Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Южный кряж » Ущелье черных песков


Ущелье черных песков

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sf.uploads.ru/o13lx.png

Расположенное рядом со Старой кальдерой узкое ущелье, ведущее в, прямо скажем, весьма жуткое место. Здесь нет абсолютно ничего живого. Черные базальтовые скалы. Верхний слой базальта со временем настолько раскрошился, что стал подобен песку, но песку пугающего, черного цвета. А валяющиеся повсюду скелеты тех, кому не повезло умереть здесь, лишь усиливают гнетущее впечатление. Поговаривают, что в Ущелье можно усилить свои шаманские способности, правда лишь те из них, которые можно обратить во зло, но также можно сойти с ума или вовсе умереть от страха.


Светлые шаманы, пришедшие в данную локацию, получают антибонус -2 к броску кубика во время призыва духа, в то время как темные, наоборот, получают максимальный бонус +3 к призыву. Несмотря на это, персонаж может подать заявку на получение недостающего шаманского умения (за исключением таких умений как "Благословение", поскольку их невозможно использовать во зло) или темного мистического фамильяра — особого призрачного спутника, принимающего форму любого животного и дающего временный максимальный антибонус противнику к выбранной игроком сфере. Мастер Игры бросит кубики и определит, достался ли персонажу такой фамильяр, или же нет. Осторожно! В случае провала броска персонаж может потерять разум, заработать страшное увечье или даже оказаться проклятым.

Ближайшие локации

Рифтовая долина
Старая кальдера

+1

2

----→ Пустошь

Лунный свет сопровождал Хэнкока в пути ровно до тех пор, пока он не достиг территорий южного кряжа. Здесь все было иначе: небо еще более темное и затянутое, повсюду слышны раскаты грома, а молния лишь изредка освещала территории вокруг. Неудивительно, что в таких условиях Фаренгейт предпочла лишь сидеть на спине гиены, ведь летать, равно как и разведывать обстановку, было практически бесполезно. К тому же еще и опасно.
За то время, пока самец пересекал рифтовую долину, он успел порядком надоесть соколице своими шутками и высказывания, но в то же время порадовал ее рассказом о встрече с новой группой молодых львов.
- Давно пора было тебе приобщиться к молодежи. Твои дружки, конечно, те еще дети, но это называется немного по-другому, и я не хочу, чтобы ты начал страдать тем же.
- И чем же?
- Кризисом среднего возраста.
Хэнкок лишь прыснул в ответ Фаренгейт, после чего принялся упорно ей доказывать, как он молод и силен духом, лишний раз давая птице убедиться в том, что он - дремучий балбес.

Каждый раз, когда тяжелые дождевые капли падали на облысевшую морду Хэнкока, ему становилось немного не по себе. И все же, вода была намного приятнее, чем обжигающий песок во время бурь. Идти было не так приятно, как в прохладную сухую погоду, но Хэнкок наслаждался тьмой и гнетущей атмосферой, которые преподнесли тучи. Ночь и без того всегда манила Хэнкока, а сейчас, когда ходить было еще опаснее, он чувствовал себя в своей тарелке. Но этого было мало. У него словно чутье было на опасные места и ситуации, поэтому очень быстро хищник оказался на дне ущелья, где все было еще темнее и от того гораздо опаснее.
Атмосфера здесь была поистине жуткой. Даже такой обреченный храбрец как Хэнкок почувствовал, как его хвост начинает дрожать, а на спине шерсть встает дыбом. Судя по загробному молчанию Фаренгейт, которая даже не торопилась очистить перья от воды, ей было не менее трусливо.
Он замедлил шаг, отныне ступая гораздо осторожнее, но это не уберегло его от знакомого хруста под лапой, стоило ему в очередной раз перенести вес тела на левую лапу. Так могли хрустеть лишь кости, но разглядеть того, кому они могли принадлежать, казалось Хэнкоку затруднительным в такой темноте. К тому же, половина скелета была погребена в черном песке. И даже несмотря на искренний страх, который он испытывал в данный момент, нельзя была сказать, что Хэнк не был рад этому. Всплеск адреналина, щекотящее чувство внутри, дрожь, пробирающая все тело насквозь (хотя последнее вполне могло быть больше связано с мокрой шерстью и холодом внутри ущелья), - именно все это заставляло гиену идти дальше.
- Ты уверен, что ты хочешь продолжать путь? - спокойно поинтересовалась соколица у друга спустя около минут семи их передвижения. В ее голосе не было слышно беспокойство, его можно было понять лишь по напряженному взгляду и когтям, вцепившимся в шкуру гиены. И поэтому Хэнкок прекрасно понимал, что она чувствует.
- Да не боись. Здесь же атмосферненько! Хруст костей, гром на заднем плане... А какая здесь красота, когда молния сверкает! - хоть самец и улыбался, но отрицать факт страха не мог. И все же интерес и чувство кайфа всегда были у Хэнкока впереди всего остального, даже ответственности, который он не так давно кичился сам себе. Если бы ему в таких же условиях пришлось вести свой отряд, он бы пошел именно через ущелье. Оправдываясь тем, что это якобы короткий путь, на самом деле бы он шел бы здесь чисто из интереса и острых ощущений ради.

+3

3

-----→ Река Руфиджи

Направление их движения выбирал отнюдь не Фрэнсис — Дракон буквально тащил его изнутри к нужному месту, и лев покорно следовал за собственным хозяином. Внешне, правда, это никак не проявлялось, кроме заинтересованных изучением внешности взглядов, что кидал лев во время движения. Не забывал он пожирать глазами и свою невольную спутницу (и ещё неизвестно, кто был больше недоволен обществом друг друга), которая то появлялась рядом, едва ли не трясь об льва, то исчезала, загадочно и беззвучно. Первые два раза он попытался, не останавливаясь, отыскать её взглядом, но натыкался лишь на шебуршащие и шуршащие деревья с кустами. Светало, и потому тёмношкурые хищники становились всё более заметными, а вот места, куда они шли, всё более безжизненными. Земля под лапами постепенно сменялась всё более сухой и крепкой скальной породой, деревья тоже вскоре сменились мёртвыми скалами. Воздух, несмотря на потихоньку встающее солнце, оставался холодным, и, более того, все те крохи тепла как раз-таки и поглощал. В общем, атмосферка была так себе.

Фрэнсис, которого уже порядком вымотал своими метаниями Красный Дракон, всё ещё не терял надежды изучить леопарда поподробней. Едва их окружили скалы, кошке пришлось показаться и идти рядом, а потому он не упускал возможности порассматривать с высоты своего роста её пятна, в общем тело, походку. Естественно, делал он всё это украдкой, и лишь редкая слюнка, капающая с его раздвоенного языка и пачкающая, кажется, здешнюю вековую пыль, могла выдать его мечты. Да и то это было крайне ненадёжным признаком — попробуй-ка держать свои слюни во рту, когда у тебя с рождения проблема в виде отсутствия половины губы! Дух, не отвлекаясь от интуитивного поиска дороги, вовсю подсказывал Одержимому гадости в сторону самки, а тот, явно не желающий трогать живое и вполне привлекательное тело, через раз отмахивался, походя на какого-то психа (коим он и был).

Я не буду её! Я не хочу её!Я хочу её!

Неудивительно, что из путь оказался вполне беззвучным — каждый в своих мыслях, каждый в себе. Когда же Фрэнсис резко, будто вкопанный, остановился, чтобы обозреть место, куда они наконец-то пришли, Дракон уже утратил своё настроение, готовясь выбирать себе тело для явления своему очаровательно-милому сосуду.

Тут, — наступив лапой на череп какого-то мелкого неудачника, обернулся лев на леопарда, — Делаем тут.

Фрэнсис, по правде, в своей жизни шаманскими штучками не увлекался — Красному Дракону от него чаще всего требовалась сила, чем потусторонняя связь, — но примерно представлял, что надо. Естественно, что Дракон жаждал кроме, причём всегда, но сейчас убийство каких-нибудь кролика, газели или даже слонёнка его бы не удовлетворило. В прошлый раз он пожрал почти всю шкуру на теле Фрэнсиса, навсегда оставив того с татуировкой цвета жжёной кожи. Сейчас же, видимо, нужна была кровь.

Дракон вовсе не собирался убивать Одержимого — тело ему вполне нравилось, даже характер, в большей степени им и созданный, вполне удовлетворял необходимым запросам. Но порой дух хотел лично совершать что-либо. В первую очередь он хотел бы трогать. И хотя это не было бы нормальным прикосновением, но кому ж будет приятно, если тебя коснётся то, что лежит в основе конца света и массового убийства? В общем, Дракон жаждал развлечений.

Фрэнсис, уловив почти вибрацию собственного тёмного покровителя, снова обратился к Эйире:

Дай ему моей крови. Задобри его, — лев с готовностью подставил лапу, чтобы та могла нанести достаточно глубины рану, — Не убивай, но рань. Пожалуйста — прошептал он последнее слово, уже понимая, что Дракон начал завладевать его телом, неумолимо начиная с задних лап. Он не собирался падать, но мышцы только больше напрягались, челюсть сжалась, послышался зубовный скрежет. Красный дракон хотел насыщения, и он его получит, он хотел тела — он получит и его. Надо было лишь, чтобы эта неглупая кошечка всё сделала правильно, нигде ничего не косячнула. И тогда с ней не будет ничего плохого, разве что самая малость и то без вреда для неё самой. Так можно было надеяться, но ответа не знал никто.

+1

4

Офф

Я предлагаю пока поотыгрывать ночь, ибо я этот пост терял.

>>> Река Руфиджи >>>

Поистине, она дарует лучшую музыку –
Всё, что суждено ей дать.
Она повсюду, окружает слушающих.
И без неё я бы не выжил.

… Тишина.

Sonata Arctica – «...Of Silence»

Ох, как давно Эйира не была в таком приподнятом настроении... Она уже и забыла подобные ощущения. С непривычки она периодически переспрашивала себя, а есть ли действительно ли есть повод радоваться? Но после очередного перебора в мыслях всех произошедших с ней событий за этот насыщенный день, ответ оставался тем же: всё просто зашибись. Дневные «проблемы», на поверку, были не более чем неудобства, а единственная беда, связанная с поражением в дуэли, с лихвой компенсировалась в течении следующих десяти минут.

Единственной значимой проблемой виделся только лев-психопат-шаман, с которым ей приходилось идти. Да, создала же природа этот ужас на ножках. И это она не про внешность, хотя не заметить его комплексы на почве внешности  сможет разве что детёныш или дебил. Скайраска себя не причисляла ни в одну из этих категорий, и эти детские нелепости её только раздражали. Лапы, уши, усы, хвост есть, ожогов нет... да даже, прости, богиня, член на месте – так что не так-то?

Вот с чем у Фрэнсиса действительно были проблемы – так это с башкой. Эйира, на поверку, оказалась не достаточно компетентна в психологии, так как не могла даже примерно сказать, в чём именно это проявлялось. Но была уверена, что что-то точно было не так. Оставалось только надеяться, что эти проблемы не станут проблемой для них обоих, так как в это случае чего разгребать придётся и Эйире... Да, есть вариант при первой же опасности свалить, но это чревато неприятными разборками в Клане, что, вероятно, даже хуже в её положении.

Проблема тут в том, что их задание, грубо говоря, было «найдите приключения на свою задницу». Ибо специально искать тех, кто оставил метки... Ой какая фиговая затея. Присутствие льва не сильно её в этом плане воодушевляло: да, он победил леопарда, который, вообще говоря, ошибся сам. По прикидкам Эйиры, сам по себе он сможет одолеть не более пары львов и ещё пару с пару с поддержкой леопарда. Полноценно сражаться со львами ей, безусловно, не стоило – и они оба это прекрасно знали, ибо на своих шкурах наблюдали развязку подобного противостояния это буквально утром.

Впрочем, курс Фрэнсис взял решительно иной, и этот курс вёл явно не в сторону потенциального прайда... К удивлению Падшей, эти места были практически не тронуты никем. Впрочем, довольно быстро она почувствовала почему. Она с интересом прыгала по близлежащим деревьям... Впрочем, не только с интересом, иных причин было предостаточно: это и разминка, и разведка, и попытка расшевелить погрузившегося в свои мысли соратника... Лев, казалось, полностью погрузился в себя и продолжал идти вперёд чисто по инерции.

* * *

Через какое-то время лес кончился, уступив место скалистым ущельям. Деревья Эйире нравились заметно больше, чем скалы, так или иначе напоминающие о родине... Но Падшая всегда успешно задвигала эти неуместные воспоминания подальше, иначе за время своих путешествий она тупо бы свихнулась на этой почве. Второй псих их разведгруппе точно не нужен.

Даром, что имеющийся псих становился всё хуже и хуже. Пускал слюни (больше, чем обычно), махал лапами без причины... Нет, Эйира тоже чувствовала усиливающуюся энергетику этого места, но не сходить же с ума окончательно из-за этого.

В ущелье явно было нечто шаманское. Эйира прекрасно помнила, где она ощущала подобное: на вершине горы Айри, святилище Скайрасов… Эйира прекрасно помнила эти места, так как часто там бывала в качестве почётного гостя. Но там ей никогда не нравилось, но тогда она не могла понять, почему её всегда тянуло прочь оттуда. Сейчас же всё становилось ясно, ибо теперь эта сила манила её…

«Это Тьма, дитя!» – раздался в голове довольный голос Скриок. Эйира даже на мгновение замерла. Никогда на памяти скайраски голос её покровительницы не становился таким радостным… Это пугало. Будто почувствовав это смятение (хотя почему будто?), Тёмная богиня добавила: «Не бойся и отринь все сомнения… Сегодня великая ночь, Шеньдельзар. Ты готова?»

Да… – смогла лишь выдохнуть в ответ Эйира. Лишь крона дерева, на котором она стояла, услышала этот ответ в этом мире, но это было не важно. Падшая даже не обратила внимание, что Скриок назвала её по старому имени, ибо гнев от этого был ничтожен по сравнению с воодушевлением от этой краткой речи её богини.

Но пока что требовалось вернуться в реальный мир. Эйира быстро догнала льва, который, похоже, вообще ничего не заметил. И теперь она отчётливо видела что же было не так с этим львом... Похоже, дело всё-таки было не в самом льве.

Рядом с ней было два духа. И если уже знакомая Скриок лишь с молчаливым воодушевлением ждала развития событий, второй дух явно был менее культурным. От него не веяло мощью, как от Скриок. От него веяло чем-то... мерзким? Падшая не могла подобрать подходящий термин для этого ощущения. Возможно, это было что-то другое, более полезное, но менее неприятно ей от понимания этого не становилось. Вполне возможно, Эйира могла попытаться пойти с ним на контакт, но неопытность в этом деле и состояние её соратника непрозрачно намекали на идиотизм этой авантюры, так что она даже не подавала виду, что чувствует кого-то левого. При этом она чувствовала, что её богиня относилась ко второму духу со всем возможным презрением. Было ли за этим что-то больше, чем просто скайрасское высокомерие (даже скайрасы-изгои сохраняли за собой эту черту характера потому что почему нет)? Возможно. Было ли это важно? Нет.

И падшая, и её Богиня понимали, что будет дальше. И что Фрэнсис пришёл сюда по этой же причине. Вот только ритуал вызова духов практически не применялся на их родине на Айри, оттого и возникала проблема предстоящего мероприятия: до этого у Эйиры не получалось призвать Скриок – тупо не хватало сил и опыта. При этом это была не методическая ошибка – с менее мощными духами всё получалось, а вот именно со Скриок процесс не шёл. И возмо-ожно, именно тут, в средоточии шаманских сил, всё получится. Тёмная Богиня скайрасов не торопила свою чемпионку: она и так ждала возвращения в этот мир очень долго... Ещё пару часов подождёт, ничего страшного. Это подход явно отличал Скриок от покровителя Фрэнсиса.

* * *

Тишина стояла мёртвая, даже птиц и ветра не было слышно. Всё живое, казалось, избегало места с такой тёмной энергетикой. Оно и к лучшему. Поэтому когда лев её внезапно нарушил: – Тут, – Эйира даже вздрогнула от неожиданности. Никто этого, впрочем, не заметил, хоть Фрэнсис и обернулся спустя мгновение.

Морда Фрэнсиса не выражала никакой формы восторга, что было довольно-таки занятно. Причин могло быть много, и что-либо предполагать Эйира не решалась, справедливо ожидая разгадки этого явления позже. И не зря: разгадка эта действительно пришла сама, и оказалась довольно неожиданной для леопарда.

Дай ему моей крови. Задобри его, – «Крови? Хм…» – мысленно повторила Эйира, с интересом смотря на протянутую лапу льва. – Не убивай, но рань. Пожалуйста, – это довольно жалко прозвучавшее продолжение резко убило возникшее было желание сразу же сделать лапу недееспособной, так как напомнило, что членовредительство пока что было не в интересах леопарда.

С кровавыми подношениями падшая, разумеется, сталкивалась, и даже регулярно ими занималась (угадайте во славу кого). Эффективность данного усиления под сомнение не вставала, ибо было экспериментально проверено самой шаманкой. Но ослаблять самого шамана перед довольно-таки утомляющим ритуалом призыва? Эйире это казалось нонсенсом. Впрочем, это явно было причудой духа. Скриок своих подданных не калечила... А вот кровь других скайрасов очень даже любила.

Выдержав непродолжительную, но многозначительную паузу, Эйира подняла взгляд с протянутой лапы и посмотрела в глаза льва. В его взгляде нельзя было прочесть какую-то доминирующую эмоцию, но леопард и не пыталась.

Как пожелаешь, красавчик… – с торжественным пафосом произнесла Эиира, неторопливо подойдя вплотную ко льву. И с ещё большей торжественностью добавила, резко ударяя по лапе льва: – Да свершится моя месть!

По лапе льва быстрым ручейком потекла кровь. Леопард не промахнулась: артерии и вены льва остались целы, но крови было достаточно. Достаточно для духа Фрэнсиса...

И для Скриок.

«О да… Это именно то, что нужно», – в унисон подумали скайрас и её богиня.

Великая ночь началась.

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Южный кряж » Ущелье черных песков