Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Южный кряж » Старая кальдера


Старая кальдера

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s0.uploads.ru/ipFgC.png

В незапамятные времена здесь был большой вулкан, который давно потух и разрушился, но от него остался огромный кратер — кальдера. Сейчас кальдера заросла травами и камышом, там-сям в ней имеются небольшие неглубокие озёра, изобилующие рыбой и гнездящимися по их берегам птицами. Примечательно, что глинистая почва и камни на дне кальдеры во многих местах имеют странный голубоватый и серо-зеленый оттенок, поскольку они представляют собой ни что иное, как вышедший на поверхность кимберлит, исторгнутый в незапамятные времена древним вулканом.


Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Адиантум, Сердецей, Белладонна, Мелисса, Кабаний глаз (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Рифтовая долина

+1

2

---) Рифтовая долина.
Орошая землю кровью кролика, липард вышел к Кальдере.
Много дней прошло с тех пор, когда он в последний раз побывал здесь. Тогда Вектор был еще совсем крохотным котенком, и мать отнесла его сюда поиграть. Он до сих пор помнил, как его поразило место без привычных глазу деревьев и лиан, но зато с озерами - такими большими, что казались ему сказочными морями.
Малыш полюбил смотреть в необычно голубо-серые воды, и пытался ловить прытких ящериц. Временами пантера тихим голосом подзывала, умывая языком перепачканные в грязи маленькие лапы сына.
Когда я был маленьким, мать учила меня никогда не смотреть на солнце. Но однажды я всё-таки это сделал.
Вектор вздронул от воспоминания, но продолжил свой путь вниз, к озеру. Лапы стали как будто ватными, и красноглазый силовал себя идти дальше.
Я был в ужасе. Один во мраке.
Медленно дневной свет...
...проник сквозь ослепленные глаза и я прозрел. Но во мне что-то изменилось.
В тот день у меня впервые заболела голова.

Вздохнув, липард оказался возле тихих вод, и опустил дичь в волны, омывая ее от грязи.
Да, такая боль была всего два раза. Второй раз голова болела после смерти матери. Причины этого были неизвестны, но Вектор откуда-то твердо знал, что с возрастом будет только хуже. Только хуже.
Он перекусил тут же, на месте: конечности отказывались идти. Он не возражал такому бунту организма и лег сразу возле обглоданных костей, вытянув уставшие лапы в сторону озера.
Благо, целую ночь переследовал антилоп без отдыха.
Вектор лежал, смотрел на озеро и туманно вспоминал детство. Вот он бежит, еще такой маленький и неуклюжий, вслед за матерью. Смех... Черная в желтую крапинку ящерица.
- Мама, кто это?
- Это саламандра, милый.

Саламандра мелькнула и исчезла, как будто ее и не было.
- Мам. - По инерции шепнули губы. Горя уже не было - была лишь тихая, светлая грусть.
Зашумели камыши, и Вектор повернул голову в сторону шума. Гостей он не ожидал...

Отредактировано Vector (20 Окт 2015 20:26:20)

+1

3

Салли размашистым шагом двигался по намеченному маршруту. Вскоре ему, правда, пришлось притормозить, потому что то и дело почва под лапами становилась скользкой и вязкой: глина цвета шкуры льва, пусть и давала ему прекрасную маскировку, для бега рысцой была совершенно не предназначена. Со стороны, если не приглядываться, он вполне сошел бы за голубоватое глиняное пятно посреди камыша и различных трав. Лев улыбнулся этой мысли и пошел дальше.
Салли осторожно ступал по земле, стараясь не поскользнуться, и осматривался. Он, в целом, очень любил это место и старался появляться здесь как можно чаще. В отличие от побережья реки, где то и дело появлялись случайные и не очень прохожие, в этом месте нарваться на случайного путника шансов было немного. Расслабившись, лев втянул носом воздух и расплылся в улыбке, встречая показавшееся уже полностью из-за горизонта солнце, заливающее кальдеру. Улыбаясь свои мыслям, он собрался было прилечь и отдохнуть немного, однако Салли вдруг насторожился. Среди привычных запахов местной фауны, состоящей преимущественно из ящериц, змей да птиц всех видов и размеров, в зарослях трав и камыша затесался совершенно неожиданный запах свежей крови. Проследив его направление, чуть поодаль от себя лев увидел капельки крови, идущие дальше на расстоянии примерно в половину его шага.
Был там и еще один запах, отличный от того, что источали кровавые капли. А там, где почва из привычного грунта переходила в суглинок и глину, Салли даже нашел отпечаток лапы. Принюхавшись, он задумался.
«Получается, кто бы это ни был, он тут с добычей расхаживает? Значит, далеко не уйдет», - заключил лев и двинулся по следу, оставляя рядом отпечатки лап, в два раза превосходящие по размеру лапы нежданного гостя.
Следы спускались вниз, к одному из небольших озер, и с каждым шагом запах крови становился все отчетливее, хотя Салли и не мог так навскидку сказать, что за животное это было – он никогда не ел ничего даже отдаленно похожего.
Сквозь камыш послышался шорох, и лев, не особо переживая, спокойно вышел навстречу его источнику.
Источником же оказался молодой… Салли не сразу понял, был ли этот кот леопардом или львом: в нем было понемногу от обоих видов, но, благо, лев достаточно повидал в жизни, чтобы знать, что межвидовое скрещивание случается. Поэтому, тот факт, что перед ним – гибрид, его не особо удивил. Не гиена, и то хорошо. Или все-таки плохо? Салли не отказался бы задавить пару гиен.
Молодой гибрид лежал рядом с небольшой кучкой косточек, при взгляде на которую Салли осенило: это был запах кролика. Но и дураку было понятно, что накормить даже молодого котенка кроликом вряд ли получится.
Навскидку Салли дал бы ему где-то года полтора, может, чуть больше. Черный, с интересным рисунком кремово-белых пятен, незнакомец производил впечатление заблудившегося ребенка. Салли понял, что просто не в силах его обидеть.
- Ты потерялся? – спросил он, стараясь выглядеть настолько дружелюбно, насколько это возможно для льва его роста и комплекции.

+1

4

Молодой липард инстинктами почувствовал приход чужака за пару секунд до того, как тот появился . Это хватило бы, чтобы вскочить на лапы и убежать прочь. Вектор на автомате повторил движение... и подкосившиеся от резкого движения конечности заставили упасть.
Поморщившись от боли, липард повернулся к уже появившемуся незнакомцу, и непроизвольно был шокирован.
Лев был намного, намного выше, сильнее и крепче, и казался невысокому красноглазому горой мышц и необычной голубо-серой шерсти. Взгляд ярко-зеленых глаз незнакомца был спокоен и умиротворен: лев знал о своей силе, и прекрасно знал, как ней пользоваться. Нет, он не казался безмозглым увальнем, от которого можно было сбежать. Особенно с такими уставшими лапами.
Липард не знал, чего ему ожидать, поэтому покорно прижал уши и хвост, признавая свою немощность.
Встречать львов ему еще не доводилось - кроме отца, которого он не помнил - но мать ему рассказывала о неких особенностях этих кошачьих, которые приходились ему родственниками. Например, их мания ревно стеречь и патрулировать территории, которые они считают своими, убивая остальных хищников.
Во рту появилась горечь, и Вектор непроизвольно взглотнул.
- Ты потерялся?
В голосе льва не было агрессии или злости, только интерес.
Липард немного расслабился, понимая, что незнакомец не собирается убивать его. Но не стоит так надеятся: возможно, льву просто чего-то от него нужно узнать, прежде чем прикончить окончательно. Хоть незнакомец казался дружелюбным, Вектор не мог чувствовать себя спокойно возле такого хищника.
- Нет. - Сухо ответил красноглазый, отвечая на вопрос, но чувствуя, что незнакомцу этого будет недостаточно.
Немного подумав, липард решился рассказать о себе скупую информацию. Возможно, искренность убедит льва, что Вектор безобиден.
- Я родом из Оазиса, сэр. Все свое детство я прожил в Джунглях, и ходил с матерью в Южный кряж. - Вектор сумел сесть на задние лапы, обвив их хвостом.
На морде липарда ничего нельзя было прочесть, окромя спокойствия. Если в нем и происходила душевная борьба и страх, то он ее умело скрывал.
- Сейчас я охотился в Рифтовой долине, но мне удалось поймать лишь кроля. - Продолжил красноглазый. - Сюда я пришел, чтобы поесть и отдохнуть. И я хотел бы попросить Вас дать мне возможность отлежаться хотя бы пять минут, прежде чем уйти. - Вектор понимал, что ему нет смысла бороться за эту территорию, даже когда ему дико захочется тут жить. Он не взрослый лев, чтобы потрясать гривой и кидаться на всех соперников, и не опытный леопард, чтобы нападать исподтишка. Он еще даже подросток! И очень не хотел бы бессмысленно погибать.

+1

5

От резкого движения молодого липарда, первой мыслью которого, очевидно, было рвать когти, Салли немного опешил, хотя лев и привык к подобной реакции, и уже давно. Подавив в себе мгновенный инстинкт ринуться вдогонку, лев не двинулся с места. Тем более, что двигаться никуда и не надо было: незнакомец так резко повернулся на лапах, что тут же скосился от боли. Салли непроизвольно придвинул запястья ближе к телу, представив, как это должно быть неприятно. С его весом поначалу тоже возникали проблемы с резкими движениями, и, преисполнившись сочувствием, лев в душе пожалел маленького липарда. 
После того, как незнакомец услышал вопрос Салли, он ощутимо расслабился, хотя и продолжал смотреть на льва с каким-то недоверием.
- Нет, - ответил он, и на мгновение задумался. Салли молча ждал, что тот продолжит и хотя бы расскажет, что он тут делает и как сюда попал. И не ошибся: липард снова заговорил:
- Я родом из Оазиса, сэр. Все свое детство я прожил в Джунглях, и ходил с матерью в Южный кряж.
«Местный, значит», - заключил про себя лев, - «Это может быть довольно полезно».
- Сейчас я охотился в Рифтовой долине, но мне удалось поймать лишь кроля, – тем временем продолжал липард, - Сюда я пришел, чтобы поесть и отдохнуть. И я хотел бы попросить Вас дать мне возможность отлежаться хотя бы пять минут, прежде чем уйти.
Салли какое-то время молча обдумывал услышанное. По всему выходило, что незнакомец живет здесь с самого начала, и прекрасно знает эти территории. Плюс, возможно, где-то обитает его семья, и совершенно неизвестно, сколько их. На этот счет ему были даны совершенно четкие указания.
«Без крайней необходимости местных не трогать. Но ситуацию им лучше разъяснить сразу» - повторил про себя он слова Сольвейг, мысленно кривляясь и передразнивая ее тягучий, журчащий голос и непроизвольно улыбаясь.
«В любом случае, информации пока недостаточно», - отгоняя лишние мысли, решил он, - «С третьей стороны, раз он просит меня дать ему время, а не спрашивает меня, какого черта я забыл на территории его семьи, возможно, они живут где-то подальше отсюда».
- Не кипишуй, - фыркнул Салли, усевшись на относительно сухой участок земли, - я совершенно не собираюсь выгонять тебя отсюда или причинять тебе какой-либо вред. Если ты не удумаешь попытаться выкинуть что-нибудь совсем уж необдуманное, конечно.
Лев на мгновение замолчал, обдумывая, как бы сформулировать, что ему нужно узнать, да так, чтобы это не прозвучало как угроза.
- Пусть мы и присвоили эти территории, но наш лидер запретил нам трогать местных жителей, если это не является необходимой самообороной, - пожал плечами он, - однако, раз уж ты местный, может, я бы лучше переговорил с кем-нибудь из старших? Твои родители далеко отсюда? – максимально нейтрально поинтересовался Салли.
Липард был уже четвертой встреченной новой мордой за последние пару часов, после симпатичной невоспитанной львицы, красного леопарда и странноватого льва, так что Салли немного утомился. Глубоко зевнув, он снова обратил взор внимательных зеленых глаз на незнакомца.
- Извини. Меня, кстати, зовут Салли.

0

6

Некоторое время лев молчал, переваривая наданную ему информацию. Вектор наблюдал за незнакомцем, пытаясь понять, о чем думает совбеседник, но тщетно - натыкался лишь на спокойно-приязненную морду с острым взглядом салатовых глаз.
Липард не любил неизвестности. Даже так - он не любил нерешабельной неизвестности. Если у задачи нет правильного ответа, ты чувствуешь лишь раздражение, вспоминая все попытки ломания мозгов над уравнением.
А данная ситуация была посложней математических задач.
Липард сидел перед незнакомцем, которому дышал практически в пупок, и который легко мог разломать череп Вектора в кровавую кашу, и не знал, чего ему ожидать. Откидывая дружелюбность льва, которая так же могла быть и неискренней, он знал лишь то, что зашел на территорию, по которой с древних времен могли ходить все, но теперь принадлежащую этому льву и, возможно, еще каким-то его сородичам.
Почему этим великанам нужно все так усложнять? - С внезапной для себя яростью мысленно спросил липард, со спокойной мордой продолжая изучать молчаливого незнакомца. - Я здесь вырос. Многие приходили, охотились и уходили, не обделяя ни себя, ни других. А стоит прийти львам, так обвоняют тут все своей мочой, заявят права на территорию - у кого, спрашивается? - и примутся гнать отсюда всех, отбирая земли для отдыха и охоты. Эгоисты.
Вздохнув, Вектор заставил себя расслабиться. Тем временем лев принялся отвечать, и липард поднял уши, внимательно слушая собеседника.
- Не кипишуй, - начал незнакомец, усевшись перед липардом. - Я совершенно не собираюсь выгонять тебя отсюда или причинять тебе какой-либо вред. Если ты не удумаешь попытаться выкинуть что-нибудь совсем уж необдуманное, конечно.
Вектор рассеяно задумался, обратив внимание на последние слова.
"Попытаться выкинуть что-нибудь совсем необдуманное". Что конкретно, спрашивается? Возможно, льва разозлит даже случайное чихание, которое является природным действием необдуманного характера, и, справедливо вписав это в последний пункт, нападет на липарда? Ведь откуда ему знать о характере и привычках этого зверя, которого он в первый раз видит в своей жизни?
Не чихать, значит. - Вынес решение Вектор.
- Спасибо. - Липард коротко кивнул. То, что ему разрешили остаться, все-таки было большим плюсом для его отдыха, за что он не мог не поблагодарить.
- Пусть мы и присвоили эти территории, но наш лидер запретил нам трогать местных жителей, если это не является необходимой самообороной, - продолжил лев.
Вектор мысленно поставил плюс этому неизвестному лидеру - значит, пантеры, гепарды, гиеновидные собаки и прочие не пострадают от действий незивестного пока львиного прайда, которые явно вели политику ненападения и мирного соседства. Липард не мог сдержать облегченного вздоха - значит, его не тронут, пока он не "попытается выкинуть что-либо необдуманного".
- Однако, раз уж ты местный, может, я бы лучше переговорил с кем-нибудь из старших? Твои родители далеко отсюда?
Родители? Какое-то время Вектор с явно непонимающей мордой смотрел на льва - воспитанный в традиции леопардов-одиночек, он даже не знал, что отцы могут жить с матерью и детьми. Но потом вспомнил, что у большинства львов это в порядке вещей, и ответил:
- Мой отец со старшей сестрой покинули меня, когда я еще был слепым котенком. Я не знаю о их судьбе ровно ничего, как и не знаю о своих дедушках-бабушках и прочих, - продолжая свою позицию "говори правду, и тебя не тронут", с тяжелым сердцем продолжил:
- Меня воспитывала лишь мать, но Вы не сможете с ней встретиться, так как она уже второй месяц как мертва, сэр.
Вектор замолчал, не ожидая никаких продолжений, но незнакомец, сладко зевнув, внезапно спохватился:
- Извини. Меня, кстати, зовут Салли.
- Вектор. - Ответил липард, с интересом переспросив: - К Вам можно на "ты"?

+1

7

Лев задумчиво пошевелил пальцами лап и потянулся, глубоко зевнув, а затем посмотрел на липарда.
Вектор тем временем рассказывал о том, что живет он здесь совершенно один, без родителей, поскольку отец его бросил семью, а мать, с которой он жил, недавно погибла. По всему выходило, что молодой гибрид уже второй месяц выживал тут совершенно один. Возможно, именно поэтому он показался льву таким худым. Салли поймал себя на мысли о том, что мальца надо бы накормить нормально, а не кроликом, но ту тушу, что он недавно поймал, сожрали гости, по его же приглашению. А значит, надо будет охотиться снова.
«И что мне с ним делать?» - подумал он про себя, перебирая варианты.
Первой пришедшей в голову мыслью, естественно, было выгнать его подальше. Но куда он в таком случае пойдет? Салли не знал. Если ему повезет, и он пересечет песчаные дюны живым, то он, возможно, доберется до Оазиса. Если не заблудится.
«Хотя, не должен бы, он же местный», - рассуждал лев, справедливо придя к выводу, что если он родился в Оазисе, а встретились они здесь, то все ходы туда и обратно ему должны быть известны. Возможно, даже те, о которых не знают они с Соль. Но совсем не это беспокоило его. Может быть, липард встретит в Оазисе саму Соль, и расскажет ей, что какой-то огромный злобный серый лев вышвырнул беспомощного молодого гибрида на погибель в пустыню под палящее солнце. Салли поморщился от мысли о том, какого мнения о нем была бы леопардиха после этого, и сколько всего бы высказала ему.
Вторым вариантом было просто игнорировать его и оставить, как есть. Тогда парень просто ошивался бы неподалеку. Но до каких пор? Впоследствии, вероятно, ему захочется завести семью, да и вообще иметь такого «бегуна» на своей территории, который может быть неплохим информатором для всех желающих – мысль очень и очень плохая. И, опять же, его запросто могут  убить.
«Или от голода помрет, - вздохнул Салли, посмотрев на кролика, - на такой-то диете».
Липард, тем временем, представился:
- Вектор, - услышал Салли его имя, - К вам можно на «ты»?
- Почему бы и нет, - пожал плечами лев, - я не против.
Единственной альтернативой Салли показалось предложить Вектору присоединиться к их группе. Тогда проблем возникнуть не должно бы вообще. Однако, сам Салли не мог принимать такого рода решения – это прерогатива Сольвейг, потому что у нее, как правило, имеются свои планы и представления относительно каждого члена их компании.
- Получается, ты тут совсем один живешь, и даже никакого семейства поблизости нет, которое могло бы тебя приютить? – на всякий случай уточнил он и продолжил, - если хочешь, ты мог бы присоединиться к нам. Мы тут только обустраиваемся, и, как мне кажется, было бы неплохо иметь в наших рядах кого-нибудь с хорошим знанием местности. Да и с нашим лидером у тебя будет гораздо больше понимания, чем со мной: в конце концов, она тоже леопард.
«Но это придется сейчас пилить аж до самого Оазиса, чтобы познакомить их, - рассуждал лев, - хотя, я все равно планировал посмотреть, как там дела, и все ли идет по плану».

+1

8

Возможно, кто-то бы и другой обиделся бы на то, что Салли спокойно себе зевает, когда ты стараешься и пыжишься, рассказывая душещипательные истории о своей семье, но Вектор этого даже и не заметил. Ему, флегматичному настолько, чтобы немного пребывать не из мира этого, казалось нормальным, что вопросы могли быть заданы просто от скуки: ну посудите сами, зачем чужаку слушать что-то о жизни липарда, выгнать которого не позволяет запрет лидера трогать чужаков? Видимо, поспрашивает еще что-нибудь ради беседы как таковой, и отпустит.
- Почему бы и нет, я не против. - Так же ответил лев на вопрос Вектора. Красноглазый серьезно кивнул:
- Хорошо, Салли.
Но дальше лев и не думал расспрашивать липарда, а о чем-то явно задумался. Липард не насмелился как-либо нарушать возникшее молчание и лишь, пробуя подвижность лап, смахнул лежащую рядом кучку кроличьих костей.
Конечности уже функциовали, без болей и прочих неприятностей. Это было хорошо.
Очевидно, что для того, чтобы сбежать, нет времени лучшего, чем сейчас - Салли явно не ожидал бы столь наглого побега посреди разговора. Но Вектор отклонил эту заманчивую мысль: нелогично. Если бы лев хотел бы его убить или сьесть, то без разговоров это бы сделал и раньше, не опускаясь до лжи и вопросов.
Какой из этого можно сделать вывод? Значит, льву что-то будет нужно от липарда... ну, или попрощается и уйдет, вполне довольный беседой.
Липард не мог судить, но он был откуда-то уверен, что львы не патулируют поодиночку. Значит, в прайде мало особей - или вполне хватает и одного Салли - Вектор еще раз окинул внимательным взглядом задумчивого льва.
Во всяком случае, великану могло быть вполне и одиноко, чтобы просто побеседовать с первым-встречным.
Тем временем Салли внезапно спросил:
- Получается, ты тут совсем один живешь, и даже никакого семейства поблизости нет, которое могло бы тебя приютить?
- Верно. - Не стал спорить липард. В глубине души он недоумевал: вопрос Салли имел положительный ответ, но почему это вообще интересует льва?
- Если хочешь, ты мог бы присоединиться к нам. Мы тут только обустраиваемся, и, как мне кажется, было бы неплохо иметь в наших рядах кого-нибудь с хорошим знанием местности. - Серый лев как будто прочитал мысленный вопрос Вектора.
Вроде бы все логично: им не хватает особей и они хотели бы иметь в лапах местного жителя. Но Вектор спрашивал самого себя: какой прайд за просто так подпустит к себе полукровку?
И это было еще одним поводом не обращаться ныне покойной матери-пантере к львиным родственникам ее сына и дочери: скорей всего, ее бы просто разорвали на месте вместе с самим Вектором. Ибо так всегда у львов: плоди детей хоть от жирафов, но львиный прайд посчитает женой льва только львицу, а детей - только чистокровных львят. Природа против мутаций и помесей с самого начала.
- Да и с нашим лидером у тебя будет гораздо больше понимания, чем со мной: в конце концов, она тоже леопард.
- Я знаю только одно такое обьединение, и оно находится в Джунглях Оазиса. - Задумчиво отозвался Вектор. - Так ты из них?
Липард почувствовал громадное облегчение. Значит, это не львиный прайд, а работа той самой небезысветной Сольвейг.
Обезьяны и птицы говорили, что после ухода гиены Оззи и его семьи ей удалось выгнать льва по имени Шерц, и начать собирать вокруг себя сторонников. Так же говорили, что она набирает всех желающих - ходил слух, что среди ее подчиненых есть горилла и даже крокодил.
- Весь Оазис гудит о новосозданной Империи. - Липард почувствовал себя неловко. Всю свою осознанную недолгую жизнь он привык надеяться лишь на мать, а после ее гибели - лишь на себя. Как же это, когда ты живешь с кучей животных, которым должен помогать и заботиться? Вектор себе это очень смутно представлял.
Но так же четко и понимал, что в Империи за просто так никто кормить не будет: нужно исполнять какие-то обязательства и чем-то жертвовать.
- Осознанно понимаю, что самому мне вряд ли выжить, - продолжил красноглазый. - Поэтому хотел бы помочь и себе, и вам.
Он поднял голову и просто посмотрел на Салли:
- Как вступить в ряды Империи?

Отредактировано Vector (29 Окт 2015 18:34:13)

+1

9

- Весь Оазис гудит о новосозданной Империи, - услышал Салли слова липарда и едва успел взять себя в лапы, чтобы глаза его не повылезали из орбит от удивления, а челюсть не поцеловала грунт.
Видимо, стоит заметить, что о «новосозданной Империи» сам Салли не знал ровным счетом ничего. Сольвейг лишь недавно отправилась в Оазис с весьма, как им казалось, долгосрочной целью: познакомиться с гиеной Оззи и заключить с ним союз, а потом уже думать, как прибрать к лапам Оазис. Сольвейг ратовала за дипломатию (и, возможно, какой-нибудь яд, если дело обернется совсем плохо), а Салли и Тор считали, что нужно было просто передушить несогласных. Сольвейг была по натуре своей не жестока, поэтому львы за свое предложение получили только по мордам когтистой лапой. Самому Салафиэлю было сказано патрулировать территории Южного Кряжа и ждать прибытия Братьев. По возможности, как сказала Соль, налаживая контакты с местным населением. Так или иначе, выходило, что Сольвейг развернула в Оазисе нехилую деятельность. И весьма успешно, хотя, как раз это льва ничуть не удивляло.
Салли хотел бы высказать все, что он думал о сложившейся ситуации, но молодому липарду, вероятно, ни к чему было слышать подобных речей: иначе его уши рисковали свернуться в симпатичные трубочки.
«Новосозданная Империя?» - про себя удивился Салли, - «Что она там, черт возьми, успела натворить? Совсем ополоумела, что ли?»
Вслух же он ничего не сказал, хотя порядком переволновался. Что могло случиться в Оазисе, чтобы «Империя» развернулась так быстро? Что могло заставить Сольвейг изменить первоначальным планам? Лев не знал. Но очень хотел во всем разобраться. Вариант, правда, был только один – отправиться в сам Оазис, а этого он не мог сделать, по крайней мере, до тех пор, пока не придет его караульная смена.
- Осознанно понимаю, что самому мне вряд ли выжить, - продолжил тем временем Вектор - Поэтому хотел бы помочь и себе, и вам. Как вступить в ряды Империи?
«Разумный малый» - похвалил его про себя Салли, все еще прикидывая, что ему делать. Оставить патруль и мчаться в Оазис?
«С другой стороны, если бы Соль была в опасности, она послала бы Линн… ладно. Сейчас есть и другие дела. Этот парень выглядит так, будто не ел месяцами».
- Хм, - откашлялся лев, поднимаясь на лапы и растягивая мышцы, - ничего особенного делать не нужно, твоего желания уже достаточно.
Он внимательно осмотрел Вектора и покачал головой.
- Откармливать тебя надо, вот что. Кожа да кости. Пойдем со мной пока в патруль, заодно поохотимся. А по пути расскажешь мне, что там все судачат об Империи, а то я давно уже не получал вестей от начальства. Прогуляемся по каменистым склонам…
Кивком косматой головы приглашая Вектора идти за собой, Салли отправился в путь, на ходу на всякий случай обновляя отметки о своем присутствии, вспоминая недавно забежавших на реку гиену и льва.
«Найти бы тварей и убить…» - кровожадно подумал лев. Но затем лишь тряхнул гривой, отгоняя злые мысли, и улыбнулся Вектору.
- Ты сам уже охотился на что-нибудь более или менее крупное?..

>>> Каменистые Склоны.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Южный кряж » Старая кальдера