Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: утро (начало апреля — конец июня 2019 года)

Земли Гордости Дождь постепенно прекращается. В низинах и вдоль рек собирается густой белесый туман.

Килиманджаро Дождь постепенно утихает, но не прекращается. Размытый водой пепел превратился в вязкие чавкающие лужи, озера и ручьи забиты пеплом. Воздух все еще очень тяжелый, запах гари мешает свободно дышать.

Предгорья Над лесом дождь утих, в то время как над холмами он все еще идет, хотя уже намного слабее. Тучи уходят на юго-восток, в сторону пустошей. Низины затоплены, реки и ручьи вышли из берегов.

Внешние земли Небо затянули тучи, начинается дождь. Вода постепенно уносит мусор, скопившийся у берегов, гниющий запах раздувшихся тел привлек ночных падальщиков, а также огромное количество голодных крокодилов.

Кладбище слонов Ливень наконец-то утих, тучи уходят на юго-восток, оставляя небо чистым.

Западное королевство Тихое, спокойное утро. На небе лишь легкие перистые облака.

Восточная низина Тучи, которые пришли сюда с земель прайдов, наконец-то пролились дождем, сильным, но наверняка кратковременным. Окрестности то и дело освещаются молниями, грохочет гром.

Непроходимые Дебри Грозовой фронт обошел земли леопардов стороной. На границах с облачными степями дождливо, но в глубине леса, как всегда, тихо и спокойно. Переменная облачность.

Побережье океана Поднимается ветер. Со стороны материка идут грозовые тучи, постепенно закрывая небо.

Небесное плато Первые лучи восходящего солнца постепенно согревают плато. В низинах стоит туман.

Северные владения Снегопад прекратился. Облачно.

Морийский хребет Все еще довольно холодно, небо наполовину затянуто облаками.

Края вечной зимы Безветренно и довольно прохладно. Небо чистое.

Великая пустыня Солнце еще только показалось из-за горизонта, но уже стало ощутимо теплее. Иней, выпавший кое-где на вершинах дюн, стремительно тает.

Южный кряж Непогода обходит кряж стороной. Тучи идут восточнее, к пустоши, и заметны лишь на горизонте.

Таинственный оазис Тихое и спокойное солнечное утро. Небо почти безоблачно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластияFables of Ainhoa

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Непроходимые Дебри » Граница тропического леса


Граница тропического леса

Сообщений 61 страница 83 из 83

1

http://s6.uploads.ru/1hxEC.png

Здесь густые заросли резко обрываются и переходят в открытую местность, поросшую сочной зеленой травой — переход настолько внезапен, что как-то даже в голове не укладывается, когда это ты успел выйти из вечного зеленоватого сумрака прямиком на яркий солнечный свет. Высоченная "стена" из раскидистых деревьев тянется на несколько километров и кажется совершенно неприступной.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Костерост, Адиантум, Манго, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

+2

61

- Мама… Я хочу к мамочке… И папе…
Его шепот стал настолько тихим, что под конец превратился в отголоски мыслей, повторяемых раз за разом, словно заклинание. Луис боялся открыть глаза – в его память врезались два горящих огня и отсутствие тела. Что за странное такое чудовище? Откуда оно взялось? Детёныш корил себя за то, что такой трусливый. За то, что убежал от родных, когда должен был остаться рядом с ними. Там ему точно ничего не угрожало, а теперь он отплачивал за свою трусость.
- Меня съедят.. Точно съедят… А мама и папа никогда не узнают..
С силой жмурясь и дрожа, малыш не заметил, как кто-то позвал его по имени, как и не слышал, о чём говорили взрослые, пока к нему снова не обратились.
Где твои мама и папа?
Львёнок вздрогнул и открыл глаза, вновь пятясь, пока не упёрся задом в заднюю лапу льва-самца. В темноте и от охватившего его страха он едва различал черты морд хищников, но, кажется, этот незнакомец что-то спрашивал у него о родителях.
- Они… - выдавил из себя детёныш, давясь комом слёз. Он хотел бы сказать, в какой стороне находились его родители, но, силясь вспомнить путь, который проделал, видел в обрывках памяти только деревья, похожие друг на друга, и тысячи хищных глаз, что следили за ним из темноты. – Я не знаю. Я их теперь больше никогда не увижу, да? – она снова не смог сдержать слёз и расплакался. Мальчики так себя не ведут, и за это Луису тоже было стыдно. Он хотел быть храбрым как папа, но даже Мирай на фоне него казалась смелой девчонкой.
- Тссс.
Воображение испуганного детёныша всегда дорисовывает правде то, чего не существовало изначально, а уж воображение трусишки со стажем – тем более. Луис вжался в лапу льва с такой силой, что, казалось, будь он немного крупнее, то точно бы вынудил того пошатнуться. Малыш испуганно обернулся, пытаясь найти взглядом шипящую змею, но в темноте не увидел ничего, только почувствовал прикосновение влажного носа к себе. Икнул. И затравленно посмотрел на незнакомую молодую львицу, которая пыталась успокоить его и расположить к себе. Если бы не она, Луис точно бы куда-то убежал снова, а так он упустил момент диалога меланиста со львом, пока первый не исчез с поля зрения.
Сердечко беспокойно билось в груди, отдавая таким набатом, что дышать становилось уже тяжело даже с открытой пастью. Слишком много происшествий для одного неполного дня.
- Луис.. – снова позвал его незнакомый лев, но ласково и не настойчиво, пытаясь втереться в доверие. Малыш перевёл на него взгляд, оглянулся. Он больше не видел страшных горящих глаз в темноте и ясно замечал двух львов рядом с собой, которые смотрели на него с легким беспокойством.
Через пелену слёз малыш смотрел на обратившегося к нему льва и пытался его услышать. О том, что он говорил о его маме и папе Луис понял не сразу, только когда Шантэ попыталась приложить немного своего женского обаяния, которая располагала к себе из-за ассоциаций с мамой. О какой тут храбрости речь, когда он дрожит, как лист во время урагана?
- Вы знаете моего папу? – смог выдавить из себя Луис, подавляя поток слёз.
- Пойдём.
Не успел малыш ответить, как остался без своей «защиты». Лев прошёл вперёд, давая себя рассмотреть с другого ракурса. Ни он, ни его спутница не казались малышу страшными чудовищами, они были такими же львами и вполне доброжелательно относились к нему. Вот только при этом оставались абсолютно чужими. Луис не мог вспомнить льва, потому что был совсем ещё крохой. Он боялся идти с ними, но оставаться одному было ещё страшнее. Взрослые ждали его и шли рядом, защищая его с двух сторон, но детёнышу всё хотелось вновь влезть под брюхо льва и идти так, чтобы никто сверху на него не напал. Так бы он чувствовал себя в безопасности. А ещё болела ушибленная лапка. Он проделал большой и изматывающий путь и успел порядком устать, но не жаловался на боль. Луис хотел снова увидеть родителей и надеялся, что эти львы приведут его к маме и папе. Не съедят же они его, ведь правда?
Малыш уже не плакал и успел утереть мордочку лапой от слёз, но время от времени ещё реагировал на каждый шорох в траве или стрекот сверчков. Всё же идти по страшному и незнакомому месту с мамой и папой ему было бы спокойнее.

----- Пологий склон

+2

62

---→ Гора Шаманов

Не ожидал Импетус, что спуск с горы окажется гораздо тяжелее подъема. Да и не таким разбитым он мечтал вернуться после столь грандиозного путешествия. Лев чувствовал себя обманутым и использованным, из-за чего одновременно и печалился, и злился. Сложно было этому всему противостоять, из-за чего у него все никак не получалось совладать с этими нехорошими чувствами.
Одновременно с этим ему все казалось, что он сделал что-то неправильно, что возможно это он виноват в том, что поход на гору завершился столь неуспешно. И эти чувства угнетали еще сильнее. Они порождали сомнение в себе, в окружающих, в мире - буквально во всем/ Чем больше лев думал, тем больше сомневался; чем больше сомневался, тем больше он понимал, что уже и не знает, как ему жить. Что делать. Куда идти. Он начал сомневаться в жизни, а это обычно не к добру.
За всеми этими мыслями Импетус и не заметил, что оказался уже на самой границе джунглей. Он уже и позабыл о том, что когда-то хотел встретиться с Рианон и рассказать ей о своем приключении, ведь на тот момент, когда он об этом подумывал, ему казалось, что все пройдет как нельзя гладко. И сама леопард верила в самца, убеждала того, что Мартин обязательно спустится, но нет... Этого не произошло.
Почему? - вот главный вопрос, терзавший льва. Почему же он не спустился? Почему отказался провожать друга? Почему оставил Импетуса наедине со своими мыслями?
Почему... - тут-то он и начал что-то да осознавать. Он верил, что все это было совсем не спроста. Мартин бы никогда так подло не поступил, для всего у него всегда находились причины.
В конце концов постепенно лев начал мириться с тем что, скорее всего, именно он был причиной, почему Мартин не спустился. Однако что с этим осознанием теперь делать? Для Импетуса это путешествие на гору, прощание с другом было всем. Это был смысл его жизни, он не мог думать о чем-то другом, пока бы не передал злосчастный амулет погибшему другу. Жизни дальше этого события для Импетуса не существовало. А сейчас он даже и в этом не смог преуспеть.
Депрессия. Душевное состояние льва явно оказалось подорванным: он злился все больше и больше, подпитываемый горечью и отчаянием. Он попросту не знал, что теперь делать и куда идти. Идти к шаману? Но что он сможет сделать? Да и где теперь найти хоть одного, ведь лев знал лишь единственного шамана в своей жизни, и даже тот отказался его принять.
Импетус был разбит. Он не смотрел вперед, лапы сами несли его куда-то. Сейчас лев просто-напросто существовал. Без цели в жизни. Без желания жить. Просто шел, гонимый ветром, не думая ни о чем, потихоньку поедаемый внутренними демонами - Злость, Отчаяние и Безысходность.

→ Нижнее течение реки Лузангва

Отредактировано Impetus (26 Фев 2017 10:15:54)

0

63

→ Облачные степи

Чувствовал себя Марк откровенно неуютно, хоть и находился в он в правильной компании. В правильной, то есть в той, в которой ему комфортно, даже несмотря на то что Клорекс вел себя как дурак. Впрочем, скорее всего это чувство было обусловлено недавней картиной, которую самцу пришлось лицезреть. И даже ободрительные слова Арона здесь не помогали, ведь Марк всю жизнь был тепличным цветочком.

Комментарии Клорекса, который то и дело отпускал какие-то совершенно идиотские шуточки не в тему, особенно в сторону Марка, уже начинали подбешивать, и поначалу лев старался не реагировать на них. Однако в один момент он вы держал и рыкнул на своего друга, давая тому понять, что совершенно не в настроении. Голова Марка была забита дурными мыслями о тех мертвых животных. Жуть да и только. И как он умудрялся не видеть это все сквозь свои воображаемые розовые очки?

Однако Клорекс в свою очередь не упустил возможности рыкнуть и на Марка, после чего предложил небольшую авантюру, чтобы, видимо, более менее снять устоявшееся в их компании напряжение. Странный этот лев был, иногда Марк совершенно отказывался понимать его.
В общем, авантюра заключалась в пробежке наперегонки. Вдоль джунглей, видимо. И Марк, как и Арон, в принципе были согласны. Для Марка небольшая пробежка могла бы означать новый прилив сил, который определенно был необходим после встречи с той "роковой красоткой" и столь неприятной картины.

Три, два, один - забег начался!

Марк, стараясь не оборачиваться и не обращать внимания ни на Арона, ни тем более на Клорекса, рванул со всех сил. Однако в силу своей упитанности уже совсем скоро перед его глазами заблестели атлетичные зады его друзей. Вот подстава. Но разочаровываться Марк пока не спешил, а наоборот попытался поднажать, но лишь едва не споткнулся и не упал, потому замедлился еще сильнее.

И в какой-то момент Клорекс просто берет и сворачивает прямо в джунгли! При этом его громкий заливающихся смех раздается по всей округе. Ну не гад ли?
- Эй! - запыхавшийся Марк потихоньку тормозит, чтобы окликнуть Клорекса, - Про джунгли речи не было!
Самец полностью остановился, чтобы отдышаться, пробормотав себе под нос нехитрое оскорбление в сторону друга, и побежал следом за ним в джунгли.

Однако, судя по всему, уже было поздно, и Клорекс исчез из поля зрения Марка. Равно как и Арон.
- Подстава... - буркнул лев себе под нос, после чего уже не бегом, а быстрым шагом направился вглубь джунглей, не забывая выкрикивать имена своих знакомых и привлекать к себе внимание местных жителей.

+1

64

---→ Облачные степи ---→

Зрелище, которое довелось увидеть еще долго напоминало о себе, проскакивая в памяти. Но если бы только воображение не подключалось, может было бы и не так жутко. Ведь стоило коварной фантазии приложить свою "лапу" к этой картине, как в голове стали вырисовываться воистину стремные образы жертв неслыханной болезни или чего-то еще, погибших одновременно. А может это все проделки какого-то маньяка-психопата, которому делать нечего и он то и делает, что издевается над несчастными животными? Да кто знает, но лучше, конечно, было бы не придумывать причину самому. Но только мысли об этом сами стали лезть в голову, пытаясь заставить льва паниковать. И может он это и сделал бы, случись это раньше, но сейчас, с появлением компании друзей, черногривый чутка изменился, превратившись в более рассудительную личность.
И нет, у Арона не было намерения осуждать Марка за то, что тот мог испугаться не особо неприятному зрелищу, наоборот он мог бы понять такое поведение. Хотя, честно говоря, самого Арона не то чтобы именно пугали сами трупы, нет, скорее ему это все казалось странным и казалось, что это было явным сигналом о грядущей серьезной опасности. Так что молодого льва здесь могла напугать разве что массовость жертв, правда теми словами, что он сказал перед тем как уйти в другое место, он вполне мог произвести впечатление того, что и сам здорово напуган.
Горчичношкурый не обращал внимание на острые слова Клорекса, которыми тот то и дело, что подкалывал Марка. Арон старался ничего не говорить в ответ, но ему не очень-то нравился эта попытка высмеять страхи товарища, потому собственно он и не ответил на вопрос острого на язык льва, хотя стоит признать, то, что Клора абсолютно никак не впечатлила картина с массовыми смертями травоядных, удивило. Было даже интересно, что же такого довелось повидать темношкурому, что его уже словно ничего не пугает в этой жизни. Арон может быть и спросил бы об этом прямо сейчас, но что-то его остановило, и получилось, что он, повернув голову в сторону Клорекса, открыл пасть, но ни единого слова из себя выдавить так и не смог. Нет, не время для расспросов о таком, лучше об этом поговорить потом, в более спокойной обстановке. Правда такая ситуация вышла очень даже забавной, и можно было ожидать новую порцию отборного стёба, но теперь уже про другого льва... Да уж, весело живется однако, ничего не скажешь...
Что ж, стоило троице львов двинуться в сторону места, напоминающего джунгли, как внезапно Клорекс предложил пробежаться наперегонки по этому местечку, на что остальные согласились достаточно быстро. Для Арона это было бы неплохим способом развеяться после увиденного недавно и настроиться на что-нибудь положительное, если получиться это сделать. Стоило забегу начаться, как каждый лев побежал что есть сил, стараясь победить друг друга. Горчичношкурый самец, как и все остальные, старался приложить усилия, чтобы не показать себя каким-то слабаком перед друзьями, да и ему самому было интересно посмотреть, на что он способен. Интересно было узнать также, кто из этой компании черногривых львов окажется быстрейшим. Так Арон бежал, поначалу оглядываясь на других своих соперников, при этом старался еще выбирать более-менее свободную от кучи лиан и прочей растительности дорогу.
И тут-то где-то в округе раздался очень громкий смех одного из друзей, Арону не составило труда узнать его по голосу. Было дело, он подумал, что Клорекс оказался победителем, а потому и начал громко смеяться, показывая, что вот он самый сильный, самый быстрый и самый смелый прибыл раньше всех и вообще все остальные слабаки. Но стоило оглянуться, как Арон понял, что потерял всех из виду, как Клора, так и Марка. Холод пробежался по телу, заставляя потерявшегося льва вздрогнуть от такого неприятного факта. Не долго думая, черногривый бросился на поиски своих друзей, имея надежду быстро найти каждого, ибо слишком уж они мало были все вместе, чтобы вот так вот глупым образом потеряться надолго. Да и, к тому же, если будет грозить действительно что-нибудь опасное, вместе легче это пережить, легче выжить да и вообще вместе веселее же! А потому, предположив, что кто-то из них мог оказаться в самой глубине джунглей, светлошкурый прибавил скорости и направился именно туда.
- Марк! - достаточно громко, почти крича, произнес имя одного из приятелей Арон, а затем с той же громкостью окликнул и второе имя - Клорекс!

Отредактировано Арон (27 Июн 2017 18:50:53)

+2

65

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

И когда эти львы поймут, что не вся саванна им кусты родные? Бывают вот, например, кусты опасные, да еще и с глазами, да еще и с клыками, пятнистой шкурой и дурным нравом. Или просто настолько самолюбивым и пафосным что дурной нрав станет комплиментом. И хоть на коре деревьев царапать понятно-матерный намек каждому чужаку, что с ним сделают, если поймают.

Сейчас предстоял поймать тех, кто сам себя найти не был в силах. Эти крикуны и смеходавы уже распугали всех птиц вокруг и теперь продолжали портить спокойствие и тишину земель леопардов своими выходками. Неприемлемо! Патруль не мог этого допустить и план обоих самцов был предельно прост: разделяй и властвуй. Надо было подхватить самого громкого и привести к остальным, чтобы следом разом прогнать подальше, на земли львов и вечного шума.

Сказано-сделано. Более быстрый кинулся к дальнему, пока более молчаливый вышел к ближайшему чужаку, что звал некого Марка и второго, чье имя леопард предпочёл не называть даже мысленно.

- Лев, тебе и твоим друзьям тут не место. Вы забрались на закрытые для львов территории. Осознаешь ли ты всю тяжесть своего проступка? – патрульный замолчал и дернул хвостом, нервно проходясь им по боку. – Ваши крики досаждают нам.

Он бы мог сказать еще много, но решил замолчать и просто насладиться выражением морды льва. Тот явно не ожидал подобного выпада.

- Следуй за мной, мне надо лично убедиться в твоем уходе с земель короля, - леопард смолчал о том, как будут проходить поиски, но напарник уже наверняка нашёл остальных, - черногривого самца найдем первым.

И патрульный оказался прав, его собрат почти нашёл того самого Марка и теперь наблюдал за ним из укрытия, пока терпение не кончилось.

- Эй! – и тогда он выдал себя. – Вам тут не место для игр. Вам тут просто не место.

+1

66

Признаться, Марку было ужас как страшно. Он был и зол, особенно на Клорекса, который без предупреждения забежал в джунгли и естетсвенно испарился. А Арон и Марк по собственной глупости побежали следом, ну что за идиотизм? Марк со всей силы ударил себя лапой по лбу, после чего громко айкнул, поняв, что с силой удара он немного переборщил. Теперь еще и лоб болел, зашибись!

Марк тихонько рыкнул себе под нос, после чего побрел куда-то в сторону, соверешенно не осознавая, что он пробирается все глубже и глубже в джунгли.

Атмосфера вокруг стояла, конечно, удручающая и пугающая. Мало ттого что джунгли и сами по себе были неприятным местом, так еще и близилась ночь. Но и этого судьбе было недостаточно - вокруг был плотный туман, из-за которого дальше своего носа Марк почти ничего не видел. Да еще и это тревожное чувство, будто за ним кто-то следит, всё никак не покидало... Мурашки по спине, брр.

- Марк! Клорекс! - вдруг првиычную тишину джунглей, что обычно разбавлялась пением птиц и криками мартышек (чего не было даже сейчас, от чего хвост Марка дрожал еще сильнее), прервал громкий голос Арона. Правда и то он уже разносился эхом по листве, поэтому Марку лишь удалось определить, откуда он исходит.
- АРОН! - во всю глотку заорал лев, но мгновенно пожалел об этом. Вокруг все начало шелестеть и двигаться - он явно привлек чье-то внимание. Лев в панике заметался из стороны в сторону, на секунду почувствовав прилив страха, но смог взять себя в лапы.
- Эй! Кто зедсь?! - голос все равно дрожал. Как бы самец ни пытался себя успокоить тем, что это скорее всего местные обитатели, которых бояться не стоит, а все равно было не по себе.

Раньше Марк не верил в призраков, но сейчас ему пришлось на секунду в них поверить.
Где-то среди тумана мелькнули два фонаря. Ну вот и все. Сейчас какой-нибудь злой дух явится ему, скажет, что тот убил всех его друзей, и теперь на очереди будет сам Марк. А ведь жить-то хотелось! Да еще как. Он еще не нашел брата, не познал любовь всей жизни, не заимел детей, внуков, собственный прайд... Не то чтобы ему всего этого так хотелось, Марк был вполне доволен жизнью в компании двух друзей, путешествуя, но жить все равно хотелось!

- Эй! - из беленой пелены тумана донесся голос, от которого Марк чуть не потерял сознание - настолько он испугался, – Вам тут не место для игр. Вам тут просто не место.
Ну все, точно призрак здешних мест. Марк мгнвоенно развернулся на голос и упал в лапы пришедшему по его душу существу.
- Умоляю тебя! - взмолил напгуанный до усрачки лев, - ПОЩАДИ! Я обещаю сделать что угодно, только не проникай в меня и не лишай разума!!!
После истошного вопля о пощаде Марк смог найти в себе силы посомтреть в лицо тому призраку, что решил напугать его, однако каково было его удивление, когда перед ним оказался вполне себе материальный, но все равно достаточно злой и суроый... леопард.
- Ой.. - неловко буркнул себе под нос Марк, после чего поспешил поднятсья на лапы и отряхнуться. Ну леопардов-то он не боялся... Да и проникать тот в него вроде не собирался, по крайней мере Марк на это надеялся, - Эм... Простите, вы здесь живете, да?

+2

67

Растерянность и страх, ох как же "давно" эти чувства не овладевали разумом, заставляя впасть в состояние паники. За все время проведенное вместе с друзьями Арон даже как-то успел отвыкнуть от одиночества, с которым он жил ранее. А ведь не так много прошло времени, чтобы можно было настолько привязаться к компании двух черногривых львов. Но видимо каким-то образом это произошло, возможно драка с гиенами, да и не только она, стала причиной того, что горчичношкурый уже не видел себя без этих ребят. И как же было страшно вот так вот по глупости потерять всех из виду и не где-нибудь, а в джунглях! Арону не хотелось быть пессимистом и сразу же начинать ныть, а потому верил, что обязательно найдет каждого их своих друзей, чего бы это ему не стоило. Ну правда ведь, потерялись по сути во время игры в "догонялки", с кем не бывает. Причем сама идея играть в такое выглядела довольно глупо, если учитывать, что это затеяли не львята, а уже вполне себе взрослые самцы.
Но сейчас вовсе не об этом речь. Ведь все было бы ничего, если бы друзья не растеряли друг друга, с одной стороны, сами виноваты, ибо была такая мысль, что кое кто по имени Клорекс, все-таки старался воспользоваться хитрыми способами заставить остальных глотать песок из под лап. Однако если бы искать приходилось только одного, а так пропали что Клор, что Марк! Может они задумали что-то вдвоем, дабы одурачить, разыграть наивного молодого льва. Но слишком уж все выглядело реалистично, да и не был Арон из тех, кто станет искать подвохи в такой ситуации.
Черногривый пробирался сквозь труднопроходимые места, время от времени зовя то одного, то другого льва, хоть и было ощущение, что не стоило этого делать так громко. Незнакомая местность вовсе не могла обещать того, что она не была занята каким-нибудь львиным прайдом или еще какой группировкой. После того, как Арону приходилось побывать в шкуре незваного гостя на территории прайда Нари, ему не особо хотелось повтора ситуации. Тогда патрульный отряд обошелся с ним и Марком очень по-доброму, если можно так сказать. Но это ни в коем случае не означало, что все так поступят с чужаками и Арон это прекрасно понимал, от чего беспокойство лишь нарастало, ох как же это чувство достало льва на протяжении последних нескольких... минут?!
Вдруг до Арона эхом донесся крик, этот голос был до боли знаком черногривому. Горчичношкурый сразу же узнал того, кто так громко кричал, конечно же, это был Марк! О, как же было радостно слышать его голос, ведь это означало, что этот лев все еще жив, а значит поиски однозначно стоит продолжать. Даже несмотря на то, что Марк с Клорексом частенько спорили между собой, а второй еще и разбрасывался колкими словечками, молодому льву очень хотел их снова увидеть. Арону удалось примерно понять, откуда раздавался крик, так что он мог бы пойти в сторону рассеявшегося звука, но возникла новая серьезная проблема - сильный туман. Седая пелена стала серьезным препятствием, мешающем определить собственное местонахождение, не говоря уже о поисках кого-то еще. Идти хоть куда-нибудь, когда дорога практически невидима очень рискованное дело, но и просто стоять здесь тоже наверняка не было безопасным. В любом случае, Арону ничего не оставалось, кроме как идти в ту сторону сторону, откуда предположительно мог раздаваться крик его друга.
И молодой лев наконец двинулся с места, быстро переставляя лапы, он хотел поскорее добраться до нужного места, ведь так можно было найти хотя бы одного, а там дальше уже вместе продолжить поиски второго льва. Но не все так было просто, Арон оказался здесь не один. Он внезапно услышал чей-то строгий голос, сообщивший, что друзья находятся на закрытой для львов территории.
- Осознаешь ли ты всю тяжесть своего проступка? - на этих словах Арон обернулся, всматриваясь в пелену тумана, ему удалось понять, что с ним говорит леопард, чему поначалу черногривый удивился. Но как только пятнистый задал такой вопрос о проступке, по не воле, черногривый начал думать о последствиях визита на эти земли. Действительно, кто знает, какое наказание могут придумать местные обитатели за нарушение границ. Правда, не было понятно, что такого сделали львы леопардам, что одно лишь появление больших кошек с гривой здесь вызывало страшный гнев.
- Да, я понял, что я совершил и отрицать ничего не стану. - ответил Арон с серьезным выражением морды, чуть сощурив глаза, его голос звучал вроде бы и уверенно, но какие-то нотки страха все равно присутствовали. Услышав, что говорил леопард дальше, лев предположил, что это именно крики потерявшихся в джунглях разозлили пятнистых и теперь за это грозит наказание, хотя кто их там знает, верно? Дослушав пятнистого до конца, появилась надежда, что жестокого наказания не будет, а их просто выдворят на нейтральные территории, как только найдут остальных львов.  И хоть, когда патрульный леопард сказал, что черногривого самца найдут первым, не было толком ясно, о ком он говорил, ведь что Клорекс, что Марк, да даже сам Арон был черногривым. Однако это было не так важно, ведь должны найти каждого, а исход событий вполне устраивал, лишь бы друзей найти и в драку не вляпаться.
- Я обещаю уйти с ваших земель и больше не возвращаться как только мои друзья найдутся. - пообещал Арон, заодно заявив о том, почему он все еще здесь, а не ушел сразу же, как только здесь оказался. После этого всего лев последовал за патрульным сквозь седой занавес, в надежде вскоре отыскать своих приятелей и пойти на более спокойную территорию, где не было бы чужого прайда или многочисленных трупов.

+1

68

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Леопарды были не настолько разговорчивы, чтобы отвечать на каждую реплику потеряшек. Они изначально сказали им, что тут львам не рады. Да и вообще, а не пойти бы вам отсюда, пока мы кусаться не начали? Тот, что нашел Марка, сперва даже подумал, что ему попался если не лев-чудак, то лев-дурак. Потому что надо явно думать лишней хромосомой, чтобы увидеть в живом леопарде призрака.

- Сколько храбрости то, - иронично протянул пятнистый кот, дергая ушами на звуки приближающихся тихих шагов. – А вот и твой друг.

Из кустов вышли еще двое: леопард и лев рядом с ним. Парочка патрульных тут же поняли, что львы знают друг друга, раз их глаза чуть ли не засияли при встрече. Что ж, одной проблемой меньше. Самый старший из леопардов, однако, долгой радости львов не разделил. Им пора было идти куда подальше, а леопардам вернуться к королю и дорожить чужакам.

- Вас было трое, не так ли? – спрашивает пятнистый и наблюдает за львами и их реакцией, - один черногривый самец вашего вида не так давно ушел с наших земель в сторону севера. Если вы выдвинетесь сейчас, успеете его нагнать. Советую, поторопиться, пока окончательно не стемнело. На севере сейчас не спокойно.

- Не много ли ты им рассказываешь?

- Что не так? Пусть львы знают, что вокруг них всегда много неспокойных духов. Теперь их стало еще больше, - монотонно протянула леопард и дернул кончиком хвоста. – Господа, вам пора уходить.

И леопарды лично провожали взглядом пару львов, ожидая, когда те покинут их земли.

+2

69

Сказать, что Марку было стыдно - ничего не сказать. Удивительно, как на него вообще не напали после подобных воплей, хотя, видимо, леопардам было достаточно того, что самец поник головой и сжался, а на его морде можно было отчетливо разглядеть смущение. К тому же свою порцию осуждения со стороны более хладнокровного хищника Марк получил, очень даже по заслугам.

К сожалению, Марк совершенно ничего не знал о культуре местных леопардов, а потом предпочел вести себя тише воды, ниже травы. Скорее всего именно подобной тактики поведения изначально и ожидали от чужака леопарды, правда тот уже успел заслужить их недоверие и неприязнь глупым поведением. Вот так всегда с Марком: сначала делает, потом думает. И речь не только о том, что он принял местного жителя за призрака-убийцу. Ему изначально стоило бы не бежать за Клорекс в самую чащу неизведанных ранее лесов, а ждать их всех снаружи, либо, в случае чего, уже самому искать помощи. А то сейчас Марк вполне выглядел как обезумевший дурак, который прибежал зачем-то к соседям и стал рушить их покой, вместо того чтобы изначально подать себя достойным зверем. Наверное, из-за таких как он у леопардов, гепардов и прочих хищников сложилось о львах столь неоднозначное впечатление. Возможно, даже гиены были правы, говоря, что львы -думающие только о себе придурки, потому что именно эти слова идеально сейчас описывала самца.

– А вот и твой друг. - от депрессивных размышлений о собственной несостоятельности Марка прервал голос леопарда. Голова сразу же в надежде поднялась, глаза засияли, а на морде появилась довольная улыбка. Какое облегчение!
- Вот это вы спецы! Мы бы сами друг друга в жизни не нашли, спасибо! - воскликнул ошеломленный лев, после чего поравнялся с Ароном и повернулся к леопардам.
- Вас было трое, не так ли? - вдруг поинтересовался один из пятнистых. Марк сразу же перевел взгляд на него и серьезно кивнул. Увидев, что его вопрос был принят, хищник продолжил говорить, и слова его пришлись совсем не по душе Марку. Он вновь почувствовал беспокойство. А когда леопарды закончили разговаривать друг с другом (Марк же не посмел их перебивать - до сих пор стыдно было и он все еще безуспешно пытался это исправить), он позволил себе кое-что у них спросить.
- Извините, но что значит неспокойно? Какие духи? Не настоящие ведь, да?..
– Господа, вам пора уходить.
Вот и весь ответ. И разбирайтесь, как хотите - это уже были не их проблемы. Впрочем, справедливо. Какое дело было леопардов до того, что происходит у соседей-львов? И тем более что станет с чужаками, столь нагло заявившимся у них на родине, на тех таинственных землях. Неизвестно. Марк тяжело вздохнул, после чего взглядом показал Арону, что пора идти. И пока оба самца не исчезли с глаз леопардов, он не позволил себе более издать ни звука.

→ Восточное подножье

+1

70

Очередной незабываемый вечер практически полностью проглотила ночь, причем так шустро, что остатки солнечных лучей гасли просто на глазах! Сказать, что такая атмосфера нагнетала Арона, пребывавшего на запрещенной для его вида территории - ничего не сказать. Ведь правда, кто знает, что с тобой могут сделать местные леопарды, испытывающие такие негативные чувства ко львам в целом?! Но и тут же сбежать черногривый чужак никак не мог по той простой причине, что его друзья все еще неизвестно где. И вот если за Клора можно было быть уверенным, что тот сможет выбраться из джунглей, то насчет Марка... тут уж возникали опасения, хотя, честно говоря, Арон волновался за каждого, ведь только недавно он нашел друзей и сразу же их потерять он никак не был готов, это была бы слишком большая душевная травма, потому лев изо всех сил старался гнать дурные мысли прочь.
Пусть леопарды и не были рады появлению львов на их территории, как Арон понял со слов патрульного, но ведь отыскать всех нарушителей было и в их интересах, не так ли? А это значит, что, как бы там ни было, шансы найти друзей у Арона значительно увеличились. Но что дальше? Отпустит ли их патруль так же спокойно, как патруль прайда Нари, или же львы получает какое-то наказание за нарушение границ? Увы, пока что нельзя было однозначно ответить на этот вопрос. Страх неожиданности в какой-то мере завладел черногривым, но все равно некая надежда на то, что все пройдет более-менее мирно, была и пока она присутствовала в где-то там, в глубине души, был еще какой-то смысл что-то делать. А в принципе, что можно было еще сделать, кроме как надеяться на лучший исход?
А ночь все наступала, но если бы мрак был единственной проблемой, мешающей ориентироваться, так здесь еще и эта седая пелена тумана, которая словно так и хочет погубить чью-то бедную душу. Горчичношкурый лев лишь надеялся, что такой сильный туман только здесь, ведь если в джунглях его ведет патрульный, не позволяя свернуть куда-то не туда, куда надо, то как быть на другой территории, где, вероятнее всего, можно и вовсе никого не встретить. Хотя может Клорекс смог бы выручить и не позволил бы затеряться, кто знает, но вот Марк с Ароном сами точно заплутают при таких условиях.
Однако, слава Ахейю, не все так было ужасно, как могло бы произойти и уже вскоре в дали показался до боли знакомый силуэт. Увидев его, внутри сразу словно что-то ёкнуло и стало страшно ошибиться, но как только Арон подошел ближе, его глаза в это же мгновение будто засияли. Да, это был никто иной, а именно Марк! О, как же радостно стало в душе, ведь вот он, нашелся друг, с которым его однажды прогоняли с чужих земель, из-за чего львы и подружились в итоге, и вот сейчас практически та же ситуация. Сказать, что горчичношкурый был рад вновь видеть друга - означало ничего не сказать, ведь были причины волноваться за него, так как это добродушное существо вполне могло столкнуться с какой-либо неприятностью, в принципе как и сам Арон, или даже Клор. Не успел лев открыть пасть, дабы хотя бы что-нибудь сказать по этому поводу, как его товарищ со своей восхищенной репликой опередил его.
- Верно говоришь, дружище! - согласился черногривый самец, кивнув улыбнувшись, теперь было гораздо спокойнее, хотя предстояло найти еще одного друга, но двоим легче искать, чем одному. Арон обратился к патрульным леопардам, сказать по правде, второго пятнистого он заметил только сейчас, - спасибо вам огромное, мы бы действительно так мотались еще очень долго. Так, теперь осталось найти Клора и можно идти.
Как заметил Арон, один из пятнистых патрульных уже переспросил по поводу третьего льва и, получив утвердительный ответ, дал некую информацию по этому поводу. Получается, Клорекс взял и бросил их, пока бедные друзья пытались друг друга отыскать? Да нет, скорее всего, он просто заплутал и подумал, что все уже ушли дальше. В таком случае, нужно спешить, пока Клор еще не ушел слишком далеко! Однако оставшаяся информация не только дала подсказку, где искать пропажу, но и предостерегла о какой-то опасности... Этого еще не хватало! Но что делать, уж кто-то, но Арон, как и, вероятнее всего, Марк все равно пойдут на север, не оставлять же друга в беде?!
Стоило леопарду заикнуться о каких-то духах, как тут же появилась что-то похожее на панику со стороны Марка, от чего Арон лишь взглядом дал знак, чтобы тот успокоился. Толи небольшая львиная компания настолько надоела пятнистым, или уже действительно нельзя было более ждать, но патруль вдруг строго объявил:
- Господа, вам пора уходить.
Так что львам не оставалось ничего, кроме как спокойно уйти, поторопившись, дабы не только поскорее покинуть эту территорию, но и догнать Клорекса. Поймав на себе взгляд Марка, Арон понял, что к чему и поторопился уйти прочь отсюда, тянуть действительно нельзя было. Пусть черногривому одиночке и хотелось много чего сказать, но ни один из львов не посмели заговорить до тех пор, пока посторонние личности не оказались далеко позади, чтобы те не мешали разговору, или еще чего не сделали. Слава Ахейю, и в этот раз все обошлось все спокойно и патруль ничего такого не сделал с ними, прям как и в тот раз. Что ж, теперь снова в путь, кто знает, что имели в виду леопарды, говоря о нынешних опасностях... Лишь бы ничего страшного не произошло!

→ Восточное подножье →

0

71

Начало игры
Когда только первые верхушки деревьев Дебрей замаячили на горизонте, воображение молодого леопарда разыгралось. После очень долгого путешествия через пустыню, его взгляд истосковался по зелени. А разум Окхарта, который так сильно торопился оказаться в своём новом доме, во всех красках дорисовывал интересные детали и делал все цвета ярче. Туман так не вовремя обтёк Дебри, что видно их становилось ещё хуже, но это только ещё больше давали простора воображению. Окхарту казалось, что уже и его шкура наполовину состоит из вездесущего песка, который намертво впёкся в кожу.

Только сейчас, стоя уже у самых джунглей и носом даже пересекая их границу, Окхарт наконец-то понял, что совершенно ничего не спрашивал у матери о том, кто у неё тут остался из знакомых, друзей, может даже родственников каких-то... Пятнистый в этот же миг отметил свою несообразительности. Сам ведь так сильно туда хотел, а даже и не удосужился разобраться, кто их тут мог бы ну не то, что бы ждать, а хотя бы принять. Окхарт нередко вот та вот внезапно и не без огорчения находил, что не знает о Рагне таких не самых важных, но жутко интересных вещей. Будь ему стыд знаком чуть лучше, то постыдился бы. Каждый такой раз он, смотря на морду Рагны, даже особо не думал, что ей самой обидно, но чувствовал себя, тем не менее, не уютно.

Но времени на разговоры у них уже совершенно не было. При всём желании, то, что можно было бы рассказывать много часов, в последние минуты не уложишь. Да и кто знает: может, у матери вообще не было желания говорить на эту тему. Окхарт, не сдержав свой интерес, но ограничив себя во времени, наскоро спросил у матери:

- Как думаешь, кто будет больше всего рад тебя видеть? Обращаясь к ней, леопард немного обернул голову: кажется, он уже чуть ушагал вперёд, и стоило бы вернуться вровень.

Как-никак, ему со стороны тут рады будут точно меньше, чем матери. Совать свой нос в неизведанные земли, населённые незнакомыми леопардами со своей иерархией - это ума редкого надо, каким Окхарт, на своё счастье, не обладал. Может быть, и любил он встрять в какую-то заварушку с прохожими или одиночками, но сейчас даже не думал рыпаться, понимая особенно то, что в этих дебрях при хорошем раскладе ему бы остаться надолго.

Двигаясь вдоль самой границы очень плавно и аккуратно, Окхарт не делал и больше десяти шагов от матери. Молодой леопард уже ощущал в себе нарастающее рвение кинуться в эти дебри, скрыться со всем хвостом в их тени и исходить их вдоль и поперёк, увидев каждого местного пятнистого кота. Мысли о том, что прямо перед ним, в этой гигантской тени из джунглей немыслимое количество для одиночки сородичей, вызывало на морде Окхарта лёгкую улыбку. Но улыбка эта долго никак не могла продержаться, потому что практически сразу в голову возвращались мысли, пилившие нервы и сердце весь путь: мысли о том, что Джуа остался один и чуть ли не на другом краю мира.

Несмотря на то, что Окхарт аж ёжился от нетерпения, он ждал шагов Рагны. А мысли, почему-то не озвученные им за весь прошлый пути, зароились в голове с новом энтузиазмом. Стоя перед границей Дебрей, Окхарт наполнился особенным вдохновением. Это необычное чувство появилось у него только сейчас, видя во всей величественности то место, ради которого было столько пройдено. «А Джуа - брошен...»

- Скучала? - спросил Окхарт, снова оборачиваясь на мать. Свой вопрос он не стал уточнять, потому что сам не до конца понимал, что именно хотел услышать в ответ: скучала ли она по землям, по сородичам, по кому-то лично...

На то, чтобы узнать, скучала ли мать по кому-то особенно сильно, Окхарт рассчитывал меньше всего: образ родной матери всегда был в его глазах слишком скрытым, неприступным и самодостаточным, чтобы она, если и испытывала особую тоску по кому-то, признала бы это так просто. Тем не менее, услышать нечто подобное он был бы рад всегда. Ну, она же кошка... А сынишка уже взрослый. Но особенно сильно он ждал, что услышит от матери подобные слова, в первую очередь, о Джуа. За всю дорогу Окхарт старался не вспоминать брата вслух, а если и приходилось - быстро менял тему. По всей видимости, родной братишка - самое нежеланное и одновременно самое беспокойное его переживание на сегодня.

+2

72

---Начало игры---

Почему здесь всё так изменилось? Рагна ступала по родной земле, где прошло такое счастливое детство, но никак не могла узнать эти места. Дебри казались ей гораздо мрачнее или из-за густого тумана, или из-за нахлынувших воспоминаний о гибели отца, ссор с соседями и даже о нешуточных драках с парочкой таких же безмозглых задир, какой и она была три года назад. Могла ли догадаться эта маленькая озорница, вечно портящая жизнь соседям со своими дружками, что в будущем её ожидает столько хлопот? В детстве всё, о чём могла мечтать эта «атаманша» это чтобы никто не вмешивался в её жизнь, и она всегда могла решать за себя, да непреодолимое желание быть оценённой. Ей хотелось стать кем-то великим, кем-то обожаемым, чтобы все смотрели на неё так же, как и на её сестру; Так же смеялись от её шуток, так же желали общения с ней. Сейчас же единственные, кто мог хотя бы вытерпеть Рагну с её чёрным юмором и грубостью, это её собственные дети, которых могло и не быть, если бы не это долгое путешествие. После того, как Вигдис внезапно решила против воли дочерей найти им спутника жизни, Ра не то что рассчитывала на собственное потомство, она вообще уже себе клялась, что больше никогда не будет слишком тесно общаться с самцами, твердила себе, что она прекрасно проживёт одна, и что все хотят только её страданий.

«Наивная маленькая дура», – про себя проворчала самка, припоминая, как в детстве в сердцах клялась себе, что никогда не познает такое противное чувство – влюблённость. Забавно, что пока все другие самки с восторгом слушали рассказы своих тётушек и матерей о их первой любви, маленькой Ра очень хотелось снова познакомиться со своим завтраком… Однако как бы не хотелось это признавать, если бы не Фауст, роман с которым самка считает лишь глубой ошибкой молодости, у Рагны не было бы сейчас цели. Скорее всего, она бы продолжила скитаться по землям, как она это делала до встречи с Фау вместе со своей семьей, а точнее, её остатками. Рагна была готова отдать всё, лишь бы вернуть те времена, когда её сыновья были совсем маленькими. Когда их крошечные брат и сестра, не выжившие от слабости, ещё лежали у тёплого материнского бока, тыкаясь в живот, тем самым умиляя их молодую и неопытную мамашу. Пожалуй, никому ещё Рагна не уделяла столько любви и внимания, как своим детёнышам. Пусть она с возрастом стала совсем чёрствой, им всегда перепадало больше внимания, чем матери или сестре Ра. Даже бедолага Фауст получал от своей обожательницы ласки поменьше, чем его собственные сыновья. А когда самка внезапно решила уступить своего самца сестре, так ему не то что пришлось забыть о нежностях – от Рагны Фауст больше не получал вообще доброжелательных слов в свой адрес. Конечно, неприятно было осознавать, что единственное, чем сейчас дорожила Рагна – её двое сыновей, досталось ей только из-за гибели Абсалона, её горячо любимого отца. Если бы не погиб отец, жизнь Ра кардинально поменялась бы. Её дети (если они родились бы вообще) родились бы в безопасности, отчего, возможно, выжили совершенно все, а не только Джуа и Окхарт. Тогда бы она не встретила Фауста, сделавшего Рагну более мягкой, и указавшего ей на её слабости. А если бы и появился на горизонте подобный харизматичный простачок, то она вряд ли вообще обратила внимания на свою сестру, мешающуюся под лапами. Если бы Ра не смогла обрести в Вивьен сестру, а не соперницу, вряд ли бы она замечала её слёзы и страдания. Ну живёт там какая-то мелкая тушка, вечно ноющая о несбывшейся любви, ей-то какая разница? Ра понимала, что если бы не погиб Абсалон, то вместо угрюмой, грубой, но сильной духом одиночки был бы обозлённый на мир, честолюбивый и самовлюблённый ребёнок. 

От воспоминаний и мрачных мыслей о том, как могла сложиться бы её жизнь, самку оторвал голос её сына. Эти слова заставили Рагну невольно ухмыльнуться, припоминая, сколько всего она успела натворить перед своим побегом. Неужели Окхарт надеется на тёплый и радушный приём, при этом прекрасно зная «мягкий и покладистый» характер его мамаши?

Твой дед, – хмыкнула пятнистая кошка, вновь не сдержав едкой ухмылки и насмешливого огонька в глазах. Интересно, каким Окхарт представляет своего старого родственничка? Он-то и не подозревает, что знакомиться будет с горкой земли, под которой прах какого-то старика, о котором Рагна если и говорила, то только со своей матерью. Причина, почему самка так старательно скрывала  своё прошлое даже от своих детей, была до смеху проста – ей не хотелось казаться слабой пред ними. Сейчас самка даже не подозревает, что думают о ней Окхарт и Джуа, но в детстве они, похоже, действительно были рады видеть их мать – такую сильную и бесстрашную, когда она возвращалась с охоты. Хоть кто-то исполнил её детскую мечту быть оцененной, не хотелось бы терять статус самки, которую невозможно сломить. Невольно эта мрачная «глыба» взглянула на сына, чтобы оценить его настрой. Ей не хотелось, чтобы перед сородичами он предстал испуганным мальчишкой, но увидев нотки любопытства в его глазах, она убедилась, что представление Окхарта о дебрях будет гораздо более красочным и жизнерадостным, нежели у неё, ведь он ещё не пережил тут ничего. Для него дебри были скорее очередным весёлым местечком, где можно увидеть сородичей, как считала Рагна. Тем более, наверняка этому юнцу надоело видеть однообразный пейзаж, эти дюны песка и дышать жарким, сухим воздухом. Хотя, сейчас его хмурая мамаша очень уж хотела вернуться в пустыню. Здешний воздух был настолько влажным и холодным, что ей первое время было трудно просто вздохнуть. Интересно, сколько она будет вновь привыкать к такому климату?

«Если нас вообще примут», – про себя добавила Рагна, прежде чем Окхарт снова обратился к ней с вопросом. Скучала ли она?...Честно говоря, ей самой было трудно ответить на такой вроде бы лёгкий вопрос. Она уже не помнит даже имён своих друзей, но игры с ними всегда останутся для неё тёплым воспоминанием. Скучает ли она по этим местам? Разве что немного, учитывая то, что ей жилось вполне хорошо и в Оазисе, и даже в безжизненной пустыне. Пожалуй, она не готова правдиво ответить на такой вопрос.

«Мелочь пузатая, ты чего это начал расспрашивать свою старуху? Неужели так скучно?» – с усмешкой подумала самка, благо сдержавшись от желания произнести такое вслух. 

Да, – сухо, с явно неприязнью ответила самка, чтобы избавить себя от расспросов на тему "а почему и по кому?", после чего внезапно вальяжно расселась, – Я уже не помню здешние тропки, так что будем ждать, пока нас обнаружит патруль и отведёт к королю. Можешь пока прихорошиться и привести свои эмоции в порядок, а то морда такая, как будто я тебя на гору шаманов повела.

После сказанного, Рагна улеглась на холодную, мокрую от росы землю, положив голову на уставшие лапы. Скорее всего, ждать придётся недолго, если только лодырей не развелось, пока её не было.

Отредактировано Рагна (7 Янв 2019 10:34:01)

+2

73

----→ Непролазные джунгли

Все было привычно до чертиков, и оставалось только удивляться тому, как эта размеренная рутина до сих пор не надоела темношкурому.
Рич пробирался по тропе в компании еще двоих сородичей; вернее, это он их сопровождал. Патрулирование территорий с недавних пор стало одной из его обязанностей — если прежде кошак лишь гулял по лесу и охотился в свое удовольствие, порой делясь добычей с соратниками, а порой жадно поедая ее в гордом одиночестве, — то по мере того, как он сблизился с некоторыми из них, защита Дебрей от посторонних стала частью его жизни. Стать частью Гвардии. Ричард даже и не мечтал о таком, но неожиданно для себя нашел это решение не только полезным, но и интересным для себя. Теперь он вживался в новую роль, примеряя ее на себя, как шкуру. Смотрел, слушал, запоминал.

Торопиться было некуда: обстановка в джунглях была спокойной настолько, насколько это вообще было возможно. Угроза чумы, наконец, миновала. Хотя после того, как в джунгли пришли вести о захлестнувшей саванну болезни, самец невольно ждал чего-нибудь еще этакого — и дождался извержения.
На таком расстоянии оно не было пугающим, зато чертовски будоражило любопытного кошака. Он смог увидеть происходящее с верхушки одного из высоких деревьев — чуть не навернулся при этом, но любопытство перевешивало все; можно было и рискнуть разочек. Когда еще такое увидишь? Грохот самец услышал, будучи в глубине леса — очень приглушенный, издалека, будто какой-то зловещий рокот. Что же касается остального... В лесу он и ветерка не почуял, и лишь когда, ведомый интересом, начал подниматься на одно из деревьев, толстое, в несколько охватов — тогда уже увидел, что небо посветлело, почти как днем; долго, впрочем, это не продлилось. Свечение угасло, оставив лишь фантасмагорию на горизонте — там, где, как знал Рич, находился Килиманджаро. Сказать по правде, он понятия не имел, что происходит, живет ли там кто-то или жил... Все это было не так важно, тем более, что зрелище действительно стоило того, чтобы им насладиться.

Но это уже в прошлом; в джунглях леопарды были в безопасности. Случившееся никак не повлияло на их обычный распорядок дня. Охота, короткий сон, патрулирование границ. Жизнь легка, понятна и приятна.
О чем это мы? Идущий впереди Раас нахмурился (его спутникам, почтительно следовавшим на два шага позади, не было видно его наморщенного лба, но по положению мгновенно напрягшихся ушей и по тому, как едва заметно шевельнулся хвост самца, стало все понятно) и потянул носом воздух. В переплетение запахов и звуков вплелись незнакомые нотки. Львы? Да, несомненно, львы.

Также молча, не сговариваясь, как единое целое, леопарды ускорили шаг, продолжая двигаться в направлении чужаков — пока Ричард не коснулся мордой плеча предводителя, привлекая его внимания.
— Леопард, — практически одними губами, беззвучно шепнул он в морду обернувшегося леопарда.
Остановившись, Раас вновь принюхался. Сейчас, когда он сидел посреди узкой тропы, он казался этаким безобидным увальнем, котенком-переростком. Но Рич знал, как обманчиво это впечатление, и как мгновенно меняется предводитель, когда дело начинает пахнуть жареным.
— Проверь, — наконец, после недолгого колебания приказал Раас, — а мы отыщем львов.
Эонвэ возбужденно сверкнула глазами, радуясь возможности остаться наедине со своим командиром. Ее чувства к Раасу, кажется, ни для кого не были тайной  — кроме самого Рааса.

Пожав плечами, Ричард свернул в сторонку, на почти заросшую тропку. Ветки то и дело гладили его пятнистые бока; леопард трусил вперед, то и дело нюхая воздух. Леопард был не один; он понял это не сразу, лишь приблизившись на достаточное расстояние. Запахи были чем-то неуловимо похожи, но все же не принадлежали никому из местных.
Самец приблизился и, выпрямившись, медленно вышел к чужакам, позволяя себя разглядеть и разглядывая их в ответ. Взрослая самка и молодой светлошкурый самец. Они не казались настороженными или испуганными — скорее, немного заскучавшими в ожидании.
— Приветствую вас, — сородичей, пусть и незнакомых, ожидал куда более теплый прием, чем всех других хищников, — это территория Владыки Дебрей, Мефистофелиса. Назовите себя и цель своего прибытия.
Не вешайте трубку. Ваш звонок очень важен для нас.

+1

74

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

В тени высоченных деревьев было легко укрыться таким вечером, который царил сейчас. Вот ты прошмыгнул под раскидистый куст, тихо прошагал мимо лиан, и, может быть, даже остался незамеченным местными патрульными. Ненадолго, конечно, но эта местность может укрыть желающих.

Вот только новоприбывшая компания никуда прятаться и не собиралась. Шумно переговариваясь и противно гогоча, три льва уверенно топали все глубже в лес. Давайте же с ними познакомимся, пока они не нарвутся на местный патруль, что был, как оказалось, прямо под боком. Итак. В середине и чуть впереди идет взрослый массивный лев, луна отсвечивает от его великолепной золотистой шкуры, а ветер треплет невообразимой красоты блондинистые пряди гривы. На всю саванну такой один, ага. Его улыбка ослепительна, а глаз голубой, как чистейшее озеро. Да, глаз всего один, вы все правильно заметили. Второй надежно закрыт подобием повязки из лианы, что закреплена за ухо. Если приглядеться, можно увидеть сотни шрамов, покрывающих шкуру этого самца. Его зовут Шаба, и он лидер этой группы.

По левую сторону от него вышагивает Фуджо. Он уступает в красоте лидеру, да и не гонится за этим. В отличие от Шабы, шерсть этого самца бурого цвета, плюгавая грива черная, а глаза неказисто-болотные. Да и ростом этот лев поменьше. Порванные уши подергиваются при разговоре, а из пасти веет гнилью. Он смотрит на блондина с благоговением и ловит каждое его слово.

Ну а справа от лидера идет уж совсем… неприятное зрелище. Когда-то серая шерсть сейчас отливает всеми оттенками коричневого от той грязи и, честно говоря, кто знает еще чего, что налипло за время путешествий. Дело в том, что Мсоми, а именно так зовут это позорище, боится воды больше, чем чего-либо в своей жизни. Поэтому его спутникам приходится мириться с его порой чудовищной вонью. Шрамов на его шкуре не видно, да и различить цвет гривы, свалявшейся в дреды тоже крайне проблематично.

Ну что ж, пока мы рассматривали эту крайне странную троицу, они уже подобрались к беседующим леопардам. Группа не скрывалась, но и не выступала вперед, ожидая команды Шабы.

— Это территория Владыки Дебрей, Мефистофелиса, — произнес взрослый самец.

Что ж, оказывается, другие двое — чужаки, а этот местный. Где же тогда его патрульные? Впрочем, это будет на лапу львам. Защитить его будет некому. Дело в том, что эти три товарища из большой группы львов, что облюбовали дебри и решили обосноваться именно там. Теперь они разделились на группки и рыскают по окрестностям, собираясь разведать обстановку и, может быть, поубивать пару-тройку патрулей.

— Ненадолго, — гаркнул Шаба, делая шаг вперед. — Эти леса будут наши, так что уходите или мы вас… того.

Блондин прищелкнул языком и провел лапой себе по горлу, отчетливо смотря в глаза Рагны. И тут же перед ним возникают ярко-зеленые глаза молодого леопарда, который стал что-то кричать, яростно защищать свою, как оказалось, мать, даже угрожать. Он усмехнулся словам мальчишки, будто вспомнил о своей молодости. А потом рывок, открытая пасть, блеск острых клыков. Секунда, и шея Окхарта хрустнула под натиском мощных челюстей одноглазого. Другая, и он уже лежит на земле, истекая кровью и булькая воздухом в разорванной гортани.

— Поняли, что я имел ввиду? — хмыкнул лидер группы, сплевывая на землю. — В атаку, мальчики.

А его друзьям и не нужно было больше. Они ждали этой драки давно, так уж хотелось почеасть коготки. Фуджо нацелился на самку, собираясь ударить ее в бок и сбить с лап, прижать к земле. Мсоми же посмотрел на местного самца и, гаденько усмехнушись, выпустил когти. Он намеревался ударить того по плечу когтями.

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDI0XHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDM2XHUwNDNlIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDI0XHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDM2XHUwNDNlIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MjBcdTA0MzBcdTA0MzNcdTA0M2RcdTA0MzAiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MjBcdTA0MzBcdTA0MzNcdTA0M2RcdTA0NDMiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjExLCJkYW1hZ2VfZGljZSI6NiwibW9kaWZpZXIiOjEsImJvbnVzZXMiOltdLCJib251c2VzU3VtIjowLCJyZXN1bHQiOnsiYXR0YWNrX3JhdyI6MTEsImF0dGFja19ib251cyI6MCwiYXR0YWNrX21vZGlmaWVyIjoxLCJhdHRhY2tfY2hhbmdlIjoxLCJhdHRhY2tfcmVzdWx0IjoxMiwiYXR0YWNrX3N0YXRlIjoibm9ybWFsIiwic2VsZmhhcm0iOmZhbHNlLCJkYW1hZ2VfcmF3Ijo2LCJkYW1hZ2VfbW9kaWZpZXIiOjAsImRhbWFnZV9yZXN1bHQiOjYsImRhbWFnZV9zdGF0ZSI6ImhhcmQifX0=

Фуджо сбивает Рагну с лап, роняя на бок. Слышится неприятный хруст — это ломается ребро Рагны. Она лежит на боку, а Фуджо прижал ее к земле передними лапами.

Сломанное ребро

Симптомы:
Затрудненное дыхание, заметная скованность. В месте перелома наблюдаются припухлость, гематомы и боль, которая значительно усиливается при разговоре, смехе, плаче и любых телодвижениях.

Требует оказания первой помощи (лекарь туго заматывает лианами грудную клетку пострадавшего, фиксируя перелом), но может пройти самостоятельно — правда, за более долгое время.

Рагна получает антибонус "-2" до конца боя, а, также, на 15 постов после его окончания, а после антибонус "-1" еще на 15 постов.
При оказании первой помощи время выздоровления сокращается до 15 постов с момента помощи. Антибонус "-2" на первые 5 постов, "-1" на оставшиеся 10 постов до момента полного выздоровления.

[/formatgic]

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFjXHUwNDQxXHUwNDNlXHUwNDNjXHUwNDM4IiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFjXHUwNDQxXHUwNDNlXHUwNDNjXHUwNDM4IiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MjBcdTA0MzhcdTA0NDdcdTA0MzBcdTA0NDBcdTA0MzQiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MjBcdTA0MzhcdTA0NDdcdTA0MzBcdTA0NDBcdTA0MzRcdTA0MzAiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjIsImRhbWFnZV9kaWNlIjo2LCJtb2RpZmllciI6MSwiYm9udXNlcyI6W10sImJvbnVzZXNTdW0iOjAsInJlc3VsdCI6eyJhdHRhY2tfcmF3IjoyLCJhdHRhY2tfYm9udXMiOjAsImF0dGFja19tb2RpZmllciI6MSwiYXR0YWNrX2NoYW5nZSI6MSwiYXR0YWNrX3Jlc3VsdCI6MywiYXR0YWNrX3N0YXRlIjoic2VsZmhhcm0iLCJzZWxmaGFybSI6dHJ1ZSwic2VsZmhhcm1fdHlwZSI6InNjcmF0Y2gifX0=

А вот Ричард успевает отскочить от вонючки Мсоми, и тот ударяется лапой о землю, не успев затормозить. Эта лапа теперь будет побаливать (правая передняя).
[/formatgic]

+1

75

Пока они с сыном ждали патруль, Рагна успела прилизать пыльную шкуру, а также полюбоваться заревом на Юго-Западе. Безусловно завораживающее зрелище, надо признать. Особенно когда ты далеко от этой красотищи, и она тебя не поджаривает заживо. На секунду крупная кошка задумалась об участи тех, кому не повезло созерцать эту неописуемую красоту слишком близко, но привлёкший её шорох в зарослях заставил её отвлечься от этих мыслей. Рагна не торопясь встала, когда из Дебрей, наконец, соизволил показаться патруль. Хотя, назвать одного леопарда целым патрулём… Неужели они теперь поодиночке снуют по границам, не боясь, что на них нападут? А если бы Рагна и её детёныш были настроены менее дружелюбно?

А вот в на-а-аше время…

Самка взмахнула хвостом, этим жестом приказав сыну заткнуть пасть и даже не думать встревать в разговор старших. Вигдис любила сравнивать этого беса с его матерью в молодости, такой же буйный неугомонный холерик, у которого слова впереди мыслей несутся. Будет лучше, если Окхарт изобразит хорошего мальчика, и молча посидит в сторонке, дав матери самостоятельно поговорить с местными и всё решить. На приветствие патрульного самка кратко кивнула, молчаливо приветствуя его в ответ, и беглым взглядом осмотрела его. Этого леопарда она явно видела впервые. Такой странный пёстрый окрас и глаза вряд ли возможно забыть. Когда этот странный тип назвал имя нынешнего короля, на суровой морде Рагны отразилось неподдельное, хоть и сдерживаемое удивление. Она не сразу вспомнила, знала ли Мефистофелиса, когда жила с семьёй в Дебрях, слышала ли вообще о нём.

Ааа, точно, тот принц-меланист, вечно сопровождающий своего коронованного папашу.

Рагна видела принца всего раз, когда в подростковом возрасте её мать пришла с дочерьми прямиком к королю, и изъявила желание покинуть земли. А принц, никогда не покидающий отца и впитывающий каждое его слово, был рядом с ним. Кажется тогда ему было года два, он был совсем ещё молод. Прошло уже три года, будет интересно посмотреть, изменился ли этот вечно мрачный и серьёзный принц. Но где же Люцифер, тот король, при котором они жили раньше?

А что случилось с Люциф...

Закончить она не успела. К их беседе присоединились ещё трое, но на сей раз компания была менее приятной. Хищница оценивающим взором прошлась по пришедшим львам, но при этом в её глазах не было ни тени страха. Слишком многое она пережила в этом безумном путешествии, чтобы испугаться какого-то красавчика, уродца и вонючки. Замуррчательная компания, чего тут скажешь. Реплика одноглазого заставила Рагну невольно ухмыльнуться, будто она сейчас услышала, как сурикат утверждает, что станет королем всего мира. Вот ведь наивный молодой дурень. Он считает, что в этих дебрях, где леопарды жили столетиями, недостаточно пятнистых воинов, которые смогут поставить кучку львов на место? Точно дурень.

Самка только приоткрыла пасть, чтобы в свойственной ей манере высказаться, но тут ее опередил сын, так некстати выскочивший вперёд. Та ярость, с которой он был готов защищать последнюю родственницу, могла бы заставить Ра гордо улыбнуться, но в менее колкой обстановке. Юнец шел на рожон, привыкший, что любые трудности их семья преодолевала без особого труда. Его мать и бабка были здоровыми, агрессивными бабами, и вместе с пылким молодым Окхартом могли даже парочку львов отогнать от своей добычи. Вот и как ему объяснить, что против трёх львов-самцов даже его любимая маманя, в которой он привык видеть непобедимую защитницу, не выстоит? Леопардица только пасть открыла, чтобы рявкнуть и заткнуть болтливого мальчишку, как тут же застыла, как вкопанная. Все произошло слишком быстро. Рывок, хруст, удар тела о землю... Пятнистая несколько секунд ошарашенно смотрела на упавшее к ее лапам тело, пытаясь осознать и принять случившееся. Её сын только что взволнованно осматривал родные земли матери, рьяно защищал её, а сейчас лежит у материнских лап с удивлённо выпученными глазами.

Ты...

Ее взгляд, полный недоумевания, сменился холодной яростью. Она медленно подняла взор, вцепившись им в единственный глаз убийцы ее сына, о котором она так трепетно заботилась все эти годы, оберегая от всех невзгод этого мира. Двое её детёнышей умерли ещё в раннем детстве, её Джуа, её маленькое солнышко, ушёл на поиски своего места в мире, а теперь у её лап лежит тело последнего родственника. На дне зрачка горело желание впиться в сраную львиную глотку, и начать вырывать из нее куски мяса, один за другим, один за другим, упиваться его кровью, только бы потушить жгучую боль в груди. Кошка хотела ринуться ко льву, желая воткнуть когти в его плоть как можно глубже, выкрикнула обрывок какого-то хлесткого ругательства, и была тут прижата тяжёлой тушей к земле. Ослепляющая разум боль, мерзкий хруст, и рык боли, заставивший сидевших на ветках птиц вспорхнуть ввысь.

РГХАА!

Больно. Чертовски больно. Пожалуй за всю свою жизнь, полную сражению с каждым, кто косо глянет на её семью, Ра никогда не чувствовала такой острой боли, мешающей нормально оценивать обстановку. Дышать было тяжело, да и этот вонючий засранец только усугублял ситуацию, стоя на сломанной кошачьей груди. Однако изворотливая кошка не собиралась сдаваться. Вряд ли она успокоится, пока не доберётся до горла их главаря и пока он не будет страдать также сильно, как сейчас страдает она.

Я сломаю тебе рёбра, вырву твой ср*ный язык и заставлю проглотить его, переломаю лапы, выколю твой единственный глаз! И только мне попадётся палка, я тебе её по самое основание засуну в…

Рагна попыталась резко согнуться, игнорируя боль, и впиться в львиную лапу. Ей хотелось как следует сжать челюсти и попытаться сломать его лапу, чтобы он не мог ей орудовать во время схватки, из которой Рагна планировала либо выйти победителем, либо не выйти вообще. В крайнем случае, он хотя бы слезет с нее, если сможет вырваться из хватки озлобленной потерей последнего ребёнка матери.

Отредактировано Рагна (7 Янв 2019 20:33:36)

+2

76

Терпеливо ожидая ответа, Ричард вежливо, без излишней навязчивости, будто не специально, а лишь по случайному совпадению смотрел в эту сторону, разглядывал пришельцев из-под полуприкрытых век. Было в них что-то общее, может быть, в выражении морд, или в разрезе глаз. Или просто в том, что оба они, чужаки, были Ричарду незнакомы — словом, некоторая схожесть в них была, и чем больше Рич смотрел, тем интереснее ему было.

Между тем, ветер дул из джунглей в направлении границы — а если вернее, то под деревьями пробивался лишь этакий легкий ветерок, потому что ничего сильнее этого густые кустарники и деревья не пропускали. Тем не менее, леопарду вдруг показалось, что в воздухе появились какие-то лишние нотки. Что-то, чего не должно здесь быть. Он скользнул взглядом в сторону, навострил уши, и его чуткий слух уловил легкий хруст травы — и почти сразу же из кустов выдвинулись три здоровенных хищника, каждый из которых был больше чем на голову крупнее любого из леопардов.

Львы. И настроены не слишком дружелюбно. Верхняя губа Ричарда мигом вздернулась вверх, демонстрируя пришельцам ряд острых зубов. Прижав уши к голове так плотно, что что их было вовсе не видно, он угрожающе сгорбился, предупреждая о том, что готов дать отпор. Обычно этого хватало. Львы, забредавшие сюда, джунгли, как правило, не любили. Охота в них плохая для того, кто не может лазить по деревьям; кусты цепляют гриву, а вездесущие леопарды, того и гляди, выцарапают глаза. Получив предупреждение о том, что эта территория занята, они, как правило, предпочитали уйти — или, если сомневались, быстро подоспевший на помощь патруль помогал им принять верное решение и не задерживаться.

Кстати, о патруле. Раас и Эонвэ как раз отправились по следу львов, этих или каких-то других. Они должны были находиться где-то поблизости.
Впрочем, не успел Рич обдумать эту мысль, как события уже завертелись, лишая его возможности неторопливо размышлять.

Может быть, дело удалось бы спустить на тормозах, или хотя бы потянуть время, отбалтываясь от гривастых, пока не подоспеет подмога. Но молодой леопард, тот, из чужаков, решил по-своему, бросившись на защиту самки. Выскочил перед ней с отчаянным и дерзким криком, такой смелый и безрассудный, будто уже не раз бывал в подобных драках.

Вряд ли. Иначе не совался бы так открыто. Ни Рагна, ни Ричард не успели и с места сдвинуться, как одним резким рывком крупный лев достал мельтешившего перед ним мальчишку — и, мгновенно сомкнув клыки, тут же разжал их, отбрасывая прочь безвольно дергающееся, истекающее кровью тело.

Ричарду полагалось бы быть храбрым, но он не был. Впервые в жизни он ощутил, как это, когда говорят, что кровь стынет в жилах. Именно это он чувствовал — и еще облегчение, что рядом с ним не было Ветчинского. Кабанчик тоже был слишком безрассуден, он тоже бросился бы в атаку — а чем она может закончиться, они все только что увидели.
— Поняли, что я имел ввиду? — глумливо осведомился вожак, искривляя в издевательской улыбке перепачканные свежей кровью клыки.
И, еще не дождавшись, когда он договорит, двое его приспешников бросились в атаку.

Первым порывом Рича было помочь самке, но увы, сделать этого он не мог: приходилось разбираться с собственным противником. К счастью для леопарда, тот был не слишком проворен, более того, прыжок его был неуклюжим, и пятнистый с легкостью увернулся, не без злорадства отметив, что противник так и взвыл, ударившись лапой о землю.
Пока грязнуля не успел опомниться, Ричард вскинул голову. Леопарды не умеют реветь так же громко, как львы — на всю саванну. Но кое-что они тоже умеют, хотя и звучит это не так солидно. Тем не менее, громкий и тревожный кошачий вой эхом раскатился по окрестностям, давая понять всем, что случилось что-то, из ряда вон выходящее.

А затем леопард бросился в атаку. Грудь и шея льва были надежно прикрыты гривой, да такой неопрятной и свалявшейся, что нечего было и думать о том, чтобы прокусить ее. Зубы завязнут в этой спутанной массе. Поэтому Ричард, уповая на свои ловкость и проворство, проскочил мимо льва со стороны ушибленной лапы, атакуя когтями и целясь в бок, под ребра.

Отредактировано Ричард (17 Янв 2019 23:55:24)

+3

77

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDIwXHUwNDMwXHUwNDMzXHUwNDNkXHUwNDMwIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDIwXHUwNDMwXHUwNDMzXHUwNDNkXHUwNDQzIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiJcdTA0MjFcdTA0M2JcdTA0M2VcdTA0M2NcdTA0MzBcdTA0M2RcdTA0M2RcdTA0M2VcdTA0MzUgXHUwNDQwXHUwNDM1XHUwNDMxXHUwNDQwXHUwNDNlIiwidmFsdWUiOiItMiIsImFjdGl2ZSI6Im9uIn1dLCJzcGVjaWFscyI6IiJ9LCJkZWZlbmRlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDI0XHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDM2XHUwNDNlIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDI0XHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDM2XHUwNDNlIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImFjdGlvbiI6Ilx1MDQzMFx1MDQ0Mlx1MDQzMFx1MDQzYVx1MDQ0M1x1MDQzNVx1MDQ0MiIsImF0dGFja19kaWNlIjoxOSwiZGFtYWdlX2RpY2UiOjEsIm1vZGlmaWVyIjowLCJib251c2VzIjpbeyJ0aXRsZSI6Ilx1MDQyMVx1MDQzYlx1MDQzZVx1MDQzY1x1MDQzMFx1MDQzZFx1MDQzZFx1MDQzZVx1MDQzNSBcdTA0NDBcdTA0MzVcdTA0MzFcdTA0NDBcdTA0M2UiLCJ2YWx1ZSI6Ii0yIn1dLCJib251c2VzU3VtIjotMiwicmVzdWx0Ijp7ImF0dGFja19yYXciOjE5LCJhdHRhY2tfYm9udXMiOi0yLCJhdHRhY2tfbW9kaWZpZXIiOjAsImF0dGFja19jaGFuZ2UiOi0yLCJhdHRhY2tfcmVzdWx0IjoxNywiYXR0YWNrX3N0YXRlIjoiZ29vZCIsInNlbGZoYXJtIjpmYWxzZSwiZGFtYWdlX3JhdyI6MSwiZGFtYWdlX21vZGlmaWVyIjoxLCJkYW1hZ2VfcmVzdWx0IjoyLCJkYW1hZ2Vfc3RhdGUiOiJzY3JhdGNoIn19

Рагна сгибается, чтобы укусить Фуджо, но боль от ребра слишком сильна. Рагна лишь царапает клыками Фуджо, оставляя слабые ранки.
[/formatgic]

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDIwXHUwNDM4XHUwNDQ3XHUwNDMwXHUwNDQwXHUwNDM0IiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDIwXHUwNDM4XHUwNDQ3XHUwNDMwXHUwNDQwXHUwNDM0XHUwNDMwIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MWNcdTA0NDFcdTA0M2VcdTA0M2NcdTA0MzgiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MWNcdTA0NDFcdTA0M2VcdTA0M2NcdTA0MzgiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjgsImRhbWFnZV9kaWNlIjo0LCJtb2RpZmllciI6MCwiYm9udXNlcyI6W10sImJvbnVzZXNTdW0iOjAsInJlc3VsdCI6eyJhdHRhY2tfcmF3Ijo4LCJhdHRhY2tfYm9udXMiOjAsImF0dGFja19tb2RpZmllciI6MCwiYXR0YWNrX2NoYW5nZSI6MCwiYXR0YWNrX3Jlc3VsdCI6OCwiYXR0YWNrX3N0YXRlIjoid2VhayIsInNlbGZoYXJtIjpmYWxzZSwiZGFtYWdlX3JhdyI6NCwiZGFtYWdlX21vZGlmaWVyIjotMSwiZGFtYWdlX3Jlc3VsdCI6MywiZGFtYWdlX3N0YXRlIjoiZWFzeSJ9fQ==

Ричард неприятно царапает бок Мсоми, нанося ему легкое кровотечение, которое дает ему антибонус "-1" до конца боя.[/formatgic]

Шаба наблюдал за раскрывющейся перед ним сценой с нескрываемым триумфом. Тот наглый мальчишка-леопард уже перестал дергаться, а кровь из глубокой раны на шее уже не текла. Он был мертв, а его мать жаждала мести. Она дернулась вперед, но не успела. Верный лидеру Фуджо опередил ее, прижимая к земле с особенно сладким хрустом. О, блондин уже слышал такой: это звук ломающихся ребер.

- Молодец, Фуджо, - похвалил он друга, не обращая внимания на то, что второй его приспешник промахнулся.

Ничего, они справятся. Пока блондин выжидал, он должен был быть начеку, не предаваться безумию битвы, а следить за обстановкой вокруг, в любой момент готовый дать сигнал отступать. Врываться в драку ему было разрешено только в критических случаях, когда его бойцам угрожает смертельная опасность. Вожак их группировки был не глуп и распределял отряды грамотно. Шаба слегка напрягся, когда леопард прошелся по боку Мсоми когтями, но не стал вмешиваться, ведь раны оказались неглубокими. "Справятся", - отметил про себя он и тихо рыкнул, как бы подбадривая двух других львов атаковать дальше.

Фуджо все еще прижимал самку к земле: одна его лапа была на плече, другая на животе Рагны. Его виду открывался аппетитный бочок, которым он собирался полакомиться. Лев открыл пасть и собрался укусить самку куда-то в район груди, чтобы открыть кровотечение. Мсоми же, раздосадованный своей неудачей, злобно зыркнул на Ричарда и занес здоровую лапу, чтобы ударить самца по голове и оглушить его.

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDI0XHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDM2XHUwNDNlIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDI0XHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDM2XHUwNDNlIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MjBcdTA0MzBcdTA0MzNcdTA0M2RcdTA0MzAiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MjBcdTA0MzBcdTA0MzNcdTA0M2RcdTA0NDMiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjExLCJkYW1hZ2VfZGljZSI6NCwibW9kaWZpZXIiOjEsImJvbnVzZXMiOltdLCJib251c2VzU3VtIjowLCJyZXN1bHQiOnsiYXR0YWNrX3JhdyI6MTEsImF0dGFja19ib251cyI6MCwiYXR0YWNrX21vZGlmaWVyIjoxLCJhdHRhY2tfY2hhbmdlIjoxLCJhdHRhY2tfcmVzdWx0IjoxMiwiYXR0YWNrX3N0YXRlIjoibm9ybWFsIiwic2VsZmhhcm0iOmZhbHNlLCJkYW1hZ2VfcmF3Ijo0LCJkYW1hZ2VfbW9kaWZpZXIiOjAsImRhbWFnZV9yZXN1bHQiOjQsImRhbWFnZV9zdGF0ZSI6ImVhc3kifX0=

Фуджо кусает Рагну в бок, открывая легкое кровотечение. Она получает антибонус "-1" до полного выздоровления. Кровотечение пройдет самостоятельно через пять постов после окончания боя.
[/formatgic]

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDFjXHUwNDQxXHUwNDNlXHUwNDNjXHUwNDM4IiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDFjXHUwNDQxXHUwNDNlXHUwNDNjXHUwNDM4IiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiJcdTA0MWFcdTA0NDBcdTA0M2VcdTA0MzJcdTA0M2VcdTA0NDJcdTA0MzVcdTA0NDdcdTA0MzVcdTA0M2RcdTA0MzhcdTA0MzUiLCJ2YWx1ZSI6Ii0xIiwiYWN0aXZlIjoib24ifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MjBcdTA0MzhcdTA0NDdcdTA0MzBcdTA0NDBcdTA0MzQiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MjBcdTA0MzhcdTA0NDdcdTA0MzBcdTA0NDBcdTA0MzRcdTA0MzAiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjksImRhbWFnZV9kaWNlIjoxLCJtb2RpZmllciI6MSwiYm9udXNlcyI6W3sidGl0bGUiOiJcdTA0MWFcdTA0NDBcdTA0M2VcdTA0MzJcdTA0M2VcdTA0NDJcdTA0MzVcdTA0NDdcdTA0MzVcdTA0M2RcdTA0MzhcdTA0MzUiLCJ2YWx1ZSI6Ii0xIn1dLCJib251c2VzU3VtIjotMSwicmVzdWx0Ijp7ImF0dGFja19yYXciOjksImF0dGFja19ib251cyI6LTEsImF0dGFja19tb2RpZmllciI6MSwiYXR0YWNrX2NoYW5nZSI6MCwiYXR0YWNrX3Jlc3VsdCI6OSwiYXR0YWNrX3N0YXRlIjoid2VhayIsInNlbGZoYXJtIjpmYWxzZSwiZGFtYWdlX3JhdyI6MSwiZGFtYWdlX21vZGlmaWVyIjotMSwiZGFtYWdlX3Jlc3VsdCI6MCwiZGFtYWdlX3N0YXRlIjoiYnJlYWsifX0=

Мсоми сегодня не везет. Он забыл, что вторая его передняя лапа все еще болит и, когда замахнулся здоровой, не устоял и упал прямо перед Ричардом, которому открывается замечательный вид на вонючую гриву и спину льва. Это дает леопарду преимущество к атаке, он получает "+1" на следующую атаку.

[/formatgic]

Расположение персонажей

Рагна лежит на боку: у нее сломаны ребра ("-2") и легкое кровотечение ("-1").
Фуджо стоит сверху, прижимая ее передними лапами к земле. У него одна легкая травма.
Ричард стоит перед Мсоми. Он невредим.
Мсоми лежит на животе. У него легкое кровотечение ("-1").

0

78

ГМу

Использую талисман боя и амулет сопротивления.

Рагна резко согнулась, желая впиться в плоть приспешника убийцы её сына, но из-за резкой боли в груди она не смогла согнуться достаточно для того, чтобы сломать лапу. Её клыки только скользнули по львиной шкуре, оставляя на ней царапины. Царапины! Она горела желанием оторвать подлецу лапы и заставить жрать их, переломать его хвост косточку за косточкой, снять живьем с него шкуру и заставить её носить его товарищей, а в итоге могла только легонько царапнуть! Её ярость из-за боли только усиливалась, и самка уже с трудом контролировала свои действия. Будь она моложе, то, скорее всего, сражалась бы совсем не думая, слепо махая когтями, пока способна двигать лапами. Однако это далеко не первое её сражение, и сейчас она понимала, что если продолжит поддаваться эмоциям, то вряд ли сможет даже просто попасть по противнику, сосредоточенному на поединке, а не на своих мечтах оторвать кому-нибудь башку и повесить её над своим спальным местом.

Ещё и этот белобрысый, гиена его дери! Пялится и наслаждается зрелищем, псина нечёсаная”, – мысленно взвыла пятнистая, лишь на миг отвлёкшись на одноглазого лидера этих незваных гостей. Какой идиот мог додуматься попытаться отвоевывать земли леопардов, где они жили поколениями и знают каждый клочок земли? Тем более, львам же всегда было удобнее охотиться на открытой местности, где издалека видно добычу, где удобно охотиться группой, потому что ты видишь своих сородичей. Что такие здоровые увальни забыли в густых джунглях, где толком не смогут охотиться?!

Да пошёл ты… в пекло, – сквозь стиснутые клыки прохрипела самка, продолжая опалять взглядом главаря, однако тут же снова глухо зарычала, почувствовав, как в шкуру вонзаются львиные клыки. Она содрогнулась всем телом, не ясно отчего: от боли или новой волны отчаяния вперемешку с неудержимой злобой. На себя, за то что потащилась с единственным сыном в Дебри, на Окхарта за то, что согласился идти, на патрульных, которые не справились со своей основной работой – на всех. Всем готова была поотрывать хвосты. Была готова, вот только физически не могла. Но вот если выберется отсюда живой, то в первую очередь попробует надрать зад Мефистофелису. Ишь, как за землями батьки смотрит! Это как можно было пропустить целых трёх львов на священные земли леопардов?! Безобразие, зла не хватает на этих лодырей. Небось ещё и отпрысками не обзавёлся, хочет привести царский дом в упадок.

Ну, принцесса, берегись, доберусь ещё до тебя. Ещё и Ламберт по жопе получит, раз за старшим не следит”.

Самка попробовала резко перевернуться на живот, защищая его и лишая самца равновесия. В случае удачи она хотела выскользнуть из его хватки и отпрянуть в сторону, чтобы у неё была возможность нормально атаковать, а не просто беспомощно валяться на боку и ждать, пока её отправят вслед за отцом, матерью и сыном. Без боя не дастся, не дождётесь.

0

79

Не так чтобы завидная ситуация. Их было двое против троих львов... нет, минуту назад их было трое, и легкость, с которой светлогривый оборвал его жизнь, заставила Ричарда быть втройне осторожным. Остальные львы не казались такими же умелыми в битве, но все равно они были вдвое крупнее, тяжелее, и Рагна уже прочувствовала это на собственной шкуре.

Рич был более удачлив. По крайней мере, он сумел прочертить по боку своего противника несколько длинных, сразу же закровоточивших царапин — но увы, этого было недостаточно, чтобы заставить его отступить. Вокруг этого волосатого мудилы можно было прыгать сутками, пытаясь разорвать его закостеневшую от грязи шкуру... В то время как пара ответных ударов вполне могла превратить Ричарда в кровавое месиво.
Тем не менее, отступать было некуда. Львы все равно не дадут им уйти; темношкурый понимал это вполне отчетливо. Но они должны продержаться до момента, когда патрульные придут им на помощь.
Придут ведь, да?

Лев замахнулся лапой в ответ, досадливо рыча. Леопард поспешно прянул в сторону, но особых умений от него не потребовалось. Противник был неуклюж настолько, что умудрился запнуться, или подвернуть лапу, или что-то еще — выглядело это так, будто вторая передняя лапа у него просто подломилась, так что гривастый грянулся оземь у ног Ричарда.
Чем последний, конечно же, сразу воспользовался. Конечно, открытое брюхо было бы куда лучше (а еще лучше — вскрытое), но и тут есть, где развернуться. Леопард прыгнул вперед, намереваясь поступить с противником так же, как много раз поступал со своей добычей — нанести глубокий и сильный укус в позвоночник, чтобы если уж не убить, то хотя бы обездвижить.

0

80

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDIwXHUwNDMwXHUwNDMzXHUwNDNkXHUwNDMwIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDIwXHUwNDMwXHUwNDMzXHUwNDNkXHUwNDMwIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiJcdTA0MjFcdTA0M2JcdTA0M2VcdTA0M2NcdTA0MzBcdTA0M2RcdTA0M2RcdTA0M2VcdTA0MzUgXHUwNDQwXHUwNDM1XHUwNDMxXHUwNDQwXHUwNDNlIiwidmFsdWUiOiItMiIsImFjdGl2ZSI6Im9uIn0seyJuYW1lIjoiXHUwNDFhXHUwNDQwXHUwNDNlXHUwNDMyXHUwNDNlXHUwNDQyXHUwNDM1XHUwNDQ3XHUwNDM1XHUwNDNkXHUwNDM4XHUwNDM1IiwidmFsdWUiOiItMSIsImFjdGl2ZSI6Im9uIn1dLCJzcGVjaWFscyI6IiJ9LCJkZWZlbmRlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDI0XHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDM2XHUwNDNlIiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDI0XHUwNDQzXHUwNDM0XHUwNDM2XHUwNDNlIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiIiLCJ2YWx1ZSI6IjAifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImFjdGlvbiI6Ilx1MDQzMFx1MDQ0Mlx1MDQzMFx1MDQzYVx1MDQ0M1x1MDQzNVx1MDQ0MiIsImF0dGFja19kaWNlIjo2LCJkYW1hZ2VfZGljZSI6NCwibW9kaWZpZXIiOjAsImJvbnVzZXMiOlt7InRpdGxlIjoiXHUwNDIxXHUwNDNiXHUwNDNlXHUwNDNjXHUwNDMwXHUwNDNkXHUwNDNkXHUwNDNlXHUwNDM1IFx1MDQ0MFx1MDQzNVx1MDQzMVx1MDQ0MFx1MDQzZSIsInZhbHVlIjoiLTIifSx7InRpdGxlIjoiXHUwNDFhXHUwNDQwXHUwNDNlXHUwNDMyXHUwNDNlXHUwNDQyXHUwNDM1XHUwNDQ3XHUwNDM1XHUwNDNkXHUwNDM4XHUwNDM1IiwidmFsdWUiOiItMSJ9XSwiYm9udXNlc1N1bSI6LTMsInJlc3VsdCI6eyJhdHRhY2tfcmF3Ijo2LCJhdHRhY2tfYm9udXMiOi0zLCJhdHRhY2tfbW9kaWZpZXIiOjAsImF0dGFja19jaGFuZ2UiOi0zLCJhdHRhY2tfcmVzdWx0IjozLCJhdHRhY2tfc3RhdGUiOiJzZWxmaGFybSIsInNlbGZoYXJtIjp0cnVlLCJzZWxmaGFybV90eXBlIjoic2NyYXRjaCJ9fQ==

У Рагны не получается вырваться, она ударяется плечом о корень и получает синяк.
[/formatgic]

[formatgic=gmroll]
eyJhdHRhY2tlciI6eyJuYW1lIjoiXHUwNDIwXHUwNDM4XHUwNDQ3XHUwNDMwXHUwNDQwXHUwNDM0IiwiYXBwZWFsIjoiXHUwNDIwXHUwNDM4XHUwNDQ3XHUwNDMwXHUwNDQwXHUwNDM0XHUwNDMwIiwiYm9udXMiOlt7Im5hbWUiOiJcdTA0MWZcdTA0MzVcdTA0NDBcdTA0MzVcdTA0NDVcdTA0MzJcdTA0MzBcdTA0NDIgXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDM4IiwidmFsdWUiOiIxIiwiYWN0aXZlIjoib24ifV0sInNwZWNpYWxzIjoiIn0sImRlZmVuZGVyIjp7Im5hbWUiOiJcdTA0MWNcdTA0NDFcdTA0M2VcdTA0M2NcdTA0MzgiLCJhcHBlYWwiOiJcdTA0MWNcdTA0NDFcdTA0M2VcdTA0M2NcdTA0MzgiLCJib251cyI6W3sibmFtZSI6IiIsInZhbHVlIjoiMCJ9XSwic3BlY2lhbHMiOiIifSwiYWN0aW9uIjoiXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDQzXHUwNDM1XHUwNDQyIiwiYXR0YWNrX2RpY2UiOjgsImRhbWFnZV9kaWNlIjo1LCJtb2RpZmllciI6MCwiYm9udXNlcyI6W3sidGl0bGUiOiJcdTA0MWZcdTA0MzVcdTA0NDBcdTA0MzVcdTA0NDVcdTA0MzJcdTA0MzBcdTA0NDIgXHUwNDMwXHUwNDQyXHUwNDMwXHUwNDNhXHUwNDM4IiwidmFsdWUiOiIxIn1dLCJib251c2VzU3VtIjoxLCJyZXN1bHQiOnsiYXR0YWNrX3JhdyI6OCwiYXR0YWNrX2JvbnVzIjoxLCJhdHRhY2tfbW9kaWZpZXIiOjAsImF0dGFja19jaGFuZ2UiOjEsImF0dGFja19yZXN1bHQiOjksImF0dGFja19zdGF0ZSI6IndlYWsiLCJzZWxmaGFybSI6ZmFsc2UsImRhbWFnZV9yYXciOjUsImRhbWFnZV9tb2RpZmllciI6LTEsImRhbWFnZV9yZXN1bHQiOjQsImRhbWFnZV9zdGF0ZSI6ImVhc3kifX0=

Ричард вонзает зубы в шею Мсоми, но грива его настолько отвратительна, что глубоко пронзить кожу он не смог. Но кровотечение все равно открылось, Мсоми получает антибонус "-1".
[/formatgic]

Атаки не особо задавались, по крайней мере для Мсоми. Вонючий лев взвыл от боли, когда зубы леопарда воткнулись в его кожу. Он обиженно посмотрел на своего главаря, как бы взывая к помощи, но тот оставался беспристрастен. Фуджо же держал самку, не давая ей вырываться и улыбался. Он был готов ее убить, им сказали идти на любые методы запугивания. Ее сына они уже убили, можно и прикончить Рагну. Он уже собирался вонзить свои зубы в шею самки, когда услышал громкий шорох в кустах. Его услышали все присутствующие и повернули головы туда, откуда исходил звук. Тот, кто продирался через густую растительность в сторону дерущихся не скрывался. А это значило только одно.

— Патруль! — крикнул Шаба. — Отходим!

Как по мановению волшебной палочки из леса появилось два крупных леопарда. Они услышали зов своих сородичей и прибежали. Теперь преимущество было на стороне местных жителей, а на такую ситуацию у них было одно указание: отступать. Другие львы среагировали быстро. Фуджо отпустил Рагну, Мсоми отскочил от Ричарда. Шаба кинул самоуверенный взгляд на патруль и, быстро развернувшись, побежал прочь из джунглей. Леопарды из патруля быстро заметили лежащего в луже крови мертвого подростка и раненую самку. Они побежали за львами и гнали их несколько минут, пока не заметили, что те приближаются к своему прайду.

— Мы еще вернемся, — выплюнул Шаба и скрылся в недружелюбной толпе львов.

***

Патруль же ушел обратно в джунгли, где леопарды отходили от произошедшего.

— Ричард, что здесь произошло? — отдышавшись, спросил Раас.

Эонве уже осматривала труп, отмечая про себя, что убит этот подросток был одним ударом. Она подошла к Рагне и помогла ей подняться. Было понятно, что эта самка серьезно ранена, ей нужна была помощь лекаря. Но сначала нужно было разобраться, что здесь произошло, прежде чем тащить чужаков в сердце джунглей.

+1

81

И снова у неё ничего не вышло. Вместо того, чтобы с присущей всем леопардам грацией выскользнуть и когтей противника и как следует надавать ему по щам, Рагна только снова себе навредила. Она уже настолько отчаялась, что толком не обращала внимания на окружающую её местность и не заметила огромный корень, находящийся, мать его, на самом видном месте. Почему она вообще позволила себе отдыхать вместо того, чтобы осматривать местность, когда они вместе с сыном пришли на давно забытые ею земли? Да, она, естественно, не ожидала встретиться с кучкой головорезов вместо вежливых собратьев, но это не причина расслаблять булки и чувствовать себя, как дома. Разве этому её учила Вигдис, когда они стали одиночками? Разве она не повторяла постоянно, что одиночкам никогда нельзя забывать об осторожности, если жить не надоело?

Самка вцепилась взором в мерзкие, напоминавшие ей ненавистные болота, глазёнки приспешника белобрысого. Глядя на его самодовольную улыбку, когда он любовался её беспомощностью, она снова не сдержала раздражённый рёв. На сей раз тихий и утробный, на большее она была просто не способна. Боль в груди только нарастала с каждой её попыткой нанести противнику хоть какой-то урон, и уже было больно не просто рычать и плеваться оскорблениями – даже вдохи ей давались с ощутимым трудом. И всё же, она не была готова сдаться. Не в её характере.

Внезапный шорох в кустах заставил всех присутствующих не только позабыть о битве, но и сумел спугнуть нарушителей границ. При виде парочки патрульных-здоровяков они поспешили скрыться, так и не добив Рагну и её более проворного товарища по несчастью. Несколько минут она продолжала лежать на боку, с противным хрипом жадно глотая воздух. Теперь, когда сверху её никто не прижимает, дышать оказалось гораздо, гораздо легче, и она никак не могла надышаться. От боли в груди и свежих ранах голова шла кругом, и соображала она с большим трудом. Где она, что с тем разноглазым щёголем и головорезами – сейчас это казалось ей делом десятым. Главное это добраться до Окхарта. Пятнистая хищница неуклюже перевернулась на живот и попыталась подняться самостоятельно, но чуть снова не свалилась на больные рёбра. К счастью, к ней подоспела одна из патрульных, готовая помочь непутёвой воительнице. Рагна осмотрела её туманным недружелюбным взглядом, ожидая подвоха, но всё же приняла её помощь, пусть и с большой неохотой. Оказавшись на своих четверых, пятнистая шатаясь и фыркая от боли поплелась к телу Окхарта, игнорируя всех присутствующих. Пускай сами разбираются, у неё есть дело поважнее.

Добравшись до неподвижного тела молодого леопарда, самка бессильно плюхнулась рядом с ним и неуклюже подползла вплотную. Массивная голова упала на окровавленную грудь светлошкурого, Рагна затаила дыхание, будто боялась, что из-за своих хриплых вдохов не сможет услышать бьющееся сердце. Около тридцати секунд она продолжала неподвижно лежать, прижавшись ухом к родному меху, прежде чем со свистом выдохнуть и закрыть глаза.

Мой мальчик...” – эхом отозвалось в её голове. Рагну трудно назвать образцовой матерью. Именно от неё сыновья услышали первые скверные словечки, из-за неё Окхарт набрался вспыльчивости и иных не самых лучших черт. Но она любила своих детей. Многие матери, особенно если они одиночки, стараются избавиться от дополнительного груза как можно раньше, но она была готова жить со своими детьми хоть до самой старости, если они продолжат выдерживать её гиперопеку. С Вигдис ведь жили, пусть и в не самой дружелюбной обстановке. И теперь, потеряв единственного родственника, ей было, что сказать.

Позволить ср*ным львам расхаживать по священной земле и называть её своими владениями… – прохрипела самка, с трудом поднимаясь. Она смотрела на непривычно спокойную морду погибшего, пытаясь совладать с кипящей внутри неё яростью. Она понимала, что большая часть вины за смерть Окхарта тяжким грузом лежит именно на её плечах. Это она повела сына сюда, это она не смогла вовремя угомонить его и уберечь от клыков одноглазого. Да и привычку мгновенно вспыхать от одного только слова и лезть в самое пекло он, наверняка, подсмотрел именно у мамаши. И всё же у неё просто в голове не укладывалось, как Мефистофелис допустил, чтобы возле границ бродили какие-то бродяги и строили планы захватить Дебри. Неужели за годы её отсутствия Дебри перестали вселять страх и уважение в сердца соседей? Жаль, очень жаль. – Мне нужно поговорить с вашим королём. Будет лучше, если кто-то поможет дотащить тело моего сына, боюсь, что пока я дотащу его на своих плечах, эти мерзавцы ещё раз триста успеют отметиться на границах.

Стоило одному из патрульных взвалить на себя тело Окхарта, и Рагна чуть пошатываясь, двинулась вслед за этой процессией, хмурым взором осматривая практически забытые ею джунгли.

===========> Непролазные джунгли

+1

82

Как ни старался леопард стиснуть зубы, все время вместо мяса натыкался лишь на свалянные грязные дреды. Может, в этом и был секрет живучести этого вонючего льва — просто никто не мог прокусить ему ни горло, ни загривок? Ричард набил себе полную пасть длиннющих волос, но все, чего он добился — это лишь болезненного воя. Когти скользили по покрытой грязью шкуре, проколупывая в ней светлые дорожки, но нанося лишь незначительные царапины.
На помощь льву, правда, никто не спешил. Может быть, никто особо и не хотел ему помогать; были ли такие порядки в львиных прайдах, или просто вонючку недолюбливали, Рич понятия не имел, да и не хотел узнавать, если честно. Все, чего он хотел в данный момент — это вгрызться как можно глубже в шкуру противника, чтобы тот надолго запомнил, каково это — связываться с леопардами.

— Патруль! — вдруг заорал светлогривый, так и стоявший неподалеку, наблюдая за схваткой, — Отходим!

Челюсти пятнистого клацнули вхолостую, выдрав еще один клочок длинной грязной шерсти. Скуля от боли и капая наземь кровью из раны, противник вырвался из хватки Ричарда и поспешил за своими товарищами.
Темношкурый тяжело осел на землю, пальцами одной из передних лап вытаскивая из пасти клочья шерсти. Он дышал быстро и резко, раздувая ноздри, хотя, кроме нескольких царапин, ран на нем не было.
— Ричард, что здесь произошло? — выпроводив львов до границы джунглей, патруль вернулся, и Раас немедленно навис над своим подчиненным, осматривая его с головы до ног.

Самец передернул плечами. Он был недоволен ночью, патрулем и самим собой. Львов было слишком много, и подошли они внезапно и тихо, явно зная, что и где искать.
— Как видишь, — он кивнул в сторону, на убитого подростка, — те львы, за которыми вы пошли, видимо, были лишь частью отряда. А вторая часть оказалась здесь. Они убили этого мальца и заявили, что хотят владеть нашим лесом, — глаза его яростно блеснули, яснее ясного показывая, как он относится к этой мысли.
Снова встряхнувшись, Ричард звучно чихнул; ощущение от львиной шерсти в пасти не уходило. Подняв по очереди передние лапы, он внимательно изучил все еще покрытые львиной кровью когти.
— Боюсь, я не слишком сильно ранил своего противника, он слишком волосат, чтобы его прокусить, — с сожалением признался леопард, — а что удалось найти вам?

Слушая ответ Рааса, Рич тем временем подошел к трупу юнца. Это было странно: еще считанные минуты назад тот был жив, а теперь лежал у лап темношкурого безвольной тушей... За годы, что Ричард провел в джунглях, он не однажды сталкивался со львами, и порой участвовал в пограничных стычках, но никогда прежде дело не доходило до убийства, и ни разу не появлялись львы, столь явно и открыто заявлявшие о своих претензиях на лес.
Что ж, Мефистофелис должен был узнать об этом, и чем скорее — тем лучше. Клыки Ричарда осторожно, почти нежно сомкнулись на загривке Окхарта; взвалив тело на спину, темношкурый медленно побрел в джунгли вслед за Раасом и остальными.

-----→ Непролазные джунгли

+1

83

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"5","avatar":"/user/avatars/user5.jpg","name":"Котаго"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user5.jpg Котаго

Незнакомая самка была грубой и крепко выражалась, но никто не придал этому значения. Они сразу, по глазам, по выражению морды поняли, кем приходился ей этот юнец, что лежал в луже собственной крови. Так может смотреть только мать, потерявшая свое дитя. И, если бы Эонве была более эмоциональной или мягкой, на ее глаза навернулись бы слезы. Но она лишь уважительно склонила голову и отступила назад, к другим, чтобы дать Рагне проститься с сыном.

— Мы почуяли запах чужаков, — мрачно ответил Раас. — Но он затерялся где-то на границах, мы хотели проследовать, но услышали твой рык. Я очень сожалею о вашей утрате.

Последняя фраза, конечно же, была адресована уже Рагне. Раас прекрасно понимал, что ей ни разу не сдались эти его сожаления, но нельзя же было игнорировать. Злость закипала в груди обычно добродушного леопарда. “Лес они захватить хотят, а еще чего?”, — бурчал он про себя, помогая взвалить тело Окхарта на спину второго самца. Таких наглых, таких бесцеремонных и отчаянных львов он не видел никогда, хотя и был уже не юнцом. Просто так заявиться в чужой дом, убивать и ранить направо и налево, без объявления войны. Отделять отряды друг от друга, чтобы бесцеремонно уничтожать. Да и кого? Раас окинул взглядом мертвого, свисающего безвольной тряпочкой со спины Ричарда. Ему было от силы два года, молодой, ему бы жить и жить.

— Эонве, иди чуть позади, принюхивайся и прислушивайся, — отдал он команду подруге. — Не хватало нам еще привести этих уродов к Мефистофелису.

Он знал, что в сердце джунглей, где сейчас находился король, находились и его жена с тремя детьми. Последнее что он хотел — драки на глазах у юных принцев и принцессы. Леопард подошел к Рагне и подставил плечо, предлагая свою помощь. Она явно была ранена. Сначала самка резко огрызнулась и пошла сама, но вскоре стала все больше отставать и все тяжелее дышать, поэтому приняла его помощь.

------------------------------------→ Непролазные джунгли

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Непроходимые Дебри » Граница тропического леса