Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Дней без происшествий: 0.
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 10 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его друзья вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Аукцион персонажей

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance

Время суток в игре:

Наша официальная группа ВКонтакте | Основной чат в Телеграм

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Конкурсы и голосования » Мегаконкурс "Лучший пост 2021": прием заявок на участие!


Мегаконкурс "Лучший пост 2021": прием заявок на участие!

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Подошло время для традиционного конкурса, приуроченного к очередной годовщине нашего проекта!

Условия проведения мегаконкурса "Лучший пост 2021":

● В течение 2 дней — до 13 октября включительно — любой желающий может опубликовать в данной теме свой лучший игровой пост за весь последний год (начиная с начала октября 2020 года). Можно создать совершенно новый пост, а можно скопировать уже имеющийся на форуме.
● По завершению приема заявок будет открыто общее голосование, которое продлится до 22 октября включительно. 23 октября 2021 года состоится торжественная церемония награждения победителей.
● Все участники, подавшие заявки на конкурс от своего лица, обязаны принять участие в грядущем голосовании, иначе их заявки будут аннулированы!
● Каждый игрок имеет право представить только один пост и только за одного своего персонажа.
● Вот как должен выглядеть ваш пост:

Размеры: от 2 500 символов
Тематика: совершенно любая, от лирического описания настроения персонажа до его трагической гибели
Оформление: пост должен быть тщательно проверен на предмет отсутствия пунктуационных/орфографических ошибок. Никакого изменения стандартного шрифта или цветового оформления текста! Правильно выделяйте прямую речь и мысли персонажа. Пост может содержать строки из песни и оффтопик.

Шаблон заполнения заявки

Код:
[b]Имя персонажа, отыгранного в посте:[/b] ...
[b]Краткое описание происходящего, не более 2-х строк:[/b] ...
[spoiler="[align=center][b]Пост[/b][/align]"]*здесь должен быть ваш пост* [/spoiler]

Призовой фонд

Золотой призер получит право свободно выбрать любой из предложенных ниже призов, за ним будет очередь серебряного, и, наконец, бронзовому призеру отойдет один из последних оставшихся призов. Кроме того, все три победителя получат особые награды в профиль, а их имена будут упомянуты в таблице.

● 3 любых лота ИМ "Лавка чудес Рафики" (за исключением раздела "Разное") + 1 любой спецлот из Мастерской;
● 30 000 баллов в профиль;
● 3 любых базовых, либо 2 любых специальных умения либо 1 индивидуальное умение.

+1

2

Имя персонажа, отыгранного в посте: Ахет
Краткое описание происходящего, не более 2-х строк: После того, как была одержана победа над Скаром, Ахет с ужасом узнаёт, что Симба решил изгнать Зиру и её семью. Понимая, что это решение Симбы - чудовищная ошибка, которая лишь приведет к новой неизбежной войне, Ахет пытается переубедить Симбу. Но не выходит.

Пост

Ахет шла, поднимаясь в верх на скалу. Вовсю лил сильный дождь. Пожар, еще недавно бушевавший как у подножия скалы, так и на её склонах, утих. Вода, стихия жизни, в очередной раз одержала верх над всепожирающим пламенем. Но тем не менее повсюду была и смерть. То тут, то там лежали тела тех, кто стал жертвой битвы или же жертвой пламени. Львы. Гиены. Смерть примирила их своей костлявой хваткой.

И все-же дождь был добрым знаком. Вода — это жизнь. Вода дарит надежду. И, быть может, Боги послали этот дождь для того, чтобы вчерашние враги забыли свою злобу и помирились? Увы, надежды Ахет рухнули, когда она пришла на утес. Там были Симба со своими сторонниками, включая и Котиса, Зира и несколько львиц, которые явно жались к ней. Мхиту. И события принимали мрачный оборот. – Хоть Нюка этого не видит и не слышит, - подумала Ахет, вспомнив того львенка, которого вывел с пылающей горы Ву и который сейчас был с Ву и Такитой.

Ахет с ужасом была свидетельницей того, как ослепленный своей яростью Симба изгонял Зиру и её семейство прочь. Прозвучало имя даже маленького Нюки, который вообще ничего никому не успел сделать плохого. – Так же нельзя! – пронеслось в голове у Ахет, - неужели Симба не понимает, что это чудовищная ошибка?! Что это лишь приведет к новой войне?! – Ахет очень жалела, что рядом не было Ву. Да, генет был слишком болтливым и самодовольным, но он уже успел показать себя талантливым дипломатом. Уж он то, считала Ахет, смог бы убедить Симбу не делать ошибку. От Котиса же в этом деле было явно мало толку, ибо одного взгляда на его мрачную мордень Ахет было достаточно, чтобы понять, что тот, похоже, поддерживает решение Симбы. Дожидаться возвращения Ву было бесполезно, события разворачивались слишком стремительно. А, значит, ей, Ахет, придется самой попытаться отговорить Симбу не совершать эту чудовищную ошибку.

В два прыжка Ахет подлетела к ним, встав между разгневанным Симбой и Зирой, и обдав их каскадом водных брызг. – Симба! – сказала рыжегривому Ахет, - Нет! Надо не так! – Она встретилась с ним взглядом, и, глядя глаза в глаза продолжила. – Симба! Я знаю, что ты хочешь изменить мир к лучшему. Что ты никому не желаешь зла. Поверь! То, что ты сейчас собираешься сделать – чудовищная ошибка! Ошибка, которая лишь станет той бурей, которая разнесет по миру семена новой войны и вражды! Прошу тебя, Симба! Не надо! Не так!

Увы, по мрачному взгляду рыжегривого она поняла, что тот её не слышит, ибо ослеплен своим гневом и своей болью. Но надо попробовать достучаться до его души. И если простые слова бессильны, быть может они же, ставшие песней, помогут достучаться до львиной души! Ведь слова песен всегда сильнее простых слов. Во всяком случае именно так её учили её братья и сестры. Слека отведя голову назад от грозного короля, Ахет негромко, но выразительно запела:

Two ways to view the world so similar at times
Two ways to rule the world to justify their crimes
By kings and queens young lions are sent to die in war
Their propaganda speaks those words been heard before.

Неужели Симба хочет именно такого будущего? – С поклоном, показывая, что она не имеет ничего общего против Симбы и уважает его, она отступила в сторону, не прекращая тем не менее петь.

Two ways to view the world brought world down in flames
Two ways to rule.

Слезы текли из глаз Ахет, падая на землю и сливаясь со струями дождя. Да и, казалось, что сама её песня была одним целым с дождём, и что его струи своим журчанием подпевают львице.

Has lion gone insane?
A few will remain
Who'll find a way
To live one more day?
Through decades of war.
It spreads like disease,
There's no sign of peace.
Religion and greed
Cause many to bleed,
And decades of war.

Продолжая петь, она подошла к самому краю утеса, посмотрев вниз. Дождь погасил пожар, но значительную часть пространства внизу все еще занимал едкий густой дым, прибиваемый струями дождя к земле. Ненадолго перестав петь, она снова подошла к Симбе.
- Симба, пойми! Именно это ждет всех, если ты так поступишь, – с мольбой прошептала она. И снова зазвучала её песнь, которая предостерегала от того, что могло, нет, даже не могло, а неизбежно должно было в таком случае произойти.

From dawn to dawn they're fighting,
Die where they stand
The fog of war lies thick
When armies scorch the land.
When all of world burning
What can be done?
They've been to war a decade,
Two more to come.

Неужели он не понимает, что Зира и её семья неизбежно попытаются вернуть себе свой дом? Вернуть силой!

Long way from home
Lifetime at war.

И снова струи дождя вторили голосу Ахет. Казалось, сами небеса оплакивали как тех, кто погиб на этой войне, так и тех, кто неизбежно погибнет в той войне, чьи семена своим необдуманным решением собирался посеять теперь Симба.

Львица с грустью посмотрела на Симбу. – Нет, не достучаться, - и с грустью опустилась и легла мордой прямо в лужу. Её слезы текли, сливаясь с водой, а голос стал совсем тихим и чуть слышным.

Who'll find a way
To live one more day
Through decades of war.

Она подняла голову, снова взглянув на рыжегривого. – Нет не слышит. Конечно, ушами может и слышит, но сердцем? Сердце его явно ослеплено яростью и болью. Не достучаться!

Львица встала, снова подойдя к краю утеса. Её песня теперь снова звучала громче, но при этом уже совсем грустно. С невыносимой болью и скорбью в голосе.

When they face death they're all alike
No right or wrong, rich or poor
No matter who they served before
Good or bad, they're all the same
Rest side by side now.

Ведь смерть не разбирает, кто прав, а кто виноват, кто был добр, а кто зол. Она забирает всех без разбора…

Religion and greed
Cause many to bleed,
And decades of war.

Чуть слышно пропела Ахет последние строки. После этого она снова подошла к Симбе и умоляющим голосом сказала: - Симба! Прошу! Умоляю! Не надо! Не делай эту ошибку! Надо не так!

Увы, по выражению его морды, Ахет поняла, что все бесполезно, что рыжегривый не изменит своего решения, ибо по прежнему в его глазах были видны только боль, ярость и гнев. Говоря об ужасах грядущей войны, Ахет выступала в роли Кассандры. Но кто в нашем мире Кассандр то слушает?

Ахет горько зарыдала.

песня, которая звучит в посте


в посте её текст слегка лионизирован

0

3

Имя персонажа, отыгранного в посте: Вран
Краткое описание происходящего, не более 2-х строк: Первое появление персонажа в игре. Возвращение к Капитану вылилось в предрассветную прогулку с парой словленных флэшбэков

Пост

Для атмосферы

•Начало игры•

Are you, are you
Coming to the tree?...

Морось и мрак. Отяжелевшие ветви угрожающе покачивались, вторя завываниям ветра где-то в гуще кроны. Поднимала голову, размеренно вдыхала наполненный влагой воздух и тонула в этой шумной кавалькаде трепещущих листьев. Даже в настолько отдалённой части джунглей пахло морем.

Ни звука кругом, лишь мягкий шум ослабевшего дождя, сминавший любые шорохи в единую симфонию, восхваляющую хаос. Стволы вековых деревьев старательно укрывали еле заметные тропы от взглядов страждущих. Здесь никто не посмел бы рычать, стенать или завывать, ни единая тварь не осмелится нарушить такую хрупкую, тревожную тишину. Та походила на натянутую, стёршуюся от времени струну без конца или начала. И святая убеждённость сковывала сердце: хоть одно дуновение — и произойдёт что-то очень страшное.

Меж тонких, густых ветвей виднелся массивный неясный силуэт. Стоит подобраться ближе, как перед пытливым, поддёрнутым тоской взглядом предстанет величавый гигант. Ни рода, ни возраста этого дерева не расскажет никто. Он походил на когтистого старика, вздумавшего искромсать небо. С его массивных лап свисали десятками извивающиеся лозы, иссохшие и молодые. В его тени терялся всякий. От его вида многие почувствовали бы испуг или тревогу, необъяснимую, но ясно проступающую в напрягшихся лапах и распахнутых глазах.

Are you, are you
Coming to the tree?...

С соседнего деревца роем посыпались крупные капли воды, словно от невольного прикосновения. Сквозь надёжно скрывающую пелену дождя к изувеченным корням неторопливо приблизилась небольшая, пёстрая фигурка. Львица. На перепачканной шкуре ещё можно было разглядеть небрежно нанесённые узоры из пятен и полос, ныне расплывшихся под натиском всепоглощающей влаги. Её аккуратные бёдра и задняя лапа были стянуты тонкими обрывками чьей-то шкуры. С крупа свисала взмокшая, потёртая накидка.

Львицу это нисколько не волновало. Она даже не дрожала, будто не чувствуя холода. С полуприкрытой пастью, на утомившихся лапах она медленно, шаг за шагом, подходила к старцу этого леса, запрокидывая голову всё выше и пытливо впиваясь глазами в свисавшие свысока лозы. Огонёк бирюзы и тлеющий уголь разглядывали жутковатую картину с какой-то печальной задумчивостью.
На морде львицы проступила еле заметная горькая улыбка.

Вран.

Are you, are you
Coming to the tree?

В её родном клане существовала традиция. Львица и не помнила её истоков, помнила только леденящие душу крики тех, кто оказывался в лапах разъярённой толпы.

They strung up a man
They say who murdered three.

Однажды ей посчастливилось увидеть, чем кончил очередной несчастный, заклеймённый вором и предателем.
В тот день она ясно запомнила, как хрустит львиная шея.

Strange things did happen here, no stranger would it be
If we met at midnight in the hanging tree…

Осуждённого волокли через ряды его же братьев и сестёр. Весь изодранный, тот еле перебирал лапами. Взгляд его буравил землю. Он что-то нашёптывал, из раза в раз повторяя одно и то же слово.

Are you, are you
Coming to the tree?
Where dead man called out
For his love to flee…

Никто не поднимал взгляда на жалкую тварь, посягнувшую на священные законы. Она ясно помнила презрительный шёпот, проходивший по рядам.
Кто-то плакал, кто-то молчал.

Strange things did happen here, no stranger would it be
If we met at midnight in the hanging tree…

Изменника поджидало гигантское ветвистое дерево, обильно поросшее хищными лозами. У самого ствола льва покинули силы, тот чуть не утянул с собой двух провожатых, озлобленно толкавших его в исхудалые бока.

Are you, are you
Coming to the tree?
Where I told you to run
So we'd both be free…

В последние мгновения ещё совсем крошечная львица расслышала слабый стон, переросший в протестующий крик. Лев словно очнулся, осознал, что его ожидает.

Над неровным строем зрителей прокатилось отчаянное «Пощады!». Кто-то вздрогнул, кто-то сдавленно зарычал.

Strange things did happen here, no stranger would it be
If we met at midnight in the hanging tree…

Удар, и смертник смолк, безвольно повиснув меж двух конвоиров. Те без тени жалости затащили свою жертву на уродливо торчавший из земли корень иссохшего дерева. Прочная лиана, перекинутая меж ветвей, услужливо поджидала троих.

Вцепившись в колючий загривок самца, двое приподняли того над землёй. Секунда, и шея в петле. Оставалось лишь подтолкнуть.

Are you, are you

  Раздался хруст.

Coming to the tree?

Вран осела на землю, не сводя глаз с ветхого древа. Становилось сложно понять, она ли прожигала старика взглядом или же он, протягивая к замершей львице свои жадные лапы и гибкие лозы, испытующе впивался в странницу.

Было невозможно почувствовать, что творилось за остекленевшими огоньками, именуемыми глазами. Львица продолжала хранить молчание, испытующе глядя на переломанные временем ветви. В ушах стоял неутихаюший гул жадной до зрелищ толпы.

Рассеянный взгляд невольно зацепился за вальяжно свисающую петлю, вровень с окаменевшей мордой. Что-то полыхнуло, как крошечная искра в кромешной тьме, и подожгло чертовку изнутри.

Вран невольно склонила голову, словно любопытный ребёнок, и терпкая горечь заиграла в уголках её губ.

— Are you, are you
Coming to the tree?

Тишина со звоном треснула, раскололась на части. Вран завороженно следила за покачивающейся петлёй, с каким-то устрашающим, леденящим спокойствием. Ни единый мускул на морде не дрогнул от тревоги или беспокойства.

Хриплый голос на миг замер в нерешительности. Лишь на миг, оставшийся незамеченным даже львицей.

— Wear a necklace of hope
Side by side with me.
Strange things did happen here, no stranger would it be
If we met at midnight in the hanging tree...

Странница, шумно вдохнув морозного воздуха, запрокинула голову, вглядываясь в туманную вышину, испещрённую бороздами ветвей одинокого древа. Её словно жгло изнутри раскалённым железом. Лапы пробирало пьянящей дрожью.

Она кончит также? Вздёрнутая в неприметной глуши за десятки самолично убитых? Корчась от удушья в зеленоватых путах? Униженная, уничтоженная?

Are you, are you
Coming to the tree?
Where I told you to run
So we'd both be freе.
Strange things did happen here, no stranger would it be
If we met at midnight in the hanging tree…

Раз так… то какого же чёрта она так самодовольно скалится? В висках пульсировало, из под плотно сомкнутых, дрожащих от лихорадки губ показались тонкие клыки. Весело. До чего же ей было весело.

Опустив два горящих глаза, Вран задумчиво приподняла бровь.

И как же, всё-таки, хрустнет её шея?

  Миг. Вздох. Львица исчезла.

***

Морось и мрак. Обозлённые ветви били по бокам. Шаг, шорох. Уши беспокойно вертели по сторонам. Львица двигалась интуитивно просто, полностью доверившись внутреннему чутью. Не хотелось останавливаться, всматриваться в мрачные силуэты, способные заставить шерсть встать дыбом, хотелось только убраться от этого места подальше, пока львица окончательно не свихнулась от вскипавших мыслей.

Каждый новый шаг охлаждал разгорячённую голову, усмирял чуть было не сорвавшуюся с цепи натуру. Напряжённая морда становилась всё более непроницаемой, веки вновь вернулись на своё законное место, придав выражению самки слегка тоскующий вид. Желание рвать и метать зашипело, как расколённое железо в баке с водой, а после застыло мёртвым, обезображенным куском где-то глубоко в груди. Очередной порывистый приступ сошёл на нет.

Львица тут же остановилась.

Стоило отмахнуться от глубоких размышлений, вынырнуть в реальность, как последняя дала о себе знать: лапы давно изнывали, огрубев от постоянного движения, суставы сводило от самой обычной усталости, шерсть растрепалась сильнее обычного и местами стояла торчком. И именно сейчас, когда разведка была окончена и азарт сошёл на нет, стало невыносимо терпеть онемевшие конечности. Усмешка мелькнула на равнодушной морде, подожгла глаза ироничным огнём и тут же исчезла. Приходилось бороться против низменной потребности всё бросить и отлежаться где-нибудь до следующей ночи.

Как долго это продолжалось? Уже несколько суток львица шныряла по мрачным закоулкам, вынюхивая любую опасность, запрятанные меж валунов тропы, выискивая местную живность и шаря в опавшей листве. Эти джунгли кишели мелким зревьём и птицами, но ничего стоящего высмотреть не удалось. Какая жалость…

А впрочем, последний козырь в рукаве ещё имелся. И требовалось удачно доставить его до Капитана. Сегодня же.

Мельком окинув взглядом окружавшие её стволы, задрав голову и вглядевшись в просветы в кроне, закрыв глаза и припомнив всё то, что она разузнала о новой местности за последние дни постоянного движения, Вран сумела понять, где находится, в последний раз тоскливо оглянулась и торопливо зашагала прочь.

Разбойница двигалась резво и бойко, отбросив всякую осторожность, как если бы эти гигантские джунгли уже много лет звались её домом. Причина была в том, что она заранее выбрала для себя знакомый маршрут, вышагивая чуть ли не след в след. Она знала, куда идёт, куда ведёт её тропа, знала, что впереди её ожидает поваленное ветром деревце и крошечный ручей, а за ними — ещё целая сотня похожих друг на друга пейзажей.

Если бы только небо было в духе, а погода располагала, Вран ни за что не согласилась бы так смиренно продвигаться по уже изученной земле. Возвращение поистине считается скучным без внушительного крюка под самый конец. Но чертовски неудобно скакать наглой ланью по новым землям, когда нос забит запахом мокрой земли, а в уши уже несколько часов дождь напевает свои невнятные песни. Одна ошибка, невнимательность, и рискуешь невовремя раскрыть своё присутствие.

Вран любила дождь. Любила непогоду с её изощрёнными попытками сбить с лап. Но любовь эта была болезненной и опасной.

А впрочем, была ещё одна причина, заставившая своенравную львицу смиренно остановится и завершить свою вылазку. Куда более весомая, чем мелкий дождик. Она ясно и твёрдо условилась с одним красношкурым джентельменом непременно вернуться к назначенному сроку. Куда? А чёрт его знает. Разве это имело значение? Вран не припомнит случая, чтобы их расставания сопровождались какими-то длительными и до одури рассудительными диалогами. Он не успевал договорить, как она уже поднималась, самоуверенно глядела вдаль и бросала единственную фразу, лёгкую и непренуждённую: «Я найду тебя». И всегда держала слово.

В глаза ударил яркий отсвет. Наступил рассвет. Звёздное небо — гигантская и точная карта, местами прикрытое рваными тучами, медленно потонуло в солнечных лучах. Сквозь плотно стоящую колею стволов проглядывалось окрашенное тёплыми красками море. Горизонт походил на тонкую линию, бьющую светом и жизнью, прижатое серыми, заполненными влагой облаками.

Львица подходила к берегу, всматриваясь в песчаный пейзаж с толикой надежды с ходу разглядеть гигантский силуэт, как вдруг…

Вран приподняла бровь от приятного удивления, на ходу затормозила и мягко осела на землю. Уши встали торчком и замерли, вслушиваясь в шум ежесекундно бьющихся капель. Неужто?.. Голос. Его голос. Мягкий, бархатистый баритон.

Пиратка еле сдержала смешок от собственного везения, но, благо, тот так и не вырвался из-за плотно сомкнутых клыков. Отточенная привычка. Привычка не звучать, не показываться на глаза, пока не разведаешь наверняка.

Аккуратно, с филигранностью ювелира, львица проползла вперёд, пританцовывая ушами и жадно впиваясь в каждый новый звук. Широкие листья кустов нежно касались её еле вдымавшихся боков.

К знакомому голосу присоединились бойкие женские речи и хриплые выдохи Михаэля. Как минимум один отпрыск был в надёжной безопасности. Стоило это понять, как пиратка тут же переключилась на незнакомку. Лёгкое раздражение защекотало нутро. Каким образом эта ошибка системы не попалась ей на глаза? Как Вран вообще умудрилась дать ей пройти незамеченной? А впрочем, вопросы не первой важности. (Может, просто сломать ей хребет? И сделать вид, что её тут как бы никогда и не было?... Неужто Капитану будет сложно закрыть на такое глаза?). Разбойница ухмыльнулась и, на время оставив самобичевания, переключилась на вещи посущественнее. На звук зверушка любопытна, а что же она такое по своей сути? Вран хищно облизнулась и неслышно зашла кошке (теперь даже дождь не мог этого скрыть: запах был кошачьим, спутанным, необычным. Это интриговало) за спину. Только бы ветер с издёвкой не переменился, испортит такой эффектный выход.

Беспорядочно обыскав глазами-щёлками близлежащую землю, Вран удостоверилась, что самка действительно столкнулась с пиратами в одиночку. Это даже слегка расстроило. Неожиданные засады и сюрпризы на сегодня отменяются. Хах.

Капитан любезно закончил свою реплику. Миг был просто идеальным, так с чего бы его терять? Разбойница неслышно покинула своё укрытие, лениво вытянулась в струну, нарочито небрежно разминая плечи, а после размеренным шагом приблизилась к изукрашенной кошке. Без единого звука, Вран остановилась позади своей жертвы, поглядывая прямо в капитанскую морду. Вся в грязи и размытых узорах, с растрёпанной шерстью вплоть до кончиков ушей и парочкой торчащих листьев. Ну не обаяшка ли?

Пересмешница протяжно присвистнула.

+1

4

Приём заявок продлён до 20 октября. Не упустите возможность принять участие!

Отредактировано Сунита (13 Окт 2021 22:30:51)

0

5

Имя персонажа, отыгранного в посте: Сунита
Краткое описание происходящего, не более 2-х строк: Сунита сталкивается с тем, что кто-то может хотеть пожертвовать собой не ради выгоды и не потому что делает это ради родных, что ставит её в тупик и заставляет снова покопаться в себе.

Пост

Он был странным.

Совсем худосочный на фоне таких откормленных и довольных морд в прайде, покрытый этими уродливыми шрамами, которые, к удивлению самой Суниты, ею почти не замечались, хотя внешность по-прежнему являлась для неё чуть ли не самым важным. Наверное, потому что смазливая мордашка – единственное, что у неё было. Был ли у неё покладистый характер? Пф, спросите это у тех, кому довелось подраться с ней в детстве или выслушать нудные нотации в юности. Что насчёт навыков? Что ж, вряд ли она в скором времени сможет также прытко скакать по саванне, добывая пропитание для прайда. Уцелевшей его части. Красота, конечно, в глазах смотрящего, но за своим внешним видом Сун следила едва ли не вдвое больше, чем за чужим поведением, а потому обычно сразу подмечала изъяны и во внешности окружающих. С ним это почему-то не работало.

Да и окрас не сказать, что поражал своей необычностью. Такой невзрачный, даже прикопаться не к чему. Он никак не выделялся на фоне всех остальных (по крайней мере, не выделялся выигрышно уж точно). Но почему-то строил из себя героя, при этом будучи совершенно на него не похожим. Когда Сунита, устроившись у бока какой-нибудь охотницы, в детстве слушала рассказы о великих героях, побеждающих злобных узурпаторов, своей хитростью обводящих вокруг когтя даже Богов, она представляла неописуемых красавцев с пышной гривой до пола, горящими глазами и сверкающей улыбкой от уха до уха. И знаете, вот это потрёпанное создание с помятыми усами, взлохмаченной гривой и уставшим видом ну никак не походило на тех могучих героев из её представлений. Лев. Обычный, чёрт возьми, лев. Встреть его Сунита на границе при... немного иных обстоятельствах, скажем так, то вряд ли бы даже взглянула в его сторону. Так, закатила бы глазки, да побежала докладывать патрульным, что со своей задачей они не шибко справляются, раз там какой-то кирпичик на лапках бегает. Но при всей этой своей невзрачности он продолжает раз за разом протягивать лапу помощи, при этом рискуя своей шкурой. Сунита могла бы подумать, что он это делает исключительно, чтобы добиться расположения членов прайда, прибиться к ним и точно также отъесть бока, отрастить себе шевелюру погуще и стать в целом посимпатичнее, однако, когда она на секунду столкнулась с его глазами, ей показалось, что он говорит действительно серьёзно. Неужели он действительно от всего сердца желает, чтобы никому больше не пришлось пережить тот же кошмар, что однажды пришлось ему? Недавно Суните довелось познакомиться с огнём, и встреча, мягко говоря, была не из приятных. Она чуть не задохнулась в дыму, чудом увернулась от нескольких падающих деревьев, застряла в бревне, охваченном пламенем и чуть не сгорела заживо, лишилась родного дома и, что куда печальнее, потеряла большую часть названных «тётушек», заботящихся о ней после гибели матери. Страшно подумать, чтобы с ней стало, если бы прайд, который она не сумела сохранить, по какой-то причине отвернулся от неё после того, как Бинти ушла из жизни. Например, из-за невольной ассоциации со склочным и наглым Уджасири, дочерью которого она являлась. Была бы Сун тогда столь трудолюбивой, но при этом лицемерной? Вряд ли. Скорее думала лишь о том, как избежать отцовской оплеухи и обозлилась на мир. Пока злость брала только на его половину – на самцов, потому что слишком привыкла видеть перед собой не самый лучший пример мужского поведения. Крики, споры на пустом месте, а после смерти жены так вовсе перепады настроения от равнодушного папаши, который позволял дочерям спать у себя под боком (и на том спасибо) до морального насилия путём вечных упрёков и обвинений в недостаточно привлекательной внешности, недостойном для самки поведении (как это так, у одной из львиц его семьи хватило наглости перечить?!) и тупости. Вот так для окружающих ты либо занудная красотка, либо заботливая нянечка, а для одного-единственного всегда остаёшься тупой, ленивой и приставучей бабой.

Сунита снова бросила быстрый взгляд из-под вороха ресниц на Игнуса, уже не особо вслушиваясь в его слова. Невольно она поймала себя на мысли, что он... не похож на него. Он не такой большой, в конце концов, хах! Но если быть серьёзнее, то кажется за всё время пребывания вместе он ни разу не поднял на неё голос. Даже если она, полная ярости, орала на него за обычное желание кому-то помочь, когда вместо того, чтобы уйти с ней в безопасное место, он снова помчался спасать чьи-то филейные места. Неужели он всё-таки не лицемерит? Неужели он действительно просто является тем, кем кажется – просто обычным бродягой с сердцем побольше, чем у некоторых выросших в любви и заботе. Или её всё-таки умело водят за нос, так и ожидая, когда она до конца расслабится и либо начнёт как дурочка вываливать ему нужную информацию (хотя, ждать что-то очень стоящее от обыкновенной охотницы как-то странно), добывать и ему пищу тоже или просто развлечёт его, когда он увидит её расстроенную мордашку, когда она всё поймёт? Уджасири тоже был на первых порах заботливым мужем. Мать не раз с мечтающими глазами вспоминала их юность. А что в итоге? Не бил за её попытки проявить ласку, и на том спасибо.

Картинка перед глазами резко поплыла, и слова Игнуса стали отдаляться, как будто он всё-таки встал и ушёл. Куда он идёт? Ты же не знаешь местности, дурень этакий, подожди, заблудишься же! Хотя... не сказать, что здесь она сама хорошо ориентировалась. Но почему он ушёл без неё? Всё-таки бросил? Сунита устало моргнула, только сейчас осознав, насколько отяжелели её веки. Да нет, вот же он. Сидит и даже разговаривает, только почему-то совсем не смотрит на неё. Почему он не смотрит? Она что, некрасивая потому что снова лохматая? Или хочет соврать? Львица попыталась моргнуть ещё раз, чтобы отогнать эту усталость и вглядеться в морду знакомого повнимательнее, но в итоге, кажется, окончательно провалилась в сон: она почувствовала лёгкий удар в подбородок (кажется, её голова бухнулась на собственные лапы), после чего последовала блаженная тишина. Так спокойно. Наконец-то голова не гудит, мышцы не ноют от усталости, и её сердце не сжимается каждый раз, когда в глотке встаёт ком и ей хочется расплакаться. Жаль, что из сна её вытащили как-то слишком быстро. И, честно говоря, неприятно: она почувствовала боль (ещё более острую, чем была раньше), резко вздрогнула, но не сразу смогла открыть глаза. Крики. Что-то случилось? Львята проснулись? Да нет, младшие дети Шайены уже почти переросли саму Сун, а отпрыски Ари уже не орут по пробуждению. Почему Игнус ничего не делает, где он? Окончательно из сна её вырвал его голос. Точнее, та реплика, что слетела с его уст.

Не выражаться, — почти беззвучно выдохнула самка, едва приоткрыв глаза, но ещё не найдя в себе сил поднять голову. В мутной картинке она разглядела красно-рыжую шкуру, ярко-зелёные глаза, хриплый и немного визгливый голос и густые, как джунгли на севере, брови. Шайена?... Сначала её морду исказила немного странная, но чертовски счастливая улыбка. Они всё-таки добрались до беженцев! А как они добрались? Игнус опять пустил в ход свои голубые штучки-дрючки? Во всяком случае, присутствие взрослой львицы вселяло в Суниту уверенность и чувство безопасности. Шайену сложно назвать добродушной тётушкой, ведь несмотря на огромное количество детишек, она не шибко любила с ними возиться, и на приставания Сун в детстве не сказать, что радостно реагировала. Вот только кто-кто, а Шайена львят в обиду не давала, в момент опасности не разделяя на «своих» и «чужих», так что рядом с ней даже во взрослом возрасте начинаешь ощущать себя, как за каменной стеной.

Шайена... — опять хрипло выдохнула Сунита, чувствуя, как к горлу снова подступил предательский комок и она, кажется, вот-вот расхнычется. Самка шмыгнула носом, сдерживая этот порыв, но когда на неё накатила волна стыда, глазки всё-таки немного заблестели. Она подвела её. Хотела доказать, что уже вся из себя такая взрослая, а в итоге снова распласталась перед ней, сдерживая слёзы. Не хватает только фирменного «Тод меня обижает» для полноты картины.

Прости, — дрогнувшим голосом выдала голубоглазка, тут же попытавшись встать. Вот только мартиния по-прежнему продолжала действовать не только на раны, но и на мозг, так что в итоге львица пошатнулась, чудом плюхнувшись не на землю, а на что-то мягкое. Не то собственный хвост, не то туша бедолаги-Игнуса. Нет, а что он тут разлёгся на всю саванну? Нельзя было сидеть в другом месте?! Хотя, с другой стороны, в таком положении она почти сидит. Главное придать своей морде серьёзное выражение, и никто ничего не заметит, правильно?

0

6

Имя персонажа, отыгранного в посте: Малка
Краткое описание происходящего, не более 2-х строк: После того, как его хорошая подруга предложила избавиться от Шензи, Малка пытается просчитать возможные варианты последствий (одним из которых является становление Скара следующим матриархом)

Пост

<— церемониальный утес

Перед тем как протиснуться в грот, Малка предусмотрительно осмотрелся, пропуская вперед Кулу и волка, заодно проявляя джентельменство и предоставляя львице возможность самой отдуваться за сообщение остальным новостей и представление их нового собачьего знакомого.

О, а твое солнце — это я? — ну и конечно куда уж без насмешливого подкатывания к Таме. Должен же Малка хоть как-то разрядиться после произошедшего. Пока Кула рассказывала, что там когда случилось и почему, Малка, разумеется очень внимательно ее слушая, сел рядом с кремовой львицей, обеспокоено шепча: — как твоя лапа?

Оказалось — лучше, Тоджо молодец, срочно все хвалите новоиспеченного лекаря. Малка, посмотрев на птичника, одобрительно поднял лапу — «молодец, так держать. А если Скар в конец оборзеет, то мы быстро выбьем из него спесь».

Обсудить новости они толком не успели — на радостях у Тамы голова начала работать еще лучше, чем обычно, и вот уже Малка с легким удивлением слушает ее гениальнейшую идею по устранению Шензи — зашифровывалась Тама тоже гениально. От кого только скрывает, раз все здесь свои?

Про буйволов спросили не Малку, так что он воспользовался этой паузой, чтобы хорошенько обдумать предложение красавицы. Оно было по-своему хорошим, но радикальным, так что требовалось хорошенько взвесить все «за» и «против», чтобы потом не сосать с горя… лапу.

Хорошо если о смерти Шензи гиены будут скорбеть — нормальное поведение для живых существ, потерявших свою предводительницу. Вот только крокуты нормальными не были, и Малка не брался утверждать, что гибель матриарха посеет на какое-то время в их рядах уныние и неопределенность. Может, они вообще труп Шензи сожрут, мерзко похихикают и пойдут вырезать львиный род под корень — или дальше прислуживать Скару, признав того по стечению обстоятельств главной гиеньей самкой.

Как вообще у гиен выбирают матриарха? По родству? Или может соревнования какие? — Малка повернул голову в сторону случайных союзников, стараясь выглядеть достаточно дружелюбно. Наил и Делмар не были обычными гиенами, раз уж согласились помогать и их причины были сочтены Тамой и Тоджо достойными, в противном случае белобрысые не сидели бы здесь и не слушали планы по убийству собственного вожака. — Может, новая главная откажется от сотрудничества с Скаром?«ага, а заодно решит что землями прайда можно управлять без прайда и прольется еще больше крови…»Основная проблема Шензи ведь в том, что она среди гиен главная… а еще что она мерзкая, вонючая, блохастая и двинутая, но это можно про каждую вторую… — взгляд в сторону Наил и Делмара, — каждую третью гиену сказать.

Может, еще Шензи была еще умной — умнее большинства крокутов точно. Малка обвел взглядом своих товарищей, чувствуя на себя тяжесть ответственности. Отказаться от плана Тамы он не хотел — да и смысла не было — но ему хотелось быть уверенным, что дело того действительно стоит.

Ну и в конце концов он ведь не трус какой-нибудь.

В любом случае от устранения Шензи вреда не будет. Знать бы еще точно когда Симба наконец придет… если правильно все подстроить, то наша всеми любимая матриарх погибнет прямо-таки перед самым явлением нашего настоящего короля и благородно подождет Скара, чтобы в его компании отправиться в звериный ад, — Малка задумчиво почесал когтем под скулой. Рафики их новостью осчастливил, но вот конкретики в его словах было не очень много.

Переводить все в русло обсуждений об аналогичном устранении Скара Малка не стал — понятно что Их Величество не сунется никуда в хоть сколько-то опасное для него место, тем более если его об этом попросит группа ничего не значащих львов. Лимит доверия себя и товарищей Малка не переоценивал — понятно что недоверие у них полюбовное, а он сам рискует больше остальных вылететь как взрослый лев — угроза для престола.

С Шензи тоже все было не особо продумано — доверится ли она Наил и Делмару как детям той, кто, по их же словам, ей чуть ли не лапы лижет? Хотя здесь шансы все же были повыше, да и матриарх вроде излишней паранойей не страдала. Решающую роль, конечно, играли буйволы — но так ли мало способов построить несчастный случай?

«Например, если бы Тама упала на Скара и сломала ему шею, это была бы такая «неудача»…»

0

7

Имя персонажа, отыгранного в посте: Тама
Краткое описание происходящего, не более 2-х строк: Тама пользуется случаем и пытается заручиться поддержкой двух новеньких в клане крокутов, которые, похоже, не сильно рады видеть Шензи во главе клана. В голове у юной революционерки уже созрел план, очень в стиле козней Скара, но времени на самоанализ у нее нет. Перед своей совестью она ответит, когда ее дом перестанет разваливаться вокруг ее ушей.

Пост

Рассказ крокута был коротким, отрывистым и не сказать, чтобы очень уж информативным. Тама сверлила его взглядом сквозь легкий прищур, как бы оценивая и пытаясь найти в его поведение какие-то сигналы, которые говорили бы о том, что гиена врет, но слова его были в пределах логики (если не всегда — здравого смысла), а выглядел он слишком паршиво для кого-то, кто пытался обдурить опасного противника. Шансы, что крокут врет были, но пока что Тама была склонна верить ему. 



И даже посочувствовать, учитывая, что эта парочка потеряла всю свою семью сравнительно недавно. Не сложно догадаться о какой горе и каком взрыве шла речь, Тама прекрасно его помнила, даром, что все они были очень далеко от эпицентра. Зрелище все равно было ужасающе незабываемым. Если их клан был рядом, когда это случилось… Что ж, повезло что хоть кто-то выжил, даже если их матриарх и тронулась умом, как сказал Делмар. 



— Толку от моих слов, конечно, мало, но я соболезную, — нарушила нависшую вновь тишину Тама, впервые за это время отведя взгляд от крокутов, куда-то в землю. Она не умела утешать и сама не любила, когда кто-то лез с утишениями к ней; никогда не знала что сказать кроме штампованных фраз вроде той, что она только что произнесла. Львица слишком привыкла полагаться на действия, а слова часто казались пустой тратой времени и сил. Какой в них смысл? Они все равно ничего не изменят: не вернут мертвых к жизни, не притупят боль, не повернут время вспять, не решат проблему. Действия решают проблемы. 



— И уйти, я так понимаю, вы не можете из-за матери, — заключила она подняв взгляд назад на Делмара. Что ж, это она могла понять. Идея покинуть прайд претила бы и Таме, даже в таких жутких условиях. С удивлением львица обнаруживала, что неплохо понимает этих двух запуганных крокут: бедняги оказались не в то время не в том месте (считай дважды, если учесть всю эту ситуацию с Гилбертом), вынуждены жить в жутких условиях, потому что привязаны к ним узами семьи, а сверху еще давит матриарх клана. Тама не сомневалась, что Шензи, узнав от Мазего о своей “избранности” попыталась бы это раскрутить в свою пользу. Тама, на ее месте, и сама так поступила бы, грех от такого рычага давления нос воротить. Шензи шумная, грубая, злая, самоуверенная и эгоцентричная, но не тупая.



Короче, у нее и ее доморощенных революционеров до смешного много общего с этими гиенами.

Для атмосферы



— Но хотели бы? — добавила она, слегка вскинув бровь. Ответ, как она и ожидала был положительный. 



— Тогда как на счет того, чтобы помочь друг-другу? — предложила Тама. Едва заметным движением языка, львица прошлась по кончикам клыков, облизала пересохшие губы. В янтарных глазах заплясал огонек идеи. — Вы здесь застряли из-за матери, а она — из-за Шензи. Нет Шензи — нет проблемы.



Нет Шензи — нет проблемы. Ни у нее, ни у этих гиен.



— Вам она не пророк, у вас есть на плечах свои головы и по паре красивых глаз на каждой. Вы видите, что они со Скаром завели королевство в тупик. Еды не осталось даже для “вашего” клана. Разве этого вы хотите? Для себя? Для матери? 



Тама встала, сделала несколько шагов к крокутам стараясь как можно сильнее не хромать при этом. На самом деле, это было не так уж и сложно: то ли трава которую ранее дал Тоджо наконец вступила в силу, то ли прилив адреналина и возбуждения от складывающейся в голове картины придал ей сил и уверенности.



— Скоро нас всех здесь ждут перемены, и у вас есть шанс оказаться по правильную их сторону. В наших планах найдется для вас местечко, а в награду можете делать что хотите: хотите уйти вместе с матерью? Пожалуйста. Вас никто не будет останавливать и никто не тронет. Захотите остаться? Валяйте, если согласны следовать истинным законам этих земель и уважать Круг Жизни. 


Тама остановилась на расстояние пары метров от гиен, понимая, что те все еще напуганы. Нет, не в ее интересах сейчас запугивать их. Эта парочка может сделать то, что Нур никогда бы не удалось: получить доверие матриарха. Относительное, но многого им и не надо. Всего лишь завести Шензи в нужное место в нужное время. Нур, как бывшей сопернице Шензи и этого не добиться. Не без большущего сопровождения. А вот сын шаманки, провозгласившей Шензи “избранной”? Ближе смогли бы подобраться только Эд с Банзаем (ну и сама Мазего), но заполучить их верность Таме не представляется возможным.



— Пора покончить с этим беспределом и жестокостью Шензи и ее клана. Мы терпели, ВЫ терпели, — с нажимом сказала Тама, — я сомневаюсь, что Шензи и относится к своим “подданным” сильно лучше, чем к нам. Будете ждать, когда следующими истекать кровью в поле будете вы сами? Ваша мать? — Тама ненадолго прервалась дав этому образу как следует отпечататься в головах гиен теперь, когда она его повесила над ними как дамоклов меч. — Или поможете нам спасти нас всех?

0

8

Прием заявок завершен!

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Конкурсы и голосования » Мегаконкурс "Лучший пост 2021": прием заявок на участие!