Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Птичья долина


Птичья долина

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

*здесь будет изображение*

Небольшая долина, расположенная между склонов гор. Долина является укромным местом, поросшим вереском и можжевельником. Водоёмы в долине мелкие, в основном представлены несколькими ручьями. В северной части долины эти ручьи собираются в единый поток и небольшим водопадом срываются в неглубокое ущелье. В скалах, окружающих долину, есть несколько мелких пещер, а сама долина примечательна обилием птичьих гнездовий.


Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Сердецей, Ароспьера, Болиголов, Чистотел, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

Ближайшие локации

Склоны гор
Холмы
Базальтовые террасы

0

2

Откуда то --→

Рыжий молодой лев не спеша брел по землям своего прайда, он уже давно оправдал свое звание старшего патруля, не смотря на юный возраст, он был воином... Хотя, на самом деле, он все еще не прошел посвящения в войны прайда - Фаер с этим тянул, тем более что это было не особо принципиально - его социальный статус в прайде и так уже позволял многое. Да и патрули не особо изнуряли - контакты были редки, стычки - еще реже. Намного чаще он видел чужие следы, но они либо просто проходили через земли конунга с Севера, либо не на долго останавливались, либо вступали в прайд. Драться пришлой только пару раз, да и то назвать это дракой можно было лишь с натяжкой - чужаки уходили, едва поняв, что патрульным может быть не один. К счастью для Реда, кстати - в патрули он ходил один.
Подросток проворно ступал по влажной земле, пока не подскользнулся на мокром камне и не скатился с обрыва кубарем. Он некоторое время полежал на земле, приходя в себя, а потом плавно поднялся, и чуть не взвыл от боли в лапе - он ухитрился не хило порезать ее от подушек то колена. Поджав переднею правую лапку, он осторожно заскакал к воде, и принялся отмывать лапу, стараясь сделать так, что бы в рану не попала грязь - зализывать ее не вышло бы, но, судя по тому, как лужа быстро окрасилась в красный цвет - рана была серьезной. Он завалился на бок, вытягивая поврежденную лапку, и прикинул, сможет ли сам добраться до прайда.
Впрочем, почти сразу он вспомнил о дожде, и о том, что вход в пещеру явно не возможен. Оставалась надеяться на то, что крови не вытечет слишком много, и он сможет через некоторое время перейти поближе к пещере - патрули через эту долину не ходили никогда.

+2

3

----------------------------------Начало игры----------------------------------
Такой плохой погоды в саванне не было давно. Прохладно, сыро и ветрено. Такой погоды Элис не видела давно, последний раз на ее памяти дождь был год назад, как раз в тот день, когда они покидали свое бывшее жилище. И без того грустный день был тогда омрачен еще и холодной водой, падающей с неба. Целительница любила дождь за то, что после него всегда пробивались новые, свежие травы.
Этой непогожей ночью именно этот факт вытащил молодую львицу и ее друга из теплой сухой пещеры. Среди шаманов и травников ходит легенда о волшебном цветке под названием “лунолик”. Говорят, что он может вылечить любую болезнь, любую травму, а так же дает сто процентную вероятность успешного вызова духа. В общем, уникальная вещь.
Но есть одно “но”. Эта трава расцветала только в полнолуние, после сильного дождя. На самом деле, Элис не совсем верила, что лунолик вообще существует, но Доа убедил ее попробовать. Они шли, наступая на мокрые, скользкие камни. Нужно было быть предельно аккуратными, чтобы не поскользнуться.
— Что это было? — воскликнул маленький друг львицы, остановившись, как вкопанный.
Целительница вопросительно посмотрела на него. Она ничего не слышала и не видела, слишком занятая мыслями о лунолике. До вздохнул, закатил глаза и ткнул лапой в сторону возвышенности. Прямо у подножия, рядом с довольно большой лужей, стоял молодой лев. В темноте было сложно разобрать, кто это был. Но Элис почему-то чувствовала, что он не чужак.
Ветер подул в их сторону, и целительница почуяла стойкий запах крови. Этот запах она могла узнать из тысячи других. Это значило, что кому-то требуется помощь. Ни говоря Доа ни слова, Элис рванула вперед, стараясь не упасть, споткнувшись о мокрые камни. Генета скакал следом. Они быстро добрались до цели.
А целью этой оказался Ред, местный молодой лев, племянник Рагнарека. Он лежал на боку, поднимая вверх лапу, из которой сочилась кровь. Рана была серьезной, а его прошлые попытки промыть ее в не самой чистой воде, могли привести к заражению.
— Ред! — строго сказала она. — Никогда не пытайся промывать раны не в проточной воде, если не хочешь заражения крови. Только ручьи и водопады. Понял меня?
Она выглядела серьезно. Элис всегда вела себя строго с ранеными и больными. Если проявлять жалость, можно легко ошибиться в своей работе. Да и сами больные намного лучше слушаются, если не сюсюкать. Львица дала указания Доа, чтобы тот принес нужную траву. Пока фамильяр ходил за травой, львица внимательно смотрела на морду раненого льва, чтобы не пропустить, если он упадет в обморок от кровопотери. К счастью, Маи-Шаса растет везде, особенно рядом с водой, поэтому генета вернулся с парой цветков уже через полминуты.
— Тщательно пережуй эти цветки и проглоти, — сказала целительница, кладя лекарство у носа Реда. — Они горькие, но кровь сразу остановится. И хорошенько вылижи свою рану после этого.
Это должно было остановить кровь. Когда с работой было покончено, и дело оставалось только за Редом, Элис могла расслабиться. Она села рядом с львом, посмотрела на него, и, наконец-то, улыбнулась. На морде этой львицы часто бывает милая полуулыбка, но никогда за работой. Теперь же, она дала волю своим чувствам, которые, к слову, у нее были. Ред давно нравился ей, но львица никогда не подходила к нему, стесняясь.
— Как ты умудрился? — поинтересовалась она, оглядываясь по сторонам.

Лот "Маи-Шаса" использован

Заметка от ГМ

Лот "Маи-Шаса" успешно применен и вычтен из профиля персонажа.

Всего несколько разжеванных цветков данного растения помогают приостановить даже самое сильное кровотечение. Применяется единожды, при повторном применении возникает риск чрезмерно сгустить кровь пострадавшего, что может привести к немедленной смерти.

+1

4

Ред спокойно лежал на боку и отдыхал, задумчиво посматривая на рану на лапке и подумывая о том, что надо подружиться с птичкой. С другой стороны, он знал, что в пещеру прайда ему не попасть - вода точно вызвала выход ручья из берегов, да и водопад явно усилился - даже Рагнар не рискнул бы идти туда сей час. Через некоторое время он услышал торопливые шаги, чуть довернул голову и узнал самку, которая недавно примкнула к их прайду. Ну или к семье... Или к клану. Кому как удобно. Ред предпочитал называть прайд кланом, так оно было более привычно для его северного ума.
Он с любопытством стал наблюдать за ней, приветливо кивнув, и стоический перенес все процедуры. Разжевав цветочки, от вкуса которых он едва не сблеванул, проглотил и начал вылизывать лапку, стараясь особо не тревожить свежую рану. Вообще, судя по количеству шрамов на его теле, у него был богатый опыт в самолечение ран, особую тревогу могли вызвать шрамы на шее, груди и боку - они явно едва не стоили его еще совсем юной жизни.
Зализав рану, он улыбнулся и перевернулся на спину, и заговорил, со своей обычной хрепотой и ноткой веселья в голосе: - Ну, при выборе промывать или нет лучше промыть в луже... Рагнар учил меня, что рану всегда надо омыть водой, что бы очистить ее от большей части грязи. Если рана крупная, хорошо помогают личинки - они вычистят ее, и за гноения точно не будет. Хотя, ягоды, конечно, тоже хорошо. Несколько раз он заставлял меня есть какие то корни, которые помогают при большой потере крови. Мерзкие, что жуть... Но правда хорошо помогали. - Лев замолчал, а потом уже тихо добавил: - Спасибо тебе, Эли... Мне редко кто помогает по своей доброте. Даже странно, во всем прайде только с Шином и сдружился. Ну с Аангом еще, но он что то последнее время стал шляться черте где. Кстати, ты не видела моего дядю? Ну, который Рагнарек, а то последнее время развелось у меня родни по его линии в клане...

Отредактировано Ред (10 Июн 2015 23:15:20)

+2

5

Ред говорил то, чему его учил его дядя. Он, конечно же, беспрекословно верил всему, что скажет Рагнарек, ведь тот опытней и мудрее. Но матерый навряд ли знал о ранах больше, чем наша молодая травница. Корни при потере крови, да, личинки тоже. На глазах Элис опарышами еще не лечили, но она прекрасно знала, что они съедают всю мертвую кожу и гной, очищая рану и делая кожу розовой и не воспаленной. Но вот насчет воды он ошибался, и это огорчало целительницу.
— И все же, в луже не промывай никогда. Заражение крови — очень опасная болезнь, ее очень сложно вылечить.
Самец послушно вылизал лапу и перевернулся на спину. Его черная грива рассыпалась по земле. Элис и не заметила, как ее сопрайдовец превратился в настоящего взрослого льва. А ведь и правда, он был примерно на полгода старше нее, а значит, ему как минимум около трех лет. Львица вздохнула и прилегла рядом, не касаясь его боком. Она стеснялась даже шерстинкой дотронуться до этого льва.
Теперь, когда опасность его раны миновала, а кровь перестала литься, благодаря Маи-Шасе, самка дала волю своим чувствам. Когда она за работой, ее не волнует ничего, у нее нет своих предпочтений или личных желаний. Только помощь другим. А, на самом-то деле, Ред ей нравился. И давно. А он, кажется, даже не помнил, что она лечила его и до этого. Его и других сопрайдовцев.
— Спасибо тебе, Эли... Мне редко кто помогает по своей доброте, — эти слова заставили целительницу грустно улыбнуться.
На самом деле, львица помогала всем и каждому, стараясь не отказать никому. Но иногда так хотелось все бросить, особенно, когда не слышишь слов благодарности. Как часто все воспринимают ее работу, как должное, не говоря простого «спасибо». Львице приносят часть добычи охотницы, но ведь так положено.
— Знаешь, я в этом прайде ведь уже год, — мягко напомнила львица. — А не подружилась ни с кем. У всех ведь свои дела: охота, патрули и семьи. А у меня травы, да травы. Вот только Доа и спасает меня от скуки. Он помогает мне во всем. Ну же, подойди, поздоровайся.
Последняя фраза относилась к самцу генетты. Он подошел ближе к Реду и кивнул ему головой в знак приветствия, а затем свернулся клубочком в передних лапах подруги. Он был еще молод и достаточно стеснителен, да и переживал за Элис. Как раз Доа-то знал, что львица влюблена в этого льва. Знал и о том, что ровно до этого момента Ред и не замечал львицу, зная лишь ее имя и должность в прайде. Самка заурчала и лизнула друга между ушей. Он был ей как младший брат.
Львица посмотрела в сторону ущелья, туда, где был их дом. И удрученно вздохнула. Там, вдалеке, бурлила вода, создавая сильный поток, который точно не даст им пробраться обратно внутрь. Значит, лежать им тут под звездами еще долго. По крайней мере до утра, а может и дольше. Дождь-то уже закончился, а вот воде нужно будет время на то, чтобы уйти.
— А что ты делал здесь в такую погоду? Да еще и глубокой ночью, —  поинтересовалась Элис, поворачивая голову в сторону черногривого.
Это не было попыткой упрека или контроля, самке было действительно интересно, на кой черт другие вылезают из теплой пещеры в ливень. Сама-то травница пошла за этим мифическим луноликом, о котором уже благополучно позабыла. А когда вспомнила, было уже поздно, ведь, по легендам, он цветет лишь в полночь. «Ну и ладно, все равно это сказки для детей», — подумала львица. За время хождений по территориям прайда Фаера, она умудрилась изрядно промокнуть.
Сырость еще висела в воздухе, а остывшая земля была мокрой. Элис поежилась от холода, сжимая лапы вокруг фамильяра. Ей было очень холодно, но деваться было некуда. Она лишь старалась скрыть дрожь в конечностях, чтобы не показаться совсем уж неженкой. Но, в отличии от Реда, урожденного северянина, она не привыкла лежать ночью в сырости. Обычно ее окружала семья или прайд в общей пещере. А теперь ей не хватало наглости вот просто так прижаться к льву, пускай даже и тому, который так сильно нравится.

0

6

Ред с интересом слушал подругу, он осторожно перевернулся на бок и немного прижался к ней - всего чуть-чуть, но этого было достаточно для того, что бы делиться с ней своим теплом. Северянин видел, что львица мерзнет - и ему было жалко ее. Ред вообще был вполне себе дружелюбным молодым львом, он всегда был готов помочь, даже если для этого пришлось бы рискнуть своей жизнью - о чем, кстати, говорили некоторые шрамы на его крепком теле. Через некоторое время он устроился поудобнее, подложив рыжею лапу к себе под голову и не отодвигаясь от Элис, улыбнулся и ответил на ее последний вопрос: - Я же патрульный. Когда начался дождь, многие львы остались внутри, ну а я не смог вернуться. Так что я решил продолжить патрулирование - во первых, ходить теплее, чем лежать, во вторых - кто-то действительно мог бы напасть на наши земли.
Лев немного помолчал, прислушиваясь к ощущениям в лапе и немного удивляясь от того, что боль ушла - а потом улыбнулся и тихо сказал: - Надо же, лапа совсем не болит... Ты - молодец, конунг должен быть счастлив от того, что у нас есть целитель...
Рыжий замолчал и, скосив глаза на небо, снова перевернулся на спину и начал любоваться звездами. Вскоре он снова заговорил, правда, на этот раз совсем тихо - как будто боялся спугнуть последний миг ночи.
- Посмотри, звезды светятся особенно ярко в это время - ночь уже понимает, что скоро уступит время дню, вот и старается высветить мир, что бы первый лучик Солнышка смог найти дорогу сюда... Знаешь, многие говорят, что звезды - это души прошлых великих королей, но мы не верим в местного Бога... Для меня это души павших в бою воинов, которые живут в Вальгалле в радости и счастье, у них вечный пир и битвы друг с другом - там они все вместе, все те, кто бился за свою Честь и Славу. Там,  на этой великой поляне, можно видеть, как воины разных взглядов в жизни теперь мирно беседуют друг с другом - ведь теперь они перестали быть врагами. Наверно, где то там и мой отец... - лев снова замолчал, тень грусти скользнула по его морде и почти сразу исчезла, он снова улыбнулся и, чуть повернувшись к молодой львице, спросил: - А ты всегда жила в этих землях?
Как не странно, но Реду очень нравилось вот так лежать рядом с Элис, он даже был немного рад тому, что повредил лапу. Неожиданно он вспомнил первую львицу, с которой поцеловался - это была черная самка-пацанка, чуть старше его самого. Она жила в прайде Скара, тогда Ред был еще совсем юн, а Фаер даже не думал о том, что бы стать королем. Однако уже тогда Кровавый не любил Скара и его политику, но нагло оставался на его землях, тренируя Натейлу. Странно, что Ред помнил ее имя, он еще даже вспомнил, что она была по уши влюбленна в Фаера - и только сейчас ему стало интересно, отвечал ли он ей взаимностью. Возможно, что да - во всяком случае, рыжий не мог этого отрицать. С другой стороны, Фаер всегда очень хорошо относился к самкам - и многие другие львы, будь на его месте, легко воспользовались бы ситуацией - однако конунг считал (как и еще многие львы с Севера) что самка - это нечто святое.
Хотя нет, о чем я! Фаер точно симпатизировал ей в ответ, может, у него даже есть львятки от нее... Интересно, куда она делась?

+1

7

Как будто услышав ее мысли, Ред прижался своим рыжим боком к боку целительницы. Элис выдохнула от ощущения растекающегося тепла по телу и издала тихий урчащий звук. Честно говоря, она уже забыла о том, что разговаривает с этим львом в первый раз, так комфортно и хорошо ей было рядом с ним. Как будто она дружила с ним уже целую вечность. Это не могло не радовать. Львица лишь надеялась, что она не надоедает Реду.
— Я же патрульный, — объяснил он свое пребывание в холоде и дожде.
Элис посмотрела на него. Такой сильный и многое повидавший для своих трех лет, этот лев внушал некоторое благоговение. Хотя, быть может, это было лишь для нашей целительницы. Ведь влюбленность делает весь мир чуточку лучше, а объект воздыхания так вообще возносит до небес. Но его шрамы и мужественный хриплый голос заставляли ее кожу покрываться мурашками. Ред посмотрел на свою лапу и сказал, что она совсем уже не болит. Да, с травами обращаться она умела, это и так понятно, но комплимент заставил Элис улыбнуться.
— Рана должна зажить примерно за неделю, но ты смотри, не занеси в нее грязь, — начала она опять говорить на своем профессиональном языке, но вскоре вспомнила, что сказал самец и притихла. — Спасибо… Я стараюсь.
Ред перевернулся на спину, тем самым отдалившись от львицы. Элис снова стала замерзать, но теперь была чуточку смелее в этот раз. Она не стала ложиться лапами кверху, как он, но подползла поближе и положила морду рядом с его плечом, при этом прижалась к нему боком. Так гораздо теплее, да и, кажется, Ред был совершенно не против. Он начал рассказывать о веровании своего народа.
Его голос звучал так успокаивающе, а рассказы были так интересны. Про Вальгаллу и погибших великих воинов, про спокойствие и радость, что царят там. Элис всегда любила слушать подобные истории о чужих божествах и далеких землях. О том, чего никогда не видела своими глазами. Мама часто любила рассказывать ей сказки, а иногда и реальные истории о том, что было до ее рождения. Ред с такой горечью сказал о своем отце, что львица решила не спрашивать о нем, не бередить старые раны. К тому же, лев задал ей вопрос, выведший ее из размышлений:
— А ты всегда жила в этих землях?
Элис подняла голову и посмотрела на него. Он действительно ничего не знает о ней, что было неудивительно, ведь целительница никогда не заговаривала с ним. Нужно было рассказать Реду о своей прошлой жизни, жизни до прайда. Хотя и было это сравнительно давно. Да и рассказывать-то особо было нечего.
— Нет, я пришла сюда около года назад, прайд тогда только создавался, да и король был не Фаер. Не помню, как звали того, что правил до этого. Кажется, это было целую вечность назад, — Элис вздохнула. — До этого мы с родителями жили далеко на востоке отсюда. Впрочем, земли там похожие на эти, только менее зеленые. Лучше расскажи мне о Севере. Там правда бывает снег? А какой он, этот снег?
Львица разговорилась, переборов свое смущение. Это было неплохо, ведь она так давно не общалась ни с кем, кроме своего фамильяра. Доа, тем временем, свернулся около бока своей подруги и уснул. Ему было не до всех этих любовных историй, он был скептически настроен. Элис посмотрела на льва, который, кажется, задумался. Она прилегла, уткнувшись носом в рыжее плечо. Его запах расслаблял, а тело согревало, поэтому целительницу вскоре сморило. Она закрыла глаза и уснула, прислушиваясь к чужому дыханию.
Казалось, прошла лишь минута после того, как Эли закрыла глаза, но на деле, прошло около часа. Когда она проснулась, небо уже заметно посветлело. Солнце восходило, пока еще не согревая, но уже освещая местность вокруг. Дождь кончился, а значит, и проход в пещеру должен быть открыт. Но львица не спешила вставать и куда-то идти, ведь рядом с ней лежал Ред. Нужно было узнать его мнение. Не понятно, дремал он или нет, но когда Эли открыла глаза, черногривый уже бодрствовал.
— Прости, я уснула на тебе, — слегка хриплым голосом сказала она, моргая от солнца.

+1

8

- Снег... Снег белый и холодный, он хрустит под лапами, он немного режет их... И он превращается в воду, когда лежишь на нем. Мы шли через горы,  нам пришлось подняться высоко, там, где лежат белые шапки. Мы прошли почти по самой ее кромке, не рискуя подняться выше - дядя говорил, что туда не стоит идти с подростком. Ну, со мной, то есть. Он говорил, что там даже дышать станет тяжелее...
Молодой лев замолчал, устраиваясь поудобнее и продолжая наблюдать за звездами. Он несколько удивленно посмотрел на Элис, когда она уткуналсь ему в плече, но не стал ей препятствовать, неожиданно поймав себя на том, что ему это даже нравится. Поэтому он придвинулся чуть ближе и, вскоре буквально почуяв, что Элис уснула, прикрыл глаза. Он уснул почти сразу, тем чутким сном, которым он привык спать за свою жизнь. Он проснулся буквально на пару секунд раньше, чем его подруга, а поэтому успел сделать вид, что вовсе не спал. Он тепло улыбнулся ей и тихо ответил, стараясь не шевелиться и опасаясь спугнуть ее от себя: - Да я и не против был, Элис... Вот только Солнышко уже проснулось, не хочешь поохотиться? Я бы съел кого нить... Вкусного. Кролика, например... Я могу их напугать, а ты - поймаешь, мне лапа помешает быстро бежать.
Лев явно не хотел вставать, ему нравилось так лежать, это было приятно и тепло... Хотя, лично Реда больше радовало то, что это приятно, он особо не мерз по ночам. Точнее, юному воину было вообще редко холодно, он все таки вырос в суровом краю и с суровыми львами, которые особо не давали ему ласки и тепла. Ну, иногда взлохматят, потискают, поиграют... Чаще его учили драться и выживать. И видят Боги, он был благодарен двум самым лучшим учителям в мире... Да и Джек научил юного льва многому - видеть следы, распознавать запахи... Так что рыжий лев вполне обосновано считал себя хорошим воином, и, что самое страшное в его жизни - несколько раз он уже доказывал свое право им называться.
Лев снова повернулся к подруге, ласково улыбнулся ей и немного напрягся, показывая, что готов подняться хоть сейчас.

+2

9

Элис лежала рядом со своим другом, наслаждаясь моментом. Рассвет в предгорьях был красивый, красное солнце освещало горы, просачиваясь лучами через вершины. Красная шерсть Реда приобрела красивый огненный оттенок, львица невольно залюбовалась львом, который ей очень нравился. Она не знала, сможет ли добиться его расположения, но эта доброжелательная улыбка на его губах и слегка заспанные глаза… Ради этого уже стоит жить.
— Не хочешь поохотиться? Я бы съел кого-нибудь, — предложил Ред. — Я могу их напугать, а ты поймаешь.
Львица прислушалась к своим ощущениям. Эли не ела с прошлого вечера, и ее живот уже подавал признаки голода. Она тоже была не против перекусить. Единственной проблемой была больная лапа Реда. Целительница по-хозяйски перевернула конечность Реда поудобней и понюхала. Трава сделала свое дело: кровь не шла, рана затянулась корочкой. Следов воспаления не было, а это значило, что льву уже можно ходить. Но не бегать, тут уж он прав.
— Хорошая идея, — улыбнулась она. — Только обязательно скажи мне, если опять будет кровить.
Самка встала, нехотя отрывая свой бок от теплой шкуры северянина, и потянулась, разминая все свои затекшие мышцы. Из кустов выбежал Доа и слегка неодобряюще посмотрел на нового спутника своей подруги. Он слишком привык ходить вдвоем, так что присутствие Реда рядом напрягало маленькую генетту. Элис подошла к нему и ткнулась носом в его лоб. Фамильяр что-то фыркнул в ответ, но не со злобой, а так, для приличия. Он был слишком хорошим другом, чтобы обидеться из-за какого-то льва.
Львица огляделась. Утром дичь еще не боялась охотников, обычно львицы охотились днем и ночью. Тем более после дождя, стада антилоп и других копытных любили вылезать на водопой. Или чтобы пощипать травы. Но сегодня не антилопы были добычей для целительницы и ее раненого спутника. Элис была слишком молода, чтобы завалить антилопу самостоятельно, а Ред ей был не помощник, с его-то возможным кровотечением.
А вот семейство зайцев, так опрометчиво вылезшее из своих затопленных нор, было весьма кстати. Тихо, чтобы не спугнуть их своей речью, она кивнула на них Реду. Она тихо сказала ему оставаться на месте, а сама бесшумной походкой нырнула в ближайшие кусты, туда, куда, скорее всего, побегут эти прыткие зверьки. Элис посмотрела в зеленые глаза льва и медленно кивнула. “Пора”.

+1

10

Он понаблюдал за тем, как самка потянулась, оценивающе присмотрелся к ее фигуре - благо теперь то это было хорошо видно, при свете Солнышка то. Немного нервно глотнул слюну и потянулся сам, все еще продолжая лежать. Он не очень понимал, почему на него так резко нахлынули такие чувства к ней - но, черт подери, она ему нравилась - и нравилась сильно. Ред был готов поклясться всеми Асами, что рискнет добиться ее расположения к себе - но еще не понимал того, что Один ответил бы просто - не упусти своего счастья. Самка явно симпатизировала ему в ответ, а он просто по юной глупости еще не видел этого. Зато точно был готов биться и умереть за нее, и плевать что будет на пути - он всегда готов прикрыть ее и спасти.
Ведь так распорядилась природа, мужчине - мужская работа... - Вдруг вспомнились ему слова песни, которую пели самцы рода Нидхёгг и почему то его тете, Исгерд. К чему бы это он ее вспомнил? Сколько он ее не видел,
года два? Да, как то так... Забавная самка, многим самцам фору даст - песня были и про нее тоже. И классная тетка, добрая и общительная - Ред любил и уважал сестру своего отца.
- Ага, хорошо, - просто ответил Ред, поднимаясь на лапы и прислушиваясь к лапе. Она уже не болела, но бегать он не спешил - во всяком случае, много и быстро - зато он плавно двинулся в кроликам, благо они не видели его, замер и, набрав побольше воздуха в свою мощную грудь, громко зарычал - о, он это умел! Ему нравилось рычать, его рык разносился на большое расстояние вокруг - и, кролики, конечно, обделались. Ну и рванули от него.
Рыжий лев не спеша побежал за ними, стараясь загнать добычу в направление к Элис - лапа, кстати, совсем не мешала. И это было просто прекрасно... Не, он чуял, что она еще не очень здорова, и старался не нагружать ее слишком сильно - но все это не мешало ему бежать своей добычей...
Лучше бы, конечно, антилопу... Я из всех артерий предпочитаю сонную, по ней как дашь правым нижним - кровь так и хлещет... Дааа, кровища это хорошо. Хм, а вот интересно, она знает, что мой отец был канибалом? И его отец? И отец его отца, отца того отца, что был их отцом? И дяди? Все... Нет, наверно, не знает. Черт, я последнее время стал ощущать приближение голода - это, конечно, хорошо. Но мне придется убивать и жрать трупы - хотя, Рагнар ест, да и не грустит особо... Вроде даже нравится ему. Хотя и антилоп с зебрами тоже стороной не обходит. В общем, надо подумать, стоит ли знать этой милой самке о том, кто такое лев из рода Нидхёгг.
Обдумывая все это, лев не спеша бежал за кроликами, не давая им сбиться с курса... Но и не атаковал их сам. В целом, он мог бы рвануть вперед и поймать - но ему хотелось сделать приятное самке, она явно хотела позаботиться о нем. Что было приятно и самому Реду - он не часто получал ласку в детстве. Больше всех от Исгерд.

+2

11

Элис замерла в кустах, не издавая ни звука. Нельзя было упустить это. Нельзя было дать зайцам побежать в другую сторону. Со своей больной лапой самец вряд ли поймал хоть одного из них. А даже если бы и поймал, ему пришлось бы напрягаться и рана, скорее всего, разошлась. Это нехорошо, ох как нехорошо, ведь заново открывшуюся рану сложнее остановить. Снова Маи-Шасу так скоро давать нельзя, опасно для здоровья.
Самец услышал ее сигнал и, набрав в грудь побольше воздуха, зарычал, что есть мочи. Рык получился громким, его хриплый голос разносился по всей округе. На пару секунд, львица даже забыла, зачем она здесь, невольно заглядевшись Редом. Он был… красив. И брутален. За те мгновения, пока целительница завороженно слушала своего спутника, семья зайцев успела испугаться и рвануть вперед. Нужно было что-то делать.
Первым проявил себя снова черногривый. Он побежал за добычей, подгоняя их прямо в сторону юной охотницы. Вообще, Элис сложно было так назвать, потому что она редко ходила вместе с другими за пищей. Целительнице не полагалось охотиться, равно, как и гвардейцам. Она была уверена, что Реда сделают членом гвардии в ближайшее время. Его мышцы и его точные движения, даже несмотря на серьезную рану, впечатляли. Она часто наблюдала, как Рагнарек и его ученик уходят рано утром на очередную тренировку. Ред был ответственным учеником, а его наставник никогда не причинял ему боли, хотя, судя по усталости и вымотанности черногривого после очередного такого дня, уроки были не из легких.
Элис выскочила из кустов и побежала навстречу зайцам. Их было с десяток, но ее внимание нацелилось только на двоих из них. Они бежали вместе, видимо, не желая расставаться. А, может, просто испугались. Зайцы вообще не очень сообразительные животные. Целительница оттолкнулась задними лапами и прыгнула. Она хотела навалиться на этих двоих передней частью тела и поймать их в свои “объятья”.

+2

12

Элис атакует зайцев

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=6+6

Бросок
Модификатор

Итог

6 + 6 = 12
0

12

Абсолютная удача: персонаж выигрывает/выполняет миссию без единой травмы или увечья.

Элис успешно справляется с этим незатейливым делом - парочка зайцев с легкостью оказывается в ее цепких лапах.

+1

13

Элис прыгнула очень даже успешно - завалила сразу двух зайцев, что было странно и необычно, но очень хорошо. Когда он подошел ближе, стало заметно, что кролики еще живы - впрочем, это не было проблемой для львов - добить уже почти мертвую добычу было делом не сложным и не хитрым. Он присел перед ним, а потом быстро добил их передними лапами, попусту сломав им шеи.
Улыбнувшись Элис, он осторожно подтащил одного к себе, плотоядно облизнулся и тихо сказал: - А с тобой здорово охотиться... Приятно аппетита, - самец впился зубиями в поддатливаю, мягкую плоть зайца, которая буквально сочилась теплой, полной адреналина кровью. Он тихо урчал, поглощая добычу а потом, машинально прикопав остатки добычи, завалился на бок, потянулся с довольным видом и, рыгнув, ойкнул и тихо посмеялся.
- Как думаешь, в пещеру уже можно вернуться? Хотя, можно погулять... Заодно пройдем по землям конунга, вдруг увидим что интересное? Хотя и тут не плохо, что может случиться в прайде?
Самец лег по удобнее, всем видом явно показывая, что идти он никуда не спешит. Облизнувшись, тем самым вытирая кровь с морды, он перевернулся на спину - все таки ему было удобнее всего лежать именно в этой позе. Ред сам не знал, почему, просто так удобнее - и все тут. Краем глаза он посмотрел на фамильяра Элис, на забавного и милого зверька, который, судя по всему, был очень близким другом девушки. Повода ревновать к нему не было, да и со зверьком вполне можно будет подружиться. Это было бы вполне себе хорошо... В конце-концов, так можно узнать побольше о самой Элис. Хотя, конечно, можно и самому ее спросить.
- Расскажи о себе... А я потом тебе о себе тоже, что нибудь... Более-менее интересное.

+2

14

Резкий прыжок и точное попадание. В лапах у Элис оказалось два достаточно крупных кролика. Так быстро и так хорошо, что она даже радостно вскрикнула. Убить обоих у нее, конечно же, не получится. Но для этого у нее был друг. Или больше, чем друг? Впрочем, это не важно. Точным движением, Ред ударил по обоим зайцам. Тихий хруст и обмякшие тела означали лишь то, что ему удачно удалось переломать им обоим шеи.
Элис отдала ему одного из зайцев самцу и улеглась поглощать второго зайца. Он был еще теплый и такой вкусный. Одного зайца ей было даже многовато, но для этого у нее был Доа. Маленький генета подошел, когда понял, что охота окончена. Получив свою долю мяса, пятнистый бросил еще один недоверчивый взгляд на льва и улегся рядом с подругой. Его все еще немного напрягал этот странный хрипловатый лев, по которому сохла Элис. Все-таки, рыжий не замечал эту львицу почти год, хотя она лечила и его, и других членов прайда, а теперь так спокойно общается. А, зная эту самку, она будет верить любому слову этого льва. Вдруг он плохой? В общем, Доа пока не совсем доверял племяннику Рагнара, поэтому не отходил далеко от хозяйки.
Львица подняла глаза на льва. Он ел достаточно… дико. Как и подобает самцу. Нос в крови, урчание на всю долину. Почему-то это нравилось Элис. Ее позабавило, с какой вежливостью Ред пожелал ей приятного аппетита (она, конечно же, ответила ему тем же), и с каким упоением принялся поглощать зайца. Самка улыбнулась и продолжила выбирать самые вкусные куски дичи. Когда с мясом было покончено, она встала и закопала его рядом с другим. Год назад желтоглазая даже и не подумала бы копать. Но сейчас, когда недалеко отсюда, на территории прайда Скара снуют и рыщут гиены, безопасность превыше всего. Пускай граница достаточно удалена от птичьей долины, лишняя осторожность не повредит.
— Как думаешь, в пещеру уже можно вернуться? — спросил Ред.
Львица посмотрела в сторону ущелья и покачала головой в знак того, что не хочет сейчас туда идти. Дождь уже давно закончился, но солнце не светило, закрытое облаками. Поэтому Элис была уверена, что ущелье еще сильно затоплено. Правда, может быть, его можно переплыть или перейти вброд. В любом случае, львица не особо хотела сейчас возвращаться в пещеру. Там душно и много народу, а здесь хорошо и свежо. Можно погулять, как и предложил самец.
— Я не знаю, что мне рассказать, — тихо протянула она в ответ на просьбу Реда. — Я родилась далеко на востоке, но потом мы с родителями и бабушкой ушли сюда. Люциан нас принял, спасибо ему за это. Мы были истощены конфликтом в своем прайде, так что защита нам была нужна. К сожалению, бабуля умерла почти сразу после нашего тут появления. Я решила, что стану целителем. И вот, как видишь, вроде неплохо справляюсь. Моя жизнь не была особенно интересной или необычной…
“Пока я не встретила тебя”, — пронеслось у нее в голове, но не сорвалось с губ. Она была еще не готова признаться ему в своих чувствах, но помечтать-то не вредно. Львица посмотрела в глаза Реду и задумалась о чем-то своем. От раздумий ее отвлек громкий вой, разносящийся откуда-то со сторонв Руфиджи. Выл шакал, а это значило только одно.
— Не Джек ли это воет? Что-то случилось.
Она не стала подниматься на лапы и ждала ответа Реда. Он лучше знал фамильяра конунга, да и в принципе разбирался в ситуации лучше, чем она. Возможно, Джексону нужна их помощь. А, может быть, это вообще и не Джек.

Отредактировано Элис (12 Апр 2016 23:29:48)

+2

15

Пока Элис говорила, Ред уселся на задние лапы и принялся умываться - при этом раненную лапку он поставил на землю, тем самым заодно проверяя, может ли он на нее опираться. Вполне мог, хотя делать этого и не стоило - во всяком случае, всей массой - а значит, бегать будет тяжело. Продолжая умывать свою мордочку, периодически облизывая лапу, рыжий внимательно слушал подругу, следил краем глаза за ее зверьком и иногда, словно локаторами, крутил ушами. А вот когда раздался волчий вой, юный лев полностью развернулся в сторону звука и замер, при этом он заметно  напрягся - под его шкурой перекатились, как валуны, его крепкие мышцы; шерсть на загривке встала дыбом, лапы он поставил на уровне своих плеч - явная поза льва, который почуял опасность.
Еще некоторое время посмотрев на горизонт, Ред тихо ответил, попросту переводя послание для Элис: - Джек, стае. Группа вернулась, задача выполнена успешно, есть раненый. Джек, стае, - потом лев тихо вздохнул и добавил, - я уверен, что Рагнар пошел с ними, работа была явно гвардейская. Есть у меня плохое предчувстиве, пошли посмотрим? Они на холмах, Джек вполне точно передал координаты, да и направление я засек. По звуку не очень далеко, они где-то в районе границы, я думаю. Идем? - Лев оглянулся на свою подругу, машинально подумав о том, что хорошо, если она не видела выражения его морды пару секунд назад - Ред был достойным сыном Нидхёгг, и, хотя обычно выглядел очень жизнерадостно и весело, в моменты угрозы сильно преображался - нет, он еще не обрел ледяного взгляда своего дядюшки, но был близок к этому - многие чужие львы пасовали, пытаясь его переглядеть.
Впрочем, сейчас он смотрел на свою подругу очень дружелюбно и... И немного жалобно. Он явно рвался туда всем своим телом, был готов сразу принять бой, даже если он будет абсолютно не равным. Реду было плевать на это, Рагнар вырастил и выкормил его, взяв к себе еще совсем маленьким - юный лев почти не помнил родителей. Зато точно знал, сколько тепла и ласки могли дать два матерых льва.  Ну, в промежутках между паникой - что делать с котенком, они порой плохо представляли, и это не смотря на то, что оба уже на тот момент имели своих детей, хотя и были вынужденны отправиться в дальний путь. В общем, порой Ред пугал их - зато они воспитали из него крепкого, закаленного спартанскими условиями льва, который мог постоять за себя и свою семью, при этом добродушного и вечно веселого. Впрочем, последнее было, скорее всего, заслугой самого Реда.
Дождавшись ответа девушки, лев довольно кивнул и двинулся вперед, постепенно ускоряясь и находя тот темп, при котором он не тревожил раненную лапку - однако лев точно знал, что будь сигнал шакала иным, рванул бы вперед не задумываясь о последствия, ведь его присутствие в бою могло изменить ситуацию, переломив ее в сторону прайда.

--→ Холмы

+2

16

Вой Джексона достаточно сильно обеспокоил целительницу. Если он передает о раненых, значит что-то серьезное. Не стал бы он выть из-за плевой царапины. Элис нахмурилась и посмотрела на Реда, так четко переводившего все слова шакала. “Как же хорошо у нас работает гвардия”, — подумала она.
— Есть у меня плохое предчувстиве, пошли посмотрим? — спросил черногривый.
Львица посмотрела на своего маленького друга. Генета уже вскочил на лапы и был готов отправиться всех спасать. Доа очень любил помогать ей в целебных делах. Он знал каждую траву в этой саванне и редко ошибался. Пускай не особо общительный с другими, лекарем он был отменным. Как и Элис. Кажется, для этого нужно призвание или некий дар. Просто так этого не получится.
Желтоглазая перебирала в голове возможные травмы при драке: раны от клыков и когтей, растяжения, ушибы, сотрясения. Перед глазами всплыл случай полугодовалой давности. Одну из прайдовских львиц антилопа на охоте проткнула рогом. Лапу, насквозь. Сколько было крови, не передать никак. Только вот Элис не испугалась ни слабеющей львицы, ни раздробленной кости. Она боролась за жизнь охотницы больше суток, пока наконец та не пошла на поправку. И пускай эта львица осталась на всю жизнь хромой, она все-таки выжила.
Тогда-то ведь львица и встретила Доа. Шел пятый час: кровь уже остановилась, но пациентка угасала. Там, в середине холмов (ведь раненую транспортировать было нельзя), в глубокой холодной ночи, Элис старалась не уснуть. Ей необходимо было постоянно давать львице пить, вовремя менять листья на ране, вовремя давать обезболивающие. И следить за пульсом. Минуты переходили в часы напряженного ожидания, замирания и вслушивания в каждый стон, каждый удар сердца. На страже целительницы и пациентки стоял взрослый лев, но он патрулировал окрестности.
Тут и пришел Доа. Маленький и юркий, он принес Элис новых трав и маленькую мышку. Пускай это была очень маленькая, но хорошая добыча. Целительница была благодарна за такое подношение. Они трудились еще больше пятнадцати часов, прежде, чем желтоглазая смогла разрешить унести раненую в прайд. И отдохнуть. Пускай рядом с несчастной львицей. Но уже вместе с верным другом, который не оставил ее до сих пор.
Он и сейчас обеспокоенно всматривается в глаза хозяйки, пытаясь понять, о чем она думает. И, кажется догадался. Генета обвил хвостом лапу Элис и тихо шепнул ей на ухо, что все будет хорошо. Она благодарно лизнула друга в макушку и поднялась на лапы. Стоило выдвигаться, чтобы никого не задерживать.
— Да, пойдем, посмотрим, — кивнула целительница и пошла за Редом. Доа бежал следом.
-----------------------------------------------→ Холмы

+2

17

----→ Пещера за водопадом

О существовании долины знали немногие. Охотиться было проще на холмах; к тому же, это место не изобиловало крупной дичью, а потому его можно было считать малопривлекательным. К тому же, найти ее было совсем непросто. Урс и сам наткнулся на это место случайно: бродил по горам, пытаясь изучить территорию, на которой поселился, и тропинка привела его к перевалу, миновав который, он спустился вниз и оказался в довольно приятном и живописном местечке.
Сейчас, когда он снова был здесь, ему в голову пришло, что долина была бы куда лучшим местом для того, чтобы устроить в ней логово. Да, она не была так хорошо защищена, как пещера, спрятанная от посторонних глаз и ушей вечно шумящим водопадом, зато в случае наводнения они не оказались бы отрезаны от остального мира бушующим в ущелье потоком; не пришлось бы сидеть, ожидая, когда спадет вода. А львятам было бы где погулять.
Львята... Самец на ходу покосился на Хазиру. Львица следовала за ним как приклеенная. Покладистость, с которой она принимала всего его решения, лишь еще больше раззадоривала льва: он знал, какой своенравной она может быть. Тем приятнее то, что она его слушает.
И все же... могла ли она быть беременной? За то время, что они были вместе, хищники спаривались чуть ли не каждую свободную минуту. Оба они были молоды и здоровы. Самец украдкой глянул на брюхо подруги, пытаясь оценить его размеры. Так себе размеры, прямо скажем. Живот у Хазиры был подтянут, а после невольного путешествия за границы прайда, после всей нервотрепки, кажется, стал еще более поджарым.
И все же, наверно, лев был бы не против обзавестись несколькими львятами. Он сбился с шага, смущенный собственными мыслями. В последние несколько месяцев в логове было достаточно детенышей, и всякий раз, заходя туда, белый натыкался на кого-нибудь из малышей; частенько при этом он встречал настороженный взгляд их матери. Что, если вместо Пат или Мисавы в пещере лежала бы, кормя котят, Хазира?
Нарисованная воображением картина получилась такой яркой, что лев озадаченно моргнул и тряхнул головой, возвращая себя в реальность.
Но Хазире ничего говорить не стал. Она взрослая львица и сама понимает, к чему рано или поздно приведут их отношения. А уж когда этому суждено случиться — кто знает?
Лапы коснулись мягкой травы; почти под ногами львов бежал узкий, в половину прыжка, ручеек, каких здесь было предостаточно.
— Пришли, — улыбнулся самец, чувствуя смутную гордость оттого, что узнал это место первым и теперь привел сюда подругу, — там, дальше, за кустарником, открытое место — можно поохотиться.
Несмотря на то, что перед сном Урс неплохо поел, он чувствовал, что снова голоден. Сил потратил немало; к тому же, драка и потраченные нервы давали о себе знать, так что организм бешено пожрал все, что ему дали, и теперь намекал: хочу, мол, еще. В брюхе еще не урчало, но уже явственно опустело.
Вместе с тем ему отчаянно не хотелось нажираться, чтобы не отяжелеть. Белый не без основания полагал, что после того, как он поймает какую-нибудь антилопу, ему придется ловить еще и Хазиру. Этим хорошо было бы заняться перед охотой или вместо нее...
— Хотя крупных зверей мы здесь не найдем, — как ни в чем не бывало продолжал самец, хотя по шкуре его, выдавая возбуждение, то и дело пробегала крупная дрожь, отчего шерсть на загривке и вдоль спины становилась дыбом, — но для нас двоих хватит и некрупной антилопы.

0

18

Птичья долина.

До самой долины Хазира шла по пятам за своим ненаглядным. Иногда, тропа становилась слишком узка для них двоих и тогда она пропускала его вперед, опасливо оглядываясь по сторонам и прислушиваясь. Они шли в новое для нее место и Хазире, сколько бы она себя не убеждала, что Урс знает что делает, везде мерещились чужаки. Вот и сон ей еще приснился, наибредовейший. Какие-то чужаки, две Мисавы, растаскивающие их по углам. Что все это могло значить? Что матерой грозит опасность? По сну было как-то непохоже было. Наоборот, Хазира могла бы сказать, что это чужакам грозила опасность, потому что копии Мисавы, молодая и старая, растаскивали их по кустам с уж слишком довольным и хищным выражением. Если бы Мисава была самцом, то Хазира не на минутку не сомневалась бы, что потом последует, но львица была самкой, и оставался только вариант с пожиранием. А что, с нее станется. Хазиру передернуло от этой мысли. За этими размышлениями, да разглядыванием задней части своего ненаглядного, она и вышла к перевалу, за которым находилась птичья долина. Львица удивленно закрутила головой на гребне, пытаясь понять, куда она попала, но это были тщетные попытки. Всю дорогу она не следила за тем, куда идет и теперь вернуться назад могла разве что по своим следам. Впрочем, они сюда не для того пришли, чтобы сразу же уходить.
Солнце медленно поползло к горизонту, когда они с Урсом вышли в небольшую долину, затаившуюся среди гор, и поросшую вересом и можжевельником. Можжевельник здесь вымахал в три раза выше ее роста, образуя небольшой, причудливый лес в котором довольно легко было бы заблудиться, не будь он в долине, где ориентиром служили верхушки гор. Верес под лапами приятно шелестел, возмущенным голоском: «Ну вот, опять какие-то кошки пришли меня потоптать!» Хорошо, не сожрать еще, хотя, Хазира была уверена, что тут есть те, кто не прочь полакомиться этой красотой. Не то чтобы она была поборницей за права растений, но легкий голод, затаившийся где-то в ее животе, напоминал, что было бы неплохо поглядеть, кто тут живет кроме обитателей их прайда. И по возможности употребить их в пищу.
Они остановились у небольшого ручейка, из которого вполне можно было напиться. Идеальное место для охоты и отдыха. И почему она раньше никогда не заходила сюда? Когда Урс заговорил об охоте, она не могла не заметить, как дрогнула шерсть на его загривке и расценила это по-своему. Что ж, если он изъявил такое бурное желание поохотится, то почему бы и нет? Хазира все как-то «ломалась» между тем, чтоб поохотиться, и тем, чтобы побегать между кустами можжевельника, пока цепкие лапки любимого не сомкнуться на ее шее. А зубы на загривке. Она конечно, понимала, что если такое начнется, то все травоядные в радиусе тысячи шагов разбегутся кто куда и иди потом их, ищи. Но все же ее желания были сильны и до этого момента вели бой с разумом и инстинктами вполне себе на равных.
- Хорошо, давай поглядим, кто тут живет. – сказала она и легко перемахнув через ручеек добавила, довольно улыбаясь: - Только чур я первая. – после чего, слегка пригнувшись двинулась к ближайшим кустам, осматривая большое, открывшееся пространство оттуда. Не особо задумываясь о том, какая картина представится Урсу, оставшемуся за ее спиной. Впрочем, львица не флиртовала и не выпендривалась, задирая задницу или откидывая на спину хвост, она подогнула лапы и вся напряглась, готовясь бросится вперед, если вдруг случится так, что прямо за кустами их ожидает вкусный ужин. Но, увы, этого не случилось и Хазира медленно распрямила сначала передние лапы, демонстрируя льву рельефные мышцы на бедрах и слегка выгнутую спину, а затем распрямила и задние. Лениво покачивая хвостом и осматривая пространство перед собой, стоя уже в полный рост. На довольно большой поляне перед ней никого не было. Нет, а что, она думала что травоядные, как неприятности, уже ее ждут? Не тут то было!
Хазира вздохнула, обходя куст можжевельника и с досады потеребив когтями правой лапы верес, что рос небольшим пучком возле него. Фиолетовые листочки полетели в невысокую траву, а растение панически зашумело. Мотаясь из стороны в сторону, не то пытаясь увернуться, не то просто отдаваясь на волю хищнице.
- Придется искать по окрестностям. – без особого удовольствия сказала она, но тут же улыбнулась и резко развернулась и подскочив к Усру, чуть было не налетев на него сказала: - А помнишь того бородавочника в джунглях?

Отредактировано Хазира (30 Июн 2016 20:05:06)

+2

19

Вот зря Хазира напомнила про бородавочника. Зря, зря. Если до этого момента белый отвлеченно любовался ее плавными движениями, оставаясь на несколько шагов позади и наслаждаясь открывавшимися видами — и сейчас имеется в виду вовсе не пейзаж долины! — то после этого он вновь поставил загривок дыбом, отчего вид у него стал совершенно дикий и агрессивный.
Казалось бы, совершенно невинное упоминание мимолетной охоты, которая была для них первой совместной пробой сил. Они и встретились-то тогда случайно: Урс, без году неделя в прайде, и Хазира, которая пришла немногим раньше его. Как же невероятно, чертовски повезло, что тропа, ведущая к логову прайда, так узка! Не встреться они — и все могло бы пойти по-другому...
Но они встретились. И все закрутилось каким-то небывалым узлом: охота, спаривание, снова охота... драка с чужаками — и первое убийство Урса, о котором он ничуть не жалел, и доведись схватиться с врагами снова — убил бы не задумываясь, потому что ради защиты Хазиры он был готов на все.
Бородавочник был своего рода отправной точкой. Тогда, помнится, Урс еще умудрился порезать лапу — а Хазира, конечно же, взялась его лечить.
Воспоминания нахлынули волной, яркие, ничуть не потускневшие за прошедшее время. Белый вскинул голову, буквально пожирая подскочившую к нему самку жадным собственническим взглядом.
— Конечно, помню, — глухим, рокочущим голосом откликнулся он.
И — ирония судьбы, — как раз в этот момент легкий ветерок донес до львов запах бородавочников.
Глаза самца, до того момента чуть прищуренные, удивленно распахнулись... а затем он расплылся в заговорщической улыбке, поднося к пасти лапу и делая Хазире знак вести себя потише.
— А вот, собственно, и бородавочники, — почти шепотом проговорил он, придвигаясь к самке еще ближе, так, чтобы почти коснуться губами ее уха; от близости ее тела бросило в жар, — ну что... повторим, как тогда?
Вопрос был явно двусмысленным, но именно это и нужно было Урсу. Самец был вне себя от возбуждения, и уже не знал, чего ему хочется больше — охоты или спаривания. Впрочем... нет, ответ очевиден. Но иногда нужно и об охоте подумать!
Странно еще, что Шанго до сих пор не проявил себя. Некоторое время белый всерьез опасался, что леопард и сюда увяжется за ними — придется либо терпеть его вздохи и взгляды, которые он бросает на Хазиру, либо ввязываться в ненужную перепалку, а то и драку — а много ли чести мелкую кошку придушить?
Но нет; прилипчивого кошака не было видно — кажется, он все-таки решил не мешаться под лапами. В драке его помощь пришлась кстати, в бою тоже не помешает... Но охотиться Урс все же предпочитал в компании Хазиры. Главное было в самый разгар преследования не переключиться на самку — иначе они останутся довольными, но голодными.
Хрюканье повторилось, на сей раз более звучное. Кажется, до бородавочников было не так уж и далеко, метров, может быть, пятьдесят, но кустарник надежно скрывал их от львиных глаз. А львов, в свою очередь, прятал от близорукого взгляда бородавочника. Белый навострил уши, пытаясь определить направление, и мысленно наметил маршрут.

+1

20

- Ох, ты ж… - произнесла она, почуяв запах бородавочников.
«Помнит он». – Хазира покосилась на него, повернув голову налево и слегка прищурив правый глаз и загадочно улыбаясь. Что вспомнил ее львенок, она уточнять не стала. Но, скорее всего, не подробности охоты. По этому вилять задом перед разгоряченным воспоминаниями львом она не стала. Да-да, она знает, как это бывает. Прыжок сзади, мордой в траву и все, прощай охота.
«Нет-нет, дорогой Урс, придется тебе потерпеть. Копи свои… силы? Ну или как это назвать?»
- Грешные гиены… - тихо отозвалась она на его последнюю реплику: - Конечно, повторим. Еще бы я отказалась от такого приключения. - Хазира осторожно выглянула из-за куста, пригнувшись к самой земле и прижимая уши к голове, осматривая поляну перед ними. Поляна на первый взгляд показалась кошке пустой, только заросли вереса, да крупные кусты можжевельника по краям и ничего более. Но все же запах же откуда-то появился. Львица расправила уши, прижатые было к голове, и прислушалась, ловя ветер носом, который увлажняла своим шершавым, розовым языком, постоянно облизывая. Как ни странно, но запахи доносились слева, как раз с той стороны куда они поворачивала голову, когда глядела на Урса, раздумывая, стоит ли сейчас вертеть своей попой перед его носом.
- Идем. Они слева. – шепнула львица и на полусогнутых лапах, снова прижимая уши к голове двинулась в сторону предполагаемого сытного ужина. Вскоре и запах стал четче и звуки производимые бородавочниками стали громче. Хазира усмехнулась уголками пасти – компания свинок веселилась, не ощущая присутствие хищников, наверно поглощая траву и корешки. Ну, или что они там едят? Хазира как то никогда не задумывалась об этом, а тут на тебе. В самый неподходящий момент подумала об этом и никак не могла отделаться от прилипчивой мысли.
"Ладно, поймаю, посмотрю" - подумала она, выкидывая лишние мысли из головы и настраиваясь на охоту.

Золотошкурая остановилась, обдумывая ситуацию, держа левую лапу приподнятой над землей, будто ее движение могло спугнуть добычу. Похоже, бегать придется, как и тогда,  в замкнутом пространстве. Хрюканье было все четче, и запах тоже. Что говорило о том, что бородавочники совсем близко и в любой момент могут их обнаружить.
- Давай, вместе, бежим на них. – прошептала львица одними губами, повернув голову к Урсу: - Похоже, они не на поляне, так что придется просто выпрыгивать из-за кустов и брать что попадется под лапы. Иначе – никак. – она вздохнула: - Я в этом лабиринте не пойму где они. Может за этим кустом, а может и за следующим.
Не став дожидаться какого-то утвердительного ответа от Урса она резким прыжком выпрыгнула из-за куста, за которым никого не оказалось. Что-ж, Урс может быть и был альфа самцом, но только в сексе и на защите ее от чужаков. В охоте – нет уж, увольте. Не львиное это дело, жрачку в логово таскать. Хазира и не собиралась скрывать свое отношение к этому вопросу, потому и неслась к следующему кусту, за которым послышалось хрюканье, но на этот раз притихшее и тревожное. Да уж, если представить эту картину иначе, то можно было бы увидеть троицу людей, которые с ужасом видят, как из чащи приближается что-то огромное с треском ломая небольшие деревца и кусты. Что бы сделали люди? Побежали бы! (Амеров не касается. Те бы тупили, вопрошая: О боже, что это?) Бородавочники оригинальностью не отличались. Выпрыгнув из-за очередного куста, львица увидела только их задницы, причем одну из них впечатавшуюся в небольшой кустик можжевельника.
- Урс!!! возьми этого! – рявкнула она, не сбавляя скорости и полоснув по окорочкам на которых еще не засохли куски грязи, лапой с выпущенными когтями. Вот так вот жестока жизнь, только вылез из ванны, чтоб закусить вкусняшкой, и тут уже кто-то другой тобой закусывает.* Впрочем, на этот экземпляр, попытавшийся весьма неудачно не то замаскироваться под куст, не то протаранить его насквозь, львица не обратила никакого внимания. Она неслась за еще одной задницей мелькавшей среди густых, фиолетовых зарослей вереса, петляющей между кустами можжевельника и все как-то никак не приближающейся. Львице мешал можжевельник. Она была слишком велика, чтоб набрать достаточную скорость и не впечататься в очередной куст можжевельника, который как по мановению палочки Поттера вырисовывался на ее пути каждый раз, когда она была готова прыгнуть на добычу. Бородавочнику мешал верес, вымахавший здесь чуть выше его роста. Бедняга просто не видел, куда же конкретно он бежал и по этому тупо петлял из стороны в сторону, просто надеясь, что львица ошибется и отстанет. Но, Хазира не отставала. Охотничий азарт гнал ее вперед, именно за этой, сложной, ускользающей добычей. Все решил господин рандом. Ой, простите, случай. В очередной раз свернув в сторону, бородавочник выбежал как раз на ту полянку, перед которой стояли Урс и Хазира, когда начинали охоту. И вскоре истеричный, наполненный ужасом визг и громкое, радостное рычание Хазиры возвестили о том, что на этот раз бородавочнику не удалось спастись. На достаточно большом, открытом пространстве шансов у него не было. Свин попытался было обороняться, хотел развернуться и бросится в контратаку, но не успел. Две куда более тяжелые и массивные, чем у обычной львицы, лапы, впечатались в его бок, ломая ребра. А вскоре клыки хищницы распороли горло, заглушив крик жертвы, превратив его в глухое бульканье, под утробное, довольное урчание охотницы.
Закончив с бородавочником, Хазира довольно облизнулась, улыбнулась и уперев правую лапу в добычу, слегка привставая на ней позвала: - Урс! Урс, любимый, ты где?
Но льва не было слышно. Наверняка он уже покончил со своей добычей, и теперь возвращался по ее следам. В голове львицы мелькнула глупая мысль, которая при этом очень ей понравилась. Он отошла от добычи и выбрав место где верес будет доставать ей до живота, стала опускать траву голову, будто она щиплет ее как травоядное, шлепая себя по бокам хвостом и копируя движения антилопы.
«Сейчас поглядим, такой ли ты хороший охотник» - с улыбкой на губах подумала она, в очередной раз поднимая голову из травы и оглядываясь.

*Муз. тема.

+1

21

Судя по тому, как на миг блеснули азартом глаза львицы, подумала она о том же, что и самец. Явно не о бородавочниках. Лев плотоядно ухмыльнулся ее загривку. После мимолетного взгляда в его сторону Хазира вновь принялась высматривать потенциальную добычу, ну а у него была отличная возможность разглядывать и ее, и то, что творится впереди.
Он держался чуть позади, предоставляя светлошкурой вести его, и заодно прячась за ней. Его белая шкура была слишком заметна, чтобы высовываться из кустов. Какими бы увлеченными ни казались бородавочники, завидев белую шерсть, они мигом сообразят, что к чему, и разбегутся быстрее ветра. Когда они испуганы, несутся с бешеной скоростью, и, к тому же, благодаря своим размерам способны проскочить в густой кустарник или под упавшее бревно, куда льву не пролезть.
Наконец, самка остановилась, тихо и коротко дав указания о том, куда и как напасть. Белый молча кивнул; он не собирался спорить. В конце концов, он никогда не был особо хорошим охотником, и очень примерно представлял себе то, как будет действовать, выпрыгнув из засады.
И вновь Хазира начала первой, а самцу только и оставалось, что последовать за ней. И это он выполнял с величайшим усердием, вломившись в куст с таким хрустом, что оставалось лишь удивляться, как это растения вообще умудряются восстанавливаться после таких сокрушительных слоновьих побегушек. Прыжок, еще один прыжок... С треском лев впечатался в другой куст, проломив и его, благо, ветки были более гибкими, и, хотя ему прилетело по морде, он быстро проскочил его насквозь и уже тогда увидел разбегавшихся в панике свиней.
— Урс!!! возьми этого! — на бегу самка махнула лапой.
Белый неловко затормозил, поворачивая, и потерял пару драгоценных секунд, позволив потенциальной добыче ввинтиться в основание куста, где ветки были особенно злыми и густыми. Мелькнули украшенные глубокими кровоточащими царапинами ягодицы, задорно крутанулся хвостик, и ветки сомкнулись, укрывая кабанчика от посторонних глаз.
В азарте, впрочем, Урс этого не заметил... Потом он, наверно, об этом пожалеет. Его плечи украсились добрым десятком мелких кровавых ссадин, несколько таких же появились и не морде... а пара клочьев гривы, в свою очередь, украсили куст, в который хищник вломился, клацая челюстями, как заправский монстр. Сил не хватило, чтобы пролезть достаточно глубоко, но все же удалось схватить бородавочника за тонкий короткий хвостик, и теперь Урс выволакивал несчастного, визжавшего во все горло, обратно на белый свет. В азарте оба они дрались как звери: белый пропустил несколько ударов острыми копытцами, отчего плечо болезненно заныло.
Хотя, погодите-ка, они ведь и есть звери. И силы были явно неравны: хотя бородавочник был в буквальном смысле готов отгрызть собственный хвост во имя спасения жизни, Урс успел первым. Рывком выдернув кабанчика из куста себе под лапы, он быстро придавил его и придушил.
Повезло: это был совсем молодой самец, не слишком крупный, и, похоже, совсем неопытный — иначе бы схватка с ним была куда опаснее. Еще больше повезло, что это именно бородавочник, а не дикий кабан или лесная свинья — те куда крупнее, подчас не мельче льва. Одно такое семейство жило в долине немного восточнее... и, сказать по правде, в прошлую встречу с ними Урс предпочел спастись бегством, только чтобы не вступать в схватку со здоровенной толстой мамашей, оголтело защищавшей свое полосатое потомство.
Но где же Хазира? Поднявшись, самец вроде бы уловил ее зов, отнесенный ветром в другую сторону. Ухватив убитого бородавочника за толстую ляжку, белый двинулся в ее сторону. Запах львицы везде был свеж, примятые кусты и вереск уже постепенно поднимались, но сломанные веточки можжевельника пахли остро и возбуждающе, смешиваясь с ароматом крови и яснее ясного рассказывая о том, что произошло здесь. Цветы вереска вносили свою лепту; разозленные охотой пчелы кружили у морды льва, заставляя его фыркать и отмахиваться, но вскоре, успокоившись, они вернулись к своему прежнему занятию, неустанно собирая нектар. Пройдя напрямик через заросли розовато-лиловых цветов и слегка порозовев шкурой, самец, наконец, увидел Хазиру. Она стояла к нему полубоком, так, что не видела — или делала вид, что не видит, — его приближения, однако льву было видно и ее саму, и подрагивавшую на ее губах полуулыбку, когда она, склоняясь, делала вид, что щиплет траву. Пчелы так и вились у ее боков, так что, шлепая себя хвостом, Хазира вполне убедительно играла крупную антилопу, если только не считать того, что когти и шерсть на морде у нее были густо окрашены кровью.
Понаблюдав за открывшейся картиной несколько секунд, самец нервно сглотнул и уронил бородавочника в траву... а затем, пригнувшись, быстро преодолел расстояние, отделявшее его от львицы, и с рычанием, которого, охотясь, никогда не издавал, обрушился на ее бедра, подминая ее под себя. Недавнее убийство травоядного только раззадорило его, и сейчас белый сам не знал, чего хочет больше — чтобы она вырвалась и попыталась убежать, или, напротив, покорилась ему, опустившись всем телом на землю. Впрочем, едва его клыки дотянулись до ее загривка, как практически никакого выбора у самки не осталось — разве что она рискнет пожертвовать парой клочьев шкуры.

+1

22

Сколько длилась ее игра в антилопу, Хазира не знала. Надо сказать, что она уже начала остывать после охоты и игра ей быстро наскучила, а потому она все чаще поднимала голову из травы и оглядывалась вокруг. Ну, где же Урс? Хазира нервно дернула хвостом, из стороны в сторону, уже не изображая животное и все больше выбиваясь из роли, хотя со стороны могло показаться, что она честно пытается копировать движения и действия травоядных на пастбище. Кошка замерла, когда ей показалось, что она услышала какой-то посторонний звук. Она и правда его услышала – это на краю поляны в траву опустился труп бородавочника – добычи ее любимого. Однако ветер сыграл с кошкой злую шутку, и отнес звук в сторону, от чего она так и не смогла разобрать его и подумала, что это просто трава шелестит на ветру.
«Все! Еще раз макнусь головой в траву и если он не появится, сама пойду искать его. И тогда мой милый, держись».
Львица опустила голову в траву, в очередной раз «поздоровавшись» взглядом со своей жертвой, выкатившей на нее остекленевшие глаза, будто она и после смерти продолжала его пугать, а затем… Нет, поднять голову она так толком и не успела, потому что послышалось довольно громкое шуршание травы и громкий рык. В нем читалось все: и азарт охотника, и возбуждение и даже… гнев? Разбираться она не стала и вскинув голову рванулась прочь. Ну, как рванулась? Хазира попыталась пробежать уже с Урсом на заднице, что оказалось задачей для нее, непосильной. Был бы Урс размером с Такэду, ну, да, может быть она бы еще пробежала с десяток шагов, но все равно, не более того. Все же она не антилопа, а львица. Однако, сдаваться так вот просто кошка и не думала. Она попыталась вильнуть задницей из стороны в строну и скинуть со своей спины наглеца, который тут же потянулся своими зубами к ее загривку.
Да щас! Нет, нет, не так просто, по крайней мере, не в этот раз. Но, все случилось совсем не так, как планировала Хазира, и спустя несколько секунд челюсти Урса сомкнулись на ее загривке, заставив спустя полминуты жалких потуг и попыток сбросить его со спины, ткнуться мордой в траву. Странно. В прошлый раз такое действо доставило ей куда больше удовольствия, чем в этот. Почему то вместо возбуждения и желания покориться своему партнеру, Хазира ощутила прилив ярости, злости. Ярости из-за того что не смогла убежать, продолжить игру, злости на Урса, что ему так все легко далось и что сейчас начнется довольно банальный процесс, в котором она будет мордой елозить по траве, а он... ну, понятно. Нет, черт возьми!
Поэтому первый рык и рывок у Хазиры получились не игривыми, а скорее, злобными. И только когда ее любимый начал терять равновесие и ощутил некий дискомфорт в попытках засадить несносной кошке по самое не балуйся, она игриво зарычала. Извиваясь под ним как змея, намеренно заставляя сжать челюсти сильнее, и более грубо на нее навалиться, жеще впечатывая грудью и мордой в траву.
"Надо будет как-нибудь заняться этим, без всяких игр, как-то нежно" - мелькнула в ее голове странная, несвоевременная мысль.

+1

23

Какую-то долю секунды стояла оглушительная тишина, не прерываемая ни пением птиц, ни голосами других животных — должно быть, резвящиеся хищники подняли такой шум, что все звери в окрестностях на всякий случай затихли — а то попадут еще под горячую лапу, чем черт не шутит.
Затем — так быстро, что белый почти и не заметил этого короткого затишья — Хазира, будто только сейчас осознав, насколько подлым и коварным было его нападение со спины, резко и сильно дернулась.
Кажется, вместо львицы Урс умудрился оседлать дикую лошадь. Во всяком случае, самка поддала задом так, что дух перехватило в буквальном смысле — удар ее задницы пришелся аккурат в ребра; белый чуть было не сжал машинально когти — это вряд ли будет встречено с восторгом. С антилопами все-таки было немного попроще: тех самец, не церемонясь, хватал когтями и зубами, впиваясь так, что кровь порой чуть ли не фонтаном била в пасть.
С Хазирой так, понятное дело, нельзя. Хотя лев изображал из себя разъяренного зверя, действовал он, тем не менее, очень нежно, стараясь не нанести ей лишних травм. Пара царапин, само собой, не в счет: в горячке звери этого попросту не замечали.
Пришлось все-таки разжать челюсти, чтобы себе зубы не переломать и ей не подрать шкуру. Самка билась, будто действительно собиралась во что бы то ни стало отстоять свою свободу (а может быть, и жизнь), так что, Урс, опешив, чуть ослабил хватку. Извиваясь, как уж, она практически вырвалась из его лап. Черт знает что происходит. Голова самца уже шла кругом от запаха львицы; кажется, он был везде, окружая его и лишая возможности трезво мыслить. Резкие движения хищницы, неистово рвавшейся на свободу, сопровождались грозным рычанием, и если бы белый не знал Хазиру, то решил бы, что его вот-вот разорвут на тысячу лоскутков за попытку посягнуть на нее.
Пожалуй, за это он ее и любил. В нежной и покорной самочке тоже есть что-то хорошее, но Урсу был по душе неукротимый нрав ее подруги — тем приятнее было видеть, как она, уступив ему, покоряется и включается в любовную игру так же страстно, как секунду назад пыталась выдраться из его объятий. Удивительно, что он до сих пор не ходит исцарапанным с головы до ног.
Размышления о романтике были прерваны очередным ударом, на сей раз в живот. Львица молодецки вскинула зад, и, хотя тон ее стал более игривым и приглашающим, — это явно говорило о том, что стоит еще немного побороться, и она сдастся, — льва, не успевшего ни заново сжать клыки на шкуре самки, ни покрепче обхватить ее бока, скинуло в траву.
Удар был несильным; не сильнее, чем обычно, когда борешься с антилопой или зеброй. Даже, пожалуй, полегче будет — у Хазиры, по крайней мере, не было копыт. С другой стороны, за травоядными Урс обычно мчался вовсе не с целью изнасиловать — а когда тебя хотят придушить и сожрать, будешь отбиваться и копытами, и рогами, и пытаться удушить противника собственными кишками, только бы ему не достаться.
Хазира травоядной не была, так что ни копытом, ни даже лапой по голове белому не прилетело. Мгновенно перекатившись на живот, он подскочил на месте, приземляясь на все четыре лапы таким образом, чтобы развернуться к самке боком, и, пригнувшись, сделал пару ложных выпадов, притворяясь, что вот-вот снова бросится в атаку. Клыки его были оскалены и влажно поблескивали при свете луны, лев негромко рычал, показывая всем своим видом, что готов вновь пойти в атаку.

+1

24

Ее кривляния в попытке изобразить антилопу и выбраться из-под Урса, возымели успех. Она даже сам удивилась. Хотя чему удивляться – Урс явно щадил ее и не выпускал когти, не душил. Хазира хорошо помнила, как ее поймали незнакомцы. Удар сверху по голове, от которого потом в затылке еще полдня не угасала ломота. И все, сознание померкло. Так… просто. Просто, если не бояться причинить боль, не бояться убить, покалечить противника. Да, именно противника, потому что только о тушке врага не станешь заботиться и будешь всеми силами стараться добиться своего. Тогда она не испытала совершенно никакого возбуждения. Ну разве что в тот момент, когда первый раз обнаружила себя связанной лианами и совершенно беспомощной. Но тогда миг возбуждения сменил дикий, леденящий душу страх. Только позже, когда оказалась на свободе, она вспоминала в каком положении оказалась и поглядывая на Урса думала, что нужно было бы ему  что-то такое предложить. Но, не знала как это сделать. Только вот казалось, они оказывались один, и Хазира спокойно могла рассказать своему любимому о том, чего хочет, как язык у нее словно отнимался. Львица вспыхивала как костер с головы до пят, стыдясь того что хочет ему рассказать. Ну как же так? Не она ли развратница, соблазнительница стольких львов? Не она ли знает все тонкости любви и уж точно стесняться не станет льва который ее… хм. О вот оказывалось, что станет. Позже, обычно, она поражалась тому, как могла глупо хихикая задирать перед ним хвост, чуть ли не тыкаясь в морду задницей, не в состоянии сказать Урсу: - А пойдем ка уединимся. Нееет, ей хотелось его дразнить, чтоб быть подчиненной, изнасилованной. Если хотите. Хотя, какое там насилие, если помедли лев хотя бы с десяток минут, она бы сама упала к его лапам, умоляя о ласке.
   А тут… львица все прекрасно понимала, но в то же время то, что ей удалось выскользнуть из сильных лап своего возлюбленного, только больше возбуждало, кружило ей голову. О, она уже успела почувствовать, как он ее хотел. И, это был не только запах, который источали их тела. В хлам больному насморком леопарду тут же пробило бы ноздри, нюхни он разок воздуха с этой полянки. Хазира ощутила еще кое-что, когда боролась за свою сиюминутную свободу, которую мечтала обрести только для того, чтоб снова оказаться стиснутой в его сильных объятьях, мордой в траве. Осознание того, куда она могла ему попасть слегка отрезвило, и в этом чувстве близости удовольствия и опасности что-то было. Урс между тем просто слетел с нее, когда она в очередной раз дернулась под ним, вильнув задницей и попав куда-то в мягкое место. Хорошо не в то, которое сейчас у льва было твердым, а не то не сносить бы Хазире головы, причем не столько из-за гнева любимого, а от своих же лап. Сбросив льва на землю Хазира почувствовала, что еще пару минут и придется искать кабачки, чтоб запихнуть себе в… Ну, это если ее благоверный не оседлает ее в срочном порядке. Всклокоченная, вся в зеленую полоску от травы (особенно, почему-то, на заднице) с горящими от возбуждения глазами, сейчас она была похожа не на милую самочку, завлекающую самца в свои сети, а на фурию, готовую бросится на льва.
Так она и сделала, хлеснув себя хвостом по боку. В этот раз Хазира не стала мешкать, чего-то ждать, или убегать от льва. Львица поняла, что если сейчас ей удастся убежать от Урса, то она просто слетит с катушек от неудовлетворённости, а потому, как только она вскочила на лапы, она развернулась всем корпусом и прыгнула на Урса, распахивая свои объятья, словно хотела одарить его целой серией длинных глубоких царапин. Вот только ее когти не торчали из пальцев, и получить красивый узор на свою морду льву не грозило, ну разве что он сам испугается и сунется головой в какой-нибудь колючий кустарник. Он тоже был готов, бросится на нее, но скорее всего все же вдогонку, а не отбивать попытку повалить его на обе лопатки. План Хазиры был прост – делай то, что хочется. А ей захотелось побороться по быстрому и заняться уже, наконец, делами другого рода. Обхватив его обеими лапами за шею, она слегка прикусила его ухо, утробно зарычав и рывками пытаясь свалить льва на землю. Сердце кошки бешено билось, ей казалось, что еще немного и ее тело вспыхнет как кучка пороха, потому еще немного послюнявив ухо льва, пол урыча, полупостанывая, она хрипло, быстро прошептала:
- Представь что ты поймал нарушительницу из соседнего прайда… - после чего глухо рыкнув куснула его за шею, но ужа посильнее.

0

25

Черт знает, что там у самок в голове творится. Тут в своей-то душе иной раз не разберешься, а уж в чужой — уууу...
В какой-то момент льву казалось, что Хазира вот-вот бросится наутек. Вроде бы она бросила пару быстрых взглядов, оценивая возможные пути отступления, так что белый на всякий случай приготовился бежать за ней. Погоня наверняка будет короткой и жаркой: вряд ли хищница имеет целью как можно сильнее вымотать его. Нет, она сдастся быстро, хотя и не слишком... как раз тогда, когда Урс почувствует, что вот-вот начнет отставать. Чувство времени у Хазиры было порой просто сверхестественное.
Но когда он уже был готов к преследованию, львица резко изменила планы, удивив самца тем самым до глубины души. И одновременно порадовав — уж лучше спустить пар в короткой схватке и последующем спаривании, а беготни на их души всегда хватит.
Светлошкурая налетела вихрем, резко и сильно дергая, так что лев нипочем не удержался бы на ногах, если бы не успел немного пригнуться. Оскаленная пасть оказалась совсем рядом с его мордой, ощущение, что все происходящее вот-вот выйдет из-под контроля, и игра перерастет в нешуточную схватку за свою жизнь, нахлынуло волной... Тут бы взреветь и начать отбиваться по-серьезному — и, кажется, самец был к этому близок.
— Представь что ты поймал нарушительницу из соседнего прайда… — вдруг хрипло прошептала ему львица, выпустив при этом из пасти его ухо, уже успевшее ощутить острые уколы ее зубов.
Нет, все-таки странное порой таится в головах у львов. Урс, впрочем, еще не знал, что можно откопать в его собственной голове, если порыться там поосновательней.
Решение нужно было принимать быстро — пока они, обхватив друг друга лапами, боролись в попытке свалить противника наземь. Ждать Хазира не любила... а белый не любил ее разочаровывать. Хотя он все равно чувствовал себя по-дурацки, когда, взревев так, что эхо прокатилось по долине, заставив перепуганных птиц взвиться с деревьев, а травоядных — прекратить пастьбу и настороженно оглядеться, резко вывернулся из ее хватки, встав на дыбы во весь свой немалый рост и потрясая взъерошенной гривой.
— Как ты посмела нарушить территорию прайда! — глухим утробным голосом, который, будь нарушительница реальной, не сулил бы ей ничего хорошего, проревел самец.
Набросившись на светлошкурую, он картинно широко разинул пасть, хватая ее за загривок сбоку, ближе к уху. Широко растопырив лапы, на которых блеснули светлые когти, он обхватил ее, прижимая к земле. Очень хотелось прорычать "территорию моего прайда" — хотя самец никогда не был честолюбивым, да и не было у него достаточно опыта для того, чтобы руководить целым прайдом, представить себя королем — конунгом — было чертовски приятно.
— Знаешь, что мы делаем с нарушителями? — уже куда тише, в шерсть львицы, заворчал он, настойчиво потянув ее к земле и заставляя лечь на брюхо.
Мы их трахаем! — неожиданно пискляво вступил внутренний голос, отчего лев неразборчиво фыркнул в шерсть партнерши; особенно хороша была мысль о том, что именно следует сделать с нарушителями-самцами — тем совсем плохо придется.
Впрочем, его фырканье легко было принять за выражение гнева, а сам лев уже торопливо ворвался в тело своей партнерши, спеша утолить ее жажду по мужскому вниманию.

+2

26

Задница Хазиры инстинктивно сжалась, в предвкушении довольно длинного, жаркого приключения.
«Во-во-во. Началось!» - промелькнула в ее голове мысль, когда она увидела как Урс встаёт на дыбы, словно разгневанная антилопа, собравшаяся защищать свое потомство от стайки гиен до самого конца. Да, хорошо что это просто игра.
- Я? – это все что пришло ей на ум, пока львица судорожно решала, бороться дальше или бежать? Бежать или бороться? Впрочем, она была слишком поражена и увлечена зрелищем, чтоб делать что-нибудь вменяемое, а потому все получилось как нельзя лучше – она слегка отступила, прижимая уши к голове и слегка подгибая лапы, чтоб стелиться по земле, выказывая этим свою покорность самцу. Причем, скорее всего, несознательно, потому что в глазах большой кошки горел огонь восхищения и желания, а пасть слегка приоткрылась, так, как обычно приоткрываются пасти у совсем молодых кошечек, которые видят перед собой командира патрульных, отдыхающего в тени деревьев после полудня. Сказать хочется много всего, но язык не поворачивается, шерсть встаёт дыбом на загривке, а кончики ушей, того и гляди вспыхнут. С Хазирой было что то подобное. Но говорить ничего не пришлось, и делать тоже: Урс все сделал сам, быстро и жестко, так что кошка, оказавшись под ним даже ойкнула.     
- Не… - простонала она, бесстыдно задирая повыше свой зад в предвкушении порции «наказания», из-за которой она и задумала весь этот спектакль. Наверно, будь Хазира чуть более утонченной артисткой. Она бы прокричала что-то типа: - Да как можно! Отпустите!
Но, ее хватило только на затравленное «не» которое выдавало все желания кошки с головой. Весьма, надо сказать, банальные желания. Ее партнер впрочем, не далеко ушел в своих пристрастиях, и секунду спустя Хазира была довольно грубо уткнута мордой в траву, глухо зарычав при этом от удовольствия. Простонать сладостное: «Да, еще!» у нее не хватило духу, но выразить свою радость тому, что милый так быстро усвоил все уроки и подобрал ключик, простите за сравнение, к ее заднице, она могла себе позволить. Ощущая его мощный напор внутри себя, и чувствуя, как жар его тела заполняет ее, заставляя трепетать каждой шерстинкой, клеточкой, наслаждаясь близостью, такой желанной, что сама она уже не понимала, как могла раньше жить где-то в другом месте, с другими львами, совсем на Урса не похожими. Хазира слегка напряглась, и приподнялась, словно пытаясь его сбросить.
«Тут главное, не переборщить…»
Реакция последовала незамедлительно и челюсти ее партнера стиснули загривок так, что его пронзила боль. Вместе с этим он навалился на нее, буквально впечатывая в почву, проникая на всю длину, так что в легких почти не осталось воздуха и из пасти злотошкурой вместо пронзительного громкого крика, возвещающего о том, что эта игра для нее закончилась полной и безоговорочной капитуляцией, вырвался только протяжный хрип.
Да... доза сладкого наркотика. который называется сексом. была выбрана правильно. Хазиру накрыло с головой, быстро и беспощадно. Однако, хватило ли Урсу? Некоторое время самка так и продолжала стоять с поднятой вверх задницей, чувствуя, как ее напряженное до предела, еще секунду назад, тело, подрагивает, словно от налетевшего ночного ветра в сезон дождей, ожидая, когда же самец закончит играть с ней. Лапы просто разъезжались и не держали ее тело, не в силах дождаться, когда же наконец хозяйка позволит им подкоситься и ее тело упадет в траву, чтобы там полежать в объятьях любимого, растягивая удовольствие и наслаждаясь ощущением возникшей в теле сладкой неги и лени. Но, золотошкурая отличалась упорством, а потому ждала, когда же наконец, Урс сам свалится в траву. Ну, и ее завалит заодно.

0

27

Нарушительница жалко пискнула, даже не пытаясь толком сопротивляться. Кажется, вполне вжилась в роль — вместо того, чтобы сопротивляться или снова попробовать убежать, она лишь вжалась в землю, признавая превосходство самца.
Именно этого он и ждал. В какой-то момент сердце льва дрогнуло от жалости и недоумения: Хазира так вжималась в землю, будто действительно испугалась его резкости... но, расслышае ее негромкое удовлетворенное рычание, белогривый понял, что все в порядке настолько, насколько возможно.
Правда, ему следует действовать, и немедленно — иначе миг сладкого ожидания затянется и потеряет свою остроту.
Но тут уж Урс и не собирался тянуть: едва только Хазира приподнялась, делая вид, что хочет сбросить его и убежать, как он немедленно оседлал ее, взрыкивая от удовольствия, и на некоторое время они забылись, оставив весь мир с его заботами и проблемами, и только и делали, что рычали и шумели, взрывая когтями траву.

С каждым разом у него получалось только лучше. Ощутив последний всплеск наслаждения, белогривый с сожалением отодвинулся от подруги, снова и снова нежно проводя языком по ее взъерошенному загривку, который еще минуту назад он остервенело, едва ли не до крови, кусал.
Затем, упав на бок, он с наслаждением потянулся, по очереди выпрямляя лапы и не отрывая взгляда от Хазиры. Какой красивой она была! Казалось бы, ничего особенного — ни точеной мордочки, ни необычного окраса, лишь золотистая шкурка... но для белого его самка была самой красивой, самой ловкой, словом — необыкновенной.
— Ох... — лев еще раз с хрустом потянулся и перекатился на живот, зевнув во всю пасть и продемонстрировав всем желающим (желающих, кроме самой Хазиры, впрочем, не было), — ну что ж, хорошо, что мы сперва поохотились. Теперь вся дичь в окрестностях знает, что мы здесь, и будет остерегаться.
Поднявшись, он осмотрелся. Кажется, его новый друг-леопард (сам Урс, впрочем, считал его надоедливой прилипалой, не более) все-таки оказался благоразумным и не последовал за парочкой, в кои-то веки предоставив им уединение. Возможно, ему просто стало скучно: с тех пор, как Хазира была освобождена, они с ней только и делали, что, хм, уединялись во всех возможных местах, будто спеша насладиться друг другом до того, как не случилось еще что-нибудь.
Впрочем, все в этом мире заканчивается. Вот и львы спустя некоторое время подуспокоились и перестали бросаться друг на друга так, словно доживают последние минуты своей жизни. Хотя, глядя на подругу, Урс даже сейчас, когда они только-только спарились, ощущал приятное томление, кроме того, ему нравилось ее разглядывать, хотелось заботиться о ней, кормить, возможно, стать отцом ее львят... словом, просто быть с ней рядом.
— Идем, — предложил самец спустя несколько минут, в течение которых он приводил себя в порядок, вылизывая лапы, грудь и те места, о которых обычно не говорят в приличном обществе, причем, делая это без малейшего смущения — в конце концов, они оба были кошками, — уже глубокая ночь, наверно, нужно вернуться в пещеру.
Он вновь зевнул во всю пасть. Несмотря на несколько часов, которые он проспал днем, ему все еще не помешает хорошенько вздремнуть.
---→ Пещера за водопадом

+1

28

Ну, вот и все. Не наконец-то, все. Нет, вовсе нет. В мыслях. она желала продолжения, и хотя, для стоявшей раком Хазиры последние секунды растянулись в весьма долгий срок, пока наконец Урс не завалился рядом с ней. все равно она желала еще... уже впрочем. не безудержного секса, но его нежности, ласки. Можно сказать. милости победителя. Она, конечно же, тут же растянулась на траве, перекатившись с левого бока на спину. А затем, приподнявшись, львица завалилась на него, прямо поперек груди, как раз в тот момент, когда Урс зевал и за одно демонстрировал миру весьма ценную для нее, как для самки, часть своего тела. Да, такое нельзя было вот так вот просто оставлять без охраны, и львица, перевалившись на бок, большей частью оказавшись от льва по левую сторону, прикрыла достоинство того, своей передней правой лапой. М… можно было сравнить, примерится.
«А внутри он мне казался меньше». – мелькнула в ее голове весьма странная мысль: - «Неужто, я так сильно растянулась? Когда успела? Ужас-то какой!»
Хазира осторожно убрала с органа Урса свою лапу и перекатилась прямо по его груди в другую сторону, обеими лапами и мордой оказавшись прямо перед мордой Урса, полулежа на правом боку, все так же с левой стороны от льва.
- Мур… - негромко сказала она, ничего не требуя, и ни на что не намекая, коснувшись его носа своим, и отпрянув назад, когда лев приподнялся, осматриваясь. Сердце Хазиры дрогнуло.
«Увидел кого-то или почуял? Опять чужаки?»
Произошедшее с ней, все не давало покоя самке и заставляло теперь дергаться при каждом подозрении, что рядом могут быть чужаки. Да, одно дело, когда тебя похищает любимый, и тащит в кусты, понятно для чего. А другое, когда толпа страшных, незнакомых львов, и что самое главное - совершенно не ясно, для чего! Она была сильна. Крупнее и сильнее многих охотниц не только своего прайда, но и здешнего. Что ж, львиц которые могли поспорить с ней в силе и размере, можно было пересчитать на пальцах одной лапы. Но все равно, она сполна ощутила, что такое бессилие, и что одной самке, какой сильной она бы ни была, против трех-четырех львов не выстоять. Будь даже на ее месте Исгред или Мисава, все равно… поэтому она перестала мурлыкать и тыкаться в нос Урса своим носом и тоже принялась настороженно оглядываться по сторонам.
«Нет, ерунда. Показалось наверно».
Расслабившись, она уронила голову ему на грудь, прикрыв глаза и слыша, как стучит его сердце – ровно, спокойно, отчетливо. От этого звука ей самой стало спокойно и хорошо, будто он имел на ее разум магическое воздействие. Ну, по сути, оно наверно, так и было.
- Мне так хорошо с тобой… - прошептала она, не открывая глаз и машинально поглаживая своей левой лапой его грудь, такую сильную, широкую и могучую: - Не хочу  никуда уходить. – призналась она, но все же поднялась, дав ему свободу. Урс принялся приводить себя в порядок и Хазира, поглядев на него, а затем на себя, занялась тем же самым. Надо было вылизать и уложить шерсть. Растереть о траву загривок и стереть с него кровь, если все же в пылу их сражения возлюбленный прокусил шкуру. Но, вроде бы не пекло как раньше, а значит, оставалась надежда, что ее шкура цела и ей не придется смущаться перед Мисавой и Пат, заходя в пещеру.
«Пат! Вот же я дура!» - бросив вылизываться, Хазира заметалась по вытоптанной в процессе спаривания, полянке:
- Я же совсем забыла! Я должна найти Пат! – Хазира "метнулась" к бородавочнику, что стал ее добычей, и схватила его за заднюю ногу, яростно рванув на себя так, что вывернула ее из сустава:
- Уффс! Фоффи фтофого! – странное, забытое ощущение, накатилось неожиданно, чуть было не сбив ее с лап. Львица на секунду замерла, не в силах разобраться в своих чувствах и понять, что с ней. Ей неудобно? Тяжело? Или... хорошо? Нет, уж точно не хорошо. Но неожиданный прилив возбуждения кошка ощутила, который можно было заметить по тому, как задергался кончик ее хвоста, будто она на охоте, перед тем как выскочить из укрытия. Он накатил и тут же исчез, не позволив ей понять, что же произошло, и несколько секунд спустя Хазира просто дергала тушу за ногу, пытаясь осмотреться и жадно втягивая ноздрями воздух. Нет. Ничего! Подобное она ощутила тогда, когда очнулась со спутанными лианами лапами, но сейчас-то что?  Хазира недоуменно покосилась на свои стройные лапки. Да нет, сейчас их уж точно ничего не удерживает.
«Ладно, потом как-нибудь приду сюда еще и осмотрюсь внимательнее. Наверно, какой-то запах». – подумала она, волоча бородавочника за собой и прикидывая, как бы его спрятать так, чтоб не волочь до общей пещеры? Кусок точно надо было отнести Пат.
«Или притащить всего? Да нет, куда всего-то? Пат маленькая, дети еще меньше». – подумала она, решив, что сообразит на месте.

Пещера за водопадом.

Отредактировано Хазира (30 Окт 2016 23:26:23)

+2

29

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Что-то странное творится на востоке: небо над видимой частью вулкана Килиманджаро затянуто странными, темно-фиолетовыми облаками, отдаленно напоминающими грозовые тучи. Создается впечатление, будто огромная гора ожила и начала чадить дымом. Слышен едва различимый, мерный гул, а также рокот мелькающих в облаках раскатов голубоватых молний — зрелище, безусловно, очень красивое и завораживающее, моментально привлекающее к себе внимание. Вода в реках, лужах и озерах ведет себя странно: на ее поверхности заметна мелкая, волнующаяся рябь, будто от легкого порыва ветра или слабого трясения почвы.

0

30

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"3","avatar":"/user/avatars/user3.jpg","name":"SickRogue"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user3.jpg SickRogue

На востоке вспыхивает ослепительное багряное зарево, отчего в саванне на несколько мгновений становится светло как днем. Спустя считанные мгновения земля содрогается, как перепуганная зебра, вода во всех водоёмах начинает ходить ходуном, а с возвышений скатываются камни — как мелкие, так и покрупнее. Поначалу все это происходит в жуткой тишине, но затем с запада доносится дикий, оглушительный грохот, настолько громкий, что он заглушает все и вся. Постепенно интенсивность этого звука начинает затихать, но его отдельные раскаты, глухие и зловещие, время от времени по-прежнему долетают до ушей местных обитателей. Стихает и дрожь земли. Обвалы прекращаются, а, со временем, проходит и волнение на воде. Небо в восточной его части заволакивает странными, зловещими тучами, сквозь которое по-прежнему пробивается странное и жуткое зарево — а снизу их озаряют красные огненные всполохи. Кажется, подножье Килиманджаро, а также все его окрестности, охвачены страшным пожаром.

0


Вы здесь » Король Лев. Начало » Предгорья » Птичья долина