Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Термитник » Подножье Термитника


Подножье Термитника

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

*здесь будет картинка*

Термитник — большое скалистое образование, построенное колонией термитов много лет тому назад. Насекомые до сих пор обитают в его недрах, но в целом этом место вполне подходит для логова, в котором могут жить другие звери, в том числе и достаточно крупные. Даже в самый солнечный день, Термитник отбрасывает глубокую тень, в которой можно спокойно укрыться от жары и пекла.


0

2

Северное озеро >

О, великий Айхею! Если бы Кей не жаждала так сильно увидеть своих родных, она бы, наверно, уже давно рухнула без сил где-нибудь посреди пустоши. Наверно, только горячее желание поскорее вернуться домой, к семье, и придавало ей сил на протяжении всего обратного пути. Теперь уже она не могла позволить себе потерять чудом найденный ею след... Грохочущие тучи высоко над головой подгоняли не хуже рычания Мисавы, ведь Кейона понимала: как только на землю хлынет дождь, все запахи сотрутся, и тогда она уже никогда не сможет найти Термитник. Пугаясь этой мысли, слепая вприпрыжку неслась по выжженной солнцем равнине, едва касаясь лапами земли: теперь уже даже боль в разорванных подушечках не могла ее отвлечь. И чем ближе львица приближалась к дому, тем быстрее становился ее бег. Хотя, вроде бы, теперь она могла расслабиться и перестать тревожиться: чуткий нюх подсказывал ей, что до Термитника осталось совсем немного, всего какие-то несколько сотен метров. Вот и знакомый камень на пути, о который она так часто спотыкалась во время прогулок: сейчас львица просто-напросто перемахнула через него в прыжке, лишь едва-едва коснувшись кончиками выпущенных когтей. Расплывшись в радостной, прямо-таки блаженной улыбке, юная самка на всех порах влетела под своды любимой пещеры, чувствуя, как ее сердце готовится выскочить из груди от счастья и невообразимого облегчения.
Вот и я! — весело крикнула Кей, резко тормозя и поднимая таким образом небольшое облачко пыли. Ее звонкий голос эхом откликнулся откуда-то из глубин логова. — Грей! Иша! Мисава! Я вернулась! Я снова здесь! — радостно выпалила львица, нетерпеливо пританцовывая на месте, кидаясь то в одну, то в другую сторону, а затем снова возвращаясь на прежнее место, не зная, куда ей бросаться в первую очередь. — Ну где же вы все? Эй! Это я, Кейона! Я вернулась домой!... — непонятная тишина давила на уши, сбивая с толку и тревожа. Кей в недоумении замерла посреди темного помещения; грудь львицы часто и шумно вздымалась от тяжелого дыхания — шутка ли, галопом промчаться через всю пустошь! Собственное дыхание казалось неприлично громким, и Кейона сама не заметила, как перестала дышать вовсе. Ее уши чутко и нервозно вертелись в самых разных направлениях, силясь уловить ну хоть какой-нибудь звук, к примеру, шорох шагов или чей-нибудь обрадованный голос. — Эй?... — теперь уже растерянно повторила Кей, откровенно не понимая, в чем же дело. Она не могла быть здесь одной... или могла? Неужели Грей и остальные ушли на ее поиски? Львица шумно сглотнула, ощущая, как сильно пересохло в горле от волнения. Ничего страшного... Естественно, они не могли сидеть в пещере, зная, что Кей потерялась. Наверно, Иша вернулась сюда, рассказав взрослым о случившемся, и те немедленно двинулись на поиски слепой. Желая убедиться в правоте собственной догадки и заодно успокоить расшалившиеся нервы, Кейона спешно опустила голову к земле и обнюхала сухую землю. К сожалению, это ей ничего не дало: все запахи были очень старыми, а новых она учуять не могла. Странно... Ее не было всего сутки, куда же все могли уйти? Кей беспокойно метнулась обратно к выходу из пещеры и еще немного повертелась у порога, выискивая свежие следы родных, но все было бестолку. Такое... такое впечатление, будто Грей с Мисавой покинули это место еще накануне днем, а Иша не возвращалась вовсе. Чувствуя, как ее сердце неприятно сжимает леденящая рука страха, Кей устремила невидящий взгляд куда-то вдаль, на затянутый рокочущими тучами горизонт. Это было... неправильно. Ее близкие не могли оставить это место без веской на то причины. Они не могли бросить Кейону на произвол судьбы... ведь не могли же?...
Все еще не находя себе места от волнения, Кей, тем не менее, заставила себя прилечь у входа в логово, сиротливо прижавшись боком к нагретому камню и уложив подбородок на вытянутые перед собой лапы. Ее глаза оставались широко раскрытыми, но теперь, помимо страха, в них плескалось еще и невысказанное отчаяние. Неужели... неужели все было напрасно? И знакомство с Риддиком, и их совместное путешествие к Северному озеру... и даже возвращение в Термитник? Потрясение и обида были столь велики, что Кей, не выдержав, скривила морду, чувствуя, как по ее щекам вновь горячими ручьями заструились слезы. Из груди против воли вырвался сдавленный всхлип; свернувшись в тугой клубок, Кейона устало накрыла лапой переносицу, продолжая вымученно рыдать. Ну почему, почему все это происходило именно с ней? Почему они с Ишей решили бежать из Термитника и преследовать незнакомых львов, вместо того, чтобы спокойно сидеть дома вместе с родителями? Почему?...
Какое-то время львица просто лежала без движения, по-прежнему пряча заплаканную морду в лапах и лишь время от времени обессиленно вздыхая. Дождя все еще не было, хотя небо над головой хмурилось и ворчало, подобно огромному сердитому зверю. Время от времени, его пронзали яркие вспышки молний, сопровождаемые оглушительным грохотом, и в такие моменты Кей пугливо содрогалась всем своим худеньким телом, втягивая голову в плечи и плотнее жмуря глаза. Страшно было — не то слово... Кейона понятия не имела, что ей делать теперь. В самом деле, не возвращаться же к Северному озеру? Она проделала такой долгий и изнурительный путь, и только затем, чтобы в конце концов снова очутиться где-то посреди неизвестности. А ведь она просто хотела вернуться домой...
Где же теперь мой дом?... — зачем-то тихо и потерянно спросила она вслух, отнимая лапу от лица и устало приоткрывая покрасневшие от слез глаза. Ее голова оставалась лежать на земле, равно как и все остальное тело: сил не оставалось даже на то, чтобы просто встать — не то, чтобы куда-то там пойти... Кей снова тяжело вздохнула, чувствуя сосущую пустоту в груди. Страшно, когда умирает последняя надежда... Но еще страшнее, пожалуй, совершенно внезапно услышать рядом с собой чей-то незнакомый голос. Шерсть сама собой встала дыбом, и львица, позабыв об усталость, резко вскочила с места, испуганно тараща глаза и прижимая уши к голове. "Кто здесь?!"
Все зависит от того, что именно ты считаешь своим домом, — чужая реплика прозвучала в пугающей близости от слепой, буквально в двух-трех метрах от нее. Кей торопливо попятилась прочь, еще не совсем понимая, откуда раздается этот странный голос. Она определенно точно не учуяла чужих следов рядом с Термитником... хотя, может, она была слишком сосредоточенна на поиске запахов своих родных.
Кто здесь? — повторила львица уже вслух, настороженно приподнимая уши и втягивая носом воздух. "Кто-то" мягко рассмеялся в ответ, и смех этот звучал по-доброму.
Всего лишь скромный пустынный лис, — просто ответил незнакомец, по всей видимости, выходя из своего укрытия среди камней: Кей явственно слышала тихий шорох чьих-то маленьких лап. — И, коли на то пошло, я должен страшиться тебя куда больше, чем ты меня, — добавил он с легким намеком на улыбку. Кейона недоверчиво моргнула, все еще не спеша успокаиваться.
Я не боюсь, — тем не менее, откликнулась она с ноткой смущения в голосе. — А ты фенек, да? — она слышала о пустынных лисах от Мисавы и даже, бывало, пробовала их мясо на вкус, когда старшей львице не везло на охоте на более крупную дичь. По словам матерой, это были юркие и умные зверьки, которые обитали в жарких местах и прятались от солнца в песчаных норах. Поймать их было непросто, хотя бы потому, что обычно они выходили на поверхность ночью, когда в пустыне становилось прохладнее. Кей неожиданно поняла, что ее новый знакомый, должно быть, решил поселиться в тени гигантского термитника, чего никогда не произошло бы, будь это место по-прежнему населено львами. Не самая веселая мысль...
Верно, — лис замер неподалеку, с интересом поглядывая на приунывшую хищницу и пока что не спеша подходить к ней ближе. — Меня зовут Ив, и я недавно оставил свою семью. А ты...?
Кейона, — слепая тоскливо вздохнула. — И я тоже оставила родных. Или это они сами меня здесь бросили... я не знаю, — пробормотала она совсем уж расстроенно, в очередной раз шмыгнув носом. Плакать перед Ивом было неудобно, хотя и очень хотелось.
Ну, это вполне естественно, — рассудительно откликнулся лис, присаживаясь и оборачивая тонкие лапы пушистым хвостом. — Ты ведь уже не львенок и можешь сама о себе позаботиться. Разве нет? — Кей, не удержавшись, изумленно распахнула глаза.
Но я же...
...совсем слепа. Я знаю, — Ив снова улыбнулся. — По тебе это очень хорошо видно, иначе бы ты смотрела прямо мне в лицо, а не метром далее, — смутившись, Кей постаралась сфокусировать взгляд на источнике звука, и, судя по одобрительному хмыку, изданному Ивом, ей это все-таки удалось. — Вот видишь, — сказал он, — ты все-таки что-то можешь. Разве твои родные не говорили тебе, что когда-нибудь тебе придется обходиться без их помощи?
Говорили, — призналась Кей. — Но я не думала, что это случится так скоро. Мы были очень дружной семьей.
Ну, — Ив задумчиво облизнул лапу, — раз уж это все-таки произошло, то теперь тебе следует подумать над тем, как жить дальше. Тебя научили охотиться?
Отчасти, — Кейона с сомнением припомнила те немногие уроки, что рискнула дать ей Мисава. — Я, пожалуй, смогу поймать кого-нибудь небольшого... вроде суриката или фенека. Ой, прости...
Ничего страшного, — беззаботно откликнулся Ив, вставая с места и приближаясь к львице вплотную. Критично оглядев ее со всех сторон, лис задрал ушастую голову и внимательно посмотрел на Кей снизу вверх. Последней даже показалось на долю мгновения, что она могла бы увидеть его глаза. — Ты способна на большее, просто сама того не ведаешь. И у тебя еще не было возможности испробовать свои силы на более крупной добыче. Все, что тебе нужно — это найти верного спутника, который смог быть стать твоими глазами.
Неужели ты бы согласился стать моим спутником? — Кей сама не заметила, как заулыбалась в ответ. Ей все больше нравился этот лис, хотя то, что он говорил, немало ее удивляло.
Если бы ты делилась со мной частью своей добычи — то почему бы и нет? — Ив слегка пожал плечами. — В конце концов, это достаточно выгодное сотрудничество.
Я была бы очень рада этому, — искренне призналась Кейона. — Только... я по-прежнему не знаю, куда мне идти, — львица чуть нахмурилась, обдумывая варианты. Теперь, когда она немного успокоилась, можно было вновь подумать над своими дальнейшими действиями.
Я думал, тебе должно быть все равно, — Ив, в свою очередь, не отводил от Кей своего пристального, умного взгляда. — Какая разница, куда держать путь, если ты все равно ничего не видишь?
Ты прав, — согласилась Кей. Слова лиса звучали несколько обидно, но в целом он был прав. Разве у нее был хоть какой-то выбор? В том положении, в каком находилась Кейона, ей и вправду оставалось лишь одно — двигаться вперед, не задавая вопросом, что ждет ее впереди, мертвая пустыня или цветущие земли, на которых она могла бы вволю поохотиться или даже остаться жить в дальнейшем. Словно бы прочтя ее мысли, Ив весело усмехнулся.
Не нужно задавать себе лишних вопросов, особенно, если ты все равно не сможешь найти на них ответ. Просто знай, что если ты будешь сидеть на одном месте — то непременно скончаешься от голода и жажды. А так, — лис перевел взгляд на темный горизонт, — тебе остается только идти дальше, покуда есть силы. Рано или поздно, даже у пустоты есть свой предел, — Кейона задумчиво кивнула, соглашаясь с его неожиданно мудрыми словами. И вправду, чего она так сильно боится? Неизвестности? От нее не скрыться, не спастись и не убежать. Остается лишь бороться до самого конца, самостоятельно освещая себе путь в бесконечной тьме... Идти вперед, вопреки собственным страхам и сомнением, до тех пор, пока лапы не выведут хоть к чему-нибудь. И, вполне возможно, это "что-нибудь" окажется долгожданным светом, эдаким лучиком надежды, способным даровать ей спокойствие и умиротворение.
"Даже у пустоты есть свой предел."
Небо над головой громыхнуло очередным раскатом, но Кейона даже не вздрогнула. Поднявшись, львица легко отряхнула приставшую к меху пыль и вопросительно повернула голову к лису.
Пойдешь со мной? — спросила она просто. Ив негромко хмыкнул в ответ и также привстал со своего места, разминая лапы перед долгой дорогой.
С огромным удовольствием, — произнес он небрежно, чем заслужил веселую и благодарную улыбку. Не сговариваясь, они оба двинулись в путь, держась совсем близко друг к другу, так, что их хвосты раскачивались в такт.
Далеко впереди свирепствовала буря.

Глубоко в ночи
Дуют холодные ветры,
И в сердцебиении
Угадывается страх…

Среди шторма
Есть место, где комфортно и спокойно,
Где тебя ждет твой путь,
Если ты только пойдешь по нему.

Голоса внутри тебя
Могут сбить твою душу с верного пути.
Не отворачивайся,
Только не отворачивайся...

Дотянись до света,
И, может, ты коснёшься небес...
Останься на вершине горы
И узри свой собственный полет…
Дотянись до света,
Поймай звезду,
Выйди из тьмы
И узнай, кто ты такой…

Через время
Сияет правда,
И только дух знает,
Что ему делать...

Где-то внутри тебя
Есть сила, у которой нет имени.
Она покажется в нужный момент
И загорится подобно пламени…

Ты можешь быть сильнее
Чем что-либо, что ты знаешь,
Держись того, что ты видишь,
Не отпускай это,
Только не отпускай…

И теперь, когда нет возврата,
Когда твоя судьба определена,
Прислушайся к громовым раскатам
И позволь твоему сердцу освободиться…

Дотянись до света,
И, может, ты коснёшься небес...
Останься на вершине горы
И узри свой собственный полет.
Дотянись до света,
Поймай звезду,
Выйди из тьмы
И узнай, кто ты такой.

Дотянись до света...

> прочь

Отредактировано Кейона (8 Июн 2014 03:56:40)

+8

3

Мнимое спокойствие наполняет наши жизни, мнимые минуты радости и умиротворения... Стоит только произойти цепочке нелепых событий, как жернова судьбы ломают кости нерушимой, казалось бы, уверенности в завтрашнем дне. Кто-то раздавит крылья мотылька, Аннушка прольет масло, следы на пути разойдутся, и вчерашний день, наполненный чутким спокойствием, кажется нестерпимо далеким, рассыпается в серебряную крошку, ветер развевает ее, как пыль. Как же легко расшатать счастье существа, которому есть, что терять...
Грей был вымотан до крайности - не физически, хотя, конечно, похудел, осунулся и как будто постарел на несколько лет. Безуспешные поиски Кейоны истрепали его, и душа волочилась за ним, словно истерзанная на ветру тряпка, знамя, стяг, еще недавно гордо реющий над всей земной суетой. Ветер трепал гриву, трава колосилась под брюхом, задевая бока, и под светом звезд была похожа на серебристое море, переливчатое и бескрайне-волшебное.
Пыльная шкура. Седеющая грива. Потухшие глаза.
Он сдался.
Он искал ее, не жалея сил, питаясь, как попало. Гнал от себя картины, встающие перед глазами, рисующие все оттенки опасностей, окружающих слепого львенка. Приставал ко всем случайным встречным, выяснял, выспрашивал... до рези в глазах вглядывался в небо, высматривая верного друга, каждый раз изо всех сил надеясь, что Даер плавно спустится на землю и объявит, что нашел ее.
Но сокол только опускал глаза.

Сколько времени прошло? Сколько дней и ночей сменили друг друга, сколько лиц промелькнули мимо него? Он перестал следить за количеством закатов и восходов, все слилось в единое пятно истлевающей надежды на хороший конец. Этот огонек тлел, тлел, пока не погас совсем... и Грей, с трудом волоча лапы, брел сквозь океан травы, чувствуя внутри звенящую пустоту.
Он решил вернуться к Мисаве. За нее у льва душа не болела - эта львица уж точно может постоять за себя, ей для этого никакой Грей не нужен. Только что он скажет ей?... Как он сможет после этого жить?...
Грей не споткнулся, нет, просто остановился на полшага, чуть сжавшись, крепко зажмурив глаза. Звезды свысока безразлично и холодно наблюдали за убийственным самобичеванием молодого льва: как я мог?... как я допустил такое?...
Зубы отчаянно сжимались, тело превратилось в один напряженный, сжатый ком нервов. Он не мог выдавить из себя ни слезы, только этот безмолвный, застрявший в гортани спазм мышц.
- Кейона, где ты?...
Трава тихонько, хрустально позванивала... неожиданный порыв ветра растрепал волосы, откинув их с лица Грея, сорвав с губ тихую, напевную мелодию, подхватил ее и пронес над колосящимися волнами.

Сколько нам с тобой теперь осталось,
Лишь малость.
И живет со мной слепая жалость,
Моя усталость...

Грей вскинул голову и пропел небесам, закрывая глаза.

Между мной и тобой остается ветер.
Между мной и тобой только слово "Где ты?"...

И боли, наполнившей эти слова, резонировала его душа.
Грей открыл глаза, делая шаг вперед, расфокусированно глядя на небо. Звезды, безмолвные светлячки, смотрели на него до боли знакомым взглядом... И он шел навстречу, рассказывая о своей грусти девочке, которую отчаялся уже найти, но отчаянно не хотел потерять...

Нет моей вины, что тобой болею...
Седею.
Ты придешь ко мне... я тебя согрею.
Жалею.

И казалось, что весь окружающий мир подхватывает этот мотив, пытаясь донести его до звезд, до образа. Все было наполнено этим смыслом, пела лебединую песню тлеющая, изметавшаяся душа:

Между мной и тобой остается ветер,
Между мной и тобой только слово "Где ты?"...
Между мной и тобой остается ветер,
Между мной и тобой только слово "Где ты?"...

Ему было одиноко и холодно. В эти слова было вложено все: изматывающая неизвестность, обжигающая боль неудач, неверие, отчаяние, одиночество... все это изливалось ровной, бесцветной мелодией, уставшей и потерявшейся.

Но съедает нас моя дорога...
Тревога.

Он чувствовал, что она слышит его, и тихонько, понимающе улыбаясь, прикасается ветром к нему. Как будто она и не теряла его, а всегда была с ним... а он не мог больше искать.

Расстоянье в жизнь... это так много.
Долго.

Порыв ветра ударил его в лицо, и сорвал с его губ отчаянный крик, кульминацию, такую, что, казалось, весь мир задрожал... весь его рушащийся мир.

Между мной и тобой остается ветер.
Между мной и тобой только слово "Где ты?"...
Где ты я скажу, может кто ответит.
Между мной и тобой остается ветер...

Ветер схлынул, как будто его обрубила чья-то властная рука, разбросав по морде темные волосы... Сердце словно пропустило удар, Грей задохнулся, остановившись и слушая свое дыхание. Сердце билось, расшибаясь о стены грудной клетки... над головой были те же безмолвные, мерцающие звезды, и никакого образа, которому он только что изливал свое горе. Мелодия, пометавшись на грани слуха, истлела. Реальность наполнилась стрекотом сверчков, шелестом травы, чуть отдаленным журчанием реки... он почти дошел до места назначения. Перейдя вброд реку, Грей оказался на землях, которые покинул уже очень давно.

Увиденное окончательно выбило его из колеи.
Термитник возвышался над ним пустой, звеняще-страшной громадой, пустой, как скелет когда-то наполненного счастьем дома. Радость, охватившая его при приближении, с каждым шагом все больше сходила на нет. Здесь никого не было.
Вообще никого.
Грей порыскал по термитнику, ловя обонянием застаревшие запахи. Вышел к подножью, сел на задницу и приготовился отчаянно соображать, что делать дальше, чтобы вновь не свалиться в бездну самозабвенного самобичевания, свалив на себя все грехи за то, что шило в заднице Кейоны вращало ее вокруг идеи сбежать, куда глаза глядят.
Обойдя термитник по периметру в поисках запахов, Грей неожиданно для себя наткнулся на старый, но еще отчетливый запах Кейоны. Практически уткнувшись носом в пыль, лев прошел несколько шагов, пытаясь выстроить у себя в голове реконструкцию событий, прошедших не так давно...
Глаза льва широко распахнулись от осознания.
- Кейона жива... - сорвалось с его губ, казалось, он забыл, как дышать. - Она была здесь.
Эта мысль была хуже роя разъяренных ос, Грей вскочил, как в жопу ужаленный. И ровно в этот момент над головой раздался соколиный клич; над термитником кружил Даер, который, завидев фигуру друга, по спирали спланировал на камень перед ним.
- Я видел ее. - без приветствий строго произнес птиц.
- Где она?!... - зрачки Грея расширились, когти непроизвольно впились в землю. Он был готов прямо сейчас сорваться с места, лишь бы сокол назвал место, где она есть... живая.
Даер по неясной для льва причине не спешил, оттягивая момент.
- Я видел ее у реки...
В голову Грею начали закрадываться крохи сомнения, радость от известия стремительно улетучивалась.
- Ее вытаскивали из воды... я видел тело Кейоны, лежащее на спине у гепарда.
"Тело" - пронеслось в мыслях, рассеявшись эхом сковывающего страха. По позвоночнику прокатился холод, Грей не сразу проглотил ком, образовавшийся в горле, и все-таки выдавил:
- Тело... она живая?...
Меньше всего на свете Даеру хотелось нести такие вести.
- Она барахталась в реке. Когда ее вытащили из воды, ее тело уже не двигалось.
Грей пошатнулся. Молча отошел на пару шагов.
- Она утонула, Грей.
Коснулся земли сначала брюхом, затем грудью, и в конце - щекой. Отчаяние, прежде лизавшее пятки, захлестнуло его с головой.
А ему не хотелось всплывать.

- Отведи меня в то место. - ожил он, когда над саванной забрезжил рассвет. Каламбур останется каламбуром, но Грей как будто посерел, бесцветным взглядом глянув на Даера. Сокол понял его без слов, но лев все равно зачем-то пояснил:
- Нужно забрать ее...

>>> Гнилая река.

Отредактировано Грей (28 Июл 2015 23:56:29)

+5

4

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue


Внезапно пол и стены пещеры начинают дрожать. Спустя минуту-полторы откуда-то снаружи доносится жуткий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно его интенсивность начинает понемногу стихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему доносятся снаружи, усиливаясь многоголосым эхом. Пыль потихоньку оседает, а камни перестают падать.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Термитник » Подножье Термитника