Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Затерянное ущелье » Пещера за водопадом


Пещера за водопадом

Сообщений 61 страница 90 из 450

1

*здесь будет картинка*

Обширный каменный грот, расположенный высоко над землей и надежно скрытый от глаз посторонних мощными струями низвергающегося водопада. Чтобы попасть внутрь, достаточно просто пройтись по узкому каменному карнизу, ведущему от подножья горы, и нырнуть за водяную стену — причем даже не смочив шкуры. Благодаря водопаду, внутри всегда очень темно и прохладно, а на стенах пляшут голубоватые блики и отсветы. Пещера достаточно просторна, чтобы вместить в себе два десятка взрослых львов.


Примерная схема локации

http://s7.uploads.ru/t/prZkF.png

Ближайшие локации

Дно Ущелья

0

61

Первый прыжок и попытка завалить обидчика удалась. Оба кувырком понеслись вперед по инерции и в конечном итоге шлепнулись.
- Ха! – победно воскликнул серый, но не стал далеко отходить от соперника, который уже успел подняться на лапы и, кажется, собирался продолжить их игривую потасовку.
Ещё один прыжок, но на этот раз менее удачный, Лен за малым не тормознул носом об землю, во время опустив серый зад, который теперь отличался особой чистотой на фоне общего окраса. Царапнув когтями землю, он приготовился к очередной пляске со своим напарником и игра во взрослых продолжилась.
Прыжок Киру Лен встретил попыткой отскочить в сторону. Получилось не совсем удачно, поэтому мелкий получил в бок и тоже шлепнулся, распластавшись на земле. Челка рухнула на глаза, скрывая их под занавесом.
- Досадно, - протянул малыш, сдувая челку, чтобы та снова стала, как и было до этого, и не мешалась ему. Расстраиваться он не стал. Во-первых, была ничья. Во-вторых, ему было весело, о чем сулил улыбончик на пол детской мордахи.
Драка закончилась в тот самый момент, когда незнакомый взрослый лев предложим им развлечься другим образом и его конкурент рванул вперед.
- Нет уж! – рявкнул Лен и рванул следом за остальной малышней, намереваясь их не просто догнать, а и перегнать.

>> Дно ущелья

+1

62

- А вообще знаешь, - протянула львица, бросая взгляд в сторону веселящейся ребятни. – Им, кажется, и без нас весело, - она редко видела улыбку своего сына, но оно того стоило. Желание видеть его таким в окружении другой ребятни не дало дать по тормозам и оттащить малыша. Если хочет пойти и повеселиться, пусть. В конце концов, они остаются на территории их прайда и под присмотром взрослого льва.
Лени не относилась к тому числу матерей, которые фанатично относятся к сохранности их малышей. В жизнь нужно все и веселиться и шишки набивать, чтобы учиться не только на ошибках других, но и своих тоже.
Проследив за уходящими детьми, она снова перевела взгляд на Мэтью.
- Ты пока отдыхай, а, наверное, пойду, достану что-нибудь поесть, - решив не тратить время зря, учитывая, что она совсем не устала, серая направилась к выходу их пещеры пружинистым шагом. Чем быстрее она доберется до нужного места, тем лучше. – Но… Если ты вдруг не так сильно устал, - она остановилась и пригнулась, кося под ребенка, который вдруг решил поиграть. – То лучше не отставай, - после этих слов она перестала покачивать бедрами и поспешно покинула пещеру.

>>> Джунгли

+1

63

Аанг медленно, но верно сбрасывал с себя до чертиков приятную, манящую пелену сна, наконец он открыл глаза и огляделся, он лежал в темном углу пещеры. Медленно поднявшись, Разноглазый в несколько прыжков выскочил на середину пещеры и огляделся, в поисках своей сестры. Ни мамки, ни папки в пещере видно не было, оно и понятно, королевские дела там всякие... Но и Шантэ отсутствовала! Громко фыркнув, он с энтузиазмом подскочил к Мэтью, но передумал спрашивать что-то типа: "Где все?", а лишь коротко кивнул и проходя мимо него сказал:
- Добрый день, дядя Мэтью! - а затем вышел из пещеры и прошелся по карнизу мимо низвергающегося потока, и хотел, было, спуститься ко дну, где он заприметил серую шкурку Шантэ, но передумал и тихонько прошмыгнул в Джунгли.
----------------------→ Джунгли

Отредактировано Аанг (1 Июн 2013 20:36:38)

0

64

- Вот и отлично, - в свою очередь одарил улыбкой Итару Эрроу. - Я давно здесь не бывал, но, наверно, нам стоит начать с джунглей. Думаю, засуха убила всю удачную охоту на открытых территориях.
И тут Роу вспомнил, как охотились когда-то они с Шайкой. Тогда ещё правил Муфаса, а Симба был совсем юным. Они с подругой безумно любили друг друга и хотели дальнейшей счастливой жизни.
Это время было самым прекрасным в жизни.
Подумав об этом, Эрроу понял, что всё же он - безнадёжный глупец. Потерял всё из-за нескольких оплошностей. Кто знает, где теперь в этой огромной полумёртвой саванне искать Шайку? Да и примет ли она его, живого? Поймёт ли его поступок?
Скорее всего, нет. Он бы не понял и не простил.
Дети не знают отца, а Шая его, скорее всего, и не любит больше.
Вот чёрт.
Эрроу потряс головой, прогоняя непрошенные мысли. перед ним всё так же стояла Итару, она быа настоящей, а не ирреальной сейчас, как Шайка.
- За мной, - Роу махнул хвостом в сторону выход, и, не дожидаясь Итару, направился прочь. Нагонит.

----------Джунгли

0

65

- Вот и отлично, - произнес тот, улыбаясь. - Я давно здесь не бывал, но, наверно, нам стоит начать с джунглей. Думаю, засуха убила всю удачную охоту на открытых территориях.
Итару не очень-то и понимала, о чем он говорит - она же была здесь не более одного дня. Самка молча посмотрела на сопрайдовца и вдохнула побольше воздуха. Его морда стала мрачной и задумчивой, но хромая решила не вдаваться в подробности - все-таки это не ее дело и в личную жизнь Эрроу она лезть не собиралась. Итару молча переступила с лапы на лапу. В груди все жгло каким-то странным чувством, что она здесь никому не нужна. Что хромая львица ничего не может сделать на помощь прайду. Такая немая тоска охватила сердце нашей героини и она не хотела докучать кому-то своими жалобами.
- За мной, - сказала белый, показывая и двигаясь к выходу. Львица последовала за ним. Она все еще думала о чем-то высоком и через чур не доступном для нее, на морде появилась задумчивое выражение. Хромая зацепила лапой какой-то камень и споткнулась, но сумела удержать равновесие.
- Неуклюжая, - поругала себя львица и пошла дальше за Эрроу.
- Надеюсь, нам сегодня повезет, - произнесла напоследок львица, двигаясь за самцом.
----→ Джунгли

0

66

------- Джунгли

Чем ближе львица была к дому прайда, тем быстрее хотела оказаться внутри него. Прибавляла шаг, упрямо тянула зебру. Казалось бы, она находится на территории, где уже никто не попытается отнять у нее добычу, но работа не считалась законченной, пока вечерний рацион не будет лежать на их семейном столе, который со всех сторон обступят голодные дети. Леони расслабиться, но уже тогда, когда малыши уснут с набитыми животами, а пока нужно еще немного поработать.
Самой тяжелой оказалась дорога через «мост». Серой хватало ловкости для того, чтобы идти по нему и не рисковать свалиться, но этого нельзя было сказать про добычу, которая то и дело мешала сохранить равновесие и наровилась свалиться вниз.
- Э, нет уж! – Ли специально замедлила ход для того, чтобы отбросить в сторону любую возможность своими же лапами и упрямством лишить всех пойманной добычи. Возвращаться с пустыми лапами она не собиралась, учитывая еще то, сколько времени она потратила на эту зебру.
Последние рывки и зебра находится в безопасности, в их логове. Леони облегченно вздохнула, наконец, давая своей челюсти свободу и возможность отдохнуть от веса добычи. Тянуть ее с таким упрямством как у серой это еще то шоу.
Осознав, что она находится дома и осталось только позвать всех поесть, львица осмотрелась, пытаясь найти хоть кого-нибудь из родных. Детей рядом не оказалось, хотя, когда она уходила, все были именно здесь, а теперь, кажется, все ушли.
Появилось беспокойство за детей и Ли уже забыла о добыче, собираясь искать свою плоть и кровь, но вовремя заметила Мэтью.
Облегченный выдох. Спокойствие. Ей было достаточно увидеть этого льва для того, чтобы понять, что все в порядке и дети просто где-то играют, а она начала паниковать раньше времени.
Слева детский смех и голоса. Один. Второй. Да, там есть ее малыши и, кажется, не одни. Она слышала голоса взрослых и детей других жителей прайда. Все в порядке. Она зря начала волноваться. Им сейчас не до нее, поэтому можно немного расслабиться.
Вернувшись к няне этого вечера.
- Совсем вымотали.
Возраст или нет, но любой взрослый не так энергичен как дети, поэтому его запасу энергии когда-нибудь все же приходит конец. Так случилось и с Мэтью, который теперь отсыпался в тени логова, не слыша ничего, что происходило вокруг него. Устал.
Леони улыбнулась и, подойдя ближе к нему, лизнула льва в щеку. Конечно, можно было разбудить льва как это эффектнее, нежели попытки «принца» достучаться до «принцессы», но настроение было хорошим и требовало совершенно иных действий.

+1

67

- Ты пока отдыхай, а, наверное, пойду, достану что-нибудь поесть, - кажется, это было последнее, что Мэтью Шан слышал перед тем, как заснуть. Вообще-то он честно собирался отправиться вместе с Леони на охоту. Но его так резко рубануло, что он даже не заметил, как уснул. Просто отключился. Усталость переступила предел и, не оповещая мозг, который был занят уверенностью и гордостью, со всей силы дёрнула рубильник. Этот сон был лучшим за последние два года. Мэтью крепко-крепко спал, будто всё его существо наслаждалось сном. Так наслаждаются прохладной водой после целого дня беспрестанного хода по пустыне под иссушающим солнцем. Когда этот напиток богов касается пасти, протекает в глотку, и ты пьёшь, пьёшь, пьёшь... с жадностью, пьёшь, будто в последний раз, будто желая выпить всю воду, что существует в этом бренном мире. И тебе уже на всё плевать в этот момент, потому что ты наконец-то можешь напиться. А потом ты ныряешь целиком в эту прохладную воду, смывая с себя, пыль, грязь и жар пустыни. Ты испытываешь невероятное наслаждение, даже если обычно недолюбливаешь купания. Точно так же сейчас тело Мэтью Шана наслаждалось отдыхом. Затем всё же появилось сновидение. Но даже оно было довольно приятным в отличие от всех тех снов, что видел Мэтью последний год. Под ногами была трава. Душистая ярко-зелёная мягкая трава. Хотя подушечки лап Мэтью уже давно огрубели от долгих скитаний, он чувствовал эту траву. Было тепло, дул лёгкий прохладный ветерок.
- Мэтью, - раздал низкий голос с очень приятным тембром. Серый лес обернулся. Перед ним стоял его брат. Высокий статный лев крепкого телосложения с коричневой шестью сероватого отлива. Ференс улыбнулся.
- Привет. Как ты?
- Не ожидал, что ты спросишь, - признался Мэтью. - Было бы лучше, если бы ты разрешал мне спокойно спать последний год.
- Ну, сейчас-то ты выспался? По-моему, да. Но в прайде этом ты не останешься на долго. Мы оба знаем это. В душе ты одиночка, ведь так?
- Да, - помедлив, сказал Мэтью. И всё поплыло перед мысленным взором. Трава, ветерок, брат... всё исчезло, и Мэтью почувствовал, как кто-то лизнул его в щёку. Он издал неопределённое мычание и заворочался.
- Что там ещё? - неразборчиво пробурчал лев и, почувствовав наконец запах еды, открыл глаза. Первое, что он увидел, была Леони. Такая знакомая и милая Леони. Она, похоже, и разбудила Мэтью.
- Я хочу, чтобы ты знала, - с явно наигранной ворчливостью произнёс Мэтью, поднимаясь на лапы, - если бы это был кто-то другой, я бы даже не подумал вставать.

+3

68

- Что там ещё? – недовольно пробурчал лев.
- Ах, вот ты как, - наигранно возмутилась Леони. – Я его тут целую, ласково бужу, а он еще и бурчит на меня.
Вот я тебе! – конечно, разозлилась и обиделась львица не по настоящему, но это не могло помешать ей досадить сонному льву. – Разворчался тут как старый дед! – буркнула она и нагло, да, именно нагло вскарабкалась на спину льва, уподобляясь ребенку. Соответственно, не дав ему подняться на лапы. – Вот и лежи. Соня, - фыркнула Ли в ухо льву, даже не собираясь подниматься или хотя бы приподняться, чтобы не так давить на льва всей своей тушей. Конечно, засуха сильно сказалась на ее весе, но все же… львица не львенок, а значит, и выдержать ее тяжелее, а уж не обратить внимание на такой груз так и вовсе невозможно.
На время серая позабыла о том, что она уже давно не ребенок и пора бы вести себя как взрослый, учитывая еще то, что у нее уже есть свои дети, которые заметно подросли и вышли из возраста новорожденного. Пора бы выветрить все эти глупости и перестать периодически шалить, но она не могла удержаться. В этом была вся она. Веселье и еще раз веселье. К тому же, почему грустить? Она поймала зебру и теперь может гордо похвастаться своим уловом, ведь выполнила то, что и хотела – накормить свою семью, а большего,  в общем-то, и не надо. Разве что только немного досадить Мэтью.
Невзирая на то, что вела она себя как ребенок, Ли не воспринимала льва, как своего отца или старшего брата, скорее… ленивого ровесника, который совершенно ничего не знает о веселье и именно этой ленью дергает за незримые нити, которые вынуждают живчика внутри львица действовать и пытаться как-то его расшевелить.
- Я уже на охоту сходить успела, а ты все спишь, - фыркнула она, пуская легкий ветерок по гриве друга. – Соня и лентяй, - в шутку заключила она и наигранно печально вздохнула. – Все уж разбежались, один ты тут… Прохлаждаешься.
Конечно, Леони ничего не имела против отдыха Мэтью. Она ведь понимала, что с возрастом сил становится все меньше, а желание отдохнуть есть у каждого, даже у энергичных детей. Да, и к тому же… уходя, она сама сказала, чтобы Шан отдохнул, а не мучился, дожидаясь ее возвращения.
- И ворчишь, - фыркнула она, задевая кисточкой хвоста нос льва.

+2

69

>>Начало игры<<
Но не один Мэтью Шан в это время (надо сказать, положенное самой природой!) сладко спал и видел сновидения. Свернувшись в маленький клубочек, рядом тихо посапывал новорожденный детеныш, которого недавно нашла одна из львиц здешнего прайда. Львенок еще не до конца понял, где он находится и где мама с братьями и сестрами, но уже не беспокоился - ему тут было хорошо. Когда он прижался к мохнатому боку соплеменника, стало так тепло, что тут же разморило, и львенок, не имея сил сопротивляться уставшему организму, провалился в сон. Сложно сказать, что ему снилось и сколько времени, но найдёныш уже сквозь сон почувствовал запах вошедшей в пещеру Леони, к которому примешался какой-то знакомый, но едва уловимый и ненавязчивый. Тут же в воображении малыша завращались картинки, изображавшие возвращавшуюся с охоты маму. Она облизывала губы, а затем неторопливо проводила языком по спинкам своих детенышей, и запах от неё исходил не то чтобы приятный, слегка солоноватый. Тогда львенок не придавал этому особого значения, но теперь запах крови стойко ассоциировался у него с домом и семьей. Поэтому, едва в пещеру проник сей аромат, светлый носик едва задергался, пытаясь уловить его. Затем раздался голос Леони, поддразнивающей Мэтью, и малыш окончательно проснулся.
- И ворчишь, - фыркнула она.
Подслеповато щуря глазки, новорожденный пополз по направлению к приемной матери, чтобы поприветствовать её и заодно проверить, не с ней ли его настоящая мама.
- Мяя? - тонким голосом протянул он, показываясь из-за широкого бока Мэтью.

+3

70

- Разворчался тут как старый дед! - так же наигранно разозлилась Леони. Мэтью сдержал улыбку и нахмурил брови.
- Потому что я и есть ста... - но Мэтью не успел договорить, так как Леони ни с того, ни с сего залезла льву на спину и его фраза закончилась кряхтением. Попытка встать, разумеется, не увенчалась успехом.
- Вот и лежи. Соня, - произнесла Леони прямо в ухо Мэтью, которым он тут же дёрнул в сторону, так как ему было щекотно. Мэтью знал Леони, хоть и не долго, но уже достаточно хорошо, и к её детским повадкам он уже почти привык, особенно учитывая его богатый опыт общения с детьми. В том числе за эти милые глупости Мэтью её и любил. Однако она уже была далеко не ребёнок, а он уже был немного староват для того, чтобы на его спине сидели взрослые львицы. Из слов Леони выяснилось, что она уже сходила на охоту, что Мэтью и сам уже понял, учуяв и увидев зебру. Львица с уверенностью объявила, что Мэтью Шан - соня и лентяй, и он решил не спорить.
- Все уж разбежались, один ты тут… Прохлаждаешься. И ворчишь, - Мэтью Шан клацнул зубами в паре миллиметров от кисточки хвоста, задевшей его по носу.
- Потому что я старый, - уверенно произнёс Мэтью. - Мне положено. А теперь, - Мэтью напряг отдохнувшие мускулы и довольно резко, но предельно аккуратно сбросил львицу с себя, - слезай с меня.
Тут Мэтью обратил внимание на лёгкое щекотание в области бока.
- Мяя? - пропищал не понятно откуда взявшийся львёнок. Мэтью поднял брови и с улыбкой посмотрел на маленькое создание.
- Смотри, кто у нас тут, - мягко произнёс Мэтью и легонько тронул малыша носом. - Ну, как тебя зовут?
Вряд ли малыш мог бы ответить что-то внятное, так что Мэтью ещё раз улыбнулся и очень аккуратно пододвинул львёнка к Леони.
- Ну, я думаю, вы с ним прекрасно поладите, - Мэтью не смог сдержать хитрую улыбку, как бы между прочим подходя к зебре. - Ну, а я, пожалуй, возьму эту прекрасную зебру, которую ты поймала, используя все свои великолепно отточенные умения охоты, - Мэтью помедлил, а затем, всё так же хитро улыбаясь, спросил: - Это ведь я тебя научил, верно?
Мэтью тихо рассмеялся, а затем отделил себе где-то четвёртую часть зебры, пододвинув остальное к Леони, подразумевая, что она оставит остальным некоторое количество мяса. Серый лев секунду медлил, а затем взлохматил Леони чёлку.
- Не обращай внимания на старика, ты молодец, - улыбнулся Мэтью с некоторой светлой грустью и принялся за свою часть мяса. Никогда не ел мяса вкуснее, - подумал Мэтью по своему обыкновению.

+3

71

Зубы льва клацнули рядом с кисточкой, за малым не цапнув проказницу. Конечно, львица понимала, что Мэтью делал это скорее в шутку и в отместку и совсем не собирался ее кусать, но нужно же было снова прикинуться ребенком и отомстить за эту шалость? Что она и сделала, легко куснув льва за ухо и, по привычке, посмотрела на него самым невинным взглядом, хотя Шан видеть этого не мог.
И снова лев завел песню о том, что он уже старый. В пору было повторять эти слова вместе с ним.
Не успела Леони что-то возразить, как шмякнулась на попу (с характерным звуком) со спины Мэтью, который решил напомнить ей, что и детским играм приходит конец. Вот в такие момент Ли понимала своих детей. Лезешь к ним, лезешь, а потом бац… и тебя сбрасывают со спины!
- Старый… То-то я думаю, что это хрустнуло, когда я на тебя влезла, - задумчиво и в шутку бросила серая.
- Мяя? – тихое пищание и взрослые отвлеклись на ребенка. Леони невольно улыбнулась и, легко потерлась щекой о ребенка, урча.
Конечно. Тебе тоже нужно есть. Прости, малыш, - львица улыбнулась и, пока Шан невзначай делил тушу, легла рядом с детенышем.
- Это ведь я тебя научил, верно?
Серая задохнулась возмущением и хотела уже что-то бросить в шутку, но не успела, Мэтью коснулся ее лапой и теперь челка походила на одуванчик. Сдув челку с морды, львица завиляла хвостом.
- Ешь, ешь. Охотничек, - усмехнулась она и лизнула малыша. Если взрослым хватало куска мяса, которое она притащила, то такой крохе необходимо мясо. Кстати, о детях… Ее мелкие проказники не собираются там ужинать и ложиться спать? – Лен! Кову! – да, идти за мальчиками было в накладку, поэтому Ли предпочла их позвать. С одной стороны, не хотелось отвлекать детей от возможных игр, а с другой – время уже позднее, а они еще ничего не ели. По крайней мере, Леони думала именно так.

+2

72

офф

Очень долго не играла этим персонажем, но сейчас решила восстановить активность. Когда-то давно я отписала переход в эту тему, но в самой теме не отписалась, так что, надеюсь, будет достаточно, если я просто кратко упомяну о переходе в посте.

Джунгли<========
Переход для Костеса прошёл вполне удачно, учитывая что маленький львёнок всё это время находился на спине матери. Восседая сверху, он осматривался вокруг себя, заинтересовано тараща голубые глазёнки на всё вокруг. Правда, вскоре эта заинтересованность прошла и малыш снова уставил своё взгляд вниз, на спину Акеры. За рассматриванием такой однообразной картины Костес и не заметил, как они достигли своей цели. Переход по карнизу заставил малыша здорово поволноваться, но, к счастью, всё обошлось. Уже в пещере львёнок слез со спины Акеры и продолжил идти вглубь пещеры самостоятельно. Времени на то, чтобы рассматривать красоту пещеры практически не было, ведь, как ни странно, Тесси снова одолевала сонливость. Устроившись у одной из холодных стен пещеры, львёнок уткнулся в неё носом и прикрыв глаза, вскоре уснул.
======
За то время, что прайд обживался на новых территориях Костес успел значительно подрасти. Его роль в прайде пока что заключалась только в том, чтобы помогать матери и остальным львицам следить за более младшими, чем он сам львятами, и это подростка вполне устраивало. Юный лев продрал глаза после ночного сна и проморгавшись. огляделся по сторонам. В пещере были и другие львы, но Костеса это сейчас не волновало. Широко зевнув, он медленно поднялся с земли и потянулся, отчего в суставах послышался хруст. После, тряхнув головой, Тесси размеренной и плавной походкой направился к выходу из пещеры. ну а что? Даже такому как он надо иногда позависать где-нибудь, кроме родной пещеры, да и отношения с ровесниками надо было налаживать, а то подросток практически не принимал участия в их играх и затеях, лишь когда его сестёрам и брату удавалось вытащить его на очередную авантюру, но даже тогда он просто наблюдал за всеми со стороны, не особо заботясь о происходящем вокруг...
Осторожно преодолев узкий карниз. молодой лев направился к холмам. Возможно, там он найдёт хоть кого-то.
==========>Холмы

Отредактировано Костес (19 Окт 2013 17:58:07)

+1

73

Начнем-с.
Тишина и тепло. Ты обеспечен постоянно едой и даже не беспокоишься о чем-либо, но, кажется все это скоро изменится. Последнее время все внутри было неспокойно, братья, находившиеся под боком, постоянно толкались и были неспокойны. Становилось все страшнее и страшнее. Было предчувствие больших перемен, и вот настало время их свершения.
Течение, если можно так назвать, потянуло вниз, львенок пытался сопротивляться ему, но все его усилия были тщетны. Да и к тому же сверху навалилось что-то тяжелое, тогда то он не знал, что по иронии, это три его младших брата, за которыми ему придется смотреть. Малыша охватила паника, он не знал куда его тащит, что с ним происходит. В такой момент, я думаю, бояться вовсе не стыдно и неважно мальчик ты или девочка. Наверное, все дети боялись в этот момент.
Внезапно малыш почувствовал резкую боль, проталкивание дальше продолжалось пока он, в конце концов, не плюхнулся на холодный камень. Малышу сразу стало холодно, и он решил заявить об этом, начав пищать. Львенок попытался сделать вдох, но ему мешала странная пленка, которой он был весь покрыт. Да уж, неужели все так должно закончиться? Или же нет, может так и надо? В любом случае малыш собирался пищать до последнего своего вдоха.
Да, теперь малыш не был в своем уютном "домике", теперь его окружал совсем иной мир, и что же его ждет никто не знает. Быть может полная приключений жизнь или скучное времяпровождение? В любом случае, сейчас его главная задача расти, а дальше станет ясно, какая же его ждет судьба.
Но наконец-то спасательный язык матери пришел на помощь и освободил малыша от этих оков. Теперь львенок мог со спокойной совестью сделать вдох, как и поступил. От непривычки все зажгло, но сразу утихло. Малыш все так же не понимал где он находиться, да и вообще, что ему дальше делать. Но вдруг его поманил аппетитный аромат молока, на который он и пополз. Конечно, для него было довольно тяжело доползти до живота матери, но когда он, наконец-то дополз и уперся в мягкую шерсть матери, начал искать то, откуда исходил этот запах.
Малыш быстро нашел сосок и припал к нему. Малыш начал довольно чмокать, одновременно мурлыкая, будто бы благодаря свою мать за еду.

Отредактировано Роланд (12 Дек 2013 16:28:10)

+2

74

Начало. Рождение.

Снов малыш не видел, и единственными ощущениями всегда, сколько он себя помнил - не осознавая ещё - были лишь тепло, редкие встряски и теснота. Львёнок не умел ещё дышать, не умел ещё говорить и даже не умел ещё мыслить, и лишь чувства пока вели его, ведь не существовало даже инстинктов. Он не знал ещё пугающих эмоций, ведь в том блаженном месте, где малыш жил всегда, его окружали один лишь уют и нега.
Но однажды всё поменялось, да так внезапно, что львёнок даже не успел понять происходящего. Просто неожиданно стало холоднее - совсем на немного, но и эта крошечная разница с тем, к чему он так привык, показалась нерождённому огромной. А потом всё вокруг сжалось - резко и сильно, снова расслабилось, и снова сжалось. И внезапно что-то начало страшно давить, проталкивая куда-то, и если раньше в мире того, кто не знал, что жизнь его тут - не навсегда, был слабый, но тёплый бурый свет, просачивающийся сквозь плотно сомкнутые веки, то теперь его полностью поглотила темнота. Узкий, тесный тоннель и отсутствие света - вот то первое, что показало львёнку неизведанное ранее чувство беспокойства.
А потом стало страшно. Давление прекратилось, зато холод стал практически невыносимым - и в этот момент порвалась та плёнка, которая всегда была частью мира малыша. Он, вырванный из привычного окружения, впервые вдохнул режущий раскрывающиеся лёгкие воздух и закричал.
Его крик был громкий и яростный, полный страха и непонимания. Безымянный малыш злился, и где-то там, на уровне, прежде ему незнакомом, проснулись чувства обоняния, осязания, слуха - пусть слабого, но настоящего. На львёнка обрушился огромный мир во всех своих проявлениях. кроме главного - проявления формы и цвета, ибо видел он лишь изнанку своих сомкнутых век.
И тут пришло успокоение. Что-то тёплое, мягкое, нежное коснулось мордочки пищащего от злости малыша, прошлось трепетно и ласково по его спине. Ноздри чёрного носика заполнились сладко-волшебным запахом той, кто был его всем. И котёнок устремился туда, где запах этот был сильнее всего. Он, трясясь от холода и незнакомой прежде слабости маленьких лапок, пополз вперёд, к своей матери, отпихивая любые препятствия на своём пути.
А потом он, не обращая внимания на спазмы и судороги, прокатывающиеся по животу матери, слепо ткнулся носом в её тёплую шерсть, которая была светлой, хотя он этого не знал. Нашёл мягкими тёмными губами сосок и припал к нему: в нём было тот привычный мир, которого малыш совсем недавно лишился.

Отредактировано Малекит (12 Дек 2013 15:21:39)

+3

75

Начало
Странно, что никто не помнит своей жизни до рождения. Все думают, что такие крохотные, шевелящиеся в пузе матери комки не способны чувствовать.
Если бы Туан мог бы описать свое теперешнее состояние, он бы назвал это сном. Медленно плывущий куда-то в вечность, он почти не шевелился, только иногда вздрагивал всем телом. Глаза плотно замкнуты, как и у всех котят. Львенок бы не смог обьяснить, что конкретно ему снится, единственное, что он четко осознавал - это какие-то странные, пульсирующие вспышки, дающие просто в мозг, да ощущение какой-то сонливости, бездействия и... вечности. Туан даже не реагировал на какие-то толчки и шевеление возле него: он чувствовал себя в состоянии чистого покоя, эдаким малым очагом спокойствия.
Он воображал, что так будет всегда. И, как и каждый ребенок до рождения, ошибался.
Сегодня что-то пошло не так. Сначала львенок даже не понял, что происходит что-то неимоверно странное. Его тесный мир сокращался, заставляя всех детенышей чуть ли не сбиться в одну кучу. Именно тогда Туан осознал, что никогда не был одним здесь, и совершенно инстинктивно протянул лапку, чтобы дотронуться, увериться в этом... но вдруг теплое тельце возле него резко исчезло, как смытое волной.
Если бы Туан был бы зрячим, он бы удивленно заморгал.
Он не умел считать и видеть, но он чувствовал, что их становиться почему-то меньше. Он открыл рот, совершенно непонятно зачем - ведь кричать-то не мог - и его тоже смыло волной. Это было недолго.
Первое, что почувствовал львенок - странный шум. Он вздрогнул, недоверчиво шевельнув ухом. Это ведь не та вечность, где он находился?...
Да, это место было совершенно другим. Львенок попытался вдохнуть. Он не мог понять, зачем он это делал, но пытался. И не мог.
Он открыл рот и... Это был писк, тихий, но так раззадорил самого Туана, не привыкшего выдавать звуки, что он резко мотнул слепой лопоухой головой, и каким-то чудом задышал. Это его так обрадовало - и вскрик, и дышание, и неизвестный, любопытный мир - что он продолжил пищать, переходя в ворчание, перебирая тембром в горле, от низкого и до высокого, без разбору и осознования. Дескать, "Здраствуй, мир, я родился!"
Тут он почувствовал, что возле него кто-то есть. Сильный, большой кто-то, от которого пахло так сладко. Львенок, пыхтя, повернулся и уткнулся слепой мордочкой в шерсть. И продолжил ненадолго свою песню, но уже на другой лад: "Здраствуй, кто-то вкусно пахнущий!"
И это вкусно пахнущее создание щедро поделилось в ответ. Туан громко зачмокал, пробуя на вкус материнское молоко. И он пил так долго и много, что вскоре уснул, с соском во рту.
Ведь он проделал такой путь.

Отредактировано Туан (12 Дек 2013 16:01:54)

+3

76

начало

Рождение - это всегда что-то неизвестное, пугающее, но в то же время волшебное. Сама природа посылает дар в наземный мир, окружая ещё совсем беззащитное существо заботой. Кажется, всё вокруг благоговеет перед львицей и её потомством, потому, что это самый настоящий праздник жизни. Что-то умирает, а что-то рождается, и два этих процесса одно из основополагающих всей жизни на планете, так что, что может быть лучше, чем рождение?

Маленький, совсем беззащитный, не такой, как все остальные взрослые особи, он живёт благодаря своей матери. Природа обеспечила ему всё, но она не может ничего обещать ему после его рождения, не так ли? Может случиться что угодно, начиная озлобленностью и каннибализмом сородичей, заканчивая мощными ступнями парнокопытных.

Он чувствует всё то же, что и его мама, настроение львицы передаётся и малышу, любое её движение - и движется он, пусть совершенно не заметно.

Гоул ещё не знает сколько их тут, внутри живота, он не знает кто он, лев или же котёнок, он просто поддаётся инстинкту и начинает слабо перебирать лапками в то время, когда давление нарастает. Он не видит, не слышит, а лишь чувствует, и это чувство никогда не обманет его. Оно будет идти с ним с самого рождения и до конца, каким бы тот ни был.

Как только самая сложная часть пути пройдена, малыш чувствует полный контроль над своими конечностями. Если раньше он едва ли мог чем-либо шевелить, то сейчас наоборот. Только, вот незадача, двигаться мешает какая-то плёнка, а ведь это единственное, что связывает его с мамой теперь, кроме инстинктов.

Как только большой и влажный язык львицы в спешных движениях снимает с львёнка плёночку, на удивление, к общему писку не прибавляется голос Фана. Он на данный момент слишком увлечён своим первым вздохом.

Лёгкие словно опалило, поэтому глоток воздуха - первый глоток - показался как прекрасным, так и устрашающим. Гоул, хотя и почувствовал резкую боль, явно насладился процессом, от чего стал всё чаще и чаще вдыхать, и это ему, безусловно, ужасно понравилось. Львёнок, хотя он ещё и не знал, что значит улыбаться, растянул губы в подобии этого жеста, сейчас всё казалось таким новым и прекрасным, что просто требовался выход эмоций. Даже ничего не видя (для Гоула то показалось совершенно нормальным, он ещё не знает что такое зрение), львёнок был бесконечно рад тому, что теперь его пухлые лапки, на которых он сейчас лежит, маленький хвостик, ушки, крошечные усики - всё то, чем львёнок может пользоваться самостоятельно.

Повинуясь новому зову, малыш попытался встать, чтобы наполнить бурчащий животик молоком, но не тут-то было. Сдавленно пискнув, Фан плюхнулся на пол, но вторая попытка оказалась гораздо более удачной. Мелкий искренне не понимал, почему его братишки пищат, в то время как ему самому хочется только радоваться.

Наконец, достигнув желаемой цели - тобиш брюха матери - Фан прильнул к молочному источнику и удовлетворённо зачмокал. Он ужасно проголодался, да это и не удивительно, ведь кроме того, Гоул ужасно устал. Как только инстинкты приказали остановиться, львёнок скрутился клубочком, стараясь окружить себя тёплыми тельцами и вскоре уснул, слегка посапывая.

И всё же, что может быть лучше рождения? Судьба, она выбрана для каждого из нас. Некоторым не суждено было и родиться, а кто-то проживает до глубокой старости. Но, в любом случае, никто не знает, что именно уготовлено ему свыше.

Отредактировано Гоул (18 Дек 2013 10:37:24)

+5

77

начало игры
Хочешь, я расскажу тебе сказку? Только это будет грустная сказка...(c)
Знаешь… Всё началось очень давно. Тьма окружала тебя с самого начала. Ты даже не смог бы точно определить, когда она точно появилась. Просто она была всегда, существовала, как часть твоего мира. Обволакивая твоё крошечное тельце, она несла с собой тепло и успокоение, и где-то глубоко в груди у тебя постепенно зарождалось какое-то тёплое незнакомое чувство. Ты плавал во тьме, то и дело забываясь тихим сном, и ты не даже не смог понять, когда что-то пошло не так … Знаешь, именно тогда ты  и перестал быть похожим на них, всё больше меняясь с каждым днём. Однако, нельзя не признать, что странным ты был с самого начала, да и особым спокойствием никогда не отличался… На тебя то и дело сыпались удары и пинки со стороны, но ты мужественно всё сносил, не забывая отвечать обидчикам. Ты не знал, зачем они всё это делают, но тогда это было совсем не важно. Было не важно тогда, но стало важным сейчас. Просто в один момент все эти тычки оказались просто невыносимыми, весь твой маленький тёмный мирок сотрясался от постоянных пинков, а тебе вдруг становилось страшно. Твои братья один за другим куда-то исчезали, хотя ты и не мог этого видеть. Зато ты чувствовал, как вокруг становилось пусто. Внезапный толчок, и вот всё кончено. Тебя словно что-то зажимает с обоих сторон, давит на грудь, спину… А спустя некоторое время мучений твоё крошечное тельце шлёпается на что-то холодное и твёрдое. Внезапно появляется жгучее желание сделать свой первый вдох, и ты инстинктивно втягиваешь ноздрями ту противную слизь, что облепила тебя с ног до головы, но в тот же миг чувствуешь, что сделал что-то не так. Тебе становится только хуже, и ты в ужасе съёживаешься на полу, не зная, как дальше поступить. Это место с каждой секундой нравилось тебе всё меньше и меньше. Тут не было той родной темноты, что окружала тебя с самого начала, и неяркий свет проникал даже сквозь плотно сомкнутые веки. Но хорошо, что ты не мог видеть, как вздрогнула твоя мать, едва кинув взгляд в твою сторону, не мог видеть, как она на мгновение застыла в нерешительности, а затем всё же плавно провела языком по твоей крупной мордочке, освобождая дыхательные пути от слизи. Ты тут же судорожно глотаешь воздух ртом, и он резко царапает твои неокрепшие лёгкие, так, что хочется кричать. И тогда ты впервые издаёшь свой пронзительный вопль...
Так началась твоя история.

Отредактировано Буру (30 Янв 2014 15:03:22)

+2

78

>>Река Зимбабве
Несмотря на то, что Билли пробыл в прайде сравнительно небольшое время, вернуться в уютную и вместительную пещеру было для него приятно. Уже когда он шёл по территории прайда Фаера, лев чувствовал себя в безопасности. Наконец-то он мог сказать себе: "Я дома". Даже здешний климат был ощутимо приятнее, а что уж говорить про обстановку и атмосферу. У шедшего по территории Билла даже складочки и морщинки на морде постепенно расправились; глаза теперь были широко открыты, хотя так ничего и не выражали, кроме, разве что, дикой усталости и расслабленности.
Войдя в пещеру, черногривый первым делом осмотрелся: на глаза попалась знакомая фигура львицы-одиночки, вокруг которой копошилось пятеро мелких львят. Тут же в нос Биллу ударил запах крови вперемешку с молоком. Он строго нахмурился, взглянув на обратившую на него внимание одиночку, затем поднял брови, как бы спрашивая: "Что ты здесь забыла?"
- Я искала тебя, - проговорила она тихо. Билли отвернулся, брезгливо скривив физиономию, и осторожно опустил тушу травоядного на пол пещеры. Обернувшись к давней знакомой, он уже принял спокойное выражение, не выдававшее, что мгновение назад оно было совсем другим.
- Зачем? - лаконично спросил Билли, так и оставшись стоять у входа в пещеру. По нему было видно, что он не был особенно рад внезапной встрече, даже наоборот: разговаривал нехотя и словно всем своим существом показывал незаинтересованность в её интересном положении. Но вместе с тем он мысленно отсчитывал время, уже догадываясь, что эти маленькие шерстяные комочки, едва похожие на львов, - его детеныши.
- Мне нужна твоя помощь: больше нам не к кому обратиться, - все также тихо, чтобы не потревожить сыновей, отвечала львица их отцу. Но тихо разговаривала она не только из желания сохранить спокойствие. Она была смущена и боялась, что Билл отвернется от неё и детей, не позволит оставаться здесь, но одновременно проявляла (или пыталась) настойчивость и наглость, оставаясь на месте. Когда Билли её увидел, по её упрямому и вопрошающему взгляду уже понял, что просто так уходить она не собирается. Тут же лев чувствовал, как высунулась из его шевелюры Ссуму Фанг, с любопытством рассматривая новоприбывших.
- Я правильно понимаю?.. - начал Билл, но у него духу не хватило выговорить вопрос полностью.
- Да, они твои. И я очень надеюсь, что ты не позволишь им голодать, не выкинешь их из-под крова, не лишишь возможности вырасти и стать полноценными членами общества!.. Не позволишь!.. Ведь так? Билл? Скажи же что-нибудь!
- Ты, должно быть, проголодалась... Потом поешь, - кивнул он, указывая на зебру. Заявление в его отцовстве ударило его как обухом по голове, разом вышибив весь дух. Он никак не ожидал, что вообще когда-нибудь будет кому-то отцом. Тем более, не сейчас... Он ведь, казалось, только-только из отрочества вырос, и на тебе - отец!
- А... Как их зовут? - Билли подошел ближе, решив, что, раз уж они теперь будут жить под одной крышей, то надо проявить хоть какой-нибудь интерес. Он сел рядом, загородив своей могучей фигурой весь обзор новоявленной матери. Та побаивалась Билла, хотя виду и не показывала: мало ли что на него найдет? Учитывая, что он рассказывал её про своего отца-каннибала...
- Это Роланд, - её взгляд упал на уступавшего по размерам другим, но, видимо, старшего из львят. Он был светло-коричневый, весь в детских пятнах. Он довольно-таки громко мурлыкал, когда пил молоко, причмокивая. - Малекит, - второй сын, окрасом сильно похожий на Билла, тоже трапезничал. Он был несколько покрупнее Роланда. - Туан, - "Как, снова мальчик?", - подумал Билли, разглядывая худое, взъерошенное тельце с светло-ореховой шерстью. - Гоул. Я где-то слышала имя "Фан Гоул", может быть, так даже лучше будет?.. - черногривый перевел взгляд на четвертого малыша с песочным окрасом и светло-кремовыми подпалинами. Он рассеянно кивнул, согласившись и даже не поняв сути вопроса. - И самый младший, я ещё не придумала ему имя.
- Буру, - непререкаемым, словно бы он так давно решил, голосом сказал Билли, поглядев на довольно крупного темно-рыжего львенка. Затем он перевел взгляд на их мать, и тень улыбки залегла у него на лице. И, не найдя, что ещё сказать, он молча кивнул и улегся так, чтобы детеныши с двух сторон были окружены родителями.
Львица больше не решалась заговаривать с Биллом, да она и устала: скоро уснула. Черногривый же никак не мог провалиться в сон, хотя чувствовал, как гудит от перенапряжения его голова. Он с каким-то нежным и даже помешанным взглядом рассматривал своих детей, вдыхая их приятных запах и вместе с тем чувствуя большие перемены в жизни. То и дело дотрагивался лапой до кого-нибудь из них и проводил ею по направлению шерсти, думая, какие же они маленькие.

Офф: ребята, как я уже написал Вам в ЛС, в следующий раз я отпишусь уже скорее всего числа 14-15))

+4

79

Дно ущелья ----→
А какой он, этот ваш Фаер? - Леми задумался, как бы получше описать Хазире своего короля, затем, он начал говорить - Фаер, ну он... ну... везучий он, помоложе меня - но уже в плане семьи - всё схвачено... - возможно, Леми слегка преувеличил, в конце-концов, информация о личной жизни Фаера у Леми была, прямо скажем, более чем отрывочной, но для пущей безопасности он решил сказать Хази, что король уже занят. А то, непревиди Ахею, вдруг решит разлюбить и влюбиться в короля? Ну нет.... - Ну а в остальном - продолжал Леми - довольно молодой, еще не матерый. Цвет шерсти у него красивый - такой красивый черный цвет, да и грива шикарная. И вообще - крупный он лев, статный. Да вот шрамы слегка портят внешность - много их у него. - А ущелье всё сужалось. Наростал шум. Как выяснилось - это был шум водопада. И запах сопрайдовцев уверенно вёл за водопад. Леми на секунду замер, затем, решив, что негоже пасовать в присутствии дамы, решил действовать. Решительно направился в сторону водопада и.... да тут тропка вверх идет, прямо за водопад, и запах - туда-же... - Любимая, не бойся, иди за мной, тут тропа. Ты тут даже шкуру не замочишь. Не бойся, иди. - Сказал Леми Хазире, после чего пошел по тропе вверх. Тропа была узкой, по сути - она была скальным карнизом - но пройти по ней было вполне можно. И вот Леми нырнул по тропе за водяную стену и попал в обширный грот, в полутьме которого мерцали блики и отсветы. - Так вот оно какое, логово прайда - подумал Леми. - Хази, не бойся! Иди сюда!

0

80

Дно ущелья

Пока они двигались вперед по ущелью, Птолемей сбивчиво рассказывал ей про короля прайда, а Хазира с интересом рассматривала окрестности. Хотя, что там сказать про окрестности - каменные, медленно сходящиеся стены и ничего более. Река пробила в каменном дне ущелья небольшой желоб и все так же неслась по нему с шумом, перекатывая в своем прозрачном, ледяном нутре камушки, которые оторвала где-то у скупых неподатливых скал. С одной стороны пейзаж был скучен - камни и вода, да иногда высохшие стволы деревьев - ничего более. А с другой стороны на каменных стенах можно было углядеть загадочный рисунок, оставленный ветрами и временем, где-то мох оставил свои причудливые надписи, а где-то даже зеленели небольшие побеги, сумевшие укрепиться в прочных объятьях камней и как-то их раздвинуть своими небольшими корнями, устремляя зеленые листочки к солнцу.
Фаер, ну он... ну... везучий он, помоложе меня - но уже в плане семьи - всё схвачено...
- Я и не сомневалась! - машинально ответила она, бодро ступая рядом со львом плечом к плечу и слегка склонив в его сторону голову. Он был не большой и после встречи с Пат и Бреном, львица иногда оборачивалась, все никак не в силах отделаться от чувства, что гигант следует за нми по пятам и сейчас начнет вставлять свои грубые фразочки или вообще неожиданно по шее залепит, как это было в самый первый раз.
"Как там Пат?" - думала она, все же не смотря на обиду, возвращаясь мыслями к полукровке, которая осталась на холмах: "А вдруг к ним снова нагрянули гиены?" Конечно в присутствии Брена за Пат можно было не беспокоится, но все же тревожное чувство, что какое-то важное событие произошло с ними без ее участия, не оставляло ее. Среди этих мыслей он чуть было не упустила разговор о короле. Если верить рассказу Птолемея, то все вообще получалось шикарно, ну кроме жены монарха конечно - он был молод, красив, судя по всему силен... Ну а шрамы? что шрамы? Шрамы только украшают мужчину. Скудновато конечно, потому что от такого утонченного и разговорчивого льва она ожидала куда более подробного описания короля, ну как минимум с упоминанием цвета шерсти на животе и цвета глаз... но нет, так нет.
"Только бы он не был грубияном и грязнулей" - в душе вздохнула Хазира, понимая, что перед подданными такое говорить нельзя. Птолемей же замолчал, словно, прочитав ее мысли и обидевшись, что львица еще не видела короля, а уже строит какие-то непонятные планы на него, хотя и ежу было понятно что никуда дальше улыбки и доброго слова со стороны монарха дело не пойдет. Конечно, был шанс что у него гарем, но львица уж никак не хотела быть второй, а третьей тем более. Вскоре она поняла что отвлекло льва от разговора - ее уши и так уже давно обратили странный, монотонный шум, на который она не обратила по началу внимания, пока они не вышли к водопаду, который серебряной стеной свергался откуда-то сверху и падал в ущелье, пробив на месте своего падения небольшую нишу заполненную водой, через которую а водяной пыли протянулась блеклая радуга умирающая с последними солнечными лучами. Задрав голову вверх, к темнеющим небесам она пожалела что сейчас не там, на верху. Ну или с Пат и Бреном на холмах - наверняка зрелище просто завораживающее...
Любимая, не бойся, иди за мной, тут тропа. Ты тут даже шкуру не замочишь. Не бойся, иди. - пока она тупила внизу любуясь водопадом, Птолемей уже взобрался на довольно узкий каменный карниз. который постепенно поднимался, уходя за водопад. Хазира с трудом удержалась, чтоб не ударить себя лапой по лбу - он что, всему миру о своей любви возвестить хочет? И... и как ей-то теперь с ним себя вести?! но все же удержалась. проглотила, так сказать, бодро крикнув:
- Хорошо, уже иду! - не смотря на бодрость слов энтузиазма предложение льва у нее не вызвало - подниматься в закатных лучах наверх по узкому карнизу, когда тени длинны и обманчивы, было весьма опасным предприятием. но делать было нечего. Быстро добравшись до стены, она вскарабкалась на карниз который оказался не такой уж узкий - шага три в ширину, вполне хватит чтоб разойтись двум львам. Осторожно прижимаясь к стене, она пошла вперед. стараясь не споткнуться о небольшие камушки, иногда попадавшиеся на пути. мысли львицы постоянно скатывались к тому что камни прилетели сверху и что ее череп вряд-ли выдержит такой подарок, а потому она ускорила шаг и вскоре оказалась у стремительной стены воды, которая бесконечно проносилась вниз. Хазира не удержалась и подойдя к краю, хихикнув, подставила лапы под воду. Поток с силой ударил ее по лапе, словно молодая львица шлепнула по лапе матерого льва, который решил проверить крепость ее ягодичных мышц.
- Ух ты... - она отскочила к стене, а затем прошла еще примерно пять шагов в полумраке водопада, скользнув в довольно большое отверстие в стене - вход в пещеру. Грот внутри оказался одинарный, без ответвлений и лишних камер, но зато довольно просторный, в нем легко могли найти место на ночлег десять, а может и двадцать львов, не мешая друг другу. Между тем во мраке грота кто-то копошился и пищал, а еще на фоне стены выделялись несколько фигур. Одна похоже, львиная, а вторая судя по силуэту, принадлежала львице. Лев был крупный и Хазира сначала хотела радостно бросится к львице, думая что перед ней Брен и Пат. И только крупные размеры львицы не дали ей сделать это и позволив сделать вывод, что перед ней другой лев и видимо, его львица, а так же львята.
Хази, не бойся! Иди сюда!
- Я уже здесь... - в пол голоса, из-за спины льва ответила Хазира, вглядываясь во тьму: - Похоже, тут львята. Я... точно не помешаю?

+2

81

Уже через некоторое время, рядом с малышом появились еще львята, наверное, то были его братья, но знать наверняка новорожденный не мог. В любом случае, если мать подпустила эти комочки, значит они родные и имеют права здесь находиться. Львенок лишь пискнул от досады, что ему придется делиться, но это все детская жадность, не более.
Постепенно малыша начало клонить в сон, но он боролся, продолжая сосать молоко. Но вот сон утащил его в мир грез. Новорожденному снилось что-то во истину прекрасное, что-то очень интересное, ему снилось как он открыл глаза и познал этот мир. Конечно, во сне мир был идеальным для малыша, но то только его мечты, не то что на самом деле. Не смотря на то, что львенку снился прекрасный сон, он спал очень чутко, поэтому слышал, когда в пещеру пришел незнакомый лев. Они с объектом, дающим молоко, о чем-то разговаривали, малыш, естественно ничего не разобрал из того, о чем они говорили.
Вдруг во сне, он начал падать, все ниже и ниже. Малыш начал пищать из-за сильного испуга, потому что сон был будто наяву. Львица прошлась по львенку шершавым языком, успокаивая его. На душе сразу стало спокойно, для него это было лучшее лекарство от страха. Новорожденный львенок вновь начал месить "тесто" на животе у матери, находясь в поисках соска. Наконец-то он вновь отыскал его и начал сосать молоко, пиная брата, который был у него под правым богом. Конечно, сейчас он думал только о себе, зачем ему было задумываться о ком-то другом если есть хотел он? Вот именно, не зачем.
Вдруг тут объявилось еще двое львов, конечно, новорожденному было все равно, но было ли все равно родителям? Да и к тому же, неизвестно, кто они и что тут делают. Конечно, малыш ничего не мог сделать, да он и не стал пытаться и продолжил есть как ни в чем не бывало. Интересно, его братьям было так же все равно, как и ему?

+1

82

- Я уже здесь... Похоже, тут львята. Я... точно не помешаю? - раздался из-за спины голос Хази - на что Леми ответил - Хази, любимая, не бойся, ты тут никому не помешаешь. - А тем временем Леми подумал - хммммм.... Фаера тут явно нет. И куда он ушел. Нет, Скарыча при всех его недостатках хоть было понятно где искать - в логове же, а вот где духи саванны носят деятельного Фаера? Шут знает... а он нужен. - запнувшись на мгновение, Леми таки нашелся, что сказать Хази - Хазира, не переживай... просто, похоже, короля сейчас временно нет в логове. Как ты думаешь - что будет лучше - подождать его? Или попытаться самим отыскать? - тем временем Леми, незаметно для Хазиры, сам осматривался. Даааа... пещера была впечатляющей. Это место нравилось Леми. А особенный шарм, на взгляд Леми, пещере придавали блики и отсветы, которые делали её даже как-то... потусторонней, что-ли? Затем Леми посмотрел на присутствующих в пещере - хоть и было темновато - но явно что тут лев, львица, и несколько львят. Судя по запаху - явно сопрайдовцы. Пожалуй, решил Леми, разумнее всего будет обратиться с вопросом именно к самцу, так как, скорее всего, он должен, по идее, знать, где сейчас король. - Извините за беспокойство, - вежливо, с лёгким поклоном, обратился Леми ко льву - просто я искал короля Фаера, чтобы представить ему мою возлюбленную для того чтобы её официально приняли в наш прайд, вы может быть знаете - куда ушел Фаер? Или, хотя-бы, когда он сюда вернётся?

+1

83

Львёнок сосал молоко: спокойно и не спеша. Он отполз подальше от остальных братьев, пищащих и неугомонных, которые уже боролись за место у маминых сосков, и теперь поглощал вкусную жидкость, которая наполняла новой жизнью его маленько тельце и новой силой - постепенно крепнущие лапки. Львёнок обонял и осязал, и с каждым мгновением ему всё больше и больше нравился тот дивный мир, в котором он сейчас находился - а ведь он пока знал (и то лишь немножко) самую маленькую его часть!
Тишину, нарушаемую лишь его причмокиванием и писком братьев, внезапно разорвал голос. Он был таким красивым и таким низким, что малыш на секунду прекратил своё занятие и насторожил ушки, но голос вскоре затих, и львёнок потерял к нему интерес. Впрочем, тут же снова кто-то забормотал, а потом неожиданно чётко зазвучало странное слово:
- Роланд.
Вдруг малыша пронзила его первая настоящая мысль, осознанная, самая что ни на есть живая.
- Я? - и в этот момент он осознал себя не просто как что-то, а как кого-то.
Но он ошибся. Тот же голос, что назвал Роланда, вдруг произнёс совсем другое слово, и, если бы львёнок умел сейчас сравнивать, он бы сравнил его со стуком мелкой гальки, которая падает на большой камень.
- Малекит, - и вдруг... в него внезапно ткнули лапой. Кроха понял этот жест каким-то внутренним чувством. первое слово не принадлежало ему. Второе было его собственное.
- Малекит. Я - Малекит. Я. Малекит.
Поражённый этим поистине невероятным открытием, теперь уже не безымянный львёнок вновь остановился, на этот раз на более долгое время. На имена остальных братьев он не обратил особого внимания, да ему они пока и не были нужны - он всё равно не умел говорить. Зато вскоре он ощутил, что к такому любимому маминому запаху внезапно примешался ещё один - более тяжёлый, но странно-свежий, приятный. Настолько приятный, что родной. Одно Малекит понял точно - кто бы сейчас не лёг с ними рядом, этот кто-то так же важен, как мама. Именно поэтому - поближе, поближе к новому, к важному - Малекит с трудом развернул своё тёмное тельце и пополз в сторону Билли. Уткнувшись носом в живот отца, малыш тонко пискнул, а потом, развернувшись, с большим трудом перелез через переднюю лапу льва и вдруг очутился в гриве Билла. Сначала он испугался, замолотил маленькими лапками, пища от страха, но потом вдруг успокоился. Может быть, потому, что услышал тихое одобрительное урчание матери, а может быть, потому, что просто только теперь ощутил сильную усталость. Малекиту не надо было закрывать глаза, чтобы заснуть, а потому он просто погрузился в сон, свернувшись в комочек под одеялом из густой гривы отца.

+3

84

Начало

...Зеленые холмы сменялись равниной, переходили в засушливую местность, потом вновь начинались холмы. Казалось, этот путь, этот круг был бесконечен. Белый бежал, сбивая лапы, в подушечки неприятно впивалась сухая трава и мелкие камушки. Перед носом бежала одна и та же антилопа, которую Маттео все никак не мог догнать. Но казалось бы, бежал уже целую вечность, а лапы все не уставали, и антилопа все не останавливалась... Солнце уходило за горизонт, появлялась луна, а потом снова поднималось солнце. Что за безумная гонка, где жертва не желает становиться добычей, а охотник не может ее убить?...
Внезапно раздались голоса. Голоса где-то невдалеке, перебивающие шум водопада. Веки медленно приоткрылись, голубые глаза столь же неторопливо обвели взглядом пещеру. В нос ударил незнакомый запах; где-то сбоку копошилась пара взрослых и, видимо, их не столь давно рожденный выводок. Белый на мгновение заколебался, нахмурился, пытаясь узнать в присутствующих своих знакомых, и вроде даже вспомнил, только не стал акцентировать на них внимание, ибо внимание было переключено на других... только что зашедших. Им и принадлежали голоса, которые так неожиданно выбили Маттео из сновидения.
Нечасто улучаешь момент вот так полежать и поспать. И все, скорее, потому, что в прайде было катастрофически мало львиц. Полно самцов, которые буднично пропускают охоты или что еще, а еще... слишком много блуждающих бездомных одиночек, которые... вот так просто могут завалиться в пещеру, где покоятся в тепле и заботе маленькие комочки, полагая, что им за это ничего не будет.
- Птолемей! - Белый вскочил на лапы, не забыв задней легонько толкнуть рядом лежащего Пчелу, чтобы растолкать и его, и двинулся льву наперерез, отделяя его от объекта, которому он задавал вопрос.
Леми вроде сам в прайде не так давно, но подобный поступок Маттео считал чуть ли не вызовом.
Белогривый подошел к Птолемею настолько близко, чтобы только он услышал его слова:
- Ты че, совсем головой ударился что ли? Приводить сюда чужеземок, когда здесь целый ворох малышни? Выйди и жди, когда придет Фаер.
Дернув губой, Белый встретился взглядом с так называемой возлюбленной Леми, глянув на нее очень серьезно, как будто собирается вести с ней какой-то очень важный диалог, и обернулся на лежащую семейку с выводком. Улыбнулся добродушно и матери, и отцу:
- Милые.
И вновь повернул голову к Леми, выпрямившись и всем видом показывая, что мимо себя ни его, ни его даму не пропустит.

+7

85

Начало

Сон долго не шел. Вроде хочешь спать, но вообще никак не можешь. Из-за этого долго ворочаешься, заставляя себя закрыть веки, окунуться в мир снов и выспаться наконец-то. Когда же засыпаешь, то сон чуткий, и ни капельки не высыпаешься. Поэтому приходится как то приспосабливаться. Сильвио совсем недавно пришел в прайд, но вся эта суматоха порядком ему надоела. Он больше любил спать в тишине, а также думать в тишине. Пускай даже при этом его друзья будут ему мешать и прочее, это совсем другое, просто они - его братья, пускай и не родные, названные. Обычно Сильвио быстро засыпал, но этот случай был исключением. В пещере было жарко и душно, из-за мелких спиногрызов, которые только-только появились на свет. Конечно, Сильвио любил детей, но не в таких случаях. Лев долго пытался уснуть, а когда у него это получилось, Белый  толкнул его лапой в бок, возвращая из царства морфея в реальность.
- Че за на..?- резко открыл глаза Пчёла и окинул взглядом пещеру. Он лениво поднялся на лапы, все еще ругаясь про себя, не вслух, ибо рядом были новорожденные, а как раз именно в таком возрасте, львята впитывают все намного сильнее, да и не надо Пчёле потом разбираться с родителями, что да как.
Перед глазами появилась такая картина: Птолемей, Белый и какая то львица. Видно было, что эта чужая, не принадлежащая к прайду самка, но Маттео определенно был настроен против нее, всем своим видом это выдавая, конечно же. Сильвио завилял головой, при этом цокая. Ему тоже не понравилась своевольность Птолемея, который, не дождавшись Фаера, впустил львицу в пещеру, где был и выводок и вообще, все напоказ. Хотя сам Рыжий не стал показывать свое отвращение. Наоборот, он подошел к чужачке и, улыбнувшись, провел своим плечом по ней, вроде бы невзначай, а вроде бы и специально.
- Откуда же к нам пришла такая красавица?- риторически пропел Пчела, окинув оценивающим взглядом львицу и жадно облизнувшись. Ему было все равно, кто она, как ее зовут, хотя может быть, Сильвио проникнется к ней... ну, судить придется из того, как ответит эта дамочка. Поравнявшись с Белым, Пчела демонстративно сел, будто здесь и должен сидеть, и глядел то на Птолемея, то на Маттео, выжидая.

+6

86

Мир погружался во мрак ночи и освещению пещеры это никак не способствовало. Днем наверно, здесь было очень красиво, но во превых, львице было сейчас не до релаксации и наслаждения красотой, а во вторых сейчас был закат и разглядеть что-то или кого-то было крайне сложно.
"Хм, мы наверно у тех кто в глубине пещеры, сейчас как сурикат под лапой, на фоне светлого выхода..." - не кстати подумала она. Хоть за спиной кошки шумела вода, монотонно, круглосуточно падая в озеро, она смогла различить по звуку и едва заметным во мраке пещеры силуэтам, что львов здесь куда больше чем она подумала изначально. Птолемей продолжал вещать про то, что все в порядке, но Хазира уже как-то не была в этом уверена. Что же это за король, которого по ночам в прайде нет? Ладно львицы, охотницы, но уж никак не король. Что-то в этом всем было не так, и слегка пугало кошку.
"Надо было оставаться с Бреном. Блин..." - подумала, она осматривая тщедушную тушку льва сзади. Да, за ним даже не спрятаться было, и это было неприятным моментом и еще одним поводом вспомнить уже приевшуюся за сегодня фразу: Хазира, где твой мозг?
Как ты думаешь - что будет лучше - подождать его? Или попытаться самим отыскать? На что она торопливо закивала, негромко ответив: - Да, наверно поискать лучше было бы...
...просто я искал короля Фаера, чтобы представить ему мою возлюбленную для того чтобы... бла-бла-бла
Тяжело вздохнув, Хазира закатила глаза, пока лев этого не видел. Ну вот, теперь все знают что она его львица. Прекрасно, просто прекрасно. Хазира уже и не знала, радоваться тому что он всем об этом возвестил или горевать? С одной стороны Птолемей лев не такой плохой, хоть и мелкий. Чистый, симпатичный, разговаривает нормально, а не так, как некоторые... Но с другой стороны она еще не определилась со своими чувствами к нему, а он торопит ее будто они вдвоем убегают от разъяренного носорога в чистом поле. Это напрягало, а то что он всем вещает что она мол его любимая, даже у нее ничего не спрашивая, просто бесило! Сейчас конечно же тоже был повод разозлиться, но... то что Хазира по началу посчитала тенью, зашевелилось и поднялось, обретая силуэт льва, а затем двинулось к ним, а за ним еще один...
- Птолемей!
"Таааак... похоже, недостатка в острых ощущениях у меня сегодня не будет."
Оба льва были примерно среднего роста, хотя Хазира показалось, что второй был чуть выше и заметно худее первого, крепко сложенного и коренастого, который в буквальном смысле подскочив к Птолемею, стал шептать ему что-то на ухо, одарив ее таким взглядом, будто прямо сейчас хотел требовать у нее клятву верности к прайду. Теперь, подойдя к ним вплотную он был хорошо виден, благодаря своей светлой шерсти. Второй же был несколько темнее первого, с рыжей гривой, красиво контрастирующей с его шерстью. Птолемея он проигнорировал, направившись прямо к Хазире, качая головой и цокая. Бедная львица нервно подалась назад на пол шага, не зная даже как реагировать на такое поведение льва.
- Откуда же к нам пришла такая красавица? - спросил он, коснувшись своим плечом ее плеча, после чего Хазира сделала небольшой шаг влево, оставляя льва справа от себя, по центру прохода и не дав ему прочертить по своему телу плечом от начала и до конца. Напряжение несколько спало, потому как лев по ее мнению, тут же начал с ней заигрывать. Увы, Хзаи была слишком напряжена, чтоб ответить ему флиртом или еще чем-то вразумительным.
- Ну... с холмов. - не нашла она ничего лучше, чем озвучить свое последнее местоположение, а затем тихо добавила, разворачиваясь к льву корпусом и усаживаясь за спиной Птолемея и скромно улыбнувшись льву: - А я думала, вы спросите как зовут красавицу, для начала...

+6

87

Леми только было расслабился, как вдруг... Птолемей! - ЧТООО?????!!!! Кого тут еще нелегкая принесла?!!! - Мда, их только еще не хватало. Белый.... Сильвио.... и откуда они только взялись?! Вот ведь поразительное умение портить другим жизнь. - - Ты че, совсем головой ударился что ли? Приводить сюда чужеземок, когда здесь целый ворох малышни? Выйди и жди, когда придет Фаер. - Ишь, раскомандовался - подумал Леми - нахал однако... - А тем временем Сильвио уже начал строить глазки Хазире. И это пробудило в Леми уже давным-давно, казалось, позабытое чувство ревности. - Так - достаточно ехидно и раздраженно сказал Леми Сильвио - Пчёл! Быстро! Перестал зарится на мою любимую Хази! Язык убрал! И взгляд свой бесстыжий от моей Хази отвел! И глазки ты не строй ей! Хази - МОЯ возлюбленная, МОЯ пара, МОЯ львица! Понял?! - Мдаааа, - подумал Леми - только заигрываний Пчелы с Хази мне тут не хватало!
    Внезапно... Дрожь в мышцах. Она постепенно нарастала. "Мурашки". Голова пошла кругом. Всё вокруг внезапно изменилось. Блики света превратились в вытянутые, разноцветные пятна, калейдоскопом обрушившиеся на Леми, какой-то звон и скрежет. И всё завертелось. Ноги подкосились, и Леми упал. Его тело сотрясала мелкая дрожь, которая затем утихла. дыхание было неглубоким и поверхностным, пульс слабым и неровным. Но вот глаза. Глаза не закрылись. они были широко открыты, но при этом зрачки были неестественно сужены. Это продолжалось пару-тройку минут. После чего Леми, наконец, вздрогнул, дыхание стало более глубоким, пульс постепенно выравнялся. Но вот зрачки были по прежнему неествественно сужены, и никак не реагировали на отсветы, хотя обычно, в темноте зрачки не только должны быть максимально расширены, но и реагировать на малейшее изменение освещения, на любой блик света. Пока-же Леми видел только темноту. К счастью, как шаман и лекарь, леми знал, что зрание скоро должно будет вернуться. Встав, пошатываясь, и пока еще ничего не видя, Леми (во всяком случае, как он на это надеялся), обратился к Хазире - Хази, любимая, не бойся. Мне уже получше. И зрение тоже скоро вернётся.  - Несмотря на то, что Леми, после этого приступа был очень слаб, и стоял на ногах пошатываясь, и ничего, пока еще, не видя, тем не менее он не собирался сдаваться.

офф. это был приступ той болезни, которая медленно убивает Леми.

Отредактировано Птолемей (25 Янв 2014 13:46:20)

+1

88

И снова закатные лучи солнца, едва пробиваясь в пещеру через толщу падающей воды, плясали слабыми, но от этого не менее веселыми красно-золотистыми бликами. Постепенно всё меньше и меньше, и когда наступили сумерки, Биллу пришлось пришлось проснуться и разлепить глаза. Он огляделся, слегка щурясь: новоиспеченная мать лежала рядом, ещё спавшая, тут же были дети. Её бок мерно поднимался и опускался в такт дыханию; по внешнему виду львицы было понятно, что она находится в стадии глубокого сна. Билли нахмурился, вспомнив, что уснула она быстро и крепко. Либо это уже вошло у неё в привычку (и вредную, учитывая, что теперь у неё на попечении пятеро львят!), либо она впервые за долгое время позволила себе расслабиться.
"- Потому что я рядом? Неужели, доверяет?" - думал черногривый, отрешенно наблюдая за её шевелящимися ноздрями, пока его спокойствие не потревожили. Лев прижал уши к голове, испугавшись неожиданных звуков: до этого в пещере была уютная и спокойная, даже сонная, атмосфера, которую Птолемей со своей подругой, не знакомой Биллу, удачно развеял. Он быстро рассмотрел этих двоих и снова отвернулся, как был. Тем более в этот момент один из львят, Малекит, каким-то образом оказался в отцовской гриве, чем отвлек папашу от незваных гостей. Впрочем, Билли быстро взял себя в лапы и не собирался выказывать особого недовольства: пусть Птолемей делает, что хочет. Главное - его партнерша сейчас так крепко спит, что и пушечным выстрелом не разбудить, а малыши... У них впереди ещё был долгий период, в течение которого они будут отсыпаться, прежде чем сразу после этого начнется другой, чересчур активный и не прекращаемый вплоть до их полового созревания.
- Извините за беспокойство, - обратился Птолемей, видимо, к Биллу. Тому снова пришлось повернуть голову, чтобы увидеть, как этот черногривый и довольно скользкий на вид тип отвесил легкий поклон. Скептически расценив этот знак внимания и мало-мальского уважения, северянин сухо кивнул, позволяя собеседнику продолжить. - просто я искал короля Фаера, чтобы представить ему мою возлюбленную для того чтобы её официально приняли в наш прайд, вы может быть знаете - куда ушел Фаер? Или, хотя-бы, когда он сюда вернётся?
- Нет, - коротко ответил черногривый, одновременно размышляя о том, стоит ли говорить, что он Фаера сто лет не видел, и подмечая, как помпезно была названа "возлюбленная". Наверное, все-таки, не стоит говорить лишнего. Этот проныра (как Билли уже окрестил недавнего знакомого) не вызывал доверия, да и самочка, приведенная им, была чужачкой. Все-таки не стоит. - Наверняка он где-то рядом. Может быть, Вы найдете его недалеко от логова, если пойдете в сторону джунглей.
- Птолемей! - воскликнул только что проснувшийся Белый. Билли проследил за его направлением, рассудив, что, пожалуй, больше ему глазеть на эту картину было не обязательно. Черногривый сдержанной, но благодарной улыбкой ответил на комплимент его детенышам, после чего с большим интересом повернулся к уснувшему в его гриве сыну. Он был совсем еще крохотный. Такой, что при желании на лапе Билла поместилось бы несколько таких! Даже удивительно, что в скором будущем этот маленький пухленький детеныш вырастет в статного льва.
"- И все-таки, это так внезапно... Что я теперь буду делать со всеми ними? То есть, что я буду делать с их матерью?.." - лениво размышлял зеленоглазый, чувствуя, как проникается нежным и теплым чувством не только к Малекиту, который первый проявил любовь по отношению к отцу, но и к остальным четверым сыновьям.
Углубившись в свои мысли, Билли не сразу услышал, что разговор за его спиной приобретает не совсем дружелюбные нотки. Нет, он мог бы понять все, что угодно, но теперь, когда он выступал в роли защитника семейства, ему было не до душещипательных историй каждого встречного-поперечного. Хотят разборки устраивать - пускай, но снаружи!
И как только самец с аккуратностью подложил Малекита к брюху матери и поднялся к образовавшейся у входа компании, он почувствовал не только общее настроение, но и заметил едва уловимое раздражение Хазиры, становившееся очевиднее каждый раз после того, как Птолемей снова и снова повторял слова "возлюбленная", "моя" и т.п.
- Птолемей, на Вашем месте я бы... - наставительным басом начал Билли, горой вклиниваясь между небольшими Белым и Пчёлом, тогда как у Птолемея начался... припадок? Он упал на землю и забился в конвульсиях, пугая своим состоянием, казалось, не только Билла: тот обеспокоенно переглянулся с самцами-сопрайдовцами, не решаясь подходить к лежавшему на каменном полу пещеры. К счастью, проявление болезни закончилось также быстро, как началось.
И даже более того - после того, что случилось, Птолемей снова обратился к Хазире так, от чего её чуть ли не передёргивало. Усмехнувшись в усы, Билл пожал плечами, спрашивая уже без былой учтивости:
- Что с тобой?

+5

89

Происходить начало нечто удивительное. Ну как сказать удивительное. Любой бы почувствовал себя неловко, когда... такое происходит. Сильвио незамедлительно очухался после толчка Белого и поспешил за лидером четверки. Самое забавное, что траектория движения рыжего была, видимо, предначертана богами, ибо Пчела никогда не пропускал мимо глаз женских фигур. Красивая или некрасивая, худая или при мышцах - этого то ли не интересовало ничего, то ли попытки ухаживания были забавы ради...
Но внутри Белого родился смех. Ситуация и правда была комична.
- Эй-эй-эй, алле! - Белый подставил перед Сильвом лапу в качестве останавливающего жеста. - Харош, Пчел. А то черногривый расплачется сейчас.
Да нет, ни в коем случае не издевка, но по-другому реакцию Птолемея не назовешь. Львице за его спиной наверняка тоже стало ужасно неудобно, из-за всей этой ситуации, но она на удивление хорошо держалась. Не дерзила, не лезла на рожон... Может, ей самой ее ухажер на самом-то деле не очень интересовал? Сам ухажер внезапно обмяк и упал, и Белый даже как-то растерялся. Он проследил удивленным взглядом за падением Птолемея и первые пару секунд пребывал в прострации, не совсем понимая, что нужно делать.
- Это нормально? - первый вопрос, попавшийся на ум, задал Маттео, переглядываясь с Сильвом и незнакомкой.
Сколько знал Белый Птолемея, с подобными случаями с персоной последнего он не встречался. А позади еще дети, пусть и совсем-совсем юные. Кстати, видимо, отец семейства тоже решил вставить слово - Птолемей и в правду слишком громко и неуважительно себя вел. Белый, кажется, видел этого льва пару раз, но не помнил, его ли или это был кто-то другой. Это неразбериха с чужаками, с которыми Фаер не спешил разбираться, выводила время от времени Белого из себя. Что за бардак в прайде, и почему им никто не занимается?! Но вопросы на эту тему сейчас были последними.
Маттео дружелюбно, но без улыбки взглянул на подошедшего здоровяка, но инициативу в ситуации передавать не собирался.
- Так, давайте-ка мы выйдем, - дернул мордой на выход Белый, и обойдя лежащего Леми, между делом, еще аккуратно толкнув львицу к тропе за водопадом, обратился к рыжему. - Пчел, помоги оттащить. Нечего малышне на трупы смотреть в столь юном возрасте, - для верности своих слов Белый взглянул на Билли и буднично улыбнулся.
Но только успел Маттео подойти к Леми, чтобы ухватить его за загривок, как тот поднялся, пошатываясь на лапах, и обратился к своей спутнице. Видимо, он так и не смог разглядеть, что перед ним - совсем не львица, а лев... Зрение пропало? Судя по зрачкам, именно так - тот был словно в трансе.
- Я вообще-то Маттео - смотри внимательней, - негрубо, но предупредительно обратился Белый к Леми. - Идти можешь? Выйдем к водопаду - проветришься. А то устроил тут... похоронное бюро. Пчела, уведи... Хазиру - правильно же? - вопросительно глянул на львицу - точное ли имя уловил из разговора или нет. - ...с Леми я как-нибудь сам справлюсь.
Развернув голову обратно к черногривому, светлошкурый вздохнул. Свалилась на его голову такая дурацкая ситуация... Билли, меж тем, пытался выспросить у только что очнувшегося причину столь нездорового падения.
- И где Фила с Косом носит... - подумалось лидеру, и он даже как-то горько взглянул на падающую вниз и разбивающуюся о камни воду.
Но раздумья заняли лишь пару секунд, и Белый вновь взглянул на Леми, дожидаясь его ответа на поставленные им и Билли вопросы.

Отредактировано Белый (25 Янв 2014 21:09:51)

+5

90

Начало игры

Денёк выдался на редкость весёлым и одновременно сложным. Ещё поутру уходя на прогулку Филарет и не подозревал о будущих приключениях. Он просто шастал по территориям своего нового прайда, привыкая к новой местности, которая, наверняка, в ближайшее время станет его домом. Однако днём близ границ его настигло приключение. Фил попал в драку с тремя гиенами и теперь, накостыляв им, как полагается накостылять нарушителям границ, самец возвращался домой. Вид у парня был помятый - шутка ли от троих отбиваться! Укушенное плечо неприятно саднило от каждого шага, неприятно кружилась голова... Конечно, этот видавший жизнь лев переживал драки и похлеще, но получив подлый удар в затылок, он упустил нарушителей границ, раздавтем каждому по паре внушительных царапин.
Эх... - вздохнул Фил, выпустив из пасти свой трофей. Да, шёл он не с пустыми лапами - ему удалось отбить у подлых падальщиков тушку, некогда принадлежавшую молодой газели. Ну хоть будет чем ребят порадовать.
Фил стоял уже у самой тропы, ведущей наверх, в пещеру, где обитали его сопрайдовцы.
Оставалось пройти совсем немного, но этот короткий промежуток от всего пути был куда сложнее. А задача состояла в том, чтобы не навернуться на камнях и не споткнуться о добычу, в последствии чего картина его жизни завершилась тёмно-красным пятном у порога дома. Тряхнув головой, чтобы выбросить оттуда невесёлые мысли, Фил снова взял газель в зубы и медленно, аккуратно, шаг за шагом стал подниматься вверх. Рога травоядного периодически задевали поток воды, от чего мелкие брызги попадали на морду темногривого. Когда очередная череда брызг попала льву на нос, он не выдержал и звучно чихнул:
ХА-АПХИХ!
Газель вновь оказалась на земле у его лап:
Блин, вот рога отрастила-то! - последовал недовольный возглас. Благо дело, до поворота в пещеру оставалось всего ничего. Ухватив добычу поудобней, Фил нырнул в сумрак нового дома. Однако тут же, на входе, он и остановился, удивлённо оценивая ситуацию.
Похоже, пока его не было, Белый и Пчёла нашли чем себя занять - прикопались к Птолемею и... А это вообще кто? - раньше Фил никогда не видел этой самки. Зная Белого, Филарет тут же понял, что его братаны пристают к парочке не без причины, но, застав только последние слова Птола, лев не смог понять в чём же всё-таки дело.
Неряшливо бросив тушу левее от входа, Фил, будто поясняя, буркнул: Обед.
Глянув на компанию Филарет оценивающе осмотрел "сладкую парочку" и, не признав их за угрозу, ухнулся наземь, всёже не отводя взгляд от остальных. Тут, оторвавшись от малышни, к общему сбору присоединился Билли. Хм, а стычка набирает обороты, - огонёк интереса зажёгся в красных глазах, теперь утверждать, что лев не был заинтересован было бы глупо.
Вдруг Птолемей рухнул на землю, от чего Фил резко вскочил, решив сперва, что тот припал к земля для броска, но последнего не последовало, потому, нервно дёрнув хвостом, Фил буквально подскочил к общему сбору. Чего это с ним, а? - Филарет непонимающе перевёл взгляд по всем присутствующим, надеясь, что они скажут, но тут уже и сам "припадочный" начал подавать признаки сознания, поднимаясь с земли.
Фил хмыкнул, глянув на своих друзей, а в глазах читался немой вопрос: И что дальше? Но Белый сам уже ответил на него. Опять выходить?

Отредактировано Филарет (25 Янв 2014 21:51:37)

+7


Вы здесь » Король Лев. Начало » Затерянное ущелье » Пещера за водопадом