Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Затерянное ущелье » Дно Ущелья


Дно Ущелья

Сообщений 151 страница 165 из 165

1

*здесь будет картинка*

Дно Ущелья представляет собой широченный пустырь, полный гальки, песка и крупных обломков, принесенных сюда с вершин гор. Если задрать голову, то можно увидеть кусок неба, заключенный в плен высоченных скалистых стен. С их отвесных краев в Ущелье низвергаются десятки больших и не очень водопадов. Множество ручьев сливаются в один большой поток, с громким журчанием устремляющийся в сторону холмов. Живущие здесь львы всегда могут рассчитывать на тень больших камней и раскидистых деревьев, коих здесь также немало.


Ближайшие локации

Пещера за водопадом
Холмы

0

151

К счастью, вроде бы всё начинало стабилизироваться. Асия съела травы, и Фестр облегченно выдохнул. Затем, пока Асия сорвалась с места, Фестр быстро глянул на Леми. Похоже, кризис таки миновал, и жизни Птолемея пока-что больше ничего не грозило. Точнее - не грозило бы, не будь окружающая обстановка соответственной. Наводнение продолжалось, да и переохлаждение тоже грозило, а значит, надо было транспортировать. Причем поскорее. И пока Фестр думал, вернулась Асия. То, что произошло дальше, несколько шокировало Фестра. Асия кинулась к нему с объятими, а ведь, несмотря ни на что, на самок Фестр реагировал по-прежнему несколько нервно. Если бы не Леми, то, наверное, Фестр бы попытался отпрянуть или убежать от объятий, но забота о кузене была важнее, и Фестр сдержался. Хотя он откровенно нервничал, пока Асия буквально висела на нём. К счастью, это не надолго оказалось. Асия начала спрашивать о том, что может быть стоило самим доставить в пещеру Леми? Хмммм - ну почему самки так тараторят? Хотя идея была действительно здравая. Делать было что-то надо. А заодно тогда и Асия, бы, как надеялся Фестр, отпустила бы его шею. Фестр сказал: "Да. давай так и сделаем. Я понесу, а ты подстраховывай сзади и поддерживай." - Затем, вжав голову в плечи и прижавшись вниз так, чтобы аккуратно выползти из-под Асии и её объятий, Фестр, прямо скажем, не без труда "выскользнул" шеей из объятий Асии, потеряв при этом некоторое количество своей шерсти, и, пожалуй, обрадовавшись тому, что у него нормальной гривы толком-то нет, поскольку, будь его грива нормальной, она бы при этом маневре явно бы сильно мешала. Затем Фестр подскользнул под Леми, взвалив его себе на спину, после чего сказал Асии: "Пойдём. Ты, главное, подстраховывай меня, когда я буду нести его наверх." - После чего Фестр, кряхтя (ибо он таки субтильный, а Леми пусть и худющий, но вполне взрослый лев), пошел со своей ношей вверх по тропинке, ведущей в пещеру.

----→ Пещера за водопадом

PS. ПТОЛЕМЕЙ ПО-ПРЕЖНЕМУ БЕЗ СОЗНАНИЯ

Отредактировано Фестр (6 Дек 2014 21:17:01)

+1

152

К счастью, лев согласился, хотя, принимая во внимание его телосложение, любой на месте Асии наверно усомнился бы в способности Фестра транспортировать Птолемея наверх, в пещеру. Уж слишком он выглядел ненадежно, не так как те воины, что ходят в патруль, играясь на отдыхе перед охотницами своими крупными, крепкими мускулистыми телами. Однако, выбирать не приходилось. Фестр между тем, выскользнул из ее объятий, словно червяк. Асии даже на мгновенье показалось, что прикосновения к ней, были Фестру противны. И если бы львица не находилась в таком смятении, то наверняка приняла бы все на свой счет – мол, она виновна в том, что Птолемей упал со скалы. Но Асия так не думала, да и вообще сейчас не думала о том, кто виновен в случившемся. Ее сейчас интересовало только одно – лишь бы Леми остался жив, а с зубами ли нет, не важно. В конце концов, она львица, охотница, и сможет прокормить одного взрослого льва. Придется конечно, попотеть, но это Асию никогда не пугало. Она же привыкла выполнять работу не только за себя, но и за двоих, троих… И теперь сможет, просто большая ее часть будет принадлежать ему, Птолемею.
А между тем Фестр умудрился поднять Птолемея причем при помощи той же магии, которой пользовался когда выскользнул из ее объятий. Он как то, сам, в одиночку сумел подползти под Птолемея! Нет, Фестр конечно, был небольшого размера, но это уже было из ряда фокусов. А вот как он это сделал, Асия не видела, отвернулась, чтоб поглядеть, может все же из пещеры кто-то появится, или та парочка что была в отдалении, поможет им? Но нет, никто не появился, да и льва со львицей было почти не видно из-за пелены дождя, хотя обрывки их разговора иногда прорывались через упругие влажные волны капель, которые гонял по ущелью ветер. А Фестр между тем, кряхтя, двинулся в свой нелегкий путь, утаскивая на своей спине ее возлюбленного. Асия только сейчас заметила что у Птолемея сломан хвост и чуть было не расплакалась. Ну как же он, лев, со сломанным хвостом? Одна ошибка, одно неверное движение, и красавец Леми превратился в… нет, не урода. Она бы никогда не сказала такое. Растерял всю свою красоту. Да, бывало такое на ее глазах – молодые и старые охотницы, все ошибались и теряли многое, бывало даже жизнь. Но в этот раз это был ее Птолемей. Не просто какая-то охотница, или даже подруга. На спине Фестра ехал ее возлюбленный.
- Пойдем. Ты главное, подстраховывай меня, когда я буду нести его наверх.
Асия только молча кивнула, прикрыв правой лапой пасть, едва сдерживая снова наворачивающиеся на глаза слезы, чтоб только не разрыдаться по новой. Следуя за Фестром след в след, уже по щиколотку в прибывающей воде, она старалась не смотреть на его тело. Однако, когда Фестр достиг скользкого карниза, ей пришлось приложить не только все свои усилия, чтоб помочь льву удержаться с его нелегкой ношей, но и все внимание, чтоб не проследовать путем Леми, и не загреметь вниз. На середине пути, Асия чуть было не поскользнулась и больно ударилась лапой о крупный камень у стены карниза. Боль отрезвила, вырвала из объятий меланхолии и тоски.
«Да какой же дурак придумал это? Кто мы? Обезьяны или кошки? О чем вообще думал король, когда затащил нас сюда, в эту дыру, которая благодаря только случайности никого не убила? Боже, какая глупость, какая дикость…»  - с такими мыслями она вступила вслед за Фестром на небольшую площадку за водопадом, уже внутри пещеры.

--- Пещера за водопадом.

+1

153

Эдельвейс грустно посмотрел на полумёртвое тело и тяжело вздохнул. Боль, недавно охватившая его полностью, больно щипала где-то возле сердца, поэтому Дель невольно вздрагивал. Каково бы было ему, если бы его мать или отец умерли? Эдельвейс бросило в жар. По телу бегали незначительные мурашки, но льву и их было предостаточно. Вдохнув побольше воздуху, Эдельвейс вновь глянул на Асию и Леми. Его томные и грустные мысли прервал голос Акеры, чудный и спокойный.
- Здравствуй. Все так думали, - спокойно проговорила львица. Эдельвейс настолько привык к голосу Акеры, что прислушивался к каждому слогу, вылетавшему из прекрасных уст львицы. Дель на миг забыл о своей горечи, уходе из родной семьи, разногласий с сестрой и посмотрел на Акеру.
- Шантэ... - на миг Эдельвейс мог даже не слышать львицу, но потом вновь прервал свои глубокие мысли и вернулся в мир, - Она расстроилась из-за нас… с Фаером. Убежала. Я не хочу, чтобы она сама бродила за пределами пещеры в такую погоду, но… думала дать ей время и лишний раз не мозолить глаза. Мне не стоило её отпускать.
Эдельвейс никогда не имел любви, любимой, супруги... А уж тем более детей и не пытался разобраться в их повадках сейчас. Но, неужели, он и дальше будет сидеть на месте, задумчиво смотреть в одну точку на стене, вилять хвостом и просто просиживаться в пещере? Дель должен найти себе супругу, иначе так и погибнет одиноким, без поддержки близких. Эдельвейс прекрасно знал, если уйдёт из семьи, возможность встретить родных вновь будет крайне мала, но тогда самец был слишком юным и молодым, не как сейчас. В это время он приобрёл некий ум, даже мудрость и необычайное спокойствие. Эдельвейс никогда не бывает весёлым и общительным, потому что всегда думает над чем-то, что происходит возле него, уходит в свой внутренний мир и закапывается там на долгое время, иногда, даже засыпая.
- Дети, что с них взять. Шантэ слишком переживает за ваши отношения, - задумчиво произнёс Дель, проводя хвостом по земле и сразу же отряхивая его, - Вы же теперь не вместе, верно? А дети всегда очень ранимые и наивные. Ну, возможно, не все, да... Но в детстве мы все такие. Все.
Эдельвейс повторил про себя слово "детство", невольно вспоминая игры и сытную добычу, которую ловили две объединённые семьи и три поколения. Дель не хотел выдавать своё несчастье сейчас, просто, именно сегодня ему было как-то одиноко и грустно. Его никто не мог насытить своим теплом и уютом, никогда его теперь не приласкает любимая мать, с ним не поиграют его лучшие друзья и старшая сестра с львом не поссорится. Всё изменилось. В худшую или в лучшую сторону, непонятно, но Дель не счастлив сегодня. Сейчас. В эту минуту и секунду. У него нет любви. Дружба есть, но она не такая крепкая, скорее, Акера и Эдельвейс одинаковые, такие же несчастные и беспокойные внутри.
Дель заметил, что Акера не может найти себе места, теперь уже сошла с выступа и начала метаться по кругу. Вздохнув, Эдельвейс неохотно поднял свои бока и спрыгнул со склона.
- Не волнуйся, Акера. Всё придёт, - более мягко сказал Эдельвейс, немного улыбнувшись, - Когда-нибудь счастье будет на твоей стороне. Верь в это.
Последние слова буквально вырвались от самого сердца, так искренне и самоотверженно. Дель неловко переступил с лапы на лапу, ведь из его уст вылетели дорогие льву слова, но теперь их знает и Акера. Верит. Бдует верить ещё крепче. Их дружба тоже со временем окрепнет. Настанет мир. Спокойствие. Мудрость обретёт силу и покой, как настоящая королева.

+1

154

Акера слушала и слышала льва, но вот все её мысли, волей – не волей, занимала дочь. Чёрт с ним с Фаером, его новой королевой, детьми и прочим. То, что у них ничего не сложилось, она, кажется, знала изначально и непонятно на что рассчитывала вообще. Притереться не вышло. Ничего. Её сердце всё равно не разбилось. Его тоже осталось целым. А вот дети… Детям досталось. Если мальчики, в чём она была уверена, спокойно воспримут этот факт, что родители больше не вместе, потому как её сыновья не будут рады её возвращению и, в принципе, смирились с тем, что она вдруг в один прекрасный день исчезла из их жизней, то с Шан… С Шантэ всё было иначе. Её малышка была ранима и эмоциональна, как и многие девочки подростки. В конце концов, это её ребенок, которому она никогда и ни при каких обстоятельствах не хотела причинить боль. Она винила себя за этот внезапный уход и то, что пропустила приличную часть их жизни, слоняясь по саванне в попытках встретиться с отцов в последний раз, что снова вернулась спустя столько времени и насыпала щедрый пуд соли на рану, которую предварительно разодрала, когда та успела покрыться надежной корочкой и перестала тревожить. Теперь ещё и это. То, что было очевидно для неё, стало ударом для её малышки.
- За счастье нужно бороться. Иначе оно, не чувствуя своей ценности, просто пройдёт мимо.
Неправильно оставлять её одну. Тем более, в такую погоду. Она достаточно находилась вдали от неё, чтобы снова повторять свою ошибку. Не сейчас. Не снова. Она должна взять себя в лапы и сделать то, что на её месте сделала бы любая любящая мать.
- Я должна найти её.
Приняла решение, перестала метаться из стороны в сторону. Настало время для решающего броска, хватит сидеть в кустах и ждать, когда добыча сама попадёт к ней в лапы. Можно досидеться до того, что та просто уйдёт и тогда она снова останется ни с чем. а дыра в груди продолжит расти, причиняя боль. она уже слишком много потеряла. Мать. Любимого. Первенцев. Отца. Детей…
Она собралась, пытаясь запереть все беспокойные эмоции внутри себя. Она должна быть сильной. Сильной ради своей дочери. Львица направилась к выходу из пещеры, уверенным и быстрым шагом. Она должна её найти… и она это сделает.

-------- Холмы

+1

155

Пещера за водопадом ----→

Спуск был утомительным, но тут уж ничего не поделаешь. За время спуска Фестр пару раз останавливался и оборачивался, чтобы убедиться, что Асия идёт следом. И вот, спуск наконец закончился. Воды внизу стало еще больше, но, по краю ущелья в брод, по грудь в воду, можно было пройти, что Фестр и сделал. Дальше, ниже по ущелью, течение стало более буйным, но, по счастью, у самого края ущелья еще оставалась полоска не затопленных или же затопленных где по-колено, где по-щиколотку камней. А, местами, крупные камни и вовсе сильно выступали из воды. И вот по этой полоске вдоль края ущелья Фестр и продолжал двигаться, неся на спине своего кузена. Время от времени он, как и на спуске, оборачивался, чтобы убедиться, что всё в порядке. Чтобы подбодрить Асию, он сказал ей: "Иди за мной. Не бойся. там где я иду - пройти вполне можно. Главное - идти по краю, как можно дальше от центра ущелья!". - После этого он продолжил свой путь. Путь был долгим и трудным. Посреди ущелья ревел бурный поток, снёсший даже пару-тройку деревьев, но здесь, с краю, течение было слабым, а не затопленные участки суши были неплохим подспорьем. Постепенно, пусть по ущелью начал подходить к концу. Фестр дико устал, но, тем не менее, продолжал идти, пока, наконец, ущелье не оказалось позади. А впереди начинались холмы. Фестр еще раз обернулся, и пошел в сторону одного из холмов, где он, как он надеялся, сможет сделать привал.

----→ Холмы

0

156

пещера за водопадом

Выглянув из-за стены воды, которую создавал водопад, как из-за занавески, Асия ужаснулась. Это тут они собираются пройти?! За то время, пока они с Фестром пытались привести Птолемея в более-менее живое состояние (а точнее, не они, а он, Фестр), ущелье превратилось в один большой мутный поток, который стремительно уносил все, включая довольно крупные стволы деревьев, неясно как в него попавшие. Все это плыло, крутилось, кружилось, сталкивалось в бурной, мутной воде, через которую было не видно дна.
- Нам что, туда? – робко спросила Асия Фестра, однако тот ее не услышал, ну или проигнорировал этот вопрос. Кое-как, качаясь как бычок, из вполне известного не в этом мире стихотворения, Фестр пустился вниз. На его спине мерно покачиваясь, возлежал Птолемей, который даже не представлял, в какой ад его отправляют, а если бы увидел, быть может, взмолился Ахею, попросив отправиться в прошлое и умереть от лап Скайварпа. Но, нет. Судьба распорядилась иначе. Прижимаясь к самому краю каменной стены, и погружаясь в бурный поток по колено (если конечно, вы представляете, где у льва колени) Фестр начал свой нелегкий путь вперед. Все это казалось Асии каким-то безумием, ведь можно было обойти ущелье по джунглям. Не уж то Фестр думает, что их будут преследовать? Да ну… Однако, делать было нечего и львица глубоко вздохнув, пустилась в нелегкий путь наполовину погрузившись в мутный поток, который словно жадные лапы пытался ухватить ее и утянуть в центр стремнины. Где несомненно она примет свою смерть.
Иногда Фестр останавливался, с большим трудом оборачиваясь, так как Леми у него на спине вовсе не способствовал маневренности льва и поглядывал на Асию. Один раз даже дал странный совет: Держаться подальше от центра ущелья и двигаться по краю.
- Угу! – ответила обескураженная львица, глядя на водяные вихри которые сейчас бушевали в мутном центре ущелья и подумала, что разве что рыба сейчас рискнет приблизиться к центру этой бурной реки. Да и то, рыба самая безумная. Сколько длилось это путешествие, она не знала. Все что для нее было в мире на тот момент, Это две серые стихии: одна, которая омывала ее тело, плеща волнами будто море о борт океанического судна, а вторая это небо, что снова и снова изрыгало на них порции воды, собираясь, по-видимому, заполнить ущелье и утопить их обоих. Как бы то ни было, вскоре показался подъем наверх, в сторону холмов. Фестр на удивление проявил выдумку и знание местности, так как когда они поднялись на поверхность, Асия увидела, что идти до холмов им совсем не далеко. Именно в этом месте ущелье делало крутой поворот, подходя к холмам на максимально близкое расстояние. А затем снова ныряло в джунгли. Асия видела, что лев уже на пределе, и может свалиться в любую минуту, но увы, помочь ему она ничем не могла – Птолемей был для нее непосильной ношей. Ну разве что шагов тридцать-сорок, и это все что она могла бы пройти с ним. Львице оставалось поражаться чудовищной выносливости кузена Леми, видя так сказать чудо во плоти: там где другой уже наверно сто раз упал, Фестр продолжал держаться. Обернувшись на нее, он молча двинулся к ближайшему холму, а Аися потрусила за ним, через некоторое время поравнявшись и не говоря ни слова. Все слова, благодарности – потом, когда для этого будет более подходящее время.

Холмы.

Отредактировано Асия (2 Фев 2015 20:12:01)

+1

157

Холмы-------→>>

- Кову, - не могла молчать Шантэ, вглядываясь на ходу в сумрак наступившей ночи, - скажи, а если бы я попросила тебя забрать меня с собой на чужие земли, ты бы забрал?
Юная львица остановилась, рассматривая каскады бурлящей воды после дождя. Это место было источником ее воспоминаний, ее счастья быть с семьей, ее любви к родителям и братьям. Но по-прежнему все это казалось лишь безумным прошлым, которое больше никогда не повториться.
Или...?
Шантэ обернулась, взглянув на Кову. О, милый друг, нежный друг... Мысли вереницей закрутились в голове самки, небрежно стукая ей прямо в сердце. Она мечтала об идеальной семье, о крепкой, о нерушимой. И пред ней тот, с кем она бы могла быть счастлива? Ведь он вернулся к ней спустя столько месяцев, интересно, что же думает сейчас забавный некогда львенок? И почему задумался, не сразу отвечая ей?
Знала ли львица, какие опасности грозят восстать перед ней на чужих территориях, где она никогда не была? Ведь юная самка была всего лишь изнеженной принцессой как ни крути, которая никогда ни в чем не нуждалась (кроме известных нам уже проблем: общение с родителями и достаток в любви). Фаер хорошо заботился о своих отпрысках в отсутствии Акеры, сам он был сильным и выносливым львом, сумеющим выжить в сложных условиях, но вот смогла бы его дочь перенести при необходимости такие условия? К этому надо серьезно готовиться, но она была слишком юна и хрупка для таких событий. Может быть, сам Кову это понимал.
А Шантэ? Что хотелось ей? С одной стороны, она желала сбежать от всего, что свалилось ей на голову (о, а ведь она еще не видела новую семью Фаера! И кто знает, хватило бы ей сил полюбить их, полюбить тех, кто по ее мнению разлучит отца с матерью), но с другой стороны она понимала, что покинув обоих, она разобьет сердце родителей, возможно, даже братья будут переживать.
И только слова, сказанные Кову, могли бы в этот момент натолкнуть ее на отчаянный поступок. Она ведь была почти взрослой, она уже почти могла постоять за себя. Почти хорошо умела охотиться. Но не много ли почти в предложениях? Юность и максимализм подростка слишком коварная штука...
Львица с ожиданием смотрела на Кову. Она хотела получить от него ответа, но какого конкретно? Она, наверно, и сама толком не знала, видимо это говорило сердце, наполненное тоскою, но не разум. Видимо, она видела выход в том, чтобы лишь сбежать от неприятностей.

+1

158

Так уж вышло, что Прайд Фаера поселился в этих пещерах относительно недавно, в самый разгар засухи. В глазах местных львов, Ущелье было своеобразным оплотом, крепостью — местом, в котором они все могли чувствовать себя в полной безопасности... Так оно и было, но лишь отчасти. Когда в саванну приходил сезон проливных дождей, вся вода с гор стекалась точно в эту глубокую расщелину, образуя на ее дне опасный водоворот. Бурный поток начинал стремительно заполнять Ущелье, затопляя песчаный берег и ведущую к логову тропу. Там, наверху, львы могли не беспокоиться за собственную сохранность, так как их логово было расположено достаточно высоко и оставалось абсолютно сухим. Зато если бы кому-нибудь из укрывшихся в пещере львов пришло в голову выглянуть наружу и посмотреть вниз, обойдя плотные струи водопада, то его глазам предстало бы поистине ужасающее зрелище: там, где раньше была небольшая круча из камней и песка, ныне с ревом бились мутные волны. Вода прибывала так быстро, что у находящихся внизу подростков не оставалось иного выбора, кроме как бегом взобраться на высокий каменный карниз, либо же помчаться к выходу из Ущелья, пока вдоль его обрывистых стен еще оставались более-менее сухие участки почвы. У тех же, кому не повезло оказаться рядом с высохшим деревом, был только один-единственных выход — как можно скорее вскарабкаться вверх по мокрому стволу и укрыться в его голых ветвях, до той поры, пока уровень воды не пойдет на спад.

0

159

------- Холмы
Он всё думал и думал, следуя за Шантэ. Настолько погрузился в свои мысли, что не сразу понял, что что-то пошло не так. Странное чувство, посетившее его, он счёл за неприятный осадок, оставленный плохим настроение дорогой ему львицы, но на деле – шестое чувство пыталось предупредить его, что идти дальше опасно. Жаль, что он этого не понял раньше. Из-за шума дождя он не различал многие звуки, а потому и воду, которая тяжелыми струями падала вниз и бурлила, он не взял во внимание, а должен был. Уж кто-кто, а он родился одиночкой и должен был предчувствовать опасность.
- А? – он отвлёкся от мыслей, услышав своё имя. Посмотрел на молодую львицу, а потом задумался, остановившись. – Если бы ты это сделала на эмоциях – нет, - он качнул головой. – Решение, принятое таким образом… Чаще всего неправильное. Ты пожалеешь об этом, когда всё взвесишь, - он так думал. Ему не раз приходила мысль прорваться через пустыню и увидеться с ней, но каждый раз, когда его останавливали, он всё обмозговывал и приходил к выводу, что слишком мал и слаб для того, чтобы в одиночку пересечь пустыню. Он окреп и вот он здесь. – Но… Если ты когда-нибудь просто захочешь пойти со мной… Далеко за пределы земель твоего отца… Я буду рядом, - улыбнулся пустыныш. Бросать её он, конечно, не собирался и готов был принять её решение, если оно будет обдуманным и взвешенным.
За территорией прайда находятся бескрайние земли. Многие из них он сам ещё не бил своими слишком молодыми для одиночных переходов лапами. Подростки его возраста покидают прайды и отправляются в одиночное путешествие, чтобы там стать сильнее, чтобы там повзрослеть. Себя он взрослым не чувствовал и понимал, что не сможет защитить Шантэ, если на них кто-то нападёт, а таких желающих обычно пруд пруди. Он бы сделал всё возможное, но отдавал себе отчёт в том, что этот путь труден и опасен для юной львицы, которая не сможет постоять за себя и скорей всего не сможет поймать себе дичь. Обрекать её на голодание и опасности он точно не хотел и пока ещё не был готов рискнуть. Если только она когда-нибудь не решится по-настоящему покинуть свой родной дом.
Почувствовав неладное, Кову опустил взгляд вниз, приподнял лапы и с хлюпаньем опустил её в воду.
- Что-то мне это не нравится совсем…
Воды было слишком много. Конечно, он в свое жизни ни разу дождя не видел до этого, но внутренние инстинкты просто орали, что пора делать ноги, пока вода не смыла их. Поднял голову и заметил вместе с наполняющими ущелье потоками воды и водоворот, который он совсем уж прекрасным и романтичным не считал.
- Уходим отсюда. Живо!
Нет времени разговаривать. Он только и смог взять львицу за загривок и потянуть от прибывающей воды дальше, чтобы вместе с ней развернуться и быстро покинуть ущелье. Только собираясь бежать он понял, что семья Шантэ скорей всего внутри и им угрожает опасность, но два подростка ничем не помогут взрослым львам, а вот ему пришлось бежать так, чтобы львица была у него на глазах – только так он мог остановить её, если она вдруг решит стать спасительницей и ринется к родным.
----- Холмы

0

160

Принцесса была поглощена своими мыслями. Весь ее разум, ее чувства, которые копошились в сердце, и ее внимательный взгляд были направлены на Кову. Возможно, это послужило тому, что самка не заметила, как ущелье, куда пришли львы, стремительно наполнялось потоками бурлящей воды. Сумерки, пока юные львята беседовали, так же медленно опустились на землю и медленно накрыли ущелье темнотою, потому заметить, что вода уже повсюду, было сложно. Легче было услышать, как водопады шумно растекаются, затопляя сухое и безопасное ущелье когда-то.
Но Шантэ слушала своего друга и думала о другом. Она прекрасно осознавала, как он вырос и изменился по прошествии тех дней, когда они вместе играли с ним. Он вырос не только физически, но и морально, и стал во много раз умнее, даже умнее, чем сама Шантэ. Самка прекрасно это понимала и соглашалась со львом.
Но… Если ты когда-нибудь просто захочешь пойти со мной… Далеко за пределы земель твоего отца… Я буду рядом, - эти слова заставили Шантэ расплыться в улыбке. В голове юной и романтичной натуры всплыли картины, как они с Кову беззаботно гуляли бы по самым невиданным уголкам, купались в озере, ловили крупную добычу и, наевшись от пуза, спали бы вместе в траве бок о бок, как раньше когда-то беззаботно отдыхали ее родители. У них была бы свобода и все, чего они бы могли только пожелать, никакие львы не были бы им помехой.
Замечтавшаяся Шантэ еще долго бы размышляла по этому поводу, если бы не заметила, как ее друг поднимает мокрые лапы. Опуская голову вниз, самка замечает, что сама стоит в воде и что уровень ее значительно поднимается. А затем, поднимая голову вверх, с ужасом осматривает ущелье.
- Что-то мне это не нравится совсем…
Вода, как сама смерть, сшибая на своем пути мелкие камни, ветки сухих деревьев, одним огромным тяжелым потоком грозилась вот-вот подхватить и юных львов. Принцесса была настолько шокирована этим, что мысли ее поползи в другом направлении, в каком обычно ползут мысли самых добрых и заботящихся правителей прайдов.
"Там же... родители, братья, другие львы.... как они выйдут? Им нужна помощь!"
- Кову, там же, - успела она только сказать, как лапы ее подкосились, а дикое желание узнать, как дела у своих родных, боролось с инстинктом самосохранения. И, быть может, глупая самка кинулась бы наверх, к пещерам, если бы Кову, еще не потерявший самообладания и более привыкший к таким внезапным трудностям, вовремя не ухватил подругу и не потащил прочь из опасного места.
- Уходим отсюда. Живо!
Львица запротестовала, упершись лапами в землю и испуганно вглядываясь в глаза Кову. Но не смотря на всю смелость и самообладание подростка, в них тоже она видела испуг. И обернувшись, львица вздрогнула, поскольку водоворот походил на ужасного метающегося крокодила с открытой пастью, который готов в один прекрасный момент захлопнуть ее и проглотить... Львице ничего не оставалось делать, как развернуться обратно и не отставать от своего друга.
Дом Шантэ больше не был тем безопасным местом, который защищал ее от напастей.
-------→>>Холмы

+2

161

офф: дети

не забывайте: вы первый раз за несколько месяцев видите небо над головой. Как и все остальное, кроме камней.

---→ Пещера за водопадом

Наконец-то этот момент пришел. Из-за наводнения в ущелье львята просидели в логове куда дольше, чем им полагалось. По хорошему, им уже давненько нужно было выйти наружу, но тогда после сильного дождя течение было таким, что могло сбить с лап и взрослого льва, что уж говорить о щуплой и тонколапой полукровке? Особенно когда она тащит в зубах одного из своих львят — а детеныши у нее были крупные, особенно Шарра.
Что ж, зато теперь они шли сами, оглядываясь кто с затаенным страхом, кто с любопытством. Перед самым выходом из логова к ним присоединился Шу, и полукровка кивнула ему, показывая, чтобы он занял свое место в цепочке львят, трусившей теперь вслед за матерью по тропе. Брызги водопада щедро летели на шкуры всех четверых; ветер трепал их шкуры. Сплошь одна романтика.
Ущелье неузнаваемо изменилось. Пат знала это, и знала давно: ведь ей, даже когда она была вынуждена сидеть в пещере с львятами, все равно время от времени приходилось выходить наружу хотя бы для того, чтобы напиться и справить нужду. Но тогда она быстро делала все дела и мчалась обратно, торопясь к детям, так что времени на то, чтобы разглядывать окрестности, особо не было.
Не было его и теперь, по крайней мере, пока полукровка, сопровождаемая детьми, спускалась по тропке вниз, она была больше увлечена тем, чтобы никто из них не поскользнулся и не шмякнулся вниз. И все равно, даже мельком осмотревшись, она была поражена произошедшими изменениями. Вода все еще стояла высоко, и большая часть ущелья была затоплена. Укрытие, в котором она намеревалась растить свое потомство, скрылось под водой.
Увидев это, Пат невольно вздрогнула — она вспомнила о Брене. С того момента, как она прогнала его, они больше не виделись, и первое время мягкосердечная самочка переживала о его судьбе... подумать только, она даже порывалась пойти и разыскать его. К счастью, дальше порыва дело не зашло, а уж когда появились львята, стало не до того.
Вспоминать об этом было даже странно. И немного смешно. Чтобы отвлечься, полукровка глянула в другую сторону. Там вид был не лучше.
Незатопленные участки тоже не радовали: веток и грязи туда нанесло столько, что противно было поставить лапу. Словом, совсем неподходящее место для детей. К счастью, дорожка, ведущая вверх и выводящая из ущелья в джунгли, была относительна чиста: судя по ее состоянию, кто-то из прайда позаботился о том, чтобы убрать с нее ветки и камни.
— Сюда, — строго позвала пятнистая детей, крутивших головами по сторонам, — и смотрите под ноги, иначе упадете вниз, в воду. Самое интересное будет, когда мы поднимемся наверх.
Яшма бодро прошустрил сперва вниз, почти до самого дна ущелья, затем вверх, к лесу. Шакал старательно принюхивался: рассказ Мисавы не оставил его равнодушным, так что теперь пес старался изо всех сил, особенно, зная, как мнительна Пат.
-----→ Джунгли

0

162

Пещера за водопадом<-----------------------------
Хорошо, что Пат решила вывести своих детей из пещеры в пасмурную погоду. Они так давно не видели солнца, что их глазам было бы очень больно, если бы они сразу на него посмотрели. А тут облака слегка смягчили обстоятельства. Но все равно, когда Брет вышел из-за водопада, зажмурился и фыркнул. Странное чувство. Он так привык к полумраку пещеры, что уличный свет был для него слишком необычным.
Пятнистый открыл и закрыл глаза несколько раз, чтобы привыкнуть ко всему этому. Он медленно брел за мамой, не смотря, куда наступает. Брета слишком волновало то, что происходит вокруг. Он задрал голову и стал рассматривать облака. Они были сероватыми и пушистыми, некоторые были похожи на гриву Урса, льва, что заходил к ним в пещеру. “Может это гривы львов-предков?”, — раздумывал полукровка, все еще уставившись в небо. В какой-то момент Брет даже поймал взглядом кусочек голубого неба. Такого яркого и необычного цвета…
В этот момент пятнистый таки получил по заслугам за то, что не смотрел под ноги. Он споткнулся о какую-то палочку. Равновесие пятнистый сохранил, но испугался ни на шутку. Впрочем, до края было далеко, а мама всегда рядом. Это давало спокойствие.
Брет и остальные дети двигались за мамой вдоль ущелья. Все это завораживало зеленоглазого. Ущелье было поистине огромным. Не таким, как себе представлял он раньше. Глубокое и широкое, оно простиралось далеко-далеко, так, что Брету было даже страшно смотреть вниз. Он старался идти поближе к маме, но не так, чтобы мешаться под лапами.
Подул ветер. Это было чудесное и такое новое ощущение. Ветер принес с собой множество запахов, таких необычных. В основном, это, конечно же, был запах сырости и грязной воды. Но это было уже что-то. В пещере все запахи были знакомы, а новые приносились с новыми львами и львицами. А тут столько всего, что у Брета даже дух захватывал. Он больше не позволял себе отвлекаться от дороги. Тем более, мама предупредила их о том, что если упасть вниз, можно утонуть. А этого совсем не хотелось. Брет никогда не пробовал плавать, а начинать это в ущелье.
--------------------------------------------------->Джунгли

Отредактировано Брет (4 Апр 2016 23:52:13)

0

163

---------→>> Пещера за водопадом

Ему разрешили пойти с остальными. Ура!
Увидев кивок Пат, Шу прямо-таки засветился от счастья. Не то, чтобы ему не нравилось сидеть в пещере, но там было так много львов, что это, порядком, надоедало. Всем рано или поздно надо выйти на воздух, проветриться и набрать сил, а для этого самый лучший выход – пойти прогуляться. Поэтому, единожды оглянувшись на всех, Шумадан почапал к Брету и Шарре, которым Пат наказала идти в цепочке, дабы ничего не случилось. Шу, ясное дело, сопротивляться не стал, потому что раз сказали идти друг за другом, значит, так надо.
С ними пошел еще и шакал, который замыкал это львиную цепочку, – Яшма.
– Мама, а дядя Яшма будет нас защищать, если что-то случится, да? – Шу оглянулся и посмотрел на шакала, топавшего сзади.
Затем львенок стал смотреть по сторонам. Повсюду ветки, грязь… Скучное зрелище. Ущелье было затоплено, повсюду вода, кроме той дорожки, по которой они все шли; сверху на шкуру падали брызги от водопада, но мокрая шкура никак не печалила Шу. Тем временем ребенок увидел небо.
Небо… Такое красивое, такое яркое. Такое бесконечное…
– Ой, мам, смотри! А что это? – удивлению мелкого не было предела. – Эта штука – такая красивая. А еще на ней что-то есть. Что-то белое… - задумчиво произнес львенок.
– Самое интересное будет, когда мы поднимемся наверх.
- А что наверху? Там кто-то живет? Там живут такие же львята, да? – Шу хотелось все поскорее узнать, все-все. Поэтому он спрашивал и спрашивал, и спрашивал… Но это они еще только в Ущелье, подождите. Вот выйдут отсюда, тогда, в джунглях, вообще завалит бедную Пат вопросами. Вот, к чему приводит круглосуточное препровождение времени в пещере, полной львов. Но теперь они идут гулять, там побесятся, освежатся, умерят свое любопытство, ведь это их первый выход из пещеры. Тогда все встанет на свои места.
Вот они уже почти на самом верху дорожки, что ведет из Ущелья…
- Интересно, что там? – все никак не мог успокоиться Шу. Вот заинтригуют своими «а наверху интереснее», а сами плетутся улитками.
Ну вот, уже до выхода можно лапой подать. Наконец-то.

---------→>> Джунгли

0

164

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

165

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Затерянное ущелье » Дно Ущелья