Победитель конкурса "Лучшая анкета" 2018 года!

Рассказ ведется от лица персонажа. Зарисовочка, как Вулэ повествует о себе случайному льву, изъявившему желание познакомиться.

Вулэ ощерился, высунув язык меж передних зубов, то ли пародируя змеиные повадки, то ли стремясь испугать миниатюрного оппонента желтоватыми от прожитых лет клыками, в которых довольно явно что-то застряло.
- У, поганец, - бодро прохрипел Вулэ, забавно поводя ушами и шумно выдохнув, убедившись, что незнакомец не представляет опасности.
– Каким медведем тебя так трахнуло, что чешую на кого попало дыбешь? - осекся, на мгновение цапнув себя зубами за плечо - то ли блоха куснула, то ли колючка с какого дерева добралась до кожи.
– Ладно, тебе повезло. Сейчас я сыт и довольно в неплохом расположении духа, готов малясь почесать языком. Спрашивай, что тебе там интересно.

Вид:

– Наполовину африканский, наполовину барбарийский лев по отцу.

Имя:

– Зови меня просто Вулэ. "Багровый" - старая кличка, полученная дома. За пылкий нрав и жестокость.

Пол:

–  Слепой? – невежливо рявкнул Вулэ. – Сопляку понятно: самец я. Яйца каменные да огнем пышут.

Принадлежность:

Одиночка. Можешь топать со мной, но где-то там может быть еще хуже, чем на дне этого оврага.

Возраст:

– Мне уже около шести с половиной лет. А? Что?! В зад меня поцелуй, придурок, – огрызнулся Вулэ.  – Не называй меня больше старым пердуном, хрыч!

Точный размер:

– Крупный. Здоровее и тяжелее тебя в раз сто, салага!

Внешность:

Фоточка а на ней красоточка

https://d.radikal.ru/d02/1804/a8/b3790afa1548.png

– Присядем,  – предложил Вулэ, умостившись на поваленном дереве. Вынул забродившие фрукты из своего тайника, глотнул дурманящей жидкости. В лунном свете он походил на зомби: грязная и  свалявшаяся грива, вся в глине и заплетенная в какие-то причудливые косички, красно-карие глаза в дуэте с темными белками (такое явление слыло редкой мутацией), угрюмое выражение морды… все это наводило какую-то жуть. Но увидев, как длинные темные дреды забавно падали Вулэ на плечи, слушатель не удержался и захохотал.

– И чего ржёшь? – неприязненно буркнул объект хохота.  – Я похож на хиппи, говоришь? Придурок, я и есть хиппи, - буркнул Вулэ. – Видишь этот рисунок на левом плече? У нас в общине такие были много у кого. Это значило, что зверь априори не настроен враждебно, а если это хищник – то и вовсе мог предпочитать мясной пище альтернативы.  У нас там своя атмосфера была, да. Я как коренной южанин уродился с коричневым окрасом шерсти, больше даже к такому яркому красноватому глиняному оттенку. Там где у всех львов должны быть подпалины – они есть, но у меня они  сильно контрастируют со всем остальным. Они отдают практически в розовый, здорово, да? А эти украшения из когтей в гриве мне просто очень нравятся, как и серьги в левом ухе из кругловатых костей, окрашенных в серый. Брутальненько.

Уродившись если не самым крупным в помете, то довольно большим, я выгодно пользуюсь своими размерами, а также крепким и коренастым телосложением как в вынужденном бою, так и на охоте. Однако мой облик лишен какого-либо изящества и красоты: движения порывисты и грубы, голос грубый и хриплый. Из-за своей самоуверенности и дерзости обзавелся рваными шрамами, что скрыты под шерстью.

…Что ты сказал?! У меня в роду леопарды были? Идиот! Кто другой так вякнул бы - уже с рваным затылком ходил и не вонял. Да я больше лев, чем вы тут все вместе взятые, бегающие по своим саваннам! У меня особенность расцветки такая. Сама по себе.  Красный цвет по всему телу у меня переливчатый, а кое-где раскидан пятнышками. Красиво ведь! И модно. И нос мне никто не ломал, понятно? У меня он с рождения с горбинкой и немного кривоват.

Характер:

– Много есть созданий на свете, к которым сложно привязаться ввиду их отталкивающей личности. Правда, по большему счету такие и сами не слишком стремятся к большому количеству знакомств. Я слеплен немного из другого д..рьма. Хоть и не все способны выдерживать мой трудный характер, я тем не менее довольно легко завожу новых приятелей. Но друзьями могу назвать только проверенных временем морд. Слишком уж громкое это слово, –  выплюнул хрипло зверь, морща морду по своему обыкновению и, на удивление, обойдясь без ругательств в никуда и поминания половой жизни Ахейю.

– Моя хмурая физиономия может ввести в заблуждение, но вон Славен, например, знает, что я могу  взорваться из-за невинной мелочи, сказанной каким-то беднягой. В такие моменты демонстрирую все свое остроумие и изобретательность в придумывании изощренных речей, способных унизить почти что любого. Я никогда не был горой мышц как отец, не мог похвастаться физической силой, поэтому оттачивал мастерство словесной битвы и весьма-весьма в нем преуспел. В своих тирадах не сдерживаюсь, бью по главным болевым точкам и не щажу чувств, словно всаживая острые когти  в само существо своего оппонента. Если для обычного существа злость является критической реакцией, то для меня раздражение – привычное состояние, я в нем как рыба в воде. В истинном гневе же я страшен, и хорошо, что довести меня  до такого уже гораздо труднее. Такое состояние и злостью то не назовешь, скорее психоз.

Однажды я небывало  откостерил непутевого вояку, служившего при отце, прохаживаясь по всей его родословной с небрежностью, граничащей с хамством, приписывая в его предки лягушек, рыб и прочих непутевых созданий, не способных удержаться на целых четырех лапах. Он же язвительно меня спросил, сложно ли мне живется с языком без костей. «В языке нет костей, я готов отодрать твой, лишь бы доказать вам, ваше генеральское сиятельство», - ехидно ворчал я в ответ. Отец потом мне за это прочитал мне воспитательные нотации, как без этого. «Все, что хочешь, папа, сделаю, только не проси меня перестать материться», – взмолился я тогда, и король расхохотался. Все мои домашние давно привыкли к моей этой особенности и даже не обижались. А вот чужаки нередко принимают меня за быдлана с большой дороги, но это неверное суждение. На самом деле я зверь очень образованный, мне по роду полагается все уметь и все знать. Вот когда найду дочку и вернусь домой – хочу на старости лет обучать детей истории нашей общей родной земли и прочим премудростям.

Несмотря на нелюбовь ко мне, окружающие склонны… питать уважение, или даже толику странной извращенной симпатии (которая не мешает им периодически желать перегрызть мне глотку), особенно благоволят мне молодые. С чем же это связано? А хрен его разбери.  Наверное, с тем, что я обладаю странным, по-своему уникальным типажом харизмы. Окружающие неосознанно желают мне понравиться, заручится моим уважением и держать на своей стороне, скорее всего именно потому, что я сам никогда не пытаюсь никому понравиться и своей репутацией не дорожу.

Примечания автора

Вот такой вот он, обладатель неуемного беса внутри, но вместе с тем и светлой головы. С возрастом эти две грани подсгладились, и теперь матерого можно даже считать переносимым. У него даже появилось терпение для того, чтобы объяснять окружающим свои действия и мотивы.  Что странно для такого доминантного и пылкого льва, но он по натуре скорее дипломат, нежели вояка, да и полностью лишен властолюбия. Он не видит во власти ценности, и не выносит власти над собой. Он верит лишь тем, кто заслужил его уважение тем или иным способом. Заслужить это самое уважение со стороны строптивого льва сложно, но оно того стоит. Вряд ли он перестанет сыпать колкостями и исходить желчью, но вы будете иметь на своей стороне этого необычного нигилиста, который, несмотря на всё своеобразие своей натуры, может быть преданным, что сторожевой пес. Он может казаться бесчувственным чурбаном, снобом (не без греха, он воистину настоящий сноб), но порой он демонстрирует удивительные акты сочувствия и понимания, находя слова, которые могут в кого угодно вселить надежду. Подобное свойство появилось в этом забияке лишь с возрастом и приобретенной мудростью. В юности он не был образцом добродетели (да и сейчас его поведение может быть слишком резким и агрессивным, чтоб его назвать иначе, кроме как «злобным сукиным сыном»), но с возрастом он все больше взрослел в моральном плане, научился ценить силу привязанности и чувств. Он больше не боится проявлений своих чувств, пускай они и носят на себе отпечаток типичной резкости и некой неловкости.

У Вулэ есть один враг, самый страшный враг. Он сам. Ведь он сам порой неосознанно ранит своими словами самых близких, усложняет себе жизнь очередным своевольным поступком. Возможно, именно из-за этого он и любит прятаться за острыми речами и напускной бравадой. В глубине души, порой, он ощущает себя худшим из худших. Посему ведет себя так, будто он лучший из лучших.

История:

– Хорошо меня слушай, не люблю повторять два раза, – удобно устроившись, с серьезным выражением морды, рассмешившим слушателя, Вулэ заговорил:

– Корни мои далеко на юге. Долгое время в тех местах разные животные никак не могли ужиться в мире и согласии, да вдобавок почти все носили на себе шкуры убитых противников. Боевые были. А еще некоторые группы животных примыкали к одной из сторон, чтобы извести другую. Вот так, по частям, уничтожали друг друга. Есть одна поговорка того времени: «Кто не хочет брата как брата, хочет чужака как хозяина». И только когда мой отец, Йозеф, пришел к власти – звери стали немного умнее и начали объединяться, начали думать своей головой. Отцу невероятным образом удалось помирить их всех между собой и со временем они начали уживаться друг с другом. Потом у нас появились фольклорные общества и многое другое, что связано с традициями каждого народа, каждого вида. Никто не был обделен – религия и культура каждого зверя от леопарда до гиены уважалась и почиталась.  Звучит как утопия, но именно так все и было. Звери отца очень любили и уважали. Вместе с ним в те земли грянуло добро, дружба и взаимопомощь.

И мне суждено было стать первенцем этого великого льва,  но был ли я когда-либо его гордостью – большой вопрос. Ещё в материнской утробе я был слишком большой, во время родов чуть не убив мать вместе с братьями и сестрами. Будучи совсем слепым и беспомощным я был слишком неспокойным, громче всех пища при любой нужде, сильнее всех толкаясь, и с упорством отчаянного самоубийцы пытаясь выползти из логова, стоило только насытиться. Едва появившись на свет, я обещал стать головной болью для всей своей уважаемой семьи. Но родители свою беду осознали не сразу, по началу отмахиваясь от своих подрастающих отпрысков, жаловавшихся то на то, что я отбирал у них еду из-под самого носа, оставляя самые неприглядные кусочки, то на то, как я во время игр в очередной раз причинил боль своему сиблингу. Всё-таки не неженок, шакал их подери, каких-то растили, так что пусть привыкают, что не всё в этом мире складывается в их пользу и поменьше распускают сопли.

Однако то, что их первенцу совершенно не было знакомо чувство меры, до твердолобых родительских голов дошло только тогда, когда я однажды до самой кости прокусил лапу брату. Конечно, я получил приличный нагоняй от взбешенных моим проступком родителей, а остальные какое-то время опасались играть со мной. Наверное, это был первый толчок к моему нынешнему пути жестокости.
В юности я изо всех сил старался не разочаровывать впредь отца, возлагавшего на меня большие надежды и готовящего из меня достойного преемника, мудрого дипломата и правителя. Родители обучали меня всему, как и полагалось принцу, в том числе этикету, истории родных земель и искусству общения с любыми животными. Незаметно уплыло время, я повзрослел, у меня довольно рано появилась дочка. Сара. Я бы все отдал, если бы мог сейчас увидеться с моими родными, – теперь с грустью в голосе произнес Вулэ. Он вздрогнул и быстро вернулся в реальность.

– В жизни никого так не любил, как ее. Только вот… пропала она в один прекрасный день. Когда заявились недоброжелатели и убили мою мать, видать Сара их испугалась и драпанула прочь. Первое время я шел по запаху, а потом след оборвался. До сих пор не теряю надежды найти ее где-нибудь в этом огромном мире… - рассказывая эту грустную историю, Вулэ на удивление ни разу не матюкнулся. Уж слишком серьезно это все было для него.

–  А мое место кронпринца небось уже давно занял один из моих многочисленных братьев. Ну и ладно, я не жалею, что покинул отцовское королевство. Вот ты мог бы представить меня в роли короля? – Вулэ хрипло рассмеялся, иронизируя.

– Что говоришь? Кто мне этот рыжий мальчик? Славен? Голожопый, я ох...аю от твоего любопытства! Еще полгода назад был никто, а теперь – мой сын, – ответил Вулэ немного успокоившись, а потом рассмеялся.

– Если бы мне кто-то сказал, что я когда-то буду заботиться о каком-то не родном мне пи…дюке -  убил бы! Но он мне жизнь спас. Откачал меня, выходил. Когда я забрел на север, все было окутано ледяной тишиной. Все, что ползало, бегало или летало на этой территории, погибло или убежало. Только там на ночлег остановились е…ные черные сектанты, хрен пойми кто они были такие, но они напали на меня и пытались всунуть в меня духа-призрака, – в лунном свете хорошо видно было, как перекосило от злости Вулэ и как сузились его глаза. Ну просто образцовый прищур снайпера, приметившего жертву!

– Как мне потом рассказал Славен, я впал в клиническую смерть. А они, думая что я уже тю-тю, свалили. После этого я теперь не боюсь смерти. Я боялся того, что тогда со мной произошло, зная, что если это повторится еще раз, то мне будет плохо. Я не боялся, что погибну, это не было для меня проблемой: я уже видел себя мертвым, тогда, в коме. Я опасался,  что в конце концов сойду с ума. Славен же научил меня кое-каким фишкам. И откуда пацан только это знал! Хоть я и потомственный шаман по мамкиной линии, я никогда о подобной херне не слыхивал. Потому что не верил раньше в эту чертовщину, а после того случая интересно стало. Теперь мы вместе с сынишкой постигаем азы колдовства. Так же ж можно заставить любую дрянь ссаться под себя от страха даже без применения физической силы! И вообще, я очень рад, что рыжий у меня появился. Одиночество негативно влияет на психику любого зверя. Очень тяжело, когда тебе не с кем поговорить, а время тянется невыносимо медленно. Всякие мысли приходят в голову – как правило, тяжелые и уродливые. А самое страшное, что в такие моменты меня начинали посещать оставшиеся дома родственники и товарищи. Когда это происходило – складывалось впечатление, что схожу с ума. Как будто грызла совесть, что я брожу непонятно где, а они там...  Видения ничего не говорили, а просто проходили перед глазами и молча звали присоединиться к ним. Все были улыбчивые, шли в одном направлении, никогда ни прямо, ни назад, а всегда слева направо. Почему, я  не знаю, но всегда было так. Я закрывал глаза, но это не помогало: я снова их видел. Иногда я их звал по именам, но они никогда не отзывались, проходили безмолвно в смертельной тишине. А со Славеном такая хрень перестала твориться. И знаешь что, салага? Я тебе расскажу один секрет: когда такая фигня творится, необходимо представлять себе что-то позитивное. Я так путешествую по всему миру. Мне повезло отчасти. В поисках Сары я побывал уже много где - всегда любил путешествовать. В некоторые места возвращался снова. Когда мне здесь скучно,  я представляю себе, как топаю туда, где ещё не бывал. Это, мой голожопый, особая история. Я вижу эти места такими, как мне хочется… Когда найду Сару, я никогда туда не пойду, пусть остаются такими красивыми, как я их себе представлял.

А теперь… П…дор, отдохни, до утра еще есть немного времени. И знаешь, когда все это г*вно закончится - если случайно выживем в этих бесконечных странствиях и поисках, напьемся с тобой забродивших фруктов, как два идиота, но только под боком у моего Славена, чтобы после этого он сразу нам сделал промывание желудков, – и Вулэ вместе со слушателем покатились со смеху.

Уровень боевого опыта

– Опытный. Часто собственную задницу защищать приходилось от всяких. Одиночная жизнь это тебе не медка навернуть.

Цель персонажа в игре:

Шороху навести на окружающих. Повеселиться на старости лет.

Связь:
Вк привязан в профиле)

Отредактировано Вулэ (14 Сен 2020 01:54:38)