Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Восточное подножье


Восточное подножье

Сообщений 31 страница 60 из 89

1

http://sf.uploads.ru/8kvZx.png

Высокая горная гряда полукругом окольцовывает Долину горячих сердец. Восточные склоны кажутся более дружелюбными, чем западные, так как лес здесь гуще и зеленее. Пологий подъем является местом обитания множества мелких животных и птиц, встречаются здесь и более крупные звери, в том числе и травоядные.


1. Любой персонаж, пришедший в данную локацию, получает бонус "+1" к охоте и поиску целебных трав.

2. Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Забродившие фрукты, Костерост, Адиантум, Сердецей, Чистотел (требуется бросок кубика).

+1

31

Когда он полностью осел на дно, плотно прижатый туловищем напарницы, падать было уже дальше некуда. В тот момент ему хотелось лишь замереть, не двигаться и немного полежать вот так, притворяясь придавленной мягкими тапочками божьей коровкой. Тёплое тело Джесси приятно обогревало спину, подобно одеялку и он, возможно, обрадовался бы этому в другой день другого месяца календаря... Всё-таки они как-никак на севере, а север - это не юг, однозначно, тут и усы отпасть могу от холода, не то что спина, однако лев был сейчас куда более увлечён своей ма-а-а-аленькой ненавязчивой проблемой, а вовсе не холодом местных земель. Пострадавшей лапой. Лапа неистово пульсировала, будто её кромсали тысячи жгутов, Джеймс был готов отгрызть её, избавиться, сказать, что он не её родной отец, что взял из детдома. Это было реально больно. Больнее только заехать в глаз когтем, вдохнуть воду носом, стукнутся ногой о... ах да, он и так стукнулся. Да разве может приличная лапа вот ТАК болеть? Выпороть её! Но... как избавиться от лапы насовсем? Как она без него выживет? А как он без неё выживет? Оставалось страдать и ждать. Он терпел. А вот Джесси, в отличии от Джеймса, похоже, отдыхать не собиралась вовсе, лапы у неё были целёхонькими. Доехав до конечной станции, напарница вышла из скоростного поезда "Джеймс-экспресс", конечно же потревожив пострадавшее транспортное средство. От новой волны боли у льва глаза сползли на лоб.
- АЙ!!! НУ ЧТО ЖЕ ТАК ГРУБО!? - возмущённо воскликнул он.
- Держитесь, я за помощью, - Джеймс мысленно помолился Мяуту который, благо, всё ещё находился наверху. В глазах льва кот был как никогда близок к Айхею (совсем чуточку ближе, нежели он, но в данный момент льву виделось всё иначе) и далёк от него, ассоциируясь в глазах льва с божеством. Далёкий Мяут - это как космос, нечто неизведанное, а неизведанному положено верить. По крайней мере сам Джеймс определённо  уже сейчас был близок к святому, он представлял, как поднимается ввысь с белыми крылышками и венком из красных роз на голове. Призрачные голоса, облака, красиво, но чуточку жутковато. Приз зрительских симпатий ему, за ангела с крыльями из бумаги.
- Вызови пожарного слона,  - взмолился Джимми, скосив глаза на небо и выискивая там хоть какую-то подмогу. 
- У меня лапа горит, -  и тогда, небо, начав резко темнеть, громко и ясно ответило ему... женским голосом. "Сигнал утерян, свяжитесь с ваши операторам связи позже". У них там рабочий день закончился.
Лев, обречённо вздохнув, опустил взгляд на порядком распухшую лапу, пока Мяут найдёт помощь, он окончательно скопытится. Джеймс в детстве часто наблюдал за тем, как бабушка с дедушкой лечат раненных, но теперь, видя перед собой собственную побитую конечность, он совершенно растерялся. Как лечить самого себя на дне ямы без необходимых трав?
- Не помешал? - лавандовогривый слегка откинув голову назад, стал разглядывать источник звука, к его удивлению, точнее, к его огромнейшему удивлению, смятению и ужасу в придачу, это был не просто незнакомый лев. У Джеймса непроизвольно отвисла челюсть. Это был Эзра. Немного неловко, учитывая то, что в прошлый раз он его так неплохо отравил. Всё-таки тогда надо было выбрать звонок другу...
- Ну, как будем тащить,  спереди или за хвост? - всё ещё ошарашенный Джеймс посмотрел на напарницу, с трудом вникая в смысл сказанных ей слов.
- ЧТО??? ТАЩИТЬ ЗА ХВОСТ!? - воскликнул лев отчаянно, отойдя от первой волны шока. Он уже ярко представил, как Джесси выкинет его из ямы прямо к Эзре, который может вообще хоть что вытворить с ним после того случая. Нет уж, лучше он в яме просидит до самой старости, чем полезет наружу если его ожидает такой исход!
- И-иии-ии-ить, Мя-я-яут, эти двое собираются меня изувечить! - в голосе Джеймса царила самая настоящая паника. Сейчас его начнут убивать.

Отредактировано James (19 Июл 2016 15:06:17)

+2

32

Здесь была просто картина маслом: Джеймс, который утонул под красным леопардом и барханный кот, который готов был сорваться за помощью хоть к морю. Если Эзра понял верно, то лев потянул заднюю лапу.. Или может совсем всего себя?
— Не помешал, друг, как раз наоборот. Не поможешь вытащить этого оболтуса, — кот прямо таки на глазах успокаивался. В странную, однако, компашку примкнул Джеймс, правда этот зверёк был не совсем к месту. У Эзры возникло ощущение, что он провалился к ним только потому, что не учавствовал в этом веселье.. Или "ынтыме?"
Лев на предложение кота легко кивнул, не сводя глаз с это милой парочки. Леопардица подскочила сразу, оставив льва так и грется в яме. И тот, валяющийся как дохлая серая масса, подал голос. Признаться, Эзра схватился за уши, чтобы их не лишится. Он там позвоночник себе сломал или что? Ночь на дворе, а орет как алкаш недобитый.
Кстати, а существуют пожарные слоны?
Леопардица сразу заметила Эзру, немножечко удивилась (слишком быстро, по-видимому, пришла помощь, произошла ошибка, пиу-пиу, сбой системы), но потом перевела взгляд на кота и таки сказал своё первое (для Эзры) предложение.
– Ну, как будем тащить — спереди или за хвост? — Предложение тащить за хвост было очень заманчивым, но ломать бедняге ещё и хвост не хотелось, но скорее не хотелось лишаться ушей.
— За язык самое то! На 95% безопаснее, чем за хвост и не запрещено законом! — Эзра специально улыбнулся как можно кровожаднее. Конечно, он узнал своего фиолетогривого друга. И был не в восторге от идеи вытаскивать его из ямы таким способом.
— И-иии-ии-ить, Мя-я-яут, эти двое собираются меня изувечить! — Эзра снова спасал свои уши, немного отойдя от края ямы, хотя теперь ему известно имя кота.
Но нельзя ли без этого крика из ада? Неизвестно кто тут бродит, может любитель львятинки?
Эзра боязливо огляделся, но не обнаружил в кустах злых аборигенов-папуасов, готовых сожрать путников вместе с костями.
— Идрить, Джеймс, перестань уже орать! Конечно, ситуация комична, учитывая, что вы провались вдвоем, — немного вскипел Эзра. Ему с утра досталось, а ещё этот своим криком пробивает льву нежное биополе!
Оглядев всю прелестную компашку, подросток вспомнил, что не представился. Ужас, ведь его знает только Джеймс!
В притворном ужасе он схватился лапой за голову, изображая крайне удивление:
— О, как я мог не представиться! Эзра, неудачный эксперимент Джеймса. Иначе откуда у льва может быть синяя грива! — Воскликнул он, теребя длинные пряди. Нет, ну вы что, Эзра ни на что не намекал, но та травка, которой траванул его Джеймс, осталась у него надолго в памяти.
Итак, теперь к делу, а то так и останется тут он ночевать.. А ночь темна и полна ужасов, муахахах!
— Давай лапу, путешественник к центру земли! — Улыбнулся Эзра, подходя к самому краю ямы.
Пусть хотя бы леопард сообразит, что его нужно будет ещё и сзади "подтолкнуть".

+3

33

- Ну, как будем тащить,  спереди или за хвост?
Мяут мурлыкнул и рассмеялся, при этом стараясь как-то это скрыть, чтобы не дай небо не расстроить Джеймса еще больше. Конечно, в отличие от того же Джеймса, он понимал, что никто за хвост его тащить не будет. Как они это сделают, тем не менее, не его забота, здесь он им не помощник, вы только посмотрите на его малюсенькое хрупко тельце, да он лапу этого лилового не поднимет, куда там всю его тушку, даже с помощью леопарда и другого льва.

— И-иии-ии-ить, Мя-я-яут, эти двое собираются меня изувечить! - упомянутый Мяут закатил глаза, а затем посмотрел прямо на джеймса ужасающими глазенками.
- А может по частям его вытащим? Так легче унести будет? - и злобно оскалился. Произведенным эффектом он был доволен. это же Джимми, он всему поверит, что сказано с такой серьезностью в голосе.
Тут голос подал синегривый лев, который до этого не назвал свое имя, а Мяут даже как-то и не замечал.
— О, как я мог не представиться! Эзра, неудачный эксперимент Джеймса. Иначе откуда у льва может быть синяя грива! - кот перевел свое внимание на него, перебираясь с лапы на лапу.
- А я Мяут, мозги и разум на нас двоих~ - протянул барханный, важно выпячивая грудь, будто представляется на сцене театра. Закончив с приветствиями, надо бы уже обратить внимание на орущего в яме большого ребенка и как-то ему помочь. Мяут оставил это на остальных, а сам немного отошел, чтобы не мешать. Он действительно надеялся, что его вытащат и залечат, все таки не смотря на то, что кот любил по глумиться над своим другом и пообзывать его оболтусом или еще кем, он им дорожил и оставлять в яме без лапы не собирался.
- Ну, держись, дружище, может останешься без хвоста, но мы тебя вытащим! - прокричал Мяут и улыбнулся, обнажая клыки, - И! Взяли!

Отредактировано Meowth (20 Авг 2016 20:17:02)

+3

34

Как можно было заранее предположить, Джеймсу не понравилось предложение Джесси. Он даже как-то слишком уж громко и слишком «верещаще» высказал своё негодование. Ишь, избирательный какой нашёлся! Ему тут помощь предлагают, чуть ли не из шкуры вон лезут чтобы придумать, как вытащить его невезучий зад и раненую лапу из ямы, в которой они оказались со всем остальным телом лавандовогривого, а он нос воротит! Неблагодарный! Засранец! Но красношкурая предпочла воздержаться (с чего бы это, интересно? не предвещает ли это страшной бури, какой здешние земли ещё не видывали и о масштабах разрушения которой не слыхали?) от комментирования неподобающего, по её мнению, поведения закадычного друга, к тому же ещё и при посторонних. Либо этот барханный кот так плохо повлиял на Джеймса во время отсутствия леопарда, либо лев самолично успел позабыть правила этика. Надо будет преподать ему урок, подумала Джесси, но после того, как выручит серого. Даже если это произойдёт против его воли. Что именно «это»? А всё.
– За язык самое то! На 95% безопаснее, чем за хвост и не запрещено законом! – послышалось предложение от синегривого. Джесс серьёзно обдумала это предложение и, конечно же, своими умными мыслями нашла изъян в идее молодого льва.
– Ага, за язык, как же. Там же зубы! Чтобы такая операция прошла успешно и точно безопасно, их сперва нужно удалить. – Сапфировый взгляд упал на раненого друга. Самка пожалела его и покачала головой, ведь какой лев без зубов? Никудышный, а ведь Джеймс и так уже крашеный. – Нужно что-то другое.
А жаль, идея-то изначально хорошая была.
– О, как я мог не представиться! Эзра, неудачный эксперимент Джеймса. Иначе откуда у льва может быть синяя грива!
– Едрить колотить, Джеймс, сына-то ты когда нагулять успел?! – ошарашенно воскликнула пятнистая, и, кстати, очень натурально. Вот и думайте теперь, всерьёз она так удивляется, или нет. Можно было бы сказать по-другому: серьёзно ли она такая доверчивая (или даже глупая), но если Джесс прознает, всем уши надерёт, так что тс-с-с.
В общем, всё трио (то, что целёхонько осталось) решило поиздеваться над бедным Джеймсом, причём явно не случайно. А он, бедный, распереживался весь, того и глядишь – поседеет молодым, а к трём годам ещё и лысиной обзаведётся. Ладно, хватит, команды «Взяли!» и «Дай лапу» прозвучали, пора действовать. Джесси обошла взволнованного бедолагу, уперлась лапами ему в круп и начала потихоньку продвигать. Заранее. Там сверху тоже вряд ли тормозить станут.

+2

35

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"8","avatar":"/user/avatars/user8.png","name":"Ale-Tie"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user8.png Ale-Tie

Шапка снега и льда с Одинокой Горы и близлежащих гор стремительно начала оседать, сначала порождая страшный грохот, а затем уже начиная сползать вниз. Снежная гряда движется медленно, но верно. Животные, ошибочно полагающие, что она не причинит им никакого вреда, бесследно пропадают в этой белой массе...

Духи обошли стороной восточное подножье, поэтому обитатели этой местности всего лишь имели возможность наблюдать, как долина и близлежащие окрестности оказались похоронены под огромными толщами снега.

+1

36

Безутешные глаза Джеймса «бегали» по яме, прости господи,  пока в переносном смысле, но сам лев был уверен, что до беды ему, с такими-то рьяными попутчиками, недолго осталось. Он был не против смириться с неизбежной карой, однако, как и в прошлые сто пятьдесят раз, льву понадобился тормоз, коим мог стать кто угодно. Конечно, самому Джеймсу было приятно осознавать свою паничную неукротимость, свою бурную истерию, балладу младенца, крик только что вылупившегося зяблика, протест кузнечика… в общем, как и всякий самоуверенный молодой лев, он думал о своей непобедимости. Потому что кто его может остановить? Правильно, никт… тот, кто громче крикнет.
Идрить, Джеймс, перестань уже орать! Конечно, ситуация комична, учитывая, что вы провались вдвоем, — Джеймс с явным притоком груза разочарования, скосил глаза вверх, в сторону голоса. Он не обратил внимания на весьма некорректный контекст, прозвучавший в последнем слове предложения подростка, точнее он его не прочувствовал, будучи не самым разборчивым львом в делах сарказма и намёков. В некоторой степени, наивность Джеймса защищала его от лишнего негатива, но с другой стороны…
Это же север, одному падать в ямы холодно! — с другой стороны, Джеймс, своим беззаботным незнанием и некоторой долей флегматичности, мог преспокойно ввести в краску не только всю округу, но и даже обидчика.
Тут такие ямы просторные, что даже если сюда упадёшь ты и Мяут, мы все свободно поместимся, — деловито продолжил разъяснять лев. Он, ну уж очень любил, когда его внимательно слушают, так любил, что даже забыл о  последней катастрофе учиненной им Эзре, его хищных словах и прочих поддерживающих предложениях озвученных в кругу друзей всеми по очереди. Однако смышлёный Эзра был ещё тем прохвостом, любящим внимание не меньше самого Джеймса. Его притворство и актёрская игра вызвали у нашего героя приступы зависти, неприязни и искренней печали. Джеймса не часто хвалили, когда хвалили, то не нахваливали, а вот когда ругали, то не скупились. Замкнутый круг несправедливости. Ему-то ведь тоже хотелось внимания, заботы зрителей не только благодаря крикам, но и благодаря истинным заслугам! А выходит, заслуг у него никаких не было, и нет вовсе, грусно. Недовольно отвернувшись в сторону стенки, из которой торчали коричневые корни, он потерял интерес и к своим проблемами, из-за которых был ор выше гор, и к недавнему желанию выбраться поскорее из ямы. Возможно, что мокрицы и муравьи, снующие туда-сюда, смогут его выслушать лучше, чем друзья! (нет)
От непутёвых мыслей, Джеймса отвадила напарница, чья репутация говорить восклицательным тоном была на уровне «я могу уже сегодня открыть театр драмы»:
Едрить колотить, Джеймс, сына-то ты когда нагулять успел?! – поскольку  лев, проникшийся собственной неудовлетворенностью прослушал слова Эзры, предложение Джесси ввело его в транс забвения быстрее, чем даже старца, занимающегося йогой пятьдесят лет.
Я? Сына? — она бы его ещё спросила, откуда дети берутся! Ну, что она от него хотела, он сбежал из дома как раз в тот период, когда должен был проходить эту тему с преподавателями… должен был, но не прошёл.
Никого я не выгуливал, — буркнул Джеймс, плотно прижимая уши к голове, он покосился на Эзру, виновника всех этих странных вопросов в его сторону. Но Эзра, тем не менее, не высказывал никакой другой агрессии, помимо слов, и можно сказать, даже выглядел дружелюбно (насколько позволяли видеть Джемсу глаза. К слову, кто выключил свет?)
Не успел Джеймс опомниться, троица поспешила начать вытягивать его из ямы, Мяут зычно закричал, Джесси стала толкать, Эзра тянул лапу помощи. И тут раздался глубокий, насыщенный, оглушающий гул, словно небо разгневалось и стало падать.
М? Что такое? — с любопытством протянул молодой лев, в его голосе не было и грамма паники. Единственно, что ему захотелось, это увидеть, то, что происходит наверху. Долго не думая, он встал в полный рост, слегка прихрамывая на левую переднюю лапу, доковылял до ветки, на которой ещё не так давно рыдал вместе с Джесси, совершенно спокойно запрыгнул на неё и по мостику вылез из ямы без каких либо проблем. Дальше он уставился на горы и стал смотреть, как огромные глыбы льда, вперемешку со снегом, катятся вниз, покрывая всё вокруг толстым, белым одеялом. Джеймс слегка пошевелил плечами от  изумления и обернулся в сторону компании, намереваясь поделиться своими впечатлениями по поводу лавины, однако когда зеленоглазый обернулся, то на него напала лёгкая волна смятения, а что если… только что, сейчас, его не могли вытащить из ямы лев, леопард и кот, но за какие-то считанные секунды, неведомым образом, он вышел из ямы сам...

Отредактировано James (20 Авг 2016 19:50:15)

+1

37

Эзра после слов кота и леопарда прямо таки с сочувствием покосился на Джеймса. Друзья у него что надо —  помогут и поддержат добрым словом.
—  Едрить колотить, Джеймс, сына-то ты когда нагулять успел?! —  Теперь настала очередь побледнеть синегривому и встретится взглядом со своим забавнейшем товарищем, после экспериментов которых он проблевал в прямом смысле этого слова целые сутки.
—  Какой "сына?" У меня-то смотри какие волосы синие, натура продукт, а тут... —  Эзра запнулся, подбирая нужные аргументы, совершенно забыв, что разница у них в возрасте минимальная. Попал "дитачка".
Барханный кот таки понравился Эзре не только своим чувством юмора, но совершенно особым участием в процессе вылавливания Джеймса. Тот как бы стоял в сторонке, но принимал просто самое активную деятельность.
Да, его "И взяли!" произвело магический потрясающий эффект. Лев некой силой двинулся вверх, хотя просто его под зад выталкивала леопардица. Тут просто происходило чудо. Эзра с мордой вселенского супер-героя протянул Джеймсу лапу, чтобы произошло торжественное воссоединение путешественника из центра земли и "поверхностного" льва. Момент, который просто обязан был остаться в истории.
Но тут раздается где-то вдалеке такой протяжный гул, что будто у тысячи слонят заурчали животики. Джйемс заинтересован им... И, игнорируя протянутую лапу, сам цепляется лапами за землю, вытаскивая себя.
От такого межгалактического облома Эзра сперва зависает как старенький компьютер, а потом просто садится на попу, продолжаю смотреть на то место где только был Джеймс.
—  Как.. Как так-то? —  Только что этот лев умирал, возрождался из пепла как феникс, а потом снова здоровый! Просто лапку растянул.
Эзра обернулся в сторону источника шума, когда все практически прошло. Все просто нахрен завалило снегом и льдом, который еще по инерции продолжал немного расползаться.
—  Вы ж не туда шли, да? —  Задал Эзра вопрос скорее самому себе, не сводя глаз с результата столь огромного снегопадения.. Или снегоскольжения? Как это вообще назвать?

+2

38

офф

Мяут просил пропустить его очередь

— Я? Сына? Никого я не выгуливал.
Джеймс, кажется, не понял мысль красношкурой, но в принципе она осталась довольна.
—  Какой «сына?» У меня-то смотри какие волосы синие, натура продукт, а тут...
А вот этот лёва уже оказался догадливее и, видимо, не пропускал нужных уроков в детстве. Джесси даже подумала, что, не будь на нём столько шерсти, она бы увидела, как щёки, да и вообще всё лицо Эзры покраснели.
Хе. Хе-хе. Ха-ха-ха! Так их, Джесси, так их, ударяй по их мозгам своей гениальностью, заставляй их дребезжать, как холодец; бей по ним своим гениальным умом, своей гениальностью. Я повторяют? Пф, и ещё много раз можно это повторить, и всё равно слова не передадут в нужно мере гениальность пятнистой дэвушки. Ге-ни-аль-нп. Не согласны? А она согласна, все вопросы к ней, если что, разборками тоже она занимает, очень профессионально и классно, между прочим. К чему это? Да ни к чему, просто пара слов о Джесси, если вы с ней ещё не знакомы. Так вокруг чего там весь сыр-бор-то произошёл? Надо меньше отвлекаться.
Итак, Джесси, своей самой лицеприятной стороной обращается к самой нелицеприятной стороне Джеймса и по-дружески, практически бескорыстно помогает вылезти ему из ямы. К самой лицеприятной стороне Джеймса обращён, почему-то, кто-то другой. В конце концов это она здесь дама, причём единственная и неповторимая, и ей не место в самой попе этой мягкой ситуации. То есть не место здесь, носом чуть ли не утыкаясь в чужую попу (можно только в свою, всё-таки привычней и роднее) пыхтеть и, простите, потеть, а ведь она только недавно умывалась! Она должна быть выше, стоять перед лицом своего друга, морально поддерживать его оттуда, откуда эта поддержка будет более убедительной и поддерживающей. В конце концов преимущество у того, кто сверху. Если Джеймс начнёт вдруг падать, то на кого? Хрупкая леди может не выдержать такого случайного покушение на её физическое и моральное здоровье, а нервов с этими львами нужно ой как много.
Итак, тянут-тянут, вытащить не могут. Не успевает дедка на помощь позвать мышку или бабку, как вдруг в стороне случается шум, отвлекающий на себя всё внимание всех. Джесси, всё ещё упираясь лапами в круп раненого Джеймса, вскидывает голову, поглядеть, что там такого интересного и серьёзного, что прерывает столько тонкую и серьёзную операцию по спасению утопающего. Только леопардица нашла нужный курс, только сфокусировала на слетающий с гор хоровод снега и льдов свой взгляд, как вдруг опора куда-то как ни в чём не бывало потопала. Причём слишком неожиданно, безо всякого предупреждения. Пятнистая не успела среагировать, и с опасливым «ой-ё-ёй» плюхнулась мордой прямо в землю, на тёплое местечко со знакомым запахом одного знакомого льва.
– Еееемссс! – послышались глухие звуки, а затем Джесси подняла голову, повыплёвывала землю, вставая и выбираясь из ямы. Снег, конечно, здорово. Наверняка он вкуснее, чем земля. Нужно было сначала голову поднять, а уже потом возмущаться, но желание покричать наступила быстро, нежданно-негаданно, и нельзя было его проигнорировать.
– ДжеймСИ! – вроде спокойненько начала своё обращение молодая самка, но в конце имени таки не удержалась и выкрикнула его. Конечно же, красиво и звучно, хоть стой хоть падай, в море бы всяким там русалкам дёру дала страшную, кораблей и скал бы не хватило, но не о том сейчас речь (как обычно). Леопардица негодующе уставилась на друга, мысленно подбирая слова, но внешне показывала это так, будто даёт ему шанс на спасение. Будто безмолвно говорила ему: «Вот спасательный круг, его не видно, потому что он в желудке крокодила, поэтому сначала залезь в крокодила и спой колыбельную». Где связь? Это не важно, самое главное здесь – крокодил. Голодный и страшный, и он стремительно надвигается на одного симулянта, у которого времени всё меньше и меньше, а вулкан уже пыхтит.

+1

39

Мгновение до того, как в воздухе можно будет рассмотреть пар превращающийся в морозные кристаллики. Мгновение, до того, как... Что ж, он знал цену своим поспешным шагам и она ему была не по карману. Морщинки на лице, хмурый взгляд голубых глаз, всклокоченные шерстинки на загривке: навеяли на Джеймса смутные воспоминания о чём-то крайне важном. Но вот о чём? Кадры замедлились. Вдали ползли толщи снега, чавкая сытной животной фауной, а рядом, чавкая песком, наползала Джесси. Снежная лавина определённо выглядела более спокойно. Может того, головой в снег? Э-э-э-х, отроет. Взгляд Джеймса зацепился за корешок возле лап Эзры, а потом поднялся выше, наткнувшись на нечто безусловно прекрасное, словно ария бабочек в снегах источающих лунный свет. Он мог бы разозлиться на этого паразита за столь коварный план, надо же: упал, притворился отравленным ради камня, заставил его поседеть раньше времени (теперь понятно, почему Джемсу нужен краситель на макушке), но... его осенило. Как же глупо было про это забыть! Лев перевёл удивительно бесстрастный взгляд на Джесси и моргнул, ловя её контактные молекулы вспыльчивости каждой шерстинкой на спине, однако он больше не боялся гнева. Он был столь взволнован и одушевлён, что с трудом удерживал в себе чувство спокойствия, но так нужно, пожалуй, это один из самых важных моментов в его жизни, который нельзя испортить.
- Я... - он замялся. Горькое напоминание о её утрате всё ещё свербило в глазах потоками неудержимой радости облегчения. Если бы они только не свалились в эту яму... он бы ещё пару раз всплакнул. Ему безмерно трудно давалась безутешные дни разлука и вечные поиски без лучей надежды на светлый исход, пески, жара и жуткие холодные ночи. Но теперь всё позади, и Джеймс понимал, что этот шаг должен напомнить им обоим о тех днях, когда они плечом к плечу сражались против ненасытного мира, неся в лапах светлое будущее и надежду. Он смиренно нагнулся, почти коснувшись блёклым носом снега под ногами и одна из лиан на его шее начал потихонечку сползать, ероша пушистую гриву. Напряжённые передние лапы льва уперлись в морозную почву, в передней пострадавшей конечности неприятно стрельнула резкая пронзительная боль, Джеймс поморщился, однако не вскрикнул. Один из медальонов звонко брякнул, освободив Джимм от своей непомерной моральной тяжести. Кулон слегка потрепался за времени скитаний и на нём всё ещё виднелись грязные буроватые брызги, оставленные на память о том злополучном дне. Лев сосредоточенно прикусил лиану зубами и вернув голову в привычное положение, испуганно посмотрел на напарницу. Между ними возникла непривычная ледяная стена молчания, на этот раз он не знал, как её растопить: сделать нечто ещё более глупое, чем пять минут назад или вообще превзойти все прошлые результаты..? После несколько секундной паузы, он наклонился к Джесси и его лапу обожгла новая волна боли, но прежде чем взвыть словно подбитый самолёт, он всё-таки надел ей памятный медальон команды Р.
- Чтоб сплотить всё наше поколение... - прохрипел Джеймс, щуря один глаз и прижимая больную лапу к груди, - я так больше не могу, больно! - проревел он настойчиво, подъём из ямы лишь сильнее усугубил ситуацию и теперь ему точно нужен был лекарь. Срочно. Где тут кнопка 03?

Отредактировано James (12 Ноя 2016 21:31:48)

+1

40

Отметая нашу суровую реальность. Интересно, а что думает и чувствует жертва, глядя на хищника, который сожрёт её в следующее мгновение? Глядит ли она ему в глаза? А о пощаде молит? Зверёныш, загнанный в тупик, седеет от ужаса, плача: «Санта-Мария, Санта-Мария, Санта-Мария», не зная, кто это... А хищнику нравится такая власть над своей жертвой? Власть над её жизнью. Кого-то это, наверное, даже забавляет.
Вот Джесси чувствует, что ей нравится быть хищником. Суровым и опасным. И когда ей удаётся кого-то (в приоритете Джеймса) напугать, в прямом или же не очень смысле, есть у леопардицы внутри какое-то удовлетворение. Ну вот приятно ей производить такое впечатление. Но не только такое, быть хорошей она тоже любит и умеет. Что-что? Умеет она. Сомнения есть? Команда «Р» вездесуща, найдёт всех сомнительных и Джесси лично переубедит.
В общем, глядит красношкурая хищным взглядом на своего закадычного друга, выплёвывая остатки песка и недовольно постукивая хвостом по земле. Глядит и чует, что что-то не то. А спустя несколько мгновений (три или четыре) и видит. Джеймс бесстрашен. Неужто Джесси хватку теряет? А куда делся страх перед волшебным подзатыльником? Или его никогда не было? Ну, страха этого. Джесси всё себе выдумывала? Да ну нет, быть того не может.
Пятнистая молча следила за львом, за его действиями и эмоциями. Пока следила, даже взгрустнула снова, и злость на Джеймса, которого она посчитала бессовестным симулянтом, немножко отступила. А то, что он сделал дальше? О...
Медальон, сползший с гривастой львиной шеи, блеснул на солнце, поймав солнечный лучик. Этот блеск, исчезнувший почти сразу, успел влететь в голубой глаз, а через него и в мозг леопардицы, и задеть одну из его извилин. Либо ту, которая отвечала за память, либо другую, ту, что отвечала за чувства. Явно одну из этих, потому что как только лиана слегка взъерошила пятнистую шерсть, а тёплый медальон соприкоснулся с шеей, Джесси расчувствовалась.
– Чтоб сплотить всё наше поколение...
Ах, Джеймс, хитрый ты чёрт.
– Правду и любовь навсегда изжить!
Не обращая внимания на вскрик льва о боли, Джесси обхватила его сперва одной лапой, а потом, притянув к себе, и второй. Не могу утверждать, но, кажется, со всхлипом она чуть-чуть нос почистила о лавандовую гриву. Это не точно, но разок она шмыгнула. «Шмыг» был, это да, не будем отрицать. Но на всякий случай: прости, Джеймс. Джесс поможет тебе помыться, если что.
– Так уж и быть, – самка отпустила друга, убрав одну слезинку с щеки пальцем, – ты прощён. Но не полностью. Надо немного поработать, согласен? Конечно. Иди, поймай нам что-нибудь, а я тут... покараулю, за котом твоим послежу.
И тут же отвернулась и ушла в сторону, утаскивая с собой то время, в которое Джеймс мог что-нибудь ей возразить.

+1

41

-------→ Северный берег реки Мазове

Оставив реку далеко позади, медянка оказалась в совершенно другом месте. Перед взором кошки, открылась необычная и завораживающая картина. Местность окружали горы, вместо привычной горячей земли, под лапами лежит снег. Пройдя лишь половину пути, львицу одолела сильная усталость. Она едва дошла до ближайшего кустарника, где завалилась на землю и практически сразу отправилась в сонное царство Морфея.
Проснулась зеленоглазая через несколько часов от странных звуков, исходящих совсем неподалеку. Хотя, если быть честной, то львица разбудила внезапно подкатившая волна тошноты. С тех пор, как она догадалась о своём положении, эти явления стали частыми гостями. К счастью, все неприятные ощущения исчезают так же быстро, как и появляются. Зевнув, обнажая острые клыки, она поёжилась. Усатая настолько привыкла к ежедневной невыносимой жаре, что даже небольшое понижение температуры, способно вызвать дрожь во всем теле. Несколько неуклюже поднявшись, самка осмотрелась, дабы узнать источник шума. Она шла вперед, и с каждым разом, звуки доносились громче. По мере приближения можно было различить слова. С легким дуновением ветра Мунаш уловила запах хищников. Пребывая в заторможенном состоянии, медная не сразу поняла, что к чему. Не скрывая своего местоположения, она просто в открытую вышла к чужакам. В её сонных глазах читалось полное непонимание происходящего, ибо самка стояла как истукан, вылупившись на хищников. Она увидела льва и леопарда, точнее самец лежащий возле ямы, громко вопил, словно над ним устроили расправу. А его напарница кажется совершенно спокойно реагирует на всё происходящее. Медянка тряхнула головой, избавляясь от остатков сна и наконец понять, что вообще здесь происходит.

Отредактировано Мунаш (28 Янв 2017 15:35:38)

0

42

Правду и любовь навсегда изжить!
Кажется, он никогда не умел подбирать необходимый  такт для своих действий. Кричал, когда нужно было молчать, молчал, когда нужно было кричать, и что толку скрывать - творил странные, а порой и глупые вещи. Но что бы он не натворил в недалёком прошлом, так неловко, беспричинно  нелепо и беззащитно Джеймс ощущал себя впервые. Что ему стоило выпендриваться перед первым встречным или наплести с три короба? Абсолютно ни-че-го. А тут...  почему он всё ещё не в нокауте? Так ведь и вправду проще: лежишь себе спокойно, смотришь на птичек, не понимаешь почему влепили такой смачный подзатыльник, но рад тому, что не засадили второй. Огненный мех Джесси не заставлял сомневаться в том, что она может повергнуть его в кромсающий ужас пикирующей ласточки. Чего ты ждёшь? Он робко посмотрел на самку всё ещё держа навесу лапу о которой ещё несколько секунд готов был петь серенады. Неужели Джесс и вправду так сильно изменилась? Что с ней случилось в тот день? Эти вопросы вот-вот должны были сорваться с его уст. Ему было неприятно, огорчительно мерзко спрашивать об этом у неё напрямик теперь, он знал, что должен задать хотя бы один вопрос, однако медлил и выжидал те последние секунды, когда Джесси всё-таки соберётся с духом и огреет его лапой по макушке.
Она сорвалась с места, а он с глубоким чувством - "бежать!", стараясь сдать назад, зашебаршил задними лапами по скользкой земле. Не в ту сторону, Джеймс. Надо бы поставить зимнюю подошву. Он нелепо, то ли взвизгнул, то ли всхрюкнул пытаясь противостоять надвигающемуся неизведанному новому поведению напарницы. Почему ему вдруг подумалось, что Джесс захотела покарать его по новой методике - не известно. Это был инстинкт высшего уровня. Противостоять у него получалось даже хуже всего остального, хотел припарковать Джесси лапами - встрял на месте. Видимо характеристика  - "сопротивление", выдавалась новорождённым львятам по какой-то особенной президентской карточке. Что? У вас нет карты? Следующий!
Сокрушая все худшие ожидания Джеймса, Джесс безропотно стала обнимать его. Он сделал самое растяпистое выражение на морде, какое только мог вынести этот мир, и обмяк в лапах самки, не в силах сдвинуться с места. Его грудь наполнило большое облако умиротворённого облегчения, он прерывисто вздохнул, сдавливаемый тугими объятиями, и тихо улыбнулся.
- Ничего, Джесс, всё в порядке, - проговорил он, успокаивающе поглаживая её спину мягкой лапой. Он ещё не подозревал, что скоро ему понадобится шланг, дабы отмыться.
Так уж и быть, - тон синеглазой леопрды внушал Джеймсу приятную надежду на светлое будущее. Ну, сейчас-то он познакомит Джесси с Мяутом! И Эзрой... а куда он, собственно, делся? Джеймс озадаченно огляделся. Вот же паршивец вороватый.
-...Иди, поймай нам что-нибудь, а я тут... покараулю, за котом твоим послежу.
- Поймать? - переспросил он обыденно. Конечно, те два месяца не прошли даром, он всё ещё совершенно не умеет охотиться!
- Я принесу самое огромное травоядное, - горделиво задрав нос, похвастал Джеймс без следа раскаяния на физиономии.
- Джеймс, ты же абсолютно не... -  начал было Мяут.
- Самое огромное, - настойчиво рявкнул зеленоглазый, хмуря тонкие брови, - неужели ты мне не веришь, Мяут? Я профессиональный охотник с идеальной базой данных. Я умею красться, - он загнул палец на лапе, - умею бесшумно нападать, - второй, - умею... много чего умею!
С воинственным видом добытчика, он озвучил короткое:
- Ожидайте, - и удалился на поиски.
-------------→  Долина горячих сердец

офф

мне стыдно за этот пост

+3

43

Какой Джеймс молодец! Хватило бы и пары каких-нибудь зайцев, но «самое огромное травоядное» не то что выглядит, но даже звучит лучше, не говоря уже и о вкусе и количестве мяса... несмотря на то, что его ещё нет. Но всё равно, мм, у леопардицы аж в животе заурчало. Надо надеяться, что не просто так. Джеймс ведь пообещал «самое огромное травоядное», значит, такой спрос с него и будет, когда вернётся.
Джесси довольно кивнула вслед уходящему лаван... ду? В общем, иди, самец, добывай слона своим львицам и львятам. А если их нет, не переживай, труды твои напрасны не будут, туша не пропадёт, друзья об этом помогут позаботиться. Один пятнистый друг точно поможет. В конце концов, ни на что больше он(а) и не годится.
А? Что?
– Эй, а ты ещё кто такая?
Джесси только повернулась, чтобы лечь и отдохнуть после долгой, очень сложной дороги и бурной встречи, как увидела кое-кого (кое-кто сам поймёт). Брови очень сильно помогли красношкурой создать возмущённо-удивлённый образ, такой, будто это реакция очень смелого зверя на вора-убийцу, покусившегося на чужое имущество. Пузатая львица мало подходит на его роль, но Джесси всё равно будет совсем бесстрашной и самой главной в этой ситуации. Вот только в какой? Это не страшно, что пока она неясная, Джесси самый профессиональный профессионал. В чём? Абсолютно во всём! Не верите? Записывайтесь на консультацию, но будьте готовы заплатить, и много. Внести полную предоплату, с процентами на всякие разные случаи. И подождать. Долго. Возможно, вы не дождётесь, но оно того стоило бы, поверьте.
– Шпионка, да? – Джесси подлетела к незнакомке, стреляя в неё оценивающим взглядом, колотя пушистым, но грязным хвостом по земле, припорошенной тающим снежком, недоверчиво заглядывая в зелёные глаза. – И не пытайся обмануть меня, я по твоим ушам вижу, что да!
Леопардица быстро обошла львицу по кругу, показательно выпустив когти и впивая их в землю, показывая, какая она опасная, фыркая на медянку и продолжая показывать свои невероятные экстрасенсорные способности, не давая обвиняемой и слова вставить:
– Давно за мной следишь, да? Я ещё вчера слышала что-то подозрительное с дерева. На слона моего глаз положила, да? И не пытайся обмануть меня, по животу вижу, что да!
Красношкурая уселась в нескольких шагах от львицы, не меняя своего взгляда и не замолкая.
– Ну, чего молчишь? Отвечай! Кто такая? Признавайся! На кого работаешь? Ну? Ну? В молчанку играть будем, каналья?
Теперь замолкла, но скорей, это ненадолго.

Отредактировано Jessie (14 Фев 2017 19:11:30)

+1

44

офф

Извиняюсь за задержку. Если я сегодня не опишу схватки со всеми вытекающими последствиями, то роды надолго затянутся. И да, я забыла уже, как этот процесс описывается х)

Самец, что недавно своим воплем спугнул стайку птиц, поднялся на лапы, как ни в чем не бывало, и покинул напарницу. Он даже не заметил молодую кошку, впрочем, это не столь важно. Однако, надолго без внимания она не осталась, вскоре после ухода льва, Мунаш обнаружила знакомая усатого.
– Эй, а ты ещё кто такая?
Неожиданная реакция пятнистой, отчего у медянки пропал весь остаток сна. У самки явно был хорошо подвешен язычок, раз она накинулась на львицу со столь наглым видом. И манеры у этой странной дамочки тоже отсутствуют, печально. Растерявшись на мгновение, зеленоглазая словно потеряла весь свой словарный запас.
На слона моего глаз положила, да? И не пытайся обмануть меня, по животу вижу, что да! - какого к черту слона?! Что вообще несет эта кошка? У хищницы глаз нервно дернулся от словечек незнакомки.
- Шпионка, которая даже не попыталась скрыться? Как я с таким животом могу за кем-то следить? - гаркнула медянка, вперившись злобным взглядом на пятнистую. Молодая львица сейчас больше напоминала шар, и с трудом передвигалась, а её вдруг обвинили в шпионаже.

- Было бы за кем здесь следить, глупая ты... - но договорить зеленоглазая не успела, застыв на месте с открытым ртом. Резкая боль пронзила живот, захватывая в основном, нижнюю его часть. В глазах потемнело, чтобы не рухнуть ничком на землю, хищница села. Боль утихала, однако не надолго, а через несколько секунд она вновь возобновилась. Мунаш запаниковала, ибо не рассчитывала, что именно сегодня начнутся схватки.

- Я.. рожаю., - сдавленным голосом произнесла кошка. Она впервые готовилась стать матерью, а потому так хотела, чтобы рядом был кто-то опытный. Схватки между тем, становились с каждым разом всё чаще и сильнее. Издав болезненный стон, медянка опустилась на землю, в надежде хоть как-нибудь облегчить состояние. Но она не представляет, что ждет её дальше.

+3

45

Львица, как только ей дали слово, тут же завозмущалась и принялась отнекиваться. Вот прямо как настоящая шпионка. Джесси прищурила глаза и довольно закивала, безмолвно говоря: «Я так и знала, а я была права!» Так, пока эта не-шпионка (хотя по ушам ведь видно, что-то с ней нечисто) не исчезла, подняв вокруг себя огромное облако пыли, как умеют делать только эти хитрохвостые шпиЁны-шампиньЁны, нужно заговорить ей зубы и задержать до возвращения Джеймса. Кстати, где это он пропадает так долго? А, нет, не долго.
– Как я с таким животом могу за кем-то следить?
– Ой, вот животом своим не прикрывайся! Маскировка, что я, не вижу что ли?
Джесси немного подумала-подумала, и решила, что пора приступить к игре «Плохой патрульный – хороший патрульный», но поскольку Джеймс где-то прохлаждается занят очень важным делом, а именно добычей самого крупного травоядного, что, несомненно, действительно является очень важным делом, то обе роли леопардица вынуждена будет исполнять самостоятельно. Нужно только достать с неба солнце и пихать его в морду львице, и скакать с места на место: слева будет сидеть Хорошая Джесси, а справа будет стоять Плохая Джесси. Пятнистая, конечно же, понимает, что солнце в лапу она взять не сможет, слишком уж оно горячее, поэтому решила маячить перед лицом незнакомки листьями.
Отлично, план есть, придумался он очень быстро, львица и понять ничего не успела, это точно. Джесси быстренько сорвала несколько листьев с ближайшего невысокого дерева, что стояло всего в нескольких шагах, уже подняла лапу с ними и собралась начать допрос в форме той игры с обиды на слова «глупая ты..», как услышала:
– Я.. рожаю.
Голубые глаза чуть ли из орбит не вылезли.
– Ч-чего? – удивилась самка и немного помолчала. Нет, не таким образом она хотела задержать львицу. – Зачем? Отставить! С.. с.. симулянтка!
В любой непонятной ситуации называй всех симулянтами!
Джесси, не зная, что ей ещё делать, бросила охапку листьев в Мунаш. Сорвала ещё немного и снова бросила их в львицу, которая уже лежала на земле. Леопардица прыгнула в сторону, потом в другую, оказавшись таким образом у рыжего распухшего живота. Несмотря на шок, она поняла, что бросание листьев не очень помогает, поэтому она положила лапы на живот и слегка надавила на него.
– А-а-а-ай, фу!
Такого делать Джесси больше не хочет, поэтому она сорвала ещё листьев и вновь бросила их в львицу.

+5

46

– Зачем? Отставить! С.. с.. симулянтка!
Будь её воля, медная с удовольствием бы отложила далеко не приятное занятие. Схватки усиливались с каждым разом, и это ведь только начало. Молодой львице предстоит почувствовать весь спектр болевых ощущений. Она видела, как леопардица беспомощно металась в разные стороны, не зная чем помочь беременной.

- Эй, я рожаю, а не умираю! - проговорила кошка, снимая со своей головы листья. Хищница не придумала ничего лучше, как закидать Мунаш листьями. Впрочем, это не помогало процессу. Новая волна схваток была гораздо сильнее, отчего зеленоглазая издала истошный вопль, а после начались потуги. Львица рычала, царапала землю когтями, но лежать на земле спокойно она не могла. Спустя несколько минут, которые казались вечностью, появился первый львенок. Боль немного утихла, и самка могла немного приподняться, дабы взять новорожденного. Аккуратно подхватив его за шкирку и положив его перед собой, она приняла снова лежачее положение. Инстинкт подсказывал молодой матери, что нужно вылизать меховой комок, а затем покормить его. Шершавый язык кошки прошелся по маленькому тельцу, убирая с шерстки кровь. Закончив с умыванием, она положила котенка рядом со своим животом, слегка подтолкнув его к нужному месту, а сама могла немного передохнуть. Долго расслабиться ей не позволили вновь начавшиеся схватки, с последующими потугами. Второго львенка, самка родила достаточно быстро. Особо не разглядывая новорожденного, хищница проделала те же манипуляции, что и с первенцем.
Зеленоглазая рожала одного за другим, и только после пятого детеныша, огромный живот кошки сдулся. Умыв последнего котенка, медная выдохнула с облегчением. Такая большая нагрузка на организм не прошла бесследно, у Мунаш ныло всё тело, она безумно устала. Взглянув на свое потомство, зеленоглазая удивилась тому, насколько их много. Пять абсолютно разных львят, кто-то унаследовал окрас матери, а кто-то взял большую часть от отца. Но есть детеныши, совершенно не похожие на родителей внешне. Однако теперь это не играет никакой роли, все малыши живы и здоровы, это главное. Молодая львица нежно улыбнулась глядя на пищащих комков. Она поняла, что вся та боль, через которую пришлось пройти, стоило того. Самка совершенно не жалеет, что рядом нет горе-папаши, Мунаш сама готова воспитать львят.

+2

47

Богороща

Траин чувствовал себя трусом. Мальчишкой, который возомнил себя героем, а на деле бежал от самого главного своего врага – себя самого. В тяжёлом путешествии с Шантэ и другими он вырос душой и телом, но каждый раз что-то странное и до боли знакомое тянуло его в места, которые он видел впервые, будто само его нутро стремилось к знакомому – чему-то пережитому в прошлой жизни. До этого дня Траин не понимал, что это, теперь же видел – прошлое. Невозможно избавиться от него, потому что оно всегда было частью его самого. А он отчаянно пытался оторвать кусок плоти, избавиться от него, оставляя глубоко внутри себя рану, которая никогда не прекращала кровоточить. Он вспомнил о ней только сейчас, и за это себя ненавидел. Он был признателен и благодарен той львице, что приютила его, не позволила погибнуть в песках пустыни сироте, и даровала ему новую жизнь, но в погоне за ней молодой лев потерял себя самого. Забыл, кем был всё это время – сыном своего отца. Может, по этой самой причине его так тянуло к Шантэ и её семье? Он чувствовал в ней родную кровь, но не мог себе в этом признаться, потому что не хотел вспоминать день, изменивший его жизнь.

- Да, Один.

Он помнил историю, словно мрачную и холодную сказку, которую рассказывал ему отец. Помнил ночи на юге – тогда ему казалось, что северный ветер, пробирающий до самых костей, задувал к ним в логово и ерошил короткую шерсть. Кто-то звал его в ночи из темноты, играя причудливым светом на небосводе и всё это было будто взаправду – мир, который всегда существовал здесь, на Севере, и неизменно манил его на земли предков.

Он помнил Богов. Лютых и безжалостных. Помнил шум битвы, который звучал у него в голове, когда отец рассказывал о Вальхалле. Помнил о львах, что спустились с самой вершины гор. Белоснежных, будто снег, с ледяными голубыми глазами – холодных и ярых, словно снежная буря, и львицу, чей поцелуй был подобен прикосновению смерти. Это были сказки его детства. Ужасные и правдивые – которые мать-южанка пыталась прогнать лучами горячего солнца, ведь не все земли покрыты снегами, а он был рождён здесь. Не на Севере, и никогда не ступит на те земли.

- Моя мать была южанкой, - ни тени оскорбления, хотя Траин отлично помнил, как львы Севера относились к таким, как она – чужаки, неприспособленные к жизни. Слишком слабые, чтобы подарить достойное потомство, слишком грязные, чтобы иметь право жить в снежной долине. Их приносили в жертву Богам, но об этом лев решил умолчать – ни к чему эти рассказы. Он не хотел бы встретиться с истинными северянами, которым их Боги важнее любого здравого смысла и не ведомо милосердие. Они прожили здесь достаточно времени, но ещё не встретили ни одного северянина – много пришлых львов, которые селились у склона, поближе к теплу и подальше от холода Одинокой скалы. – Отец – северянином, - продолжил Траин, погружаясь в свои воспоминания. – Он жил там, на вершине горы, - лев повернул голову в сторону ледника, показывая взглядом на его вершину. – Их называют Краями вечной зимы. Там намного холоднее, чем здесь, а снег… снег никогда не сходит.

Траин помнил, как они отреагировали на снег, увидев его впервые. Поначалу было сложно, но со временем они свыклись, а тёплое солнце прогрело землю, начиная подтапливать снег, сошедший с вершины горы. Со временем его не останется, и хотя воздух никогда не станет таким же тёплым, как в большей части саванны, здесь не будет того безжалостного холода, который пробирает до костей.

- Он пришёл на юг, где встретил мою мать, и жил там, рассказывая мне сказки о далёких землях, где вечно идёт снег. Раньше мне казалось, что это только сказки, чтобы мне и Нилсин не взбрело в голову покидать логово в поисках приключений.

Вот только эти сказки не смогли уберечь их семью. Мать с отцом погибли, так и не узнав, какая судьба постигла их детей.

Дорога к Восточному подножию заняла больше времени, чем они рассчитывали, и ещё больше сил. Сделав небольшой крюк, львы вышли к нужному месту. Здесь Траин чувствовал знакомые запахи и увидел оставленные на земле следы. Эта местность была ему знакома. Ничего здесь не изменилось с тех пор, как они большой группой прошли к Одинокой скале, пользуясь этой тропой. Если большая часть Долины горячих сердец всё ещё пряталась под покрывалом из снега, а уровень воды в реках поднимался за счёт влаги, то здесь всё осталось таким же живым и цветущим. Казалось, что граница с владениями леопардов Дебрей была каким-то магическим местом, защищённым от любых ненастий. Или же это Боги севера прогневались на тех, кто жил вблизи с Одинокой скалой, и были за то наказаны смертью? Как бы то ни было, ими не встречались другие живые существа.

- Стой, - неожиданно лев остановился и придержал свою подругу, не позволяя ей сделать новый шаг. Нахмурившись, он сосредоточенно всматривался в заросли и прислушивался. Среди их целей было не только патрулирование, но и охота – не хотелось возвращаться с пустыми лапами, но, кажется, волею Богов они натолкнулись на группу хищников, которые не имели отношения ни к леопардам, ни к их собственной группе. Стоило вести себя осмотрительнее и тише. – Я вижу леопарда и львицу, - шепнул он своей спутнице, зная, что зрение Шантэ не даёт ей того обзора, каким он располагал сам.

Быстро прикидывая возможный вариант действий, Траин тщательно осмотрелся ещё раз – проверяя, нет ли поблизости с двумя самками других хищников. Оказаться в окружении незнакомых львов, когда с ним была Шантэ, и подставлять её жизнь под угрозу, Траин хотел меньше всего. Пройти мимо группы он тоже не мог, зная, что чужаки могут стать угрозой для их семьи. Оставалось выяснить, кто они, откуда и сколько их.

- Подожди меня здесь.

Мягким шагом, крадучись, Траин продвигался ближе к двум самкам. В какой-то момент ему показалось, что он охотится на них. Впрочем, чем не охота? Есть охотник, есть добыча. И там и там надо, чтобы заметили тогда, когда это выгодно лично ему. Только подобравшись на достаточное расстояние, чтобы слышать разговор, самец понял, что происходит. Отдалённо. Одна из самок рожала, а вторая, по его прикидкам, то ли помогала, то ли защищала. Если первым в списке «хочется меньше всего» стояла угроза жизни Шантэ, то второе почётное занимала возможность стать свидетелем рождения детёнышей. Но… Если самка, измотанная родами, с одной стороны была слишком слаба для того, чтобы дать отпор самцу, то с другой – любая мать будет отчаянно защищать своё потомство.

Лев ступил на открытую часть территории, показывая себя.

- Я не причиню вам вреда.

Никто не говорил о том, что ему безоговорочно поверят, но стоило попытаться с мирного диалога прийти к чему-то хорошему.

- Здесь не самое подходящее место для новорожденных.

Траин прекрасно понимал, что природе не прикажешь. Где львицу прижало, там и родила, но оставаться на открытой местности он бы не рискнул. Зная, что здесь за земли и насколько они опасны, предпочёл бы держать и мать, и её детей как можно ближе к группе львов, способных оказать ей помощь в случае возникновения опасности.

- Недалеко отсюда есть защищённое логово. У нас есть лекарь, который мог бы оказать вам помощь. Если готовы её принять, мы поможем вам добраться туда.

- «Если вы нам не враги», - мысленно дополнил Траин, зная, что очень легко привести в логово, где есть дети и самки, волка, переодетого в овечью шкуру.

Отредактировано Траин (8 Апр 2017 15:27:44)

+5

48

Богороща------→>>

Когда Шантэ была мала, то ей даже не приходилось задумываться о том, кто такие Боги и зачем они нужны. Когда она стала чуть-чуть постарше, и отец начал рассказывать о своих Богах, о их роли в его жизни, о том, какие они и откуда взялись, то молодая юная львица была на какой-то миг очарована его рассказами. Её всегда вдохновлял Один, хотя не сказать, чтобы она была категорически против веры в Айхею.

Порою сложно определиться в выборе веры, когда ты родился в такой разношерстной семье. У нее, как и у Кову, мама была южанкой, а отец был северянином. Она глядела на своего возлюбленного и понимала, что у них с ним гораздо больше, чем она думала до сегодняшнего дня.

Шантэ не могла определиться в кого ей верить. Да она сильно и не задумывалась об этом, потому что для нее Богом и всем миром была семья. Она верила в то, что видела: в дождь, в щебетание птиц, в антилоп, которые служили ей едой в Круге Жизни, о котором говорила Акера. Она верила в качание травинки на легком холодном ветру, в журчание воды и ее блеск, в голубое-голубое небо, в огромную страшную стихию огня...

Но весь ее мир перевернулся с лап на голову, когда все это сменилось безграничным обжигающим снегом. Теперь она испытала то страстное любопытство, которое обычно перерастает в любовь и покорение. Один - так звали их с Кову общего покровителя, но какова его личина и каковы его дети-слуги, ведь есть еще кто-то, кроме состарившегося Фаера, разнеженного хорошей жизнью на юге.

Она бы знала, если бы была знакома с отцом в его молодости, но вернуться туда она не могла. Ей придется постигать все самой и с самого начала.

- Моя мать была южанкой, - львица подняла голову и поглядела на Траина. Это место тоже повлияло на него, принося воспоминания, о которых он никогда до этого времени не смел говорить. Она подошла поближе, вслушиваясь в каждое слово лорда, – Отец – северянином. Он жил там, на вершине горы, - самка повернула голову вместе с Кову, всматриваясь в возвышающий ледник. Он напоминал дочери конунга привидение: прозрачно-белый, окутанный дымкой, он был загадкой.

"Я хочу туда", - подумала Шантэ, но не решилась перебить Кову. Она потом предложит ему туда наведаться. возможно, его отец до сих пор там живет и ему нужно лишь ступить туда, чтобы вспомнить все окончательно?

Вечная зима ее не пугала.

- Нилсин? - Переспросила львица, - это твоя сестра?

Все тоже самое, что было и у нее. Только Фаер с пустынного севера, а Кову оказался снежным львом.

За разговором львы-таки вышли на восточное подножье. Здесь уже чувствовались свои и чужие запахи, здесь уже оков не было и тайна не чувствовалась. Шантэ на какое-то время отпустила мысли о Богах и прошлом Кову, совершенно забыв о настоящей их цели.

Внезапно лорд остановился, на что мигом среагировала и Шантэ. Она тоже вслушивалась и всматривалась в окружающую обстановку, но у нее не было того же умения, что у возлюбленного: она не могла сосредоточить свое внимание на чем-то одном, посему окружающая обстановка для нее рассеивалась и она улавливала лишь отдельные нотки и запахи из всеобщей какофонии. Она лишь понимала, что рядом есть крупные кошки, возможно львы, но эта была лишь вся информация, которой она располагала.

- Ну, что? - нетерпеливо спросила самка, поддергивая хвост. Ей было даже обидно, что она не могла уловить то, что видел Траин.

- Я вижу леопарда и львицу, - пояснил лев.

- Что они делают? - Всматриваясь в густые листья, Шантэ пыталась понять, что их будет ожидать и к чему готовиться, но...

- Подожди меня здесь.

"ЧТО? ОПЯТЬ?!" - Завопило все внутри львицы. Да сколько же можно ее нянчить, как маленькую! Она ведь сама может постоять за себя, а то создается впечатление, что Кову ее совсем плохо знает. Но Шантэ была бы не Шантэ, если бы послушалась его и осталась стоять и считать листики на дереве.

- Нет! - пробурчала львица шепотом, направившись следом за возлюбленным. Всеми стараниями она шла максимально тихо, но в процессе-таки удивлялась, как у льва это удается гораздо лучше.

Она тоже слышала разговор между незнакомками. Оказалось, что это были две самки, хотя одна из них явно паниковала, но вот только судя по последним кускам слов, это была вовсе не рожающая львица.

Шантэ тихо вышла следом за Траином, но осталась стоять немного за ним, выглядывая из-под его спины и напряженно рассматривая незнакомок. Кажется, львица, что лежала под кустами, действительно рожала.

"Неужели, у нее нет дома или льва, что она осталась тут? Здесь же ужасное место для родов", - думала Шантэ. Она хотела попросить Траина, чтобы тот позволил ей остаться здесь, либо, при лучшем раскладе, вообще перенести ее львят в их пещеру, но этого даже не пришлось делать: он сам предложил помощь, и Шантэ была мысленно очень благодарна. К этой самке она сразу прониклась некой симпатией, тем более, она родила котят, а они были того же возраста, что младшие дети Акеры, когда их сестра в первый и последний раз столкнулась с ними.

"Наверно, они уже большие". - с теплотой подумала львица о своих младших братьях, но тут же тряхнула головой: нельзя отвлекаться, когда идет разговор все-таки с чужаками, пусть даже с виду не представляющими опасности. Все-таки ей стоит еще очень многому научиться.

Отредактировано Шантэ (13 Апр 2017 14:13:13)

+5

49

Начало
Обволакивающее тепло и влажность, то, что окружало котенка с самого начала его формирования, то к чему он, не имея других вариантов проживания, привык. Если, конечно, так можно было выразиться. Кот не знал где он, ни уж тем более кто он такой, но чувствовал, что не одинок, что рядом есть кто-то еще. Особенно явно это начало ощущаться, когда все вокруг встало каким-то странным, словно что-то невидимое пыталось вытолкнуть его из такого привычного и безопасного тепла. А он был совершенно беспомощен, ничего не мог предпринять в протест действию извне его безопасного "кокона".

Через некоторое время он почувствует жесткую почву, а после нечто шершавое пройдется по всему его телу. Еще через мгновение котенок впервые, следуя инстинкту, сделает свой первый вздох и почувствует, как прохладный воздух заполняет его легкие. На выдохе же послышится короткий, но довольно громкий писк, словно говоря, что он тут, он появился в этом мире, но вокруг слишком холодно и ему страшно.

Впрочем, вскоре окружающая прохлада смениться теплом бока матери. А рот котенка инстинктивно найдет к чему присосаться. Да и счастье спокойного одиночества тоже продлиться недолго, ибо совсем скоро рядом будут ютиться еще несколько комочков шерсти.

Отредактировано Heart (18 Апр 2017 17:40:58)

+5

50

Начало игры
С каждым днем пристанище, в котором обитал Йен становилось все более невыносимым. Мало того, что апартаменты довольно маленькие, так еще и жильцов неимоверное количество. Даже развернуться нормально не получается, постоянно натыкаешься на какой-то еще один противный мелкий комок. Другие постояльцы хоть и главная проблема, но всё же есть еще одна. Их теплое жилище, которое до этого охотно предоставляло львятам дом, внезапно стало холодным. Не в прямом смысле этого слова. Оно словно обозлилось на что-то, может какой-то придурок из этих львят слишком сильно пинался. Не суть, главное здесь то, что стенки словно были запущены каким-то механизмом и надвигались на непутевых созданий. Для пущего эффекта не хватало только острых лезвий. Хотя и без этого было ужасно не комфортно, в особенности в этот день. И если бы Йен мог что-то понимать или чувствовать, то определенно бы запаниковал, решив, что от львят просто решили избавиться. Но, поскольку львенок еще не родился, то всё что ему оставалось делать, это просто ожидать своей участи. Которая нагрянула словно гром среди ясного неба, полностью разрушая привычную атмосферу. Первоначально один из комков находящихся рядом куда-то исчез и места стало больше. Можно было бы начать радоваться, ведь если и остальные тоже также исчезнут, то Йен останется один в этом теплом уютном месте. Но, у жилища на этот счет было свое мнение и оно явно не заводило любимчиков. Поэтому следующим под раздачу попал Йен.
Мелкого львенка потянуло куда-то в пугающую неизвестность. И самое ужасное в этом то, что он даже не был способен пошевелиться и попытаться зацепиться за что-то. Закончилось всё тем, что Йена выкинуло на не самую приятную поверхность. И если холод внутри жилища был лишь в эмоциональном плане, то холод здесь был куда более реальным. Следующее, что почувствовал львенок, как что-то крупное и шершавое прошлось по его шерстке. А рядом было что-то такое теплое, к чему хотелось посильнее прижаться. Вот только то крупное и шершавое, что очень понравилось мелкому львенку, почему то больше не обращало внимания на Йена. Что за не справедливость. И впервые львенок громко запищал, впуская воздух в легкие, отчего стало еще более неприятно. Конечно же, как только Йен осознал, что может заявлять о своем присутствии, то начал громко пищать, а также пытался уползти куда-то. Только наткнулся на еще один такой же комочек и, потыкавшись в него носом, развернулся и нашел что-то более интересное. Взяв в рот это интересное, Йен вдруг понял, что это интересное еще и вкусное. И только благодаря этому мелкий львенок заткнулся на некоторое время. Правда надолго ли, ведь Йен еще не подозревает, что в скором времени придется бороться за самое лакомое местечко под боком.

+5

51

Начало
Казалось бы, рожать тяжело, да? А вот рождаться тоже не так просто, как может показаться на первый взгляд. «Цветок жизни» тоже должен преодолеть кое-какие препятствия, прежде чем познает всю прелесть жестокого мира. Во-первых, это очередь, причём весьма неприятная: все толкаются, каждый норовит пролезть вперёд, как будто «там» количество мест ограничено. Разумеется, ни о какой этике и речи быть не может. Во-вторых, это «наружность», ещё более неприятная, чем некультурная очередь из эмбрионов: холодная, твёрдая и яркая, зараза, и не важно, что львёнок пока слеп.
Только соприкоснувшись с землёй, только ощутив на себе какую-ту шершавую штуковину, сорвавшую с маленького тельца штуковину склизкую, и издав свой первый «мявк», мокрый комок попытался вернуться туда, откуда свалился, в тепло и темноту. Туда вернуться не вышло, детёныш сбился с курса и воткнулся носом в светлое тёплое брюхо, но решил, что он попал именно туда, куда собирался, и захотел расслабиться и вновь ничего не делать, но инстинкт оказался сильнее, и пищащая голова продолжила тыкаться в материнский живот до тех пор, пока не обнаружила мордой сосок и не присосалась к нему. Ой, нет, это лапа брата. Львёнок прополз ещё немного и наконец присосался к тому, что дало ему тёплую вкуснятну. Что ж, пожалуй, эта «наружа» не такая уж и плохая.

+5

52

Тепло и комфортно. Что ещё можно было пожелать? Да, пожалуй, ничего. Вообще, я вряд ли сейчас в том состоянии, чтобы желать чего-то большего. Меня всё утраивает, как мне кажется. Я не задаюсь лишними вопросами, хотя, это поскольку я ещё не умею. Но и отсутствие у меня мыслительного процесса как такового, не может смутить. Ведь я еще не появилась на свет. И это так странно... Хотя, судя по тому, как моё излюбленное " комфортно" сходит на нет. Становится слишком тесно, я этого я стерпеть не могу. "Эй, хватит, вы меня раздавите!"- разразилась бы я громким воплем, если бы могла. Но, за неимением дара речи, я предпочитаю другой путь. А какой именно? Да, всё просто - грубая сила. Активно отписываясь от налегающих на меня тушек, которые являются моими сиблингами, я проявляю необыкновенную прыть. "Так, вам, так! И ты получи!" Ха, уже демонстрирую свой нрав. Чтобы неповадно было. А то видишь ли, захватывать мою территорию вздумали.  Нет уж, мы без боя не сдадимся. Оказавшись, пожалуй, самой активной, в процессе отстаивания своих интересов, мне было невдомёк, какие неприятности я могу доставлять своей родительнице. Да, и в тот момент мне было совершенно фиолетово. Я хотела остаться в тепле, о-д-н-а!

Но, само собой разумеется, что моего "хочу" никто не спрашивал. Появления на свет я не заказывала, и посему, сопротивлялась как могла. Мне совсем не прельщала перспектива покинуть материнскую утробу. Не-а, там жестокий, холодный мир. Я отказываюсь. Но моими сопротивления были совершенно бесплотными, вот она я - вся мокрая, склизкая, словом - фе. Да, именно так я могла бы себя описать, если бы мне было позволено узреть момент рождения со стороны. Ну а пока, я, фыркая, дрожа, слепо тыкалась в такие же склизкие и мокрые бока братьев и сестер, не особо понимая кто из них, кто. Самый главный вопрос: " Кто я?" И еще лучше: " Где я?" Поскольку никто мне ничего не разъяснил, то оставалось лишь громко пискнуть, вложив в сей звук уйму возмущения, которого свет еще не видывал. Набравшись решимости, активно двигая лапами, я поползла вперёд, не разбирая даже куда меня нелёгкая несёт. В процессе движения, особо не разбирая кто-то тут, я натыкалась на сиблингов, пыталась переползти прямо-таки по головам некоторых, кому не посчастливилось оказаться на моём пути. Мне нужно туда! И где это загадочное " туда" не знала даже я, пока не уткнулась в теплый бок. Здесь уже инстинкты подсказывали мне что делать. Борясь с нарастающей конкуренцией, я принялась искать материнскую грудь, попутно отпихивая от себя остальных "слепышей"

+5

53

Начало начал
Места с каждым днем становилось все меньше и меньше. Ветта - пока, правда, еще не получившая ни своего имени, ни прозвища - росла и вширь и в рост, точно так же как и ее братья-сестры. Материнская утроба, казалось, вот-вот и лопнет из-за давления, что оказывали на нее такие большие львята изнутри. Но нет, раз за разом, упругие стенки растягивались, даже тогда, когда сиблинги затевали внутри меж собой разборки или начинали активно лягаться. По крайней мере так было всегда.
Можно было бы сказать, что Дев уже и привыкла к этому порядку: делай что хочешь, как хочешь, тебя все равно будут кормить и бережно хранить в тепле и покое. Только вот "привыкла" не совсем подходящее слово для львенка, что львенком то еще не был, а назывался безликим и сухим словом "плод". В прочем, для удобства предположим, что мелкая все таки умеет мыслить и что-то да понимает. Допустим то, что сегодня материнское пузо стало еще теснее, и менее гостеприимнее.
Вот уже стенки чрева не растягиваются по любому капризу его жильцов, а наоборот, начинают сжиматься, и с каждым разом все чаще и чаще. А в этом мало приятного, знаете ли.
Потом, правда, Ви ощутила чуть больше пространства и свободы, словно бы кто-то из ее сиблингов куда-то пропал. А потом еще больше места, и еще, и еще, до тех самых пор, пока котенок не осталась в материнском животе одна одинешенька. Правда шибко много места это не освободило, ибо назойливые стенки матки сокращались все сильнее, сдавливая со всех сторон и куда-то толкая. В это "куда-то" Дев упорно не хотела, даже развернувшись и попытавшись "поползти" в ту сторону, где она мирно лежала все это время. Правда попытки ее не обернулись успехом и черная разделила судьбу своих братьев и сестер.
Правда вот родилась лапами вперед - собственно, накосячила уже с самых первых минут жизни - из-за чего причинила матери на последом еще немного неудобств.
"Холодно", - первая мысль после появления на свет. Нельзя сказать точно, была ли она прям таки оформлена в слова, или была просто абстрактной констатацией факта по поводу температуры. Но холодно было и в правду. Особенно похолодало, когда мать шершавым языком слизала с Дев пузырь и заставила сделать первый в ее жизни вдох. Легкие котенка нехотя расправились, впуская ледяной, как ей тогда самой показалось, воздух внутрь себя. Боль от этих непривычных ощущений вылилась в полный возмущения и протеста писк, что раздался, вторя писку ее братьев и сестер.
Спустя буквально мгновения, в которое вместилось умывание непутевого котенка и лишение его пуповины, Мунаш уже со всей настойчивостью толкала черную к своему пузу. К слову такая забота была напрасной, ибо даже брось она Ветту в трех метрах от себя, то она все равно бы добралась до ее бока, распихивая всех вокруг.
К слову об этом.
Пользуясь своими габаритными преимуществами Девил, оправдывая свое прозвище, принялась раскидывать своих сиблингов в стороны, в желании занять место потеплее и сытнее. Вот она уже хватает одного из братьев за ухо свей беззубой пастью, упрямо тянет назад, отнимая у него грудь и сама, довольная проделанной работой, занимает его место.

+3

54

офф

прошу прощения за задержку и сумбурность

Будь проклят тот, кто придумал эти чёртовы роды!
Пока из-под хвоста Мунаш появлялись новые жизни – что, конечно же, само по себе действо... ну, если не прекрасное, то нормальное – Джесси краснела, бледнела и синела. Под шерстью этого не было видно, зато все чувства и эмоции леопардицы чётко читались по округлившимся от ужаса глазам, по вздыбленной шерсти на загривке, по выпущенным когтям, и по лапе, которая вечно прикрывала морду и глаза Она никогда не думала, что это происходит вот ТАК. Она-то думала, что всё просто: ну «пук» и всё, живот спал, отдыхай себе дальше. А оно вот как всё делается...
– Ой-ёй-ё-о-ой... – то и дело слышались страдания Джесси. Могло даже показаться, что это она тут рожала, а не Мунаш. Она была так сильно увлечена своими страданиями, что не заметила появления на сцене очередных шпионов. Даже когда смотрела на бурого здоровяка, не видела его. Возможно, это потому, что взор закрывала её лапа. Однако красношкурая и не слышала того, что он там говорил. Но когда убрала лапу с глаз, когда увидела льва, тут же завопила:
– Спасите меня! – и побежала к нему, чтобы спрятаться за его гривой. Кто же знал, что там прячется серая подстава?
– Ещё одна рожалка?! – резко затормозив, вскрикнула Джесс. – Если ты тоже здесь рожать собралась, то лучше кыш отсюда сразу! Я больше не вынесу этого ужаса-а-а... о?
Пока пятнистая тут истерила, львица уже сделала своё дело, выполнила своё природное предназначение (одно из). Джесси рысью подбежала к ней и заглянула за спину, чтобы посмотреть, чего там такого интересного есть. В следующее мгновение морду её исказило... непонимание?
– Это львы, что ли? – леопардица фыркнула, обежав львицу по кругу и ткнувшись носом в одного из детёнышей. – Какие-то они... гаденькие. И да, ты уверена, что все они твои? Кажется, тебе их подкинули. Троих точно. О, а вот эта, – Джесс указала на бурого львёнка, – на него похожа! – показала пальцем на льва-пришельца.
– Эй, лев! Ты львёнка не терял? Хороший львёнок, здоровенький. О, львица, тут и на тебя один похожий есть! Твой?
Джесси наклонилась к Мунаш и заговорщицки прошептала, легоньки пихнув её в плечо и подмигнув:
– Сейчас мы упростим тебе жизнь.

+11

55

офф

подарки для новорожденных, увидите в соответствующей теме

Обстановка накалена до предела, а вокруг рожающей львицы, носится пятнистая пытаясь помочь. Вот только истерить у неё получается гораздо лучше, чем быть акушеркой, хорошо хоть "тужься!" не кричала. Но в конце концов эти муки закончились, и на свет появилось пятеро львят. И как было сказано ранее, все детеныши такие разные, но есть в них некоторые черты, что делают малышей немного похожими друг на друга. Последний котенок вовсе не имеет ничего общего с родителями. Молодая мама поняла, что с детишками будет далеко не всё так просто, просто взглянув на то, как львята уверенно отталкивают остальных сиблингов, в поиске молока. Наблюдая за такой идиллией, хищница уловила посторонний запах чужаков. Однако, она поняла это слишком поздно, весьма крупный лев показался из зарослей. Даже если бы самка раньше почувствовала его, медянка слишком ослабла после родов, чтобы успеть скрыться. Едва заметив появление незнакомца, Мунаш оскалилась. Львица опасалась нападения, ведь она не сможет противостоять столь огромному самцу, только отсрочит смерть новорожденным, из последних сил защищая их.

- Я не причиню вам вреда.

К счастью, он не собирался атаковать, но тело усатой по прежнему было напряжено. Вскоре за ним показалась ещё одна незнакомка, которая также держалась рядом со львом, не делая шагов в сторону медной. Чужак предложил помощь, рассказал о логове, что находиться неподалеку.

- Почему я должна вам верить? - вполне резонный вопрос. Будь Мунаш одна, она скорее всего согласилась бы пойти за хищниками. А сейчас, когда под боком отдыхают беззащитные львята, материнский инстинкт не позволяет ей рисковать жизнями своего потомства. Кто знает, куда на самом деле хотят завести её незнакомцы. А пятнистая, кажется, готова сбагрить как медянку, так и её потомство кому угодно.

– Какие-то они... гаденькие. И да, ты уверена, что все они твои? Кажется, тебе их подкинули.

- Поддержка из тебя так себе, как и акушерка.. - закатив изумрудные глаза, произнесла кошка. Усатая с трудом поднялась на передние лапы, оставаясь в сидячем положение.

+5

56

Спасите меня!

Мягко говоря, Траин опешил, когда к нему с воплем полетела леопард. Удивлённо вскинув брови, он смотрел на самку, пытаясь понять, от чего её спасать. Навскидку в округе не было никаких угроз. Пока он шёл сюда вместе с Шантэ, другие хищники не встречались, а на скромной поляне, которая стала родильным отделением для львицы, открытой или скрытой угрозы он не видел. Сконфуженно смотря на незнакомку, одиночка не успел задать вопрос, как она снова эмоционально отшатнулась.

Ещё одна рожалка?!

Вообще-то я – самец…

Откуда ему было знать, что Шантэ пошла следом за ним? Он наивно предположил, что львица прислушается к нему и останется вдали от всего этого на тот случай, если он не заметил реальной угрозы. Идиот.  Заметив, что взгляд леопарда прикован не к нему, а смотрит ему за спину, Траин понял, что принцесса Прайда Фаера его не послушала. Закрыв глаза, лев вздохнул: что с неё взять? Так повелось с самого детства, что принцесса слушала исключительно зов собственного сердца и не собиралась отсиживаться в стороне, когда её об этом просили. Если бы не эта особенность её характера, то на Север он пришёл бы один.

Благодаря незапланированному появлению Шантэ причину тревоги леопарда он выяснил. Угрозой для себя она считала рожающую самку. В глазах Траина не было ничего беспомощнее львицы, истощённой родами, и кучки новорожденных львят. Других угроз здесь не было, а значит – беспокоиться пока не о чем. Лев перевёл взгляд на собеседницу, думая, что сделать в первую очередь: попытаться её успокоить или убедить мать, что ей и её детёнышам ничего не угрожает.

Это львы, что ли?

Траин перевёл взгляд на потомство львицы. Детёныши, действительно были настолько разными, что поверить в их родство, не зная факта их рождения, было ну очень сложно. Природа как-то поиздевалась или у этих малышей действительно разные отцы? Он как-то слышал, что и такое бывает, когда в одном помёте львицы были котята от двух отцов. Это бы объяснило, почему они такие разные.

- О, а вот эта, – леопард указала на одного из детёнышей, – на него похожа!

- Что..?

Траин опешил, смотря на леопарда. Он медленно перевёл взгляд с неё на львёнка, которого ему пророчили в дочери. С минуту лев смотрел на детёныша, словно пытался вспомнить: была ли у него возможность её зачать. Действительно была какая-то схожесть во внешности, но... Да не его это дети!

- Тогда какого баобаба я чувствую себя виноватым?!

С виновато-извиняющейся улыбкой он посмотрел на Шантэ, которая всё это время стояла позади него и не вмешивалась в происходящее. Любой самке неприятно слышать, что её благоверный успел где-то на стороне погулять. Шантэ, как обладательница вспыльчивого нрава, могла бы за подобные подозрения подчистить ему некоторые органы, чтобы в дальнейшем избежать схожих казусных ситуаций. Что ей сказать? «Это не то, что ты подумала»? «Я к этому не имею никакого отношения»? Как ни крути, любое сказанное в это мгновение, покажется нелепым. Ему не за что оправдываться. Или есть за что…?

Эй, лев! Ты львёнка не терял?

Я потерял немного здравого смысла, – хотел сказать он, но решил промолчать.

Ситуация была более, чем просто абсурдной. А уж когда леопард нашла и Шантэ детёныша в этой куче новорожденных львят, Траин не сдержался и расхохотался. Перед вами картина: семья кукушки-торгашки. Он пытался предложить помощь, а ему в качестве благодарности втюхивали чужих детей. Своих не имеешь – бери под крыло чужих. В этот момент лев понимал, что, если и мать детёнышей придерживается того же мнения – собирается сплавить левым львам своё потомство, то он не сможет бросить новорожденных. Они с Шантэ заберут их в Братство, а там уж разберутся, что делать с ними дальше. Жена Люциана вот-вот родит их второй выводок (если уже не родила), а значит, у неё будет молоко, чтобы прокормить и чужих детей тоже.

Поржали и хватит.

Траин шумно выдохнул через нос. Мальчишеское веселье сменила серьёзность. Он перевёл взгляд на недавно родившую самку, чьего имени он не знал, и заговорил по делу, отвечая на поставленный вопрос (он как-то утонул в попытках леопарда придарить ему чужих детёнышей).

Потому что мы уйдём, а ты останешься здесь одна. С новорожденными. На открытой территории, куда на запах свежей крови могут выйти другие хищники. Менее дружелюбные, чем мы, – лев говорил спокойно, но серьёзно. Он знал, что правда может звучать грубо и колко, но не собирался приукрашивать действительность, которую львица и без него должна была осознавать. – Детёнышей много. За раз ты их всех не перенесёшь в логово, а тебе ещё нужно его найти. Тебе придётся оставить других детей. Уверена, что найдёшь их, когда вернёшься за ними? К тому же, ты ослаблена родами. Сможешь противостоять другим хищникам? – Траин выдержал паузу, давая львице возможность подумать, а потом продолжил. – Ты права, считая, что предложенная помощь от незнакомых львов – выглядит странно, но я не могу пройти мимо, зная, что кто-то погибнет в наших владениях, когда этого можно избежать. Чума и так забрала много жизней.

Изменить судьбы тех, кто заразился болезнью, было им не под силу, но не позволить бессмысленным смертям случаться на Севере – могли.

Не думаю, что твоя спутница, – он перевёл взгляд на леопарда, – чем-то поможет тебе, – Траин снова посмотрел на медную, обращаясь к ней: – Заботиться о них в одиночку будет сложно. В нашем Братстве есть львицы, которые могут помочь. Пищу и кров мы вам обеспечим. Как только наберёшься сил после родов и дети твои окрепнут, сможешь уйти.

Каждый вправе решать за себя сам. Возможно, судьба этой львицы в одиночной борьбе за жизнь своих детёнышей. Он хотел помочь ей, но настаивать на своём мнении не имел морального права. Траин терпеливо ждал, когда она примет решение относительно будущего своих детей и своего собственного.

+9

57

Ещё одна рожалка?!

Шантэ перевела глаза с кучи детенышей на самку леопарда, не понимая, что это было адресовано ей. Она встряхнула головой, поглядела у себя между лап, но ничего не обнаружив, снова подняла морду, но в этот раз, подарив Джесси весьма недружелюбный взгляд.

- Если ты тоже здесь рожать собралась, то лучше кыш отсюда сразу!

- Я не... - Хотела было что-то сказать Шантэ, вспоминая их с Траином совместное утро. Но ведь если между ними было соитие, то это еще не значит, что она собралась рожать, да еще прямо тут и сейчас! И вообще, откуда она знает, что?...

Мысли львицы получились ровно настолько сумбурными, насколько неадекватной оказалась эта странная самка.

- о? - Округлив глаза, львица внезапно замолкла, явно шокированная львятами. Шантэ удивленно приподняла бровь, совершенно не понимая, что творится в голове у хищницы.

- Ты ведь сама, быть может, когда-нибудь станешь матерью, - скептически отозвалась принцесса, прищурив глаза и следя за действиями леопарда. На месте молодой мамы, самка бы точно не подпустила к своим львятам такую истеричку.

- Это львы, что ли? - Шантэ усмехнулась, сделав пару шагов вперед, обходя Траина и вставая немного ближе к незнакомкам, чем он. Ей было любопытно наблюдать за действиями самок, но еще любопытнее было смотреть на эти комки шерсти, которые действительно сейчас совсем были непохожи на взрослых особей, на царей зверей. Удивление леопарда было оправданным, но никто ничего ей не ответил на этот счет, потому что следующая её реплика заставила молодую пару знатно напрячься.

- О, а вот эта, - Шантэ посмотрела на указанного львенка, а затем перевела взгляд на Траина, - на него похожа!

- Что..?

- ЧТО?! - Воскликнула принцесса, готовясь показать клыки. Впрочем, колкое замечание было задушено здравым смыслом: Джесси очень странно себя вела, посему все, что она сейчас говорила, следовало бы пропускать мимо ушей. К тому же на морде новоиспеченного "папаши" не было ни тени вины или озлобления, а лишь удивление или шок. Забавно, когда от тебя рождаются львята, в зачатии которых ты даже не принимал участие.

Даже свечку не держал!

- О, львица, тут и на тебя один похожий есть! Твой?

- А-а-а-э-э-э, - попытка выразить хоть что-то похожее на разумную фразу ушла вместе со здравым смыслом. Правда, спустя пару секунд после осмысления происходящего, ответ-таки нашелся.

- Если бы у меня были яйца между лап, то может быть, был бы и мой, - напряженно ляпнула самка, пока ее возлюбленный хохотал на заднем плане. Вся эта ситуация больше походила на шоу обдолбанных ягодами хищников, чем на серьезный разговор уставшей недавно родившей львицы и львов, что предлагают ей помощь.

Конечно, даже для этого странного леопарда было удивительно то, что у одной львицы родились такие непохожие друг на друга львята. Шантэ прекрасно знала, что обычно так не бывает: все братья и сестры, родившиеся от одних и тех же родителей, все-таки были примерно «одинаковы». Окрас, телосложение, характер - по ним было видно, что по-крайней мере они друг другу родственники, пусть за некоторым исключением и попадались особи, какой-то чертой отличавшиеся от своих родных. Но сейчас Шантэ не могла объяснить такое странное различие между львятами. Было, конечно, нечто, что помогло бы понять, из-за чего это произошло: они могли быть попросту друг другу неродными. Но это тоже невозможно, потому что львица рожала практически перед приходом Шантэ и Кову, и так быстро отыскать ровно одного возраста детеныша с остальными было просто нереально. Следовательно, либо у хищницы была своеобразная генетика, либо у львят было несколько отцов.

От этой мысли Шантэ передернуло. Она будет рада взять в их небольшую семью мать-одиночку с таким большим количеством львят, но вся ситуация в целом вызывала у принцессы недоверие и напряженность.

Впрочем, навеселившийся Кову откашлялся и решил, что пора отставить шутки в сторону и продолжить весьма серьезный разговор. Он снова вел переговоры, пока Шантэ стояла в стороне, но она тоже стояла непросто так. Она слушала, наблюдала и рассуждала, подмечая, что рожавшей самке самой было не до шуток. Шантэ видела, как медная была измотана, обеспокоена и не находила в поведении своей подруги или кто бы там она не была, ничего хорошего.

После того, как Кову закончил говорить, самка медленно подошла к незнакомке, учтиво наклонив голову. Она никогда не была матерью, но знала, что эта непосильная ноша, которую вынесет не каждый.

- Траин говорит правду, - мягко сказала Шантэ, вдруг тепло улыбнувшись львице, - твои детеныши будут в безопасности. Нам нет причин тебе лгать. Твоя спутница, - львица посмотрела на Джесси, чуть наклонив голову, - тоже может последовать с нами. В  противном случае, она должна осветить цель своего визита в наши края, чтобы мы убедились в том, что она пришла с добрыми намерениями.

Отредактировано Шантэ (6 Май 2017 13:24:22)

+7

58

Что же, добрых намерений Джесси – снять с плеч несчастной матери-одиночки некоторый груз в виде пары спиногрызов – никто по достоинству оценить не смог, и это весьма расстроило её. Она старалась, целых несколько мгновений придумывала идею, помочь хотела, а её на смех подняли. Да где это вообще видано, чтобы какие-то там львы... ну... так гадко львились, вот!
– Не думаю, что твоя спутница чем-то поможет тебе.
Джесси возмущённо фыркнула, обидевшись на такую несправедливую, абсолютно неверную, из пальца высосанную оценку её помогательных способностей и возможностей. Да если бы не она, чёрт знает, когда эта львица родила бы. А может вообще не родила, и до конца жизни ей пришлось бы ходить с той противной опухолью в животе, явно мешающей нормально жить... И хоть кто-нибудь сказал спасибо? Хотя бы взглядом не поблагодарили.
– А вот и помогу! – встрепенулась леопардица, смахнув хвостом недавно сорванные ею же листья. – Ещё и няньку приведу, с голубой гривой! Где такое видели, где, а? И... – Джесси прошлась в сторону, думая, что ещё может предложить её щедрая душа, – и слоном поделюсь! И даже возьму в рот один из этих комков, если попросите. И всё это абсолютно бесплатно за несколько подарков, вот! – заключительный кивок и резкая посадка. Красношкурая аж приосанилась от гордости за свою доброту, которая вдруг так и попёрла из Джесси, как ей самой очень уверенно показалось.
– Поддержка из тебя так себе, как и акушерка.
– Пф! Для первого раза очень даже неплохо, – буркнула разгордившаяся собой леопардица.
Ох уж эти львы, – насмешливо подумала Джесс, щурясь на выглядывающее из-за облаков солнце, – такие неблагодарные и грубые. Поучиться бы им у более культурных животных.
Несложно догадаться, кого она считает «более культурным животным».
Ну да ладно, пёс с этими львами. Не ценят чужих стараний, и не надо. Дальше Джесси решила посидеть молча, только слушала, что «они» там себе болтают, о чём договариваются, да поглядывала в сторону, куда удалился Джеймс, выжидая его с жирафом.
– ...она пришла с добрыми намерениями.
Ой, то есть со слоном, конечно же.
– Ась? – рассеянно отозвалась Джесс. – Да-да, добрыми. Дошло, наконец.
Откуда жирафам в горах взяться? Глупости какие.

+4

59

офф

прошу прощения, что-то моя фантазия перестала работать

На шутку о подкидышах, каждый отреагировал по-разному. И если самец не воспринял бурную реакцию леопардицы всерьез, то его спутница была наоборот раздражена поведением пятнистой. Медянка сочла акушерку, мягко говоря странной. Она не видела в той какой-либо угрозы для своего потомства, но когда хищница заговорила про няньку с голубой гривой, зеленоглазая невольно поморщилась.

- О нет, спасибо. Ещё одного такого, мой мозг не выдержит. - отрезала львица, не желая даже слушать про помощника кошки. Все внимание медной перешло к паре незнакомцев. Изначально, мамаша не особо вникала в суть разговора, да и вообще не была готова к незваным гостям. Впрочем, она много не осознавала, пока лев не заговорил про Братство. Она также услышала, что её детеныши будут в безопасности, если медянка отправиться с ними. Незнакомец описал ближайшее будущее, что ждет львят, когда матери придется искать логово, оставляя потомство в каких-нибудь кустах. Зеленоглазая не сможет защитить детенышей в одиночку, тем более, если хищников будет больше; те же шакалы и гиены бродят группами.
А его спутница тем временем продолжила разговор, но уже обратившись к пятнистой.

она должна осветить цель своего визита в наши края,
Сдвинув брови, самка несколько секунд сидела неподвижно, вперившись в львицу. Она наконец начала осознавать, что земли на которых сейчас находится, возможно, принадлежат этим обоим хищникам.

- Меня зовут Мунаш. - выпрямляя спину, представилась молодая особа. - Вы правы, остаться здесь это все равно, что обречь львят на медленную гибель. И прежде, чем пойти с вами, позвольте узнать, с кем я имею честь разговаривать? - кошка не боялась за собственную жизнь, для неё гораздо важнее детеныши. Тот лев рассказал правду, как на самом деле может сложится судьба матери-одиночки, тем самым задев её за живое.

- Но как мы перенесем всех львят? Нас четверо, а их пятеро.. - внезапно задалась вопросом медянка. Она не согласна оставить одного отпрыска здесь.

+3

60

Траин не представлял себя в роли акушера и знать не знал, как бы повёл себя на месте леопарда, но что-то ему подсказывало, что её странное поведение – это скорее норма, чем сказывается впечатлительная натура незнакомки, отреагировавшая на родовой процесс. Самец не планировал доверять словам леопарда, но продолжал внимательно слушать, что она говорит. Слоны в этом месте не водятся, а лев с голубой гривой казался ему ещё страннее, чем торговые услуги леопарда. Как он заметил, медную львицу поведение самки напрягало.

- С вами есть кто-то ещё? – он решил заранее уточнить этот момент, переведя взгляд на леопарда. Лучше знать точное количество хищников на землях. Впрочем, не было никакой гарантии, что эта странная самка ему что-то расскажет. Она могла выдумать льва или солгать, что с ними группа хищников. Да хрен его, что ей в голову придёт. Траин уже ничему бы не удивился после такого театрализированного выступления.

Добрые намерения, если это действительно так, - это хорошо. Гарантии слова, конечно, не дают, но это уже что-то. Открытой агрессии чужаки не проявляли. Возможно, всё обойдётся без происшествий и они смогут спокойно разойтись или присоединиться к ним, если пожелают. Решение здесь, кажется, принимала исключительно медная львица. Предложение, по сути, было адресовано именно ей, как нуждающейся, в понимании Траина и Шантэ, но и леопарда, даже с такими странными замашками, они тоже могли взять с собой, если пожелает.

- Моё имя Траин, - представился самец, вернув внимание Мунаш.

Он ещё не успел привыкнуть к новой должности, несмотря на то, что взвалил на себя обязанности лидера и нёс определённую ответственность за всех, кто находился в Братстве. Называть себя королём Севера или Лордом… ему казалось, что это слишком высокопарно и это звание нужно ещё заслужить достойными поступками. В его понимании он сделал не так много, чтобы именовать себя так.

- Эти земли находятся под защитой Северного Братства, а мы следим за тем, чтобы на его границах соблюдался покой.

По крайней мере, он обещал Мефистофелису, что они не доставят леопардам Дебрей лишние проблемы своим соседством. Пока что им удавалось придерживаться выбранного направления, и Траин собирался сделать всё возможное, чтобы так было и дальше. Осталось разобраться с новой задачей и как-то распределить чужаков, чтобы потом было без сюрпризов для их семьи.

Лев не стал представлять свою спутницу; Шантэ в состоянии сделать это сама. Не стоять же ей и молчать всё время, пока он решает дела. Он прекрасно понимал, что молодой львице, тем более с характером дочери Фаера, не хочется быть безучастной.

Мунаш обратила внимание на не менее важный факт. Детёнышей больше, чем взрослых, которые могут перенести их в безопасное место – это так. Будь они постарше, как дети Люциана и Элики, когда они шли на Север, то Траин предложил бы одному из малышей поехать у его на спине до Одинокой скалы, но такой возможности в силу возраста новорожденных, не было. Выход был. Оставить кого-то одного присмотреть за детёнышами, пока другие относят малышей в одинокую скалу, а после вернуться за оставшимися.

- Я предлагаю вам остаться здесь, - он обращался к Мунаш. – Шантэ будет рядом и поможет присмотреть за детёнышами. Мы, - лев намекал на себя и леопарда, - отнесём двоих в логово и вернёмся за остальными.

Он не хотел оставлять Шантэ одну, но не видел другого выбора. Мать, которой не безразлична судьба её детей, забеспокоится, зная, что незнакомые хищники куда-то ушли с её потомством. Каким был чудесным и распрекрасным ни был их рассказ о Братстве и радужных перспективах выбора, Мунаш имела полное право не доверять и сомневаться в правдивости их слов. Обещание могло оказаться качественной ложью. Если они оба уйдут с детёнышами – это покажется странным. Траин с осторожностью подбирал слова и возможное развитие событий. Лев не надеялся, что Мунаш доверит кого-то из своих детей леопарду, поэтому на этот случай у него был ещё один вариант.

- Или же я один пойду в логово и приведу кого-то из Братства помочь нам донести детёнышей.

Выждав время, пока мать детёнышей и леопард, которая по одному из вариантов должна была ему помочь с переноской, Траин надеялся, что не прогадал с предложением. Ему самому не очень нравилась идея оставлять леопарда со странным складом ума в логове, но один хищник не представляет значительной угрозы, когда в прайде хватает самцов и самок, способных постоять за себя и других. Получив разрешение от Мунаш, самец подошёл к ней ближе и осторожно взял одного из детёнышей. Изначально он потянулся именно к тому новорожденному, который по прикидкам леопарда приходился ему наследником, но подумал, что это будет как-то странно и на всякий случай, чтобы лишний раз не дразнить Шантэ, прихватил пятнистого песочного самца. Пообещав Шантэ взглядом, что он скоро вернётся, Траин направился в сторону Одинокой скалы. Он надеялся, что успеет застать там кого-то из Братства, с кем сможет оставить новорожденных. В идеале – найти в их числе не только няньку, но ещё и помощника. Обременять ношей недавно родившую самку, которой придётся проделать путь в таком состоянии, он тоже не хотел.

>>> Великий чертог

Отредактировано Траин (26 Май 2017 19:32:01)

+5


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Восточное подножье