Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Неприступная стена


Неприступная стена

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sf.uploads.ru/xg2bi.png

Относительно ровная, однообразная местность по ту сторону от Северного озера резко и внезапно упирается в обрывистые стены плато, вздымающиеся на поистине головокружительную высоту. Забраться на самый верх не представляется возможным, и животным зачастую приходится совершать большой крюк, отыскивая более пологий и безопасный склон. У подножья плато практически нет никакой растительности, за исключением редкого кустарника и отдельно растущих акаций.


Доступные травы для поиска: Базилик, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Адиантум, Сердецей (требуется бросок кубика).

0

2

Светает. Хотя за длинной стеной из серых облаков этого не видно, ведь лишь изредка, на пару секунд пробиваются розоватые лучи солнца. Ветер беспощадно треплет темную шкуру самки которая решила переждать ночь в этом странном месте, на голой земле, без укрытия. От чего она не побоялась за свою жизнь? Может, только глупцы решили бы пойти такой дорогой?
Высокая и неприступная каменная стена, она вознеслась ввысь, предупреждая путников, что дальше не дороги. В сумрачном свете она казалась не такой огромной.
Смоль стояла задрав голову вверх и пытаясь понять, где же вершина у этого природного препятствия, да и вообще, где же здесь можно пройти?
Глаза ещё застилала некая пелена, ведь гиена совсем недавно проснулась, почувствовав как холодный ветер пробирает её до самых костей.  Однако совсем скоро она смогла согреться, а её тонкие лапы больше не тряслись от прохлады.
- Да как же здесь можно пройти! – проклиная всех известных богов пролепетала тёмношкурая. У неё уже начинала кружиться голова, конечно, попробуйте долго посмотреть вверх!
- Видимо, придётся делать крюк, - совершенно безразличным голосом произнесла Смоляная.
Она вновь начала отыскивать более безопасный путь, и занесло же посреди ночи не пойми куда!  Её внимание ещё было несколько понижено после сна, а потому она не заметила неустойчивый участок земли. Почувствовав, как лапы начинают медленно соскальзывать Смоль резко кинулась назад, однако это ей не помогло. Она, в прямом смысле этого слова – поехала вниз. Хоть санки доставай да с радостным криком катись вниз. Однако гиене было вовсе не весело.  Пытаясь хоть как-то удержать равновесие, чтобы не пропахать мордой рыхлую землю Смоль балансировала как заядлый акробат, но всё же в конце концов она свалилась на спину.
Раскинув лапы в стороны самка узрела путника, который беспечно поднимался вверх. Ну что, голубчик, готов к весёлым играм? Зажмурив глаза гиена приготовилась к худшему.
- БЕРЕГИИИИСЬ!!! – с диким воплем она сбила с ног самца. Вот, молодец, из тебя вышла хорошая педаль  торможения. Медаль ему, медаль!
Только сейчас Смоль ощутила всю болезненность своей глупой ошибки. Проклиная себя она пыталась встать. Но огромная коричневая туша, что сейчас располагалась на некоторых частях её тела – жутко мешала.
Да, не повезло быть такой «ошибкой природы». Дело в том, что гиена заметно уступает другим самкам в размерах, скорее она похоже своими параметрами на самца, можно даже сказать что она учть меньше некоторых представителей противоположного пола. И не мудрено, что сейчас она не может встать, ибо этот путник крупнее её.
Будет не удивительно, если он примет её за самца. Все принимают, пока вблизи не увидят.

0

3

Ренье недовольно зарычал, когда ткнулся носом в колючий кустарник. На дворе ночь, а Рен не видит вокруг себя почти ничего, ориентируясь лишь на свой слух и осязание. Он продвигался по местности довольно осторожно, место ведь открытое, а мало ли кто на пути встретится может. Да, возможно Ренье и покрупнее своих сородичей будет, но против льва идти в одиночку - самоубийство. Так что лучше не пренебрегать своей осторожностью и двигаться максимально тихо и принюхиваться хотя бы раз в пять минут. Предупрежден - значит вооружен, как говориться.
Встретить сородича Ренье вполне ожидал, ведь место - самое оно для гиен. Вроде как...
Сильный и, на удивление, холодный ветер поиграл с гривой Ренье. А самец, в свою очередь встряхнул головой, перекидывая гриву на другую сторону. Он фыркнул, поднимая голову вверх и смотря ярко-желтыми глазами ввысь, к самой вершине неприступной стены. [i]Дальше дороги нет...[/i, - Ренье закатил глаза и зарычал, оскалив зубы.
Далее свой путь Ренье продолжал, стараясь держаться чуть ли не вплотную к скале. Так он прошёл метров сто-сто двадцать, как нашёл лазейку. Вместе с тем он почуял странный запах, который, впрочем, его не сильно волновал. Ренье начал довольно ловко взбиваться по тропе, напоминающей больше горку.
- БЕРЕГИИИИСЬ!!! - дикий вопль послышался откуда-то сбоку и сильно озадачил Ренье и он стоял как вкопанный, с мордой последнего лабрадора, пока его не сбила с ног какое-то тёмношкурое животное, скорее всего - гиена. Рен успел зажмурится, а когда открыл глаза, услышал кряхтение самки гиены, расположившейся прямо на боку у Рена. Похоже, Ренье придавил что-то ей, ибо она никак не могла встать.
- Сейчас я, - прокряхтел Рен, набирая побольше воздуху в лёгкие и резко перекатываясь на другой бок. Самка свалилась с него на землю, а Ренье мгновенно встал оскалив, на всякий случай, острые клыки. А кто знает, может, это была попытка напасть? Хоть и весьма нелепая, но все-таки попытка атаки. Ренье повёл бровью, наблюдая, как самка пытается встать. Она неплохо скрывалась, благодаря тёмной шкуре, в сумерках ночи, поэтому истинного размера её Ренье видеть не мог - только сверкающие глаза, неопределенного цвета и неясный силуэт в потьмах

0

4

-----→ Пологий склон

Львица смущенно поковыряла когтем землю. Ее спутник взмолился о спуске с таким страданием в голосе, что рыжая, несмотря на то, что по всем канонам должна быть абсолютно бесстыжей, таки устыдилась своей черствости. В самом деле, он ради нее бросил отдых и поплелся неведомо куда, чтобы помочь ей поймать жратвы... А она собирается, к тому же, заставить его эту жратву еще и тащить.
А ведь так хотелось забраться на плато! Самка возвращалась туда раз за разом, будто в надежде отыскать потерянного друга... и всякий раз безуспешно. Вот и сейчас стремилась туда же, так что предложение спуститься вниз заставило ее разочарованно опустить ушки.
Впрочем... долго огорчаться она не умела. Не успела расстроиться — уже воспряла духом и, оживившись, зашагала по склону, все-таки подхватив тушу за одну из конечностей и таким образом хотя бы немного помогая Кайло, пытавшемуся благородно уволочь добычу в одиночку. Чего уж тут печалиться — вот наберется сил и вернется на плато. Туша большая, хватит не на один раз, а если посчастливится добыть что-то еще, то через несколько дней Мэриан преодолеет этот чертов подъем бегом.
— Пошли, — речь самки звучала немного неразборчиво из-за зажатой в пасти ноги, но все же можно было догадаться, о чем она говорит, — только обратно к реке не пойдем — далеко. Я знаю местечко у подножья, там можно остановиться.
Обратный путь, понятное дело, оказался немного легче, хотя рыжая все равно быстро запыхалась и прилагала все усилия, чтобы не отстать. Склон так и плыл перед глазами, и порой львица ставила лапы совершенно наугад, надеясь только, что ей не подвернется кроличья нора или случайный камень, о который вполне можно запнуться и сломать лапу. Сейчас бы полежать часик... а лучше десяток часиков.
Ночь тем временем окончательно одержала верх над днем. Потемневшее небо заволокли низкие тучи, из которых то и дело сыпались редкие слабые капли мороси. Их было, пожалуй, слишком мало, чтобы сделать ночь приятной. Духота стояла страшная, и от земли поднимались волны жара, заставляя Мэриан мечтать о прохладной водичке. Сейчас бы снова вернуться к реке! Да плевать, что берега крутые — еще немного, и измученная жаждой самка будет готова прыгнуть в самую середину потока, только бы охладиться.
Наконец, оба льва оказались у стены, вздымавшейся вертикально куда-то в небо. Ее верх терялся в темноте, и сейчас Мэриан не рискнула бы запрокинуть голову, чтобы рассмотреть его — этак свалишься с головокружением. Облегченно вздохнув, львица слабо потянула за ногу туши, которую все еще упрямо сжимала в пасти, показывая тем самым Кайло, куда нужно свернуть.
В общем-то, тут особо некуда сворачивать. Мест-то всего: кусты да деревья. И тех, и других — что кот наплакал. И все равно здесь казалось не так душно, как на склоне — или львице казалось так, потому что она уже предвкушала долгожданный отдых и обильную трапезу.
— Давай остановимся здесь, — самка уронила ногу из пасти, устало присев на землю, — вроде бы все тихо... Надо же, всегда считала, что плато практически не заселено — и на тебе. Откуда столько львов?..
Не дожидаясь ответа, она нетерпеливо впилась в брюхо антилопы, торопясь набить свой собственный живот.

-----→ Вершина плато

офф: Кайло

поскольку тебя нет - я ушла. Вернешься - пиши, присоединяйся.

Отредактировано Marian (18 Окт 2016 22:21:59)

0

5

→ Вершина плато

Шень уже ненавидел свой план, а Хаябуса откровенно ржал над другом и предлагал свою помощь в этом деле. Конечно, уточнять смысл помощи пернатое не стало, но Шень в долгу не остался. Друга пометил, стоило ему приземлиться. Воот. Снова полегчало душевно, а от мата Хаябусы можно абстрагироваться.

Что ж, картина открывалась шикарная, ничего не скажешь. Конечно, ветер был сильным, потому птиц и сел, но если исключить порывы и угрозу свалиться вниз - всё было шикарно. Шенью даже вспомнил родной прайд и ту местность. Тоже скалы, тоже горы и редкие местности с ровным рельефом. Матерый вздохнул и решил снова передохнуть, да и сокол купался в очередной луже.

- Я явно занимаюсь ерундой, но дальше шляться одиночкой совершенно не хочу, - матерый думал о дочери, думал о жизни в Оазисе; туда можно было бы вернуться, но идти в пустыню совершенно не хотелось, - Хаябуса, если ты избавился от моего "пробника", то садись на спину ко мне и пошли. Надо возвращаться. Я итак загулялся.

Птиц заворчал и показательно кинул камушек в льва. Значит полетит, если сможет подняться с таким ветроганом. Шенью уже хотел возвращаться проторенной дорогой, но его взгляду приглянулся довольно подозрительная выемка впереди. Сперва он принял её за лужу, но подойдя поближе - любопытно поднял брови и опустил морду в дыру.

- ЭЙ!- он громко крикнул и следом почти оглох от громкого эхо. До банального стало интересно, куда же приведет эта дыша и Шень, снова поглядев по сторонам и оставив  метку у входа, скрылся в дыре. 

->К водопаду. Через сквозную пещеру.

0

6

Вершина плато →
Следы Колонии. Казалось бы да, чего тут такого? Но узнав, чем это может грозить, понимаешь, что лучше предостерегаться. И Гранат совершенно не винила Жемчуг в её панической реакции на это известие. Несмотря на то, что львица всегда называла себя личностью разума, ей часто руководили именно чувства, которые бурлили в ней намного сильнее, чем в той же Гранат, пусть и для неё слово "Колония" означало далеко не то же самое, что и "Дом". Её родителей, в конце концов, хотели убить за их связь, что уже говорит о жестоких обычаях этого прайда. Нарушение системы каст каралось множественными способами: от простых заключений под стражу вплоть до убийства.

Спускаясь вниз к месту, куда должна была упасть зебра, львица иногда поглядывала на Жемчуг. Гранат помнила, как они встретились. Тогда, будучи ещё маленькой, когда её семью все ещё преследовали, она не знала, кто она. Все жители колонии, видевшие её, говорили, насколько она ужасна, насколько такое дитя неприемлемо для их общества. Она отбилась от родителей, не понимала, куда ей идти и кем быть, если никто не хочет видеть её такой, какая она есть. И Жемчуг, как вы могли подумать, не пришла ей на помощь, она была лишь немногим старше, всего-то подросток, поначалу она подумала, что это шпионка колонии и встала в боевую стойку. В тот момент и появилась Роза. Молодая львица, очень похожая окрасом на саму Пёрл, но в то же время такая отличная от неё. Её шерсть вилась, глаза горели непонятной радостью, когда та узрела дитя. Плод любви тех, кто перешел через законы Колонии. Именно благодаря ей они создали новую крепкую семью, отбившись от тоталитарного режима Родного Прайда, который те никогда и ни за что не назвали бы "родным".

Раздумья прервал запах крови. Весьма свежей, несмотря на то, что туша пролежала порядочное количество времени. Должно быть это поработала прохлада, что спустилась на плато к вечеру. Как заметила Гранат ещё в начале своей охоты, с утра был небольшой дождь, а значит к вечеру может быть туман. Это и произошло. Белая пелена мягко стелилась на землю, и если этого было не очень заметно наверху плато, то снизу у начала Стены туман был намного гуще.
Львица огляделась и принюхалась, из-за влаги это было не очень удобно, запах разбавлялся, как в воде. А вот и туша. Почти целая, но нога у копыт уже была немало съедена, очевидно, муравьями. Что странно, остальные плотоядные её почти не тронули. Когда Гранат подошла ближе, то сразу осмотрела её на наличие подозрительных пятен. Ничего. Отлично.

- Поедим и передохнем. Туман будет гуще, идти сложнее, - самка кивнула на тушу. - Колония скорее всего ищет новые территории, учитывая, как нещадно они опустошали уже имеющуюся. Но с этим придется разбираться позже.

Отредактировано Гранат (29 Июн 2017 09:35:29)

+3

7

→ Вершина Плато

Жемчуг была заметно опечалена новостью Гранат, и несмотря даже на то что львица умудрилась её успокоить, Пёрл все равно не чувствовала более в себе того энтузиазма, который и подтолкнул львицу на преследование своей коллеги. И естественно она пыталась это скрывать. Идет прямо, смотрит вперед, почти плечом к плечу с Гранат - вроде бы типичная Жемчуг. Но вот то шаг у нее неуверенный, то взгляд она отведет в сторону, будто подумав о чем-то, то отстанет, а потом ускоряется, чтобы вновь нагнать подругу. Как не умела она скрывать от других ложь, так и чувства свои скрыть она никак не могла.

Она пыталась быть сильной. Она искренне хотела быть такой же сильной как Гранат, но в такие моменты львица прекрасно осознавала, что ничего у нее не получается. Сейчас, когда она невольно вспоминала все те ужасы войны, ужасы её родной колонии, она понимала, что никуда от своей слабости не деться. Совершенно не осознавая, что если бы не её внутренняя мощь, то дожить Жемчуг до этого момента точно бы никак не смогла. Гранат это понимала. Пёрл - нет. Ей оставалось лишь с грустью на морде рефлексировать об утраченном и потерянном, нежели с гордостью и счастьем в глазах осознавать приобретенное.

Так и шли в полной тишине. Жемчуг прекрасно понимала, что эта новость значила и для Гранат, ведь её воспоминания, как и воспоминания Пёрл, связанные с беспощадной колонией, были покрыты темной пеленой кошмаров. И от того та восхищалась львицей еще больше. Неосознанно она ей завидовала, куда уж без этого. И, возможно, даже с толикой черного в этой зависти. А может и с целой кляксой.
Воистину Жемчуг была львицей с не самыми твердыми моральными ценностями и убеждениями, но она безусловно любила Гранат. И даже когда по-черному завидовала той за её силу, мощь и умение держать себя в лапах, она не переставала любить ту. Жаль лишь, что Жемчуг совершенно не понимала, насколько и самой Гранат тяжело, и видела в ней лишь идеального лидера. И как долго ты бы ни боролся с системой, чем Жемчуг и занималась на протяжении нескольких лет, система никуда не делась, и она осталось все той же рядовой жемчужиной, что строит себе идолов в лице других львов. Теперь, когда Роуз рядом не было, от части это место заняла и Гранат.

Когда самки спустились к подножию завораживающе прямой скалы (что не могло не радовать внутреннего перфекциониста в Жемчуг, и от того ей было чуточку легче), легкая дымка с вершины плато превратилась в полноценный густой туман, через который можно было разглядеть силуэты и очертания предметов вокруг, хоть и достаточно трудно. Неудивительно, что на инстинктивном уровне склонная к панике Жемчуг то и дело озиралась. Гранат вела её прямиком к добыче, и как только львицы подошли настолько близко, чтобы тушу можно было разглядеть, Жемчуг не смогла удержаться, чтобы не издать звук отвращения, глядя на расплющенную мясо-костную массу, что осталась от добычи Гранат.
- Фу... Это она аж оттуда упала? - голова львицы в удивлении поднялась, и сквозь туман Жемчуг попыталась разглядеть вершину плато, откуда они только-только спустились, но в таких погодных условиях сделать этого было невозможно. И все равно впечатляет. И одновременно отвращает.
- Поедим и передохнем. Туман будет гуще, идти сложнее, - начала Гранат, когда Жемчуг аккуратно прилегла неподалеку от неё и туши, а та в свою очередь тихонько прыснула и в сторону пробормотала что-то вроде "куда уж гуще", - Колония скорее всего ищет новые территории, учитывая, как нещадно они опустошали уже имеющуюся. Но с этим придется разбираться позже.

И вновь на неприятном слове Жемчуг громко вздохнула, отвернув голову.
- Мда... Ты права, но... Я если честно что-то не особо голодна.
И нет, она совсем не старалась привлечь к себе внимание, честно. Жемчуг очень не хотела обременять Гранат своими проблемами, которых как всегда было слишком много, и от того львица лишь тихонько положила голову на передние лапы и слегка прикрыла бирюзового цвета глаза.
От таких новостей и воспоминаний действительно не было никакого аппетита, особенно когда есть предстояло то мерзкое месиво. По крайней мере именно так говорили ощущения Жемчуг. Зато стоит им двинуться в путь, и желудок сразу же даст о себе знать, напоминая хозяйке о том самом моменте, когда она поддалась эмоциям, вместо того чтобы поступить рационально, как настоящий воин и опытный боец. Так, как поступила бы Гранат.

Львица ей толком ничего и не ответила, а потому уже совсем скоро Жемчуг начала чувствовать, как сильно её клонит в сон. Еще пара минут в расслабляющей тишине, и самка нежно уснула под боком своей любимой подруги.

+3

8

Гранат не была удивлена отказом своей подруги. Вернее, львица чувствовала себя так, будто её уже ничего в этом мире не удивит. Тем не менее, самка не корила Пёрл за это, понимая, что глупо будет требовать от неё стать другой, прогнуться под ситуацию и окружающих. Как это когда-то делал Родной Прайд.
Честно говоря, самой Гранат туша не казалось таким уж и противным месивом. Да, она оказалась сильно повреждена, лежала в очень неестественной позе с вывернутыми ногами, но как бы сильно она не вызывала отвращение, вкус у неё такой же, как и у остальных мясных туш. Как бы это сравнение глупо не звучало, точно так же и с живыми вполне разумными зверьми: как бы противно не выглядел, а наверняка такой же, как и остальные. Только вот с жителями Родного Прайда всё с точностью наоборот. Насколько приторным бы ни был, а всё равно скорее всего приверженец предрассудков и лицемер, который тут же ловит оргазм, как только одна из предводительниц кинет на него беглый взгляд.

Гранат, усердно работая зубами, разгрызла мышечную ткань около бедренной кости зебры и отсоединила её заднюю ногу, что выглядела наиболее презентабельно, и отложила немного поодаль от самой туши, посмотрев на Жемчуг и кивнув ей, как бы говоря, мол, это тебе, если передумаешь. В конце концов, если не сегодня, то завтра утром. Гарнет прекрасно понимала Пёрл и отсутствие аппетита у неё. Львица приступила к еде, сделав первый укус. Аппетита не было и у неё. Чем дальше она уходила от дома по следам колонии, тем чаще встречала безумцев. Их сломили безжалостные шаманы Родного Прайда, Алмазы и коготком махнуть не успели, как бедолаги уже тряслись в конвульсиях и пускали слюни, набрасываясь на всех, кого могли увидеть. В глаза этих львов и львиц было страшно смотреть. Они сочетали в себе неведомую мешанину мольбы о помощи, гнева и бешеного страха. Они не контролировали себя. Гранат когда-то встретила такую львицу в детстве, что оставило в детской душе неизгладимый след, а сколько слёз было пролито ею... Есть не хотелось. Но следовало. Хотя бы потому, что на силу (и не только) самки полагается Жемчуг, а сила из воздуха не берется. Гарнет продолжает есть. Интересно, как там мама и папа? Как Стивен и Грег? Как весь их забавный прайд? Наверное, следует спросить у Жемчуг, а не у себя, ведь она видела их в последний раз намного раньше. Ах, папа и мама. Рубин и Сапфир. Как огонь и лёд, но всегда вместе, даже когда им хотели перегрызть глотки в качестве наказания за незаконную связь. Откусив ещё один порядочный кусок от зебры, Гранат подняла морду, старательно пережевывая сочную плоть. Легкий свежий ветер вдруг принес в голову воспоминания.

  Ветер ненавязчиво и ласково трепал шерсть маленькой Гранат, когда та вышла на каменный выступ около логова, устремив детский полный любопытства взгляд куда-то вдаль, осматривая окрестности, словно молодая королева свои владения. Было свежо, даже прохладно, но оно тем и лучше после долгих жарких дней.

- Я гулять! - звонко огласила малышка и в несколько прыжков оказалась на слегка сырой от небольшого дождя земле.
- Разве не будешь дожидаться отца? - девочка повернула мордочку в сторону уступа и увидела "смотрящую" на неё мать, морду которой обычно всегда закрывала длинная вьющаяся челка.
- Я встречу его у луга, - мяукнула маленькая львица.

Это произошло незадолго до того, как Гранат впервые встретилась с ужасающей жестокостью членов колонии, жертвами их темного шаманства и... Жемчуг. Гарнет с точностью помнила, что именно тем днем повстречала её и Роуз, чудом избежав смерти от когтей львов Родного Прайда. Она всё ещё помнила душащий её ужас перед этими чертовыми слугами Алмазов, которые тогда казались маленькой девочке страшными монстрами. Но сейчас она стала сильнее.

Вылизавшись от остатков мяса и крови, самка ещё раз провела лапой по морде и отошла к Пёрл, после чего легла рядом. Эта львица была ей, без всяких намеков, большим, чем просто лучшей подругой. Она и Роуз изменили её с родителями жизнь. Надо же, как много может привнести "жалкая Жемчуг", коим не дают в колонии никаких прав. Гранат даже не жалела о том, что ей, совсем соленой львице, пришлось участвовать в кровавой гражданской войне за право быть свободной. Воспоминание не из лучших. Но насколько славной была та битва!.. Сколько бы жизней она не унесла, цель была достигнута и все, кто выступал на стороне Роуз получили свою желанную свободу. А теперь Алмазы вновь претендуют на неё, желая захапать побольше территорий, чтобы опять пролить там реки крови.
Как бы то ни было странно, в какой-то момент во взгляде Гарнет ясно можно было прочитать, о чем она думает. Но потом она, следуя примеру Жемчуг, опустила голову на лапы и прикрыла глаза.

- Спокойной ночи, - где ж она будет спокойной. - Она нам понадобится.

/персонаж спит/

+1

9

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На юго-востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо по ту сторону вулкана заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0

10

Когда Жемчуг спит, то происходит что-то странное. Особенно, если её сны затрагивают Роуз. И ладно бы ей снились сцены из прошедших битв, их уютная интимная обстановка или что-то в этом духе, но...

- Ахахаха, Роуз, как это, оказывается, здорово - летать! - весело кричала Жемчуг, находясь верхом на Роуз, которая почему-то отрастила крылья. Они мчались сквозь кучерявые облака различных причудливых форм, однако вскоре впереди показалось огромное тёмное облако, которое с приближением приобретало всё более и более знакомую форму...

- Грег! - с громким вздохом воскликнула Жемчуг, а на морде её появился оскал, Прямо по курсу. Роуз! - уже более мягко обратилась Жемчуг к огромной львице, - Нам нужно прорываться! Ты меня слышишь? Врежься в него, прорвись сквозь него, размозжи эту хренову башку к чертям!

И со звонким смехом, доносящимся именно из груди Жемчуг, Роуз ускорилась, сделала ещё пару сильных взмахов крыльями и рванула прямо в огромное уродливое облако в виде головы Грега, превращая его в ничто.

- Отлично, Роуз, всё правильно, хор-р-рошо... - Жемчуг чуть не растаяла на месте от испытываемого блаженства, после которого они вдвоём медленно полетели в закат, который мило обрамляла прекрасная радуга....

Она проснулась с лёгким ощущением грусти на сердце. Когда самка ещё не успела открыть глаза, она почувствовала тепло родного зверя. И только ей хотелось шепнуть что-то нежное своей любимой предводительнице, как Жемчуг осознала, в какой реальности она находится. То была вовсе не длинная и шелковистая шерсть Роуз, а густая и кучерявая шерсть Гранат. Не сказать, что Жемчуг не была рада подобному пробуждению - присутствие Гранат, особенно столь близкое, всегда делало Пёрл счастливой - однако от лёгкого чувства разочарования никуда не убежать.

Жемчуг аккуратно встала, потягиваясь и грациозно растягиваясь, не издав при этом ни намёка на шум. Вокруг было достаточно тихо и спокойно, ничто не предвещало опасности, а потом Жемчуг лишь расслабленно улыбнулась, оглядев округу. С созерцания окружающей природы Пёрл вскоре переключилась на осознанное любование сном Гранат, что, впрочем, было не самой приятной для многих зверей вещью, но какая разница? Гранат ведь всё равно об этом не узнает, а вот сама Жемчуг очень уж любила смотреть на кого-то столь боевого в момент искреннего спокойствия и безмятежности. Стоит признать, выражение морды Гранат во время сна мало чем отличалось от её привычной морды - лишь прекрасных светло-фиалковых глаз не было видно.

После Гранат самка перевела взгляд на тушу неподалёку от них. Ну... По крайней мере то, что от этой туши осталось. Потому что противную смесь грязи, камней и мясных ошмётков трудно было представить едой, хотя определённо кое-что выковырять из пойманной, если это так можно выразиться, Гранат антилопой таки было возможно. Но Жемчуг совершенно не собиралась этим заниматься. Лишь Аметист была способна на подобное свинство, от которого Пёрл, например, только лишний раз воротило. Уж лучше она ещё немного потерпит и поголодает, но поймает нормальную еду и поест подобающе, как это положено любому чистоплотному и уважающему себя хищнику. Не в обиду Гранат, конечно. К тому же, наверняка это именно антилопа предпочла спрыгнуть с огромного обрыва, чем отдаться в лапы столь мощной и суровой львице, и тут уже Гранат ничего поделать не могла.

Взмах хвостом, и Жемчуг отправилась вверх, ближе к плато, туда, где росла трава и наверняка водились звери. Она искренне надеялась, что ночь и ветер помогут ей в будущей охоте.

→ Пологий склон

офф

Отпишу реакцию на вулкан на склоне, когда Жемчуг поднимется на высоту

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Небесное плато » Неприступная стена