Вид:
Африканский лев

Имя:
Кашил
Сокращения: Кас.
Прозвища: Старик, Опаленный.

Пол:
Самец

Принадлежность:
Одиночки

Возраст:
Матёрый - 11 лет 6 месяцев.

Внешность:

Размер персонажа:
крупный.

Кашил — это африканский лев с целым букетом черт, что заметно выделяют его на фоне собратьев.  Начать наверное стоит с того, что этот самец весьма крупный. Нельзя назвать его гигантом, однако даже теперь, несмотря на возраст и худобу, Кашил достаточно высок в холке. Из-за худобы его лапы начинают казаться еще длиннее, хотя это уже скорее обман зрения. Глаза темно карие, словно с чуть красноватым оттенком, смотрят на мир цепким и умудренным жизнью взглядом. Они кажутся лишь выразительнее из-за почти черной обводки вокруг них. Нос крупный и немного приплюснутый, что в свое время служило поводом для насмешек. Кожа там почти черная. Все еще роскошная длинная грива, выглядящая отчасти прилизанной покрывает голову, шею, грудину и доходит до холки. О том же, что некогда она была почти черной, напоминают теперь небольшие вкрапления, в то время как основной тон теперь седой. Уши на удивление аккуратные и даже какие-то изящные, с чуть темными кончиками. Примерно такого же цвета кисточка на конце гибкого хвоста. Изначально песчаный мех сейчас кажется почти серым, так как выцвел уже в лучах саванны и со временем, перед которым в этой жизни никто не властен. Также присутствующие подпалины делают шерсть местами почти бедой.  И отчасти из-за этого еще заметнее шрамы, что покрывают его тело. Правда, некоторые наверняка бросались бы в глаза и не на столь «светлом» фоне.

Крупный шрам покрывает почти всю переднюю левую лапу. Она изувечена ожогом, из-за чего кажется очень деформированной. Шерсть там почти отсутствует, кожа, местами розоватая, покрыта жгутами старых шрамов. Из-за деформации передней лапы присутствует определенная хромота, что порой проскакивает после долгих переходов. Похожие шрамы и «островки» подпаленной шерсти встречаются также на животе на левом боку ближе к раненой лапе. Несколько заметных шрамов уже от когтей находятся на морде. Пересекающий «губы» шрам был получен еще в молодости по глупости. Полоска же на левой «щеке», идущая от глаза к краю морды — след от драки за Озерный Кряж. Место, что было его домом, а после стало Вотчиной. Шерсть прикрывает шрамы от когтей на боках и бедрах, что становятся ощутимы, если к самцу прижаться. Каждый из них служит напоминанием о драках, в которых он отстаивал свое право быть главой своего прайда и выиграл. Но среди них есть особенный. Укус на спине, недалеко от холки ближе к правой части. След от драки, которую он проиграл. След, что служит причиной, по которой порой он едва может сделать шаг, чувствуя болезненные спазмы.

Несмотря на эту потрепанность жизнью, в движениях самца чувствуется некая величественность и, вместе с тем, степенность. На морде часто проскакивает чуть грустная улыбка. Голос уверенный и с заметной хрипотцой.

Облик

https://i.imgur.com/2gqzCUM.png

Пример голоса

Характер:
Бывшими лидерами не бывают.
Наверное, эти слова как нельзя лучше подскажут то направление, в котором можно будет рассуждать и рассказывать об этом самце. Кашил еще совсем недавно был тем, от кого зависели жизни многих, а оттого он привык следить за всем и особенно за собой. Лев отвечает не сразу, беря несколько вздохов для того, чтобы обдумать слова и это привычка появилась у него уже в раннем возрасте. Эта отчасти “заторможенность” может ввести в заблуждение случайного собеседника, но нет, никакой это не маразм. Несмотря на возраст, самец все еще является обладателем чистого и трезвого ума. И этот самый ум и позволяет ему сейчас осторожно выигрывать в гонке со смертью. Кашил часто понимает КАК надо сделать те или иные вещи, но еще лучше он оценивает свои силы. По этой причине в этой гонке он ведет с попеременным успехом из-за своей хитрости (житейской мудрости), навыков в ведении переговоров и сделках с собственной гордостью. По этим же причинам самец обычно старается избегать драк и сколок. Это не трусость, но рациональный подход к ведению дел. Да и в целом его едва ли можно было когда-то назвать трусом. Страх всегда был частью его жизни, но, прожив с ним бок о бок столь долго, Кашил мог в свое время казаться бесстрашным от слова совсем. Но то уже больше прошлое, о котором напоминают шрамы, покрывающие тело. Только вот и драчуном, как могло бы показаться, Кашила назвать сложно. Скорее, лев просто бывалый боец, успевший попробовать многое на вкус.

Самец прожил уже достаточно долгую жизнь, и оттого сейчас его потребности стали проще. Он не ищет любви, не пытается добиться уважения, не борется за место на верхушке цепи. Кашил теперь рад порой и просто поболтать или побыть в компании кого-то иногда больше слушая, чуть смеясь себе под нос. Правда, когда его попросят, он будет рад поддержать беседу и порой невзначай дать совет, который собеседник может даже не принять к себе на счет. Последнее все его иногда немного расстраивает, но еще раз помогает лучше свыкнуться с тем, какое он теперь имеет положение в “обществе”. Но и требовать изменений его не особо тянет. В его жизни было достаточно всего, чтобы теперь желать просто пожить немного для себя. Да, стратегическое мышлении и попытки контролировать все еще преследуют Кашила, однако так же сладкой патокой приходит понимание, что теперь он впервые может расслабиться. Вполне возможно, если бы не эта гонка со смертью, в которой победитель уже предрешен, Кашил бы смог даже начать наслаждаться этим странным отдыхом. Моментами, когда не приходится быть то милостивым, то жестоким. То всеслышащий, то неприступным. Моментами, когда не приходится выгонять из прайда тех, с кем не так давно он сражался плечом к плечу, или же вовсе собственных сыновей. На фоне этого нынешняя почти ленности удивляет и вроде бы открывает возможность иначе взглянуть на все то, что кажется знакомым. Правда пока старый хищник стал больше ценить пищу, млея порой от приятного ощущения насыщенности. И с чуть большей задумчивостью он вслушивается в грозу, словно пытаясь расслышать там голоса.

История:
Кашил появился на свет вместе с двумя сестрами и братом во время сезона дождей. По словам матери, которые самец помнит, в тот день была особенно сильная гроза, заставившая даже некоторых бывалых членов прайда боязливо прижимать морды к земле. Эти звуки были почти что первым, что он услышал в своей жизни, и оттого они никогда после не пугали его. Наоборот, словно манили, заставляя вслушиваться в этот свой крик.

Будучи львенком, Кашил резвился и играл со своими братьями, сестрами и погодками, живя некоторое время в иллюзии того, что так будет всегда. Что всегда у него будет еда. Что всегда рядом будет мама. Что всегда его от чужаков защитит прайд и Зарий. Отец, которого он всегда побаивался и оттого отчасти на инстинктивном уровне уважал. Взрослый и матерый лев, он редко снисходил до простого разговора с малолетками и мог спокойно пустить в ход клыки и когти, если “комок шерсти” не понимал все сразу. Как раз первый свой шрам Кашил получил именно так. Продолжил задавать вопросы и крутиться у лап отца даже после нескольких предупредительных рыков. Тогда он впервые узнал, что такое боль. И тогда же в его нутре поселился страх, что продолжает пропитывать его до сих пор. Тот день очень здорово разрушил картину мира, в которой его существование походило на подобие рая. Тот день подготовил его к тому, что должно было случиться совсем скоро.

Когда к границам Озерного Кряжа подобрался чужак, едва кто из детенышей волновался. Кашил был уверен в том, что все будет так же, как и всегда. Что Зарий предупредит, а после и победит чужака, как это происходило раньше. Только чужак оказался не столь прост. Только переменившийся ветер принес на миг странный запах, что шел от незваного гостя. Только в тот день Зарий пал. И Ламия, идя бок о бок с чужаком, чуть ли не вперед него стала накидываться на детенышей. Молодая и чуть сумасшедшая львица, сведущая в травах, она всегда мечтала о власти и, вступив в сговор с “Незваным”, выбила себе место в цепи повыше. Желая же стать фавориткой, она среди первых начала собирать эту дикую “жатву”, жертвой которой также стала сестра Кашила. Но именно он выжил. Бежал вместе с матерью, которая решила увести их за собой. Уже взрослая львица, Аиша хотела, чтобы ее “последние дети” выжили, ведь больше сил родить у нее не будет.

Их маленькая группа в этой рисковой авантюре имела все шансы на провал. Если бы, задержавшись на охоте, Аиша не вернулся к львятам, ведя за собой молодого самца, похожего на нее, но, что, как тогда отчего-то показалось, важнее - Зария. Посмотрев на детенышей такими знакомыми чуть красноватыми глазами, лев хмыкнул и махнул головой, позволяя проследовать за собой. Эскель, изгнанный год назад собственным отцом, приютил их в своем молодом прайде на правах гостей. В весьма жесткой и доходчивой манере (прямо как папа), он объяснил Кашилу и его брату, что есть они будут последними и едва ли будут иметь права. Это было отчасти обидно, но тот почти год дал ему очень многое. Львицы из этого семейства с видом, что делают большое одолжение, делились своими секретами в ведении охоты. Эскель же учил их драться, стараясь не выпускать когти излишне сильно. Причем, Кашилу доставалось отчего-то всегда больше, чем его младшему брату. Тарен в какой-то момент стал даже получать больше прав, что очень злило. Когда сил терпеть такой разброс не осталось, лев, набравшись смелости, решил выяснить причины, которые оказались до жути просты. Его брат, как оказалось, имел какие-то там предрасположенности к шаманизму и этим купил себе место в этой семье. Кашил же… Кашил же воспитывался воином, которого Эскель, серьезно перед этим потрепав, прогнал, как только самец впервые попытался заявить свои права на самку.

Он снова был вынужден уходить из того места, которое считал своим домом. Разве что в этот раз он уходил один. Разве что в этот раз он уже не был настолько беспомощен. Разве что теперь он не отскакивал пугливо при видя любой опасности, но, взвешивая риски, принимал те или иные решения. Или же идя на такие же взвешенные хитрости. Пышная грива мешалась во время охоты, но у него выходило добывать себе пропитание. В какой-то момент во время охоты он стал кооперироваться с львицей. Молодая львица, с которой он толком не говорил, но по одному взгляду которой научился понимать, что им нужно будет сделать. Они не говорили имен друг другу и даже не обсуждали погоду. Загоняли вместе молодняк из стада. Молча ели и расходились. Просто в какой-то миг они уже привыкли ждать друг друга. Просто в какой-то миг искали взгляд или по запаху. Изменения пришли с грозой.

Кашил ждал ее, думая, что вновь не услышит даже голоса. Однако в итоге услышал не только его, но и имя. Ее, одиночку, решила загнать стая гиен. И, возможно, у них бы и вправду это вышло. Только вот льва, что прибежал на помощь, они не ожидали. Самира. Оказывается, ее звали Самира. Им нужно было почти 3 месяца этого долгого соседства, чтобы после прожить бок о бок долгих 6 лет. Начав ходить парой, они смогли заручиться поддержкой еще нескольких самок, сформировав небольшой прайд. Самира вела Охоту. Кашил же защищал их территорию и членов семьи. Припоминая теперь уже добрым словом школу Эскеля, самец выступал для поверивших в него львиц надежной опорой. Груз ответственности, что стала висеть на нем, даже подтолкнула вновь пересмотреть свое отношение с вездесущим для него Страхом. А может именно он и помогал быть успешнее, ведь теперь он рвался в бой, опасаясь потерять своих. Возможно именно так и настолько чудно он и смог утвердить свое право на территорию и прайд. Только вот власти над погодой у него не было и быть не могло.

Когда в их край пришла засуха, им пришлось начать уходить ближе к тем местам, где была вода. И сколь же по-своему ироничным оказалось то, что повзрослев Кашил вернулся в те места, откуда он был родом. Озерный Кряж значил слишком многое не только для него, но и многих хищников, так как озера там оставались надежным источником воды. И, зная это, все тот же Незваный, правя этими землями лапа о лапу с Ламией, посчитал, что имеет право устанавливать кто будет достоин подойти к водопою. Несмотря на растущее напряжение, никто не осмеливался бросить Незваному вызов, так как когти того почти всегда перед драками покрывались каким-то ядом. Нарастающее напряжение уже приводило к дракам и мору среди молодняка или стариков. Нужно было что-то делать. И Кашил сделал, вступив с самопровозглашенным “Королем Вод” в бой. Он напал стремительно и отчасти подло. Без объявления войны. Точнее, это могло бы быть подлостью, если бы не то, насколько "честно" Незваный готовился к  дракам. Возможно самец не ожидал такой наглости. Возможно Кашил уже был слишком зол. Зол на того, кто забрал у него дом. Зол на того, кто вел нечестную игру. Зол на того, кто подумал, что был вправе контролировать чуть ли не единственный источник воды в местных широтах. Зол на себя, потому что ему было очень страшно, ведь каждый раз видя этого льва, он вспоминал свое бессилие в прошлом. Злость и страх стали тем, что помогли сделать рывок, а дальше уже все это стало больше походить на ярость. Это была драка на единственную ошибку. В тот день ее допустил Незванный.

Когда все закончилось, свой последний вздох тогда сделал не только Незванный, но и до последнего шепчущая проклятия Ламия, которую загрызли уставшие терпеть ее тиранию и потерявшие из-за ее “шуточек” сыновей львицы. Когда все закончилось, нужно было принять ряд решений, среди которых встал вопрос о том, кто тогда будет контролировать озерный кряж. Из-за все еще бьющего по телу страха от близости к смерти, Кашил не мог быть полноценным участником собравшегося совета. За него свои слова дали Самира, Эскель и Тарен. Во время засухи, в тени скал было положено начало новой главы и была создана Коалиции, объединившей на это тяжелое время прайды. И поныне Кашил любит шутить про то, что для него было забавным после узнать о том, что ему отдали Кряж, но при этом не оставили место в Коалицию, где голосом прайда стала Самира. Он не думал, что когда то будет править землями, в которых началась когда-то его собственная история. Он не был настолько близок к отцу, чтобы быть наследником. Теперь же, смотря в глаза тому, кого Незваный назвал принцем, Кашил впервые прогонял молодого самца. Так же, как когда-то его прогонял Эскель. Но то было необходимо для того, чтобы ввелись новые порядки. Великий Круг Жизни сделал свой оборот.

Засуха ушла. Вскоре вернулась вода и львы разошлись по своим территориям. Коалиция, собранная на время, распалась, не оставляя никого в должниках. Разве что теперь существовал негласный договор о том, что собираться она теперь будет во время каждой засухи. Контролируя территорию Озерного Кряжа, прайд Кашила рос и креп. Вполне возможно, здесь можно бы было говорить о том, что так начинается история новой династии. И она вполне могла бы быть, если бы не странная напасть, из-за которой на свет не появлялись самцы. С решением этой странной напасти не могли помочь и знахари. Разве что один из них витиевато намекнул, что возможно причина тому - проклятья. Сложив несколько событий и свое недавнее прошлое, Кашил был вынужден признать самому себе, что безумная львица оказалась соперником чуть более опасным, чем то могло показаться вначале. И этот бой он проиграл, так и не успев в него вступить. Во многом, сдержать себя в лапах помогла тогда Самира сказав, что шла за ним до этого не ради трона и династии. Все смогло прийти в условную норму. Самец держал Кряж, отгоняя чужаков и защищая самок. А во время засухи в тенях этого кряжа снова собиралась Коалиция, помогающая мирно распределять воду. Все шло своим чередом, когда вновь грянула Гроза.

Начавшийся тогда пожар был внезапен не только для Кашила, но и для всех членов Прайда. Во многих из них стал говорить страх, что гнал бежать. Однако одна из львиц бросилась в небольшую пещеру недалеко от эпицентра. Там прятались ее еще не открывшие глаза детеныши. Балансируя между Инстинктом и Долгом, самец кинулся помогать молодой львице и, когда начавшая падать горящая ветка почти закрыла проход в укромное место - поймал и придержал ее лапой. Он терпел до тех пор, пока оттуда не вытащили всех, лишь после это стремглав бросаясь в воду, отвоевывая у огня собственное тело. Этот поступок мог быть неосмотрительной глупостью. Возможно он таковым и являлся. Только вот в тот месяц Ирена принесла прайду не только четырех львят. Среди них был в том числе и первый, единственный “принц” Озерного Кряжа. И это уже стоило всех тех рисков и травм, с которыми еще нужно было разбираться не один одну неделю.

Кашил поправлялся, послушно следуя указаниям знахарей. Маленького же Лиара обожали всем Прайдом. Мальчишка был окружен любовью и заботой, отчего мог бы вырасти отчасти избалованным львом. Возможно, так и вправду могло произойти, если бы вставший на все четыре лапы Кашил не взялся жестко за воспитание сына, а после и за серьезные разговоры с львицами. Ведь, сколь бы Лиара не обожали, его история не могла быть написана в этих землях. В прайде, в котором его бы окружали по большей части сестры и иные родственницы. Сколь бы это не было грустно и тоскливо, история этого юнца была предрешена, как и история Кашила. Когда пришел срок, он прогнал своего единственного сына, успев пожелать ему удачи. Когда пришел его собственный срок, самец с достоинством вступил в свою последнюю драку за Озерный Кряж несмотря на то, что сразу понимал, что ее проиграет. Пришедший с севера самец был сильным и достойным соперником. Отчасти, вся  драка, так похожая и вместе с тем не похожая вовсе на ту стычку с Незваным, была почти что проверкой. Кашил хотел быть уверенным в том, что отдаст эти земли тому, кто сможет защитить его прайд. Он даже не был обижен. Просто все это было частью Великого Круга Жизни.

“Не тронь детенышей. Более взрослых львиц, если пожелаешь, то можешь прогнать. Храни Кряж. Это место многое значит для нас”

Это, уходя, он сказал Мирэку.

“Не иди за мной, родная. Присмотри за Лиаром и Коалицией. Теперь мне кажется мудрым то, что глава Кряжа не может состоять в Совете”

Это, прощаясь, он шепнул Самире, по привычке нежно кусая возлюбленную за ухо.

Уходя из мест, что он знал, Кашил понимал уже, что как бы он не старался, но пройденное будет больше той дороги, что ему предстоит. Не имея пока четкой цели, бывший король ушел, давая той земле, что он оставлять позади, процветать. Давая возможность Новой молодой сильной Крови течь по жилам львов и львиц, что будут бегать по той земле. Все это казалось и кажется ему предрешенным исходом. Ему не выиграть в этой схватке со Временем. Но можно попытаться сделать так, чтобы этот последний забег не был жалким.

Боевой опыт:
Кашил - мастер боёв.

Цель персонажа в игре:
Найти свой, возможно, "маленький рай”, чтобы дожить оставленные ему года.

Связь:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

[chareditor=]Не удаляйте эту строку![/chareditor]

Отредактировано Такита (1 Июн 2021 23:58:18)