Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Побережье океана » Прибрежные джунгли


Прибрежные джунгли

Сообщений 1 страница 30 из 82

1

http://sf.uploads.ru/l7me0.png

Практически у самого берега океана стоит густой тропический лес — не такой большой, как на севере, но все же. Живности здесь не меньше, чем в Дебрях или у подножья западных гор, а может, даже больше. Крупных хищников, правда, почти нет, равно как и крупных травоядных. Зато есть множество обезьян, включая горилл или шимпанзе.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Кофейные зерна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Песчаный берег
Река Лузангва

0

2

---------------------Облачные степи
Особой цели у Джареда не было. Впрочем, как и всегда. По сути, что плохого в том, чтобы просто идти себе, ни о чём толком не думая? Впрочем, это было не совсем правдой. Лев как раз таки думал. Он спокойно так, лениво размышлял о том, что произошло в последнее время. В особенности, об Аме. Эта малышка прямо запала ему в душу.
«Она нашла родителей. У неё всё будет отлично», – сказал самому себе серый и почувствовал приятное умиротворение.
Лапы сами собой несли своего хозяина в неведомые дали. Он не противился – не впервой идти в неизвестном направлении, не зная, что ожидает тебя впереди. Так же, как и не впервой проходить многие километры без остановок. Хищник не чувствовал ни малейшего намёка на усталость, а, сделав маленький перерыв у реки и утолив жажду, он на все сто готов был к новым свершениям.
Пастбище постепенно сменилось лесом. Лес оказался густой, тропический, влажный. Пышная зелень, сырые, странные, захватывающие запахи. Джаред крутил головой, с благоговейным восторгом, будто бы в первый раз вообще видя лес, осматриваясь. Откуда-то снизу, почти из-под самых лап выскользнула змея. Лев замер, округлив глаза, пока длинная рептилия, недовольно шипя, сворачивала тело в кольца – она выбиралась из подземной норы, на которую наш герой, разумеется, наступил, и сейчас, порядком оглушённая, пыталась не то опознать угрозу, не то просто уползти подобру-поздорову. Инстинкт сработал раньше мозгов хищника, и тот резким и быстрым ударом лапы пришиб змеюку, после чего сцапал её зубами и встряхнул хорошенько, сжав челюсти. Явно не готовая к подобному змея даже не успела оказать какое-либо сопротивление. Жизнь её оборвалась быстро, и длиннохвостая тварь обмякла в пасти белогривого.
«Не ужин, конечно, но на перекус сойдёт».
Только сейчас Джаред почувствовал вдруг слабый, едва слышный пока зов пустого желудка, требующего пищи. Что ж, змея оказалась вполне съедобной, хоть и практически не питательной.
- Лучше чем ничего, не так ли? – бодро поинтересовался у самого себя самец, облизываясь.
Неугомонные лапы привели его на небольшую полянку, со всех сторон прикрытую папоротниками и весьма, пожалуй, уютную. Кроме того, здесь же протекал крошечный ручеёк с кристально чистой пресной водой. Идеальнее места для небольшого отдыха и не придумаешь. Решив так, Джаред с чувством выполненного долга растянулся на траве, опустив голову на лапы и раздумывая, чем бы заняться после этого самого небольшого отдыха.

+1

3

→ Песчаный берег
Львица нервно сплюнула и зашагала по джунглям скорым шагом, который за километр выказывал недовольство её поступком. Какого, простите, хрена эти птицы назначают командующей ту, с которой проку как с гуся воды - только толпу смешить. Эту хитрость она заметила в глазах той серой львицы и всех тех, кто в этот момент стоял на берегу. «Посмешище.» Однако спустя считанные минуты прогулок быстрым шагом все эмоции отпустили Руфаро - будто бы никто только что не вывел её из себя. Эта леопона эмоционально выгорала каждые 5 минут, и так по кругу, - именно отсюда эта лёгкость и беспринципность в общении с ней. Она была согласна на всё, всегда и в любое время суток, была готова и злиться, и веселиться, и горевать - что угодно, лишь бы насытить этим свой очередной день. К удивлению, такой ритм жизни ни чуточку не расстраивал Руфаро и не угнетал её. Даже наоборот - она жила так, как хотела, ярко и насыщенно, не подчиняясь законам рутинной жизни в прайдах, прислуживанию, обслуживанию кого-либо и прочей ерунде. Руфаро повиновалась исключительно своим мыслям, желаниям и естественным потребностям.
К слову о всём выше перечисленном. Прошло уже около двух месяцев с тех пор, как Руфаро избавилась от своих четырёх котят. После родов её тело уже давным давно пришло в норму, но задумываться о повторении предыдущего подвига с Мено не было как-то времени. Однако инстинкты уже давно берут верх над львицей и манят её вернуться к Мено, чтобы отделиться ото всех с сероватым львом на несколько дней в самую чащу зарослей, дабы, прерываясь лишь на сон и потребление пищи, зародить внутри красношкурой новую жизнь. Львицей было решено направиться на поиски своего бывшего любовника. К слову, половозрелого возраста она достигла относительно недавно, поэтому факт живорождения в таком возрасте повторно был очень сомнителен. Однако Руфаро потомство совершенно не интересовало.
Незнакомый голос отвлёк Руфаро от мыслей о том, где бы можно было разыскать Мено. Ответа кого-либо на него не последовало, поэтому львица, заинтересовавшись, прервала свой путь и свернула с намеченной траектории, чтобы получше разглядеть льва. Пред ней предстал белогривый серый лев, чем-то напомнивший Руфаро ту миловидную самку с песчаного берега. От этого места разило дичью и кровью, но один запах молодого самца казался куда громче и куда приятнее. Лев выглядел ровесником Руфаро, но львица была ему не ровня: мышцы выпирали тут и там, хотя, возможно, сознание Руфаро всё преувеличило, пребывая в эйфории, длинные лапы и косматая грива делали его похожим на целую скалу, ну, если сравнить с крайне мелкой и тощей Руфаро.
Некоторое время львица невозмутимо стояла в стороне от хищника, но взмахивающий в воздухе приподняты хвост шевелился без её контроля и однозначно выдавал расположение духа хищницы. Затем, простояв на месте не больше минуты, Руф всё так же спокойно подошла ближе ко льву, якобы ненароком задев его спину хвостом, и вновь встала чуть поодаль. Всего лишь прогулялась мимо.

0

4

Ничего не происходило. Вот уже хрен знает сколько времени ничего не происходило. Джаред тяжело вздохнул. Небольшой отдых как-то затягивался, и постепенно серому стало скучно. Но чем себя занять, он не имел ни малейшего понятия.
«Давай же, что-нибудь, произойди наконец».
И словно Ахейю услышал безмолвный призыв своего сына и послал ему… львицу? Серый вскинул голову и уставился на незнакомку в некотором замешательстве. Его нисколько не смутило её появление, хоть это было и несколько неожиданно. Его смутил её настрой. Она вышла из зарослей и остановилась, пожирая взглядом льва, словно бы ощупывая его тело, и помахивая хвостом. Затем прошла мимо, этим же хвостом коснувшись серой спины. Джаред повернул голову, провожая непонимающим взором незнакомку.
- Привет?
Он медленно поднялся и встал на все четыре лапы, с интересом изогнув хвост и продолжая наблюдать за странной особой. Та пока не торопилась отвечать, и была возможность хоть разглядеть её как следует.
Львица явно была нечистокровной – по шкуре красноватого оттенка были разбросаны леопардовые пятна. Джаред не так уж часто встречал леопонов и прочих гибридов, и когда встречал, его всегда интересовал лишь один вопрос – как? Как… родители этого зверя его, собственно, «сделали», относясь к разным видам и не имея практически ничего общего? Хотяяя…
Тем временем поток ненужных совершенно мыслей прервался снова. Белогривый продолжал внимательно наблюдать за леопоншей, которая, мягко говоря, вела себя весьма вызывающе, прозрачно намекая на то, зачем, судя по всему, сюда явилась. Это было несколько странно – самец не привык к такому. Обычно всё начиналось с невинных заигрываний, лёгкого флирта, постепенно переходящего в нечто большее; а оттуда лапой подать до того, что сейчас незнакомка сходу подавала ему на блюдечке с золотой каёмочкой.
Впрочем, Джаред всё ещё не торопился. Он сделал несколько шагов по направлению ко львице, чуть склонив голову и приподняв одну бровь; губы его едва затрагивала улыбка. Теперь был его черёд пожирать её взглядом, и, что уж говорить, она была весьма и весьма неплоха…

+2

5

Взгляд Руфаро был направлен в противоположную от Джареда сторону, мол, выказывая её "полное безразличие" к действиям самца. Однако краем глаза она следила за каждым его движением и изменением выражения морды. Казалось, он ощущал себя ни слишком уверено, но в то же время не поджимал хвост от страха при виде раскрепощённой половозрелой самки. В голове львицы проскользнула мысль, что и в случае с прошлым её партнёром, инициативу придётся вновь брать в свои женские лапы.
Самец начал было разговор с ней - поздоровался, вежливо, учтиво, совсем не агрессивно, но разве что вновь немного неуверенно. Было наивно с его стороны полагать, что Руфаро пришла сюда вести беседы и заводить новые знакомства. Желая это донести до белогривого, леопонша не ответила на его приветствие, продолжая ещё немного демонстрировать полное безразличие к его существованию.
Однако через считанные минуты нехитрые размышления до несли до неё то, что желаемого она в жизни не добьётся, если сама на таковое не нарвётся. Не многим другая ситуация сложилась в прошлом и с Мено - то ли самцы попадаются ей шуганные, то ли её откровенный намёк вводит их в ступор.
Руфаро, вновь медленными шагами сделав полукруг вокруг Джареда, вновь оказалась за спиной у белогривого. Путь в метра два-три у неё занял сравнительно много времени, так как каждое движение она растягивало по-максимуму. Расстояние между львами сократилось до минимального - лишь какие-то сантиметра два-три. В обычную пору Руфаро было не подпустила ни одного зверя в своё личное пространство - так уж у неё заведено, что не любит она близкого контакта даже со знакомыми. Сегодня, пожалуй, можно сделать и исключение.
Своим нутром Руф ощуало крупное тело рядом, которого касалось её дыхание. После получения первого опыта, Руфаро уже не испытывала щенячьего восторга при таким ситуациях - наоборот, она чувствовала себя скорее властителем ситуации. Из приоткрытой пасти львицы послышалось тихое глухое урчание - это можно, собственно, считать за ответ на попытку познакомиться.

+1

6

Офф

ЗДОРОВЕННЫЙ ПОСТ, ЗДОРОВЕННЫЙ.

Львица продолжала свой своеобразный танец, останавливаясь, прохаживаясь туда-сюда и кружа вокруг льва, который только и успевал следить за ней взглядом. Сомнений относительно намерений самки не осталось уже давным-давно. И Джаред чувствовал, что скучная обстановка совершенно переставала быть скучной. Он переступил лапами на месте, разминая плечи, и ухмыльнулся, не сводя глаз с незнакомки, пока она не встала позади него. Круп самца опалило жаркое дыхание, и он, отрывисто рыкнув, развернулся, хлестнув себя хвостом. В конце концов, раз эта загадочная особа так рвётся к соитию, отчего ж не подсобить ей, бедняжке? Решив так (хотя молодой, жаждущий действа организм решил всё уже самостоятельно), лев приблизился к кошке вплотную, встав рядом и теперь уже намеренно прижимаясь своим распалённым боком к её, покрытому розетками пятен. Наклонив голову – он был значительно выше львицы – Джаред вдохнул незнакомый, но манящий запах и медленно, с усилием провёл языком против шерсти по её загривку почти до самой макушки.
- Ты вкусная, - прошептал он прямо на ухо самке.
Эта львица была слишком… уверенной в себе, будто бы пришла сюда только за делом, обыденным настолько же, насколько поедание дичи.
«Неправильный настрой, неправильный».
Ощутив слабую толику раздражения, скорее даже упрямого желания вывести львицу из душевного равновесия, серый ещё раз отрывисто, глухо рыкнул и, отстранившись немного, положил когтистую переднюю лапу на спину незнакомки. К чему церемонии? Как насчёт того, чтобы перейти к делу?

+1

7

Джаред всё-таки начинал какие-то шевеление и копошения к будущему общему делу, хоть пока они и не оказались особо прыткими. В конце концов, леопонша даже  заскучала. Скучала она до тех пор, пока бок льва не прислонился к ней вплотную, прижимаясь практически всем своим огромным телом. Стоит сказать, что вблизи он оказался ещё больше, нежели со стороны, что большим минусом и не являлось, кстати.
Большая его голова нависла над леопоншей, глубоко затягивая в лёгкие её запах. От начинавшего возникать внутри пятнистой возбуждения её передёрнуло, а из глубины её тела послышалось гортанное урчание, которого в обычную пору от неё уж точно не добьёшься.
Руфаро прильнула своим телом к боку льва - ей явно нравилось происходящее. К тому же, она не упустила возможности потереться своей мордой о шею льва, чтобы оставить на Джареде свой запах и сохранить часть его на себе. Язык льва прошёлся по загривку хищницы, что, если уж совсем начистую, также весьма приятно отозвалось по её телу лёгкой дрожью. Но вот фраза, которая последовала после всего этого, немного озадачила Руф...
«Ты серьёзно?!» В ответ на сию достаточно своеобразную фразу Джареда язык леопонши буквально заглотился в желудок, ибо ответа на это высказывание у Руфаро не нашлось. Да и не искалось. Хищница достаточно коротко, но звонко рыкнула, желая дать серошкурому понять, что не языки чесать она сюда пришла и не того добивается. Благо, дальнейших присказней не последовало, зато вот достаточно увесистая лапа Джареда наконец-то поднялася от земли и приложилась к спине Руфаро. Так как та и без того весила немало, спина леопонши само по себе немного прогнулась. Однако не так уж просто собиралась Руфаро подстроиться подо все капризы своего нового знакомого, поэтому далее затормозила, не желая опускаться ниже без его непосредственной помощи. В это же время из её тела продолжало доноситься достаточно громкое и глухое урчание, словно у домашний кошки, а бока то и дело подрагивать от, пожалуй, уже возросшего возбуждения. Хвост леопонши был послушно отведён в сторону заранее, дабы не закрывать от льва дорогу к желаемому, поскольку её инстинкты были нацелены лишь на соитие. Но Руфаро  не была бы собой, если бы не позволила себе позабавиться и в этом деле.

0

8

Твои возведенные скалы падали в облака, разбиваясь на тысячу обломков. Цветные осколки скал летели прямо в тебя, осколки попадали под ноги, впивались в спину, падали цветным дождем постепенно окружая тебя. Ты слышал звон каплей воды в этом пространстве, слышал крушение скал. Облака сгущались на горизонте, чернели, плыли на тебя, заставляя биться в истерике. Скалы падали все быстрее, подгоняемые ветром и пылью из мелких обломков. В голове звучала, какая то симфония, словно все это создавалось под особую мелодию, а ты был молчаливым дирижёром. Дирижером, который боится собственного произведения. Тьма накрывала тебя с головой, разбрасывая в стороны цветные молнии. Они продолжали пробуждать кашу, вязкую и грязную кашу в мыслях. Ты роешься в ней, напрягаешься, но ничего не можешь понять и осмыслить. Осколки стекла продолжали сыпаться на тебя, режа твою нежную кожу сверху в низ. Эти фиолетовые собаки, какого черта они куда-то тащат меня?
Мысль, к которой никого не придет нужный ответ. Мысль, которая ломает мозг. Ты смотрел на громадных фиолетовых псов и мелких, просто умилительных желтых песиков. Они грызлись между собой, стараясь утянуть тебя в разные стороны. Тебя пугала победа здоровенных псин, они казались тебе гончими ада. На горизонте упала еще одна скала. Осколки скал, летящие на ударной волне, проткнули псов. Они скулили и падали, растворялись в темноте. А ты сидел, в теплой лужи крови и боялся пошевелиться. Осколок стекла вошел в твое легкое, и ты мучительно умирал, хватая ртом воздух. Ты проснулся.
Ты лежал на холодном полу пещеры, непонимающе хлопая глазами. Несколько секунд ты приходил в себя, прекращая ожидать появления новых псов из кромешной тьмы. Ты медленно положил голову на лапы, всматриваясь в стены небольшой пещеры. Которое на несколько ночей стали тебе домом. Мелкие капли воды пролетают в пространстве и падают, издавая тихий звук. Залетевший ветер разносит все запахи затхлости и старья. Пол покрывая многолетний слой пыли, которую так и хочется отсюда убрать. Почти каждый угол, каждая стена находиться в кромешной тьме.
Ты переворачиваешься на спину, с интересом осматривая узоры на потолке пещеры. Где же сейчас твой брат? В очередной раз разбивает сердце юной львичке? Или же подобно тебе наслаждается одиночеством.
Он ушел несколько лун назад, как только вы достигли этих земель.
Мне кажется, или я скучаю?
В застоялом запахи сырости, ты улавливаешь аромат самки. Вмиг твой рот искривляется в довольной усмешке, а язык скользит по губам. Вьянсон поднимается на лапы. Ты постепенно приближаешься к свету, такому не привычному, что приходиться идти практически закрыв глаза. Ты стоишь наместе, позволяя глазам привыкнуть к свету. Он кажется безумно ярким, после двух дневного прибывания в пещере.
На небе сгущаются темные тучи, ты смотришь на небо, довольно улыбаясь.
Гроза. Просто прекрасно.
Ты принюхиваешься, старалаясь уловить запах от которого начинает бурлить кровь. Папоротники хлещут тебя по бокам, твоя черно-белая шерсть намокает от утренней росы. Уши прислушиваются к любому движению, пытаясь определить место положение своей цели. Наконец, ты видишь её пеструю шкуру среди листвы. Подходишь ближе и ближе, все еще прячась в тенях деревьев. Наконец, до кошки осталась несколько метров, но она практически тебя не видит. Лишь два ярких, голубых и слышит твоя протяжное рычание.
Теперь можно рассмотреть её поближе. Твои глаза проходят по изящному телу и приятной мордочки, с интересными нотками в этих карих глазах.  Неужели она тебя чем-то задела, или это лишь игра твоего свихнувшегося мозга?
Подождав пару минут ты выходишь к ней, непринужденно садясь рядом и одаривая её слегка презрительным взглядом.
Я принял тебя за птичку.

Отредактировано Вьянсон (17 Июн 2014 20:19:06)

+1

9

Джаред медлил. Медлил очень долго. До безумия долго.
Как результат, из груди Руфаро раздался глухой рык. Уголки губ кошки подлетели вверх в презрительном оскале, демонстрируя желтоватые клыки, которые пускать в ход она и не собиралась - этот жест выражал лишь массу и более недовольства. Мда, совершил Джаред ошибку, если думал, что получит от неё хоть грамм романтической обстановки и в последствии тандрическую привязанность. Ни его личность, ни последствия этой встречи не интересовали львицу, поэтому и лишних прелюдий она в этом и не искала. Чем плохо соитие и без этого?
Руфаро резко дёрнулась, не снимая своего оскала с морд, выдвинув своё мелкое тело из-под лапы Джареда. Лапы хищницы подняли целое облако земли, перемешанной с песком примерно наполовину, а хвост резко хлестнул, задев обоих жителей Саванны.
Когда облако улеглось, Руфаро заметила новый силуэт на горизонте событий. Выражение её морды тут же смягчилось, чтобы не напугать незнакомца раньше времени. С последними пылинками его образ стал просматриваться чуть лучше. лев был совсем молод: однозначно моложе Руфаро, но и не настолько малой, чтобы зваться львёнком. Ростом тот был поменьше Джареда, однако по-прежнему крупнее Руфаро как минимум на голову, а окрас же хищника впечатлял ничуть не меньше. Походу сегодня в этом месте собрались самые чудаки.
Ситуация становилась всё лучше и лучше, а этого нельзя было не оценить по достоинству. Руфаро поди и забыла, что отныне она и Кукушка. Сейчас это было не главное. Если Джаред ещё не поджал хвост, то ему придётся встать в очередь.
Руфаро окончательно отпрянула от серого льва, который так возмутил её своим не подходящим поведением. После чего тут же подползла к непонятному льву плавными и широкими шагами, словом - подплыла, подлетела, да как хотите. В следующую секунду хищница оказалась за спиной у Вьянсона.
Хвост хищницы обкрутился вокруг тела льва, хоть оно и не было настолько внушительным, как у первого её объекта желания. Ещё до этого незнакомец молвил что-то про птицу: что ж, он и не ошибся, поскольку Кукушкой её величали в новом доме. Но и снова не о нём.
Своим боком Руфаро прижалась ко Вьянсону, будто бы впитывая в себя его притягательность и то другое, что заставило Руфаро подлететь и к нему. Однако и этот объект у неё не вызвал осбо сумасбродных эмоций, как это бывает, когда соитие происходит из исходных романтических чувств между партнёрами. тут дело было совсем в другом. Продолжая обвивать Вьянсона хвостом, Руфаро встала боком к нему, мордой потеревшись о короткую жёсткую шкурку льва, однозначно характеризуя свои намерения. Соответственно, с ним вести переговоры у Руфаро так же не было желания. Из тела львицы послышалось такое же урчание, которое совсем недавно она издавала при пребывании в непосредственной близости от Джареда. В глазах присутствовал всё тот же странный огонёк, который отражал внутреннее состояние Руфаро, которое было в полном подчинении одних лишь инстинктов. Однако сознание хищницы уже успело украдкой подумать о том, куда бы деть потом то, что получается в результате соития через несколько месяцев. Эта мысль только забавила её.

0

10

Джаред чувствовал, как внутри что-то распаляется всё сильнее и сильнее, всё тело раскалилось почти добела, и шкура самки казалась почему-то прохладной. Мысли улетучились из головы, и, хоть где-то там, глубоко в сознании тоненький голосок настойчиво шептал, что во всём происходящем есть что-то неправильное, не… неестественное, лев упрямо отгонял эти глупости, потому что остальная, куда большая часть его сознания вопила об обратном.
И в этот момент откуда-то извне раздался посторонний звук. И голос. В следующий миг чары самки развеялись, её тело выскользнуло из-под тяжёлой лапы хищника, и Джа растерянно моргнул, пытаясь сообразить, что оказалось помехой к предстоящему представлению. Лев. Незнакомый лев. Посторонний.
Опустив лапу на землю и приняв устойчивое положение, серый потряс головой, окончательно сбрасывая с себя тягучее, сладкое оцепенение. И снова поднял взгляд – на сей раз ясный и осмысленный – на парочку. В мгновение ока передумав относительно партнёра, красношкурая львица теперь вовсю ластилась к только что подошедшему самцу, который, похоже, был и не против. Да и кто будет против, в конце концов?
Первым порывом было броситься в атаку и отвоевать законную «добычу» у этого наглеца. Вторым порывом стало остановиться и задуматься о том, что он, собственно, здесь делает. Джаред прижал уши, ощутив внутри какое-то отвратительное чувство. Это был именно он, тот тоненький голосок, что нашёптывал о ненормальности происходящего. Ощутив неожиданное отвращение к самке, для которой даже не имеет значение то, с кем она желает провести время, белогривый вдруг испытал какое-то странное чувство благодарности к незнакомому льву, который своим появлением порушил всё это безумие. Самец смерил исполненным презрения взглядом полукровку, которая всего минуту назад с такой же горячностью, как сейчас к этому голубоглазому, ласкалась к нему самому.
«Ну и шваль».
Не удостоив даже рычанием сладкую парочку, Джа развернулся и молча удалился в заросли, отгоняя от себя настойчивое желание сию же минуту вылизаться.
Оказавшись в одиночестве, он, наконец, опустился на землю. Ум его окончательно прояснился, и сейчас лев ощущал лишь странное облегчение. Наконец он мог подумать о том, что действительно важно. И сделать то, что действительно необходимо. А необходимо и важно сейчас лишь одно. Ответ пришёл сам собой. Он должен найти сестру.
-----------------Река Лузангва

+1

11

Начало игры

So begins a new age of knowledge.

В этом жарком краю не доставало разнообразия цветов. Жёлтое солнце заливало жёлтыми лучами жёлтую траву, кустиками торчащую из жёлтого песка. Даже небо отдавало чем-то золотистым, и в этом монохромном пейзаже трудно было определить, где начался твой путь и где он должен закончиться. Деревья тоже казались тусклыми и пыльными, их тонкие стволы и плешивая крона создавали лишь подобие тени, и не было возможности укрыться от палящего зноя.
Любая дорога имеет конец. За очередным песчаным барханом в садняще-жёлтом цвете промелькнули зелёные крупицы, и в воздухе повеяло непривычной для пустыни свежестью. Тут начинались джунгли, и белоснежный гепард поднял голову, когда на его морду упала тень от пролетающий в небе птицы.
Сюда лежал его путь? Трудно было бы угадать. Белёсые глаза на миг остановились, глядя вперёд, гепард повёл плечами, словно не соглашаясь с каким-то своими внутренними мыслями, а потом снова двинулся к джунглям. Войдя под сень широколистных деревьев, гепард не задержался, чтобы отдохнуть от длительного перехода через пустыню, он имел перед собой задачу и жаждал решить её, не отвлекаясь на пустяки.
Если бы кто-то рассказал ему, что такое усталость.
Взгляд Келя метался, перебегая от одного дерева к другому, поступь же оставалась размеренной и плавной. Он казался готовым к прыжку, но в то же время спокойным и сосредоточенным. Уши гепарда дрогнули, Кель замер и нахмурился, словно снова споря с самим собой, но не говоря ничего вслух. Наконец, он пришёл к какому-то одному ему понятному заключению и направился к выбранному дереву. Подойдя к стволу, Кель опустил голову и понюхал землю, затем задумчиво повёл хвостом и принялся копать.
- Чем занят, гепард?
Инвокер прижал к голове уши, но морды не повернул и занятие своё не бросил. Земля по прежнему комьями сыпалась из-под его лап.
На нижнюю ветку дерева, под которым рыл Кель, спрыгнул гриф и, свесив голову, уставился на белого хищника. Падальщик прекрасно знал, что залезть на дерево - не самая простая задача для гепарда, а потому чувствовал себя в безопасности. Но мерзкий нрав грифа не позволил ему не воспользоваться возможностью. Только вот чёртов гепард рушил планы падальщика, не желая вступать в диалог.
- Роешь могилу? Надеюсь, для себя. Я бы отведал белого гепарда. Кстати, что с твоим окрасом? Ты выцвел на солнце? - гриф склонил голову набок, не спуская взгляда маленьких тёмных глаз с Келя.
Инвокер вынул из получившейся его стараниями ямы какой-то корень и аккуратно положил его на траву. Потом отряхнул с лап землю и, отойдя на несколько шагов, снова принялся копать.
- Ты что - глухой, выскочка? - разозлился гриф, - а, точно, я же слышал, что звери-альбиносы бывают глухими, - несколько тише продолжил падальщик, видимо, уже не обращаясь к Келю. Но Инвокер вдруг поднял голову, и его бесцветный светящийся взгляд встретился с озадаченным взглядом грифа. Падальщик невольно отступил на шаг, а Кель уже снова вернулся к увеличению числа ям.
- Думаешь, самый умный? - обиженно рявкнул гриф, ему было совестно, что дурацкий гепард смог испугать его, просто подняв голову. Но Кель больше никак не реагировал на реплики незваного собеседника, он просто рыл, складывая выкопанные корешки в небольшую кучку.
Вскоре, кажется, Кель удовлетворился количеством собранных растений. Гриф не спешил улетать, уже молча наблюдая за гепардом. Иновокер очистил корешки от земли, насколько это было возможно, потом сурово сдвинул брови и выбросил один из корешков прочь.
- Да что с тобой не так? Ты - травоядный гепард? - не мог успокоиться гриф. Падальщик начал рассказывать какую-то пространную историю о знакомом шакале, который решил как зебры питаться травой и умер, отравившись ядовитым цветком. Кель сгрёб корешки на лист и завернул, собираясь забрать с собой.
- Ты заставляешь меня скучать, - сказал Инвокер и поднял свёрток с земли. Гриф от неожиданности замолчал на полуслове.  Кель пошёл туда, откуда только что пришёл - к пустыне. Мысли его унеслись далеко от этого места, только лапы продолжали монотонно сменять друг друга, и хвост покачивался из стороны в сторону, помогая удерживать равновесие.
- Стой!
Кель остановился, с неприязнью глядя на грифа, преградившего ему дорогу. Падальщик просто опустился на песок прямо перед гепардом.
- Кто ты такой?
Кель положил свёрток перед собой, его взгляд переместился за спину грифа, а потом снова вернулся к лысой птичьей голове.
- Я - Инвокер, а ты, похоже, бессмертный, - голос гепарда был хриплый, но звучный. Он выдавал возраст Келя, заставляя понять, что этому хищнику уже очень много лет.
- Ты ищешь банду? - гриф потерял всякое желание шутить, и Инвокер не мог до конца понять, что же падальщику нужно.
- Банду? Это слово меня устраивает.
- Тебе нужно перейти джунгли, за ними будет побережье. Спросишь Пингвина, тебя поймут, - гриф тяжело поднялся с земли и полетел прочь.
Кель не провожал его взглядом, он снова взял в зубы свёрток и пошёл обратно в джунгли.

Отредактировано Kael (24 Окт 2014 19:22:14)

+3

12

---→ Скалистый утес

Слабость хищников, вызванная продолжительной засухой, и их немногочисленность в этих краях привела к тому, что свободно разгуливающие по прибрежным джунглям обычно по одиночке и в ночное время суток оленьки начали сбиваться в стада и перешли к круглосуточному режиму жизни. Это было очень на лапу решившей поохотиться с утра Иссид, как сообщил по дороге принцу Блинк, так и двум львам, движущимся сейчас наперерез напуганному и поредевшему стаду оленьков. Охота обещала быть быстрой и простой, оленьки не входили в список труднодобываемой пищи, и если сравнить, они были как перепела для людей. Маленькие, хрустящие, аппетитные. Рики не сразу заметил, как слюна капнула на землю, а когда заметил, поспешно облизнулся и широко ухмыльнулся. Живот приятно потянуло в предчувствии охоты, а азарт заставил гриву на холке подняться торчком.
Готто высказал свои мысли насчет стратегии, которая казалась Рикимару очевидной. Поэтому он ничего не ответил, заметив лишь краем глаза, как серый пригнулся  скрылся в кустарнике справа. Рики бесшумно скользнул левее между двумя деревьями и быстро, пригибаясь и поджимая лапы, ворочая во все стороны длинными ушами, почти галопом помчался в сторону, откуда ветер донес запах страха и мяса на ножках.
Блинк уже куда-то скрылся, вероятно, где-то по дороге сел на дерево и превратился в часть ландшафта. Рики знал, что друг не будет обижаться на то, что принц так бесцеремонно просто перестал на него обращать внимание. Блинк не баба, Блинк на такое не обижается. Тем более что сам не святой. У них вообще были интересные отношения. Взаимовыгодные, можно сказать. Рики получал от Блинка информацию и компанию, сам же козодой здорово веселился каждый раз, когда понимал, что от него зависит чья-то жизнь, и был очень даже полезным и мобильным носителем информации. Козодой был везде и Рикимару всегда удивлялся, как такой мелкой птице с большим ртом и маленькими крыльями удавалось побывать везде, знать все и так относительно немного разговаривать? А потом Рики смотрел на свои короткие лапы, ухмылялся во весь свой неестественный разрез пасти и отдавал должное тем тайнам, которые хранил где-то под самым сердцем, чтобы однажды поделиться ими с Пингвином. А вот отношения с боссом - это отдельная история, которая требует времени на раздумья, которого у принца сейчас не было. Потому что он скорее почувствовал вибрацию земли, чем услышал, между его пастью и добычей остались считанные метры.
Поредевшее вспугнутое стадо оленьков превратилось в единое целое, единый организм с неорганизованной структурой. От бывалой дисциплины в стаде не осталось и следа, десяток оленьков мчался по джунглям в сторону моря, поспешно огибая деревья, наскакивая один на другого и сталкиваясь между собой. Охота Иссид здорово подточила их самоуверенность, но вопреки любому здравому смыслу, вместо того чтобы броситься врассыпную после удачной охоты львицы, они наоборот еще теснее прижались один к другому и сейчас неровной кучкой резво продвигались в сторону моря. Но Рики был настроен помешать их быстрому бегу и слегка изменить траекторию их движения. О том, что охота парная Рики вспомнил в последний момент, потому не бросился в лобовую атаку, а чуть пропустил стадо мимо себя, затормозив в зарослях папоротника, а потом налетел, как вихрь, сбоку, надеясь подмять под себя одного оленька и если повезет схватить за горло еще одного.
Стадо среагировало моментально, поменяв свою траекторию и бросившись от Рики почти под прямым углом к морю. Именно где-то там, по расчетам принца, должен был находиться Готто с шакалом и ловить обед, бегущий им прямо в зубы.

+3

13

-------------------Скалистый утёс
«Что ж, это должно быть очень простым».
Проведя языком по губам, Готто медленно втянул воздух подрагивающими ноздрями и едва слышно заворчал сквозь зубы: ветер был не в его сторону, он дул откуда-то сбоку, не донося толком никаких запахов; оставалось только надеяться, что этот самый ветер не донесёт предательски запах хищника до его добычи.
Рикимару устремился в глубь джунглей, намного глубже и чуть левее, нежели Грач. Песчаный лев двигался легко и непринуждённо, он явно чувствовал себя здесь комфортно, в отличие от пришельцев, которые шли медленно и осторожно, не привыкшие к такому густому тропическому лесу. Задумавшись на некоторое время, черногривый решил не уходить далеко. Конечно, он предпочёл бы охотиться в одиночку, но, возможно, совместными усилиями им удастся поймать намного больше еды.
Винсент топтался на месте, нетерпеливо перебирая лапами, его медово-золотистые глаза нездорово поблёскивали. Готто отвёл взгляд от подопечного, устремив его куда-то вперёд, в сплошную стену зелени, чувствуя, как волнение маленького шакала передаётся ему самому. О да, они оба обожали охоту. То чувство единения, когда вместе с напарником бросаешься на добычу, твёрдо уверенный в его поддержке, когда рвёшь горячую плоть, а затем вместе с ним же наслаждаешься заслуженной трапезой.
Почему-то Грач не относил охоту с шакалом к охоте совместной. Будто проворный зверёк был частью его самого, а не чем-то обособленным.
Вокруг всё ещё было тихо, а потому оставалось только ждать. Пригнувшись к земле, самец занял удобную позицию, примостившись за раскидистыми деревом с вылезающими из земли корнями. Отличный наблюдательный пункт, из-за которого легко будет атаковать. Винс притаился за небольшим кустиком напротив. Шерсть на загривке его встала дыбом, когти на лапах в нетерпении месят землю, уши повёрнуты вперёд в готовности уловить самый тихий звук, а пасть чуть приоткрыта, чтобы учуять самый незаметный запах.
Готто невольно наблюдал за другом, зная, что у маленького волка просто отменная реакция, и лишь секундой позже после того, как Винсент вздрогнул всем телом и напрягся, серый и сам скорее почувствовал, чем услышал приближение добычи. Вскоре вслед за едва различимыми колебаниями земли послышался ровный гул множества маленьких копыт, ударяющих об эту самую землю. Желтоглазый пригнулся, прижавшись животом к низкой траве, и замер, подобно натянувшейся тетиве лука или тугой пружине. Теперь уже шакал следил за каждым движением хозяина, ожидая его немого сигнала.
«Рано… ещё рано», - мысленно прошептал лев, неотрывно следя за ходящими ходуном зарослями, которые ещё скрывали с глаз охотника несущихся на всех парах оленьков.
К топоту добавился хруст ломаемых веток.
Ещё немного.
Ещё чуть-чуть.
И вот первые копытные врываются в поле зрения охотников, а вслед за ними и всё стадо.
Коротко и отрывисто рыкнув, Готто срывается с места и вылетает из засады наперерез стаду. С противоположной стороны в гущу травоядных вваливается Винсент, оскалив пасть. С нижней челюсти его срывается несколько капель слюны. Это было последним, что увидел лев, прежде чем азарт охоты кровавой пеленой застлал ему глаза.

+1

14

Бросок на атаку Рикимару

http://i.gyazo.com/d5c5988d3c94affff4be7dba231e956d.png
7 - Промах, оба бойца остаются целы.

Рикимару не удается поймать ни одного оленька.

Бросок на атаку Готто

http://i.gyazo.com/f8aa4a08ba85897af4e8b8b219aecc9f.png
6+2(шакал)=8
8 - 50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с  возможными легкими увечьями.

Готто перерезает путь оленькам с одной стороны, а его фамильяр перерезает с другой. Стадо бросается в другую сторону, как раз туда, где стоит Рики.

+1

15

Память подчинялась. Она не была для него чем-то отчуждённым и далёким, неподвластным пониманию. Она стала инструментом: опасным и острым, требующим постоянной заточки. Кель чувствовал свою память, как иные чувствуют лапу или хвост. Он мог распоряжаться ею так, как считал нужным.
Мозг Инвокера работал перманентно: запоминая, улавливая, перерабатывая. Кель брезгливо отбрасывал в сторону бесполезные сведения: эмоции, чужие имена и истории; но бережно сохранял нужные: названия и запах новых трав, их применение и побочные эффекты.
Кель был очень избирателен. Он прекрасно понимал, что возможности даже его блестящего ума невсеобъемлющи. Там можно было сохранить многое, но не всё, и Кель чувствовал, где заканчивается ясность и начинается туманность и сомнения. Инвокер не мог позволить себе сомневаться, он зорко следил  за тем, чтобы всё самое нужное было уложено в ближайшие ящички для наиболее практичного использования. Без новых сведений его разум тускнел, и настроение тускнело вместе с ним. Несмотря на характер, ставший постепенно интровертным и молчаливым, Инвокер нуждался в общении. Трудно получить знания из ничего. А тот или иной собеседник мог предоставить что-нибудь. Пусть даже не очень важное, но то, что можно обдумать.
Поэтому Кель задался целью найти себе клан или прайд. Гепарды - звери-одиночки, но Инвокер вырос в дружной семье, хоть и предпочёл забыть об этом. Воспоминания пропали, но привычки и рефлексы остались. И неважно насколько Кель отдаёт себе отчёт в том, откуда они идут.
Банда. Такого названия Кель, пожалуй, ещё не слышал. Интересно, кто решил именоваться этим неоднозначным словом?
Кель повернул голову и нахмурил брови. Светящийся белёсый взгляд исподлобья остановился на секунду, а потом снова начал перемещаться от одного дерева к другому. Длинные лапы мягко ступали по высокой траве.
- Экзорт куас экзорт!
Низкий звучный голос разнёсся над джунглями, и словно из ниоткуда вынырнула огненно-рыжая птица. Спирит опустился на землю рядом с гепардом, его яркое оперение и сутулая фигура ярко выделялись на фоне салатовой травы.
Значит, Пингвин? Тон грифа не оставлял сомнений: этот зверь, кем бы он ни был, являлся тут авторитетом. А, следовательно, задачей Келя было его впечатлить.  Однако произвести впечатление и сделать что-то действительно трудное - не всегда эквивалентные понятия. Существу несведущему в шаманстве бесконечная последовательность звуков, произносимая Келем в уме за долю секунды, не покажется впечатляющий. Поэтому Иновкер принял решение запастись внешними атрибутами.
Наибольший интерес чаще всего вызывает что-то отвратительное и страшное. Кель не был брезглив, когда того требовало дело. И он не был жалостлив. Никогда.
Холодный колкий взгляд замер, разглядывая ибиса. Клюв птицы был угрюмо опущен вниз, спина выгнута горбом, а тёмные глаза без выражения уставились в пространство перед собой.
- Фордж Спирит.
Птица вздыбилась.
- Мне нужна пара мышей или воробьёв. Чего-то мелкого, - Кель неопределённо указал лапой в сторону. Птица кивнула и поковыляла выполнять задание.
Кель смахнул языком с бока пылинку и лёг, подвернув под себя лапы. Всё это выглядело довольно рискованно. Много невежества может задавить знание. Львы из банды способны не смекнуть, что живой шаман намного лучше, чем мёртвый гепард, гниющий в канаве на краю территории. Падаль пригодится разве что гиене.
"Надеюсь, этот Пингвин не идиот", - Кель обернул лапы хвостом и нахмурился. Шансы более сем велики. Власть - удел сильных и хитрых. А такие редко бывают глупыми. По крайней мере, они всегда расчётливы.
- Сделано.
Остроконечные уши дрогнули, Кель поднял голову, привлечённый хриплым низким голосом Спирита. Огненная птица стояла над тремя тушками.
- Пойдёт, - Кель кивнул рыжему животному и, поднявшись на лапы, подошёл к добыче.
- Знаешь, чем шаман отличается от простого смертного? - белый гепард осторожно рвал тушки, вытаскивая глаза, - Спецэффектами.
Кель сложил из глаз относительно ровный круг и, взяв каждую добычу в зубы, помотал над фигурой головой, разбрызгивая кровь. Потом посмотрел на результат и, кажется, остался доволен. Запах крови должен был привлечь к этому месту хищников, а там уж Кель устроит шоу.
Теперь было пора переходить к самому сложному: вызову духа, разговору с ним и подчинению его своей воли. Три знания - бесконечно трудные и бесконечно могущественные, и один ум, способный практически на всё
Но кого призвать? Кель должен был знать умершего зверя, или по крайней мере видеть его хоть раз. Лев или гепард? Банально. Келю были отвратительны банальности.
Идея! Наблюдал как-то Инвокер, как несколько львов охотились на раненого носорога. Этот травоядный был чистым чёртом: огромный, с оболоманным рогом и налитыми кровью глазами. Он был ранен очень сильно, возможно, смертельно, но дрался. Дрался, даже когда несколько львиц повисли на его шее.

Концентрация.
Кель сел на задние лапы, а передние поднял перед собой. Одну чуть выше, другую ниже.
Концентрация.
Глаза Келя ярко светились белым огнём. Сначала вызвать. Знание хранилось в голове.
Концентрация.
Огромная библиотека. Ты ориентируешься в ней. Это твой дом, твоё хранилище, твоя крепость, отделяющая тебя от невежества. Невежество равно смерти. Ты состоишь из знания. Больше ничего нет. И смысла жизни нет.
Концентрация.
Это книга? Что ты? Ни в одну книгу не поместилось бы столько страниц. Полка? Ни на одной полке не нашли бы себе место столько книг. Стеллаж? Снова мимо. Тогда что? Всё.
Концентрация.
Ухватится за знание. Оно внутри меня, оно моё, я могу его использовать.

В голове Келя тянулась бесконечность, на деле же прошло лишь несколько секунд. Тревога противопожарным сигналом выла в голове.
Уиу-уиу-уиу
Он знал последовательность, но откуда он её узнал предпочёл забыть. Мозг стремился залатать дыру, но Кель ему не позволял. Организм хотел работать адекватно с биологической точки зрения. Но Кель ставил ему собственные условия. Даже ультиматумы. Всегда ультиматумы. Не всякий мозг бы выдержал такое. И не всякий зверь был бы способен остаться в своём уме. Впрочем, может, Кель и не остался. Он мог понять практически что угодно, понять же его было более чем невыполнимой задачей.
Носорог появился перед внутренним взором Келя. Дух взрыл невидимую землю ногой, и его мычание постепенно превращалось в утробный рык. Дело за малым: вырвать его в реальный мир. В этом поможет Фродж Спирит. Огненная птица приблизилась к гепарду, участвуя в вызове.

Отредактировано Kael (4 Дек 2014 01:48:39)

+3

16

Лопатки резко выделялись на выгнутой спине, в то время как Рики, пригнувшись к земле и фактически ставший с ней единым целым, змеей продвигался по  джунглям в сторону топота и треска ломаемых ветвей четырьмя десятками тонких миниатюрных копытец. Его движения были мягкими и быстрыми, отточенными годами, движения бесшумного охотника, шпиона и крысы, не единого шороха не произвели его мягкие лапы, ловко переступающие потенциально шумные участки джунглей. Пахло морем, корой и оленьками. Длинные острые уши были напряжены и разведены в стороны, пасть плотно замкнута, дыхание было полностью возложено на чувствительный нос и обоняние было напряжено до предела. Но тем не менее, несмотря на все благоприятствующие факторы, что-то пошло не так.
Рики спружинил моментально, как делал это сотни раз до этого, его задние лапы, хоть и короткие, были все же длиннее передних и невероятно мощные, позволяли совершать ему сверхъестественные для его неуклюжего силуэта ловкие прыжки. Держа равновесие в воздухе длинным оканчивающимся жесткой кистью хвостом, Рики мог повернуться в прыжке на полный оборот и кардинально поменять траекторию полета в прыжке. Этот его прыжок был так же четко рассчитан, ноль эмоций, только здравый смысл, хотя едва ли это всегда помогало в охоте. И вероятно стоило больше положиться на интуицию.
Понадеясь на Готто, Рики притормозил в последний момент, что полностью нарушило построенный им хрупкий баланс, отчего последующий прыжок в стадо оленьков был неточным. Саблезубые зверьки заметили мелькнувшую светлую шерсть только в последний момент, но почему-то именно в этот момент бросились в сторону, и Рики приземлился на все четыре лапы рядом, клацнув зубами по воздуху. Оленьки ловко обогнули очень толстый ствол какого-то дерева и скрылись в зарослях папоротника там, где по расчетам Рики должен был быть Готто, поэтому принц не стал сломя голову бросаться в погоню, а замедлился, прищурился, скользнул в куст, сверкнув голубыми глазами. Готто не заставил себя ждать, и стадо снова появилось в поле зрения Рики, более того, ошалевшие от страха смерти оленьки мчались прямо в пасть льва и тому оставалось только выскочить из укрытия в подходящий момент, раззявить пасть и насадиться ею на горло одного из оленьков, параллельно попытавшись лапами прихватить еще хоть одного.
Вопреки ожиданиям Рики, стадо не поредело, а значит атака Готто тоже лишь напугала добычу. Принц удовлетворенно усмехнулся.

0

17

Дальше всё происходило совершенно стремительно и, казалось бы, неуправляемо. Своего напарника по охоте Готто так и не увидел, но мысли его сейчас были заняты отнюдь не этим. Он не был уверен точно, как поведёт себя стадо оленьков, которое, кстати говоря, не оказалось таким уж многочисленным, как предполагал черногривый. Он не привык рассчитывать всё досконально, а действовал по ситуации, импровизировал, зная, впрочем, как именно следует поступить в том или ином случае – многочисленные охоты позволили ему, так сказать, научиться думать, как добыча. Это звучит немного странно, но это нормально для любого хищника, не в первый и не во второй раз выходящего на охоту – примерно понимать и предполагать, что и в какой ситуации ему нужно будет предпринять.
Итак, пока слаженно, практически автономно работающие мышцы двигали поджарое тело льва к его потенциальному обеду, мозг Грача стремительно оценивал обстановку. Если они замешкаются хоть на мгновение, и стадо пробежит немного вперёд, хищники впилятся прямо в него. Именно таков был изначальный план «Пугатель-загонщик».
Но они не замешкались. Уже в прыжке Готто понял, что атаковал слишком рано для подобного маневра. Стадо заметило его прежде, чем первые его члены успели пробежать мимо; стадо застопорилось и повернуло. Лапы с глухим стуком ударились о землю, и самец спружинил, удерживая равновесие. Совершенно не готовые к такой неожиданности, как аж третий по счёту охотник, оленьки повторно затормозили, но уже перед несколько обескураженным Винсентом, который, к его чести сказать, не растерялся и сделал повторную попытку наброситься на добычу. Но и она не увенчалась успехом, потому что проворные травоядные вновь сменили курс, направив свои копытца в направлении, похоже, том, откуда только что прибежали.
«До чего же глупые создания», - мысленно хмыкнул Грач, представляя удивление Рики, когда всё стадо, которое он с таким усердием выпугивал, сейчас прибежит прямиком к нему в пасть. Пропустить такое зрелище было бы чудовищным упущением, и, сделав знак шакалу, серый с места набрал скорость, взрыв когтями землю, и припустил следом за непутёвой добычей.
Теперь вся надежда вновь была на Рикимару, Готто оставалось лишь сделать попытку наброситься на наиболее тугодумных и отстающих особей. Заприметив одну из них, самец с силой оттолкнулся от истоптанной травушки, рассчитывая приземлиться прямёхонько на спину оленьку и, если повезёт, сходу сломать ему позвоночник. Не привыкший к подобным акробатическим приёмам Винсент подрезал соседнего оленька, намереваясь впиться мелкими острыми зубами ему в глотку.

+1

18

Бросок на атаку Рикимару

http://i.gyazo.com/b50ae274120ad1a07b45e43569584620.png
9 - 50/50, персонаж отчасти выполняет миссию, правда, не так удачно, как хотелось бы, да еще и с  возможными легкими увечьями.

Рикимару удается поймать одного оленька зубами и перекусить ему шею. Однако второй умудряется кусануть его за лапу, оставив весьма неприятную кровоточащую ранку.

Бросок на атаку Готто

http://i.gyazo.com/ffd1b646f088a70b9e54f19fe3798ef9.png
3 + 2 (фамильяр) = 5 - Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Готто прыгает, но оленек оказывается быстрее. Лев неудачно прыгает, пролетает несколько метров и падает. Ему нужно некоторое время, чтобы подняться и броситься в погоню.

+1

19

Бросок кубика на применение умения "Вызов"
Бухтение

Kael, на будущее — соблюдай правила. Вот что написано в спецтеме:

Для того, чтобы использовать приобретенное умение в игре, достаточно просто описать это в посте и либо выделить темно-красным цветом, либо сделать заявку в офф-топе!

Для справки — для Мастеров даже существует памятка на этот случай, о которой не знают простые игроки:

● Умения учитываются лишь в том случае, если игрок как-либо выделил свою заявку на атаку. Это может быть сноска офф-топом, либо цветовыделение атаки. Если ни того, ни другого не наблюдается, умение не действительно, даже если игрок красочно описал его применение.

Вообще я заметил, что ты невнимательно читаешь правила и спецтемы, уже не в первый раз такой ляп) Давай не ленись.

Умение "Вызов" успешно применено! Откат умения — три поста.

Kael — 5 (+3 от фамильяра) = 6

6 — дух вызывается и настроен на общение, шаман испытывает лишь легкую, быстро проходящую слабость.


Заклинание вызова срабатывает, и дух носорога предстает перед Келем, со всеми присущими спецэффектами. Он продержится рядом с шаманом до тех пор, пока Кель не решит его отпустить, но не дольше пары часов. Так же стоит помнить о том, что мертвые не любят, когда их беспокоят, и могут проявлять недовольство происходящим.

+3

20

Рики спружинил всеми четырьмя лапами, подаваясь навстречу бархатной и трепещущей шейке оленька. Теплая кровь брызнула ему в горло, чуть помутив его сознание. Это ощущение схоже с тем, как когда на голодный желудок пожевать валерьяны. В глазах темнеет, в груди теплеет, в голове кавардак. Только кровь дает лишь краткое ощущение блаженства, а потом лишь пачкает шерсть. Шейные позвонки хрустнули под давлением мощных челюстей и Рики почувствовал, как сомкнулись его клыки. Взвизгнув в последний раз, оленек перестал трепыхаться и дергать копытцами и безвольно обмяк, свисая из пасти Рикимару, как кусок шерсти. В этот момент и пропал азарт, сопровождающий любую охоту.
Рики положил тушку оленька на листья папоротника и широко облизнулся. После его триумфального нападения оленьки-таки сообразили расстредоточиться и прыснули во все стороны, как горсть песка, брошенная вверх. Едва ли сейчас что-то может заставить их собраться в стадо. Вероятнее всего эти травоядные переосмыслили своё мнение по поводу стадной жизни и решили вернуться к одиночному ночному образу жизни. Рики ухмыльнулся, оглядываясь, и еще раз широко облизываясь.
В целом охота оказалась удачной. Несмотря на достаточно болезненный укус, полученный в пылу охоты от саблезубого зверька, Рики мог похвастаться хрустящим деликатесом из травоядного и вполне себе неплохим самочувствием. Ранка, оставленная оленьком, ходить на мешала, движение лапы не сковывала, конечно, отдавалась неприятной болью, если на нее наступать, но в целом боль была терпимой и даже приятной. Конечно, крохотного оленька нельзя было назвать добычей века, и вообще, эта тушка едва ли насытила бы одного Пингвина, что уж говорить про целую банду голодных ртов. Но что поделать, придется львам еще немного посидеть на низкокалорийной диете, прежде чем они сумеют организовать в этой местности мало-мальски организованную и постоянную охоту, приносящую пользу и пищу.
Рики сам не заметил, как в недолгом ожидании Готто начал вылизывать заднюю укушенную лапу, свернувшись знаком "зю", и хотя эта поза едва ли была удобной, дискомфорта в размятых мышцах не вызывала. А вот вкус собственной крови на языке даже где-то был приятен. С мыслью о том, что возможно Готто не принесет вообще ничего Рики ухмыльнулся, прищурив глаза. О том, что Готто с собачьим дружком мог бы принести двух или больше оленьков думать не хотелось. И не думалось.

0

21

Неудача.
Готто с размаху приземлился на землю – только зубы клацнули – и замер на пару мгновений, чувствуя, как боль расползается по ушибленным подушечкам лап. Глаза застлала чёрная пелена, и понадобилось несколько, возможно, роковых, секунд на то, чтобы головокружение прекратилось. Ещё ощущая неприятное ощущение во рту, наполнившимся тягучей слюной, странной на вкус – будто вот-вот стошнит, – самец уже снова оказался в движении; не давая себе больше ни малейшей форы, он прямо из положения "полуприсед" перешёл на бег, лишь после этого попытавшись выхватить из мельтешения бурых поджарых телец новую цель.
Все они выглядели одинаково, а потому Грач не успел понять, тот ли это счастливец, избежавший участи мокрого места, в которое превратился бы под тушей льва, или же некто иной. В поле зрения где-то сбоку появился Винсент; вид у него был достаточно красноречив, чтобы понять, что и его бросок не увенчался успехом. В голове желтоглазого мелькнула неприятная мысль о том, что не стоило бы ударить в грязь лицом, особенно, перед этим странным обитателем пляжа.
Стадо разделилось; теперь пара хищников гнала перед собой всего пять-шесть особей, ещё не успевших разбиться. Остальные бросились врассыпную и сейчас, наверное, были уже далеко друг от друга - найти их сейчас практически не представлялось возможности. Но этих упустить никак нельзя. С облегчением скрывшись с поля зрения Рикимару, Готто перевёл взор на несущегося в паре шагов рядом шакала. Кивком головы отдав ему приказ, который понял бы только верный волк, привыкший понимать хозяина с полувзгляда, он подался вправо, в то время как Винсент взял влево. Обходя таким образом бегущее, ещё ни о чём не подозревающее стадо, напарники вдруг резко сдвинулись друг к другу, сжимая оленьков будто бы в тисках и не давая им простора для манёвра. Конечно, у них ещё есть возможность увернуться, двинувшись заметно вперёд или назад...
«Но обычно это срабатывает безотказно», - твердит себе Грач, не позволяя разуму затуманиться мыслями о возможной неудаче.
Синхронно обнажив клыки, охотники с двух сторон бросились на добычу.
«В идеале было бы завалить сразу нескольких особей, а затем добить их на земле», - прокручивается в голове самца.

+1

22

Бросок на атаку Готто

http://i.gyazo.com/c9fc41e8add0f5e013751690c8249217.png
12 - Абсолютная удача: персонаж выигрывает/выполняет миссию без единой травмы или увечья.

Наконец-то удача поворачивается к Готто передней своей стороной. У него удается свалить сразу троих оленьков. Одного из них он убил сразу, придавив и переломав хребет, а остальные лишь оглушены и их еще нужно добить (требуется бросок)

Бросок на атаку фамильяра

http://i.gyazo.com/0069d95daa6cf793c6fb50c400424555.png
5 - Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

У фамильяра не получается завалить никого. Но он может помочь своему хозяину добить тех двоих оленьков.

0

23

----) Откуда-то.
Путешествие Скама тяжело назвать радужным. Хоть потерял глаз, считай, почти год назад, но это слишком усложняло ему жизнь. Глазомер хромал, и в первое время лев неудачно промахивался на охотах, однажды чуть не получив в нос копытом. Но, слава Богам, в которых он не верил, красоту морды удалось сохранить... Хотя да, жрать все равно хотелось.
Первое время стремлением рыжика было бегство. Удрать, подальше, подальше от того злопоганого места, где он потерял глаз. Не было смысла, и желания поднимать вновь Революцию - да и вряд ли львы снова бы ему доверились - Скаму, который всецело верил в искренность других и жестоко за это поплатился. Некоторое время лев даже подумывал стать странником или найти львицу и создать с ней семью. Растить львят, воспитывать достойное поколение, которое не повторит его, одноглазого, ошибок...
Но неугомонность не давала покоя. Как говорят: "Дурная голова лапам не хозяин".
Слишком ему было скучно и муторно. Привычный к толкучке - сначала своего родного прайда, а потом в толпе рабов-Отбросов - Скаму тяжело давалось одиночество. Он не умел, да и не хотел, в отличии от многих странников, этим наслаждаться. Не было у него никакого "северного ветра", цыганской крови и тому прочего - разве что с компанией, вот тогда да. А одиночества рыжий боялся. Как боятся темноты или гнева матери маленькие львята.
И одного прекрасного дня, смачно споткнувшись об камень и навернувшись носом об землю, рыжий рыкнул:
- А хер я буду так жить, как какая-то пещаная крыса!
Все, мозги переклинулись с детских мечтаний спокойной жизни на что-то бурное - такое, какое он любил. На новых землях нужно начать все сначала, забыв о прошлом и памятуя лишь свои ошибки.
***
Пару дней лев собирал информацию. Различную. Шакалы, фенеки, изредка гепарды и даже гиены не фильтровали то, что они говорят - так что, слушая санта-барбару, кто кому троюродная сестра братовой мужа, Скам все же продолжал шевелить мозгами и вбирать лишь то, что нужно.
Допетрал лев пока что немного. Есть около трех прайдов, в одном котором гиены гуляют со львами и правит злой король, второй находится на горе, и, по слухам, еще тот детсад на колесиках, а третий вроде бы как жрет одиночек.
Скам сроду прайдов не любил, а тут чуть ли не выблевал: не то, что он против каких-то личных традиций, гиеновидных или особых блюд, но это... черт, ну не его это!
И продолжал дальше ненавязчиво выпрашивать, разузнавая о возможных обьединениях одиночек.
Вскоре один из грифов, довольный щедрым куском крольчатины, поделился своими наблюдениями:
- Стар я, деточка, куда-то далеко летать, но мой правнук мне говорил, что на Побережье неспокойно. Вродь как там какая-то банда собралась, чужаков гонит. Говорят, что главарь у них пришел с чужих земель, невысок ростом, весь такой кривонький, но все его боятся.
Поблагодарив старика и оставив ему все в благодарность, Скам помозговал пару минут и решился.
Почему бы и нет? Вряд ли главарь, "невысокий-кривонький", откажется от сильных лап и лишних острых когтей. При более удачном раскладе главарь может оказаться податливым, которого легко будет заменить... но рыжик все же запомнил то, что этого калеку боятся. Значит, на место главаря пока что зась, если так.
Несколько дней одноглазый шел по направлению Побережья, и в данный момент дошел до джунглей.
Они не были столь густыми, что явно указывало на близость соленого моря, но все же были отрадой уставшему путнику.
Благоразумно решив, что перед появлением в банде нужно быть отдохнувшим и иметь здоровый вид, Скам завалился в первые-попавшиеся кусты, которые надежно скрыли рыже-карамельно-песочную шерсть.
Хоть лев лежал на животе совершенно расслабленно, но все же единственный ярко-бирюзовый глаз виднелся из темных листьев, зорько смотря на открывавшийся ему участок.
И, очевидно, усталый одноглазый не смог бы так долго пялиться и непременно бы захрапел здоровым мужским храпом, если бы не незнакомый запах, донесшийся к нему.

У нас с Шайви своя игра, другие участники - мы на разных участках джунглей, нас пока что не видно

Отредактировано Скам (13 Ноя 2014 03:06:13)

+1

24

- с територий прайда Нари -

По статистике, львицы имеют очень хорошее чутье. По статистике, у них хорошо развито обоняние, слух и, так называемое "шестое чувство". Видимо, Шайви не вписывалась в статистику. Была одной из миллиардного процента самок льва, которым были чужды инстинкты, особенно самосохраниения.

Потому что удрать, пока все львицы ушли на охоту, при том, что Морох сказал, что будет лупасить всех, кто без его спросу уйдет - было настолько безрассудным поступком, что даже сама львица подивилась себе.

Слава богу, она уже не была маленьким котенком, за которым нужно было шибко смотреть. Конечно, сильной и самодостаточной ее тоже назвать нельзя, однако, видимо, гордость и свои личные предрассудки родились вперед желания жить. И если тут, на чужих территориях, ее не грохнут, то это преобязательно сделает старшенький братик. Раньше Шайв гордилась им, хотела стать, таким как он... А сейчас она видит, что он просто трус.

Боится потерять свою репутацию, ударить в грязь лицом, прячется за своими мускулами. Кто он без них? Морох действительно был эдакой горищей силы и храбрости, зачастую неуместной. Иногда Шайви казалось, что он может поднять лапу и на Шайену - но что она сделает? Кем бы она не приходилась этому здоровяку, для него уломать такую мелкую львицу - три по пять.

Как-то за всеми этими мыслями, Шайви и не смекнула, что уже где-то в джунглях. Она старалась бежать как можно быстрее, чтобы никто не смог ее догнать, если заметят пропажу. О, это было бы ужасно. Оттого, она бежала, совсем не разбирая дороги и даже не принюхиваясь.

Наконец, сочтя, что отбежала достаточно далеко, львица замедлила скорость, сначала перейдя на рысь, а потом и вовсе на медленный шаг. Ее чувства подсказывали, что джунгли чужих земель - с-о-о-о-о-вершенно не самое безопасное место, чтобы передохнуть. Однако, упрямо замостив свой зад на какую-то траву, мелкая принялась глубоко дышать. Она уже давно так много не пробегала, да и охотилась крайне редко, что совсем не улучшало физической подготовки.

Не смотря на свой внешний суровый вид, деревья приняли новенькую дружелюбно: шумели листья, колыхалась трава, и холодный ветерок обдувал шерсть. Это было гораздо лучше, чем палящее солнце, под которым обычно приходилось коротать время юной самке.

Однако, помимо свежести, ветерок принес еще кое-что. А именно, совершенно чужой  запах, и, что хуже всего, запах льва. Шайви не понаслышке знала, какими агрессивными они бывают. Поэтому, сама того не ожидая, она вся резко замерла - может, обойдется?

+1

25

При таком раскладе не подремаешь.
Рыжий настороженно смотрел на открывавшийся ему обзор. Запах львицы был явным, и Скама это беспокоило.
Возможно, это патруль банды. Но почему только одна самка? Обычно этим занимаются небольшая группа самцов, готовых отразить возможную атаку агрессивных одиночек.
К тому же, вот незнакомку стало и видно - она вышла на поляну и замерла, явно учуяв незнакомый запах. Одноглазый чуть не расхохотался: патруль? Эта мелкая и худая самка? Нет, даже с такого расстояния было видно, что пришла она издалека.
Узкие черные губы расплылись в кривоватой полуулыбке. Незнакомка была либо сильно глупой, либо сильно уставшей, чтобы не сообразить, что она прет прямо в обьятия банды Пингвина. Или, возможно, она тоже хотела вступить туда?
Впрочем, это не столь важно. Странность ситуации бойко подстегивала одноглазого совершить что-то мозговыносящее. Почему бы и не пошугать эту незнакомку, не проверить на вшивость?
Эта мысль позабавила.
Лениво поднявшись, Скам быстро вышел из кустов и переградил самке дорогу и внаглую рассматривая ее единственным глазом.
Будешь бежать - догоню.
- Какая раскрасавица пожаловала...- Тихим, почти мурлычащим тоном начал одноглазый, насмешливо наблюдая за выражением морды незнакомки.
Адреналин подстегивал на безумие.
- А твоей маме зять не нужен, а? - Он шагнул ближе. - А как ты любишь, дорогая? В позе раненой антилопы, милого зайчика  или разьяренной слонихи?
Шаг, еще один шаг, и он выдохнул ей просто в морду:
- Думаю, в эротических мечтаниях можно закрыть глаза на твой рост и худобу и занятся последним, что думаешь?
Он быстро вскинул голову, чтобы предугадать возможную оплеуху, и растянул полуулыбку.
И что же дальше? Она убежит восвояси? Или заумоляет оставить ее в покое?

Прошу прощения за задержку, я совершенно забыл о посте :с

Отредактировано Скам (23 Ноя 2014 22:13:53)

+1

26

Кровь уже перестала идти, но Рики всё еще по инерции вылизывал рану, шевеля ушами. Прошло непростительно много времени, пожалуй, слишком много для того, чтобы закончить охоту. Вывод напрашивался один - Готто решил свалить под шумок, и Рики мысленно пожелал ему скатертью дороги. Видать, охота у серого не удалась и ему было стыдно появляться на глаза принцу, который хоть какую, но добычу заимел. В этих размышлениях задранная лапа плавно опустилась на мягкий папоротник, в котором Рики и лежал. Что ж, оставаться здесь не было смысла, иначе хрупкая тушка оленька рискует начать гнить, даже не укушенная как следует. Этого нельзя было допустить. Вздохнув, Рикимару перевернулся на живот, зевнул, потянулся, встав на цыпочки и выгнув спину совсем как домашний кот, укушенную лапу вытянул назад, растопырив пальцы и пару раз ею энергично встряхнул. В целом, вполне стандартные движения для любого  долго находившегося в одном положении кота.
Рики подхватил тушку оленька, и тельце зверька весьма удобным образом расположилось в его широкой пасти. Слюна снова заполнила рот, но лев прогнал от себя мысли о еде. Пингвин всегда обедает первый.
Путь его лежал в место, условленное для встречи с бандой и Пингвином, туда, где охотилась Иссид и откуда совсем недавно неслось рассредоточенное стадо оленьков. Собственно, фактически по их следам Рики сейчас и шёл, не осознавая это, потому что обоняние его было фактически перебито тушкой оленька, висящей с обеих сторон пасти.
Блинк куда-то подевался. Рики не стал его звать, фамильяр сейчас не был нужен, да и вряд ли он может сказать еще что-нибудь полезное из того, о чём лев еще не знал. Готто пропал, но тут тайны никакой не было. Львы, находящиеся в непосредственном общении с принцем ненадолго становились его постоянными собеседниками, ибо Рики, честно говоря, был типом мерзким и доверия не внушающим, поэтому то, что серый лев и его пахнущий псиной друг предпочли ретироваться с арены для льва сюрпризом не показалось и было ситуацией вполне очевидной и даже повседневной. Готто бы более удивил Рики, если бы внезапно решил отыскать льва и сказать ему "До свидания".
В таких размышлениях Рики плавной бесшумной рысцой продвигался вперед, не задумываясь огибая деревья. Он был в прекрасном расположении духа, разве что не напевал. Птички пели, мушки жужжали, пахло кровью... Стоп. Рики внезапно остановился, как вкопанный, пригнулся, инстинктивно попятившись под какой-то кустарник и там замер, вглядываясь в листву кустарников и папоротников и шевеля ушами.
Птички совсем не пели, в кронах деревьев стояла мёртвая тишина, как будто была глубокая ночь, но сейчас еще только вечерело. Мушки жужжали, да, но как-то мрачно. Да и хрен с ними, с мушками-то. Отсутствие птичьего щебета и переговоров попугаев в ветвях деревьев гораздо больше давило на слух. Пахло кровью, но не кровью оленька. Смешанный запах крови мелких зверей был настолько сильным, что перебивал достаточно сильный запах свежеубитого оленька. Это не было похоже на запах орлиного или совиного гнезда, от них не настолько несет кровью, а если и несет, то больше птичьим помётом и мускусом. А тут была свежая кровь, очень свежая.
Мимо Рики тяжело пролетел жук-падальщик и, не взглянув даже на трупик оленька, с громком гулом полетел вперед. Рики, подумав секунду, бесшумно последовал за ним.
Вид, открывшийся его взору за особенно развесистым кустом, достоин отдельного описания. Полянка, освещенная косыми рыжими лучами заходящего солнца, представляла из себя угнетающее, давящее на сознание, но восхитительное и неотразимое с какой-то стороны зрелище. Чуть подсохшая уже кровь мелкими каплями покрывала всё вокруг, капельки и частички внутренностей мелких животных, Рики не мог разобрать, каких, свисали с листьев и ветвей кустов и деревьев, с травинок и цветков, выглядывающих из разросшегося папоротника, эта же кровь мелким слоем покрывала и главного героя сего представления. Белый гепард со светящимися белесыми глазами в лучах заходящего солнца и из-за капелек крови, облепивших его силуэт, выглядел розовым, что было вдвойне зловеще. Гепард шевелил хвостом и губами, его тело было напряжено и излучало невероятную энергетику, он что-то говорил или что-то говорило за него - сразу и не разобрать.
С краю полянки спокойно и даже равнодушно стояла на одной ноге алая птица, расслабленно прикрыв глаза. Подобных птиц Рики еще не приходилось встречать на своём веку.
Зрелище было любопытное донельзя.
Жук-падальщик, переваливаясь в полете с боку на бок, пошел на снижение и приземлился на то, что осталось от растерзаной невиданным образом мыши.... и его тут же отбросило в сторону мощным потоком энергии, вследствие чего бедный жук упал на спину и лежал так, беспомощно дрыгая лапками.
А рядом с гепардом материализовался носорог.
Рики настолько не ожидал этого, что от удивления раззявил рот, забыв, что у него в пасти добытая тяжёлой охотой тушка оленька, и трупик шлёпнулся на землю. Опомнившись, лев взял себя в лапы и пасть захлопнул, хотя оленька и не поднял. Он собирался переговорить с этим гепардом. Такие идивидуумы весьма пригодились бы в банде, может, и не для фактической пользы, но для устрашения, это точно. От явно вставшей перед глазами картины пытки льва призрачным носорогом, Рики расплылся в ехидной улыбке и не задумываясь вышел из укрытия.
- Доброго вечера, почтенный господин, - обращение было сказано с явной издёвкой, а может это просто так показалось, кто знает.
- Попридержите зверушку, - лев покосился на носорога.
- Я не со злыми намерениями, ваш перфоманс произвёл на меня неизгладимое впечатление. Будете ли вы так добры, чтобы назвать мне своё имя?

Отредактировано Рикимару (18 Дек 2014 21:19:08)

+2

27

Отчего-то Шайви ожидала, что незнакомец, возможно, начнет угрожать, но никак уж не приставать.
Песочного цвета лев, к тому же одноглазый, резко выскочил из кустов и преградил дорогу львице

Шайви свела брови к переносице - она не хотела заводить бесед, тем более с чужаками, тем более с наглыми чужаками. Но самцу, видимо, такие слова как галантность и уважение были неизвестны. С каждым своим шагом, с каждой секундой он все больше и больше бесил бурошкурую, а Шайв никогда не отличалась легкостью нрава.

Он пристально рассматривал самку, любопытно оглядывая все ее тело, от чего подросток злилась ее больше. Да кто он, бл*ть, такой?!

- Какая раскрасавица пожаловала... - голос льва звучал нежно, игриво, но, понятное дело, запредельно нагло.

Его речь была самой противной и отвратительной по мнению самки за всю ее жизнь. Однако, жизнь с Шайеной и семьей научила Шайви, что действовать лапами можно после хорошей порции взаимных оскорблений, поэтому, львица не собиралась оставаться в долгу.

Шерсть на загривке, вместе с отросшей шерстью на шее, встала дыбом. По всему телу бурой стадами бегали мурашки, и она вся просто изнывала от ярого желания вмазать со всей силы по ухмыляющейся роже.

- Слышь, зять, если хочешь оставить свой член при себе, прямо сейчас радостным антилопьим галопом ты сваливаешь за горизонт и мы больше никогда не встречаемся, - Шайви прошипела эти слова сквозь зубы.

На самом деле, в гневе она выглядела довольно устрашающей и, конечно же, была совершенно серьезной. Еще одна выпадка этого недоразвитого - и он получает по морде без разговоров. Уж силы на то, чтобы задать ему трепку у львицы найдется - по крайней мере, она оставит на нем память о себе, уж точно.

- И да, с твоими внешними данными, тебе разве что только слониха даст.

Не убирая оскала с морды, бурая усмехнулась - она всегда могла ответить на грубость не только физически, но и словесно.

На самом деле, оставаться в этом месте у львицы теперь не было не малейшего желания. Место для предполагаемого отдыха уже не могло быть спокойным, и теперь ей пришлось бы искать для своих целей совсем другую локацию.

Отредактировано Шайви (1 Дек 2014 11:22:40)

0

28

Огромный носорог беспомощно бился перед внутренним взором белоснежного гепарда, выворачиваясь грузной тушей, словно от боли. Он больше не мог убежать, не мог укрыться в ставшем привычном ему мире по ту сторону смерти.  Движения величественного травоядного были скованы, оплетены ледяной сетью светящегося белёсого взгляда.
- Сюда, - звал низкий гудящий голос.
- Где ты? - в бешенстве выл носорог.
- Сюда, - бесцветно отзывался голос.
- Кто ты?
Тело носорога вздрагивало, приобретая очертания, утробный гул, вырывающийся  из его пасти, становился всё ощутимее, всё громче. И тут носорог почувствовал в своих лёгких воздух. Настоящий воздух: горячий и  терпко пахнущий свежей листвой. Серый великан жадно глотнул его, впитал и выдохнул, как будто подавившись. Взгляд его круглых маленьких глаз перемещался от дерева к дереву, пока не остановился на высокой широкоплечей фигуре.
Кель наблюдал, сидя на земле и прикрыв длинным хвостом кончики передних лап. Огненный Фордж Спирит угрюмо маячил неподалёку, вроде бы присутствуя рядом с хищником, но не привлекая к себе лишнего внимания.
Носорог всхрапнул, не в силах даже представить, что следует чувствовать в подобной ситуации. Для подобного ещё не придумали клеше, а оно бы сейчас ой как пригодилось.
Этот гепард! Сын пустынной собаки! Что за высокомерный взгляд? Это он виноват! Не может быть сомнений!
Носорог снова прошёлся ногой по невидимой и неосязаемой земле, держащей его духообразное тело, сквозь которое просвечивали соседние кусты. Величественный травоядный хрипло замычал, прицелившись рогом прямо в грудную клетку мерзкого гепарда.
Кель опустил и снова поднял глаза, немигающий взгляд горел, - матово, не сверкая, слегка неестественно. Мысли носорога вдруг стали вязкими и жидкими, как кисель. И они выливались. Выливались из его головы прямо…прямо…в никуда. Но в мозгу носорога не становилось пусто, он постепенно заполнялся повиновением. Наконец травоядный просто встал, глядя перед собой и ожидая возможных указаний.
Взгляд Келя рассеянно перебегал с носорога на разбрызганную по траве кровь и обратно. Шорох. Звуки шагов? Сработало? Впрочем, он и не сомневался. Почти никогда. Это могло и рассмешить и напугать. Безумец, считающий себя самым умным на свете. Или действительно самый умный? Кто-то же должен быть. Кель не спешил поворачивать голову, только заострённые уши дёрнулись в сторону нарушителя спокойствия.
- Доброго вечера, почтенный господин.
Кель недовольно нахмурил брови. Сколько же желчи было в этом грубоватом смеющемся голосе. Лев. Определённо, лев. Не нападает, здоровается.
Кель обернулся, оставаясь чуть позади своего носорога. Травоядный стоял, напоминая причудливую глыбу, и буравил прозрачным взглядом пространство.
Кель задумчиво разглядывал незнакомца. Песочного цвета шкура, густая грива, слегка сгорбленная спина, голубые глаза и искажённая наглой усмешкой пасть. Нет, незнакомец не был напуган. Удивлён, заинтересован - возможно. Напрасно. Этот гепард не умел рычать как лев, но громкий голос не всегда выкрикивает правдивые слова. И не всегда имеет за собой большую силу.
Молча Кель толкнул носорога сознанием, и тот сделал несколько шагов ко льву. Трудно было разобрать выражение белёсого взгляда, почти совсем лишённого зрачков. Рядом должна обитать банда. Кель умел делать выводы.
Лев спросил имя гепарда и замолчал. Кель тоже молчал, не моргая глядя на нашедшего его хищника. Было в этом звере что-то, что заставляло думать, что тот в людой момент может напасть со спины.
"Ты не Пингвин, - гепард слегка свёл брови к переносице, - но ты состоишь в банде. Даже самый смелый хищник не будет чувствовать себя так уютно на незнакомой территории".
Белый хвост Келя метнулся вбок, а потом вернулся на место, прикрыв передние лапы.
- Инвокер, - бесцветный голос, серее серой сероты серости. Передаёт запрошенную информацию, не выражая никаких эмоций.
Глаза гепарда переместились на носорога, и тот грузно отступил на шаг. Тем самым Кель говорил, что не выражает заинтересованности в драке. Лев должен был понять это. Наверно. В житейской психологии Кель был плох, как никто другой. Часто говорят, что человеку (зверю) намного легче судить других по себе. Кель же ставил всех исключительно ниже себя, и от этого часто проигрывал в переговорах или не мог правильно заключить сделку. Впрочем, он не так часто занимался подобными вещами, а с тех пор, как исчезли гепарды крови, и вовсе не занимался. Однако сейчас нужно было немного ораторского искусства. Но, к сожалению, никогда не было в этой болезненно умной беспристрастной голове ни малейшего намёка на понимание или сопереживание. А если ты не способен попытаться вникнуть в слова и чувства собеседника, из тебя вряд ли получится сносный переговорщик. Думал ли в данный момент об этом Кель? Нет. Никогда. Ни за что. 
- Моей целью было вступить в банду, - Кель по прежнему сидел на земле, удерживая носорога в неподвижности, - ты знаешь, как можно встретиться с Пингвином, я не ошибся?

Отредактировано Kael (4 Дек 2014 01:47:38)

+2

29

«Да!» - сквозь зубы возликовал лев, чувствуя, как под его тяжестью хрупкие кости маленького копытного ломаются, как сухие ветви, на которые наступаешь по неосторожности. Несмотря на то, что состояние оленька уже вполне очевидно, Готто чисто инстинктивно наклонил голову и впился зубами в шею добычи. Острые клыки с лёгкостью разорвали бурую шкурку, и охотник почувствовал на языке горячую  солоноватую кровь. Только в этот момент он по-настоящему ощутил голод, лютый голод, сводящий с ума. А вкус крови окончательно сносил в подобном состоянии крышу, и это было более чем естественно, но, увы, происходило порой весьма некстати.
Сквозь ритмичный гул биения сердца в ушах до Грача донеслось звонкое тявканье. Вскинув голову, он бросил быстрый взгляд на шакала и понял, что совершил непростительную ошибку – за те несколько секунд, что самец отвлёкся на и без того умерщвлённую добычу, двое других оленьков пришли в себя. Винсент в нетерпении топтался на месте, не получив приказа, а потому не зная, как себя вести.
В отчаянной попытке наверстать упущенное Готто перепрыгнул тушку и сделал рывок в направлении самого ближнего из беглецов. Огромными прыжками он нёсся следом, но спустя несколько метров резко затормозил – погоня уже бессмысленна, это очевидно. Скрипнув зубами, лев развернулся и побрёл обратно. Растерянный шакал вопросительно заглянул в глаза хозяину, но не поймал его взгляда; Грач прошёл мимо, сдвинув брови и глухо ворча себе под нос. Азарт охоты прошёл, и теперь самец, успокоившись, не позволял эмоциям взять верх, но достаточно было увидеть его тяжёлую походку, разом потемневший взгляд янтарных глаз и распушённые, топорщащиеся усы, чтобы убедиться, что царь зверей явно не в духе.
- Хоть что-то, - негромко заметил Винсент, глядя, сощурившись, на добычу.
Готто смерил напарника красноречивым взглядом, но промолчал. Не чувствуй он собственной вины за упущение большей части потенциальной дичи, он непременно бы сорвал злость на маленьком волке. Но сейчас и глубоко в медово-золотистых глазах его серый видел едва заметный упрёк. К его счастью, шакалу не пришло в голову вслух произносить крутящиеся на языке замечания.
Взяв в пасть мучительно лёгкий, кажется, практически невесомый трофей, лев пошёл, тяжело ступая, сквозь заросли в поисках Рики, которого, честно сказать, меньше всего хотел бы сейчас видеть. Всё-таки от общения с песчаным львом и его сомнительным подопечным остался какой-то неприятный осадок, и, не учуяв в воздухе свежего запаха, Грач вздохнул почти с облегчением.
Выронив из пасти тушку, он улёгся тут же рядом с ней и впился зубами в жирненький круп. Сглотнув обильно выделяющуюся слюну, одним сильным движением самец порвал шкуру оленька, распоров её от бедра до живота. Подоспевший шакал без тени боязни – уж чего бы у него хозяин не стал отнимать, так это заслуженного обеда – ухватился мелкими острыми зубами за заднюю ногу травоядного и вырвал её из сустава – благо, заранее уже порванная шкура позволила сделать это ему без особых усилий. Предусмотрительно отойдя на некоторое расстояние от трапезничающего льва, он улёгся в высоких зарослях травы и принялся за еду.

Офф

В результате, Готто лежит на относительно видном месте рядом с большей частью туши, а Винсент оказывается скрыт от посторонних взглядов в ближайших зарослях.

Отредактировано Gotto (4 Янв 2015 13:47:08)

+1

30

А малявка оказалась не промах. Скам ожидал что угодно: чисто женских воплей, слез, "у меня львята/муж/больной отец, пожалейте-отпустите". Дак нет - оскалила зубы и продолжила язвить, как будто ни в чем не бывало.
- Слышь, зять, если хочешь оставить свой член при себе, прямо сейчас радостным антилопьим галопом ты сваливаешь за горизонт и мы больше никогда не встречаемся.
Не выдержав, одноглазый расхохотался, звонко и ясно. Серьезно? Она ему угрожает?
- А что будет-то, крошка, если я останусь на месте? - Едко поинтересовался наглец, хлеснув хвостом по своим тощим бокам. - А то, понимаешь, убегать мне куда-то особо лень. - Смачно зевнул просто перед обозленной мордой незнакомки, с удолетворением щелкнув пастью.
- А касательно отрывания членов... - Скам вроде бы задумчиво смерил самку взглядом, а потом расплылся в кривой улыбке:
- ...Ты хоть один-то видела вблизи?
Возможно, карамельный продолжал бы так язвительно троллить мелкую, если бы та не пустила по своей глупости болючую иглу:
- И да, с твоими внешними данными, тебе разве что только слониха даст.
Одноглазого заткнуло на пару секунд, словно незнакомка презрительно обоссала из ног до головы. Улыбка исчезла, как будто ее и не было, и губа дернулась, обнажив клыки.
Все же у него, черт побери, ни одной самки действительно не было. Но эта дура, по своей глупости забредшая в опасную для нее же зону, не смеет ему об этом напоминать. Вообще никто и никогда, бл*ть!
Глухо рыкнув, карамельный зло сузил своей единственный глаз и выдал:
- На твоем месте, на чужой территории я бы так не вякал.
Это уже не походило на невинную шутку. Ну погыркались бы они, ну, возможно, она надавала бы ему по морде за наглость, и разошлись бы по доброму-поздоровому. Возможно, карамельный бы великодушно вывел бы ее с этого опасного ей места. Но теперь уж нетушки - Скам уперся на том, что следовало бы этой наглости подчистить если не морду, то хотя бы по ее костлявому мужскому заду. И похрен, что он был наглым не меньше нее.
На этой земле место только одному наглому существу!
- Итак. - Самец шагнул, угрожающее поднимая губы в явно недобром оскале. - Я считаю до трех, и чтоб твоего духа тут не было.
Догоню - изнасилую. - Чуть не добавил, но передумал. Пусть сама мозгует, что может ей сделать обозленный лев.
- Раз.
И да, он же не сказал, что позволит ей спокойно убежать, верно?

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Побережье океана » Прибрежные джунгли