Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление




Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Богороща


Богороща

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://i.imgur.com/eId5Uxo.png

Священное место поклонения духам. Представляет собой небольшой участок земли в окружении старых деревьев и вод. К нему ведёт каменный помост. Площадка покрыла короткой зелёной травой, а по её краям возвышаются камни – воплощения древних богов. Старые шаманы наносили на них рисунки морд зверей, хмуро взирающих на молящихся. Сверху на площадку сквозь прорезь между густыми кронами деревьев проливается свет в ночное и дневное время, добавляя особую мистическую атмосферу.


Любые шаманы, пришедшие в данную локацию, получают бонус +3 к броску кубика во время призыва духа. Кроме того, персонаж может подать заявку на получение недостающего шаманского умения или мистического фамильяра — особого призрачного хранителя, принимающего форму любого животного и дающего максимальный бонус к выбранной игроком сфере (либо максимальный временный антибонус противнику, если фамильяр окажется темным). Мастер Игры бросит кубики и определит, достался ли персонажу такой фамильяр, или же нет. Осторожно! В случае неудачи персонаж может сойти с ума!

Доступные травы для поиска: Базилик, Валерьяна, Маи-Шаса, Костерост, Адиантум, Белладонна, Дурман, Мелисса, Мята (требуется бросок кубика).

+1

2

Долина горячих сердец

Траин не знал, откуда взялся этот прилив лёгкости и живительной силы. Будто ночь и утро, проведённые с Шантэ.. Нет. Не подарили ему юношескую окрылённость – она осталась в прошлом. Но даровали ему стойкую уверенность в том, что он сможет выдержать тот груз ответственности, который взвалил на себя. Добавилась уверенность в каждом новом шаге, а неприступный Север не казался таким неприветливым чужаком, каким предстал перед ними в первый раз. Лев ступал по тающему снегу и не обращал внимания на колкость – холод отступал с восходом солнца и воздух становился теплее. Казалось, что сама стихия прогибалась, сдаваясь под их натиском.

В этих суровых краях он был впервые, но кровь, текущая по его венам, знала эти места из жизней его предков. Что-то внутри него дремало до того самого дня, как он оказался на землях своих предков. Ни чужой, и ни свой. Траин шёл по этим землям вместе со своей львицей, уводя её всё дальше от Долины горячих сердец, где они соединились телами, отдав друг другу себя без остатка. В прошлом их группа проходила другой дорогой и держалась ближе к границе с землями леопардов Дебрей, но они с Шантэ заглянули дальше и шли с запада на восток, пересекая долину, чтобы выйти на Восточное подножие.

С приближением к цели воздух становился теплее, а солнце, взойдя в зенит, обращало снег в воду, а землю в вязкую и скользкую грязь. Найти следы других хищников было проще всего. Траин изучал незнакомую местность, попутно помечая территорию, и присматриваясь и принюхиваясь – нет ли поблизости других зверей. Он надеялся, что им с Шантэ удастся найти какое-то травоядное и не вернуться домой с пустыми лапами, но больше этого надеялся на то, что на их пути не встретятся другие хищники.

- Мы немного сбились с пути, - заключил Траин, осматриваясь.

Они шли другой дорогой. Здесь не было ни знакомых ему запахов, ни следов их группы, да и сами деревья были ему незнакомы, несмотря на то, что все деревья на подножии на одну «морду». Но даже при таком раскладе лев не терялся, а пытался сориентироваться по солнцу и прикинуть, где и как им лучше свернуть, чтобы найти то самое место и охватить как можно больший клочок территории. Всё осмотреть они не смогут за раз при всём желании, но попытаться выдавить свой максимум в любом случае стоило.

- Туда, - лев указал направление и развернулся, собираясь направиться по заданному маршруту.

Будь здесь Айвор, сориентироваться на местности и не тратить лишнее время на поиски травоядных было бы значительно проще, но такая перспектива появится не в самом ближайшему будущем. Тетеревятник требовался в другом месте – присматривать за Братством в их отсутствие, чтобы в случае непредвиденных обстоятельств предупредить их об опасности. Пока известий никаких не было, и Траин надеялся, что дела идут хорошо.

Лев остановился и прислушался. Ему показалось, что он слышал какие-то голоса, но настолько тихие, будто из глубины зарослей кто-то звал его шепотом – манил. Замерев, Траин всмотрелся в деревья, но не увидел никого и ничего, что могло бы объяснить его галлюцинации. Он мог бы сослаться на общую усталость или излишнее количество впечатлений на квадратный километр третьего года его жизни, но это было что-то иное. И это «иное» звало его по имени.

Забыв о выбранном курсе и главной задаче всего патруля, Траин, не помня себя, направился на звук. Он уводил его дальше и с каждым новым шагом становился всё отчётливее – он слышал собственное имя, но не мог понять откуда. Перед ними с Шантэ старые деревья подножия будто бы расступились, создавая природный тоннель. Он подвёл их к каменному помосту, а дальше на небольшую площадку, спрятанную в самом сердце Восточного подножия. Траин бы не заметил этого места, оно было ловко спрятано самой природой с глаз чужаков и, казалось, открылось только тем, кто здесь уже бывал однажды.

Лев, словно завороженный, смотрел на то, как перед ним открывается новый и неизвестный ему до этого мир. Траин остановился напротив одного из камней и неотрывно смотрел на морду зверя, нарисованную на жёлто-белом камне. Зверь смотрел на него и, казалось, его взгляд уходил в самую душу бывшего одиночки, хотел завладеть ею, зачаровать, а шепот тем временем становился безликим вихрем из слов, которые он уже не мог разобрать.

+3

3

Долина горячих сердец-------→>>

Напилась его телом сполна, охватила и завладела его душой: Шантэ могла бы вздыхать по их романтичной нежной любви, слагать песни и невероятные истории об их похождениях и испытаниях, но самка не была тем нежным цветком, той настоящей хрупкой и нежной принцессой, которая караулила бы у сводов пещеры и ждала своего принца на белом слоне. Шантэ чувствовала, что после их бурного утра, когда они крепко сплелись телами воедино, когда затуманенным взглядом она глядела вдаль и видела снежные горы и молочную дымку тумана, видела искристый снег на земле, то дух её окончательно окреп, а сама она обрела стойкость и почувствовала в глубине своей души настоящее дыхание севера.

Она легкой поступью шла за Кову, высоко вскинув голову, но не забывая при этом слушать и слышать. Каждая птичка, каждый всплеск листьев высоко в небе, каждый визг или топот не ускользали от ее серых глаз. Вдыхая свежий холодный воздух, она словно дышала новой жизнью, упиваясь ею от начала и до самого конца. Шантэ стала истинной леди, но боевой статной и смелой Валькирией, готовой защищать свои владения, свою семью, свой прайд.

Кову оставлял метки на деревьях. Она видела это, но не чувствовала еще себя полноправной хозяйкой. Она воспитывалась ни как принцесса и даже никак львица, которая в будущем может стать королевой, а потому ей придется еще долго привыкать и к своему новому статусу и к своему новому титулу, но здесь и сейчас она быстро переключалась на другие мысли, снова и снова рассматривая перекатывающиеся мышцы Траина под кожей и вспоминая те необычайно яркие и вновь и вновь желанные ощущения, когда он был над ней.

Этот отпечаток нельзя было уничтожить в памяти Шантэ. Она навсегда запомнит его тяжелое дыхание, крепкое и твердое тело, острые и цепкие зубы. Будто после их совместно-проведенного времени она внезапно почувствовала, что что-то очень сильно изменилось и в ее жизни, и в ее отношении к ней.

Пока она смаковала новые чувства, лапы принесли обоих львов в незнакомое для них место. Шантэ пыталась вспомнить траекторию их пути, а потому пришла к заключению, что они сейчас находятся на противоположной стороне от местоположения их семьи. Заблудиться здесь можно было, конечно, но по мнению хищницы, которая выросла в джунглях, не сложнее, чем на землях её отца.

- Мы немного сбились с пути, - сообщил Кову, на что самка лишь пожала плечами. Она так не считала, но продолжала следовать за своим спутником и внимать.

Чем глубже Траин уводил Шантэ в джунгли, тем сильнее львица видела, как её возлюбленный погружается в некий транс. Глаза его, морда и все внимание было направлено исключительно в глубь восточного подножья.

- Куда мы идем? - Недоверчиво проговорила львица. Шантэ не слышала никаких звуков и не чувствовала той притягательной магии, которую чувствовал Кову. Возможно, будь она шаманкой, то знала бы, что рядом находится священное место, но в ее роду были или убийцы или самые обычные хищники.

Кову, конечно, ничего ей не ответил. Что-то звало его, но принцесса не могла понять что именно и ей только оставалось следовать за ним, готовясь в нужный момент и в нужное время остановить его или отразить атаку тех, кто так гипнотически влияет на него.

Перед ними появилась тропинка, которая вела к каменной площадке, спрятанной в самом сердце восточного подножья. Львы ступили на это место, и дыхание Шантэ замерло.

Она будто бы попала на другую планету, потому что такого раньше не видела. Огромные валуны, на которых были изображены морды зверей, взиравших на чужеземцев. Самка затаила дыхание, медленно переводя взгляд с одного камня на другой. Все вокруг было пропитано чем-то странным, мистическим, таинственным, а посреди площадки, вокруг этих странных предметов, будто сам воздух блестел и искрился. А быть может, это были всего лишь светлячки?..

- Где это мы? - Прошептала Шантэ, не находя в себе силы говорить громко. Ей казалось, что это обиталище Богов, но те, кто изображал эти морды зверей, явно верили не в Айхею.

- Похоже на чье-то священное место, - сделала заключение львица, - Но чьё оно может быть? Здесь жили другие львы, жил кровожадный медведь, судя по рассказам, но это непохоже на их творение.

"Значит, были мистические существа, которые либо ушли отсюда по каким-то причинам, либо приходят в отведенное для этого время", - размышляла львица. Она не чувствовала того неописуемого восторга или животного страха, лишь удивление и некоторого рода оцепенение, которое очень скоро прошло. Отец и мать очень много рассказывали Шантэ о Богах, особенно, знаниями о них владела принцесса благодаря Фаеру, который верил всем сердцем в тех, кто вдохновлял его на подвиги. Однако, ни Акера, ни ее муж не навязывали религию своим детям, не заставляли свято верить в нее, предоставляя право выбора в этом вопросе. Они лишь дали богатую информацию, но принцесса сама распоряжалась ею. 

А вот Траин... Самка перевела взгляд на своего суженого и сглотнула. Лев стоял, смотря в глаза зверю, пустой взгляд которого просачивался через камень. Дрожь прошлась по телу Шантэ, она дернулась в сторону льва, слегка подталкивая его плечом.

- Что ты видишь? - С волнением в голосе спросила принцесса, пытаясь сама увидеть хоть что-то во взгляде суженого. Казалось, что это место как-то связано с ним, но как, если здесь он очутился впервые по его словам? Он никогда раньше не упоминал, что свято во что-то верит, что слышит какие-то голоса или восхищается подобными местами. Но что-то привело его сюда, потому что путь в это место был тщательно скрыт.

Отредактировано Шантэ (5 Апр 2017 08:04:53)

+1

4

Для настроения

Место, напитанное магией, окружённое духами – то, чего он раньше никогда не понимал. Его Боги – Айхею, но Север диктовал свои условия и с каждым новым шагом, каждым часом, проведённым в заснеженных землях края саванны, ему казалось, что он чувствует, как Боги южан отступают – будто им здесь не рады. Здесь властвуют иные, и лики их были выскоблены на камнях, чтобы вечно следили они за детьми, обрекая чужаков на вечное проклятие или даруя им ту суровую жизнью, которую они способны вынести. Только достойный может ступить на земли Севера и не обжечь нутро о холодный лёд. Только великих королей и воинов не забудет это безжалостное к чужакам место и будет воспевать в своих балладах – вечная жизнь в них.

A raven flies into the moonlight
The cold snow storm
He knows the message has to arrive
The kingdom will burn to the ground.

Говорят, что у каждого существа, каждого дерева или камня есть душа. Траин не знал, во что из рассказов о воле Богов стоит верить и принимать за чистую монету. Что является вымыслом, а что – истинной правдой, которую пытаются скрыть в омуте лжи. Его детство осталось где-то в далёком прошлом – оно утонуло в его памяти, прячась там, словно голодный и лютый зверь за дверьми из тяжёлого камня, под крепкими замками и овившими её толстыми цепями, чтобы каждый, кто посмеет нарушить покой запертого зверя, не остался незамеченным. Годами он прятал свою боль глубоко в себе и не смел обнажить её. Он почти забыл о том, кем был до встречи с приёмной матерью и названным братом. О том, кто лишил его жизни, даровав вместе с новым именем новую судьбу. Но ничто не может изменить истинное предназначение.

The witches and demons have come to deny
The beauty and peace of our home land
We know the message has to arrive and
The King of the North will rise.

Король Севера воскреснет…

Оковы рухнули и он вспомнил.

Колыбельные, что пела ему мать, стали чем-то чужим – забытым и оставленным одновременно, как клочок грязи. Только сейчас он видел в нём – родную землю, именно ту, которую его отец принёс вместе с духом Севера на юг. Здесь он не растворился, не стал чужаком и захватчиком, который покорял себе всё новые земли. Он был сыном Севера до последнего вздоха, и хотя взял себе в жёны южанку, никогда не забывал, как может колоть лапы белый снег, как жарко дышит и опаляет нутро эта непокорная любовница. В Траине была лишь часть от отца – тот снежный поцелуй, оставивший на его голове прядь светлых волос, но большего… не было. Северный дух утонул в южном море, вобрав в себя дары его матери. И он забыл о том, кем был. Забыл об отце, который рассказывал ему о мире, где всегда идёт снег. Где воздух настолько холоден, что из пасти идёт пар. Где под ногами вместо грязи – холодный песок и только истинный воин способен растопить снега Севера. Обернуть стихию против своих врагов и стать тем, кто сможет покорить себе Непокорную. Он был сыном своего отца, но вспомнил об этом только сейчас, когда духи Севера помнили об этом.

Это истинная правда.

Потеряв отца с матерью, не сумев защитить младшую сестру, он забыл о своей истинной семье. Обрёл новую и растворился в ней, словно их никогда не существовало. Так было проще нести своё бремя и не сгнить в пучинах бесконечной боли, которую он не мог стерпеть. Он поступил, словно трус, и предал своих предков, но так и не смог скрыться от своего истинного Предназначения. Выбранный путь привёл его сюда, чтобы он вспомнил то, что годами пытался скрыть внутри себя.

Это лики старых Богов, – объяснил он Шантэ, смотря на холодный камень, и тот отвечал ему взглядом. – Львы севера верили, что они наблюдают за ними. Безымянные и безликие духи природы, – Траин помнил старые легенды. – Отец рассказывал мне об этом.

Никогда раньше Траин не говорил своей настоящей семье. Они лет столько вместе, столько раз говорили о его приёмной матери и брате, в чьих жилах текла разная кровь, но не заводили разговоров о той жизни, что была у него до того, как светло-серая львица нашла его в песчаных дюнах пустыни одного, ослабленного, отчаянно желавшего забыть смерть всех, кого он любил. Он настолько слился с этой чужой ему по крови семьёй, что забыл себя настоящего, потеряв его где-то там, в песках пустыни, словно того мальчишки никогда не существовало.

Мне казалось, что я забыл об этом, – негромко дополнил лев, разворачиваясь в сторону помоста, чтобы покинуть это место.

Мысли путались в его голове обрывками воспоминаний. Ему пришлось пройти полсаванны, чтобы вспомнить о том, кто он. Траин пришёл сюда в поисках приёмной матери, но вместо неё нашёл своё забытое прошлое. То, что писалось на песке, и было стёрто ветрами, вновь предстало перед ним, выкованное из снега и льда, но не забытое. И что делать с этим знанием теперь, когда он стал ещё ближе к своей возлюбленной, чем раньше? Снова забыть? Будто этого никогда и не существовало. Возможно ли это?

В этой части Севера, у Восточного подножия, воздух был теплее и, несмотря на близость с Долиной горячих сердец, не жалил лапы снежным покровом, но казалось, что снег и лёд находились намного глубже, чем на поверхности земли его предков. Он оказался на распутье между песком и льдом. Между Жаром и Холодом, которые обладали одинаковой разрушающей силой и одновременно были частью одного целого – две противоположности.

В северном ветре он всё ещё слышал голоса, которые звали его по имени.

>>>Восточное подножье

+2

5

Ей отчаянно казалось, что он погружен в некий транс, отдалился от мира, от нее, от юга. В его глазах она видела странный блеск, который ранее она никогда не видела. Но только голос ее затих в повисшем вопросе, как лев сам повернул к ней мохнатую голову, вкрадчиво и спокойно пояснив, что они оба здесь увидели.

...Отец рассказывал мне об этом.

- Отец? - Поведя ушами, переспросила львица. Её удивило упоминание о нем, поскольку Траин никогда не вспоминал об этом. Он рассказывал ей лишь о своей приемной семье, состоявшей из матери и брата, но никогда он не говорил о своих родных родителях.

Мне казалось, что я забыл об этом, - почти шепотом добавил Лорд, на что Шантэ понимающе кивнула.

Он не хотел тут задерживаться. Львице показалось, что его что-то задело за душу и теперь волнует. Она не сразу последовала за ним, поскольку снова повернулась к камням, на которых молча взирали разные лики зверей. Разъяренных, воинственных и гордых, милосердных и сочувствующих - они все были частью одного целого, одной системы, а не просто наскальной живописью какого-нибудь полоумного мандрила.

Шантэ медленно обошла каждый камень, рассматривая зверей, их контуры, линии, мимику и окрас. Изображения были старыми, местами потертыми, но от этого они только сильнее излучали какую-то особенную мистическую силу. Принцесса же, сверяя их с теми образами, которые возникали у нее в голове еще в детстве, начинала понимать, кто перед ней. Она тоже была частью этого мира.

Она вдруг дернулась и попятилась назад, не желая поворачиваться к ним спиной. Ей казалось, что сейчас они оживут, выйдут из камня, готовые к бою, к расправе, к мести. Она знала этих Богов, и они были жестоки по сравнению с милостивым Айхею, но имели свое очарование.

Львица быстро догнала Траина, а когда они уже были совсем далеко от Богорощи, она решилась заговорить с ним:

- Это были Один и другие Боги Севера, правда? Это Боги моего отца. Я никогда не видела их, но папа точно описывал каждого, а я рисовала их в своем воображении, - львица помолчала. Она не хотела лезть в самую душу Траина, особенно сейчас, но мысль о том, что он вспомнил о родном доме не давала ей покоя, - ты говорил об отце, о том, что он рассказывал про все это, - она поглядела на него и замялась, - значит, твои родные родители - северяне?..

Конечно, это был самый логичный вывод из всего произошедшего. Не мог настоящий южанин рассказывать своему сыну о Богах Севера, если только этот южанин не супруг воинственной львицы. Не удивительно тогда, почему Лорд так потянулся к этому месту и почему так жадно цеплялся глазами за каждое изображение зверя. Еще шаманских способностей ему в придачу, чтобы окончательно убедиться в правоте своих выводов.

Шантэ хотела помочь Кову, но вот хотел ли он сам вспомнить все, отчего убежал несколько лет назад? 

------→>>Восточное Подножье

Отредактировано Шантэ (5 Апр 2017 08:50:11)

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Богороща