Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Гора шаманов » Звездная вершина


Звездная вершина

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s7.uploads.ru/Wc2IF.png

То самое священное место, побывать в котором мечтает чуть ли не каждый шаман. Ходят слухи, что души Великих Королей Прошлого часто спускаются сюда с небес, и те, кто обладают достаточной мудростью и духовной силой, могут спросить совета и даже заручиться их поддержкой. Кроме того, отсюда открывается поистине потрясающий вид на окрестные земли: Гора шаманов настолько высока, что с ее вершины можно увидеть саванну вплоть до океанского побережья, Северного плато или Килиманджаро.


Светлые шаманы, пришедшие в данную локацию, получают бонус +3 к броску кубика во время призыва духа (темные же, наоборот, получают антибонус -2 к призыву). Кроме того, персонаж может подать заявку на получение недостающего шаманского умения (за исключением умений вроде "Проклятия", так как их невозможно использовать во благо) или светлого мистического фамильяра — особого призрачного хранителя, принимающего форму любого животного и дающего максимальный бонус к выбранной игроком сфере. Мастер Игры бросит кубики и определит, достался ли персонажу такой фамильяр, или же нет. Осторожно! В случае неудачи персонаж может сойти с ума!

Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Маи-Шаса, Адиантум (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Подножье горы
Мистические пещеры

0

2

-------------------------------Подножье горы

Путь был долог. Гора шаманов величественно поднималась над Дебрями, и чтобы добраться от подножья до самой вершины, требовалось немало времени. Тэлиасул, сейчас уже полностью принявший облик небольшого каракала, сияющего золотом в предрассветной тьме, скользил впереди неторопливо, но так, словно травы, корни, кустарники и деревья расступались перед ним, давая дорогу - он был невесом, он был частью этого места, частью его сути и силы, его мудрости и безумия. Хайко любовалась Проводником - прежде духи, которых она призывала, были куда больше похожи на живых львов, их отличали разве что небольшие детали и сила, что вилась вокруг, а Тэлиасул был ничем иным, как сгустком света, путеводной звездой в сумраке, и только глаза его были чернее любой ночи. Хайко не знала, все ли духи, что обитают здесь, такие, или же только Проводники, но сердце её сладко сжималось при мысли о том, что уже совсем скоро она и сама станет частью этого места - не духом, но той, кто несёт в себе силу Хало, и может в полной мере использовать её для тех, кто в этом нуждается.

Все тревоги о болезни, обрушившейся на саванну и на её родной прайд, остались где-то далеко, в глубине души - Хайко не гнала их, она просто не сумела бы это сделать, но Гора сделала это за неё - наполнила иными мыслями и переживаниями, заставила думать о том, к чему в обычное время и в обычном месте её мыли не обратились бы. Одно только по-прежнему тревожило душу и заставляло волноваться и переживать - шаманка то и дело поглядывала на бредущего за ней и Тэлиасулом Селяви. Она кожей ощущала страх молодого льва, видела, насколько ему тяжело - его ведь пугали ещё те видения, что являлись к нему, а здесь ему уже пришлось столкнуться с вещами, к которым он был готов ещё меньше: он никогда не видел призыва духа, и пусть даже Проводник не желал зла, и энергия вокруг него не была ледяной и тёмной, Хайко понимала - страх всё равно останется. Она не знала, как помочь - её слова не оставляли отклика в душе спутника, он их слушал, но или не верил, или продолжал бояться. В этом не было ничего удивительного - она помнила свой страх, когда Эстер впервые при ней призвала духа, но на силу разума и духа Селя в последнее время пришлось столько испытаний, что Хайко тревожилась о том, выдержит ли он.

Деревья расступились, открывая голые скалы, больше напоминавшие разноуровневые ступени - до вершины оставалось совсем немного. Тэлиасул легко взлетел на первую и остановился на секунду, глядя на львов, а после вспыхнул звездой, мгновенно перемещаясь выше. Хайко взглянула на Селяви - идём? - и первой прыгнула на одну из ступеней. Они поднимались всё выше и выше, пока Хайко не охнула, вцепившись когтями в камень и пытаясь подтянуться - задняя лапа соскользнула с мягкого мха, покрывающего один из валунов. Но это была секундная заминка - шаманке быстро удалось подтянуться, и путь продолжился: львица то и дело оглядывалась на своего спутника, чтобы видеть, как он преодолевает подъём, и прыгала сама, пока, наконец, оба они не выбрались на широкую каменную площадку. Кое-где пробивалась трава, мох на камнях чуть светился зеленоватым светом, но, несмотря на высоту, не было ни ветра, ни снега - одна тишина, ничем не нарушаемая, господствовала здесь. Тэлиасул стоял на одном из камней.

- Гора не дала вам лёгкого пути, - негромко заметил он. - Немало испытаний ждёт вас в вашем круге жизни. Но вершина дружелюбна к вам - а значит, немало будет и счастья. Я привёл вас, шаманка, как и должен был - и служба моя окончена.

Хайко кивнула, благодарно склонила голову - и Тэлиасул поклонился в ответ. В следующую секунду антрацитово-чёрный взгляд его - мягкий, ласковый, полный тепла и покоя - упёрся в Селяви.

- Слушай себя внимательно, Смотрящий Вдаль, - дух улыбнулся. - Слушай, чтобы не ошибиться, и никогда ничего не бойся.

Медовая вспышка засияла ярко и коротко - и Тэлиасул сверкающим шаром взлетел в тёмное небо, оставляя за собой золотистый след. Хайко подняла голову, чтобы проследить за ним - и замерла, поражённая. Над их головами расстилалось звёздное полотно, и звёзд было столько, сколько рыжая львица не видела даже в самую ясную ночь. А ещё они были близко - так близко, что казалось, будто достаточно протянуть лапу, чтобы коснуться каждой.

- Смотри, Селяви, - голос от потрясения и ощущения прикосновения к чуду превратился в шёпот. Что-то словно погрузило львицу в это звёздное море, растворило в нём на мгновение - и в это мгновение все печали и тревоги исчезли в никуда, остались слабым воспоминанием, и на душе стало хорошо, как никогда прежде. С трудом оторвавшись от неба, Хае обернулась к молодому льву - он понял? Увидел?

- Сель... - через несколько секунд Хайко мягко коснулась своим плечом плеча спутника. - А теперь смотри туда.

Она кивнула, указывая вперёд - туда, где был обрыв, где расстилалось иное небо - уже не чёрное, а серое, у горизонта которого пробивалось едва заметное сияние - то готовилось подняться солнце. Там, за этим обрывом, открывалась вся саванна - огромные пространства, полные жизни, степи, леса и горы, величественный океан, их дом - огромный вулкан Килиманджаро, другие королевства, земли, неизведанные и незнакомые. Всё было - там, впереди, и всё это было - жизнь.

- Мы на вершине, с которой можно увидеть весь мир, - негромко сказала шаманка. - Весь мир и всех, кто нуждается в помощи. Это место - место невиданной силы - чувствуешь? И ты здесь не чужой, Селяви. Будет много того, с чем ты не встречался никогда прежде, но пока ты ступаешь по этим камням, пока в сердце твоём нет места яду, а душа светла, пока я рядом - что бы ты ни видел, что бы ни слышал и что бы ни ощущал - тебе ничего не угрожает.

+3

3

Подножье горы


Селяви шел, не видя дороги. Он смотрел на нее, его глаза следили за Хайко и Тэлиасулом, но юный лев не  видел, его взгляд был пустым и печальным, в нем плескались страх и непонимание. Пятнистый и понятия не имел, как он еще стоит на лапах и почему еще не убежал отсюда, не скрывался от всего странного и мистического, что происходило в этих джунглях и на этой горе. Пятнистый и понятия не имел, как он еще стоит на лапах и почему еще не убежал отсюда, не скрывался от всего странного и мистического, что происходило в этих джунглях и на этой горе. Хайко не разделяла его чувств – она выглядела счастливой, будто бы вернувшейся в старый, но любимый и родной дом. Она любовалась всем, что только видела и дышала полной грудью, будто бы воздух здесь был наиболее свежим, вкусным и приятным. Селяви же он только пробирал до костей своим холодом и только больше пугал, поскольку был таким же странным, непохожим, другим. Здесь, в Дебрях и на Горе Шаманов, Сель чувствовал себя чужим. Это место не принимало его, как и он не принимал его в ответ. Или, быть может, наоборот. Пятнистый ничего не понимал, отвергал все, что видел, поскольку не знал, что правда, а что нет. Последние события казались ему одним большим, длинным и леденящим кровь в жилах кошмаром. Трупы, темнота, притаившиеся в ветвях деревьев леопарды, духи и таинственная, чуждая атмосфера. Почему, ну почему столько всего необходимо пройти, чтобы просто отказаться от своего дара-проклятья?

И все же, как Селяви не ругал окружающую обстановку, он уже привык к ней. Не окончательно, но теперь он боялся меньше, чем тогда, когда увидел сначала труп, а затем духа. Кое-как, скрепя сердце, он принял это. Раз уж здесь Хайко, раз уж она ведет его куда-то, раз кругом нет гигантских ядовитых змей, а в ушах не слышится ничей хохот, то, быть может, все это все же реально? Что ж, пусть так. Сель вздохнул и опустил голову. Пожалуй, после того, как шаманка призвала духа, а он материализовался прямо перед ней из какого-то дыма и взвеси пыли, юный лев мог с какой-никакой уверенностью сказать, что его уже мало что сможет удивить. Впрочем, это место полнится секретами и сюрпризами. Как и Хайко. Кто знает, что эти джунгли и эта гора, да даже Хайко выкинут в ближайшие несколько часов или даже минут? Кто знает, какой магией обладает это место и львица, чувствующая себя здесь как дома.

«За что мне это все?» - устало выдохнул Селяви, сдув со лба выбившуюся из челки прядку. Он устал. От долгих переходов, от необходимости постоянно то спускаться, то подниматься, от всех этих секретов, магии, духов и ужасов, что поджидали его в темноте джунглей. Ему хотелось домой, в прохладную пещеру в логове. Туда, где уже наверняка спят мама и брат, уютно пристроившиеся среди других обитателей прайда. Все они уже давным-давно спят, а сейчас, наверное, видят уже десятый сон. Отдыхают. А он, Селяви, забрел черти знает куда и черти знает зачем, с ним происходит черти знает что и черти знает почему. Угнетает.

Они все поднимались и поднимались, и подъем не был простым. Лапы скользили по влажному от дождя мху, и даже когти не всегда спасали Селяви – он то и дело поскальзывался и оставался немного позадти Хайко и Тэлиасула, пытаясь взобраться выше. Он все еще не переборол свою нелюбовь к высоте, а потому старался не смотреть вниз, и хотя бы это у него получалось. В самом деле – хотя бы что-то. Хотя бы в этом удача, отвернувшаяся от него и игнорировавшая его все это время, улыбнулась. Они нескоро достигли вершины – по крайней мере, Селю показалось, что взбирались они целую вечность, и, оказавшись наверху, он выпрямился и наконец осмотрелся. Вершиной горы служило местами поросшее мхом и травой каменное плато. Оно было совсем маленьким, однако выглядело не менее странно, чем все раннее львом увиденное. Мох здесь светился, словно бы под камнями светили небольшие зеленые солнца или луны. К своему же удивлению, к этому Сель отнесся куда спокойнее, чем ко всему остальному. Впрочем, с чего бы его должен поражать светящийся мох после всего того, что он видел до этого?

Дух снова заговорил, обратившись сначала к Хайко, а затем к самому Селяви. Теперь льву было уже совсем не так страшно, как прежде, однако шерсть на его загривке все равно вздыбилась от напряжения, а когти нервно царапнули по голому камню. Тэлиасул улыбался и не выглядел ни на секунду враждебным, что, впрочем, не помогло Селю сдержать напряженный глоток.

«Слушать себя?.. Что я должен слушать? – он не понял ни слова из того, что сказал ему дух. Точнее говоря, не понял смысла сказанного. – Как я могу слушать себя, когда все кругом мне чужое, а я ничего – совсем ничего – не понимаю?»

- Что это значит?.. – осмелился спросить Селяви, и пусть теперь его уже не трясло от страха, голос все равно дрогнул. Пятнистый переступил с лапы на лапу в полном замешательстве. Дух исчез, ярким огнем взлетев в небо, и так и не ответил на заданный юным провидцем вопрос. И что же слушать? Как разбираться во всем этом, как пытаться хотя бы что-то понять, когда никто ничего толком не объясняет? Сель прижал уши к голове, не зная, что и думать. Почему же все так запутано?

Хайко заговорила, и Сель поднял голову, глядя в небо. По телу снова прошла дрожь, но уже не от страха, а от восхищения. Право, нигде и никогда прежде лев не видел столько звезд. Какой бы темной ни была ночь и как бы ни был усеян звездами небосвод, но их некогда не было настолько много. А с Горы Шаманов видны были мириады звезд, больших и маленьких, ярких и не очень. Быть может, это место и было странным, может, оно пугало и сбивало с толку, но помимо этого оно было поразительно красивым. Почувствовав прикосновение, Сель повернул голову, замер на пару секунд с открытым ртом, а затем сделал несколько шагов к краю площадки. С Горы Шаманов открывался вид на всю саванну. Еще вчера Селяви думал, что более красивого вида, чем того, что открывался с Килиманджаро, он в жизни не увидит. Сейчас же он понял, что никогда так не ошибался. С этой горы видна была вся саванна начиная от Дебрей и кончая Древними скалами, корявыми и острыми клыками торчащими где-то на горизонте. Отсюда был виден Килиманджаро и Лавовые озера, раскинувшиеся у его подножья, саванновый лес и долина ветров, Скала прайда Скара, кажущаяся отсюда жалким остроконечным камушком, и великая пустыня. Отсюда был виден весь мир – и сейчас, когда солнце должно было вот-вот встать из-за горизонта, этот мир был особенно прекрасен.

На миг – долгий и прекрасный – Селяви почувствовал воодушевление. Страх и неуверенность пропали, а на душе наконец-то стало спокойно. Так тихо, мирно и уютно бывает только в кольце лап матери. Гора Шаманов теперь казалась Селю не какой-то обыкновенной горой – он видел в ней вершину и колыбель мира. Начало начал. То место, откуда все началось.

Селяви обернулся на Хайко, осматривая ее, и в свете мха и темноте ночи она показалась ему такой же прекрасной, как и весь тот мир, что он мог отсюда видеть. Он была сильной, она была мудрой. Она была той, кто знал все. Несколько секунд Сель смотрел на нее неотрывно и слушал, слушал и слушал, а затем задал вопрос, который уже давно крутился у него на языке:

- Шаманы… часто помогают тем, кто нуждается в помощи? Ты ведь помогла моей маме и пытаешься помочь мне, хотя мы совсем чужие. Шаманы всегда так делают?

Безмолвно лев выслушал ответ своей спутницы и нахмурился, опустив голову. Он никогда не задумывался о том, что Хайко говорила ему, никогда не смотрел на вещи с такой стороны. Ему всегда казалось, что шаманы и целители нужны лишь для подстраховки, на тот момент, если кто-то вдруг поранится – а это случалось не так уж и часто. Их работа всегда казалась ему несерьезной, пока он не увидел ее своими глазами. Пока не увидел полностью. И не прочувствовал на себе. Дело было не только в ранах, суть была куда глубже. Шаманы исцеляли не только физические раны, но и травмы душевные. Касались их своими полными магии лапами, закрывали самые длинные, самые глубокие раны, останавливая кровотечение и накладывая на больное место невидимое, но рабочее лекарство. Они помогали, и все больные духом исцелялись в их лапах. Быть может, и у Селя появится возможность исцелиться? Ведь ему уже сейчас совсем не так плохо, как раньше.

Селяви опустил голову и покачал ей, поскольку все еще не мог смириться с большей частью своих мыслей. Они роились у него в голове, сталкивались и уносились тут же, как только юному льву удавалось поймать хоть одну из них за хвост. Он ловил себя на том, что ему тяжело формулировать свои мысли, настолько они путаются и отказываются подчиняться ему. Он не просто мог смириться со всем тем, что думал – он даже справиться с этим не мог. Наконец он заговорил, все еще качая головой, и в голосе его вновь зазвучала тень неуверенности:

- Но я чужой. Я чужой здесь! Я ведь не понимаю всего этого… все это чужое, оно странное, непонятное… ты делаешь какие-то странные штуки, а я даже не знаю, что это такое какие-то… странные звери возникают из ниоткуда, какие-то голоса, ветер… Все вокруг  дышит, будто бы оно живое. Хайко, я совсем ничего не понимаю! – он посмотрел на львицу с отчаянием во взгляде. Быть может, он уже и перестал бояться каждой тени здесь, но все произошедшее все еще было непонятным оно смущало и путало, не давало Селяви понять, что же это все для него самого значит.

+2

4

Хайко следила взглядом за смотрящим в небо Селяви, и на тёмных губах её играла едва заметная улыбка - она видела, как впервые за долгое-долгое время умиротворение и восхищение приходят на смену страху, отчаянию и затравленности во взгляде молодого льва. Она боялась, что это не подействует - всерьёз боялась, что страхи и тревоги проникли слишком глубоко в душу Селя, и что они могут подтачивать его разум - но всё оказалось пока не так плохо, и рыжей львице оставалось только молиться о том, чтобы не случилось ничего ещё более страшного. Тэлиасул назвал Селяви Смотрящим Вдаль - сам сын Акасиро не понимал, что это значит, но Хайко слышала, как о таких, как он, говорила Эстер. Смотрящие Вдаль обладали великим даром - они видели будущее, знали, что произойдёт и как произойдёт. И если шаманы, не обладающие этой способностью, лишь изредка могли узнать предначертанное, загаданное в видениях, то Смотрящие Вдаль умели делать это по собственному желанию. Мучимый этим даром, видениями, что безумно пугали его, Сель был твёрдо намерен отказаться от своего "проклятия", и теперь действительно мог это сделать - но ведь дар этот был частью его с самого рождения, и Хае внезапно поняла, что именно сейчас есть надежда на то, что молодой лев изменит своё решение.

Селяви обернулся, и Хайко ободряюще улыбнулась ему, а после поднялась и подошла ближе. Вопрос льва заставил её задуматься на секунду - но лишь на секунду, потому что ответ на него она сама искала многократно, и находила и в самой себе, и в других, обдумывала не раз. Мало кто в прайде Нари вспоминал о том, что Хайко не помнит ничего из своего прошлого - она говорила об этом лишь пару раз, когда восемь месяцев назад пришла в прайд и осталась здесь, чтобы оберегать всех, кто в нём состоял, но после избегала упоминаний. Часть ответа на заданный вопрос была в этом - и сейчас шаманка снова вспоминала то ощущение потерянности и одиночества, когда вокруг не было никого из тех, кого она знала, и вспоминала, как постепенно это менялось. Она взглянула на Селяви - в минуту страха и непонимания он доверился ей, потому что она могла помочь и знала, что происходит. И она тоже могла довериться ему.

- Мы не чужие, Сель, - голос львицы прозвучал странно: в нём одновременно слышались усмешка и печаль. - Прайд Нари - моя единственная семья. У меня нет прошлого, нет воспоминаний, и в этой саванне нет тех, кто вспомнил и узнал бы меня. И потому я никогда не смогу оставить никого из вас без помощи/

Она слегка склонила голову, смотря вниз, на тёмные земли и светлеющее небо. Свет мха расцвечивал её шкуру зеленоватыми переливами, а взгляд скользил по огромным территориям внизу - вспоминалось давнее видение, видение об опасности, угрожающей всей саванне - о том, как алые нити протягивались по землям каждого прайда, алыми точками загорались в логовах. Теперь же ей казалось, что этих нитей куда больше - но среди красных есть и другие, чёрные, опасные. Пока ещё тонкие, но уже заметные, и источник их пульсировал на мёртвых землях.

- Но дело не только в этом. Когда ты принимаешь дар, ты принимаешь и обязательства. Если кто-то нуждается в помощи, и ты в силах оказать эту помощь, ты должен это сделать, потому что жизнь - и неважно, своя или чужая - величайший дар. Ты можешь быть воином, сражаться за свой прайд или за свою жизнь - и тогда враг остаётся врагом, и в бою, когда что-то угрожает твоим близким, жалость излишня. Но если ты увидишь бывшего врага в мирное время умирающим от клыков гиен - нельзя будет просто оставить его умирать. Помощь другим - только в этом значение всех шаманов.

Хайко прикрыла глаза на секунду и отвернулась от обрыва, глядя на Селяви - она много сказала того, то непривычно и непонятно ему, но в её словах не было ни лжи, ни наигранности. Когда-то и она сама не понимала, что делает - полностью забывшая себя, более того, даже не пытающаяся вспомнить, она не имела ни цели в жизни, ни желания что-либо изменить. У неё было предназначение - и не более того, и возвращение в себя было долгим и трудным. Это было её собственное испытание - у Селя же было иное, и сейчас, в минуты, когда он сам должен был решить для себя, чего он хочет и что будет делать, она должна была быть с ним откровенна.

Глаза львицы вновь сверкнули потусторонним светом - слабее, чем в минуты встречи с Тэлиасулом, но много теплее. Она качнула головой, указывая на место рядом с собой, и, дождавшись, когда Сель подойдёт, заговорила снова:

- Ты не чужой. Ты один из тех, кто может видеть, слышать и знать. Как я, как Эстер, как любой из детей Хало. Ты слышишь дыхание Дебрей. Духи ведут тебя, как вели меня в начале пути - и твой путь тоже только начинается. Сель, у тебя действительно великий дар - ты Смотрящий Вдаль, ты можешь видеть будущее... А я могу научить тебя всему, что знаю. Постепенно всё станет понятным и близким - дар смирится, видения ослабнут, а затем исчезнут, и откроется новый мир.

Тишина вокруг наполнилась странными звуками - то было словно щебетание птиц, но приглушённое, затаённое, наполненное отзвуками горного эха. Тёплый ветер сплёл сети из листьев и пылинок, взъерошил шерсть - Хайко вскинула голову, и улыбка расцвела на её тёмных губах. В груди колыхнулось что-то мягкое, непонятное - и тут же звуки песни из прошлого сложились в мелодию, сорвались негромким напевом - неужели и в то время, воспоминаний о которых её лишили, она была столь же тесно связана с этим миром?

На заре времен
Когда мир был юн,
Еще воздух чистым был,
Каждый здесь был прост,
Но и смел тогда,
И с природой он в дружбе жил.

Да... Верно, это действительно было так. Начавшиеся почти шёпотом, слова набрали силу, и откуда-то явился мотив, казалось, давно забытый. Хайко взглянула на Селяви - эта песня была для них обоих. "Чувствуешь?" - вопрос был немой, но ясный - "понимаешь мои слова? Слышишь это?"

Был прекрасен край,
Где жили три брата
Очень дружной, славной семьeй
Их сердца стучали в такт,
Они просят духов,
Чтобы те их вели за собой.

Голос её был негромок - но сейчас казалось, будто он заполняет собой всё окружающее пространство, звенит в прозрачном воздухе, взлетая в светлеющее небо - и звёзды на нём, глаза Великих Королей Прошлого - закрываются, готовясь к новому дню. Ветер стал сильнее - теперь он бил в спины, развевал гриву Селяви, трепал шерсть Хайко, и золотые потоки стремились по нему вниз, в саванну, с вершины этой горы. Мягкие лапы, тихий смех и поступь сотен духов-хранителей, духов-проводников, подобных Тэлиасулу - все они были сейчас здесь, и слушали все. И Хайко знала это, и видела, что Селяви тоже это чувствует. И голос её летел - она призывала помощь и силу этого места, чтобы показать Смотрящему Вдаль мир, в котором она живёт, и в котором он станет скоро - своим.

О, духи все, что жили здесь,
Всех зверей великих,
Нет для нас уже пути назад.

Она улыбалась - теперь уже почти торжествующе - и глаза её сверкали, и в них отражался яркий белый горизонт. И чем яснее слышала Хайко музыку вокруг себя, тем больше она была уверена - Сель тоже слышит её.

Дайте вашу мудрость,
Подтвердите нам,
Что мы все едины,
Каждый нам друг и брат,
В этом мире друг и брат.

Хайко скребнула острыми тёмными когтями по камням вершины - и первые лучи солнца вспыхнули над горизонтом, разрушая тьму ночи. Оно ещё не поднялось, но даже сейчас его сила была немыслимой, а зрелище, представшее перед ними - непередаваемо прекрасным. Шаманка почувствовала, как за ними - за их спинами - стоят львы, ушедшие из этого мира так давно, что луна успела сотню тысяч раз подняться в тёмное небо, ощутила их дыхание, услышала одобрительный шёпот на языке, кажущимся невероятно древним, но так и не решилась обернуться - и в тот миг, когда песня, летящая в небо, была готова оборваться, следующие строки вплёл новый голос:

Научите нас смыслу жизни,
Дайте сил, чтоб его понять.
Ведь от нас самих
Теперь зависит жизнь,
Мир наш должен счастливей стать.
Но сегодня не все как хотим мы.
Поворот неожиданный ждет...

Пел Селяви. Хайко взглянула на него в недоумении - но тут же её глаза потеплели. Неужели действительно принял и изменил своё решение?

Ты его не обойдешь,
Не проследуешь мимо.
Пройден путь - и уже новый ждет.

Она подхватила - подхватила, чтобы объяснить до конца, раз и навсегда, что в мире меняется всё - но даже если эти перемены поначалу пугают, то вскоре они станут частью тебя, и станут обыденными. Всё меняется, дороги заканчиваются, но лишь для того, чтобы начались другие. И два голоса крепли, сливались, сплетались, чтобы вспыхнуть новыми словами, новыми порывами, новой истиной-молитвой, обращением-просьбой, необыкновенной клятвой. И Гора дышала этими звуками, плакала горными ручьями, и духи, стоящие за спинами двух шаманов, пели тоже, подхватывая последние фразы.

- Духи всех, кто жил и умер здесь!

Духи все...

- Всех зверей великих...

Всех зверей...

Нет для нас уже пути назад!
Дайте вашу мудрость,
Подтвердите нам,
Что мы все едины,
Каждый нам друг и брат,
В этом мире друг и брат.

Небо вспыхнуло, расцвело белым, розовым, оранжевым и сияющим золотым. А голоса продолжали звучать, и мир открывался новому дню, отпускал все страхи ночи и сумрака.

- Духи всех великих, живших здесь...

Живших здесь

- Вы ведите нас!

Ведите нас...

Нет для нас уже пути назад!
Вы нам подтвердите,
Что едины мы,
Тот, кто вместе с нами,
Нам всегда был друг, и брат,
В этом мире друг и брат,
Он наш друг и брат!

Золотые лучи разбежались реками по территориям прайдов, небо вспыхнуло ярким небесным светом, стали плавленым золотом озёра. И в тот самый миг, когда песня оборвалась, звенящая в воздухе своей небывалой силой - взошло солнце.

+8

5

Селяви дышит. Впервые за несколько месяцев дышит свободно – здесь, на вершине, его грудь будто бы больше ничего не сжимает, а на плечи ничего не давит, прижимая его к земле все теснее и словно ломая по очереди каждую кость. На Горе Шаманов воздух будто свежее, чище, легче – его проще вдыхать и так их хочется глотать. Он кажется вкусным и сладким, он приятно пляшет на языке и внутри носа, почти опьяняет. Хайко говорит – говорит что-то, и Сель ее одновременно слышит и не слышит, потому что в его голову прорываются сотни голосов одновременн, он теряется и не знает, какой слушать. Но он хочет слушать, и впервые не хочет заткнуть уши и убежать. Он путается, но путается не так, как раньше – он не так боится, страх и вовсе почти исчез. Вместо него охватывает будто бы интерес – хочется прислушаться ко всему, что шелестит, шуршит, шепчет, говорит и молчит – к Хайко, к траве, к воздуху, к листьям, к земле. Будто у всего появились голоса, и все они певучие и приятные, они зовут куда-то – туда, куда юный шаман уже не боится уйти. Он видит, что все здесь живое, он слышит, что все здесь пытается ему что-то сказать, и он знает, что должен слушать. Он знает, что отныне не чужой. Он боялся этого знания – того, что он не такой как мама, как брат, как дядя, как все остальные, но теперь страха нет.

Другой – не значит «чужой».

Другой – это всегда разный. Селяви – другой. Тот «другой», что может помочь, обезболить и излечить все раны, заглянуть в будущее и предотвратить беды. Тот, что знает. Ему ведомо больше, чем кому-либо – и это уже не кажется таким недостатком. Это не пугает и не выводит из равновесия, все вокруг говорит Селяви, что это нормально. Воздух, ветер, земля, трава, камни  и что-то еще, ощутимое, но пока незнакомое, все говорит льву, что он здесь свой. Все это почему-то кажется родным и понятным. Оно не сливается в единый поток, не мчится несуразным потоком мыслей, не закручивает и не путает, наоборот – показывает верный путь, светящийся теперь перед Селем единственной верной дорогой.

Ветер бьет льву в морду, развевает шерсть и холодят нос и щеки, проходится по векам закрытых глаз. Селяви дышит, слушая нарастающее щебетание птиц и голос мира, который стал для него в одночасье другим.

- Научи меня.

Веки легки, когда Селяви открывает глаза, он делает вдох и смотрит на Хайко, такую свободную и прекрасную в этой свободе, знающую все и улыбающуюся чему-то, что юный шаман еще не понимал, но хотел понять – и это было самое главное. Сердце стучит безумным барабаном, но не будто бы проламывает грудную клетку, как раньше, а словно бы ласкает ее, грея. Селяви смотрит мягко, наконец-то без тревоги и сомнения, свободно и без страха. Он окидывает взглядом всю саванну, видную с Горы, словно на ладони. Свою саванну – такую родную и понятную, такую теплую и любимую, сейчас дышащую с Селем в одном – понятном, четком, верном и спокойном – ритме. Она наполняется звуками – она вся, от Северных владений до пустыни, от Западных равнин до Непроходимых дебрей. В цветах рассвета она прекрасна – прекрасна везде и для всех, как кажется теперь льву.
Хайко поет. Ее голос напоминает голос мира, а вместе с ней поют горы, земля, небо, ветер, трава, птицы. Песня прорывается в сердце жарким вихрем, и Селяви делает новый вдох – воздух согревает, ветер ударяет в грудь, ероша шерсть и принося с собой все запахи – ведомые и неведомые, но понятные, родные и желанные. Сель вдыхает, закидывает голову и наслаждается, слушая мир, свое сердце и Хайко, каждое слово которой отзывается в душе теплом.

- На заре времен
Когда мир был юн,
Еще воздух чистым был,
Человек был прост,
Но и смел тогда,
И с природой он в дружбе жил.

Был прекрасен край,
Где жили три брата
Очень дружной, славной семьeй
Их сердца стучали в такт,
Они просят духов,
Чтобы те их вели за собой.

На глазах шаманов гаснут звезды и поднимается солнце. Свет столь ярок и силен, что Селяви почти чувствует его кожей, вдыхает и готов поклясться, что чувствует даже его вкус. Все для пятнистого теперь другое, даже солнце, да и сам он теперь другой – и это больше его не пугает. Он познал ужас потери – и знает, что это самое страшное, что он когда-либо чувствовал. Но теперь – только теперь – юный шаман знает, что может больше не испытать этого ужаса, ведь он знает, что теперь все в его лапах. Он может и должен помочь всем, кого коснется взглядом и до кого дотянется; всем, кого он знает и любит и кого пока еще не встретил. На его плечах это право, эта сила и эта ответственность, этот долг – научиться и спасти всех, кого позволит Ахейю.

- О, духи все, что жили здесь,
Всех людей великих,
Нет для нас уже пути назад.
Дайте вашу мудрость,
Подтвердите нам,
Что мы все едины,
Каждый нам друг и брат,
В этом мире друг и брат.

Селяви делает вдох и поет, чувствуя себя как никогда свободным, нужным и понятным самому себе. Поет, зная, что теперь он на своем месте.

- Научите нас смыслу жизни,
Дайте сил, чтоб его понять.
Ведь от нас самих
Теперь зависит жизнь,
Мир наш должен счастливей стать.
Но сегодня не все как хотим мы.
Поворот неожиданный ждет.

Ветер столь силен, что Селю кажется, будто он бежит, а переплетение запахов столь многообразно, что шаман чувствует, будто оббежал всю саванну. У него сбивается и перехватывает дыхание, он почти задыхается, но дышит почти через силу, вдыхает запах за запахом и запоминает, запоминает, запоминает. Селяви поет, почти срываясь на крик, и чувствует, как голос его становится тверже и громче, а сам он – будто бы больше, крепче и сильнее.

- Духи всех, кто жил и умер здесь!

Духи все...

- Всех зверей великих...

Всех зверей...

Селяви с Хайко поют хором, и весь мир поет вместе с ними.

- Нет для нас уже пути назад!
Дайте вашу мудрость,
Подтвердите нам,
Что мы все едины,
Каждый нам друг и брат,
В этом мире друг и брат.

Света все больше, он все теплее, все ярче, а саванна все светлее – утопает в солнечных лучах и разнообразии утренних цветов.

- Духи всех великих, живших здесь...

Живших здесь

- Вы ведите нас!

Ведите нас...

- Нет для нас уже пути назад!
Вы нам подтвердите,
Что едины мы,
Тот, кто вместе с нами,
Нам всегда был друг, и брат,
В этом мире друг и брат,
Он наш друг и брат!

Солнце поднимается над саванной яркое и прекрасное, ласковое и доброе. Всезнающее и всевидящее, нечто куда большее, чем любое – живое и неживое – в этом мире, оно освещает его, давая саванне жизнь, тепло и надежду, а юному шаману – знание и понимание.

Селяви делает вдох и дышит полной грудью.

+2

6

- Можешь поздравить себя, шаманка - ты справилась!

Звучный насмешливый голос заставил Хайко открыть глаза и вырваться из чёрной пелены сна столь крепкого, что его можно было сравнить со смертью. Моргнув несколько раз, львица прищурилась, не в силах так сразу вынести ослепительно-белого сияния, которое, казалось, исходило от всего вокруг. Внутренний голос нашёптывал о том, что такого сияния не может быть ранним утром на вершине горы, и как только зрение прояснилось, Хайко поняла, что по-прежнему спит. Ибо не могло не быть сном огромное бесконечное поле, сплошь засыпанное слишком ярко мерцающим снегом, немыслимо синее небо над головой, на котором не было видно ни единого светила. Не мог быть сном и лев, стоящий перед ней - такой же ослепительно-белый и сверкающий, со стелющейся волнами по земле гривой, что терялась в снегу и сливалась с ним так, что казалось, что весь мир и есть это невероятное создание с лучистыми синими глазами. Хайко узнала его - они уже виделись, правда, тогда он принял облик маленького львёнка. Теперь же перед ней стоял взрослый величественный лев.

- Хало, - Хайко поднялась и почтительно склонила голову перед младшим братом Ахейю, а после выпрямилась, глядя ему в глаза. Это было нелегко - бездонные омуты, в которых плавилась вечность, затягивали в себя. - Спасибо, что принял нас.

- О, не стоит, - усмехнулся бог и слегка качнул головой, вызвав этим движением снежные вихри. - За моментом осознания порой интересно понаблюдать даже мне. Твой мальчишка молодец - долго противился, но быстро проникся. Правильно я сделал, выбрав его носителем такого дара. Занятно будет смотреть, как он учится с ним справляться. Как думаешь, стоит мне показывать ему особо запутанные видения, или начать с чего-то полегче?

Хало говорил весело и беспечно, но Хайко слушала внимательно и не поддавалась настроению отца всех шаманов. Она знала, что создание столь мудрое ни одного слова не произнесёт зря, ни одной эмоции не выпустит наружу без умысла, и потому держалась несколько настороженно.

- Пошли ему те, что не сведут его с ума, - негромко сказала она. - Я обещала ему, что его дар больше не будет мучением.

- Что же, будь по твоему, - кивнул он, поднимая уголки губ в едва заметной улыбке и коротко ударяя хвостом по снегу (где-то под лапами львицы загрохотал гром). - Но впредь не обещай другим то, что от тебя не зависит.

Хайко едва заметно прижала уши. Хало был прав - она взяла на себя, возможно, даже слишком многое, но как могла она сказать Селяви что-то иное? Дар, открывшийся столь внезапно, и без того мучил молодого льва, и шаманка не могла иначе, не хотела, чтобы он страдал ещё сильнее.

- Прости, - виновато проговорила она, на что Хало только звонко рассмеялся и снова встряхнул головой - и её, и его мгновенно скрыло в вихре снега.

- Скоро весь Север скроется под снежным покрывалом, - внезапно сообщил он. - И можешь сказать своему королю, что скоро его семья станет ещё больше.

- Ещё? - озадаченно взглянула на духа Хайко. - Но кто...

- Тсссссс, шаманка, - не дал ей договорить Хало. - Просто слушай и запоминай. Или ты ждёшь, что я стану что-то разъяснять тебе? Поверь мне, это совершенно бесполезно - я не стану. Кроме того, кажется, у тебя ещё есть дела на этой горе. Так почему ты до сих пор спишь? Грядут перемены, дочь моя. Во всей саванне. Приглядывай за соседями, наблюдай внимательно - тебе ещё рассказывать историю этих земель.

Хайко не успела ничего сказать - холодным носом Хало коснулся её лба, и в следующее же мгновение весь мир закрыло снежной пеленой. Последним, что увидела шаманка, были глаза бога луны, сияющие полуденным небом.

***

Хайко открыла глаза и не увидела ничего. Глубокая темнота окружала львицу - такая, что в первые секунды ей подумалось, что она ещё не проснулась. Однако как только Хае подняла взгляд вверх, перед ней вновь, как и в первый миг пребывания на вершине, раскинулось море звёзд. Луна огромным диском сверкала на небе, и стало ясно - уснув на рассвете, она проснулась снова глубокой ночью.

- Ох, проклятье... - тихо пробормотала Хайко, поднимаясь и поводя плечами, чтобы размять затекшие мышцы. Она не запомнила, как засыпала, она вообще ничего не помнила после того, как на её глазах взошло солнце. Зато сон, яркий и живой, она помнила очень чётко. И неудивительно - не зря же именно здесь, в этом месте, Хало заговорил с ней. Хайко оглянулась - неподалёку спал Селяви. Шаманка видела очерченный зеленоватым светом силуэт его тела, слышала спокойное дыхание и думала, что это, верно, первый раз за долгое время, когда он смог поспать спокойно. Посмотрев ещё несколько секунд на умиротворённо сопящего молодого льва, шаманка вздохнула и встала на лапы. Ей совсем не хотелось будить Селя, но младший брат Ахейю был прав - у них оставалось ещё очень много дел, они и без того проспали непростительно долго. Мысль о том, какая опасность угрожала их родному прайду, пока они были здесь, отрезвила львицу.

- Селяви, вставай, - тихо сказала она, мягко ткнувшись носом в ухо спутника. Потребовалось некоторое время, чтобы его разбудить, но вскоре он проснулся и сел, более-менее отойдя ото сна. - Как ты себя чувствуешь?

Отредактировано Хайко (8 Авг 2016 22:54:23)

+1

7

Селяви впервые за долгое время спал спокойно. Всю ночь его не тревожили ни кошмары ни даже обычные сны. Он не помнил, как уснул – вероятно, потому что он слишком вымотался за последние дни. Удивительно, что он вообще смог дойди до джунглей и подняться на гору, настолько он был изможден. Потому он и проспал так долго, до самой ночи.

Когда Селяви услышал голос Хайко, то проснулся не сразу, а когда открыл глаза, не сразу понял, где и с кем находится. Он поморщился и потерся мордой о лапы, не желая вставать. Слишком уж долго он хотел лечь спать и наконец выспаться, чтобы теперь вставать так легко и быстро – право, он бы с удовольствием проспал бы еще целые сутки, будь у него такая возможность. Но вставать пришлось, слишком уж настойчива была Хайко. Кое-как поднявшись, Селяви сел и еще несколько секунд сидел с закрытыми глазами, иногда открывая их и снова закрывая. Хорошо еще, что сейчас темно, иначе он еще долго бы не решился это сделать. Через некоторое время он проморгался и сонным взглядом осмотрел Гору Шаманов.

Что вчера было? Они пришли сюда ночью и поговорили… а потом Хайко пела. И сам Селяви тоже. И весь мир будто бы пел вместе с ними. Так ли это было на самом деле или это снова галлюцинации? Или это и вовсе было сном? Нет, - Селяви покачал головой, упрямо вспоминая события вчерашнего дня, - это не сон. Это было в реальности. И то, что Селяви вчера согласился быть шаманом, тоже более чем реально.

«Правильно ли я поступил? - задумался он, все еще такой же сонный и до конца не проснувшийся. – Ладно… Об этом я подумаю потом. Хотя, надеюсь, духи, о которых Хайко говорила, будут меня оберегать. Или чем там духи занимаются?.. Лишь бы с ума не сводили, как эти видения. Хех, вот бы они мне компенсировали все те бессонные ночи. Или хотя бы как-то помогли мне с кошмарами справляться. Да, было бы неплохо».

Искоса Сель глянул на Хайко, куда более бодрую, чем он сам. И как только у нее на все хватает сил?

- Я… выспался, - ответил он наконец, снова моргнул и потряс головой, стараясь проснуться. Пробуждение было не то чтобы удачным: ночью на вершине горы было холодно, а шерсть вся промокла от росы и липла к коже. Селяви продрог, да еще и желудок сводило от голода. Не ел он очень давно. Из-за всех неприятностей и бед, что происходили с ним за последнее время, у него совсем не оставалось времени чтобы подумать даже о собственном пропитании. Желудок нещадно сводило от голода. Лев чувствовал себя совершенно пустым.

- И я голодный, - добавил он в итоге. – Может, поймаем кого-нибудь в джунглях? А то я скоро умру с голоду.

Селяви поежился от холода, которым его щедра одарила роса, и пару раз лизнул собственное плечо. Пить тоже хотелось, и пусть росы очень мало, но это хоть какое-то питье. Лучше, чем ничего. Впрочем, через несколько минут Селяви почувствовал, что голод и жажда только усилились. Мысли об охоте в местных землях превратились в конкретную цель поймать здесь кого-нибудь, хотя бы обезьяну, даже самую костлявую. Право, Селю еще никогда так не хотелось есть. Про себя пятнистый с сожалением посетовал на то, что не очень хорошо охотится. Ему редко удавалось что-то поймать на охоте, слишком уж неповоротлив он был, да и практики ему явно недоставало. Но его успокаивало то, что рядом есть Хайко – она львица, а львицы обычно куда лучшие охотники, чем львы. Не даром же именно они ловят большую часть добычи, которой питается прайд. Наверное, если уж они будут охотиться здесь, то стоило бы сознаться шаманке в уровне своих навыков, но Селяви решил этого не делать. Ему не хотелось, чтобы львица, перед которой он и так уже выставил себя полнейшим дураком и слабаком, была о нем еще более плохого мнения. Ей и так придется учить его шаманизму и, возможно, еще и целительству. Что ж теперь, ей еще и охотиться его учить? Когда пойдут на охоту, надо будет просто постараться и быть быстрее и ловчее, чем обычно. И занять ту позицию, которая будет выгодной.

«Может, если я просто погоню стадо на Хайко, то все будет нормально?.. Вроде бы в этой позиции скорость не очень важна, - подумал он, окидывая взглядом джунгли. – Хотя… получится ли так охотиться в джунглях?»

Будь они на Килиманджаро, им не пришлось бы даже охотиться – охотницы бы сами притащили в логово тушу, и Селяви мог бы съесть столько, сколько захочет… после того, как наестся Нари, конечно. Пришлось бы ждать, но еда бы была… Как жаль, что они не дома.

Отредактировано Селяви (10 Авг 2016 00:39:12)

+1

8

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

Духи предков услышали мысли Селяви и тихо зашептались между собой, решая, стоит ли выполнять его просьбу. Мастер Игры бросает кубик.

Результат броска

https://i.gyazo.com/a84a42b751bfae44ba04281910a97da6.png

Успех! Звездное небо начало переливаться миллиардом серебристых огоньков, а затем прямо на глазах у изумленного самца из тумана соткался полупрозрачный силуэт духа. Что это за животное — пока неясно, кажется, что оно способно принимать абсолютно любой вид. Также, несмотря на холод и сырость, от сияющей во тьме фигуры веет ласковым обволакивающим теплом... Кажется, Великие предки только что подарили Селяви призрачного фамильяра.

+1

9

Хайко внимательно смотрела на Селяви, дожидаясь его ответа. Она не торопила молодого льва – с ним вчера произошло слишком многое, слишком непростыми были для него несколько предыдущих дней. Видения, галлюцинации, неожиданное пробуждение доселе дремавших сил… Начало пути Шамана для самой Хайко было куда легче – ей просто предоставили выбор: принятие дара или смерть. И её испытанием было забвение – у молодой шаманки долгое время не было ничего, кроме имени и предназначения. Только потом она обрела собственную личность – быть может, отчасти она вернулась из той, предыдущей жизни, о которой львица совсем ничего не помнила, но многое пришло за те месяцы, что она провела в прайде Нари. И тому, какой она была сейчас, Хайко была обязана именно всем, кто окружал её в это время. Селяви пришлось гораздо тяжелее – все, что он видел и чувствовал, было для него в новинку и пугало, и единственное, чего он хотел – избавиться от этого. Однако вчерашний вечер и ночь поставили всё с ног на голову. Гора Шаманов приняла его, приняла их обоих, и показала молодому льву красоту того, от чего он так хотел отказаться. Он на несколько прекрасных мгновений стал един со всем миром, и духи услышали его голос, и поддержали их общую песню. Всё вокруг в тот миг было наполнено счастьем единения, и Хайко видела, что Сель ощущает его не меньше, чем она – а большего не следовало и желать.

И Хайко была по-настоящему счастлива, когда услышала его просьбу. Отказаться от такого дара без последствий было нельзя, но теперь Сель просил научить его владеть им – и шаманке оставалось только надеяться, что она действительно готова учить кого-то. Она многое знала и уже многое умела, да и в случае чего у нее был прекрасный советчик – Эстер. Хае не знала, где сейчас крольчиха, но не сомневалась, что им уже скоро придётся встретиться.

Сель наконец заговорил – и слова его сразу же поставили Хайко в тупик. До этого момента сама она не задумывалась о голоде, отвлекаемая множеством других мыслей, но теперь и ей самой очень сильно захотелось есть. Однако для охоты было одно серьезное препятствие – у Дебрей были хозяева, и охота на их территориях могла закончиться плачевно. Эстер упоминала о том, что джунглями правят леопарды, и львица не сомневалась в том, что их охота будет услышана. И жители этих мест подобного не одобрят.

- Поохотиться стоит, - вздохнула она. – Но сделать это мы сможем только тогда, когда покинем Дебри. Это не наши территории, и мы не можем ловить здесь добычу. Не думаю, что местному правителю это понравится – мне рассказывали о нем, лучше не гневить его. Поймаем кого-нибудь, как только выйдем из джунглей.

Посмотрев на поежившегося Селяви, Хайко и сама повела плечами – скорее от ощущения невероятной силы этого места, чем от холода. Нужно было идти – на этой горе у них ещё были дела. Едва минувший сон, что так четко виделся львице, дал ей подсказку, где искать то, что скрыто под землей. Где-то здесь, на склонах, есть дерево, корни которого целебны и могут помочь в создании лекарства от чумы. Его нужно найти.

- Нам нужно еще кое-что отыскать, Сель, – сказала шаманка, поднимаясь на лапы и внимательно глядя на своего спутника. Глаза её едва заметно светились в темноте. – Здесь, на этой горе, есть то, чем можно лечить чуму. Мы должны это найти, и не сможем вернуться, пока…

Договорить она не успела. Резко замолчав, Хайко вскинула голову, изумленно глядя в небо – звезды на нем в мгновение стали в сотни раз ярче и замерцали, будто кружась в бесконечно прекрасном танце. Почувствовав дуновение теплого ветра, шаманка перевела взгляд в сторону, откуда им повеяло, и изумленно отступила на шаг – силуэт из серебристого тумана стоял перед ними, и львица кожей ощущала его взгляд. Однако внимание призрачного существа предназначалось не ей – в следующий миг он обратил свой взор на Селяви.

- Сель… – тихо сказала львица. – Это к тебе.

+3

10

Услышав ответ Хайко, Селяви вздохнул и разве что не простонал. Неужели ждать придется еще до самого рассвета, а то и дольше? Желудок свело от голода, и лев поморщился, потирая живот лапой. Он бы поспорил с Хайко, если бы мог – если бы в этом был смысл, точнее говоря. Сель не хуже Хайко понимал, что охотиться на чужих землях неуважительно и опасно, тем более, когда на этой самой территории расположен столь важный для шаманов объект. Уже сейчас значение Горы Шаманов пятнистому было отлично понятно – терять доступ к такому месту нельзя. Тем более, что у них здесь еще были кое-какие дела. Прогневают местного правителя – провалят всю свою миссию и ничего не найдут.

Но желудок все еще протестующе урчал. Как жаль, что нельзя попросить у местных жителей помощи – Сель сейчас был бы очень рад, если бы они проявили гостеприимство и угостили своих гостей-шаманов чем-нибудь. Хотя бы каким-нибудь тощим зайцем. Но такого ни от кого в саванне не дождешься, да и за ее пределами тоже. Никто не станет делиться своей пищей с чужаками, а порой за нее готов и жизнь отдать – Селяви, будучи одиночкой, не раз видел, как хищники и падальщики сражаются насмерть за кусок добычи. Да и матери не раз приходилось отбивать добытое на охоте мясо у в конец обнаглевших гиен. Может быть, для нее бы все кончилось куда печальнее, если бы рядом не было ее братьев. Глупо полагать, что местные жители окажутся щедрее. Хотя их земли выглядят куда лучше, несмотря на недавнюю засуху, а затем и сезон дождей, принесший с собой чуму. Могли бы и поделиться… Но не поделятся, конечно же.

Селяви поежился снова. Вчера это место казалось ему куда привлекательнее. Тогда он был слишком взволнован, чтобы думать о голоде, а пейзажи и яркий рассвет и отвлекли его ото всех остальных мыслей. Теперь ничего, что могло бы занять мысли пятнистого, не было – кроме, конечно же, непосредственно голода и мыслей о еде.

- Да, хорошо, - сказал Селяви безо всякого удовольствия и про себя добавил, что лучше бы они отыскали еду. – Но давай поторопимся, я правда очень голодный.

То, что произошло в следующий момент, заставило Селяви забыть и о еде, и о несправедливости, и об охоте. Звездное небо, еще секунду назад бывшее самым обычным и ничем не примечательным, будто бы зажглось еще большим количеством звезд. Вершину горы осветило таинственным светом, покрыло серебристым, переливающимся и искрящимся туманом. Сель отшатнулся, не поверив своим глазам. Он думал, что все видения и галлюцинации покинули его, что теперь, когда он находится под защитой духов, да еще и в таком священном месте, его разума больше не коснется ни один кошмар. Он надеялся, что все теперь будет нормально и что ему не придется больше мучиться и сходить с ума, разрываясь между реальностью и видениями.

«За что… Я же согласился стать частью этого. Я же захотел научиться. Неужели этого мало? – он хотел отвернуться, но продолжал смотреть, потому что снова застыл, сам не понимая, почему. – Это мне только кажется или…»

Тихий голос Хайко вырвал Селяви из размышлений. Пятнистый обернулся на нее, уставился широко раскрытыми глазами, а затем снова посмотрел на сгусток света, что парил перед ним. Это все-таки не видение? Ужас, сковавший всего Селяви, начал отступать. Вместе с ним ушел и холод – от маленького сгустка света, зависшего над травой, шло тепло, будто бы это… что-то было не чем-то призрачным, а самым настоящим маленьким солнцем.

- Это… что? – наконец выдавил Селяви, вглядываясь в светящийся шар. – Хайко, что это?

Свет начал угасать, а туман рассеиваться, открывая взору львов крепкий собачий силуэт. Сель никогда раньше не видел такого создания – круглая голова, острая морда, янтарные глаза, короткие острые уши, пушистый хвост и шерсть, которая, будь существо материальным, была бы темно-рыжей. Это животное отдаленно напоминало шакала, но было больше и выглядело куда миролюбивее и приятнее, чем эти пройдохи-падальщики. Да и вид у зверя был крайне дружелюбный, и это непременно порадовало бы юного шамана, если бы он не пребывал в таком шоке от произошедшего и не пытался понять, что это такое сейчас было.

- Ого, какой ты косматый, - весело хмыкнул зверь, когда туман рассеялся. – Не обижайся.

Он обвел львов взглядом, а затем пригляделся к все такому же ошарашенному Селяви. Усмехнулся и потряс головой, из-за чего костяные серьги в его левом ухе как-то странно стукнулись друг о друга – звук был почти таким же, как и любой другой, но все равно был каким-то потусторонним. Склонив голову набок, дух изогнул бровь и улыбнулся пятнистому, с интересом глядя на него.

- Ты не бойся, парень, - голос у духа оказался теплым и добрым. – Я не стану сводить тебя с ума.

Селяви смотрел на духа несколько долгих секунд, прежде чем раскрыть пасть, чтобы что-то сказать, а затем снова его закрыть.

- Тогда… - все-таки решился спросить он, - тогда зачем ты… - голос стал смелее, и Сель свел брови на переносице. - Кто ты вообще такой?

- Дух, - клыкасто улыбнулся собеседник и взмахнул пушистым хвостом. – Я слышал, как ты просил о помощи.

- Ничего я не просил, - возразил пятнистый, замотав головой. Дух только хмыкнул в ответ.

- Но ты вряд ли от помощи откажешься. Я видел, что с тобой творилось в последние месяцы. Жаль, что оттуда, - он кивнул в сторону звездного неба, - я не мог тебе ничем помочь. Я сделал бы это, если бы мог. Но теперь высшие силы позволили мне спуститься и помочь тебе на пути шамана. Видения доставляют тебе много проблем, а я подскажу тебе, как их обуздать.

Селяви вновь смерил пришельца взглядом, не зная, стоит ли ему верить или нет. У него все еще были сомнения насчет того, реальность это или нет. Хотя Хайко тоже видела этого… допустим, шакала. Быть может, это все и сон, но в таком случае этот сон точно хороший – обычно пятнистому снились только кошмары, и в них всегда фигурировали змеи, а не добрые помощники. «Это может быть чем угодно, главное, чтобы на реальную жизнь благоприятно повлияло», - подумал Сель, признавшись самому себе в том, что от помощи он все-таки не отказался бы.

- Ты в норме, парень? – спросил зверь, улыбаясь. – Вот и хорошо. Приходи в себя.

Он обернулся к Хайко и улыбнулся шире.

- Миледи, - он слегка склонил голову, приветствуя шаманку. – Спасибо, что приглядели за Селяви. Без вашего внимания и заботы ему пришлось бы хуже.

Селяви искоса посмотрел на Хайко – на миг ему показалось, что они с этим странным зверем в сговоре, но это ощущение тут же испарилось. Судя по их взглядам, они не знали друг друга и виделись в первый раз – считать встречей то, что этот шакал или кто он там, видел Хайко с небес, было глупо. Дух тем временем подмигнул шаманке и снова обернулся к Селю, явно довольный сложившейся ситуацией.

- Да, я знаю твое имя, - улыбнулся он. – И я вижу твой взгляд, малец. Давай знакомиться: отныне я твой спутник и наставник. Меня зовут Шей.

+5

11

Хайко несколько секунд неотрывно смотрела на туманный силуэт, излучающий серебристое сияние. Он пульсировал светом и теплом, но не обжигал и не ослеплял - лишь мягко грел и был больше похож на путеводную звезду, нежели на светило. Трава вокруг него слегка пригибалась к земле, словно под слабым ветром, но от него не ощущалось опасности - только безмолвная забота и участие. Хайко знала, что они предназначены не ей, и перевела взгляд на Селяви. Тот выглядел испуганным, но на этот раз причины бояться не было - тот, кто пришёл, не был ни видением, ни галлюцинацией. Он был живым и он пришёл помочь.

- Не бойся, - всё так же тихо сказала шаманка молодому льву. - Это друг.

Не успел её голос стихнуть, как серебряный туманный шар начал обретать форму. Полупрозрачное тело было явно не львиным, и уже очень скоро, когда дух внимательно взглянул на львицу яркими глазами, Хайко поняла, что прежде никогда не видела таких животных в саванне. Возможно, на их землях таких действительно не было - духи были вольны выглядеть так, как сами того пожелают. Встретившись с созданием взглядом, Хайко словно погрузилась на мгновение в океан тепла - и тогда она почтительно склонила голову, приветствуя духа. Никогда прежде ей ещё не доводилось видеть, как случается подобное, однако Эстер рассказывала львице о том, что временами, когда шаманы очень нуждаются в помощи, духи слышат их просьбы и посылают помощника из своих рядов. Это было большой редкостью и означало, что шаман действительно отмечен и ими, и отцом всех духов - и, вероятно, его ждёт удивительное будущее.

Хайко улыбнулась, наблюдая за духом и слушая их с Селяви разговор. Чем-то слова создания напоминали ей то, как разговаривала с ней Эстер тогда, во время их первой встречи. Воспоминание это заставило львицу фыркнуть: хоть слова крольчихи и были о том, что она станет её наставницей, тон в корне отличался от тона Шея - куда более строгая Эст не позволила Хайко и слова поперёк сказать, а потом в приказном порядке велела ей не раскисать, не путать её с зайцем и вообще слезть с неё. Где Эстер сейчас, интересно? Она оставила их на пути к Дебрям, а значит, вероятно, должна быть неподалёку. Но где именно? Хайко хотела бы многое с ней обсудить - на этой вершине случилось немало того, о чём шаманка хотела бы спросить свою длинноухую подругу.

Дух, меж тем, подтвердил её предположения - Хайко прекрасно знала, что Селяви в открытую не обращался за помощью, но раз уж это существо было здесь, значит, его помощь действительно была необходима. Невольно шаманка почувствовала облегчение - она не была уверена в том, что будет хорошим наставником, она сама не знала очень многого, но теперь у неё в этом деле есть надёжный помощник, которому небезразлична судьба Селяви. Дух сказал, что наблюдал за ним... Когда-нибудь Хайко расспросит его о том, как всё происходит в мире за гранью. Быть может, она даст ответы на те вопросы, на которых отмалчивалась Эстер.

- Сель, ты можешь ему верить, - шаманка перевела взгляд с духа на льва и тепло улыбнулась. - Он здесь действительно для того, чтобы помочь тебе. Иногда Хало присылает своим детям призрачных спутников, чтобы они направляли их на верный путь и помогали освоиться со способностями. Так меня нашла Эстер... Она не дух, конечно, но, думаю, даст фору любому из них, - улыбка львицы стала шире. - Не отказывайся от его помощи.

Дух немедленно отозвался на это, поприветствовав Хайко, и та склонила голову вновь, польщённая его словами. На самом деле она не так уж много сделала для Селяви - лишь привела его на Гору, помогла увидеть мир глазами того, кто общается с духами. Но ведь их путь только начинается, не так ли? Им обоим ещё многое предстоит. На миг Хае обернулась на Селя, встретившись с ним взглядом, и успокоенно выдохнула.

И тут ей в голову пришла неожиданная мысль.

- Шей, - она, мгновенно собравшись, взглянула на духа. - Мы... Пришли на эту гору не только для того, чтобы помочь Селяви совладать со своими способностями. Вы наверняка знаете - в саванне чума, и мы ищем лекарство. Здесь есть то, что нужно, но я знаю только, что оно скрыто под землёй - это корни какого-то дерева, возможно. Вы не знаете, о чём может идти речь?

+3

12

Селяви в замешательстве разглядывал полупрозрачного динго, что сидел перед ним и улыбался, будто бы все происходящее было для него чем-то обыденным. Для Шея, может, все так и было, но для юного шамана случившееся выглядело как минимум очень странно. Если бы Хайко не успокоила его и не сказала, что тоже видит это, а затем не объяснила бы, что к чему, он бы, вероятно, решил, что спит или еще хуже – снова потерялся в своих галлюцинациях и видениях. Правда, сложно себе представить, с чего бы ему мог явиться этот улыбчивый… шакал или кто это вообще? Остается надеяться, что он хороший наставник и что его помощь пригодится, когда пятнистого снова начнут одолевать видения. Стоило признать – присутствие Шея Селя пусть и не выводило из замешательства, но все-таки успокаивало. Дух выглядел так, будто действительно разбирался во всяких шаманских штучках, видениях и прочем. Это было понятно – он сам дух и наверняка имеет понятие обо всем этом. Хотя в глазах Селяви сейчас любой более-менее знающий о подобном казался бы авторитетным.

- Я и не собираюсь отказываться, - ответил Сель и повел ушами. Как же это все странно! Но о помощи отказываться и правда не стоит – с тех пор, как пятнистого начали преследовать видения, он не мог ни спать, ни ходить по саванне спокойно, потому что его постоянно преследовало что-то, и из-за этого он не мог даже просто-напросто остаться в одиночестве в общей пещере, в месте по определению безопасном. Что уж врать, он не мог находиться в ней даже тогда, когда там кто-то был – жался к матери, как какой-то котенок. И за это ему было до невозможности стыдно. Селяви надеялся, что никто так и не догадался, что в те моменты, когда он старался держаться рядом с Акасиро, его одолевал страх, и именно поэтому он так стремился быть рядом с той, что с детства для него была гарантом безопасности и защиты. Теперь им станет Шей – находиться под его покровительством даже в таком возрасте не стыдно. Он ведь не мать и не отец (хотя отцу  Селяви вообще никогда не доверился бы), даже не дядя или какой-то другой сопрайдовец. Шей – дух, тем более странный какой-то, будто и не в саванне при жизни обитал. Он нечто непонятное, потустороннее и, скорее всего, куда более сильное, чем любой из живущих в саванне. Или нет? Селяви мало знал о духах, чтобы рассуждать о них и их силе безошибочно. Кто знает, на что они вообще способны – быть может, Шею под силу наслать на любого врага что-то вроде тех видений, что видел сам Сель, и свести его с ума. Или еще что-то вроде этого. Должны же у него быть какие-то потусторонние козыри и приемы.

Шей все так же улыбался и разглядывал своих новых знакомых. Выглядел он настолько непринужденно, будто бы не знал о том, какие кошмары дар творит с сознанием Селяви – он не видел в этом большой проблемы, вероятно, поскольку знал, как с ней справиться. Все это было для него плевым делом. Сейчас его подопечный был спокоен, – разве что озадачен слегка, но это не страшно – кошмары и видения его не мучали, а значит, не было и поводов для волнения. Пока что у них, всех троих, есть куда более важные проблемы, требующие немедленного решения. Поиск лекарства был первостепенной задачей, а обучение юного провидца могло и подождать. Шей выслушал Хайко, периодически едва заметно кивая ей, а затем качнул головой и, усмехнувшись, сказал:

- Можно на «ты», Хайко, я ведь теперь вам не чужой, - он улыбнулся, зажмурившись, и снова заговорил: - Да, я знаю, о чем речь идет. Идем, я покажу дорогу.

Шей поднялся, отряхнулся, будто бы к его призрачной шерсти что-то могло прилипнуть, и резвым шагом направился вниз по склону, посоветовав своим подопечным не отставать. В темноте ночи его светящийся силуэт хорошо просматривался, не давая Хайко и Селю потерять его из виду даже в том случае, если бы они ослушались духа и отстали бы. Селяви было страшно идти вниз – гора была покрыта лесом, крона деревьев наверняка закроет собой небо и погрузит склоны и подножье Горы Шаманов во тьму. А там, как пятнистый уже успел уяснить, его поджидали видения и галлюцинации, не отличимые от реальности. Опять на него будут смотреть сотни красных змеиных глаз, снова он будет слышать змеиное шипение и, может быть, леденящий душу смех. Селяви сглотнул и поднял голову, глядя на идущего (хотя скорее парящего над землей) впереди Шея - с ним было немного спокойнее. Он пообещал Селю свое покровительство, так, быть может, он разгонит эти несчастные глюки? Шей, почувствовав на себе взгляд своего подопечного, оглянулся, окинул юного шамана внимательным взглядом и улыбнулся. Свет от его призрачной шерсти стал ярче, и Селяви почувствовал легкое тепло, осторожно касающееся тела. Что бы там ни было в темноте – с Шеем он не пропадет, даже если тьма будет абсолютной.


Подножье горы

+3

13

Когда Шей сказал, что ему известно, о чём идёт речь в предсказании, у Хайко сразу стало легко на душе. Шаманка знала - столь знающий спутник не окарается и не ошибётся, приведя их прямиком к нужному ингредиенту, и тогда, возможно, они действительно смогут помочь заболевшим спастись от гибели. Если ещё не поздно кого-то спасать - путешествие на гору Шаманов заняло немало времени, и заболевшие могли уже умереть. Перед глазами встал разлагающийся труп антилопы, на который они с Эстер и Селем наткнулись по пути сюда. Страшно было представить, что, возможно, кто-то знакомый или близкий уже корчится в муках или гниёт вот так, до смерти замученный страшным недугом. Оставалось надеяться, что то, что представлялось так ясно - только плоды её воображения. Она не имела права терять надежду и веру в себя и в то, что всё ещё вернётся на круги своя. Ей было сказано когда-то не опускать головы, не позволять себе страха и отчаяния, ибо живёт она для других, но не для себя - и Хайко собиралась следовать этому велению.

С появлением сияющего Шея ночь вокруг словно стала плотнее и гуще - но тьма эта не таила в себе угрозы, лишь покой и тайну этого места, словно покров, объединяющий и разделяющий меж собой мир живых и умерших. Долгие несколько секунд осле того, как дух развернулся и исчез за краем обрыва, позвав Селяви и Хайко с собой, она смотрела на то, как ярко сияют в небесах такие далёкие и такие близкие звёзды. Как и в первый миг, когда Хае увидела это великолепие, ей захотелось протянуть лапу и коснуться одной из них - возможно, одной из трёх ярчайших. Например Лестар, золотой звезды знания, самой младшей из дочерей Хало - покровительницы мудрости и покоя.

«Прошу тебя, Путеводная, дай мне сил выбирать правильные дороги и быть столь же мудрой, как ты. Мне столько нужно сделать... Молю, помоги мне не ошибиться. Помоги мне дать тем, кто во мне нуждается, всё, что я могу».

Окончив эту беззвучную молитву, Хайко в  последний раз взглянула на немыслимо прекрасное звёздное небо и обернулась, глядя на Селяви, на миг задержавшегося у обрыва. Вот кто сейчас более всего нуждался в ней - Шей поможет юному льву смирить его дар, научит одолевать мучительные видения, но всё прочее ляжет на её плечи. Лекарское дело, все умения, какими владеет шаман, все наставления, что она когда-либо получила от Эстер, Рафики и всех, у кого училась - всё это она обязана будет передать ему. И она постарается сделать это так, чтобы Сель полюбил свой дар, ощутил, что это не только ответственность, но и самое прекрасное и невероятное чувство, которое только может существовать - прикасаться к другим мирам, слышать, как говорят давно ушедшие герои, знать и чувствовать то, что недоступно другим, спасать жизни и возвращать из пелены безумия. Для Хайко всё это давно было привычным, но несмотря на это и на то, что дар возлагал огромную ответственность, она ощущала себя необыкновенно счастливой всякий раз, когда мир духов открывал для неё свои двери. И она постарается сделать всё для того, чтобы и Сель испытывал не ужас, но счастье.

У края обрыва темнота сгущалась ещё сильнее - словно чёрный туман опутывал густые джунгли. Лишь Шей выделялся в нём сверкающей точкой. Обернувшись в последний раз, чтобы на всю жизнь запомнить это место, Хайко пообещала себе, что снова сюда вернётся, и поспешила за своими спутниками.

------------------------------------Подножье горы

+2

14

---→ Подножье горы

До самой вершины оставалось буквально чуть-чуть, однако лапы у Импетуса заметно подкашивались. Ступни болели, тело ныло - он никогда не поднимался так высоко, никогда не тратил столько времени на пешие прогулки, предпочитая подолгу отдыхать. Даже во время паломничеств с Мартином именно Импетус был тем, кто постоянно просил сделать перевал, а его друг никогда этому не препятствовал.
В воздухе стояла неописуемая тишина. Нигде еще не было в саванне так тихо и спокойно как здесь. Ни шума ветра, ни единого светлячка не было слышно, мир вокруг будто замирал. Лишь слабые, едва различимые колебания тумана говорили о том, что время идет, а жизнь все еще продолжается. Когда до вершины оставалось каких-то несколько шагов, лев сделал небольшую передышку. Ему было одновременно волнительно и страшно заходить наверх, ведь он ожидал нечто поистине умопомрачающее. Ему верилось, что наверху его будет ждать знакомая фигура любимого Мартина, готового в последний раз попрощаться с дорогим другом, что вокруг на их историческое воссоединение будут глядеть морды других львов: правителей, великих шаманов и просто добрых зверей... Для такого события нужно было подготовиться несколько ответственнее. Но Импетус не стал поправлять гривы или приглаживать шерсть, а лишь сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Ему нужно было успокоиться и расслабиться, подумать о вечном и хорошем, подумать не о том, как его там встретят, а о том, что ему нужно там сделать.

Наконец, время пришло. Оттягивать больше было бессмысленно, поэтому лев взял себя в лапы и добрался-таки до вершины. И то что он увидел не могло разочаровать его.
Ночью это место было особенно волшебным. Голубоватая дымка нежно окутывала вершину, но при этом звездное небо было видно отчетливо. Миллиарды королей прошлого приветствовали любого взошедшего на гору. А что уж говорить о виде! В такие моменты действителньо понимаешь, насколько же велик мир, созданный Айхею, и насколько же важно ценитьв се, что в нем находится. Вся саванна, казалось, была как на ладони, божественный пейзаж не мог не заставить Импетуса восхищенно улыбнуться. На краях глаз даже появились слезы - настолько самец был поражен, уставившись в далекие красоты мира, по которому он не так давно сам ступал.
Сейчас лев чувствовал себя одним целым с духами, чьи свет и тепло согревали единственного находящегося на скале. Вся божественная мощь подпитывала его, отталкивая любые нехорошие чувства и воспоминания прочь. Однако не за тем лев сюда шел. Постепенно восхищение начало сходить на нет, потому что любимый друг все не появлялся и не появлялся. Вид начинал надоедать, звездное небо более не вызывало такого благоговения, а любое ощущение связи с духами испарялось с каждой секундой одиночества льва.
Он сидел совершенно один, все ждал чего-то, но тщетно. Никто так и не явится ему. Импетус не был шаманом, более того, он до сих пор терзал себя за все грехи, совершенные ранее. Да и нельзя было сказать, что он прекратил грешить. Злость так и не отпускала льва, а сейчас, когда он понимал, что к чему и чувствовал себя преданным, она вновь начинала расти.
- Мартин... - наконец-то решился заговорить лев, - Помнишь меня?
Но ответа не последовало. Синеватый туман медленно плавал также как раньше, даже ветер не изменил своей скорости.
- Дружище... Я сделал все, как ты просил, - его голос дрожал, ведь хоть недовольство потихоньку и просыпалось во льве, он все еще боялся рассердить духов. Лапа Импетуса потянулась к гриве, откуда он вытащил небольшой желтый камень с когтем внутри, - Я доделал за тебя начатое. Ведь ты мой друг... Я... Я так скучаю по тебе.
На мгновение самцу показалось, что он вот-вот заплачет, однако этого все-таки не случилось. Но чувство утраты и горечи все-таки омрачило душу Импетуса, а все из-за разочарования в том, что его лучший друг так и не смог явиться к нему. Отчаянный лев более не мог этого терпеть. Бросив на землю амулет, он поспешил вон со скалы, погруженный в обиду и нарастающий наряду с печалью гнев. Все такой же одинокий и никчемный, безбожник, расплачивающийся за давние грехи.

И не мог он заметить, что как только Гора вновь обрела полный покой и потеряла любую связь со смертными, белоснежный дух льва с золотой гривой спустился с небес, подобрал амулет и вернулся обратно, не оставив на горе ни единого намека на то, что некогда здесь кто-то был.

---→ Граница тропического леса

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Гора шаманов » Звездная вершина