Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Побережье океана » Скалистый утес


Скалистый утес

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sf.uploads.ru/v5EAK.png

Океанские волны с шумом и плеском разбиваются о длинный и высокий утес с плоской вершиной. Находиться на нем во время прилива небезопасно: вода захлестывает за край, из-за чего можно запросто подскользнуться на влажных камнях и рухнуть вниз, прямиком на острые скалы у подножья утеса.


Во время игровых дня и ночи (на время прилива) утес считается небезопасными — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-1"; нейтрализуется умением "Чувство равновесия").

Ближайшие локации

Песчаный берег
Морская пещера

0

2

----------------------So, let's begin.
"Странное место. Мне нравится".
Всё вокруг складывалось всего лишь из трёх составляющих. Небо – огромное, необъятное, бесконечное, синее, но начинающее голубеть где-то на восходе, приобретая розоватые оттенки, словно смущаясь от соприкосновения с водой.
Вода. Океан. Второе составляющее. Он ещё более необъятный, чем небо. И ещё более синий. Такой величественный и непостоянный, но удивительно спокойный сейчас.
Винсанту здесь, однако, не нравится. Он с опаской смотрит на воду, поёживась и недовольно топорща жёсткими колючками шерсть на загривке. Его маленькие лапки осторожно пробуют камень, прежде чем ступать на него.
А вот и третья составляющая. Высокий утёс, подняться на который можно лишь по выступам на вертикальной поверхности скалы. Серый, шершавый, неровный камень. Одно неверное движение – и ты сорвёшься, и в лучшем случае рассечёшь подушечку лапы, а в худшем – упадёшь в воду. Или на скалы пониже, что заострёнными своими вершинами тянутся вверх в ожидании своей добычи. Но… какой вид открывается отсюда!
- Зачем мы сюда пришли? – голос у шакала недовольный.
Он, взобравшись следом за хозяином на утёс, уселся теперь, плотно и брезгливо обернув худые лапы пушистым хвостом. Готто стоял, выпрямившись и обратив взор вдаль, к восходящему солнцу. Оно отражалось в его глазах, и оттого они казались ещё более яркими, золотистыми и будто бы прозрачными, словно кусочки застывшей смолы. Порыв ветра растрепал шерсть льва, донося со стороны океана мелкие водяные брызги и загадочные, манящие, незнакомые запахи.
- Это прекрасное место. Посмотри, здесь так красиво.
- Здесь нечего есть, - упрямо буркнул Винсант, уже не пытаясь спорить, но и не желая так легко сдаваться.
Грач опустился на камень и глубоко, полной грудью вдохнул свежий морской бриз. Затем склонил голову и посмотрел вниз, в прозрачную, кристально чистую воду, что лениво лизала основание утёса, вспениваясь белыми завитками.
Плоская площадка, которую двое путешественников почтили своим присутствием, была ещё слегка влажной от недавнего прилива, но с первыми лучами солнца уже начала высыхать.
- Мы можем передохнуть здесь, а затем поищем пропитание, - это звучало не как предложение, а как констатация факта.
С этими словами хищник плавно опустился всем телом на камень, ощущая животом его сырую прохладу, и вытянул передние лапы, положив на них голову. Он прикрыл глаза, но не позволял себе терять бдительности, хотя эта предосторожность была излишней: роль сторожа торжественно и безоговорочно дарована Винсанту. Шакал зевнул, широко распахнув узкую зубастую пасть, и, покрутившись на месте, улёгся клубочком рядом с хозяином, едва-едва прикасаясь шерстью на спине к серому боку льва – великая честь, позволенная одному ему – лежать рядом с Грачом чуть ли не вплотную. Вскинув голову, зверёк в своей привычной тревожной манере осматривается и принюхивается, щуря глаза цвета плавленого золота.
Кругом тихо и спокойно, лишь над головами путников кричат своими грубыми резкими голосами белоснежные чайки с чёрными каймами на крыльях, да шепчет ласково прибой, убаюкивая своих гостей. Волноваться не о чем, и можно немного вздремнуть.

+2

3

Начало игры.

Тут всё было пропитано запахом моря. Рики  брел по прибрежным джунглям и лишь едва улавливал запах древесины, настолько тут всё было пропитано солью. Банде и раньше приходилось бывать возле морей, но никогда еще не нужно было оставаться возле них так долго. Ожидание раздражало, а Пингвин не собирался делиться своими планами по поводу здешних мест, просто приказал присматривать за ними и радушно приглашать всех, кто может быть полезным, в банду. Занятие не казалось унизительным Принцу по причине того, что сейчас в отсутствие Пингвина в этих местах он был едва ли не главным, и от его решения зависело, будет этот лев в банде или нет. Власть несомненная, но и ответственность. Пингвин по головке не погладит, если Рики оплошает.
Светало. Солнце еще не поднялось из-за горизонта, но небо уже заметно посветлело, и очертания деревьев приняли серый тусклый оттенок. Со стороны океана послышались крики ранних утренних чаек. Принц уже почти привык к ним, хотя первое время неугомонные птицы сбивали его и так неспокойный сон. Казалось, обычное утро в одиночестве, но вот только знакомое ощущение не отпускало льва.
- Блинк, я знаю, что ты тут, можешь не прятаться, - взгляд светло-голубых глаз, светящихся в темноте, забегал по ветвям деревьев в поисках козодоя, но его нигде не было и фраза, брошенная в темноту, осталась без ответа.
- Ну и хрен с тобой, долбодятел. Прячься дальше.
Кусок коры на рядом стоящем дереве внезапно зашевелился и прыснул со смеху. Еще через мгновение кусок коры трансформировался в достаточно различимый силуэт птицы и шустро сбежал вниз и остановился перед носом принца, нагло ухмыляясь тому прямо в морду. Рики закатил глаза. Порыв сбить птаху лапой возникал после каждой такой выходки Блинка, но наученный опытом лев понимал, что это бесполезная затея. Наглый козодой всегда ожидает этого удара и поэтому рассмеется в морду еще раз, как только увернётся от лапы.
- Мне никогда не надоест это делать, - сквозь смех проговорил Блинк, взлетая вслед повернувшемуся и уходящему в сторону Рики.
- А какие у меня нооовости, ты будешь рад, - козодой сел на голову принца, широко раззявив свой клюв, по всему его виду было понятно, что он в восторге от себя.
- Ну что? Ты съел стрекозу и не подавился? - с сарказмом спросил лев.
- Не угадал, хе-хе. Пока ты тут баклуши бил и видами любовался, я, между прочим, общественно полезной работой занимался, и она принесла плоды, если тебе интересно, - не дожидаясь поторапливания Рики, Блинк продолжил.
- Там, на утесе, - предчувствуя следующие слова, Рики резко повернул в сторону моря и достаточно резвой рысцой, пригибаясь и огибая деревья, направился в сторону утеса, пока козодой продолжал.
- Лев, серый, черногривый. С ним шакал, мелкий. Лев выглядит неопасно, пришел, кажется, чтобы видом полюбоваться, хотя размера он внушительного.
- Размер не имеет значения, - буркнул Рики, тряхнув головой, и Блинк послушно взлетел и слился оперением с одним из деревьев. Впереди показался просвет, лев замедлил бег и уже шагом вышел из зарослей. Черногривый распластался на утесе, шакал лежал у его спины. Подкрадываться было бесполезно, да и бессмысленно. Рикимару собирался поговорить со львом, а не убивать его, поэтому он намеренно пнул камень, выходя на открытую площадку, привлекая внимание шакала или льва.
Океан был насыщенно зеленого цвета, с запада слегка позолоченный едва коснувшимися лучами еще не вставшего солнца. Морда Рики приняла добродушное выражение.

+1

4

Спокойствие длилось недолго. Готто лежал, прикрыв глаза, медленно дыша и мерно помахивая хвостом, кисточка которого набухла от сырости. Не очень-то приятно, но на подобные мелочи лев уже давно научился не обращать внимания. Он чувствовал боком подрагивающий бочок шакала. Его верный слуга, помощник и лучший друг. Его глаза и уши, единственное живое существо на всей Земле, кому Грач беспрекословно доверяет.
Тишина продолжала оставаться такой пустой и лёгкой ещё некоторое время, а затем внезапно наполнилась посторонними звуками. Желтоглазый и сам уже услышал их, но Винсант, как всегда, опередил его, резко вскинув голову и напрягшись всем телом. Все чувства верно служат маленькому шакалу, заранее предупреждая его обо всём, что творится вокруг. Трудно сказать, что первое заставило его встрепенуться: запах ли, звук или же просто предчувствие, смутное ощущение, что они уже не одни на этом пляжу. И чувства в который раз уже не подвели зверька. Он приподнялся, и, щурясь, уставился куда-то в сторону, попутно негромко предупреждая хозяина.
- Чужаки.
- Знаю.
Голос Готто оставался спокойным; лев продолжал лежать, не шевелясь, и лишь когда незнакомец, приблизившись достаточно близко, откровенно начал привлекать к себе внимание всевозможным шумом, серый, наконец, неторопливо поднялся, приняв сидящее положение, и посмотрел на подошедшего. Им оказался неприятного вида низкорослый лев с песочной шерстью. Выглядел он вроде бы дружелюбно, хотя и дружелюбие на его морде вполне могло оказаться злобной или ехидной ухмылкой. Готто прищурился, оценивающим взглядом смерив странного зверя с ног до головы, а затем мягко спрыгнул с утёса на песок. Высота была не сильно маленькой, и желтоглазый, что уж говорить, действовал на свой страх и риск, но податливый мелкий песок смягчил прыжок, а потому в следующее же мгновение самец мог выпрямиться, расправив плечи, и сделать шаг вперёд. Винсант, не рискнув повторять подвиг хозяина, скрылся где-то на вершине утёса, а затем выбежал из-за него, пристроившись чуть позади и сбоку от Грача. По виду его можно было сказать, что шакала происходящее совершенно не устраивает – он не сводил глаз с незнакомца, ловя каждое его движение, но в то же время старался не упускать из виду и серого, готовый сию же секунду подчиниться любому его приказу, будь тот выражен при помощи слов или же малейшим движением хвоста.
- Приветствую, - это звучало достаточно нейтрально, чтобы по следующей реплике песочного льва определить его настрой.
Не следовало забывать также о том, что данная местность вполне могла бы оказаться чьей-либо территорией. Впрочем, это не столь уж волновало Грача – в крайнем случае, он готов был убраться отсюда, хотя и не прочь был отвоевать свой кусочек земли. Вообще-то, убираться отсюда ему совсем не хотелось – место и впрямь было живописным; кроме того, здесь вода, а у воды всегда бывает чем поживиться. Вполне годная территория для жизни на ней.
«Что ж, значит, нам представляется замечательная возможность как следует повеселиться, не так ли?»

+2

5

Серый лев достаточно быстро отреагировал на появление Рикимару, что было неудивительно, ведь лев намеренно топал как слон, ломая ветки и швыряя во все стороны камни. Пока черногривый поднимал свою задницу и спускал своё величество на уровень Рики, принц стоял почти без движения, лишь хвост его достаточно дружелюбно раскачивался из стороны в сторону, цепляясь за какой-то сухой куст позади. Глаза черногривого сузились, как бы изучая Рики, а тот стоял с абсолютно наивным выражением морды, открыто улыбаясь, но тем не менее подмечая каждое движение незнакомца. Это была игра, увлекательное хобби, которым невольно занимался Рики встречая  любое живое существо. Разве это не интересно, знать, что представляет из себя собеседник?
Черногривый достаточно опрометчиво поступил, когда спрыгнул со скалы. В этих песках в солнечный день грелись змеи, и незнакомцу просто повезло, что сейчас раннее утро, а не день. Причина такого поступка была достаточно ясна - показать незнакомцу, что он не увалень и вполне может прыгать без опасности для здоровья с достаточно внушительной высоты. Любой лев вне зависимости от возраста и социального положения в первую встречу пытается показать себя собеседнику с лучшей стороны. На спрыгивание льва с уступа Рики лишь едва-заметно дернул бровью, мол, впечатлен. Шакал же поступил благоразумнее и нашел безопасный спуск, отчего скоро снова появился в поле зрения Рикимару. Зверек выглядел настороженно и подозрительно косился на принца, но Рики едва ли обратил на это внимание, да и вообще, выглядел вполне спокойно и даже отчужденно.
На приветствие незнакомца лев ответил просто:
- Доброе утро, - голос был сухим и глухим, не внушающим доверия, но тут уж Рики ничего не мог поделать, с таким голосом он ходил еще до того, как совершил серию убийств.
Воспоминание о сегодняшнем сне резкой болью отдались в голове льва, и он едва не зажмурился, лишь невероятный контроль за эмоциями позволил ему сохранить спокойное выражение морды.
Лев еще мгновение смотрел на незнакомца, а затем повернулся в сторону моря, как бы потеряв к черногривому интерес.
- Красивый вид, не правда ли? Рассвет придает океану золотой оттенок, и ветер в это время суток особенно свеж, - Рикимару вдохнул полной грудью и взглянул на незнакомца.
- Но вы не были здесь во время заката. Уверяю, такое зрелище вы забудете не скоро. Солёные воды океана становятся алыми, как свежая кровь, - голубые глаза внимательно следили за черногривым, в сто время как выражение морды было по прежнему дружелюбным и добродушным. На всякий случай Рики был готов контратаковать, но не похоже было, чтобы серый собирался нападать.
- Думаю, именно из-за великолепного вида на закате, некая банда львов обосновалась в здешних местах, - Рики оглянулся, словно боялся, что его подслушивают, а затем понизил голос.
- Я слышал, тут бродит банда львов, чрезвычайно злобная, а предводитель у них некто с птичьим именем... мм... как же его прозвали... - Рики поднял взгляд вверх и в сторону, как бы вспоминая.
- Совсем вылетело из головы, вы не знаете случайно? - лев снова внимательно посмотрел на незнакомца. Взгляд дернулся в сторону шакала и снова вернулся на черногривого в ожидании реакции.

+2

6

Незнакомец не замедлил с ответом, но и после этого неоднозначного ответа трудно было дать абсолютно точный ответ относительно его настроя и намерений. Голос у льва оказался под стать его внешнему облику: странный. Сухой, ломкий, как выжженная солнцем трава, какой-то чересчур взрослый даже для взрослого самца, с хрипотцой.
Готто склонил голову, внимательно наблюдая за внезапно начавшим разглагольствовать «собеседником». Хотя это больше походило на монолог, причём довольно несвязный, как речь больного в бреду. Силясь поспевать за мыслью песочного Грач также пытался понять, какую цель преследует странный зверь. Пытается заговорить зубы? Или он действительно не отличается умом? Впрочем, в последнем серый очень и очень сомневался. Нет, этот чудной незнакомец, возможно, немного не в себе, но явно не глуп.
Готто переглянулся с шакалом, который подошёл ближе и стоял теперь чуть позади передней лапы хозяина. Винсант казался смущённым и потерянным, он явно не знал, что делать, и хмурился, и скалил зубы, бросая выразительные взгляды на желтоглазого. Тот чуть качнул головой и вновь обратил взор на незнакомца. Зверёк нехотя опустился на песок, ссутулившись так, что на худой спине отчётливо проступили острые лопатки, и продолжал исподлобья наблюдать за происходящим; всё тело его, однако, было напряжено – шакал явно не собирался так легко успокаиваться вопреки приказу Грача, готовый в случае чего острыми зубами отстаивать своё и его право на жизнь.
Тем временем песочный лев заговорил о некой банде. Тут Готто навострил уши. Память услужливо подтолкнула поближе на поверхность недавние воспоминания об одиночках, которых черногривый встретил во время путешествий. Это было совсем недалеко отсюда. Те ребята казались напуганными и в красках описывали друг другу членов той самой банды и, уделяя этому особое внимание, их главаря. Однако всё это не стоило бы внимания, если бы не множество других подобных разговоров и сплетен, которые посчастливилось или же не повезло услышать Грачу на пути сюда. Сказать, что он был заинтригован – не сказать ничего. А тут ещё этот загадочный лев, который так навязчиво предлагает ему поговорить на столь неожиданную и своеобразную тему.
«Стоит быть осторожным».
- …совсем вылетело из головы, вы не знаете случайно? – вырвавшись из оцепенения в плену воспоминаний и мыслей, Готто моргнул и посмотрел на собеседника.
Тот ответил ему внимательным взглядом – он явно ждал определённой реакции.
«Пингвин. Его прозвали Пингвин».
Самец сузил жёлтые глаза, оставив, очевидно, ожидаемый ответ при себе. Не так быстро. Ещё не время раскрывать козыри.
- Не уверен наверняка, всё что мне известно об этом – безосновательные слухи и глупые сплетни, - «А вот ты, похоже, осведомлён куда лучше».Не стоить верить всему, что говорят, не так ли?
Это казалось какой-то странной, опасной игрой, получившей обоюдное согласие – вытягивание друг из друга информации; осторожные ходы, опасливые выпады с целью незаметно и деликатно разузнать о сопернике как можно больше. Что на кону? Пока трудно сказать.
Позади глухо зарычал шакал.

+3

7

Добродушная улыбка ни на мгновение на спадала с морды Рикимару, в то время как черногривый лев явно был в замешательстве и не знал, как реагировать на такой словесный поток Рики. Такая реакция была принцу знакомой, понятной и весьма удобной. Часто настороженность играет со львами злую шутку и все их эмоции отражаются на морде и в глазах, как будто бы они говорят, а не думают. Кому угодно можно заговорить зубы при достаточной сноровке. А Рики обладал этим умением в достаточной степени, чтобы неловкие паузы заполнялись его сухим и вкрадчивым голосом.
- Слухи и сплетни - самое правдивое, что только существует во вселенной, вы не можете этого отрицать. Слухи никогда не бывают безосновательны, те, кто их распространяют весьма осведомлены о предмете сплетен и что-то да знают. Слухи очень редко бывают полностью ложью, часто в них толика неправдоподобности, но в большинстве своём они опираются на вполне реальные факты, - Рики говорил и говорил, и его голос заполнял пустое пространство вокруг и обволакивал камни.
- В конце-концов, именно слухи привели меня в эти места, иначе я едва ли догадался бы, что банда... хм... чёрт, что же с моей памятью?! - Рики чертыхнулся, зажмурился, как бы вспоминая, а затем продолжил:
- Вряд ли я пришел бы сюда без цели, а целью моей было выследить эту самую банду, чтобы пообщаться с ними. Говорят, они интересные ребята, и с ними стоит иметь дело, - прервав тираду, Рики выдержал паузу, глядя на черногривого. Ему было бы на руку, если бы незнакомец принял его за психа, или одержимого. Да и игра эта его забавляла. Играть самого себя двухгодовалой давности - это интересно.
- Собственно, я принял Вас за одного из членов банды, мне описывали большого серого желтоглазого льва, возможно, слухи, но я уже говорил, что часто принимаю слухи на веру и только после того, как полностью убеждаюсь в их лжи, начинаю воспринимать их как приятную сказку на ночь, - он говорил и говорил, глядя исподлобья на незнакомца, изредка переводя взгляд на неуверенно переступающего с лапы на лапу шакала.
- Раз уж нам выпала честь поговорить друг с другом, будет удобнее, если мы будем знать что-нибудь друг о друге? Неправда ли? - неприятную морду украсила сама  доброжелательная и дружелюбная улыбка из набора Рикимару. Принц переступил с лапы на лапу и сел на землю, как бы располагая к долгому разговору.
- Меня зовут Рики, а вас? Что привело вас в эти земли? Про меня всё понятно, я говорю и говорю, и заткнуться не могу, - Рики добродушно рассмеялся и махнул лапой, как бы указывая на свою нетактичность и дал возможность собеседнику говорить.

+2

8

Готто дёрнул хвостом. Ему действовало на нервы нагнетающееся напряжение: этот странный лев, который всё улыбался, и говорил, говорил, говорил; шакал, который едва удерживался на месте, чтобы не сорваться и не наброситься на подозрительного незнакомца, и беспрестанно глухо рычал, ощущая также и нервозность своего хозяина. Не выдержав, самец бросил на подопечного пронзительный взгляд, под которым светлая шерсть его, казалось, должна была задымиться.
- Успокойся, Винсант, - процедил он сквозь зубы, раздвинув губы в предупреждающе-угрожающем оскале.
Шакал прижал уши и пригнулся к земле, но взгляда не отвёл, с удивительной для него смелостью уставившись на Грача. Бегло глянув на чужака, он прошептал так тихо, что не то что незнакомец – Готто едва расслышал слова зверька.
- Ему нельзя доверять.
«А то я не знаю».
Это ещё больше распалило и без того уже раздражённого хищника. Его злило непривычное неповиновение Винсанта, странное поведение песочного льва, а главное то, что маленький волк вслух высказал опасения самого Грача. Топнув передней лапой, он глухо зарычал, распушив иглами шерсть на загривке. Шакал ещё ниже пригнулся к земле, буквально распластавшись по ней.
- Позволь мне решать, кому мне стоит доверять, а кому – нет, - рявкнул черногривый, уже не понижая голоса; впрочем, вряд ли этот небольшой диалог мог сильно заинтересовать незнакомца, который тем временем представился как Рики.
Отвернувшись от сжавшегося на земле зверька, Готто бросил тяжёлый мрачный взгляд на собеседника, уже по-хозяйски усевшегося на песок и явно предлагающего продолжить начавшуюся зарождаться беседу. Вздохнув, расслабляя мышцы лица и медленно, через силу, успокаиваясь, самец опустил зад на песок, выпрямившись и обвив хвост полукругом вокруг лап. На предложение рассказать о себе он выдал вежливо-скучающую, но вроде бы вполне доброжелательную улыбку.
- Что ж, моё имя Готто, - начал лев неторопливо, расправив плечи и даже без особого труда держась непринуждённо; в глубине души он всегда весьма гордился своим умением вовремя останавливать себя и возвращать течение эмоций в привычное русло. – Это, - он повёл мордой в сторону шакала, даже не глядя на него, - Винсант. Нет, я, увы, не являюсь членом банды, я… я одиночка.
Грач замолчал, полуприкрыв глаза. Честно сказать, он никогда никому о себе не рассказывал, поэтому толком и не знал даже, как это делается. Кроме того, у него не было ни малейшего желания распространяться о себе; он не был таким мнительным, как угрюмо сопящий у него за спиной Винс, но доверять первому попавшемуся также было бы неразумно. Да и не в правилах это было у желтоглазого. Как бы то ни было, в любом случае следует дважды подумать, прежде чем сказать что-либо.
После непродолжительного молчания самец закончил:
- Но, честно сказать, я подумывал о том, чтобы в эту банду вступить.
С этими словами хищник уже окончательно замолк и прищурился, ненавязчиво наблюдая за реакцией Рики. Его не покидало волнующее ощущение, что все карты вот-вот будут раскрыты. Главное – не оступиться, иначе всё пропало.

+2

9

Серый незнакомец, представившийся впоследствие как Готто, чувствовал себя явно неловко, еще более неловко чувствовал себя его друг, шакал, который скалился и рычал на игнорирующего Рики все время, что принц находился здесь. Вроде как увлеченный своим монологом Рики сделал вид, что он не заметил, как лев и шакал переглянулись и прирыкнули друг на друга, причем Рики явно разобрал слова льва, и это придало ему немного уверенности. Если лев с шакалом находятся в таких отношениях, что делаю все друг другу назло (примерно в такис же отношениях и сам Рикимару находился с Блинком), то тут недоверие пса было ему на руку. Но лев мог и ошибаться в этом. Поэтому он не стал продолжать раздражать шакала, а мирно и спокойно выслушал, что ему скажет Готто.
Информации не густо. Готто. Одиночка. Шакала зовут Винсат, что, конечно, для галочки пусть запомнится, но Рики не был уверен, что эта информация ему когда-то пригодится. Хотя кто знает. А вот информация о том, что Готто подумывал о вступлении в банду привлекла внимание принца.
- Пингвин, - неожиданно сказал Рики. Он внезапно стал чуть менее многословным, и оттого это слово должно было прозвучать особенно неожиданно.
- Его зовут Пингвин, банда Пингвина, я вспомнил, - Рики поднялся на лапы. Голос потерял оттенок безумия, но все равно Рики звучал несколько странно, это была неприятная особенность его голоса.
- В его банду вступают либо безумцы либо смельчаки, - сказал Рикимару и, после непродолжительной паузы добавил, - Так говорят... Вам решать, кто я, лев, решивший вступить в банду, - опять пауза. В этот раз местоимение "вам" звучало скорее не как вежливая форма обращения, а как  обращение к нескольким персонажам, - В будущем, когда найду кого-нибудь из нее. А вот кто ты, Готто, безумец или смельчак? - тут уже Рики достаточно явно назвал Готто на ты, и чуть повременил, наблюдая за реакцией нового знакомого.
Рики не стал дожидаться ответа льва. И хотя голос принца звучал без первоначального фанатизма, все же его поведение нельзя было назвать совсем нормальным. Рики знал, что в банду Пингвина вступают только безумцы. И женщины.
Тут внезапно Рикимару переменился в морде, шевельнул длинными ушами, заслышав шорох в прибрежных джунглях и совершенно нормально сказал:
- Раз уж мы преследуем одну цель, почему бы нам не обследовать территории? Более того, можно провести это время с пользой и поймать что-нибудь к завтраку. Не знаю как вы с Винсантом, но я голоден.

+3

10

Совершенно неожиданно, только лишь услышав о том, что черногривый собирается вступить в банду, Рики превратился из ненормального шизика, не затыкаясь, болтающего, по большей части, с самим собой, во вполне нормального и практически адекватного льва. Готто подметил это, мысленно усмехнувшись. Не исключено, что это было своего рода тестом. Может быть, вступительным экзаменом? Он уже практически не сомневался, что необычный собеседник каким-то, ещё не совсем ясным образом, но очень тесно связан с бандой Пингвина. Возможно, он уже вступил в неё. Может, это его специальная должность – вызнавать у всех, кто окажется в радиусе пары километров от Пингвина и компании, что им здесь понадобилось, и выявлять потенциальных будущих членов банды.
«Интересная стратегия».
Как бы то ни было, общаться теперь с песочным было в разы легче, хотя общаться Грач всё ещё не торопился. Кто знает, может, и это тоже является уловкой? Обращение на «ты» резануло слух льва, и он недоверчиво сощурился, не удержавшись от этого незначительного жеста. Недолго подумав, он медленно произнёс:
- Мне просто нечего терять.
Хоть что-то в этом разговоре было чистой правдой.
Рики же, не теряя время понапрасну, уже предложил отправиться исследовать новые земли с целью поохотиться и набить с утра пораньше животы. Серый повёл носом, но ничего похожего на запах дичи не учуял. На ум пришли жалобы шакала относительно того, что есть здесь нечего. Готто пожал плечами и кивнул. Почему бы и нет, в конце концов? Полупустой желудок уже ненавязчиво давал о себе знать, кроме того, этот песочный лев наверняка знает хорошие места для охоты. Это знание будет весьма полезно, если странники захотят поселиться здесь.
Чтобы заполнить молчание, черногривый поинтересовался:
- Так значит, эта местность является частью территории банды?
Пропустив Рики показывать дорогу и дождавшись, пока он удалится к зарослям хотя бы на пару метров, самец склонился над Винсантом, впервые с момента их ссоры обратив на него свой взор. Стыд и раскаяние желчью жгли горло; Грач не привык приносить извинения и не слишком хорошо знал, как это вообще делается, но, как бы там ни было, маленький шакал был единственным в этом мире существом, из-за которого лев мог перебороть свою гордыню и переступить через себя. За время, проведённое в совместных странствиях, он привык к своему спутнику настолько, что просто физически нуждался в его обществе.
- Эй, не злись, ладно? – хрипло прошептал он, встретившись взглядом с Винсантом, который совершенно растерялся от таких резких перепадов настроения обычно уравновешенного хозяина. – Мы пойдём с ним, потому что он может нам помочь,  – в ответ на эти слова зверёк взбыдил шерсть на загривке, бросив испепеляющий взгляд на удаляющуюся песочную фигуру. – Но ты, ты нужен мне.
Готто замолк, прикрывая веки, с досадой осознавая, что он сказал совсем не то, что чувствовал, что он вообще не в состоянии свои чувства излить в нормальную, гладко сложенную речь, потому что в его привычках эти самые чувства как раз таки скрывать.
- Куда же я денусь, - фыркнул Винс, насмешливо глядя на льва, вся непоколебимая суровость и равнодушие которого мгновенно испарились; кому как не ему знать, как сложно далось Грачу признание своей неправоты. И кому как не ему знать, что именно это является самым ценным в их своеобразной, но крепкой дружбе.
Глубоко и со скрытым облегчением вздохнув, лев выпрямился и в несколько прыжков нагнал Рики, нарочито бодрым голосом поинтересовавшись:
- Итак, куда пойдём?

+3

11

На пробу перехождения на "ты" Готто напрягся и сощурил глаза, что было предсказуемым, но все же ответил, и ответил достаточно откровенно, на взгляд Рики. В любом случае он решил пока повременить с "тыканьем" и придерживаться сухой вежливой манеры общения, крайне несвойственной для самого Рики. Впрочем, едва ли кто-нибудь из знакомых Рики в курсе о том, что для льва это несвойственно. Разве что Блинк. Вот это задница та еще, но задница верная и полезная, что большой плюс. Иначе Рикимару давно бы сожрал эту мелкую птаху, даже перышки не выплюнул бы. Если бы нашел Блинка.
Черногривый спросил о том, является ли берег частью территорий банды. Рики четко знал ответ, что пока еще никакие территории не являются абсолютно принадлежащими банде, но Готто не следовало об этом знать. Рики также был в курсе о слухах, витающих в воздухе по поводу Пингвина, ибо сам же за компанию с Блинком эти слухи и распускал. Банда Пингвина в представлении подавляющего большинства саванновых львов представляет собой весьма организованный отряд головорезов и бандитов, а значит выглядит в воображении кошек весьма внушительно, опасно и, чего скрывать, привлекательно.
- Так говорят, да. Я слышал, что банду видели где-то возле моря, но я слышал это настолько давно, что Пингвин мог бы перевести свою банду через пустыню за это время четыре раза. Хотя, чего скрывать, больше ничего о положении банды я не слышал, может быть есть надежда на то, что слухи эти достоверны по сей день, - Готто пропустил принца вперед и Рики ускорил шаг, широкой рысцой пересекая раскаленный полуденным солнцем открытый участок и замедлился, поджидая Готто, как только колючие и иссушенные кустарники начали цепляться за шерсть Рики.
Вопрос Готто был предсказуемым, и Рики широко улыбнулся, благо разрез пасти позволял ему делать это действительно широко. Он буквально хвостом чуял, что где-то по близости мелкий пестрый засранец сидит и умалчивает вполне себе полезные данные о местонахождении добычи. Камни пестрели под лапами, покрытые кружевом рябых теней, отбрасываемых колючками. Птицы не было видно, и Рики рисковал опозориться перед новым знакомым.
- Блинк, чего бы нам перекусить с новым знакомым, не подскажешь? - в воздухе на какое-то мгновение повисла напряженная тишина и у принца уши свело от того, что возможно мелкий долбоклюй предаст его в этот важный момент. Но Блинк не подвел, как не подводил никогда. Он моментально трансформировался из вполне себе обыкновенного камня почти под лапами Готто в птицу, выпорхнул из тени куста и сел на толкую веточку прямо перед носом принца, заставив того осадить и остановиться.
- Со стороны джунглей прямо в нашу сторону несется перепуганное стадо оленьков, если вы пошевелите своими кошачьими задницами, вероятно, вам удастся перекусить еще паре-тройке из них хребты, - Блинк ехидно усмехнулся, и их с Рики морды стали до смешного похожи.
- Кстати, Рики, твой новый друг меня едва не растоптал, посоветуй ему быть внимательнее. Кто его знает, сколько козодоев он растоптал по дороге сюда, - Блинк покосился на Готто и шакала.
- Тут куда не ступи - обязательно во что-нибудь вступишь, так что парой-тройкой мелких засранцев больше... парой-тройкой меньше... сам понимаешь, - Блинк скривил рожу, насколько это возможно птице, и Рики, до этого переговаривающийся с фамильяром вполголоса, уже громче обратился к Готто.
- Это Блинк, мой друг. Блинк, это Готто и Винсант, - имя шакала непривычно прозвучало с уст принца, но Рикимару подумал что вот оно, пригодилось.
- Я так понял, прямо к нам в пасти несется хрустящее и диетическое блюдо, так что если мы будем порасторопнее, в этой охоте нас ожидает успех, - Рики облизнулся, предвкушая вкус крови на губах. Правда, никто лучше него не знал, что еще не скоро они отведают мяса, ибо Пингвин трапезничает первым.

--->Прибрежные джунгли

Отредактировано Рикимару (1 Окт 2014 01:53:12)

+3

12

Готто вздохнул. Он не очень часто так подолгу общался с кем-либо, и это дело уже начало его утомлять. Винсант, послушно трусивший за хозяином и, похоже, пока довольный положением дел, молчал, хотя лев прекрасно понимал, что его подопечному тоже отнюдь не по душе большая компания, к которой только что как раз присоединился ещё кто-то. Грач отдёрнул лапу от того места, куда уже хотел было её поставить, и откуда вдруг взлетела в воздух некрупная птица неприметного окраса. Разглядеть её как следует черногривому не удалось, а тем временем к ней обратился его новый знакомый. Готто воздержался от вопросов и комментариев, самостоятельно сообразив, что эти двое, должно быть, в похожих отношениях, как и он сам с шакалом.
«Чего только не встретишь в этом мире», - мысленно хмыкнул хищник, наблюдая за непринуждённой беседой грозного царя зверей и тщедушной птахи, которая даже на перекус бы не сгодилась. Не особенно вслушиваясь в их разговор, а заняв себя в свободную минутку тем, чтобы ещё раз осмотреться и принюхаться, желтоглазый повернулся на Рики, только когда тот обратился конкретно к нему с предложением выследить «хрустящее и диетическое блюдо». Как раз в этот момент слабый ветер донёс откуда-то из чащи едва уловимую струю соблазнительного аромата.
«Оленьки», - мгновенно определил лев, непроизвольно облизнувшись.
- Ладно, думаю, это отличная идея, - произнёс он вслух, вспомнив, что нужно дать ответ, и первым направился в глубь джунглей.
Проводник ему теперь нужен не был, ибо нос вёл Готто неизменно в верном направлении, как, впрочем, вёл бы и любого другого хищника на его месте. Тем не менее, одиночка старался не забываться и притормозил, поравнявшись с напарником по охоте. Выслеживать добычу с кем-то ещё, кроме Винсанта, ему было в новинку, поэтому лев не был точно уверен, как следует себя вести. Окажись он сейчас один, он бы смело двинулся по направлению к запаху, но вместе… Слишком много народу. Кроме того, по идее, именно Рики должен бы вести его, а не наоборот. В конце концов, охотник оглянулся на песочного и поинтересовался:
- Не будет ли нам лучше разделиться? Вместе мы их только распугаем, а? – помимо здравого смысла в Граче возопила жажда свободы, независимости, но это он усердно скрывал, думая о том, что, возможно, вскоре ему вовсе уже больше не придётся охотиться в одиночку. – Надо бы нагнать их и обойти с двух сторон, - он старался говорить не приказным тоном, чтоб собеседник не подумал ненароком, что он о себе чересчур высокого мнения.
Не дожидаясь согласия Рики, серый решительно двинулся куда-то вправо.
------------------------Прибрежные джунгли

+2

13

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

→ Песчаный берег

Не сразу Малиша заметила, что тот львенок, которого она умудрилась принять за собственного сына, увязался следом. Львица старалась не обращать на него внимания некоторое время после этой находки, но в конечном счете эта тишина начинала её сильно угнетать. Нервы были на пределе, она прекрасно знала, на что идет, и совершенно не хотела втягивать в это ребенка. По крайней мере не своего. Самка опустила тело мертвого сына на землю, после чего остановилась и медленно повернулась назад, чтобы взглянуть на Каспиана.
- Малыш... - хотела бы она вяло улыбнуться ему, да вот мускулы на морде совсем не шевелились. Лишь томным, полным боли взглядом она осматривала ребенка, что так бездумно шел по её следам на песке, совершенно не понимая, к чему может привести подобное преследование. Малиша тяжело вздохнула, так и не собравшись с силами, чтобы сказать Каспиану, чтобы тот перестал идти за ней. Возможно, его присутствие, даже такое молчаливое,  давало ей думать, что она не так одинока, а потому идти ей было гораздо легче. Удивительно, но не иди Каспиан следом за ней, Малиша считала, что она так бы и не смогла дойти до утеса. Но вот она почти пришла.
Так и не вымолвив ни слова более, львица вновь подобрала труп сына и медленно побрела далее, в сторону небольшого острого утеса, чей нос четко виднелся на горизонте.
Мы почти дошли, Вафу. - успокаивала она себя мыслями, Почти дома. Почти вместе. Совсем-совсем скоро.
Когда лапа Малиши ступила на твердую каменную гладь, она замешкалась. Только тогда она заметила, что океан разбушевался и его волны обливают утес. Но стоило самке понять, что, наверное, это то что и нужно, она ступила вперед гораздо увереннее. Мокро и скользко, она ступала с осторожностью, подбираясь к краю утеса все ближе и ближе. Она более не обращала внимания на львенка позади неё. И хоть ей не хотелось его смерти, почему-то львица была уверена, что он не станет идти за ней - побоится. А она была храбра, к своему сожалению.
Когда дело доходит до желания лишить себя жизни, в выигрышной ситуацией всегда остаются трусы - у них никогда не хватит смелости встать со смертью лицом к лицу. Малиша никогда не была трусихой. Она была очень сильной, терпеливой и твердой с рождения, а когда стала матерью, открыла в себе еще и безрассудную храбрость. Конечно, во многом смерть сына заставила отодвинуть силу и твердость её характера на задний план, но за изувеченное тело сына она боролась до конца, и таки заполучила его. И теперь, когда взору львицы открылся черный горизонт, а огромные голубые валы поднимались в воздух, словно управляемые невидимыми силами, она кое-что осознала.
- Ты видишь это, Вафу? - спросила она у сына, после того как вновь положила его себе к передним лапам, - Может, старик все-таки был прав. "Иди на восток"... Или как он там говорил. Кажется, я поняла о чем он. Старый дурак знал все с самого начала.
Нервный смешок вырвался из груди самки, после чего она вновь наклонила голову, чтобы поднять Вафу, и уверенно пошла вперед. Едва ли не достигнув самого края, лапы самки заскользили по мокрой поверхности, и тело его упало, но не в самый низ, а лишь на каменную гладь утеса. Каким-то чудом она умудрилась не улететь в пасть смерти сразу, зато вот сына она из хватки выпустила, и его тельце, проскользившее вперед, было смыто беспощадным океаном.
- НЕ-Е-Е-ЕТ! - истошный вопль самки заставил бы шерсть любого зверя поблизости встать дыбом, а сама она не ожидала подобного. Все пошло не по плану, совершенно не так, как она предсказывала. В панике бросив взгляд на Каспиана, она спросила именно у мальчика тот вопрос, на который бы он точно никогда ей не ответил, - Почему он не подождал меня?!
И так и не дождавшись ни слова от Каспиана, Малиша в спешке поднялась на лапы и бросилась вниз, следом за сыном. И прежде чем тело беспокойной матери потонет следом за своим сыном, она ударится о твердые скалы и еще несколько минут будет жить. Даже сейчас духи не хотят впускать настрадавшуюся львицу в свое царство. И кто знает, примут ли её туда вообще, ведь нет на небесах ни одного духа, который по своей воле оказался среди звезд.

+2

14

→ Песчаный берег
Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли...
- И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.
© Марина Цветаева

Что-то нашептывало внутри, чтобы Каспиан бросил эту затею, но он продолжал идти вперед, а сердце разрывалось на части. Хотелось просто накинуться на львицу, упасть на нее, прижать своим телом, вцепиться в лапу и не пускать. Сказать, чтобы она пошла с ним, у них в семье будет хорошо. Касп просто не мог оставить львицу в беде, ему необходимо было помочь ей. Незнакомке казалось, что она одна единственная во всем свете, что вокруг только тьма, но это было не так. Подросток знал, что сможет ей помочь, если она только остановится и послушает его. Если она не будет занята своим горем.
Львица остановилась и повернулась к Каспиану. Ее глаза резали по живому, она была не здесь. Давно уже не здесь. И они смотрели с такой скорбью, заглядывая в самую душу и выворачивая все наизнанку. Касп не хотел, чтобы она шла вперед. Он чувствовал в ее взгляде что-то особенное, что уже никак не исправишь. Толика решимости смешанная с огромной скорбью, с болью. И из-за этого сердце Каспиана тоже начинало болеть: за нее и за ее сына. Если бы только они оказались здесь пораньше, возможно, они бы спасли ее сына и сейчас бы Касп не видел несчастные глаза львицы и эту ужасную боль - вопль до сих пор стоял в ушах Каспиана, из-за чего он не мог отвести взгляда на львицу и подумать о своей семье и даже о своем отце. Элайджа отошел на задний план. Сейчас существовала только незнакомка, которой надо было как можно быстрее помочь.
- Малыш...
И больше ничего. Не словечка. Каспиан смотрел на львицу.
- Идем со мной, все наладится все будет хорошо.
Но слова как и раньше улетали в пустоту. Каспиан был здесь, с львицей, но незнакомка давно была не здесь. Она была со своим сыном, с Вафу. И Касп боялся, что она может сделать что-то плохое. Подросток не хотел, чтобы она умерла, он правда хотел, чтобы она пошла с ним. Дома каждый найдет свое пристанище. И она сможет назвать его дом своим. Но львица развернуась и пошла вперед. А слова Каспиана, словно волны, разбивающиеся о камни, разбивались об ее отстраненность. Львица не слушала его...
И тут сердце Каспиана провалилось в пятки. Они были у утеса. И львица пошла наверх, неся в зубах своего сына. Это было похоже на похоронную процессию, провожающую львов в последний путь, но один из них был лишний здесь, не посвященный ни в какие тайны, он не знал, что скоро свершится. И даже сейчас, крича львице об опасности и прося ее вернутся, этот лишний до последнего верил, что незнакомка хочет отдать сына волнам моря, которое бережно укроет малыша и заберет в свои владения. Но разум подсказывал - это не так.
- Стой! Остановись! Там опасно!
Слова улетали в пустоту. Каспиан порывался пойти вперед, но животный страх, инстинкт самосохранения не давал ему пойти следом за львицей. Он лишь кричал издалека, молил о том, чтобы львица вернулась, что сына не вернешь, но они могут быть вместе. Что он возьмет ее с собой. Он даже кричал, что он - ее сын. Но все было бесполезно.
Бушующее море, казалось, тоже было против того, чтобы львы шли по этому утесу, и Каспиану становилось страшно. Угрюмая атмосфера нагоняла еще больше страху, еще больше непонятных эмоций, из-за которых просто хотелось выть.
Львица достигла самого края, а Каспиан в бессилии крутился около утеса, крича все, что только приходило в голову, моля передумать. Он срывал голос, он орал так истошно, чтобы перекричать шум волн, и чтобы слова наконец достигли слуха львицы.
Незнакомка подскользнулась, и подросток замер. Сердце начало стучаться еще быстрее. Казалось, оно сейчас выпрыгнет и само побежит догонять львицу, ухватит за хвост. За что угодно. Лишь бы она вернулась назад.
- НЕ-Е-Е-ЕТ!
Львица все еще стояла на утесе, но, похоже, ее ребенка уже забрало море. Но подросток все еще не сдавался, надеялся, что ему удастся помочь ей, помочь найти выход из этой тьмы, облегчить страдания.
- Остановись! Вернись! Я буду с тобой! Я - твой сын! - кричал Каспиан.
Львица повернулась и, когда Касп был готов обрадоваться и позвать ее назад, сказала:
- Почему он не подождал меня?!
Подросток открыл было рот, но уже в следующую секунду львицы не оказалось на утесе, она спрыгнула вниз, незнакомка хотела вернуться к своему сыну.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!
Каспиан бросается вперед, старается лезть по утесу, но, чуть не упав в бушующее море, возвращается назад. Это. он. виноват. Не уберег, не спас. Он ведь мог сделать больше, чем просто стоять и наблюдать. Больше, чем кричать невнятные, короткие фразы, которые ничего не меняли. Он мог. Мог, но не сделал.
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!
Каспиан никогда так не выл, как это было с ним сейчас. Слезы текли ручьем. Он не спас невинную жизнь, он не смог уберечь бедную львицу от смерти. Все, что мог Касп - это реветь и думать о ней. Все в жизни шло не так, как надо. Сначала папа и сестра, потом львица, в которой Каспиан сам хотел найти какое-то утешение. Может, он бы смог искупить то, что не смог помочь тогда отцу. Но сейчас тело львицы и ее львенка было скрыто волнами, предки забрали их. А Каспиан был тут. Один. В своем горе.
- Я НЕНАВИЖУ ЭТУ ЖИЗНЬ! ЗА ЧТО! Я ВЕДЬ МОГ ЕЕ СПАСТИ!
Крики были адресованы бушующей стихии, шторму, который продолжался так же, как и раньше. Сердце подростка разрывалось, он не мог смотреть на этот ужасный утес и вспоминать о том, что тут произошло. Он не мог.
Каспиан разворачивается и бежит прочь от утеса, от мертвых тел львицы и ее сына, от семьи и своих надежд на обретение нового дома. От всего. Он не хочет больше чувствовать эту ужасную боль, но она не отступала. А ведь он мог помочь... Мог, но не сделал...

→ Восточная низина

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Побережье океана » Скалистый утес