. Может, именно поэтому отец не услышал младшего, представив только старшего близнеца.
Старшая сестра. Плюс один.
В общем-то, эта новость никак не повлияла на Вакати. Сестра - это хорошо. Старшая - тоже.
За ней появился ещё один лев, который уверенно и знакомо обратился к отцу, назвал его "дядей". Значит, ещё какоё-то родственник. Не враг.
Как нельзя вовремя проснулась Эос, которая, не умея жить без Талии, позвала ту знакомится с сестрой. Вакати решил выждать, как уже случалось не раз - лучше переждать волну любопытства, а потом подойти, чтобы не затоптали.
И верно сделал.
- Я так и знал! - подал он голос уже сильнее, реагируя на прыжок брата на лапу вошедшего льва. Нет, ну это было слишком предсказуемо. Нельзя подходить так близко, что не быть атакованным Антаресом.
Это Африка, детка!!!
В пещеру вошли ещё двое и Вакати аж попятился от обилия всех. Стало очень тесно. Отец по очереди представил всех всем, и львёнку пришлось немного напрячь память, чтобы всех запомнить. Та красивая львица звалась Клио, этот рыжий объект нападения Антареса - Нье..Ньекуду, кажется. Нео и Таибу - ещё два брата. Вроде все.
Голос подала Сейвау, и Вакати тихо прыснул со смеху. Так красиво обломать брата.
- Антарес, - подошёл он к близнецу, - Сей завидует, забей. Ты был классным.
Он подставил свою лапу, сжав пальцы, чтобы дать этакое "пять" брату, а после обернулся на маму.
Постой, и ты уходишь?
В пещере, получается, останется лишь Клио... Никакой самостоятельности, опять няньки!
Ну да ладно. Решим и эту проблему.
Львёнок оторвался от общей своры и подошёл к оставшейся за старшую Клио.
- Привет, Я - Вакати, - начал он, разглядывая львицу, - У тебя глаза красивые, - сказал он, безо всякой мысли подольстить. Сказал, что думал: - А почему ты не называешь маму мамой, как папу папой? - выпалил он. В маленькой детской голове и вправду не укладывалось, что можно проигнорировать маму.

+1

89

Супруга! И новая королева!
Молодой самец опешил, с приоткрытой пастью воззрившись на Ари, как-то напряженно застывшую подле короля. Вид у нее был немного неуверный, будто она еще не привыкла к своей роли. Скорее всего, так оно и было. Обладай взгляд черногривого весом, он придавил бы самку к земле похлеще, чем своды пещеры, вздумай они вдруг обрушиться. В этом взгляде было намешан самый настоящий коктейль из чувств, обуревавших в это время подростка. Недоверие. Страх. Злость. Зависть. Робкая надежда на то, что они смогут поладить с новой королевой — хотя Нео была неприятна сама мысль о том, что его отец променял мать на эту странную, чуждую ему самку, он все же не был ни злым, ни, тем более, злопамятным. Оттаивал он быстро, и хотя порой обида на то, что Нари оставил Вемико, все еще глодала его душу, он не держал на отца зла.
И все же не мог удержаться от неприязни, глядя на гладкую, сытую самочку, с обожанием воззрившуюся на своего господина. Львята ее, мохнатыми колобками перекатывающиеся по полу пещеры, тоже большей частью были гладенькими, встрепанными не от голода, а от веселой возни. Ни Нео, ни его брат не были такими. И Вемико такой не была. Она запомнилась черногривому замотанной, усталой львицей, взгляд ее после долгой охоты частенько был потухшим, хотя она, конечно, скрывала от львят, как сильно устает. Ее бока не были такими гладкими, живот, хоть и с налитыми молоком сосками, был подтянут, ребра выпирали так сильно, что грозили проткнуть кожу. У нее не было ни удобной пещеры, ни супруга, готового помочь, ни охотниц, приносящих дичь. Как мог отец оставить ее в таком положении?!
Тут, конечно, Нео понял, что загнул — по крайней мере, по поводу супруга. Нари метался по территориям как вспугнутый хищником заяц. Застать его где-то рядом с логовом было нереально: порой Нео, отчаянно скучавший без матери, искал и отцовской ласки... и отец, наверно, утешил бы его, если бы только черногривому удалось его застать.
Может, оно и к лучшему. Повзрослев, Нео научился обходиться без этого. Теперь он, пожалуй, сильно удивился бы, попытайся король его обнять или приласкать. Ласки — это для малышни.
Нари тем временем неспешно, по очереди, представлял детенышей друг другу. Рожицы малышни, все разные, все же несли в себе почти неуловимые черты короля. Как их было много... И кто же из них станет новым королем?
Морох, — неожиданно для себя ехидно подумал черногривый и тут же поспешно укорил себя за эту мысль. Бурый здоровяк был ему неприятен... просто ему вдруг захотелось хотя бы так, в мыслях, проявить непокорность, которую он пока что не решался высказать вслух.
Пересилив себя, он кивнул всем львятам и Ари еще раз — хотя он здоровался с ними, когда пришел, теперь не мешало проявить вежливость еще раз.
Отослав Ари и Ньекунду из пещеры, каждого со своим заданием (черногривый скрипнул зубами, видя, как спокойно, с достоинством самка склонила голову, прежде чем выскользнуть наружу, просочившись мимо так и торчавшего у входа подростка), Нари смерил старших детей тяжелым взглядом. Пару месяцев назад Нео принялся бы судорожно перебирать в памяти все свои пригрешения, прикидывая, как бы не получить королевскую затрещину; этак с годик назад и вовсе поджал бы хвост, хоть и продолжал стоять, закрывая собой остальных и особенно Клио, самую чувствительную, склонную переживать каждое резкое слово подолгу.
Теперь же черногривый лишь ответно воззрился на короля, в свою очередь сверля его хмурым взглядом.
— Плохо, что вашей сестры тут нет, но нам нужно поговорить. Чем скорее, тем лучше. — наконец, мрачно изрек король.

+1

90

Вообще-то, когда Клио предлагала взрослым свою помощь, она подразумевала только то, что могла бы остаться в пещере вместе с Ари, дабы бедной многодетной мамаше не приходилось разрываться между таким количеством шустрых и непоседливых малышей. Кто мог предположить, что Нари отправит свою подругу на охоту, и Клио достанется роль полноценной няньки? Неудивительно, что у юной самочки аж глаза на лоб полезли от внезапно открывшихся ей космических перспектив. Да-да, так и замерла каменным истуканом, ошарашенно выпучив золотисто-желтые зенки и немо открывая-закрывая пасть, будучи не в состоянии выдавить из себя ни единого внятного слова. А ведь стоило бы возмутиться, мол, вы что, с ума тут все посходили, куда мне целый десяток львят на плечи, я же сама еще вчерашний детеныш!! Будь на месте Клио ее бойкая и говорливая сестрица, она наверняка так бы и сделала — уж Думан-то всегда трезво оценивала собственные возможности и прекрасно могла высказаться в свою защиту... Только вот, Клио была совсем другой. Более тихой, более скромной и боязливой, и всегда с легкостью прогибалась под чужую волю. Нет, конечно же, ее никто не принуждал к этому силой. Просто старшие не совсем правильно поняли ее слова, только и всего... Клио в любой момент могла возразить, а то и вовсе отказаться от явно непосильного для нее задания, но у нее попросту не нашлось для этого духу. Тем более, что Нари неожиданно похвалил ее за проявленный энтузиазм, что окончательно лишило подростка дара речи. Кажется, отец впервые заговорил с ней вот так, открыто выражая свое одобрение и поддержку... Это не могло остаться незамеченным, и Клио, окончательно захлопнув рот, с невольным изумлением и, что уж тут скрывать, благодарностью воззрилась на короля, невольно позабыв о том, что она хотела ему сказать. О том, что она вообще испытывала какую-то неуверенность, и даже недовольство озвученным им решением. Сердце, доселе нервно трепыхавшееся в груди юной самки, забилось чуть громче и ровнее — раз уж Нари так в нее верит... Раз они с Ари не боятся доверить ей свое потомство, выходит, она чего-нибудь да стоит, так? Значит, она не слабая и не идиотка, и способна неплохо себя проявить. Охватившая Клио растерянность как-то сама собой, незаметно сошла на нет, и желтоглазая застенчиво улыбнулась Нари в ответ.

Ладно... Может быть, не все так страшно, как она пыталась себе представить. Подумаешь, присмотреть за малышами пару-тройку часов... Они ведь все это время будут находиться в логове и в любом случае не станут отходить за пределы Каменной поляны. А еще рядом с ней будут ее братья, Нео и Таибу — уж в их-то компании, возиться с младшенькими будет куда спокойнее и веселее! Клио улыбнулась чуть шире, поочередно наградив явно недовольных подростков, незаметно возникших позади нее, слегка извиняющимся и одновременно просящим взглядом. Мол, вы ведь мне не откажете мне в помощи, да, ребята? Пожаааалуйста! Уж что-что, а строить "щенячьи" глазки Клио умела прекрасно. Наверное, потому-то братья и не стали возражать против такого расклада, а предпочли молча смириться с ролью усатых няней. Клио лишь слегка втянула голову в плечи и призажмурила один глаз, когда кто-то из малышей с громогласным мявом влетел в лапу стоявшего неподалеку Ньекунду. Ох, ладно, быть может, присматривать за этими крохотными забияками будет вовсе не так просто... но все равно, втроем они обязательно справятся! А уж если с ними будет еще и Кеди...

"Я не подведу, честное слово," — окрыленная чувством собственной значимости, Клио молчаливо подвинулась в сторонку, позволяя Нари представить им свою новую супругу и их общих львят. Вообще-то, она все еще чувствовала себя немного странно и даже чуточку ревниво в присутствии Ари и ее малышей. Сложно, все-таки, так быстро свыкнуться с мыслью о том, что у твоего родная отца может быть какая-то другая, более важная для него семья... Но Клио, к счастью, не умела обижаться, и уж тем более злиться на кого-либо всерьез. Попечалиться немного, с затаенной тоской глядя на куда более счастливых младших братишек и сестричек — это да, это пожалуйста, но эта грусть довольно быстро меркла под наплывом новых, куда более позитивных эмоций. Ей определенно нравились эти шумные и жизнерадостные малыши, и она действительно была не прочь с ними повозиться... Клио снова украдкой улыбнулась своим мыслям, но тут же посерьезнела, уловив какие-то новые, тяжелые и усталые нотки в голосе отца. Он хотел поговорить с ними... Поговорить о чем? Ари с Ньеком уже ушли, и теперь Нари и львята остались наедине друг с другом. Клио молча переводила свой ставший вопросительным взгляд с одной хмурой усатой морды на другую, дожидаясь, пока они снова заговорят... А затем, чуть вздрогнув, опустила голову к земле под собственными лапами, среагировав на звонкий голосок одного из младших детенышей.

Привет, — слегка запоздало откликнулась она на вежливое приветствие Вакати. На ее черных губах вновь сама собой возникла теплая улыбка... Боже, какие же они все-таки милые, эти львята! — Спасибо, — искренне поблагодарила Клио своего юного братишку, — а у тебя очень симпатичные... ушки, — поколебавшись, добавила она вполголоса. Нет, ну правда, что еще она могла сказать? Надо же было как-то вернуть комплимент! А вот последующий вопрос малыша озадачил ее куда сильнее. Клио аж растерялась, не зная, как правильно объяснить братишке столь деликатную тему. — Ну... э-ээм... — протянула она неуверенно. Вакати терпеливо ждал ее ответа. — Это потому что у нас с тобой разные мамы, — в конце концов, негромко объяснила она крохе, склонив голову пониже к земле — так, чтобы ее слов не услышали Нари и остальные. — Такое... случается иногда. Твой папа король, а у королей бывает очень много детей от разных львиц. Но любит он всех одинаково.

+3


Вы здесь » Король Лев. Начало » Дикие пещеры » Малая пещера