Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Страна грез » Охотник судьбы твоей [Тоффи, Мирай]


Охотник судьбы твоей [Тоффи, Мирай]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://d.zaix.ru/nwHh.png http://d.zaix.ru/nwHi.png http://d.zaix.ru/nwHj.png http://d.zaix.ru/nwHn.png

Спи, наслаждайся // С судьбою прощайся

Краткое описание сна: Мирай неосознанно связывается в Тоффи во сне и в итоге у них двоих состоится незапланированная, но крайне интересная встреча.
Краткое описание локации: Северные земли, плавно перетекающие в Великий Чертог
Краткое описание персонажей:
Тоффи – 5 лет и 5 месяцев
Мирай – 1 год и 10 месяцев

+4

2

Она была совершенно не приспособлена для жизни Севере. Слишком слабая телом, чтобы справляться с суровыми условиями этого края и слишком мягкосердечная, чтобы оставаться равнодушной к судьбе тех, кого Север смог сломать и покалечить если не физически, то по крайней мере морально. Пока бесстрашные мужи Ночного Дозора сражались с каждым, кто посмеет посягнуть на безопасность братства, а не менее храбрые валькирии добывали пропитание в этих поистине тяжёлых условиях, Мирай могла лишь заботиться о раненых под руководством лекаря, да приглядывать за чужими детьми. Хрупкая, нежная и излишне заботливая, она слишком выделялась на фоне этих суровых хищников, закалённых холодом, битвами с чужаками и негласной войной с самыми таинственными существами, о которых синеглазке только доводилось слышать. И всё же даже несмотря на необъятность Севера, несмотря на его испытания и неприветливость, весь он сумел уместиться в сердце крохотной львицы, занять  особое место и остаться там навсегда. Север не принял её. Север забрал её отца и брата. Но Север оставался ей домом, хочет она того, или нет. Пока кто-то видел неприветливые чёрные скалы, скалящиеся на него, словно пасть самого грозного хищника, Мирай просто любовалась причудливой формы камнями, в которых она вместе с младшими братьями и сёстрами угадывала зверей. Любой другой видел снегопад, что может перерасти в метель, несущую за собой лишь смерть, когда для Мирай это был самый необыкновенный танец снежинок, на который она могла часами любоваться, дожидаясь остальных с охоты и дозора. Редкое, но незабываемое зрелище. Так разве странно, что холод, всё ещё сковывающий в своих объятиях и мысли о доме – не том, где была рождена, но где провела большую часть жизни, – сделали своё дело?

Открыв глаза, ей снова открылась эта до боли знакомая картина: белоснежные пики гор вдали, легко узнаваемые завитки рек и падающие на нос хлопья снега, тут же превращающиеся в капли, стоит им дотронуться мочки. Львица устало поднимается с холодной земли, всё ещё чувствуя слабость в лапах, и удивлённо озирается по сторонам. Её сердце захлёстывает странная неописуемая радость при виде родных мест, но тут же в голове возникает вопрос: а где же мама и брат? Разве сейчас они не должны быть далеко-далеко отсюда, в окружении чужаков и той ауры, что они излучают? Разве... разве не должны дожидаться возвращения того красногривого льва, снова увидеть его клыкастую улыбку и слушать запутанные речи, надеясь однажды услышать в них разрешение покинуть его владения целыми и невредимыми?

«Неужели приснилось?» — удивлённо хлопая ресницами, саму себя спросила старшая дочь Элики, продолжая ошарашенно осматриваться. Может и правда? Слишком много думала про то, что им следует уйти из края, что их не принимает, и стоило ей ненадолго задремать, как приснилась всякая чепуха? Что же, если это так, ей явно есть, с кем об этом поговорить. Нет, не с матушкой. Элика, безусловно, оставалась примером для подражания, самым близким другом и незыблемым авторитетом для серебристой, но едва ли Мирай был смысл говорить об идее покинуть эти места и отправиться на поиски более подходящего для их семьи дома. К тому же, мама все эти дни, как на иголках. Честно говоря, Мирай уже сложно вспомнить, почему именно, но самого факта, что мать итак не в лучшем состоянии, было достаточно, чтобы синеглазка твёрдо решила лишний раз её не трогать. Но вот Леди Шантэ... Леди Севера являлась для Мирай не менее уважаемым лицом (мордой?), чьи советы для серебристой были практически столь же значимыми, как советы матери. Да, у жены Траина был достаточно вспыльчивый характер, из-за чего Мирай немного всё же побаивалась грозную валькирию, но проведя столько времени рядом с ней, львица убедилась, что сердце у Леди столь же тёплое, как остёр её язык. Самка испуганно жала уши и прятала глаза, когда Шантэ на кого-то повышала голос или проявляла свой характер, но при этом не боялась поделиться с ней своими переживаниями мыслями. Может, это прозвучит как-то слишком помпезно, но девица действительно верила ей, восхищалась её мудростью и видела в ней скорее старшую сестру, чем просто львицу, с которой они добрались до Севера и основали целый прайд, во главе которого Шантэ пришлось встать.

До Одинокой скалы она добралась быстро. Пожалуй, даже слишком, если вспоминать, как обычно  трудно ей давался путь, который она проходила столь редко из-за проблем со здоровьем. Местные львицы были жилистыми и крепкими, ведь ежедневно покидали Великий Чертог, а значит были вынуждены бродить по горным тропам и охотиться в долине; Мирай же покидала Чертог крайне редко и по особым случаям, если того позволяла погода, чтобы лишний раз не вынуждать лекаря тратить на свой кашель и насморк столь ценные травы, а потому скорее походила на изящную лебёдку, чем на хищницу Севера. Но в этот раз подъём дался ей на удивление легко, что можно было списать на взволнованность юной особы. Ей ведь столько всего предстоит рассказать, поделиться, возможно, самым удивительным и захватывающим путешествием, пусть и не совсем реальным. Синеглазка буквально влетела в Чертог, окрылённая навязчивой идеей поскорее поделиться с Леди Шантэ своим длинным и таким захватывающим сном, и минуя все эти многочисленные внутренние пещеры, принадлежащие иным семьям, бежала именно к королевской спальне. Лёгкий стук коготков выдавал её присутствие, отражаясь от каменных сводов, но окончательно о прибытии юной львицы сообщила она сама:

Леди Шантэ! — с улыбкой на устах окликнула самка ещё на подходе в королевскую пещеру, почему-то даже не подумав, что миледи может сейчас отдыхать, — леди Шантэ, мне такое сни...

Радостный голосок обрывается на полуслове, и Мирай застывает в проходе, нелепо приоткрыв пасть. Всё счастье и волнение пропадает из сапфировых глаз, а улыбка почти мгновенно сходит с её точёной мордашки. На королевском каменном ложе, где всегда спали лорд и леди Севера, вальяжно развалилось тёмное крупное тело, сверкая глазами цвета янтаря. Мирай ошарашенно уставилась в эти горящие из темноты пещеры огоньки, словно физически не могла оторвать от них взгляда. Эти глаза не принадлежали ни лорду Севера, ни его леди и уж тем более не их очаровательным новорождённым детям. Но они, безусловно, были ей знакомы, потому что такие глаза забыть просто невозможно.

Те глаза, что глядят сквозь плоть,
Те, что зрят, как уходит жизнь,
Не дадут обмануть себя,
Не сумеют уже любить.

Тоффи, — почти неслышно срывается с пересохших губ, и Мирай несмело делает шаг назад, не совсем понимая, что же ей делать. Почему он здесь? Разве... разве ей всё это не причудилось? И почему он, чёрт возьми, лежит в королевской пещере?! Где леди Шантэ? Тысяча вопросов шквалом обрушились на застывшую девочку, но окончательно её добило осознание, только дошедшее до неё: когда она вбежала в Чертог, её не встретила ни одна живая душа. Не было слышно ни боевых баек в дальних уголках этого львиного муравейника, ни детского смеха или взволнованного шёпота сплетниц. Только гробовая тишина, прерываемая лишь самой Мирай. — Что Вы делаете здесь? Это же... Леди не понравится, что Вы... Как Вы прошли мимо Ночного Дозора? Я не понимаю. Ничего не понимаю.

+4


Вы здесь » Король Лев. Начало » Страна грез » Охотник судьбы твоей [Тоффи, Мирай]