Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Затерянное ущелье » Дно Ущелья


Дно Ущелья

Сообщений 31 страница 60 из 165

1

*здесь будет картинка*

Дно Ущелья представляет собой широченный пустырь, полный гальки, песка и крупных обломков, принесенных сюда с вершин гор. Если задрать голову, то можно увидеть кусок неба, заключенный в плен высоченных скалистых стен. С их отвесных краев в Ущелье низвергаются десятки больших и не очень водопадов. Множество ручьев сливаются в один большой поток, с громким журчанием устремляющийся в сторону холмов. Живущие здесь львы всегда могут рассчитывать на тень больших камней и раскидистых деревьев, коих здесь также немало.


Ближайшие локации

Пещера за водопадом
Холмы

0

31

По правде говоря, Маслахи сейчас находился в несколько затруднительном положении.
С одной стороны, ему впервые за долгое время было хорошо: жажды не было, в ущелье не пекло, – душно, правда, было, но просто духота переносилась гораздо легче, чем духота с бонусом в виде палящего солнца, – усталость мало-помалу уходила, как и головокружение с тошнотой, а достаточно прохладный источник омыл и остудил раненные лапы. Желудок, правда, всё ещё сводило от голода (и вид лежащей рядом газели только ухудшал ситуацию), но Маслахи уже не выворачивало наизнанку при виде туши, а значит, скоро и поесть можно будет. Всё казалось идеальным.
С другой же стороны, такое большое количество незнакомых львов напрягало юнца. При условии, что он находился на чужой территории, хоть и с разрешения Рагнарека. Вот эта компания, что ниже по течению, ещё какие-то львы, которых песочный не видел, но запах которых ветер доносил до одиночки, какая-то незнакомка наверху ущелья, чьё «Эгегей!» разнеслось эхом по каменному мешку... Жутко, в общем. Того и гляди, сожрут с потрохами, как нарушителя границы, и даже не подавятся.
Вот и получалось, что, вроде, и жизнь прекрасна, и тебе остаётся только расслабиться и получать удовольствие, а вроде, и приходится каждую секунду быть настороже... Сложновато.
Глаза темногривого были прикрыты, зато слух был обострён, и лев старался уловить малейшие звуки, намекающие на опасность для его песочной шкуры. Плеск воды с одной стороны, где отдыхала довольно большая компания львов, приглушённые голоса – с другой, да ещё куча фонового шума вроде журчания воды да копошения мелких грызунов среди камней.
Слух юнца был не настолько тонок, чтобы уловить чьи-то шаги по мягкой земле джунглей, – так что тут, скорее, сработала интуиция, так называемое «шестое чувство», – но, открыв глаза и бросив взгляд наверх, Маслахи увидел львицу, выходившую из зарослей к краю обрыва.
Эй! Тут кто-нибудь есть?
Будь осторожнее! – хотелось крикнуть песочному, – ведь львица стояла возле самого края, – но не успел одиночка и рта раскрыть, как незнакомка, звонко чихнув, потеряла равновесие и покатилась вниз вперемешку с камнями и пылью.
Сердце ухнуло куда-то вниз, холодок пробежал по лапам, и глаза расширились от ужаса. Эта часть ущелья была, конечно, не так крута и опасна для спускающихся, как тот участок с высохшим деревом, где поначалу пытался спуститься Маслахи, и всё же даже на этом относительно пологом склоне можно было без труда что-нибудь переломать себе.
Миом вскочив с земли (ох уж бедные его лапы, они когда-нибудь заживут вообще?), Маслахи поспешил к лежавшей в паре метров от него самке. Она не спешила шевелиться, но хотя бы, вроде, дышала. Со страхом обнюхивая светлую, одиночка, вопреки своему нежеланию обращать в такой момент на это внимание, успел поверхностно оценить стройное, даже слегка худощавое от уже ставшего привычным голода, тело самки. Стройные лапы, гибкая спина, милая мордашка... Чем-то она напоминала ту наглую с Гнилой реки, которая приглянулась малышу, только вот эта была светлой. Интересно, когда он вообще начал обращаться внимание на львиц?
Эй, с тобой всё хорошо? Нигде не болит? Шевелиться можешь? – страх звучал в дрожащем голосе Маслахи, и юнец совсем не пытался этого скрыть. Не хотел бы он стать свидетелем чьей-то смерти! Ему однажды хватило. Спасибо, больше не надо.
Вам нужна помощь?
Обеспокоенный за состояние львицы, песочный и думать забыл о всей опасности своего положения. Потерявший бдительность Маслахи вздрогнул от внезапно появившегося льва, резко обернулся к темногривому... и чуть было не выложил уютную пещерку из кирпичей. Одиночка был достаточно крупным самцом, и в свои два года уже превышал некоторых старших собратьев. Уже сейчас он был одного роста со многими взрослыми самцами, а уж года через полтора, когда малыш совсем вырастет, вряд ли он сможет встретить кого-то, кто был бы хотя бы одного размера с ним. Маслахи так отвык видеть кого-то крупнее себя, что на первые несколько секунд даже потерял дар речи – не то от испуга, не то от восхищения. И всё же, нервно сглотнув слюну, – сейчас-то он вспомнил, что, по сути, не совсем уж и законно находится на этих землях, – ответил льву, стараясь не смотреть тому в глаза – так сильно ему было неловко:
Да... Думаю, да... Она... Эта львица...
Возьми себя в лапы, чёрт возьми!
Одиночка на мгновение замолчал, опустил голову, зажмурил глаза... А через несколько секунд, глубоко вдохнув, поднял взгляд прямо на своего собеседника и ответил более внятно, уже твёрдым голосом:
Она только что сорвалась с обрыва. Вроде, всё обошлось, но кто знает...
Юнец обернулся через плечо, чтобы вновь посмотреть на светлую, а потом, потупившись куда-то в землю чуть в стороне от лап своего крупного собеседника, вновь обратился к нему. На этот раз, правда, чуть опустив голову и лепеча, как нашкодивший котёнок:
Рагнарек... Он мой старый знакомый. Он предложил мне передохнуть на ваших землях, «погостить», как он сказал... Но если надо будет, я уйду, – на последней фразе Маслахи вновь посмотрел прямо в глаза Билли.

+3

32

Первая очередь: Лен, Киру, Шантэ, Kovu
Вторая очередь: Сури, Билл, Маслахи
Третья очередь: Ахеменес, Птолемей, Хазира

● Очереди не зависят друг от друга.
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очередях, отписываются свободно!
● Отписи за персонажей из очередей ждем не дольше трех суток!
Локация переполнена и временно закрыта для прихода новых персонажей!

0

33

Ахими надеялся, что львица найдёт этот спуск, про который он говорил. В принципе - Ахими прожил в этих краях больше года - придя сюда еще до того, как здесь обосновался прайд Фаэра, и, хотя Ахеменес не так часто бывал в этом ущелье - он хорошо знал каждый его кусочек (да, если подумать - и каждый кусочек этих земель). Сказывалась привычка детально запоминать "карту" местности и оценивать её с точки зрения возможной арены боевых действий. Хотя Ахими надеялся, что война никогда не докатиться до этих мест. И, поэтому, его отменное знание местности использовалось им исключительно в "мирных" целях. Конечно-же Ахими отлично помнил и тот проход, о котором он сказал Хазире - узкий, крутой спуск, продолбленный упорным ручейком за Ахейю знает сколько сотен лет в неприступных скалах. Насколько Ахими помнил, навернуться там проблематично, вот найти спуск - сложнее. - Надеюсь, эта львица найдёт там дорогу вниз - подумал он. И, пока он ждал Хазиру, он снова начал обдумывать услышанное им от Леми. - Значит Симбу и Рико убили по приказу Скара. Печально всё это. Но вот слова Леми про "свидетеля"? Похоже, мой кузен знает куда больше, чем говорит - если подумать. Интересно, смогу ли я убедить его рассказать больше? Любопытно - он вообще боится рассказывать об этом, или просто боиться случайных свидетелей, которые могут услышать наш разговор? Если второе, то... а что - это идея! В конце-концов Леми - умный малый, не то что его покойный старший братец или его сестрица, и, надеюсь - он не забыл языка предков. - Леми, Θυμάστε τα μαθήματα της γλώσσας των προγόνων, που σας έδωσε ο πατέρας σου;? - сказал Ахими - Στην πραγματικότητα, εκτός από την οικογένειά μας σε αυτά τα μέρη η γλώσσα των προγόνων κανείς δεν ξέρει. Έτσι, μπορούμε να πούμε χωρίς το φόβο ότι κάποιος θα μπορούσε να μας ακούσουν.

+1

34

А она красивая, - рассуждал Леми, вспоминая львицу на обрыве. Она ему определенно нравилась. - Unafikiri nini, na mimi kama mwanamke? - скорее просто так, чем с какой-то целью спросил он обезьянку. - Maana ya moja ambayo ilikuwa juu ya mwamba? - догадалась обезьянка - Inaweza kuwa. Kuuliza yake kuhusu hilo. Nadhani - yeye itabidi kujibu - добавила она. - Хммм, а ведь верно. Что мне стоит её спросить? - Подумал Леми. Рассуждения Леми о львице, и о том, понравится ли её Леми, были прерваны вопросом Ахими: "Θυμάστε τα μαθήματα της γλώσσας των προγόνων, που σας έδωσε ο πατέρας σου;?" - Леми в первую минуту сперва опешил. Нет, он конечно помнил уроки своего отца, на которых он учил его языку предков (как, впрочем, старшие учили каждого из членов семьи, к которой принадлежал Леми) - но зачем это Ахими? - подумал он. Впрочем, вторая часть вопроса дала определённую подсказку: "Στην πραγματικότητα, εκτός από την οικογένειά μας σε αυτά τα μέρη η γλώσσα των προγόνων κανείς δεν ξέρει. Έτσι, μπορούμε να πούμε χωρίς το φόβο ότι κάποιος θα μπορούσε να μας ακούσουν" - он опасается, что нас кто-то будет подслушивать? Но почему? Хотя... - догадка молнией поразила Леми - я же ему рассказал об убийстве Симбы, неужели Ахими опасается, что здесь могут быть шпионы Скара? - Ahemenes, ναι, θυμάμαι αυτά τα μαθήματα. Και θυμάμαι τη γλώσσα. Πες μου - με ρωτάς αυτό, επειδή φοβόταν ότι ακόμη και εδώ μπορούμε να παρακολουθούν κατασκόπους Scar;? - слегка понизив голос спросил Леми своего кузена.

Отредактировано Птолемей (7 Июл 2013 00:47:36)

0

35

"Да уж, спуск так спуск... лапы переломать можно, но все же я внизу! Спустилась же..." - Хазира огляделась по сторонам и тут же заметила парочку, что предложила ей спуститься. Отсюда, снизу, они выглядели странно и даже как ей показалось, слегка помято, теперь она уже не была так уверенна, что эти двое просто решили здесь передохнуть после изнурительных патрулей в прайде и насладится спокойствием ущелья, его тенью и быстрой холодной водой стремительного потока, несущегося откуда-то с вершины гор.
"М... неужели и эти двое путешественники-одиночки? Вот оно как... Нет, не похожи они на прайдовских, какими-то убитыми и уставшими выглядят, словно протопали сюда как и я много дней. но, может быть и я ошибаюсь? С чего бы это вдруг? Жара, долгие патрули, хм... хотя на патрульных они не тянут, остобенно тот, что с черной гривой. И как нас угораздило встретится? Ну что-ж, я сама этого хотела, так что же теперь?" - она медленно пошла вперед, вдоль потока, который нес свои шумные воды справа от нее. Львы оказались на противоположной стороне, и хотя течение было довольно бурным и стремительным, она могла легко пересечь его - глубина реки, образованной массой ручейков была не велика. Как раз напротив львов, речушка вообще разливалась в небольшую заводь, с относительно спокойным течением. через прозрачную воду, лишенную водорослей и какой либо живности были видны темно-серые камни, источенные водой и от того кажущиеся гладкими, округлыми. Хазира шагала неторопливо, как всегда, элегантно переставляя лапы по круглым камушкам, иногда, слегка морщась, когда особо мелкие попадали между пальцев, раздвигая их и пытаясь между ними застрять. Время рассмотреть будущих знакомых было, ибо колокольчик беспокойства еще звонил в ее голове. Два молодых льва, Ахею знает сколько времени они не видели львиц, а она вот все равно к ним идет. Хазира попыталась отбросить все плохие мысли, особенно о том, что придется убегать. Убегать, учитывая ее скорость бега, или сражаться. Боевые навыки Хазиры, как и бег, были на втором месте с конца списка. Больно ударить она умела, а вот как это сделать правильно, чтоб себя не поранить, да и ответного удара избежать - не знала. Ни к чему это охотнице. За размышлениями она достигла заводи и неспешно погрузилась в холодную воду, осторожно ступая по камням, чтоб не поскользнуться снова. Когда прохладные потоки, обвивающие ее шерсть, словно лапы любимого, коснулись ее разгоряченного тела, она не сдержала блаженный стон. Чтоб погрузиться по шею, пришлось подогнуть лапы, но он того стоило. Львица замерла посреди заводи, а потом крикнула:
- Я пожалуй побуду здесь, если вы не против. Подходите к берегу, так мы сможем слышать и видеть друг друга, и вы будете в тени. - замолчав она прикрыла глаза и ахнула пошире расставляя лапы, чтоб течение не повалило на бок ее обмякшее от неги тело, словно это была и не вода вовсе, а потоки штормового ветра: - Меня кстати, Хазирой зовут. - сказала она, уже не так громко как до этого и тихо добавила: - Никогда в своей жизни не думала, что буду так счастлива погрузиться в реку, в самую обычную реку без крокодилов и всякой там растительности.

0

36

Как же быстро, однако, забывают свои обиды дети! Вот, вроде бы совсем недавно Шантэ была злой и агрессивной львицей, а теперь она уже вовсю была радостной, открытой и дружелюбной. Услышав положительный ответ от своего нового знакомого, Шантэ кинулась к воде и в порыве веселья даже не заметила, что пришло так много львов в пещеру, включая маму. Львица же обождала Кову, но так и осталась стоять на месте, где было совсем не глубоко и, наблюдая за львенком. Тот, очевидно, уже знал, что такое "плавать", потому что уплыл достаточно далеко, даже нырнул, а когда нырнул - показались пузырьки на поверхности воды. Это немного испугалась львицу, но львенок тут же вынырнул - радостный и довольный.
Хотелось тоже нырнуть... насладиться прохладой воды, в такой жаркий знойный день... Но этот страх неизведанного всегда пугает девочек, даже тогда, когда они супер-смелые и любят приключения. Но видя, что Кову прекрасно себя чувствует и вода его не обижает, Шантэ шагнула, чувствуя, как влага обхватывает ее лапы, приятно охлаждая. И чем больше она делала шаг, тем смелее себя чувствовала, пока, наконец, не оттолкнулась от поверхности лапами и не оказалась на весу. Поначалу, львица запаниковала, замахала лапками и пискнув громкое "ой", погрузилась под воду. Но все ее животное начало подсказывало, что нужно делать, чтобы не утонуть, а память напоминала Шантэ, как это делали те, кто умеет плавать и уже через пару секунд, львица вынырнула из воды и подплыв ближе к берегу, закашляла и зачихала, избавляя свои дыхательные органы от лишний воды.
- Бррр, хорошо, - все равно заключила львица, когда полностью откашлялась, но почувствовала на теле свежесть. Выйдя полностью из воды, она присела умываться, наблюдая в тоже время за Кову.

+1

37

Кажется, отдыхала Пат совсем недолго. Может быть, полчаса, может, час... возможно, что и пять минут. Она задремала совершенно неожиданно, и также неожиданно проснулась, тревожно вскинувшись и не сразу сообразив, где находится. Впрочем, никто не тревожил львицу в ее укрытии. Зато снаружи, похоже, собралось немало львов. В отдалении юная львица слышала голоса и плеск воды. Похоже, что местный прайд не слишком-то смущала жара и засуха. Даже в середине дня они могли найти в ущелье тень и влагу, чем и пользовались. Кажется, это было совсем неплохое место.
Ей, конечно, следовало бы подойти и познакомиться со всеми. Пятнистая, поднявшись и потянувшись, даже выглянула из расщелины, куда забилась ранее, чтобы оценить обстановку. Но увидев, что незнакомых львов в ущелье довольно много, подойти так и не решилась. Лучше потом... Поодиночке. Ну или хотя бы когда их здесь будет двое-трое. Большие компании смущали Пат. Хотя проще будет сказать, что не смущает Пат. Вот одиночество ее никогда не смущало, хоть и было порой страшновато - особенно если слышишь поблизости хохот гиен, или если очередная охота закончилась неудачей.
Как бы то ни было, она выскользнула из своего укрытия и, кажется, осталась незамеченной. Во всяком случае, если кто и обратил внимание на уход львицы, то никто не окликнул ее и не попытался задержать. Она скользнула прочь, к пологому подъему, и в несколько прыжков оказалась наверху.
Здесь полукровка на некоторое время остановилась, размышляя, куда идти. У нее была мысль вернуться к Брену, но тот, похоже, устал и не был настроен на общение. К тому же, раз они оба теперь в прайде, то уж как-нибудь не потеряются и встретятся снова. Немного позже. А у нее будет время отдохнуть и разобраться в себе и своих чувствах.
Наконец, львица потрусила в том направлении, откуда пришла ранее. Дорогу она запомнила не слишком хорошо, но направление вполне уловила.
----→ Холмы

0

38

офф. пост за Ахими я пропущу.


- Я пожалуй побуду здесь, если вы не против. Подходите к берегу, так мы сможем слышать и видеть друг друга, и вы будете в тени. Меня кстати, Хазирой зовут. Никогда в своей жизни не думала, что буду так счастлива погрузиться в реку, в самую обычную реку без крокодилов и всякой там растительности.
- Леми выслушал слова львицы и подошёл к берегу, при этом было ясно видно, что он ощутимо прихрамывает. - А меня звать Птолемей, но можно просто Леми - представился он, - а это мой кузен Ахеменес, или просто Ахими - кивнул он, указывая кивком на златогривого кузена. - Леми опустился на берег, погружая больную лапу в воду. Сперва он поморщился от вызванной холодом боли, но вскоре боль стала потихоньку отпускать, да и отёк стал немного поменьше. - К слову да, - добавил он - я тоже очень рад найти нормальную реку, без этих всяких крокодилов. Да еще и не полупересохшую, как наша Зимбабве. Спасибо кузену, что он помог меня тут приютить. И местному королю тоже огромное спасибо, что приютил, и дал должность учителя и наставника для львят. А то я прямо бы и незнаю, что бы я дальше делал в моём-то положении. - Добавил Леми. Река приятно холодила больную лапу, отёк потихоньку спадал, но всё равно, даже не смотря на это, Леми понимал - что растяжение так быстро не проходит, и что еще денек-другой ему придётся хромать.

0

39

На берегу послышалось какое-то шевеление и Хазира слегка вытянув шею, увидела первого льва, а точнее того, которого посчитала подростком. На деле, в смысле вблизи, при внимательном рассмотрении он оказался никаким не подростком, что несколько разочаровало львицу.
"Боги! Чего-ж он такой маленький?" - Хазира тут же в мыслях сравнила собеседника с собой по размеру, не без доли стеснения, представив их вместе. Такой красивый лев, а размером не вышел, да еще и уже повзрослел, а значит, больше он не станет и останется таким же небольшим с весьма женскими формами тела. Хазира заметила что лев прихрамывает, подходя к воде и так же отметила что он поморщился. Львица как-то и не подумала, что его хромота может быть вызвана ранениями во время драки, потому как просто не верила, что такой милашка может влезть в драку. По этому объяснение дала своим мыслям весьма простое:
"Хм... ранен? Наверняка на охоте, самцы никогда толком охотится не умели и не будут уметь. Да уж..."
Она попыталась запомнить имена, не сдержав удивления по поводу того, что она себе под нос пробубнила по поводу растительности и крокодилов, а лев ее услышал. Его слуху можно было позавидовать, ведь сказала она фразу совсем не громко, а тут шум реки, да и расстояние какое-то есть. Было. Теперь вот, он был прямо перед ней, всего-то на расстоянии каких-то шеести-семи шагов, омывая лапы в освежающей воде, и изливал на нее потоки информации. А информации было много, и Хазира тут же почерпнула для себя массу интересного: во первых, что кузен льва в одном прайде, а Птолемей из другого. Во вторых, его прайд, Птолемея, находится там, где и река Зимбабве, о которой она ничего не знает, а значит уж точно не знает прайд Птолемея. Да и никто у них в прайде о таком не слышал точно, потому что никто никогда при ней не упоминал эту самую реку, а значит в ее окрестностях не был. Еще стало понятно, что у льва в прайде проблемы, хотя львица и подумать не могла что у такого милого льва в прайде могут быть проблемы из-за которых он оттуда ушел.
- А что же такого произошло с вами в прайде, что вам пришлось просить помощи у другого короля? - удивилась она, хотя почти тут же опустила взгляд, вспомнив, что и сама она не просто так здесь ошивается в реке, болтая с незнакомыми львами. Хазира резко встала, поглядев льву в глаза, и подошла ближе к берегу, где глубина и течение были не столь сильны, чтоб там лечь. Настроение у нее изменилось не в лучшую сторону, хотя улыбка все равно не покинула ее губ.
"Неужели, он тоже в таком же положении как и я? Да быть такого не может! Хотя, мы похожи, оба красивы, и оба в бегах... романтика!" она осторожно легла у берега в воду, в шаге от льва, украдкой поглядев на его лапы - но ничего серьезного не заметила, ни повреждений ни царапин, ни странных изгибов, которые бывают при переломах.
"Ушиб или колючка в подушечке? Да нет, уже бы вынул, значит ушиб или вывих..." - она вздохнула положив голову на лапы и тут же резко подняла ее когда в ноздри хлынула вода:
- Апчхи! Ох, боги, и забылась что голову на лапы не положишь - хихикнула Хазира, но смешок вышел каким-то смазанным с оттенком грусти, а потому она замолчала, ожидая продолжения его рассказа. Ее конечно, волновал и король, которому оказывается, принадлежали эти земли, но о нем она решила расспросить позже.

0

40

(пост за Ахими будет попозже - пока снова пропущу за него пост)

------
Лапа потихоньку проходила, хотя и полном исцелении, увы, речь пока даже и не шла. А тем временем Хазира говорила: "А что же такого произошло с вами в прайде, что вам пришлось просить помощи у другого короля?" - хммм, на шпионку Скара она не похожа, так что вроде-бы опасаться нечего. Хотя... всё-же на всякий случай первое время постараюсь не упоминать конкретных имен, насколько это возможно - подумал он. В принципе - такой вариант его вполне устраивал. С одной стороны - он по-прежнему мог разговаривать с Хази, с другой - некая "анонимность" тех, о ком он будет ей говорить, давала Леми некоторое пространство для манёвра, случись что-либо нехорошее. Впрочем, Леми надеялся, что ничего не хорошего не случиться. Просто перестраховка. И не более того. - Дело в том, - сказал Хазире Леми, - что, на свою беду я узнал, увидел и услышал слишком многое. Я стал свидетелем одного убийства. Убийства, мотивом которого стала борьба за власть, за трон. И меня тоже попытались убить. Убить как опасного свидетеля. Но мне удалось убежать, спастись. - Леми с грустью посмотрел на Хазиру - именно по-этому я был вынужден просить о помощи, об убежище. Назад мне теперь пути нет. Если я вернусь - меня убьют. К сожалению, я слишком много знаю, чтобы меня оставили в живых. Так что пути назад для меня теперь нет, как говориться ανερρίφθω κύβος*, как говориться - судьба бросила жребий и мосты ныне уже сожжены.

Свернутый текст

о значении слов "ανερρίφθω κύβος":
Alea iacta est (также Alea jacta est, лат.  — «жребий брошен», досл. «кости в действии») — фраза, которую, как считается, произнёс Юлий Цезарь при переходе пограничной реки Рубикон на севере Апеннинского полуострова.

Считается, что Цезарь при переходе через Рубикон произнёс эту фразу не на латинском, а на греческом языке: ανερρίφθω κύβος («да будет брошен жребий»), как на это указывает Плутарх («Pompejus», гл. 60).

Понятно, что в этой реальности за отсутствием людей такого сильного ореола у этоф фразы уже не будет, но пусть она и здесь останется своего рода "крылатой фразой с далекого севера, откуда родом предки Леми", смысл фразы тот-же, что и в реальности: "жребий брошен/Рубикон перейден/мосты сожжены и т.д." Пусть эту фразу те, кто не знает этого древнего языка и не поймут. (Хази этого языка, по идее, знать не должна, впрочем - примерный смысл этой фразы Леми тут-же после неё и перевел)

Отредактировано Птолемей (10 Июл 2013 21:58:57)

0

41

- Тогда понятно... - в задумчивости произнесла Хазира, глядя на собеседника, а потом опомнившись, добавила: - Понятно, что у тебя с лапой. Я то думала, что ты поохотился неудачно. Такое бывает... - она замолчала, задумавшись о том, что наверняка, кто-то в ее прайде тоже может быть знает, кто убил того льва и может быть ему, или ей, тоже грозила опасность. Она отвела взгляд, глядя как быстрое течение уносит мелкие, сухие листики, видимо, принесенные в реку ручейками. Наконец, после продолжительной паузы, она посмотрела на льва:
- Знаешь... наверно тебе очень сейчас сложно, остаться вдалеке от прайда и просить убежища Ахею знает у кого... но я тебя понимаю, я тоже ушла из своего прайда не по собственной воле, хотя, меня никто и не изгонял. - она вздохнула, смущенно улыбнувшись ему: - Так что мы с тобой в каком-то смысле в одной пещере во время ливня, считай... - Хазира покачала головой, подняв взгляд вверх и поглядев на безоблачное небо. Солнце ломило в пустых небес и только близость воды и тень от стены ущелья спасала их от перегрева. Внезапно в животе у львицы отчетливо забурчало что заставило ее думать о еде. Хазира уверенно поднялась на лапы, вставая из воды и разбросав вокруг себя облака мелких брызг: - Ладно, не унывай, я думаю в твоей жизни все переменится к лучшему. - она огляделась, в мыслях сама себе задавая вопрос: зачем пытается приободрить незнакомого льва? но голод не тетка и нужно было идти на поиски еды: - Надеюсь, тот король что приютил тебя будет не против, если я немного поем не отыскав его, чтоб спросить разрешения? - улыбнулась она, кивнув в ту сторону, откуда пришла совсем недавно: - А то скоро свалюсь с лап от голода и вряд-ли он будет так любезен что сам отловит мне тушу и принесет, чтоб я смогла наесться.

Отредактировано Хазира (11 Июл 2013 00:01:25)

0

42

Сурия не успела понять, что произошло, как оказалась внизу. Удар было настолько сильным, что на время львица отключилась, поэтому не имела возможности ответить на вопрос незнакомого молодого льва.
Прикидываться опоссумом она долго не смогла. Сознание вернулось, а вместе с ним далеко не самые приятные ощущения. Тело отозвалось болью и напомнило о том, что произошло. Точнее Сури вспомнила то последнее, что она видела до встречи с землей. Она вглядывалась вниз, а потом чихнула и потеряла равновесие.
- Дуратский цветок, - тихо пробормотала львица и попыталась приподняться, не разлепляя глаз. - И зачем я только сюда полезла? - бормотала она, чувствуя, как дрожат лапы и саднят царапины и ушибы, которые она успела заработать во время падения. Впрочем, о них львица забыла быстро, как только вспомнила, что именно привело ее в ущелье. Она видела здесь других львов.
Львица резко распахнула глаза и отпряла назад, словно надеялась, что за ее спиной будет спасительная стена, которая лишит возможности внезапного нападения, но ее не оказалось.
Взгляд испуганными зайцами запрыгал по ущелью.
- Как их много, - изумленно отметила львица, понимая, что натолкнулась не на парочку львов, а доброе семейство и кто знает, чего от них ждать.
Сурия всегда готовилась к плохому, чтобы это потом не вылилось в неожиданный сюрприз, которого уж точно не хотелось, но выбирала здесь злодейка судьба, а не она.
Первыми на глаза попались два крупных льва, которые порядком были больше Сури. Львица сразу ощутила себя такой маленькой и беззащитной, что за малым не мяукнула, словно испуганный котенок, лишь бы мамочка обратила на него внимание и поскорее унесла бы в другое место и там положила бы рядом с теплым брюхом. Но следом за этим зеленоглазая заметила и другое. Никто, кажется, не собирался причинять ей вред и, мало этого, один из этих львов, кажется, заслонял ее собой от другого, словно заранее предугадал то, что Сури испугается и ей потребуется помощь, но если это действительно так, то стоит сделать вывод с тем, что второй лев настроен недружелюбно и готов в любой момент напасть. Взвесив его габариты и свои, львица поняла, что тут лучше вовремя дать деру, чем вступать в схватку. Куда ей против взрослого крупного самца? Стать львиным блинком и пойти на завтрак? Нет уж. Зря ее что ли матушка на свет производила, да молоко на нее тратила?
Конечно, взвешивая все «за» и «против» при этом стараясь быть все же реалисткой, а не заоблачным оптимистом, Сури старалась прикинуть пути отхода, чтобы в случае чего можно было поскорее сделать ноги из этого львиного улея, пока матка не пожаловала и не устроила ей разгон. Идея была хорошей. По крайней мере, Сури считала именно так. Вот только отступать было некуда, не обратно же ей карабкаться.
Она на всякий случай подняла голову, пытаясь понять, есть ли у нее шанс в случае чего воспользоваться проторенной дорожкой или же нет.
- И куда меня занесло то, - только и смогла она выдохнуть, когда заметила, как с высоты сорвался лист и полетел вниз, приземлившись на ее нос. - Попала так попала, - сдув лист, львица снова перевела взгляд на львов, которые были ближе к ней. Остальных, конечно, стоило опасаться и не сбрасывать со счетов, но если так рассудить, то им ближе добраться до нее, да и быстрее. А учитывая то, как Сури сюда попала, то и остальные львы успеют подтянуться раньше, чем она сделает ноги. Поэтому стоило попытать птицу с именем удача и постараться решить все мирным путем, ибо остальные два в виде побега и драки точно отпадали.
- Эм, - она не знала, как обратиться к своему защитничку, поэтому аккуратно постучала когтем по его плечу, благо, что сидела и не шмякнулась моськой о землю. Та еще была бы картина. – Привет, - на морде львицы появилась приветливо идиотская улыбочка с подтекстом: «я тут вообще мимо проходила, не жрите меня, я не вкусная, а если что начинайте с хвоста и желательно не моего».

+2

43

Знаешь... наверно тебе очень сейчас сложно, остаться вдалеке от прайда и просить убежища Ахею знает у кого... но я тебя понимаю, я тоже ушла из своего прайда не по собственной воле, хотя, меня никто и не изгонял. Так что мы с тобой в каком-то смысле в одной пещере во время ливня, считай...  Ладно, не унывай, я думаю в твоей жизни все переменится к лучшему. - Леми улыбнулся в ответ, и сказал Хазире - Спасибо. Очень приятно слышать от тебя такие слова. - Потом он добавил - мне сразу вспомнилась одна песнь. Эта очень старая, и древняя песнь. Я думаю - ты врят-ли знаешь язык, на которой её сочинили много поколений назад. Но сама эта песнь очень красивая. И соответствует ситуации. Она о гордости и о падении, она о несгибаемой воли к жизни и о том, что никогда не надо сдаваться. Если ты хочешь - я потом переведу её тебе, а пока - я её просто спою. - И Леми запел. Его голос был чист и тих, но эта песнь была не из тех, что поют громко. Нет - такие песни поют тихо, складывая в них душу. Тихие и величественные слова песни плыли по ущелью:
Από το είδος του Αρριδαίου ήταν βασιλιάς
Και το όνομά του ήταν Μάρωνας Selets
Και το βασίλειό του ήταν ο μεγαλύτερο
Μέσα σε όλα τα λιοντάρια και τα υπάρχοντά τους

Αλλά ο βασιλιάς ήταν υπερήφανος
Και ακόμα και το αυτοκρατορικό τίτλο
Δεν είναι πλέον ήταν αυτός χαριτωμένο
Έτσι, αποφάσισε ότι έπρεπε να

Όλα τα εδάφη να κατακτήσουν γειτονιά
Και εξαρτάται από τη βούλησή κυρίαρχου της
Και η εποχή των πολέμων
Και στους πολέμους του βασιλείου χάθηκαν

Δέκα γιους έκανε ο βασιλιάς
Δέκα γιους και μία κόρη
Αλλά όλοι οι γιοι χάθηκαν στη μάχη
Και έπεσαν στον βασιλιά

Και επεσον εκ του βασιλείου τους
Η κόρη του βασιλιά τρέχει
Έτρεξε με ένα νεαρό γιο
Και το όνομά του ήταν Γαλάτες Μεννονιτών

Πόσο καιρό ήταν ο τρόπος τους νότια
Μήνες πήγαν, χρόνια
Μεγάλωσε στον τρόπο με τον νεαρό πρίγκιπα
Πήγε μέσα από ένα μακρύ ταξίδι

Ξαπλωμένη το δρόμο του μέσα από τα βουνά
Ξαπλωμένη το δρόμο του μέσα από την έρημο
Ξαπλωμένη τον τρόπο του σε όλη την πεδιάδα
Στα νότια ορίσει τον τρόπο του

Αλλά δεν δίνουν Γαλάτες
Πεισματικά, πήγε προς τα νότια
Πέρασε μέσα από τα βουνά
Και ήρθε σε αυτά τα μέρη

Закончив петь, Леми внезапно замолк, и сказал - какой-же я глупец. Я тут сижу и пою, в то время как ты голодна. Как жаль, что из-за больной лапы я не могу поймать тебе чего-нибудь. Но я уверен - что никто не будет против того, если тебе удастся чем-либо тут перекусить. Так что ты не переживай. Здесь тебя никто не обидит.

-------
перевод песни:

Свернутый текст

Из рода Арридея был король
И имя было его Марон Селеций
И царство его было величайшим
Средь всех львов и их владений

Но горд был король
И даже императорский титул
Больше не был ему мил
И вот он решил, что ему нужно

Все земли окрест завоевать
И подчинить их своей державной воле
И началась эпоха войн
И в войнах этих царство сгинуло

Десять сыновей было у короля
Десять сыновей и дочь
Но сгинули все сыновья в битвах
И пал в них сам король

И пало их королевство
Дочь короля же бежала
Бежала с маленьким сыном
И звали его Галатес Меннон

Долго был путь их на юг
Месяцы шли они, годы
Вырос в пути юный принц
Прошел он далёкий путь

Лежал его путь через горы
Лежал его путь чрез пустыни
Лежал его путь по равнинам
На юг лежал его путь

Но не сдался Галатес
Упорно шел на юг он
Прошел он чрез горы
И пришел он в эти края

Отредактировано Птолемей (11 Июл 2013 22:48:13)

0

44

Спасибо. Очень приятно слышать от тебя такие слова. Мне сразу вспомнилась одна песнь. Эта очень старая, и древняя песнь. Я думаю - ты вряд-ли знаешь язык, на которой её сочинили много поколений назад. Но сама эта песнь очень красивая. И соответствует ситуации. Она о гордости и о падении, она о несгибаемой воли к жизни и о том, что никогда не надо сдаваться. Если ты хочешь - я потом переведу её тебе, а пока - я её просто спою.
И он запел. его негромкий мелодичный голос пронесся над ущельем, уносясь куда-то в даль, отражаясь от стен и снова возвращаясь, казалось, сливаясь с шумом воды, но в то же время Хазира могла различить каждый слог, каждое словно, что слетало с его губ. Словно сама река, воздух и камни подпевали льву и она, завороженно замерла у берега, даже забыв отряхнуться, только чувствуя как потоки воды стекают с ее шерсти. Это было великолепно и когда он закончил, львица не сразу оторвала от него свой взор, закрыв пасть, которая слегка приоткрылась во время его пения.
- Птолемей, ты... вы так поете... это сказочно. - она смущенно опустила взор, а затем вышла из воды, чтоб отряхнуться на берегу. А лев словно опомнился: - Я тут сижу и пою, в то время как ты голодна. Как жаль, что из-за больной лапы я не могу поймать тебе чего-нибудь. Но я уверен - что никто не будет против того, если тебе удастся чем-либо тут перекусить. Так что ты не переживай. Здесь тебя никто не обидит.
Хазира смущенно улыбнулась, опустив взгляд, а потом отошла от него на несколько шагов и энергично отряхнулась, разбрызгивая остатки влаги в разные стороны. Ее шерсть встопорщилась и она уселась на камни, поглядывая на второго льва, который до этого молчаливо отдыхал у стены. Он и сейчас лежал там, горделиво и молча, словно статуя, наблюдая за ней с царственным спокойствием, и львица была готова поверить, что перед ней никто иной как изгнанный король.
"Что-то в них обоих есть. Это уж точно, Хази." - усмехнулась в мыслях она сама себе, с улыбкой поглядывая то на одного то на другого, при этом торопливо укладывая языком свою шерсть на место, там где она встала дыбом или завернулась в замысловатый узор. Наконец, она завершила свой обряд прихорашивания:
- Ахеменес, Птолемей, я все же покину вас не на долго... пока не найду себе еду. - вздохнув, она направилась в ту сторону, откуда пришла, но пройдя десять шагов обернулась: - Птолемей, я... где я бы смогла тебя найти? - наконец, она решила перейти со львом на "ты".

0

45

Джунгли --→

Шакал упрямо шел за Маслахи, но он не спешил выходить из зарослей. Он наблюдал и тогда, когда Маслахи начал купаться, и когда к нему подошел сын Рагнара. В целом, у шакала не было подозрения по отношению к Маслахи, Айс наврятле взял бы в ученики придурка. С другой стороны, Фаер был прав - Маслахи чужак. И чужак странный, чем то похожий на самого Айса. Но вскоре шакал не выдержал и вышел ко львам, приветливо кивнув при этом Акере и приближаясь к Маслахи. Пес выглядел совершенно спокойным, и, хотя его мокрый нос все время с шумом вдыхал запахи вокруг себя, а уши насторожен вращались, волк не паниковал. Да и не с чего было, он находился на дружественной территории и был, в общем то, полноправным членом прайда. К тому же, он присутствовал при его создание. Да и Фаер прислушивался к советам Джека. Волк все таки. Да, Джек иногда ощущал себя одиноким, но он явно не чуял себя в не своей тарелки. Он был шакалом, а шакалы стайные хищники. Ему было проще, когда вокруг много соплеменников, что нельзя было бы сказать о Фаера или Рагнареке.
Шакал уселся так, что бы разом видеть львов, обернул свой пушистый хвост вокруг задних лап, склонил голову чуть набок и тихо сказал: - Маслахи действительно под защитой твоего отца, Кадзуко. - Потом шакал посмотрел на самку, улыбнулся и спросил: - А с тобой все хорошо? Холода в лапах нет? А на спине?
Шакал почесался задней лапой за ухом, явно давая понять львам, что уходить не собирается. К тому же, этот хитрый черт превосходно знал, что гнать его наврятле кто то посмеет, все таки близкий друг Фаера. Да и сам за себя этот постоять явно бы смог, о чем свидетельствовали шрамы на его шкуре. Причем на боку явный укус гиены, складывается ощущения, что волка жрали заживо.

Офф

А таможняменя пропустила...

+2

46

Хази определенно всё больше и больше нравилась Леми. Ему очень пришелся по душе комплемент про то, что он очень красиво поёт. Ему было приятно, что его песня понравилась Хази. Вообще, у Леми начало складываться чувство, что, наверное, он тоже может нравится Хази. Впервые в жизни, ему в этом плане, похоже, ответили взаимностью. В первый раз в жизни его не отвергли. И это произвело на Леми неизгладимое впечатление. - Птолемей, я... где я бы смогла тебя найти? - Спросила его Хазира. Птолемей задумался, после чего ответил - Наверное, можно будет здесь. Скорее всего, я пробуду в этом ущелье по крайней мере до ночи. Тут очень приятно, и вода прохладная. Потом мне, наверное, надо будет поискать лекаря, - взгляд Леми упал на его больную лапу - лапа уже получше, но лекарь всё равно явно нужен. В принципе - есть у меня знакомый лекарь, и, вроде бы он даже тут часто в окрестностях бывает, во всяком случае, так получается с его слов. Так что, наверное, я его потом поищу. Но это, скорее всего, будет уже ночью. Когда совсем не будет даже следов этой жары. - Леми посмотрел на Хазиру и добавил - а пока, до наступления ночи, я, наверное, точно останусь здесь, и ты здесь меня сможешь найти. Да и после того, как я найду лекаря, я тоже снова приду сюда. Мне здесь очень понравилось. - Сказал Леми Харизе. - К слову - а ты очень красивая, - добавил он. Насчет Лекаря - леми действительно слышал, что его приятель-шаман-гепард обосновался где-о в этих краях. Вроде-бы на северо-востоке отсюда, в районе той расселины, бывшей некогда руслом какой-то речушки. Правда, в последнем Леми был явно не уверен. В связи с бурными событиями прошедшего времени, в последний раз он видел Альфа больше месяца назад, но всё-таки надеялся его разыскать.

Отредактировано Птолемей (14 Июл 2013 01:18:10)

0

47

Спокойно наблюдавшего за Маслахи Билла так и подмывало улыбнуться: надо было видеть, как молодой одиночка отреагировал на появление габаритного защитника прайда. Подобное замешательство и смущение, читавшееся во всех движениях льва, польстило черногривому, но стоял он также прямо и без тени улыбки на морде. Хоть эти двое и понравились черногривому на первый взгляд, стоило для начала проверить, можно ли им было доверять на самом деле, и уже потом раскрывать объятия. И, тем не менее, о радушии забывать не стоило:  мало ли, эти двое захотят вступить в прайд или помочь ему чем-либо. Цепкий и внимательный взгляд зеленых глаз опустился на землю, за спину малыша, заметил тушу антилопы и поднялся на хозяина этого сытного обеда. Тут же лев почувствовал, как будоражащая волна прошла по стенкам пустого желудка, напоминая о том, что не помешало бы и подкрепиться.
"И где эти нерадивые охотники, что ушли на охоту на рассвете?! Уже закат близится, их все нет", - с досадой подумал Билл, не выпуская из мыслей образ убитого Маслахи копытного и параллельно слушая невнятные реплики сородича.
Спустя некоторое время гость все-таки собрался с мыслями и ответил четко, как и подобает взрослому льву:
– Она только что сорвалась с обрыва. Вроде, всё обошлось, но кто знает...
"Опасное место для игр", - подумал хозяин положения, поднимая голову и молчаливо оглядывая пологие стены ущелья. "Нам не хватает своего лекаря. С другой стороны, незамеченными одиночки сюда не пролезут."
– Рагнарек... Он мой старый знакомый. Он предложил мне передохнуть на ваших землях, «погостить», как он сказал... Но если надо будет, я уйду, - пролепетал, словно в чем-то провинившись, кареглазый, на последней фразе подняв взгляд на Билла.
Услышав знакомое имя, да еще не абы кого, а собственного отца, Билл смягчился по отношению к одиночке, который, судя по всему, и правда не с плохими намерениями пришел, а чтобы подлатать себя и собраться с силами. Билл понял, что проникся к чужаку.
- Маслахи действительно под защитой твоего отца, Кадзуко, - послышался еще один мужской голос неподалеку, и резанувшее по ушам имя заставило сначала нервно дернуться ухо, затем развернуть мощную голову к тому, кто знал его до смены имени. Крупный шакал. Сидит, характерно окольцевав хвостом лапы, и смотрит на троих львов, не опасаясь атаки с их стороны. Билли сразу узнал в нем Джека.
- Спасибо, Джек, - поблагодарил он за полезную информацию волка. - Но зови меня Биллом теперь. И вы тоже, - обратился лев к Маслахи и Сури, которая, с бегающими глазами стоявшая все это время за спиной своего защитника, теперь обращалась к тому с кокетливым видом.
"Значит, жить будет", - с доброй усмешкой подумал про себя лев, наблюдая, как самка изменилась в лице.
- Значит, можете рассчитывать на добрый приём здесь. Главное - ведите себя подобающе, - заключил Билл, с улыбкой глядя в глаза Маслахи и ожидая, пока тот назовет свое имя. - И да... Неудобно просить Вас об услуге, но не могли бы Вы поделиться с нашими львятами своей добычей? Разумеется, я все верну. Наши охотники ушли на охоту несколько часов назад и еще не вернулись, а малышам давно пора бы поесть.
Черногривый кивнул в сторону барахтавшихся в воде на той стороне берега детенышей и вздохнул.

Отредактировано Билли (14 Июл 2013 11:21:03)

+3

48

Маслахи не предал значения скользнувшего за его спину взгляду льва, – тот, в конце концов, мог и на незнакомку смотреть, кто знает, – но утробное урчание желудка черногривого не могло не привлечь внимание юнца. Песочный дёрнул ушами. Его так и подмывало как-нибудь подшутить надо львом, но пока что он не рисковал – кто его знает, этого зеленоглазого, вдруг он какой-то местный сумасшедший и за подобное только уши отгрызёт? Одиночка обошёлся чуть заметной улыбкой, да и то, собственно, потому, что не смог её сдержать.
Великан слушал объяснения темногривого молча, и Маслахи не мог понять, хорошо это или нет. С одной стороны, его собеседник не прерывал речь молодого самца, что, конечно, было хорошо, ибо песочный спокойно выкладывал всё как есть. С другой стороны, о чём думал этот лев? Уж не о том ли, как посильнее дать ему по уху, чтобы одиночка улетел отсюда на добрый десяток метров?..
Но все подобные мысли улетучились, когда на сцену разыгрываемого действия вышел... шакал. Да-да, именно шакал. И не просто вышел, а вёл себя так, будто ущелье – его дом. Маслахи вначале с откровенным недоумением оглядывал новоявленного зверя, после перевёл взгляд на своего черногривого собеседника, а затем – на резвящуюся компанию мелких чуть ниже по течению. Все вели себя так, будто волк посреди львиного логова – это вполне себе нормальное явление. Это было по меньшей мере странно. Похоже, тут все с ума посходили... Но дальше – больше.
Маслахи действительно под защитой твоего отца, Кадзуко.
Спасибо, Джек.
Что? Хотя нет, не так. ЧТО?!..
Какого чёрта творится в этих джунглях? Откуда этот шакал знает, как его зовут? Кого он имеет ввиду под отцом этого черногривого? Почему этот некий Кадзуко разговаривает с псом так, будто он его старый добрый друг? Что за херня тут творится, вообще?!
Эм... Привет, – чей-то коготь коснулся плеча Маслахи, отчего тот резко повернул голову назад, к уже очнувшейся самки, и с испугом (от неожиданного действия этой молодой особы) в глазах уставился на светлую, не в силах произнести ни слова. Это ущелье как-то воздействует на мозги окружающих, заставляя их издеваться над бедным юнцом, что ли?
Похоже, да. Хлопанье крыльев, раздавшееся эхом в ущелье, заставило одиночку поднять голову. И тут же чуть не получить крылом по морде от Ниа – благо, песочный успел отвернуться обратно к самке, весьма забавно при этом сощурив глаза. Да, этим двоим ещё надо было привыкнуть друг к другу, пока верный спутник не прекратит то и дело нечаянно бить его крыльями по голове при посадке... Хотя что-то в этом было. Этакое особенное приветствие.
Темногривого сейчас даже не волновало, что сокол уселся ему на плечо, чего так не любил юнец. Может, стоило всё-таки смириться с этим и, молча терпя боль от вонзающихся в шкуру когтей, разрешать Ниа сидеть на своём плече? Может, шкура там станет толще, и ему будет не так больно...
В какой-то момент Маслахи захотелось закричать «ХВАТИТ!», – уж слишком много информации свалилось на него за последние пару минут, – но песочный лишь прикрыл глаза, вдохнул, выдохнул, и решил разобраться со всем по порядку, начав с темногривого, которого, как в конце выяснилось, звали вовсе не Кадзуко, а Билли.
Только с радостью, – одиночка, озабоченный большим, – нет, огромным! – количеством направленных на него действий пропустил мимо ушей приветственную речь льва, услышав только вопрос, касающийся старой газели. – Вы можете забирать её полностью и не возвращать – в конце концов, я должен как-то отблагодарить вас за приют. Единственное что, – темногривый обернулся и посмотрел на тушку, оценивая её размеры, после чего повернулся обратно к Билли, – оставьте мне и моему другу, – Маслахи кинул мимолётный взгляд на сокола, – скажем, ляжку – нам этого хватит. И я хотел бы поделиться добычей с... – песочный перевёл взгляд на львицу, чтобы всем было понятно, кого он хочет угостить, а также узнать имя этой весьма милой на вид незнакомки.
Получив то, что хотел, песочный перевёл взгляд на шакала:
Мы не встречались, но я рад знакомству с тобой... Джек? – Билли, вроде, упоминал это имя в обращении к волку. – Меня, похоже, кто-то уже знает,Интересно, откуда?но я всё же представлюсь: Маслахи. А этот пернатый на моём плече – Ниа Мачо, мой верный друг и помощник, – сокол, дотоле чистивший перья, приложил одно крыло к груди и поклонился, насколько это было возможно в его положении, как бы приветствуя всех.
Где ты так долго пропадал? – за всей этой суматохой с тасканием туши, заботой о побитых лапах и проблемах с местными Маслахи даже не сразу заметил, что его товарища не было рядом.
Среди деревьев особо не полетаешь, знаешь ли.
Ну да, – усмехнулся мелкий. – Эм... Билли? – песочный привлёк внимание черногривого. – Кого он имел ввиду, говоря, что я нахожусь под защитой твоего отца?
Ну а что? Маслахи не знал Джека, в то время, как волк очень даже знал его. Что если такая же ситуация и с отцом Билли? Что если это всё-таки не Раг? Надо было окончательно во всём разобраться.

Отредактировано Маслахи (15 Июл 2013 04:36:25)

+2

49

- Договорились! - с улыбкой ответила она, смущенно отведя взгляд и слегка склонив голову, а потом быстро развернулась в один прыжок и направилась обратно, к тому склону по которому совсем недавно спустилась сюда к двум львам.
"Нет-нет, Хази, не оборачивайся. А ты ему понравилась, явно понравилась!" Слова Птолемея ей откровенно льстили, и возможно, стоило бы остаться здесь и покрасоваться перед львом еще, но... во первых все таки ей требовалась еда, и сколько бы ее новый знакомый не выпендривался, ничего он не поймает для нее, да и не львиное это дело, добычу ловить. Хотя, и защитить ее судя по всему лев не мог, Хазире пришлось это с грустью признать, когда она находилась рядом с ним, да и в его выносливости она тоже уомнилась. но все равно, он был чертовски красив и хорош собой, словно совсем еще молодая львица, уже способная принести потомство но еще совсем юная, не познавшая радости любви. в это м что-то было и охотится ей откровенно перехотелось. Хотелось, чтоб кто-нибудь принес добычу, а она сама бы завалилась на траву, глядя в небо и вспоминая его приятный голос, да слова размерянной песни на древнем языке из которой она ничего практические не поняла.
Трещина в скале нашлась быстро, и легко форсировав реку ,она оказалась на другой стороне, еще раз бросив взгляд в ту сторону в которой остались львы, она полезла вверх, старательно выбирая себе точки опоры и внимательно глядя под лапы, чтоб не соскользнуть. Спуск ей запомнился крайне хорошо и львица не хотела переломать себе кости. Но все обошлось и вскоре она была наверху, снова пройдя по краю обрыва и поглядев вниз на парочку. Но на этот раз ничего кричать она не стала, просто помахав им лапой, после чего углубилась в джнгли на поиски еды, новых открытий и приключений.

--- Джунгли.

+1

50

- Билли так Билли, мне то что с того. - Джек улыбнулся и посмотрел на тушу парнокопытного. Есть шакал не хотел, питаться он мог и кроликами, и рыбой. И того, и другого более чем хватало, все таки, он был мельче льва. Сильно мельче. - Ну, я то точно не буду, во всяком случае, я уже я ел. - Шакал снова посмотрел на Маслахи, подумал и все таки спросил то, что его уже давно интересовало: - А откуда ты знаешь Рагнарека? Он обычно редко водиться с такими, как ты, поэтому мне и интересно. Точнее, он вообще мало с кем водиться, затворник, что с него еще взять. Я думаю, даже Фаер не знает все  его прошлое. Во всяком случае, он мало что о себе рассказывал... Он даже о тебе то шибко распространялся. - Последнею фразу он сказал уже смотря на Билли, и в этом была правда. Рагнарек никогда и ничего не говорил о своей семье. Лишь единожды сказал, что был женат, и что у него было двое сыновей. На севере. Больше он никому и ничего не говорил... Ну, во всяком случае, шакалу точно. А он верил ему.
Джек снова осмотрелся, зевнул и завалился на бок, с любопытством наблюдая за плескотней малышни. Шакал улыбнулся, посмотрел на двух львов и сказал: - Кстати, вы не хотите сходить на охоту? Развеяться мальца, найти жрачку для прайда. Это было бы не плохо, согласитесь? Ну, я про еду, конечно... А я, так и быть, посмотрю за малышней. Если они, конечно, послушные. Иначе придется заняться и воспитание щенков... Тьфу! Котят...

+2

51

Багряно-красные лучи, проникая сквозь прорехи в густой листве, придавали обычно зеленовато-голубому ущелью совершенно новый вид. Яркие, солнечные, напоминавшие кровь, новые краски разжигали в Билли охотника, заставляли забыть о делах насущных и представить себя героем в схватке с парой-тройкой гиен. Словно в мягком свечении от ночника, стоящего в комнате, в которой еще не успело стемнеть, рассеивался весь падавший на дно ущелья свет, мягко озаряя все предметы изнутри и размывая контуры. Биллу было в новинку наблюдать за подобным волшебством, посему он, чуть приоткрыв рот, наблюдал, как неясные узоры, пробивающиеся через своеобразные дыры между листьями, причудливо ложились на его собеседников и плясали, стоило тем пошевелиться.
От Билли не ускользнула едва заметная, понимающая и непосредственная, улыбка пришельца, но, как бы ему ни было неловко, о своем смущении и некоем проявлении слабости со своей стороны черногривый предпочел промолчать, чтобы его собеседники вдруг не решили, что их мнение о прошедшем только что в честь голода оркестровом концерте хоть как-то волнует такого великана как Билл. Однако, в следующий момент уже зеленоглазый щурил глаза в доброжелательной усмешке, наблюдая за реакцией Маслахи: не привыкший видеть шакала в львином логове (хотя, скажите мне, кто хоть раз видел подобное чудо своими глазами?), юнец слегка растерялся. Ничего. Надо было видеть Билла в его первую встречу с Джексоном - тогда он готов был растерзать этого языкастого и прямолинейного волка за его бесстрашие и наглость, но теперь относился к тому на равных. Он был тем же львом, по сути. Таким же, как Рагнар или Фаер: бывалым, наученным жизнью и внимательным.
Вдруг до ушей черногривого донесся характерный, никак не ожидаемый здесь звук - звук порхающих крыльев большой птицы. Такой ни с чьим не спутаешь: размашистый и уверенный, он врезался в слух и невольно заставлял самца поежиться. Через некоторое время в поле зрения появился и сам обладатель шумных крыльев. Сокол-сапсан. Он опускался все ниже и ниже, пока наконец не приземлился на плечо темногривого. Чтобы не получить от птицы по голове, Билл своевременно пригнулся. Затем, когда птица с преспокойным видом начала чистить перышки, Билли решил, что не стоит задавать лишних вопросов: у каждого были свои скелеты в шкафу, будь то шакал в прайде или сокол в друзьях. Похоже, отвлекшийся гость не услышал напутственного гостеприимного приветствия Билла, но тот не думал с нажимом повторять: не в его стиле. Зато защитник прайда тут же получил ответ на главный вопрос насчет добычи, после чего спокойно вздохнул и мягко улыбнулся, благодаря тем самым.
– Меня, похоже, кто-то уже знает, но я всё же представлюсь: Маслахи. А этот пернатый на моём плече – Ниа Мачо, мой верный друг и помощник, - сказал одиночка, и Билл кивнул этой парочке в знак почтения.
Пока Маслахи с Ниа шептались о чем-то, Билл повернул голову к шакалу:
- Ну, я то точно не буду, во всяком случае, я уже я ел.
- Покормишь тогда детей? Им давно пора поесть.
– Эм... Билли? Кого он имел ввиду, говоря, что я нахожусь под защитой твоего отца? - прекратив разговор со своим пернатым другом, спросил Маслахи.
- Рагнарека.
- А откуда ты знаешь Рагнарека? Он обычно редко водиться с такими, как ты, поэтому мне и интересно. Точнее, он вообще мало с кем водиться, затворник, что с него еще взять. Я думаю, даже Фаер не знает все  его прошлое. Во всяком случае, он мало что о себе рассказывал... Он даже о тебе то шибко распространялся.
- Да, - выдохнул Билл, ответив на взгляд шакала, - таков мой отец.
Джек зевнул и завалился набок, оглядев двоих львов, а затем предложил им сходить на охоту. Задумчиво нахмурившись, Билли посмотрел на Маслахи и, кивнув, сказал:
- Я уже собирался идти. Ты со мной? Смотри, если лапы все еще болят, то тебе лучше остаться в ущелье.

+1

52

Рагнарека.
Вот это поворот. То есть Маслахи, конечно, предполагал, что так оно, скорее всего, и есть, но ведь одно дело — предполагать, и совсем другое — быть поставленным перед фактом. Разговаривать с сыном Рагнарека было как-то... непривычно.
Билли вообще не был похож на своего отца: не было тёмной шерсти, не было светлой гривы, не было пронзительно-синих глаз. От Рага ему достались, пожалуй, лишь большие размеры и крупное телосложение.
Вот как, — слегка ошарашено протянул Маслахи. Не знаешь теперь, как и вести-то себя с этим Билли... Хотя, наверное, так только первое время. В конце концов, общается же он с Рагнареком — львом, старше его лет на пять минимум — на равных, и ничего.
А откуда ты знаешь Рагнарека? Он обычно редко водится с такими, как ты, — даже последующие слова шакала не смогли сгладить неприязнь, поселившуюся в душе песочного после этих слов.
Он что, отребье какое-то, что ли? Ненормальный? Странный? Опасный? Другой?.. Что бы ни означало это «с такими, как ты», прозвучало оно крайне неприятно для молодого самца. «Такие, как ты»... Пф. На себя бы посмотрел, шакал.
Мы встретились в оазисе, — песочный старался говорить спокойно, без раздражения. Он не имел понятия, выходит это у него или нет, но Маслахи действительно старался держать себя в лапах — похоже, этот Джек тут постоянный гость. В отличии от одиночки. Надо быть повежливее, чтобы тебя отсюда пинками не выгнали. — Я рано лишился семьи, и Рагнарек помог мне на первых порах.
Да и сейчас, надеюсь, не откажет оказать небольшую поддержку, — как бы Маслахи не подтянул свои умения в бою и охоте за это время, ему всё равно нужно было ещё многому научиться.
Кстати, вы не хотите сходить на охоту? Развеяться мальца, найти жрачку для прайда. Это было бы неплохо, согласитесь? Ну, я про еду, конечно...
Маслахи планировал отлежаться в ущелье этой ночью, залечить свои раны и наконец-то хорошенько отдохнуть, но он не хотел быть иждивенцем, даже если учитель сам пригласил его «погостить». За всё надо было платить, и добыча еды для прайда была неплохой ценой. Так что эта идея была бы хорошей, и даже очень хорошей... если бы предложил её не шакал.
Я уже собирался идти. Ты со мной? — Маслахи перевёл взгляд с Джека на Билли, приподняв одну бровь. Черногривый слушает пса, да ещё и предлагает одиночке пойти вместе с ним? Странные тут дела творятся, да... После утробного урчания желудка самец перевёл взгляд на лежавшую позади него тушу. Не есть пару-тройку дней, конечно, было жутко, хотелось уже чего-нибудь пожевать... Но тошнота, хоть и пошла на убыль, всё ещё присутствовала. Возможно, после этой «прогулки» она окончательно уйдёт.
Смотри, если лапы все еще болят, то тебе лучше остаться в ущелье.
Ещё один рывок, а потом — заслуженный отдых.
Нет-нет, я согласен, — Маслахи посмотрел на своего собеседника, затем — на подъём из ущелья, после чего слегка улыбнулся Билли, говоря, мол, «всё в норме». — Веди.
Маслахи, конечно, большую часть своей жизни провёл в джунглях, но он ни разу здесь не охотился и не знал хороших мест. Да и в любом случае будет намного лучше, если их поведёт черногривый, — он ведь из прайда, хозяин, так сказать, а Маслахи всего лишь гость.

+1

53

После слов молодого льва в глазах шакала мелькнула грусть. Грусть и... Понимание. На самом деле, Джек в юной возрасте лишился всей стаи. И его стаей вскоре стало два льва, которые его спасли... Это был Фаер и Рагнарек. Шакал был обязан жизнью и Честью Рагнареку, и второе значило для него куда как большее, чем жизнь. Шакал вздохнул, а потом тихо сказал, обращаясь к Маслахи. В его голосе не было сочувствия, зато было понимание. Настоящее понимание того, кто сам пережил тоже самое...
- Прости, если обидел, парень. Я обязан Рагнареку жизнью и Честью. Только с его помощью я смог отомстить за свой уничтоженный род. - С этими словами шакал поднялся, с любопытством вдохнул запах Маслахи, а потом обнюхал и принесенную им тушу. Шакал сел на задние лапы, улыбнулся и снова посмотрел на Маслахи. Он смотрел с вполне добродушной улыбкой, в общем то, он почти всегда именно так и смотрел на окружающий мир. По доброму и с улыбкой... И с небольшой грустью. Ему ведь было тяжело, на самом то деле, он был единственным шакалом на сотни миль вокруг, он уже очень и очень давно не встречал себе подобных.
Вскоре щакал снова нарушил тишину, обращаясь при этом уже к Билли: - Поокуратнее там. Судя по  всем, так ныне много чужих, возможны и гиены. Во всяком случае, я чуял их запах днем. -
С этими словами шакал бросил взгляд на тушу, а потом добавил: - Отгрызи сразу себе кусок, а то мелкие спиногрызики сожрут все без остатка... - Шакал поднялся и плавно двинулся к берегу так, что бы видеть разом всех котят. Он спокойно лег на бок и начал за ними наблюдать... Волк искренне любил детей, и не важно чьих. Дети они и есть дети, они - не обработанный материал. Что хочешь делай из них! И шакал был намерен повлиять на их воспитание так, что бы они выросли достойными львами...

+1

54

Львица ушла. Леми тоже было собирался идти, но на него внезапоно накатила дикая сонливость. Веки стали слипаться, и он уснул.
(СОН)
Пустоши, луна проглядывает в разрывах туч... на душе как-то неприятно... И вдруг, внезапно... Течение... оно было таким сильным. Леми вообще недоумевал - откуда здесь ВДРУГ взялась река, если её не было еще несколько мгновений назад. Попытки бороться с течением были бесполезными. Мощным потоком воды льва уносила всё дальше и дальше. По берегам промелькнули джунгли, потом были скалы, пара водопадов... Леми потерял счет времени. Казалось, что река несет его часы... дни... недели. Наконец, его, измотанного, выбросило на широкую отмель. Первое, что отметил Леми, что вкус воды был странным, солоноватым. Леми огляделся. Он стоял на отмели в дельте колоссальной реки, по берегам которой расстилалась травянистая равнина. Он обернулся, чтобы посмотреть, куда эта река впадает. Он думал, что увидит какое-либо озеро, но. Гладь, бескрайняя водная гладь. Это было не озеро. Это было МОРЕ. Великое море, что омывало земли с Севера. Леми никогда не видел моря, но сразу догадался где он. Дельта великой реки Нейлос, тот самый край, откуда были родом его далекие предки. Леми брел по равнине, когда встретил старого льва. Узкие, точеные черты морды были смутно знакомы Леми. В конце-концов, он столько раз видел в воде своё отражение, чтобы понять, что этот старый лев очень похож на него. Кроме того, у Леми было чувство, как будто от ЗНАЕТ этого льва. Внезапно, старик промолвил: "Έχω περιμένει." (Я тебя ждал). - Ждали? - спросил его Птолемей - меня? Зачем? - Στη συνέχεια, να σας πω και να σας δείξει τι χρειάζεται να ξέρετε. Εκείνη την εποχή, μου είπε ο γιος μου ότι χρειάζεται να ξέρετε για Ουράνιος αγριόγατες, και τώρα είναι η σειρά σας έχει έρθει. (Затем, чтобы рассказать и показать тебе то, что необходимо тебе знать. В своё время я рассказал своему сыну то, что ему нужно было знать о Небесном Каракале, а теперь пришел твой черед.) - Небесном Каракале?! - Догадка о том, КТО перед ним стоит молнией пронзила разум Леми - то есть вы... вы... Арридей? - Старый лев кивнул, и промолвил - Ακολουθήστε με. (следуй за мной). - И Леми пошел за стариком. Леми заметил, что стало заметно холоднее. Он оглянулся, и вздрогнул. Поверхность земли оказалась где-то далеко-далеко внизу, а над ним и над старым львом проносились звезды. Вскоре, Леми увидел звёзную дорожку, которая круто уходила вниз. - Στη συνέχεια θα πρέπει να πάει μόνη της. Κοίτα. Ακούστε. Απομνημονεύσετε. Απομνημονεύσει όλα όσα βλέπουμε και ακούμε. Αυτό είναι ό, τι είπα σε σας για να ανοίξει. (Дальше ты должен идти один. Смотри. Слушай. Запоминай. Запоминай всё, что ты увидишь и услышишь. Это и будет то, что мне велено тебе открыть.) - Промолвил старый лев и затем... растаял. Леми робко вступил на дорожку, и вскоре лапы его неслись вниз, и Леми отчаянно пытался сохранить равновесие. Дикий бег закончился только тогда, когда Леми со всего маху влетел в какой-то густой туман. Леми отдышался. Плотный, густой туман, окружавший его, постепенно начал рассеиваться, и Леми увидел... он увидел Скалу Предков. Насколько он мог окинуть взглядом - ни единого клочка травы, лишь трещины в иссохшей земле. И повсюду были тела умерших. Ни одной живой души. Тела внезапно истлели, оставив после себе лишь скелеты, который вскоре обратились в пыль. С севера налетел порыв ветра, и рядом с ним возникла львица. - Я - Ардайя, жрица Ахейю с берегов Нейлоса. И вот моё послание для тебя. - Сказала львица, и затем медленно произнесла: "Όταν ο θάνατος αρχίζει να κόψει το ζωντανό αδιακρίτως όταν το αίμα γεμίζει τα νεκρά ρωγμές στη γη, όταν το ψάρι αρχίσει να πλατσουρίζουν στη στεγνή άμμο - κραυγή ακόμη και εκείνοι των οποίων τα δάκρυα κανείς δεν έχει δει ποτέ. Περπατήστε για να τα αυξήσουν μέχρι να εξαντληθεί". - Львица горделиво взмахнула головой и, обратившись порывом ветра, исчезла. Затем, с юга налетел столб пыли и пожухлой травы, обернувшийся перед Птолемеем пожилым шакалом. - Я Кваме, шаман. И у меня для тебя есть послание. - Сказал шакал, и повторил ту-же фразу, что и львица, но на сей раз произнеся её на священном языке шаманов Юга: "Baada ya kifo kuanza mow hai ovyoovyo wakati damu inajaza nyufa waliokufa katika nchi, wakati samaki kuanza kuzisambaza katika mchanga kavu - kilio hata wale ambao machozi hakuna ni milele kuonekana. Kutembea kuongeza nao mpaka kukimbia nje", после чего шакал рассыпался кучкой пыли, песка и сухой травы. Затем со скрипом разверзлась земля, и из неё вылез старый, дряхлый, полуслепой лев. - Я Диокл, бывший при жизни придворным шаманом при отце юного принца Мохату, и у меня есть послание для тебя. - Промолвил он, и снова произнес ту-же саму фразу, но на сей раз - обычными словами: "Когда смерть начнет косить живых без разбора, когда кровь мертвецов заполнит трещины в земле, когда рыба начнет плескать в сухом песке — заплачет даже тот, чьих слез никогда и никто не видел. Спеши собрать их, пока они не иссякнут", после чего старик рассыпался кучкой праха. Внезапно скала начала дрожать, падать, рушиться вниз, и Леми падал вместе с тем, что только что было Скалой Предков... Леми попытался ухватиться хоть за что-то и... проснулся.

Отредактировано Птолемей (27 Июл 2013 23:41:36)

+1

55

Хмммм.... с бухты-барахты такой сон не присниться. - Подумал Леми, вспоминая свой сон. Как там было сказано. Хммм... Όταν ο θάνατος αρχίζει να κόψει το ζωντανό αδιακρίτως όταν το αίμα γεμίζει τα νεκρά ρωγμές στη γη, όταν το ψάρι αρχίσει να πλατσουρίζουν στη στεγνή άμμο - κραυγή ακόμη και εκείνοι των οποίων τα δάκρυα κανείς δεν έχει δει ποτέ. Περπατήστε για να τα αυξήσουν μέχρι να εξαντληθεί... Baada ya kifo kuanza mow hai ovyoovyo wakati damu inajaza nyufa waliokufa katika nchi, wakati samaki kuanza kuzisambaza katika mchanga kavu - kilio hata wale ambao machozi hakuna ni milele kuonekana. Kutembea kuongeza nao mpaka kukimbia nje... Когда смерть начнет косить живых без разбора, когда кровь мертвецов заполнит трещины в земле, когда рыба начнет плескать в сухом песке — заплачет даже тот, чьих слез никогда и никто не видел. Спеши собрать их, пока они не иссякнут... хмм... смысл-то идентичный, хвала Ахейю, я все три этих языка прекрасно знаю. Так что могу с уверенностью констатировать, что смысл идентичен, причем слово в слово... и честно говоря, жутковато всё это... надо бы найти шамана... но вот кого? Моего преятеля-гепарда? Или самого Рафики? - Леми задумался. Затем он про-себя сказал самому себе - ладно, решу по-пути. Всё равно сперва надо будет из ущелья выйти. - Прихрамывая (лапа всё еще болела, хотя отёк явно спал и стал меньше), Леми подошел к Ахеменесу и сказал ему: "Ахими! Я прошу тебя о небольшой одолжении. Пожалуйста, если Хазира вернётся, ты попроси её подождать, пока я не вернусь. Я постараюсь вернуться как можно скорее, но пока сам не знаю, насколько долго буду отсутствовать. Так что..." - Леми на секунду замялся, а потом, приняв решение, продолжил - так что, если Хазира вернётся - пусть она подождёт. Но если я не вернусь до рассвета, то ты её скажи, что мы снова встретимся здесь., на этом самом месте завтра на закате. Я буду её ждать. - Затем, Леми обратился к обезьянке: "Гнози, kupanda juu ya mgongo wangu. Nahitaji msaada wako." ("залезай ко мне на спину. Твоя помощь мне понадобиться."). Обезьянка залезла на спину Леми, и он, прихрамывая, побрел в сторону выхода из ущелья.
------→ Джунгли

Отредактировано Птолемей (3 Авг 2013 22:52:04)

0

56

Два льва, шакал и сокол-сапсан вели разговор, а между тем стемнело, ночь вступила в свои права. Мрак подступил внезапно, и Билл не успел глазом моргнуть, как солнце окончательно скрылось за стенами ущелья и причудливые узоры, плясавшие на его собеседниках, исчезли. Билли повернул мощную голову в сторону игравших на берегу львят, провожая шакала задумчивым взглядом, и подумал о том, что детенышам давно уже пора было спать. Лев уже хотел было пойти командовать этой оравой, чтобы загнать всех в пещеру, но вовремя заметил рядом с ними львицу, жену Фаера, и молча предоставил ей возможность проявить себя в воспитании малышни.
"А с меня на сегодня хватит", - утомленно, но вполне довольно подумал он.
— Веди, - превозмогая свою усталость и желание остаться в уютном логове, попросил Маслахи, и черногривому пришлось вновь перевести свой взгляд на одиночку. Зеленые глаза, сверкавшие в темноте, смерили внимательным взглядом темногривого, затем остановились на морде пришельца
"Он совсем плох", - подвел итог Билли, даже не сделав и шага по направлению к тропе, что вела к выходу из ущелья. - Но оставлять его здесь, когда отец и король где-то гуляют, вполне опрометчиво. Ах, чтоб их! Надо ввести за правило, чтобы на ночь в логове оставалось по меньшей мере три боеспособных самца.
- Я думаю, - все еще сомневаясь и от этого тормозя, начал Билл, - что тебе лучше остаться сегодня здесь. Твое состояние оставляет желать лучшего, и я не могу рисковать твоим здоровьем. Пойми меня правильно, раз Раганарек доверился тебе, значит, не без оснований. По крайней мере, мне бы хотелось в это верить.
Неловкое молчание, Билл судорожно подбирает слова, чтобы не вызвать в госте реакцию, подобную его реакции и на слова шакала.
- Что ж, я постараюсь вернуться как можно скорее, до рассвета должен успеть. Отдыхай, но держи ухо востро.
И, кивнув новому знакомому и в последний раз скользнув быстрым взглядом по детворе, лев отвернулся ото всех, чтобы продолжить путь в одиночку.
>>На охоту

+1

57

Сурия еще могла стерпеть появление двух крупных львов, но шакал… Шакал это уже перебор. Глаз задергался и улыбка казалась уже не такой веселой и приветливой, а скорее с подтекстом «вашу мать, куда я попала и выживу ли я вообще?»
- Холод? В лапах? – переспросила львица и быстро замотала головой. – Никак нет.
Разговоры, разговоры, ничего дельного для самки они не несли. А тут еще и ее спаситель шуганулся ее, как тетки с косой. Она что? Такая страшная? Хотя, вспоминая тот момент, как она попала в ущелье – не удивительно. Сури не видела всех последствий своего падения, но и тех, что видела – было достаточно, да и ощущения были, мягко говоря, не очень. Ну, да ладно, и не в такой жо бывали. Прорвемся.
Наконец-то взяв себя в руки, львица решила проявить дружелюбие в полной мере, насколько это позволяло ее положение.
Зеленоглазая сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться. Прикрыла глаза и посчитала до десяти. Это помогало, но отнимало слишком много времени. Причем настолько, что, когда ее релакс закончился, то вся толпа разбрелась и немного поредела. По крайней мере, того большого темногривого льва больше не было рядом. Остался только другой, тот, что заслонил ее своей спиной, хотя и, возможно, что не по своей воле.
- Хей, - аккуратно она обратилась к нему и, встав, подобралась чуточку ближе, решив поравняться. – Ммм… - она задумалась перед тем, стоит ли этого говорить или же нет и, собравшись с мыслями, сказала. – Спасибо, - львица улыбнулась. – Мне было уютно ощущать твою спину.
Говорить спасибо, да еще и уточнять за что, всегда было проблематично, но она старалась не ударить в грязь лицом или хотя бы просто шмякнуться без серьезных последствий. Хватало того, что она теперь была вынуждена поджимать лапу, которая побаливала после падения.
- Я… - она запнулась и села на задницу. – В общем, я не умею подкатывать и начинать диалог, заводить знакомства и вообще поддерживать разговор, если он не строится на шутках и стёбе, поэтому… Меня зовут Сурия, - она улыбнулась. Все же ей было неловко за свое прошлое поведение, да и за нынешнее тоже. Свалилась как снег на голову. Оказалась черт знает, в каком месте, не знает, как отсюда выбраться и теперь вообще стремается спрашивать обратную дорогу, чтобы ее не сочли за невежду.
- И надо же было так вляпаться, - вздохнула львица. Как не крути, а в таких задах она еще не бывала. Все до этого давалось как-то легко и просто провернуть, а тут на тебе… неловкость подкралась незаметно, сзади и прижала к земле всей своей тушей.

+2

58

Кову любил плавать, но то время, что он провел в пустыне с его настоящими родителя, а затем и с приемной матерью – такой возможности не имел. Он не знал, как давно не погружался в воду всем телом, но сейчас это время показалось ему вечностью, которая нарушилась только сейчас. Малыш получал незабываемое удовольствие, хотя, казалось бы, ничего такого необычного в этом не было.
Вынырнув, он осмотрелся, замечая свою новую знакомую, которая тоже решила немного поплавать, и тут он с запозданием понял, что самое главное то он и забыл. Представиться и спросить ее имя!
Детеныш захотел это исправить, но не мог сделать этого, пока находился в воде на глубине. Понимал, что может нахлебаться воды, а ощущения буду не самые лучшие, поэтому решил немного оттянуть этот момент и подплыть к берегу, чтобы стать лапками на дно. И снова его ждала неудача.
Теперь малышка решила поплавать и нырнуть под воду. Кову не знал, что она не умеет плавать и что это ее первый опыт. Он думал, что всех малышей учат плавать их родители, значит и Шантэ умела тоже. Правда, его теория попала под сомнения в тот момент, когда малышка вынырнула и немного нахлебалась воды.
- Ты как? – обеспокоенно спросил зеленоглазый, подобравшись к своей новой подруге.
Ее комментарий относительно купания говорил о том, что все в порядке.
- Я рад, - улыбнулся зеленоглазый, но не стал садиться на берег – цеплять на мокрую попу песок и гзять не хотелось. Он обструсился, чтобы быстрее высохнуть и вспомнил о том, что так хотел сделать еще до погружения. – Меня зовут Кову, а тебя?

0

59

Задумчивым взглядом проводив шакала, отправившегося в сторону малышни, Маслахи взглянул на тушку газели, прикидывая, какой бы кусок себе оторвать — тот или этот. Каким бы странным ни был факт сожительства волка со львами, Джексон, похоже, был достаточно умён (ну или песочный с голодухи и усталости не мог хорошо соображать) — сам одиночка не догадался бы изначально урвать себе часть туши и припрятать его где-нибудь.
Я думаю, что тебе сегодня лучше остаться здесь, — оторвавшись от газели, Маслахи кинул на Билли недоумённый взгляд из-за плеча. — Твое состояние оставляет желать лучшего, и я не могу рисковать твоим здоровьем.
Странно это, когда малознакомый лев заботиться о твоём здоровье и благополучии... Это черногривый, похоже, тоже унаследовал от отца — при первой встрече с Рагнареком для песочного было неожиданностью, что какой-то левый самец хочет обучить его, помочь выжить в этой непростой жизни.
Что ж, я постараюсь вернуться как можно скорее, до рассвета должен успеть, — просто констатация факта или предупреждение, мол, «даже не думай причинить вред прайду, я всегда начеку»? — Отдыхай, но держи ухо востро.
Кивнув, одиночка проследил за удаляющимся силуэтом нового знакомого, так и не зная, что было бы лучше — в плачевном состоянии отправиться на охоту или, наконец, отдохнуть, но в окружении львов, которые не испытывают к тебе ни капли доверия. В какой-то степени темногривого даже съедала совесть — он был не из тех, кто пользовался чьим-то гостеприимством, не отплатив за доброту своих благодетелей. Но сейчас лапы юного льва так подкашивались, желудок так сводило от голода, а голова до того была налита свинцом, что он решил отложить этот вопрос до завтра. А пока — поесть и спать.
Вернувшись к газели, хорошенько обнюхав её в области брюха, где уже отсутствовал кусок, доставшийся Старку, отчего мясо покрылось небольшой коркой засохшей крови, Маслахи осторожно оторвал небольшой кусочек от своей добычи. Переживал, проглотил и... слава Айхею! Его, конечно, ещё подташнивало самую малость, но мясо не спешило возвращаться наружу, а желудок отозвался урчанием. Как будто в знак благодарности хоть за какую-то еду за последние два-три дня. С удовольствием облизав уже испачканные в крови губы, юный лев незамедлительно и с огромным аппетитом проглотил ещё пару кусков. Вот теперь другое дело! Как же это прекрасно, когда твоё желудок наполняется такой чудесной пищей (а достаточно жестковатое и, чего греха таить, уже успевшее самую малость подпортиться, мясо антилопы казалось воистину чудесной пищей при такой-то засухе и стольких днях голодания).
Хэй.
Не отрываясь от процесса пережёвывания пищи, Маслахи поднял свой взгляд на самку:
М-м-м?
Спасибо. Мне было приятно ощущать твою спину.
Нервно проглотив кусок, песочный, не забыв немного подавиться своей пищей, неловко улыбнулся:
Да, собственно, не за что... — ничего он такого не сделал же, ну.
Ниа, тихо-мирно сидевший на рогах газели и чистящий свои пёрышки, с лукавой улыбкой переведя взгляд с одиночки на львицу и обратно и тихо хихикнув, обратился к темногривому:
Ну, я это... Полечу, да? — Маслахи, нахмурив брови, посмотрел на приятеля, мол, «почему это?». — Слишком много деревьев тут в джунглях... Мне бы открытое пространство, — лёгкий кивок головой а-ля «а-а, теперь понял». — А ты не упусти свой шанс, — прошептал он на ухо песочному. — К рассвету вернусь, хе-хе.
С недоумением проводив улетающего сокола взглядом, юный лев опустил задумчивый взгляд на газель, потупившись в обглоданную тушу. Какой такой шанс?..
Я... — «вынырнув» из своих мыслей и вспомнив о присутствии незнакомки, Маслахи достаточно резко и неожиданно поднял голову. — В общем, я не умею подкатывать и начинать диалог, заводить знакомства и вообще поддерживать разговор, если он не строится на шутках и стёбе, поэтому… Меня зовут Сурия.
Похоже, самка так крепко приложилась головой о землю, так сильно переволновалась или так сильно была занята своими проблемами, что не услышала, как Маслахи представлялся сам и представлял своего напарника в прошлый раз. Ну, ему, в принципе, не очень-то и сложно назвать своё имя ещё раз.
Маслахи, — с улыбкой проговорил он. — Не желаешь перекусить перед сном? — песочный кивнул на газель, у которой пока что отсутствовала малая её часть. Признаться, темногривый давно уже хотел предложить своей новой знакомой подкрепиться, но смог вставить это предложение в разговор только сейчас.
Оторвав от туши ещё пару кусков, одиночка, наконец, начал ощущать, как пустота в его желудке мало-помалу исчезает.
Ты не очень сильно ушиблась? — лишь чавканье львов да журчание реки неподалёку нарушали ночную тишину, и песочного это достаточно сильно напрягало. Стоило разрядить напряжённую для него обстановку, и темногривый сначала задал вопрос, и только потом осознал, что можно было спросить что-нибудь и поинтереснее.

+1

60

Просьба львёнка была исполнена незамедлительно - Билли тут же подошёл и быстро закинул Киру в воду. Сделано это было так, как будто это было одолжение - небрежно, почти автоматически - но львёнка это ни капли не смущало. С радостным визгом он летел в воду, созерцая перед собой быстро летящие пейзажи ущелья. Через мгновение он уже плюхнулся в воду и медленно шёл ко дну. Сверху переливались крупной рябью бескрайнее начинающее темнеть небо. Вновь толща воды отгородила его от внешнего мира, приглушила звуки сверху, зачаровала. Львёнку даже на секунду показалось, что вода стала его родным домом. На пару секунд Киру заворожённо замер, залюбовавшись небом, как будто забыв про то, что несколько секунд назад он восторженно скакал. "Красиво".
Но, вдруг поняв, что ему нечем дышать, а пузырьки уже не вылетают из его пасти, он начал бешено грести. Уставшие лапы слушались его чуть хуже, чем раньше, но всё же львёнок постепенно приближался к кромке воды. Паника уже совсем не возникала, благо серый знал, что делать. Подоспевший вовремя Билли очень помог ему, небрежным же движением схватив за шкиряк и вытащив. Киру нарочито возмущённо трепыхался в его пасти, как вытащенная из воды рыбёшка, но на самом деле он был благодарен ему за это. Просто не хотел показывать благодарности из мальчишеской гордости.
Как только малыш коснулся лапками земли, он тут же съёжился, почувствовав холод. Конечно, снаружи было жарко, но после тёплой воды воздух казался ему ледяным. Встряхнувшись, дабы хоть как-то согреться, Киру обернулся к Билли. Глазки малыша округлились от удивления, а затем хитро сузились. Билли уже с кем-то оживлённо разговаривал, совершенно не обращая внимания на львят. Ру было плевать на то, с кем он разговаривает и на какую тему. Главное, что можно было сбежать! И исследовать наконец земли прайда! Ох, как долго он этого ждал!... Несмотря на то, что понял это только сейчас.
Ру пригнулся к земле, чтобы его никто не увидел (сливаться с камнями - замечательная вещь), а затем тихой сапой начал ползти прочь от компании. Он пытался пригнуться настолько низко, насколько можно, даже представил себя шпионом, которому нельзя себя выдать, но стоящий аки палка хвост и шум гальки под лапами выдавал его с головой.
Таким ходом он всё же умудрился улизнуть. Тихо хихикая, львёнок прибавил шагу. Всё как по маслу! Чао, неудачники!

--→ Высохшее дерево

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Затерянное ущелье » Дно Ущелья