Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Восточное подножье


Восточное подножье

Сообщений 1 страница 30 из 86

1

http://sf.uploads.ru/8kvZx.png

Высокая горная гряда полукругом окольцовывает Долину горячих сердец. Восточные склоны кажутся более дружелюбными, чем западные, так как лес здесь гуще и зеленее. Пологий подъем является местом обитания множества мелких животных и птиц, встречаются здесь и более крупные звери, в том числе и травоядные.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Костерост, Адиантум, Сердецей, Чистотел (требуется бросок кубика).

+1

2

Начало игры.

Столько мест было на твоей памяти, где ты чувствовал себя своим. Где был твой... "дом". Но они таяли. Таяли в собственных же лапах, разражались болью и кровью на собственных же клыках, теряя своё первоначальное понятие - тёплого и родного убежища, мгновенно обращаясь в сдавливающие тугие стены. И приходилось уходить, бежать, прятаться от этих мест и своих мыслей.
Идёшь и видишь, как сменяются чьи-то судьбы. Вокруг множество запахов, что хранят в себе миллиарды тайн их носителей. Но нет таких, что сейчас зацепили бы твоё внимание так сильно, чтобы вся тоска ушла бы на второй план. А посему ты просто идёшь в никуда, следуешь неизвестному пути, прокладывая его каждым новым шагом. Без цели, без средств, без предположений.
Широкие поля, разливающиеся ровной гладью среди лесов, постепенно искажались, то вздымаясь к небу, то прижимаясь ниже к земле. А это значило, что началась эра холмов и гор. Ледяные глаза сверкнули, когда солнце в очередной раз выглянуло из-за размытых пасмурных тучек, а ровный, давящий на уши, штиль начал кидать в тебя редкие тонкие потоки ветра.
Запахи витают кругом, дурманя твоё сознание своими тонами и полутонами. Пахнет снегом, а вот и запах чахнущей травы, а там, смотри вперёд! - чувствуешь? Где-то в этих краях шастает медведь; брось обоняние себе под лапы - до их границы десяток шагов, если ты уже не на ней.

0

3

------ Водопад Хару

Кажется, кто-то переборщил с попытками запастись водой в организме. Кову уже успел пожалеть о том, что сделал последние глотков пять или сколько им там было? Его уже давно подмывало закинуть ногу на ближайший куст и немного расслабиться с по-идиотски довольной мордой, но не при Шантэ же! Хотя, казалось бы, они проделали вместе такой опасный и долгий путь, что уже могли бы как-то и не стесняться друг друга, ибо природа зовёт, а сопротивляться ей ну очень уж трудно.
Он терпел до какого-то ему надуманного удобного момента, а тот уж затянулся до очередного трудного пути, требующего от них недюжинных сил и упрямства вагон. Одиночка уже собирался возмутиться и сказать, что Айвор совершенно точно издевается над ними, когда предложил тем подняться наверх по выпирающим из земли каменным ступеням, но после пары бесполезных попыток добраться до края, окончательно стало известно, что это невозможно. Львам пришлось отступить от непреступной стены и продолжить свой путь уже вдоль неё. Впереди их ждал пологий склон, по которому взобраться было куда безопаснее и проще – так даже лучше, несмотря на то, что этим троим пришлось сделать приличный такой круг.
Скрипя зубами, молодой лев шёл первым, выбирая наиболее устойчивую породу. Ему часто приходилось оборачиваться и прислушиваться, чтобы проверить, а не идёт ли он на север один и жива ли ещё его подруга или уже давно передумала сопровождать его до семьи. Мышцы болели и ныли; тело было измотанным. Он и пожалеть успел о съеденной газели, виня её в том, что попа после неё больно тяжёлая стала. Признавать, что кому-то не помешало бы прокачать свою выносливость и силы, конечно же, не хотелось. И вот когда уже его терпение лопнуло, а Шантэ оказалась довольно далеко от него, Кову решительно направился к непреступной стене, пристроившись у её бока.
- Не могу больше.
Он чувствовал себя переполненным аквариумом, который вот-вот треснет, если тут же не слить лишнюю воду. В предвкушении грядущей разрядки, стоя с задранной лапой, уютненько так примостившись на всеми ветрами обдуваемой местности, Кову собрался окончательно расслабиться, как…
- Кову!
- Ну… *бана! – в этот самым момент Кову проклял, кажется, всех родственников, включая и своих и своей подруги. – Я сейчас! – крикнул её в ответ, собираясь сосредоточиться на ну очень важном для него процессе.
- у меня тут проблема!
- А у меня типо нет!
Одиночка рыкнул от досады, с психом поставил лапу обратно. Уже и посЦать спокойно не дадут. И поплёлся к тому месту, где оставил подругу вместе с тетеревятником. Те заметно вырвались вперёд, обогнув его любимого. Осмотревшись, он заметил наипрекраснейшую картину: его возлюбленная успела найти себе приключения на пятую точку.
- П***… - с чувством, с расстановкой, с охреневающей от увиденного мордой. Где-то в голове что-то щёлкнуло, прозаично намекая, что как бэ… надо что-то сделать, а потом прилетел будто невидимый пендаль от Фаера под зад.
Кову быстро оказался возле молодой львицы и «отрезал» её от изуродованного тела, ошмётками разбросанного по земле.
- Не смотри, - он закрывал вид собой, понимая, что для психики львицы, которая навряд ли за свою жизнь видела даже самую настоящую драку, не говоря уже о жестоких убийствах и смерти, такая картина рискует запомниться надолго. Вблизи изуродованного тела Траину и самому было не по себе. Он достаточно видел львов, погибших под копытами буйволов, видел львов, которых поглотила пустыня, даже тех, что безжалостно были разорваны крокодилами, но это… От этого холодок пробежал по загривку – ему стало не по себе. Спасибо, что не напрудил прямо здесь и сразу. – Пойдём отсюда, - он мягко, но настойчиво подтолкнул молодую львицу в бок. Кто бы ни убил этого льва, его здесь уже давно не было, но это не повод задерживаться на месте и рассматривать тело убиенного, как музейный экспонат, тем более что Кову хотелось этого меньше всего.
Они отошли от кровавого месива достаточно далеко, чтобы не видеть его, но перед глазами всё ещё стояла картина, обрушиваясь на сознание то одной деталью, то другой. Кову не заметил, как тяжело сел на задницу рядом со своей самкой, и как она прильнула к его груди, будто в поисках защиты. Но что он мог ей дать? Как защитить от того, чего он и сам не знал? Одиночка задавался вопросами, но не имел на них ответов. Айвор молчал – уж ему-то было что сказать, но, видимо, не хотел пугать молодых львов ещё больше, а потому ждал, когда они придут в себя, если сейчас же не повернут назад.
Он с облегчением выдохнул, когда осознал, что всё ужасное осталось позади, а львица льнёт к его груди, пытаясь избавиться от пережитого ужаса. Но вот проблемка.. Это всё до ужаса и мимими мило, но он как бы не закончил с ещё одним важным делом.
- Я.. сейчас.. – бросил он, выныривая из тёплых объятий и тут же, не выбирая уже места удачнее, чтобы на глаза любимой не попадаться, позволил инстинктам взять верх. Если кому-то из них двоих и было неловко, то только львице, а он.. с высунутым от удовольствия языком, кажется, готов был стонать от облегчения, не задумываясь о том, как там это со стороны смотрится. Спасибо, что не сделал этого раньше, в тот самый момент…

Добравшись до пологого склона, они свободно поднялись наверх, минуя крутой спуск, но мысли занимали слова Айвора, сказанные им в термитнике, и то, что Кову увидел своими собственными глазами. Как бороться с таким чудовищем? Что ставить в противовес его силе? Одиночка всё думал над этим, пока они шли за своим проводником, пока не поймал себя на мысли, что его расположение духа – лишний повод для Шантэ забеспокоиться. Он не хотел пугать её ещё больше, а потому, глубоко вдохнул, решил отбросить эти мысли и отвлечься на что-то более важное в этот момент. Когда настанет время, он обязательно что-то придумает, а сейчас… сейчас есть что-то важнее.
Бросив взгляд через плечо на молодую львицу, Траин с теплом улыбнулся. Она проделала этот путь вместе с ним от начала и до конца, не побоялась, не повернула назад. Принцесса, которая привыкла к другой жизни.
- Север, - оповестил их Айвор, опустившись на валун.
Они пришли.
- Север.. – тихо прошептал одиночка, вторя тетеревятнику. – Мы это сделали.

И всё-таки… Он точно переборщил с водой. Ну или инстинкты заиграли пометить всё и везде на своём пути, словно это каким-то образом создавало защитный круг от неизведанного. Смешно, но так уж исторически сложилось, что Кову метил чуть ли не каждый куст, начиная с середины пологого склона и дальше по пути к восточному подножию, где и завершился их путь. Конечно, здесь могли быть и другие львы, которые бы не обрадовались появлению молодого самца и нескольким голодным ртам, но одиночка прекрасно помнил, что где-то здесь проживает и его семья. Найти бы их только.
- Айвор! Где моя мать?
- Всему своё время, - спокойно ответил тетеревятник. – Разве вы хотите предстать перед ними в таком виде?
Действительно. Уставшие, не отдохнувшие толком. Им не помешало бы набраться сил, чтобы не казаться такими убитыми, но терпение подводило.
- Я приведу их сюда, а вы ждите здесь, - ястреб вспорхнул и улетел дальше на север, не дожидаясь ответа одиночки.

+1

4

Начало игры

Мапх, довольно усталая, прячась среди серых камней, а прятаться здесь было сложно, пыталась выследить недавно увиденную мышь или другого мелкого грызуна - издалека львица не успела разобраться, кто же это. Львица огляделась - нигде не было предполагаемой добычи, и куда подевалась эта зверюшка было не ясно. Было ясно, что предстоит остаться без еды, голодной и уставшей. Львица тяжело вздохнула и, пригнувшись, пошла дальше. Мелкие серые камушки иногда больно «резали» по лапам, Мапх морщилась, но упрямо шла вперёд - зачем? Да просто так, надеясь, что набредёт хоть на какую-нибудь добычу. Однако вокруг не было ничего, кроме камней - серое море камней, серые океаны камней - а вот добычи не было. Мапх слова вздохнула и осмотрелась - целые прекрасного серого цвета моря камней! Львица пригнулась, попутно рассматривая кучи камушков на земле. Вот какие-то мелкие, почти неразличимые следы. Львица сразу же пошла по ним в надежде обнаружить хоть какую-нибудь живность. Мапхелан шла долго и упорно, уткнувшись чуть ли не носом в следы в попытках найти себе пропитание, ибо заботиться о ней было уже некому. Сзади внезапно раздался шорох, львица, не ожидавшая этого слегка дёрнулась и повернула голову назад. Никаких признаков живого - вероятнее всего это просто ветер. Мапх снова уткнулась в следы и пошла дальше, стараясь не обращать внимание на шорохи. Львица упорно шла вперёд и наконец достигла своей цели. Это был зверёныш, напоминающий скальную крысу - однако она это или нет, Мапх совершенно не волновало. Львица прижалась к земле, стараясь двигаться как можно аккуратнее и в оба глаза глядеть на крысу, явно что-то заподозрившую. Резкий толчок пружинистыми ногами послал Мапхелан прямо на крысу, но мелкое животное успело заметить нависшую опасность и убежать куда-то за камни. Мапх приземлилась и осмотрелась - убежать крыса далеко не могла, только вот погоня - не самый лучший вариант для уставшей львицы. Однако голод победил над усталостью и Мапх, хоть и не быстро, побежала. Где-то спереди маячила крыса, которая то и дело резко поворачивала. Львицу это уже начало злить, однако догнать маленького грызуна у Мапхелан не получалось. Хищнице стало это уже надоедать и она решила бросить эту затею - ничего путного не выйдет, она слишком устала. Крыса убежала вперёд и тут же скрылась. Мапхелан же, тяжело дыша и высунув язык свалилась на землю. Добыча ускользнула, а догонять её уже не хотелось - слишком много сил приходится тратить на такое мелкое существо, как крыса. Посреди серых и довольно скучных камней лежала довольно выделяющаяся светло-песочная тушка львицы. Львица уже хотела уйти с этих мест, как внезапно она услышала хруст. Львица дёрнулась от неожиданности и аккуратно пошла в ту сторону, откуда, как показалось, донёсся звук. Очень тихо, аккуратно переступая лапами и старясь не наступить на что-нибудь, Мапх вглядывалась вперёд. Крыса! Видимо, решив, что Мапхелан ушла или же просто отстала, крыса просто устроилась на камешке. Вокруг лежало несколько веток, видимо, именно на них крыса и наступила. Мапх приготовилась снова прыгнуть на крысу и наконец, поймать её. Толчок, прыжок - но маленький грызун снова заметил львицу и тут же убежал прочь, на этот раз ещё быстрее. Тем временем львица поняла, что прыгать на камень не самая лучшая идея, особенно когда прыгун из тебя... не очень. Подув на лапу, которая задела камень, Мапх посмотрела в ту сторону, куда убежала крыса.
- Да будь ты проклята, чёртова зверюга, - шепнула себе Мапх, понимая, что крыса всё равно её не услышит и не вернётся, да и проклята не будет. Просто эмоции, ничего не значащие. Львица снова вздохнула и улеглась посреди серых камней. Львица взглянула на окружающую её камни - озёра, моря, океаны серых, скучных и обычных камней - увы, она есть камни не может. Взглянув вверх, львица тут же отвела взгляд и стала разглядывать свои лапы - ничего более интересного в этом каменистом месте львица не видела. Слегка подёргивая лапами и оглядываясь, да иногда вздыхая, Мапхелан улеглась по удобнее в надежде, что хоть отдохнет. Хотя есть хотелось куда больше, но Мапх уже поняла, что крысы стали заметно быстрее, чем раньше. Внезапно в голову пришла мысль: а куда она, собственно, забрела, это ведь уже не территория прайда Скара? И кого ещё она может встретить тут, кроме крохотных и безобидных грызунов?..

0

5

Водопад Хару--------»>

"Убью этого тетеревятника, а его кости отдам его же сородичам на съедение", - скрипела зубами самка, когда взбиралась по крутым склонам неприступной стены. Откуда же было знать бедному крылатому созданию, что львы, не умеющие летать, не способны даже высоко и прыгнуть?
Всю дорогу Кову шел молча, а на морде его было такое выражение, будто ему только что придавили детородный орган. Серая намеревалась спросить, по какому поводу лев ходит такой нагруженный, но как-то не решалась. Возможно, самец просто устал, как устала и она сама, так что ему нужен будет отдых, после которого сразу поднимется настроение.
Львица из-за этого больше не стала беспокоиться, решив насладиться красотами здешних земель. Крутые склоны снизу были легкодоступными для того, чтобы подняться выше, но с высотою их выступы становились все круче и резче. В какой-то момент львы порешали, что взбираться по таким ступеньками крайне опасно, а то и вовсе невозможно, поэтому будет лучше, если они повернут обратно и сделают круг. Конечно, время на это уходило гораздо больше, чем планировалось, но не все всегда идет по плану, как мы хотим.
Пологий склон был куда удобнее для того, чтобы по нему подниматься наверх. Он был гораздо ровнее, чем ступени, кроме того, принцессе показалось, что почти на самом горизонте пасутся травоядные. Шантэ про себя подметила, что здесь место не такое уж и плохое, так что, пожалуй, мать Кову должна была находиться в полной безопасности и не помирать от голоду. Львица уже настолько расслабилась, что ускорила шаг, забегая вперед, пока ее спутник где-то копошился, явно намереваясь спрятаться в близ лежащих кустах. Впрочем, Шантэ этого не заметила.
Юная львица даже приободрилась, пока в нос ей не ударил противный запах. Она знала, что так пахнут мертвые тела, которые уже давно никто не трогал, но вот откуда? Любопытство Шантэ взяло вверх, а потому самка направилась на этот душок. Шаг за шагом она видела, как все четче вырисовывается труп, а когда остановилась, то не могла отвезти глаз из-за шока.
Она видела травоядных, которые были разорваны по кускам, кости которых уже находились в полуголом состоянии. Пару раз она видела и мертвых львов, но те погибали спокойной смертью, их хоронили целыми и невредимыми. Но себе подобных, изуродованных и частично обглоданных, она еще никогда не видела. Прямо перед ней лежал труп льва, на который лучше было не смотреть.
Львица рыкнула, конечно, первым делом позвав того, рядом с кем она чувствовала себя безопаснее, в ком искала защиту.
- Кову! - Она замолчала на некоторое время, вдруг пятясь назад. Она больше ничего не могла сделать: не отвернуться, не убежать, не заплакать. Будто какой-то ком в горле застрял, причем выудить его из горла было невозможно, потому что он прошел дальше, в сердце, да там так и остался, заставляя его биться еще сильнее.
Лев не шел, а потому испуг и шок медленно перетекали в истерику. Львица крикнула громче, чтобы Кову ее точно услышал.
- У меня тут проблема!
Она даже не слышала, как он подошел и смачно выругался, как начал тут же уводить оттуда, ласкового приговаривая что-то. Львица тряслась, сердце бешено билось, а сама она, только закрыв на секунду глаза, уже четко видела картину, что наяву маячила перед глазами пару минут назад. Фантазия, не спрашивая разрешения, дополняла картинку тем, как же мог погибнуть этот лев.
Когда молодая парочка достаточно далеко ушла с места убийства, львица неожиданно опустилась на землю, прильнув ко льву. Ей потребуется довольно много времени, чтобы ее "детская психика" хоть немного восстановилась, а для этого ей необходима была поддержка ее друга. "Весь мир не такой, каким я его себе представляла", - с горечью думала она, зарываясь носом в гриву самца и пытаясь отогнать от себя мерзкие воспоминания того, что она совсем недавно видела.
Но, похоже, лев не разделял с ней ее грусти и страха. А его поведение и удовлетворенное лицо заставили даже на какой-то момент отвлечься, издав смешок от забавного вида самца.

Пологий склон львы миновали быстро. Шантэ, в отличии от возлюбленного, старалась не думать о том, что она видела. Однако, одну сплошную установку она уже сделать себе успела: здесь опасно, здесь есть тот, кого действительно необходимо бояться. Такого же встревоженного настроения был и Кову - она это чувствовала. И  только подумав об этом, поймала на себе его взгляд и тепло улыбнулась, стараясь делать непринужденный и веселый вид, чтобы лишний раз не волновать его.
- Север, - оповестил их Айвор тем временем.
"А родители бы мною гордились", - первым делом подумала самка, остановившись на какой-то миг. Не таким она представляла себе север, ой не таким. Но здесь было совсем другое место, к которому она не привыкла, которое резко отличалось от ее логова по флоре и фауне, по погоде и внешнего виду. И ей, как ни странно, уже нравилось здесь, если бы не одна мысль, которая обухом стукала ее по голове, оповещая о том, что здесь все не так идеально и замечательно, как казалось.
"Но я бы осталась...".
Оставшуюся часть пути Шантэ наблюдала за тем, как ее возлюбленный поднимает лапу почти на каждый второй куст. О, да, правильно, пусть враги и недруги знают, что здесь околачиваются два льва, которые только-только сюда пришли и толком даже не успели перевезти дух после длительного перехода. Кову наследил уже довольно хорошую дорожку; ровные земли сменились холмистым и горным рельефом, а впереди на них смотрели высокие раскидистые деревья. Надо сказать, они тоже отличались от тех, что она каждый день видела в прайде своего отца.
- Айвор! Где моя мать? - Вполне вовремя задал вопрос Кову, когда спутники остановились на какое-то время. Птица ответила, что стоит еще немного подождать, а затем... вовсе покинула их.
- Это так и надо, да? - С нескрываемым изумлением спросила львица, взглянув на Кову. Тетеревятник оставил их одних в таком месте, которое они совершенно не знают. Мало того, они даже не знают, кто тут живет и кого здесь можно встретить. И это, как бы, нормально?
Впрочем, Шантэ не паниковала и не ворчала более. Она медленно улеглась возле одного из деревьев, положив морду себе на лапы. Ей не хотелось пить или есть, ей хотелось всего лишь дать ноющим конечностям отдохнуть. Львица шлепнула хвостом на землю, приглашая Кову лечь с ней. Она бы, наверно, не отказалась даже подремать, но дремать было нельзя, пока они здесь вдвоем.
- Мне нравится здесь, - тем не менее, поделилась она своими мыслями, когда лев лег рядом, - я бы даже осталась тут жить, после того, как мы бы нашли твою мать. Но из головы все не выходит этот мертвый лев...
Самка замолчала, а морда ее нахмурилась. Ей бы не хотелось погибнуть такой же страшной смертью, каким она видела то существо, которое львом уже нельзя было никак назвать.

+1

6

Начало
Солнце только начинало подниматься, а Альре уже бодрствовал. Этой ночью его одолела сильная бессонница, это не считая того, что сон его был всегда слишком чуток. В особенности теперь, когда неожиданно может напасть медведь, разъярённый вторгнувшимися на его владения кошками. Ал проявлял сочувствие к незнающим истинную опасность здешних земель.
Не желая чем-либо заниматься, лев решил получше изучить север - будущие владения прайда, в котором ему предстоит жить, хотя всерьёз голубоглазый не задумывался, останется ли здесь надолго. Его больше интересовала хорошая драка с достойным противником, что ждала соратников впереди, о деталях он как обычно не задумывался.
Лапы сами вели самца куда им вздумается, он лишь мотал головой из стороны в сторону, желая лучше осмотреться и запомнить местность, дабы в последствии не заблудиться. Кругом была весьма однообразная местность - горы и скалы, сейчас, как понял лев, он находился у подножья очередной горы. Где-то вдали его взор уловил зелень, но пока всюду были лишь камни. Почти огненная грива, развивающаяся на поднявшемся ветру, резко контрастировала со всем окрестностями. Казалось бы, что он, "отмеченный солнцем" здесь забыл? Порой ему и самому было интересно, откуда взялся тот бунтарский дух, что заставил льва уйти прочь из родного прайда.
Сонливости так и не прибавилось, зато постепенно желудок давал о себе знать пока ещё тихим, но уже ощутимым урчанием. Добычи видно не было, да и в одиночку здесь он охотиться бы не решил, а друзей как таковых не было. Ал ступал по жесткой поверхности земли, но почерствевшим со временем подушечкам лап было всё равно. Мелкие раны, порезы - обо всём этом Альре давно не задумывался. От сильного ветра, гонявшего пыль, приходилось щурить глаза, порой он чихал; жалел лишь о том, что его любимая шкура станет слишком грязной, что потом не очистишься.
Неожиданно небесные глаза заметили какой-то объект, отличающийся от этих серых камней. Было принято решение красться, если это вдруг окажется самец - можно будет выиграть время для более удачной атаки. Впрочем, спрятаться здесь - непосильная задача для Альре.
Более дружелюбная улыбка расплылась по морде, когда он увидел, что перед ним довольно юная львица, на вид уставшая и потрёпанная, почти такого же песочного окраса.
- Думаю, здесь слишком опасно, чтобы просто так лежать, - как можно добродушней сказал рыжий. Голову также внезапно посетила мысль послужить на благо Варгу и привлечь на его сторону новых союзников, к тому же этому подростку ещё нужен был покровитель. Попутчики у этой львицы вряд ли были.
- Моё имя Альре и я предлагаю тебе присоединиться к прайду истинного наследника этих земель, Варга. Я лично буду готов защищать тебя, как и всех своих товарищей, так же у тебя будет кров и еда. Взамен ты будешь служить на благо прайду, м? Ага, но прежде поможешь убить медведя...

Отредактировано Альре (24 Янв 2016 19:58:50)

+1

7

- Это так и надо, да?
Если бы физиология льва, позволяла бы ему сесть на задницу, упереть лапу в бок и почесать затылок с озадаченным «нда-а», Кову бы непременно это сделал в ответ на слова возлюбленный и полёт тетеревятника в неизведанном направлении. Но пришлось ограничиться скептическим взглядом в спину крылатого и тихим:
- Наверное…
Он ещё несколько минут смотрел в след ястребу, пока тот окончательно не скрылся из виду, а потом перевёл взгляд на самку. Вот и всё. Они пришли. Осталось только дождаться, когда сюда же подойдёт его семья и они снова смогут воссоединиться спустя столько времени. Кову не думал о том, как пройдёт эта встреча, как мать отнесётся к тому, что он вернулся не один и что долго не возвращался к ним. Голову занимали тревожные мысли. В последнее время у него появилось слишком много поводов для волнения. Казалось бы… всего лишь влюбился в самку, а как сразу много проблем появилось.
Усмехнувшись своим мыслям, одиночка подошёл к львице, принимая её предложение, и прилёг рядом. Торопиться им всё равно больше некуда, а пока Айвор не вернулся, можно устроиться в тени и отдохнуть от долгого перехода. В конце концов, они его заслужили.
- Мне нравится здесь.
Он улыбнулся на слова возлюбленной.
- Я рад, - тихо шепнул, коснувшись головой её щеки. Кову боялся, что последние события не пройдут бесследно, а конечная точка прибытия окажется чем-то неоправданным и столь ужасным и непригодным для жизни, что Шантэ пожалеет о том дне, когда согласилась отправиться с ним в большее путешествие, но, кажется, всё сложилось лучше, чем он ожидал. Если бы не одно значительное кровавое «но»..
- ... из головы все не выходит этот мертвый лев...
Это его вина, что в момент, когда Шантэ столкнулась с чем-то ужасным и неизвестным, его не было рядом с ней. Тетеревятник рассказывал ему, хоть и вскользь, что в этих землях проживает чудовище, которое не щадит никого. Нет ничего удивительного в том, что они натолкнулись на изуродованное тело льва. Им повезло, что это не они оказались на месте убитого, а на путь им не повстречался Смауг. Уже за это стоит быть благодарным Айхею. Или какой там бог у северян?
- Я не дам тебя в обиду, - тихо шепнул и мягко положил подбородок на макушку львицы, создавая своего рода объятия. Он хотел бы её успокоить и заверить в том, что жизнь их будет спокойной и радостной, но не мог. Всё, что в его власти, это сражаться за неё и защищать, пока у него есть силы, пока он жив, и не отступаться от своей цели. – Надеюсь, что боги будут благосклонны к нам и позволят прожить долгую и счастливую жизнь, - мягко улыбнулся одиночка и лизнул подругу в щеку. – Не думай об этом. Не в нашей власти что-то изменить.

Знакомый хлопот крыльев прервал их отдых. Айвор приземлился рядом с ними – всё такой же аккуратный и вежливый, хотя за время их общего путешествия мог бы и порядком обнаглеть и хоть раз использовать льва, как подставку. Кову принюхался и осмотрелся, он не заметил нигде знакомых львов, но помнил, что именно за ними улетал тетеревятник.
- Что-то случилось..? – напрашивался вполне логичный вопрос.
Айвор сдержанно кивнул.
- Как вы уже могли заметить, эти земли неспокойны. Оставаться здесь и ждать не безопасно, - мягко начал ястреб. – В дебрях, - он указал крылом направление, и Кову проследил за ним взглядом. – Во владениях леопардов. Есть шанс, что мы сможем пройти на границу.
- То есть… ты не уверен, что это нам что-то даст?
- Я не могу предугадать решение короля леопардов, но мы можем попросить аудиенции у Мефистофелиса – все решения принимаются исключительно им. Если он согласится нам помочь, то мы сможем беспрепятственно добраться до ваших родных.
Кову задумчиво нахмурился. Вот не сказать, что дипломат из него был годный. Он, конечно, имел опыт общения с королями прайдов, в частности с Фаером, но тогда на конце стояла исключительно его жизнь, и от его ошибки пострадал бы только он. Сейчас же… на кону стояло слишком многое, но.. В воспоминаниях всплыли картины изуродованного львиного тела и последние слова Шантэ. Одиночка нахмурился и поднялся.
- Веди.

------- Непролазные джунгли

+1

8

У Шантэ было двоякое отношение к таким вещам, как к страху. С одной стороны, она никогда и ничего не боялась, потому что мама и папа вполне себе могут заступиться за нее. Она даже не брала в счет такие вещи, как то, что рано или поздно их может не стать. С другой стороны, она боялась, но этот страх не основывался на ее убийстве или на том, что ее когда-нибудь повергнут враги. Это был страх, основанный в основном на отношениях, например, она боялась разлуки родителей или остаться одной.
Теперь она испытывала настоящий страх перед неизведанным, перед тем тем, кто нес на себе печать смерти. Этот некто был далеко не добродушное животное, которое пощадит ее и отпустит. Этот некто был грозным зверем, который не посмотрит, что она - дочь Фаера. А ведь конунга рядом не будет, как и его жены. Шантэ все еще не могла смириться с этим, но пыталась помнить о том, что пора полагаться исключительно на себя и на Кову.
Теперь она чувствовала его тепло рядом, его объятия. Самка улыбнулась, прикрыв глаза от близости молодого льва. Слова его донеслись до ее ушей и она шумно вздохнула, слабо кивнув головой.
Конечно, спорный вопрос был о том, могли бы они изменить что-то. Конечно, могли бы - например, уйти отсюда. Но Шантэ любила своего друга, она желала, чтобы он был счастлив, а потому не хотела отступать прежде чем они не найдут его семью. Уставив глаза в небо, она решила промолчать, а дальше и вовсе пригрелась, задремала от его тепла - пожалуй, самое полезное, что она могла бы сейчас сделать для себя.

Львица открыла глаза из-за того, что Кову пошевелился. Кажется, ястреб все-таки вернулся обратно. Серая поднялась со своего места и огляделась. И где же обещанные родственники Кову? Она недоверчиво-вопросительно окинула взглядом птицу, но лев ее опередил, задав вслух вполне себе напрашивающийся вопрос.
Львица слушала и продолжала хмуриться. Весть о том, что им придется идти на земли леопардов ее не обрадовали. Во-первых, она никогда в своей жизни не разговаривала ни с одним леопардом. Во-вторых, ей всегда казалось, что хищники эти горды и непоколебимы, а потому договориться с ними будет проблематично. Может быть, эти ее общие впечатления было обманчивыми. Однако, пока что на их долгом и изнурительном пути Айвор их не разу не подверг прямой опасности, а значит, что и в этот раз он делает все для того, чтобы им было проще выжить на чуждых им землях. Предложение ястреба принял и Кову; Шантэ промолчала и в этот раз, потому что доверяла мнению возлюбленного больше, чем своему. По-крайней мере, в таких условиях, где она еще не успела освоиться.
-------→>>Непролазные джунгли

+1

9

Мапхелан просто валялась на этих серых камнях, не думая уходить или вновь искать себе какую-нибудь еду. Большая кошка валялась на сером камне, не смотря на его холод и колючесть.
- Думаю, здесь слишком опасно, чтобы просто так лежать, - внезапный голос над головой заставил львицу дёрнутся и поднять голову вверх. Она надеялась увидеть там какую-нибудь птицу, но нет, судьба послала льва. Крупного такого льва. Мапх тут же встала, но ещё раз глянув на льва, уже перестала его опасаться. Он просто лучился добротой, его шерсть была светло-песочного цвета, а рыжая грива, наподобие солнца за головой, делала льва только ещё добрее с виду. Да и по его голосу не было видно, что он разозлён. Правда, Мапх не ожидала увидеть здесь льва - судя по рассказам, здесь никто, кроме птиц и грызунов, не живёт. Похоже, рассказы очень жестоко ошибались.
- Моё имя Альре и я предлагаю тебе присоединиться к прайду истинного наследника этих земель, Варга. Я лично буду готов защищать тебя, как и всех своих товарищей, так же у тебя будет кров и еда. Взамен ты будешь служить на благо прайду, м? - произнёс лев. Мапх ещё больше удивилась: ни о каком прайде она не слышала. Значит, он пока мал, раз о нём никому неизвестно. Что же, заманчиво, очень заманчиво. Почему бы не уйти из прайда Скара, ведь пропажу какой-то там одной львицы даже не заметят... а этому прайду явно нужные новые рабочие лапки.
- Я Мапхелан, - Мапх ещё чуть-чуть поколебалась, но раз судьба даёт шанс, почему бы не вцепиться в него? - И я принимаю это предложение.
Мапхелан ожидала реакции льва. Интересно, куда он её поведёт и как отреагирует? Мапх очень интересовал этот Варг, да и сам этот прайд. Больше всего Мапхелан интересовало то, как относится Варг к своим подопечным. Потому что переходить от Скара к такому же льву было бы глупо. Но Мапх уже схватилась за этот шанс, повернуть назад нельзя, так что... придётся терпеть, если что-то окажется не таким, как самка ожидала. Впрочем, улыбчивый вид Альре почему-то говорил Мапхелан, что этот прайд лучше, чем прайд Скара. Хотелось бы в это верить и действительно служить на благо прайду, а взамен - иметь кров и еду. Очень хотелось бы в это верить, а ещё больше хотелось, что бы это была правда...

+2

10

Ожидая ответа, Альре успел устроиться поудобнее, плюхнувшись на свою пятую точку. Впрочем сплошные камни ну никак нельзя назвать приятным местом для посадки. Бросив мимолётный взгляд, лев ещё раз оглядел молодую львицу. Самка была довольно-таки худая, можно сказать даже тощая, судьба не пожалела её отправив либо в неблагополучный прайд, либо оставив одиночкой. Запах, исходивший от песочной, был знаком льву, но уже давно им позабыт, словно его никогда и не было.
- Я Мапхелан, - представилась она, но на предложение рыжего ответила не сразу. Смотря ей прямо в глаза, Ал заметил в них тень сомнения, но всё же заветные слова были произнесены, - И я принимаю это предложение.
Непринуждённая улыбка не исчезала с морды Альре, столь быстрое соглашение было для него немного неожиданно - видно ей и впрямь плохо жилось раньше. Да и что делать дальше он осознавал смутно, ведь он понятия не имел, где сейчас могут находиться Варг и остальные, к тому же подвергать опасности подростка вовсе не хотелось. Но и выкручиваться как-то придётся, пока он решил сохранять видимое спокойствие и попытаться сымпровизировать.
- Ты не пожалеешь, - пообещал голубоглазый, а клятвами он не разбрасывается. Тем временем его ясную головушку одна за другой посещали неожиданные идеи... - Может быть ты голодна? Мы можем поохотиться, а потом я покажу тебе окрестности.
Поймать какую-либо дичь было бы действительно неплохо, солнце уже должно быть высоко, хотя из-за облаков вообще ни черта не видно, а в пасти ещё ни кусочка мяса не бывало, того глядишь желудок начнёт о себе напоминать. Оставалось лишь выбрать место для охоты и виднеющаяся вдали зелень казалась подходящим местом для обитания там каких-либо травоядных.
Погода однако, совсем не радовала, всё тот же сильный ветер колыхал гриву и намеревался пронизывать всех зверей до костей. К суровому северному климату привыкнуть не так уж и легко, но Ала спасала относительно густая и длинная шерсть, чего же нельзя сказать о  его новом сопрайдовце.
Поднявшись на лапы, он кивком головы пригласил отправиться с ним в сторону предполагаемого места охоты. Сам он зашагал уверено и достаточно быстро, но не настолько, чтобы Мапхелан отставала от него. Голубоглазый замечал, как сменялась местность с унылой земли и сплошных камней, на более живую, покрытую травой, иногда встречались и деревья. Это не могло не радовать его.
- А ты откуда будешь? - невзначай спросил лев первое, что пришло в голову, лишь бы прогнать угнетающую тишину.
Самец пытался принюхаться или присмотреться, но порывы ветра уносили прочь все запахи, а поднявшаяся пыль мешала обзору, на что рыжий недовольно фыркнул. Так просто сдаваться и отказываться от возможной пищи он не собирался, да и во всём есть свои плюсы, будущая добыча так же может не заметить хищников.
- Чуешь кого-нибудь? - очередной вопрос, но теперь уже более значимый, был задан, когда хищники находились уже на пологом склоне. Нос самца уловил еле слышимый запах, но тот чуть ли не сразу же пропал. Ох уж этот ветер...

+2

11

- Ты не пожалеешь, - пообещал лев в ответ на слова. Что ж, все свои обещания и рассказы лев начал выполнять; Мапх не знала, что там первое было в его списке - сводить Мапх к Варгу, показать кров или найти еду, но начал лев с последнего - с еды. Мапхелан, вспомнив свои неудачные попытки поймать какого-то грызуна, поспешила согласиться:
- Да, было бы неплохо что-нибудь найти... - Мапхелан наделялась показать свои охотничьи навыки, по крайней мере, не те, с которыми она гонялась за той крысой; другие. Получше и половчее, что ли. А ещё, бегая и прыгая за какой-нибудь съестной животинкой, если уж не насытиться, то хоть согреться можно. Мапхелан, в отличие от её нового спутника, явно было холоднее - у льва-то была его пышная грива, да и шерсть у него казалась длиннее, нежели у песочной самки. Кивком самец показал на место, где они собирались охотиться и пошёл к нему. Мапх тут же засеменила за Альре - нельзя сказать, что самка была очень уж быстрая, но от своего спутника она не отставала. Хотя, возможно, это он замедлил шаг, чтобы Мапх не осталась где-нибудь позади. Вокруг тем временем сменялась местность: с мрачных и неприветливых камней на более живую, радующую глаз зелень. Здесь небось и какие-нибудь травоядные водятся: ну, кабанчики-баранчики, кто тут ещё может быть?
- А ты откуда будешь? - задал лев вопрос; вероятно, для того, чтобы разогнать тишину. Мапхелан не особо хотела отвечать на вопрос откуда она - у самки был какой-то страх, что узнав, откуда она, её не пустят в этот новый прайд или ещё что. Но отвечать придётся - не очень-то красиво оставлять собеседника без ответа.
- Я из прайда Скара, - Мапх тут же вспомнила те жутковатые места - мыши и те редко встречались на тех засушливых равнинах, какие там газели! - А ты?
Мапх было интересно, откуда же этот лучезарный лев - впрочем, не очень-то хорошо она знает все прайды. Альре тем временем принюхивался и пытался высмотреть какую-нибудь добычу. Но ветер уносил запахи, а пыль мешала рассмотреть добычу. Мапхелан тоже стала всматриваться в клубы пыли, которые поднял ветер.
- Чуешь кого-нибудь? - этот вопрос куда важнее предыдущего. Мапхелан вновь внюхалась в воздух - был какой-то запах, но ветер приносил и уносил его. Сначала самка хотела отрицательно покачать головой, но в клубах пыли увидела какие-то очертания - смутные очертания барана. Начал и пробиваться запах добычи, хотя ветер старался унести его прочь.
- Вон он, – шепнула Мапх и кивком головы указала на барана среди клубов пыли. Мапхелан уже хотела запрыгнуть на кудрявую тушку рогатого зверя, как откуда-то, казалось, из-за дальних скал, раздался львиный рёв. Баран тут же пустился вскачь, спасая свою шкуру. Мапхелан уже второй раз видела убегающую добычу и на этот раз терять её не хотелось, так что песочная тут же пустилась за бараном и совершила прыжок, когда приблизилась к обезумевшему от страха рогатому, вознамериваясь в лучшем случае повалить барана на бок и расцарапать его. А в худшем… лучше и не думать, что может случиться в худшем случае.

+1

12

Мапхелан атакует Горного барана

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+1

Бросок
Модификатор

Итог

6 + 1 = 7
0

7

Промах, оба бойца остаются целы.

Мапхелан прыгает на горного барана, но вот не задача, тот успевает увернуться, так что львица грациозно пролетает мимо.

Отредактировано Мастер Игры (9 Фев 2016 00:07:22)

+1

13

→ Долина горячих сердец

Моросящий снежок начал действовать на нервы. И не только потому, что влага, впитывающаяся в шкуру, постепенно утяжеляла её,  просто казалось, что подобная погода установилась надолго. Это крупные снежинки красиво сверкают и чем-то похожи то на жемчуг, то на маленькие бриллианты. А сегодняшняя изморось скорей напоминала дешёвые стеклянные гирлянды, протянувшиеся от тёмного неба к чёрной земле. Солнце не показывалось и очаровываться искристым блеском не представлялось возможности. Да ещё и эти границы не давали покоя. Делом принципа теперь стало – прочесать и выгнать кого не надо со своей территории.
Уши припали к голове, когда темная приметила сопрайдовца, Альре, и, видимо, его новую знакомую, которую он обязан был расспросить при встрече, если нужно – завербовать, но не позволять чужеземке просто так вот, от делать нечего, шариться по их территориям.  Жора доверяла сопрайдовцу, так что просто сделала несколько тихих шагов к ним вперед, опустила голову вниз, в одну линии со спиной, наблюдая за их охотой, но так, чтобы не помешать львам.
- Ищи себе ужин тот, что тебе по силам, - с беззлобным смешком себе под нос  проворчала черная, глаза не выпускали котов из виду, ловя каждое их движение. Но Джордана была тут, чтобы проверять и защищать границы, а значит и помечать их, посему не задержалась надолго за тихим наблюдением и двинулась дальше, оставляя свой запах повсеместно.

-→ Мертвые заросли

0

14

Начало игры.

Облик молодой светло-рыжей львицы с грустной улыбкой пялился на нее из воды небольшого озерца, в которое с противоположной стороны с шумом стекал небольшой ручеёк, заглушая шелест листвы и пение птиц.
- Не везет тебе, Карина. – вздохнула мароци, и улыбка у отражения слегка скривилась, да еще и рябь, прошедшая по воде, от упавшего в нее листа придала отражению такие черты, что казалось, будто оно сейчас разрыдается. А повод был. Даже не один, много поводов. Чума в землях Нари, уход львов из прайда Скара. Было о чем задуматься, и по какому поводу грустить, и Эльтэере в очередной раз замерла, глядя в воду на свое отражение, рассматривая его, словно ища в нем изъяны, придирчиво изучая. Будто с кем-то она поменялась мордой и теперь пыталась понять, стоящий ли был обмен. В воде отражалась и правда, не она. Совершенно другая морда, хотя все черты были ее, и глаза тоже. Глаза… то что всегда выдавало ее, если ей встречался зверь, который видел ее не единожды.
- Говорят, Карина, глаза, это зеркало души. – прошептала она, увидев как отражение вторит ей, тоже шепча те же слова. Ну, да, пожалуй, еще и мимика, хотя и это можно было изменить. Эльтэре скорчила отражению гримасу. Нет, не она. А затем, снова замерла в нерешительности над водой, глядя в нее, словно озеро могло дать ей ответ. По хорошему, отсюда, с Восточного подножья, оставалось сделать один маленький шажочек до ее цели, которая весь путь маячила на горизонте, то прячась от нее в облака, то снова выглядывая из них, и сияя ослепительно белыми снегами на пике, в лучах солнца.

«Твоя семья здесь, на побережье. Наша банда, это твоя семья. Какие мароци? Бред! Легенды! Забудь, отринь все то, что было ранее и помни, ты такая одна, уникальная» - вспомнила она слова Пингвина, сказанные после того, как она впервые вернулась к нему из разведки, и без устали рассказывала все то, что узнала, пол дня. Семья… Эльтэре вздохнула, отвернувшись от воды и нахмурив брови, глядя себе под лапы, направилась к ручью. Была ли у нее семья? Она помнила мать, но, очень смутно, расплывчато. Помнила высокие пики и белые снега, легкое, как прикосновение языка отца к ее щеке, дуновение северного ветра и густые, непроглядные туманы над озером, в которых, если опять таки верить матери, бродили духи ушедших на тропу вечной охоты, мароци. Все это вроде бы и было, а вроде и нет. Стерлось в памяти, превратилось в какую-то неправдоподобную сказку, непонятную и мутную, одну из тех, которые любил вечерами у берега озера рассказывать Фолгрим, когда дул восточный, задорный ветер, разгоняя по кустам длинные закатные тени, заставляя их плясать под свою музыку. Вроде, правдоподобно и страшно, да так страшно, что впору поверить, прижимаясь боком к другим молодым львам и львицам, сбившимся в кучу, и с опаской поглядывающим по сторонам, будто из кустов и правда мог выскочить проклятый, старый лев, или молодой черный самец, с камнем в голове… но вот песнь косматого, странного на вид сказочника заканчивалась, и, казалось, сам ветер затихал, отползая куда-то в сторону саванны, бегать там, оставляя кусты в покое, а с ними и тени, наевшиеся заката, да разжиревшие так, что не в силах двигаться, сливались в одно черное пятно. Наступала ночь. Сколько львиц видело эту картину? Сколько их замирало каждый раз, при звуках его голоса? Мияка, Элизабэт, Кара, Фрида, Джесси… всех не вспомнишь. Но не было среди них Эльтэре. Или все же была? Была! Была!!! Ведь это она, помнила каждый вечер, каждый миг, каждое слово. А не эти, мнимые маски-шкурки, что каждый раз она одевала на себя, играя свою странную роль.
Эльтэрее замерла перед потоком воды, что срываясь с камней, падал в озёрную гладь, разбивая ее словно копье тарелку, раскидывая вокруг тысячи осколков. Вот только тарелка странная – все время склеиваясь по новой. Но копье ручья не сдавалось, и все летели и летели осколки, денно и нощно. Лапы самки дрогнули. Она боялась. Нет, Эльтере боялась не воды. Отнюдь, вода была для нее чем-то сродни освобождения, перерождения. Возможности вернуться назад, к друзьям, в свой дом. И вот теперь она боялась сделать шаг, чтоб погибла Карина и родилась она, Эльтэре. Боялась, потому что в этот раз возвращение «домой» не входило в ее планы. Эльтэре должна была узнать, хотя в приказ Пингвина это не входило, была ли земля мароци на самом деле? Был ли этот самый загадочный прайд Мароци. Были ли горы, и озеро с туманами, ее отважный отец и нежная мать, странный, огромный белый зверь, не то мароци, не то дух одного из них, защищавший их прайд, огромный, словно скала, страшный медведь. И конечно же, она – Эльтэре.

Да, наверно да! Ну, не может же так сниться! Да сниться не одну ночь, а чуть ли не всю ее жизнь. Стоило только глазам ее сомкнуться, как, словно орлы с гор, прилетал за ней северный ветер, маня за собой морозными порывами, куда-то туда, к загадочной горе, где лежали ответы на все ее вопросы. Туда, где холод сплетал узоры из снежинок на голых стенах, словно монолитной, возвышающейся над всей долиной, одинокой горе. Ветры звали, ветры шептали, что лапы вспомнят камни, а глаза найдут дорогу, и каждую ночь она срывалась и бежала вслед за ветром, мимо вулкана Нари, мимо зеленой стены Непролазных джунглей. Туда, где высилась словно маяк, высокая и величественная вершина, покрытая снегом. Но ночи не хватало… просыпаясь, утром, каждый раз она давала слово, что отправиться в путь. Вот только поможет старику, вот только сходит на очень-очень важное задание, вот только принесет странных кореньев с территории прайда Фаера, вот только…

- Прощай, Карина… - прошептала она, зажмурившись и сделав твердый шаг вперед, навстречу неизвестности. Если она и правда, Мароци – ей нечего скрывать собственной внешности, нечего стыдиться пятен по всей спине. А если нет? Что ж, тогда и правда можно будет повернуть назад и больше никогда не возвращаться в эти места, и навсегда забыть свои сны, свои мечты и быть может, свое гордое имя. Она сделала шаг назад, и открыв глаза отряхнулась, глядя как в потоках воды растворяется рыжая краска, унося с собой ее прежний образ, который она даже толком продумать то и не успела. Что ж, в какой то мере, первый шаг вперед был сделан, а путь назад отрезан, и она, больше не задерживаясь у этого гостеприимного озерца, образованного одним из многочисленных ручьев, стекающих со склонов горы, в трещине породы, двинулась вперед.

По началу идти было тяжело. Крупные камни, похожие на каких-то странных, сказочных королей в окружении свиты более мелких камней, все время препятствовали ее движению. Они были то округлыми, скользкими, норовящими скинуть ее лапу куда-нибудь в щель между камнями, грозя ей вывихом или растяжением, то ровными и гладкими, с острыми краями, стремящимися оцарапать, ранить ее. Вершина же, что была ее верным спутником и маяком все время, которое она потратила на этот нелегкий переход, то выглядывала из-за крон деревьев, ставших менее раскидистыми и крупными, а то скрывалась в них. И все равно, чем выше она поднималась, тем больше непонятное чувство охватывало ее, даруя пьянящее ощущение свободы и радости, заставляя сердце биться чаще, словно вот-вот с минуты на минуту должно произойти что-то особенное, грандиозное, важное… Самое важное в ее жизни.
   
Не выдержав, она сорвалась на бег, с удивлением отметив, что лапы то и правда, помнят, и бежать по покрытому камнями склону, среди выступающих на поверхность, узловатых корней деревьев, ничуть не сложнее, чем бежать по саванне. Впереди, проглядывая через листву, маячила одинокая скала и теперь уже не могла скрыться от ее взора. С каждым прыжком, шагом, ударом ее сердца, становясь ближе и ближе, пока, наконец, Эльтэре не выскочила в просвет между деревьев и не остановилась на гребне, пораженная увиденным.
Слева от нее простиралась просторная долина, удобно устроившаяся среди стен отвесных гор, скрытая от ветров и непогоды их могучими телами. По долине текло несколько речушек, которые словно нити пронзали небольшие озера, разбросанные по всему зеленому полотну долины, на котором можно было разглядеть небольшие группки пасущихся животных.
- Существует!!! – закричала Эльтэре, делая высокий прыжок, а за ним еще один, и еще, и еще, с каждым из которых крича: - Она! Существует! Я! Существую! Я – Эльтэре!!! – рассмеявшись, она побежала сломя голову вдоль склона к горе, которая теперь казалось, как огромный великан нависает над ней, и находится так близко, что лапу протяни, и дотронешься до ее угрюмых, прочных камней, хранящих в себе тайны. Тайны мароци. Ее тайны…

Пещера в скале

Отредактировано Эльтэре (22 Мар 2016 01:50:18)

0

15

- Я из прайда Скара. А ты?
Слова, казалось бы, совсем незначительные на данный момент. Ну, прайд Скара и что? Черт с ним, он ведь уже далеко в прошлом у Альре, а теперь и Мапхелан может о нём больше не вспоминать. Но возможно ли забыть тот хаос, что там творился? Ал почти забыл. Он уже устраивает свою жизнь здесь, на Севере, присягнув Варгу, но почему же лев вспомнил о своей семье именно сейчас? Он оставил их, бросил умирать на тех неплодородных землях с кучей гиен. Нет, он не скучал по ним всё это время, сейчас тоже не скучает. Но ему жаль этих глупцов, которые надеялись там выжить. И рыжий даже не надеялся их вновь увидить, он прекрасно понимал - этому никогда не бывать.
- Не повезло... Я тоже оттуда, - негромко произнёс, не оставив львицу без ответа.
В голове, как назло, жужжал целый рой навязчивых мыслей, отбросить которые начало казаться совсем невозможным. Отрешённый вид самца выдавал его, он не здесь. Глядя в никуда, Альре представлял что было бы, если бы его заставили остаться? Или того хуже, когда он бежал, его бы нагнали гиены. Он, конечно, крупный лев, но смог бы отбиться от приличной кучки голодных падальщиков, не стать их ужином?...
Из своеобразного транса Ала вывел, резко ударивший в нос знакомый запах, где-то неподалёку определённо был сопрайдовец. А если он или она увидели бы Альре с его новой знакомой - сочли бы весьма странным, почему самец не ведёт эту львицу к Варгу, а бродит с ней здесь. Да рыжий и сам бы над этим задумался, но сейчас лишь надеялся на то, чтобы их не заметили.
- Вон он, – прошептала песочная, дабы не спугнуть намеченную жертву. Но добычу таки спугнули, откуда-то издали прозвучал грозный рык, достаточно громкий, чтобы трусливый баран начал бежать прочь.
Альре, в отличие от своей напарницы, так никого и не увидел; погода совсем не способствовала охоте. Зато он прекрасно видел стремительно удаляющуюся Мапхелан и просто помчался вслед за ней. А когда пыль рассеялась, он наконец лицезрел горного барана.
Попытка атаки Мапхелан была не шипко удачной - истощавшая львица просто пролетела мимо. Поглубже вздохнув, Ал решил, что упускать аппетитное мясо не в его планах, и понёсся, что есть мочи к своей добыче. Когда расстояние между ними заметно сократилось, он прыгнул, пытаясь "оседлать" рогатого, впившись когтями, и под тяжестью львинного веса, заставить того свалиться. Но пока это только планы, и дай Айхею, они сбудутся.

+1

16

Дальнейший порядок отписи: Мастер Игры, Мапхелан, Альре
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

0

17

Альре атакует горного барана

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+1

Бросок

Итог

3 + 1 = 4
2

6

Неудача, персонаж проигрывает/проваливает миссию и подставляется под удар (перехват атаки соперником).

Альре прыгает на этого злосчастного горного барана, но в тот момент, когда он отталкивается от земли, баран поворачивается в другую сторону. А тем временем горный баран, сломя голову, носится кругами: еще немного и на его пути может появится новое препятствие - Альре.

Отредактировано Мастер Игры (21 Мар 2016 10:51:39)

0

18

Как оказалось, Альре тоже из прайда Скара. Что же, это ничего не давало, кроме того, что и Мапх, и Альре знают, что такое голод. Кстати, о голоде и еде... Всё оказалось не так плохо, как ожидала львица. Но и далеко не идеально. Пролетев мимо барана и аккуратно приземлившись, даже ничего не поломав и оставшись целой, Мапхелан развернулась в сторону рогатого животного. Попытка Альре попасть по явно не желающему умирать барану тоже не оказалось удачной. Баран резко сворачивает в сторону и начинает носиться кругами, не зная, куда бежать. И совершенно не замечая препятствий, будь они даже охотником. Так что баран понёсся на Альре, явно не собираясь останавливаться. Мапхелан постаралась собрать все хлипкие мысли в кучку и решить, как же она этого самого барана будет атаковать. Прыгнуть снова? Постараться сбить? Уцепиться за ногу, постараться разорвать это животное?.. Ведь Мапх не более, чем подросток - исхудавший подросток - что она может сделать? Она, конечно, львица, хищница и зубы-когти у неё есть... но баран ведь тоже не дурак и имеет на голове рога, ещё и соображает что-то. Наверно. Однако раздумывая, чтобы сделать, Мапхелан теряла время и поэтому сделала вновь первое, что пришло в головёнку.
А пришло в головёнку постараться догнать барана и со всей силы сомкнуть на нём челюсти - в идеале, конечно, на шее, но и просто откромсать кусок от тушки кудрявого было бы неплохо. Хотя кто знает, баран тоже не промах и может и просто убежать, и лягнуть, и пустить в ход рога. Но так или иначе, Мапхелан понеслась к барану и постаралась догнать бегающее животное - оно оказалось на удивление прытким и проворным, так что сразу его догнать не удалось. Львица бежала практически рядом с бараном и видела ужас в его глазах - нескрываемый, неописуемый ужас, баран просто сошёл с ума от этого. Мапхелан всегда казалось, сколько бы раз не покушались на жизнь травоядных, в глазах у тех всегда был тот страх, страх смерти и осознание того, что ещё чуть-чуть и хищники пообедают именно этой несчастной зверюшкой. Впрочем, таков закон жизни - не съешь ты, съедят тебя, оступишься один раз и пожалеешь - будешь оступаться так всегда, не в силах себя преодолеть, станешь жалостливой к своим жертвам и в один прекрасный день встанешь на их место. Именно поэтому Мапхелан поднажала и расстояние показалось львице достаточным. Она постаралась добраться до противного барана, целясь в шею и надеясь познакомить барана с её клыками.

+1

19

Мапхелан атакует горного барана

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+6

Бросок

Итог

6 + 6 = 12

12

Абсолютная удача: персонаж выигрывает/выполняет миссию без единой травмы или увечья.

Горный баран в испуге носится кругами, пока Мапхелан не собирает волю в лапу и не прыгает на этого засранца, вцепляясь в шею. Пару предсмертных судорог и львица уже держит мертвое животное за шею. Что ж, отличная охота!

Отредактировано Мастер Игры (29 Мар 2016 12:29:59)

0

20

Жизнь в дикой природе – это постоянный страх, каждый может представлять угрозу для твоей жизни. Здесь так, либо ты – либо тебя. Считай, что тебе очень повезло, если ты родился крепким, здоровым хищником и, напротив, плачь по своей горькой доле травоядного. Никто не хочет умирать, верно? Вот и этот отчаянный баран не хотел. Только Альре не хотел расстаться с жизнью сильнее.
Ещё большего эффекта этой драматической сцене предавала быстро портящаяся погода. Серые тучевые облака полностью затмили собой солнце и ни один его луч не смел проникать сквозь своеобразных стражников. Север на то и север, суровый, он не станет баловать тебя хорошей погодой, эти земли не для неженок. Холодный ветер готов был пронизать до костей даже этого льва с толстой шкурой и густым мехом.  Альре вздрогнул. Он попал не в самое выгодное для себя положение.
Казалось бы, всё шло по плану. Вот хищник стремительно несётся, достигая свою желанную добычу. Вот отталкивается от земли и, паря в воздухе, буквально летит по направлению к ней. Но что это? Чутье не подвело бедного барана, а вот скорости голубоглазому не хватило. В охоте важна не только сила, ты не просто лапами махаешься, и Ал проклинал свою неуклюжесть.  Жертва не попала в когти льва, со всей своей ловкостью рогатый успел отскочить. Ал в свою очередь, чертыхнувшись, благополучно приземлился и сумел не травмировать ни какую из частей своего тела. 
Почему же ситуация так невыгодна, спросите вы? Верно, ещё не всё потеряно. Зато от страха потеряна способность барана мыслить здраво. Адекватное травоядное, вероятно, бросилось бы удирать со всех ног, данный индивид же начал носиться кругами, поднимая и без того стоявшую пыль. Может, он под стать Альре был смельчаком и решил, что сам сегодня отведает тушки льва? «Настоящие мужчины сражаются лицом к лицу!» - самец усмехнулся своим мыслям. Он не мог подвести свою напарницу, так же он не мог опозориться перед ней и дать барану сломить себя. Что же было сильнее ответственность за дальнейшую судьбу Мапхелан или же гордость? Не то и не другое. Он просто хотел остаться в живых.
Времени на размышления было слишком мало. Как повернуться, куда ударить? Его сердце было готово биться как у загнанного волком кролика, разгоняя по венам горячую кровь. Альре не позволял себе слабость, для него это – высшая степень преступности.  Собрав всю свою волю в лапы, он действовал. Рывком отскочил в сторону, чтобы баран не насадил его на рога и… начал осознавать, что никогда он не чувствовал себя таким счастливым от того, что не один. Этого не было ни в счастливые дни детства с семьей, ни в его молодость, которую он убил на скитания с Эмбер. Эта юная львица, возможно, спасла ему жизнь. Самец был безгранично благодарен ей сейчас, понимая, что с самого начала недооценил её способности и взвалил всю ответственность на себя.
Картинки пролетали по кадрам, как в замедленной съемке: Мапхелан решается и вновь прыгает на барана, на этот раз (слава Айхею!) всё проходит более удачно. Она впивается в его шею своими клыками, пуская кровь. Жребий брошен и теперь у травоядного больше не было шансов продолжить бессмысленное существование. Льву вовсе не было жаль его, он не задумывался, есть ли у рогатого семья и дети. Жертва выполнила свою миссию в вечном круге Жизни и сегодня накормит своим мясом голодных. «Он мертв, а я жив», - облегченный вздох и с губ Альре срывается нервный смешок. Дыхание постепенно восстановилось.

Забудет ли он этот маленький подвиг Мапхелан для него? Нет.

- Я бы поохотился с тобой снова когда-нибудь потом, - всё тот же безмятежный взгляд небесно-голубых глаз и приветливая улыбка, в уверенном голосе ощущается спокойствие и сила. Он никак не выдаёт свое былое волнение внешне, словно всё шло по заранее продуманному им плану. Лишь отвернув голову немного в сторону одними губами Ал прошептал «Спасибо».
Хищник не спешил приступать к приёму пищи, галантно уступая это место самке, благодаря которой охота не сорвалась.
- Надо бы не сильно тут задерживаться и представить тебя Варгу.

0

21

Новое начало
Шерсть пыльная, лапы грязные, усы неровные, и это ещё не всё! Сколько таких неприятностей Джесси не заметила или не захотела (да и сейчас особым желанием не горит) замечать? А всё потому, что всё без толку, потому что эта грязь, что б ей пусто было, везде найдёт лазейку и полностью обхватит красную шкуру леопарда. Может, это раздражало бы меньше, если б она спрашивала разрешения, но нет, это для неё, видимо, слишком низко. А Джесс так старательно себя моет (потому что рабочие нынче какие-то не рабы, сейчас, видите ли, всем модно быть свободным и независимым), чистит свою шерсть, ведь ей, даме (непременно с большой буквы «Да-какая-женщина!»), непристойно ходить неопрятной. Но сейчас она вновь неопрятная, и, более того, даже слегка потрёпана, хоть недавно привела себя в порядок. После того, как она и Джеймсом разминулись, самке пришлось нелегко: ужасное нападение, произошедшее совершенно неожиданно и не давшее бедняжке сориентироваться и дать достойный отпор беспощадному противнику; опасное нахождение её на грани между жизнью и смертью; неожиданное появление прекрасного воина и долгожданное спасение. Многие ли способны выдержать такой кошмар? А вот Джесси выдержала. Не без помощи, конечно, но, думаю, она имеет право немного погордиться собой. Но будет ли она кого-то спрашивать? Не-а, и не спросила, и не подумала.
В общем, старый гепард (тот самый воин-списатель) поднял потерявшуюся и угодившую в несчастную беду Джесси, но, к сожалению, парикмахер из него никудышный. А ещё молодая заметно схуднула. Быть стройным, конечно, хорошо, но не до «Пиу! Осторожно, хрупкий материал! Уровень – дрищ! Пиу!» Леопарду нужно хорошо поесть, потому что до это уровня ей не так далеко не есть, как может показаться на первый взгляд.
Значит так... идёт она, значит, и решила остановиться. А сейчас вечер, прохладно, солнце отлынивает от работы где-то за серыми облаками, самое время привести себя в порядок: выпрямить усы и выбить пыль из шкуры. И вот занимается дама своими женскими делами, как вдруг дёрнулось что-то внутри и голубоглазая ощутила нужду встать и пойти. Но как пойти, когда шерсть ещё не достаточно чистая? Так что Джесс себя дочистила, пригладила шёрстку и решила пойти за той ниточкой, что дёргала её за собой. Идёт, идёт и вдруг что-то слышит. Как будто что-то знакомое. Голос, что ли? И сразу захотелось этот голос одобрить, а потом покричать на него. В ушах звенит? Пошла пятнистая дальше, но скоро встала, будто вросли её лапы в землю, ведь впереди – старый знакомый крашеный затылок. Лапа зачесалась и захотела полететь к нему, и ка-а-ак приложиться! так она по нему соскучилась. Глазки Джесси обежали всё вокруг, зажмурились и раскрылись, чтобы убедиться в знакомости того затылка, а ноги в это время уже тихо пронесли красное тельце к удобному дереву. Как без эффектного появления? Не-воз-нель-зя.
Леопард проскользнула по дереву, как кубик льда скользит по ровной поверхности, и выбрала для себя удобную позицию на удобной ветке, чтобы знакомый затылок сменился на знакомое лицо. Как только Джесс оказалась в нужном месте и ну очень нужное время, заметила рядом с Джимом ещё кого-то. Незнакомого. Но медлить нельзя, иначе придётся искать другое дерево, потому что подходящих камней тут не видать.
– Проблем хотите? – громко сказала пятнистая, а на мордочку её так и вылезает улыбка.

Отредактировано Jessie (28 Май 2016 16:34:04)

+4

22

--------→ Облачные степи
Deep into the night with the moonlight as my guide
I go wander through the pines and make my way to nature's shrines
and I look up to the sky and I know you're still alive,
but I wonder where you are I call your name into the dark.

I wake up in the morning and I don't know where I've been.
All alone on a mountainside, and huddled in the wind.
And it feels like I've been away for an era but nothing has changed at all.
And it feels like I was with you, but what did we do and where have you gone?

Он окунулся в новый мир с головой, не зная, хочет ли вновь оказаться на поверхности. От всего вокруг веяло холодом, как будто под землёй затаились тысячелетние глыбы льда. Мороз кусался, негодуя, что какой-то крашеный «летний» лев забрёл в самую глубь севера.  Джеймс не претендовал на эти земли, холод его не привлекал, однако упрямство и упорство, помогали  ему бороться с непривычной стужей. Влажный нос льва пощипывал морозец, но он не спешил жаловаться Мяуту, ибо был слишком увлечён. Внутри Джеймса пылал огонь способный растопить весь север разом. И даже в такую холодину, тело его горело изнутри, находя силы из воспоминаний и веры, он жил ими, иначе бы совсем пропал.
- С коих пор ты мурчишь, как будто внутри тебя сидит второй Мяут? – осведомился лев, слегка наклоняясь к коту и прислушиваясь к тракторообазному звуку, исходящему от коротколапого друга. Уж больно этот звук смахивал на урчание в животе… Но Джеймс предпочёл всё-таки убедить себя в том, что Мяут просто чем-то очень доволен, а не голоден. Поскольку еды у Джеймса, как у главного поставщика пищи – не было, он выбрал для себя путь отговорок – лишь бы не охотиться. У него вообще было множество отговорок разного типа, от повседневных –  «я устал» до праздничных, торжественных – «я это не заслужил!!!» (он по-любому это заслужил).
Орган из недр Джеймса, сравнимый по громкости с ором самца гориллы в брачный период, тоже подал голос. Лев его проигнорировал, работа – это не для него, даже если в желудке ворчит газонокосилка. Может быть, я тоже мурчу, и вообще, природа львов ещё никем не изучена!

On the night you disappeared, I wish I had seen it clear.
But a strange light in the sky was shining right into my eyes.
There was no one else in sight, just the endless frozen pines.
but I wonder all they know 'cause they don't die and they don't grow.

I am ready to follow you even though I don't know where.
I will wait in the night until you decide to take me there.
Cause I know I don't wanna stay here forever, it's time to be moving on.
I don't wanna be the only one livin' when all of my friends are gone.

Нервно прикусив нижнюю губу, молодой лев стал важно принюхиваться, пробуя воздух на наличие запахов, но, к его сожалению, ничего знакомого не учуял. Под лапами то и дело менялась почва, листья, камни, трава и даже какие-то странно пахнущие иголки, как у ежей на спине. Деревьев с иголками здесь было не так много, но все они отличались большой высотой, и едким смолистым запахом, в саванне таких Джеймс никогда не видел, тем не менее, они ему сразу понравились. Прохладительная прогулка по лесу также, как и необычные деревья, импонировала льву, он чувствовал себя здесь в безопасности, в отличие от открытой местности пустыни. Полумрак тоже приятно покрывал его светлую шерсть, превращая в невидимку, секретного агента. Сладкое облегчение.
Джеймс мельком вычесал взглядом окрестность, выискивая среди деревьев знакомый красный мех, а затем, переведя взгляд на Мяута, грустно покачал головой. Он время от времени озирался по сторонам, с каждым новым разом печалясь всё сильнее. Два месяца – большой срок, за это время многое могло произойти…

I will be waiting for you on the other side of the frozen pines.
I'm gonna find a way through there's another life beyond the line.
I will be waiting for you on the other side of the frozen pines.
I'm gonna find a way through there's another life beyond the line.

- Проблем хотите? – он не поверил. Лицо льва исказилась от изумления, а в зелёных глазах заплескался проникновенный трепет, ему было страшно оборачиваться. Вдруг, её голос всего лишь иллюзия? В голове Джеймса всё поплыло, как будто кто-то перемешал содержимое раскалённой кочергой и напоследок, как следует, взболтал.
Лев повернул голову, всё ещё не веря в происходящее, но когда перед его взором, восседая на толстой ветке, появилась она, глаза его вспыхнули зелёным огнём.
- Вдвойне…
И тут уж Джеймс не смог себя сдержать, впрочем, он, наверное, даже и не попытался это сделать. Не ощущая земли под лапами, лев полетел к Джесси, лишь на доли секунд оставляя в воздухе серебринки слетающих со щёк слёз. Ему была так горячо, так необыкновенно легко, что лапы подкашивались сами собой, но он всё-таки залез на это проклятое дерево. Ветвь неодобряюще прогнулась под весом двух хищников и укоризненно заскрипела, однако Джеймсу было всё равно, упадут они или нет, главное – снова вместе.
Кто там говорил, что крутые парни не плачут?
Джеймс прижал лицо к её тёплой шерсти, наконец, давая себе волю, как следует разреветься от счастья, и он даже не ревел – урёвывался, ему нужен был далеко не носовой платок, а тазик, чтобы уместить туда все свои переживания.
Команда Р воссоединилась.

для настроения

Отредактировано James (25 Июл 2016 20:25:49)

+3

23

--------→ Облачные степи

- Вот с этих самых пор, - усмехнувшись, пробормотал барханный, слегка смутившись, ведь милое мурчание не подходит для серьезного главаря Команды Р (а он был уверен, что главарем в их дуэте является именно он, потому что без Мяута этот большой кот пропал бы раз триста)
Пустой желудок Джеймса подал голос и Мяут не мог ничего поделать, кроме как закатить глаза, ведь этот ленивый кусок льва мог забыть о собственном голоде, лишь бы не слышать слово "работа". Конечно, Мяут сильно от него не отличался в этом плане, но кто тут ловит зебр, а кто песчанок? Иногда он хотел эволюционировать в какого-нибудь большого и сильного леопарда или еще кого, чтобы уметь добывать себе большую пищу. Только не в льва, одного льва ему уже хватает сполна.
Дальше дуэт кошачьих уже шел молча, не пререкаясь друг с другом, и это тишина будто заставляла желудок Мяута урчать сильнее, чтобы вся саванна услышала. Но кот скорее обращал внимание на озадаченный взгляд вдаль Джимми. Он грустно вздохнул, понимая, кого не теряет надежды выискивать яркогривый. Об этом леопарде Мяут был наслышан и он давно сам хотел встретиться с ней, не только чтобы познакомится, но и для того, чтобы Джеймс больше не грустил по ней. Наверняка, когда они найдут ее (не если, а когда), Мяут заставит их пожениться и никогда не отходить друг от друга, чтобы этого никогда не происходило больше. Только он со смешком задумался об этом, как откуда-то сверху послышался их знаменитый (не совсем) клич.
На секунду он пробыл в прострации, не понимая, кто мог украсть эту фразу у них или это он уже с ума от голода сходит, но как только до него дошло, Джеймс уже находился на ветке рядом с ней. Вот как она выглядит. Какая красивая. Мяут не мог наглядеться на воссоединение двух друзей. Ему казалось в этот момент, что это самое светлое, что происходило в его жизни.

Отредактировано Meowth (6 Июн 2016 08:56:21)

+3

24

Дальнейший порядок отписи: Джесси, Джеймс, Мяут
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отпись упомянутых в очереди ждем не дольше трех суток!

+1

25

Ох, какие чувства переполняют сейчас Джесс. И как же их много, много! Внутри всё бурлит, как желудочный сок в голодном желудке, как пожелавшая вырваться наружу магма глубоко под землёй, как ну оче-ень разгорячённый гейзер, выход которому перекрывает здоровенная пробка, но она не сможет держаться долго и вот-вот её выбьет сильный поток кипятка. И красношкурая, наблюдая за реакцией старого друга, замерла на месте, и только моргает, а лапы уже потихоньку начинают дрожать, тело потряхивает, мышцы вокруг рта подрагивают, глаз задёргался. И вот Джеймс бросается к ней, и её мозг тоже хочет броситься к нему, но не может заставить непослушное тело двинуться с места и беспомощно бьётся о череп изнутри, как разгорячённое тоской и радостью сердце бьётся о рёбра и другие мышцы. Пятнистая смотрит, как лавандовогривый бежит к ней, как бесцветные капельки блеснули под зелёными глазами, и всё это ей кажется невероятно медленным. Неужели время действительно такое тормознутое? Эх, жаль, Джесс сейчас в каком-то ступоре, иначе дала бы этому времени хорошего пинка. Нельзя же так заставлять нервничать!
Замедленный Джеймс уже совсем рядом, его лапы уже заскочили на ветвь, на которой стоит леопард, и эта самая ветвь ме-е-едленно заскрипела, но ещё не сломилась и даже почти не прогнулась. Когда Джесси ощутила горячее лицо друга, всё вокруг вновь ускорилось, и тёмные лапы мигом обняли серого друга, на голубые глаза тяжело упали веки и самка, последовав примеру льва, принялась рыдать, и её слёзы западали на его гриву. Даже дерево, на котором произошла эта встреча после долгой разлуки, зарыдало вместе с ними. То ли от умиления, то ли от тяжести, то ли от тех жирных личинок в его коре... велика ли разница? От всего этого слёзы навернуться могут и они наворачиваются.
– Де-е-е ты-ы-ы бы-ы-ал-ахаааа? – сквозь мини-водопады проревела Джесси, чувствуя, как и её шерсть мокнет от слёз Джима. Действительно, а где это он был? Не с ней точно. А почему? Не дело это.
– Почему ты меня бросил?! – возмущённый чёткий вскрик украсил возмущённый чёткий подзатыльник.
– Джи-и-имми-и-и-и! – вновь Джесси бросилась в слёзы и заобнимала друга.
– Чего ты меня не нашёл? – ещё один подзатыльник, а ветка неистово кричит и предупреждает: всем покинуть опасную зону!
– Мы сно-а-а уместе-е-е, – леопард буквально запрыгнула на серого льва, и чуть ли не душит его в своих девичьих объятиях.
– Куда ты у-АААЙ!
Всё. Это конец. Больше предупреждений не будет. Они уже вообще бессмысленны. Прогнувшаяся под весом двух крупных хищников ветвь затрещала ещё сильнее и громче. Пошли мелкие трещинки, а затем одна большая. Чёрная щель быстро расширялась и углублялась, мелкие щепки полетели в стороны, а когда ветвь переломилась, в ход пошли крупные куски коры и древесины, врезающиеся в землю, в само дерево и серую и красную шкуры. Переломанная пополам ветвь полетела вниз, а следом за ней и два кошачьих тела. И можно было бы наложить поверх музыку с нарастающей угнетающей темой и грустной кульминацией, и чтобы кто-то, находящий поблизости (Мяут, например), упал на землю и убито прокричал: «Не-е-е-е-т!», если бы расстояние от ветки до земли не достигало всего лишь двух Джеймсов, стоящих друг на друге.

+3

26

Из них бы вышел отличный дуэт сверчков, каждый о своём, но выходит неплохо, мелодично. Он прерывисто всхлипывала, а она ритмично что-то говорила. Ремикс. Реветь вместе с подругой, да и ещё в её прекрасную пятнистую шерсть, словно в носовой платок, для Джеймса было истинным облегчением. Сквозь пустынные бури, жару, холод, теряя остатки надежды, он ждал её. И льву уже было не важно, что напарница после двух месяцев разлуки сразу же поспешила наверстать упущенное – всыпала ему по первое число  – он не сопротивлялся. Зеленоглазый готов был стерпеть любые её удары, ведь он так по ней соскучился! И она соскучилась, раз ударила со всей силы по затылку, как иначе?
Джесси всё говорила, говорила, говорила… А он всё слушал, слушал, слушал… Что говорила? Кто её знает, он же не слушал... эээ... то есть, конечно, слушал... Впрочем, наверное  это не столь важно.
В миг полного умиротворения, когда Джеймс томно выдохнул воздух из лёгких, благодаря крепкому, стискивающему объятию подруги, вдруг,  что-то пошло не так. То ли они не заметили истеричного дятла с берушами и бензопилой, то ли для жуков древоточцев крики двух друзей стали звонком к ужину, так или иначе, ветвь, на которой хищники устроили встречу, в буквальном смысле пошла по швам. Если кто-то вспомнит фильм в котором земля трескается у героев прямо под ногами, то знайте – не-не-не-не-не. У них не было выбора, падать или не падать, поскольку этой парочке подарили лишь один вариант развития событий, в отличии от киношного  – "зацепись за край и ори, пока кто-нибудь не спасёт", команде Р была подана горячая новинка – "ветки нет, но вы держитесь здесь, всего доброго, хорошего настроения и здоровья ".
Естественно, Джеймс не предполагал, что дерево вот так вот треснет, в его представлении могло треснуть что угодно  – самолюбие, морда, Мяут, даже характер, но самое очевидное, близлежащее, ветка  – нет. Его персональная долина ветров в голове была морально не готова к прямым жизненным путям, наверное именно поэтому на лице хищника повисла безжизненная маска недоумения, как у кота, который бежит по скользкому ламинату, но не может сдвинуться с мёртвой точки. В такие исключительные моменты лев обретал сверхспособности, видел, как листва медленно качаясь, спускается вниз, как в страхе сужаются зрачки Джесси, слышал, как замедляется его собственное сердцебиение. Хотя, постойте-ка, хм, пожалуй, нет, там же было всего несколько секунд так что... Джеймс,  успел лишь икнуть и спикировать элегантным булыжником на землю, распластавшись блинчиком. А кто у нас упал ему на спину? М? Чья пятнистая тушка чуть не сломала ему позвоночник? Нетрудно догадаться, что это, очевидно, был не Мяут.
К привычному кавардаку в сознании Джеймса присоединились лёгкое головокружение и дикая ломота в хребте. Будь у него мысли пососредоточеннее лев непременно бы подметил, что Джесси находится далеко не в лёгкой категории борцов, как думает, однако в дополнение к этой фразе, Джеймсу, скорее всего, понадобилось бы ещё и как-то лечить прибавившееся сотрясения мозга...
Проверка, – озвучил он, хлопая зелёными глазами и рассматривая возникшую перед собой расписную на весь спектр эмоций морду Мяута, но обращаясь данной фразой скорее к Джесси, нежели к коту.
Падение вышибло из льва весь дух и он с трудом ориентировался в пространстве даже не предпринимая попыток встать (наверное потому что на нём всё ещё сидела Джесси). Его недоумевающая физиономия стала ещё более недоумевающей благодаря странному гулкому звуку исходящему откуда-то снизу. Под ним была лишь земля, не могла же она взаправду начать...
Звук усилился и опора под Джеймсом стала ускользать, скатываясь и рассыпаясь, становясь рыхлой. Почва тащила его тело за собой, а он, с напарницей на борту, едва мог удачно маневрировать. Лев пытался ухватиться за спасательные канаты-корни, но неудачно уцепившись передней лапой за один из них, успешно растянул её. Джеймс неистово завопил, упал на дно небольшой ямы и придавленный Джесси, вновь издал крик, на этот раз удачно приглушённый её красным мехом словно кляпом. Она не леопард, она вишенка на торте.

+3

27

--Начало игры--
Знаете какое ощущение самое ужасное? Нет, не мгновения до смерти или осознание своей жалкости. Полная беспомощность — хуже этого и быть не может.
Прошлым вечером на него набрели три слона, совсем молодых, но явно полных энтузиазма. Вспомнив, что львы их враги, подростки решили.. ну, слегка втоптать Эзру в землю,  что совершенно тому не понравилось. Так как Эзра почти всю осознанную жизнь вёл как бродяга-одиночка (а изредка ещё и как воришка, которому нужно своровать нужную для заказчика вещь), то он был в хорошей форме — невооружённым взглядом можно было увидеть мышечный рельеф по всему телу, изрядно потрепанному при этом. Конечно, он дал деру, но потом какая-то блоха укусила его, ибо по-другому объяснить безумную мысль, пришедшую в его ясную головушку, было нельзя. Запрыгнуть на одно из слонов, да потрепать два его огромных лопуха. Запрыгнуть то запрыгнул, а вот обратно спускаться сложнее, правда ему об этом думать не пришлось — лев был скинут, а также получил небольшим бивнем в бок. Больно, но не серьёзно.
И теперь, подгоняемый желанием оказаться подальше от слонов, он доковылял до каких-то гор, короче, до леса, где и благополучно под ночь и переночевал.
А потом куда топать? Наутро путь обратно он забыл, как и весь маршрут своего путешествия без места назначения. Серьёзно, ему в одно ухо влетало, а из другого сразу вылетало, не забивая подростку голову совершенно нечем. И Эзра весь этот день просто прошастал по лесу без цели, закусив лишь одной ящеркой, которая ему сама на голову свалилась. Под вечер, то бишь сейчас его душа резко захотела приключений на свой зад (потрепанное тело было совершенно против), и Эзра, собственно, начал искать приключения под видом поиска чего съестного. Все же он недельку ни с кем разумным не встречался, кроме слонов, которые как-то умом и не блистали.
Его внимания привлёк таки громкий хруст, до неприличия громкий, отчего Эзра умудрился испугаться, потерять равновесие и неуклюже завалитьс набок. Все это пахло намного лучше свежей антилопы, ибо это мог бы быть хоть кто-то живой, притом ящериц, птиц, мелких зверушек, да тупых травоядных!
Источник звука был где вдалеке, так что ещё пару минут пришлось протопать просто зазря (понять в лесу, в котором бурлит жизнь не хуже, чем в животе у Эзры, сложновато), но потом какая-то случайность вывела его на место, в котором явно было горячо. Ну, как ему казалось.
У развалистого дерева, у которого, очевидно, отвалилась одна из крупных ветвей (взгляду Эзре представился лишь обрубок) была яма, большая такая, которая ещё немного на глазах у Эзры расползлась в ширину.
Любое другое бы животное с трепетом быстро бы убежало прочь, ибо что-то с почвой тут было не так. Совсем не так.
Но ведь Эзра специально искал себе компанию!
Итак, он не обратил внимания на мелкую зверушку светлого окраса, которую толком не разглядел, а просто бросил взгляд, а потом пошёл к месту проишествия. Яма была заполнена чем-то красным, по виду кошачье, а если ещё лучше разглядеть, то можно заметить то, что оно является леопардом. Интересно, учитывая какие они первокласнне покорители деревьев!
Так, под этой кошкой, судя по звукам, было что-живое. Серьезно?
А когда он увидел морду, то и вовсе остался в состоянии странного удивления. Именно с этим львом когда-то давно он дрался аки котенок, а потом чуть не свернул шею. То, что этот мир так тесен, пугало.
— Не помешал? — Задал вопрос Эзра, удерживая при себе желание плюхнуться сверху. Вдруг тут был жесткий "ынтим"?

+2

28

– Де-е-е ты-ы-ы бы-ы-ал-ахаааа? – кот умилялся происходящему, сам чуть было не заплакал, но, в сравнении с двумя большими кошками, которые были немного заняты, Мяут услышал хруст ветки и понимал, к чему все идет. Не такая уж она и толстая, чтобы выдержать две огромные тушки.
– Джи-и-имми-и-и-и! – все кричала леопард, а Мяут все пытался привлечь их внимание.
- Ээ... ребята.
– Чего ты меня не нашёл? – Мяут нахмурился.
- Ребята!
– Мы сно-а-а уместе-е-е, – они все продолжали ныть и обниматься, пока барханный кот выдавал им фейспалмы
- Ребят!
– Куда ты у-АААЙ! - естественно, эти два балбеса ничего не расслышали, а ветка продолжала стонать под их весом, скрипеть и разламываться. Мелкая щель все разрасталась и разрасталась, превращаясь в огромный надлом, который заставил ветку сломаться и полететь вниз вместе с леопардом и львом. Бедный Мяут находился прямо под веткой и еле успел ноги унести с пронзительным мявом.
На морде кота пролетел весь коктейль из эмоций - страх, из-за того, что чуть не превратился в лепешку из-за двух огромных для его мелкого тельца млекопитающих, то самое чувство, когда "я же говорил" и еще немного приправлено сочувствием к упавшим. Совсем чуть-чуть. Отойдя от произошедшего, кот наконец смог немного успокоится и на мордочке появились все признаки высокомерия, сарказма, смешков и "я ведь вам говорил, говорил же". Барханный плюхнулся рядом, распластившись на земле, глядя прямо в глаза придавленного Джессиным телом льва. И как только он собирался начать отчитывать двух неумех, которые решили взобраться на тонкую ветку вдвоем, совершенно не подумав, послышался другой звук. Земля начала уходить из под ног, в буквальном смысле. Под деревом находилась огромная яма, которая сейчас, от веса ветки и двух зверей решила себя показать и провалиться вместе с ними, оставив Мяута с шоком наблюдать за всем этим действом. Некоторое количество времени понадобилось на то, чтобы понять, что произошло, потом еще немного, чтобы глянуть вниз и проверить состояние падающих (второй раз уже), затем осознать, что лапа лилового потянута, а леопард не сможет вытащить льва так просто, соответственно и мелкий-кот-Мяут помочь им не сможет никак. Следовательно: нужна помощь, и срочно. Зато пока кот валит искать эту самую помощь, у них будет время поговорить, если Джеймс не начнет ныть из-за боли в лапе.
- Держитесь, я за помощью, - коротко оповестил их Мяут и, повернувшись, встретился взглядом с другим подходящим к ним львом. Вот так удача, даже бежать никуда не пришлось.
- Не помешал? - Мяут с облегчением выдохнул.
- Не помешал, друг, как раз наоборот. Не поможешь вытащить этого оболтуса?

+2

29

Северный ветер, который, быть может, дует вовсе и не с севера (но на севере, и холодный, потому и северный), роняет лиловую гриву на красную пятнистую макушку. В некоторых местах, отдельные пряди от этой гривы – мокрые от горячих слёз закадычного друга, и шерстинки на затылке Джесс тоже становились мокрыми, впитывая влагу, но это было совсем незаметно по сравнению с теми ручьями слёз, что пролили эти двое. Откуда только в них столько воды? Они уже иссохнуть могли, пока ревели на небезопасной плачущей ветке. Но это неважно, нет. И, видимо, никому нет дела до голоса, предостерегающего об опасности голоса, доносящегося откуда-то снизу. Как далеко внизу он находится? Наверное, слишком далеко, раз сквозь рёв его нельзя расслышать, а в один прекрасный момент становится всё равно: слышно его там или нет, две туши уже летят вниз и – ШМЯК. Лужи крови не видно, никто не хрустит, а значит, все целы. Джесси обратила внимание на то, какой приятной стала земля для её зада. Неужели она всегда была такой, а холодной и твёрдой стала только из-за голода и тоски? Красношкурой очень понравилось сидеть на здешней почве, она отметила, что с удовольствие поспала бы здесь, причём не раз.
На пятнистую голову слетел кусок коры, причём довольно приличный. Глаза Джесс «пробежались» вокруг независимо друг от друга, как это бывает с хамелеонами. Или ей показалось, что они странно двигались. Снизу донёсся голос. Он был знаком, очень сильно знаком молодой самке:
– Проверка. – Джесси опустила глаза вниз и увидела причину, по которой земля здесь ей показалось мягкой и тёплой, очень приятной.
– Раз, – ответила она, – два, – встала с Джеймса. Теперь Джесси осознала причину, по которой тутошняя почва ей показалась благоприятной для сна сегодня, завтра и вчера. Она даже немного расстроилась, но ненадолго. Опоре под лапами зверей не понравились пассажиры на борту и она отправилась куда-то далеко, искать других, не зайцы которые. А леопард, не устояв на ногах, снова, то есть обратно плюхнулась на спину Джеймса и вместе с ним пошла на дно.
Кажется, она услышала крик. Мигом подскочила на лапы и обернулась на отдыхающего на дне свежеиспечённой ямы льва. Чего-то он себе поранил, видимо, потому что на крик радости это не походило. Был ли слышен какой-то хруст? Джесс потрясла головой и подняла голову. Кот, с которым шагал Джеймс несколько минут назад, вырос и оброс синей гривой. Потом её взгляд заметил светлую морду пониже и она увидела того же самого кота, но уже в первостепенном обличье. Видимо, это сотрясение, подумала она, но лишний глюк сейчас не будет лишним, если он поможет вытащить Джеймса из ямы.
– Ну, как будем тащить, – обратилась она к своим глюкам, – спереди или за хвост?

+2

30

Надо же. Как так вообще могло случиться, что она, Мапх, попала по барану, да и не просто попала, а убила его со второго удара!? Несколько секунд самка стояла просто в шоке, не понимая того, что ЭТО случилось, случилось с НЕЙ и именно СЕЙЧАС. Видимо, удача наконец решила одарить львицу и разрешила подростку не споткнуться, не упасть, не пролететь мимо и вцепиться именно в шею. А может, удача-судьба просто решила избавиться от неугодного ей барана, а тут как раз Мапх рядом. Кстати, а вот мысли о том, что она ещё и спасла Альре (если уж не от смерти, так от встречи с рогами барана), даже не было. Выпустив теперь бездыханную тушку, Мапх уселась прямо на том месте, где стояла. Даже услышала голос Альре:
Я бы поохотился с тобой снова когда-нибудь потом, – нет, не возгласы удивления-восхищения-ещё-какой-нибудь-супер-радости, но тоже неплохо. Охотиться в паре, пожалуй, удобнее, чем одному. Хотя слова доносились до Мапх, как сквозь вату, ибо только-только сейчас львица могла мыслить. Мыслить в нормальном смысле этого слова, а не тупо стоять и моргать, пытаясь осознать, что произошло, когда, и с кем.
Я бы была не против, – улыбнулась Мапхелан и разрешила себе с ехидцей бросить ещё одну фразу, – Кстати, а у тебя был супер-план на тот случай, если я промахнусь?
Никаких «спасибо» Мапх не услышала. А всё потому, что слепая, да. Может, кто поглазастее и заметил, как едва шевелятся губы на мордочке льва, отведённой в сторону, но не Мапх. Она вообще переключилась на тушу барана. Достаточно крупный, пухлый баран. Воровато оглядевшись вокруг, будто не поймавши этого барана, а укравши его, Мапхелан всё-таки выбрала место, где, по её мнению, мясо должно быть вкуснее (ни черта она не угадала), и, особо не стесняясь, оторвала от барана знатный кусок. Вкусно, конечно, зато вся морда теперь алая-алая.
Надо бы не сильно тут задерживаться и представить тебя Варгу, – напомнил Альре самке. А та уже и позабыла про прайд, Варга, север и вообще про всё, кроме Альре, барана и холодного камня. Кивнув, львица ещё немного подумала (точнее, ей приятней было считать, что она с важным видом думает и деликатно откусывает от мяса крохотные кусочки, как леди, а не просто жрёт баранью тушу, вся испачкавшись), и вдруг спросила:
А какой он, этот Варг? Ты ведь уже видел его?
Ну, должна же быть у них тема разговора. Тем более, хотелось бы знать начальство в лицо, то есть, в морду. За всю свою жизнь Мапх видела лишь тощих, голодных львов, вороватых и довольно злых. Так что Варг представлялся львице полной противоположностью - необычайно крупный, мощный самец с огромной, пышной гривой, добрый, с мягким взором, как любящий отец, взирающий на других членов прайда. Лучезарный, уже в возрасте, но от этого не загрубевший самец... красивая мечта, но не более.

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Восточное подножье