Страница загружается...

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

photoshop: Renaissance За гранью реальности
  • 08.08 Представляем вашему вниманию новую версию Единого Аккаунта Начала!
  • 07.08 Техадмин Тесва готовит важное обновление игрового функционала! Обязательно загляните в тему "Определение авторства старых игровых сообщений"!
  • 02.08 Приглашаем принять участие в важном опросе по поводу введения в игру новых эффектов болевого шока и заражения крови!
  • 24.06 Обновление игровой карты! Произошли некоторые изменения в дизайне и функционале.
  • 09.04 Наступило игровое утро. Были открыты ранее закрытые из-за извержения локации подфорума "Килиманджаро", исправлены описания некоторых локаций. Извержение и пожары официально закончились.
  • 05.04 Отредактировано описание лота "Талисман лекаря", добавлен новый лот "Талисман поиска".
  • 01.03 Список обитателей саванны почищен от неактивных персонажей! Пожалуйста, проверьте наличие всех ваших активных персонажей в списке и в случае их отсутствия заполните заявку до 15.03. В противном случае будет наложен штраф в размере 5000 баллов.
  • 22.02 Поприветствуйте нового со-администратора форума - Такиту!
  • 03.01 Мастерская специальных лотов обновилась! Администрация ищет смельчака на должность штатного художника для создания иконок для лотов. Работа будет оплачиваться.

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: день (начало июля — конец сентября 2019 года)

Земли Гордости Небо все еще затянуто тучами, туман рассеивается очень медленно. Земли Гордости будто подернуты легкой белесой дымкой, особенно густой в низинах.

Килиманджаро Воздух заполнен густым и навязчивым запахом гари. Дождь продолжает капать.

Предгорья Небо очистилось от туч, и теперь на нем лишь легкие перистые облака. Низины по-прежнему затоплены, а ручьи и реки – полноводны, но на холмах и в лесу стало заметно суше. День обещает быть жарким.

Внешние земли Дождь продолжает лить, превращая растрескавшуюся почву пустошей в непривлекательную грязную жижу.

Кладбище слонов Кладбище подернуто легкой дымкой, через которую светит солнце.

Западное королевство День обещает быть жарким. На небе ни облачка.

Восточная низина Утренняя гроза закончилась, воздух еще напоен влагой и пахнет озоном. Небо постепенно очищается от туч, уходящих в сторону морского побережья.

Непроходимые Дебри Переменная облачность. В лесу влажно и тихо.

Побережье океана Со стороны материка пришли низкие серые тучи, лишь далеко от берега можно увидеть полосу чистого неба. Начинает накрапывать дождь. Ветер порывистый, прохладный.

Небесное плато Туман рассеялся. Солнце поднялось высоко. День будет жарким.

Северные владения Небо затянуто облаками, сквозь которые пробиваются солнечные лучи.

Морийский хребет Переменная облачность, довольно прохладно.

Края вечной зимы Прохладный и ясный день, на небе ни облачка.

Великая пустыня Жарко и ветрено. Близ устья Лузангвы и у морского побережья небо затянули тучи, но дождь идет стороной, проливаясь восточнее.

Южный кряж Теплый и ясный день, тучи видны лишь на горизонте.

Таинственный оазис День будет ясным и теплым, на небе ни облачка.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластияFables of Ainhoa

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Края вечной зимы » Дорога праха


Дорога праха

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://i.imgur.com/zTWQFPM.png

Путь в края вечной зимы труден и опасен, но даже чужаки, проявившие безрассудство, смогут найти дорогу в проклятую часть севера. Восхождение начинается у северного ледника. Дорога под наклоном, а с каждым новым шагом воздух становится холоднее, в спину задувают ветра и временами сыплет в глаза снежными хлопьями. Только сильные и выносливые львы способны пройти по ней и вернуться живыми, не сорвавшись с высоты, не переломав кости и не ободрав бока об острые камни.


1. Эта тропа считается небезопасной — персонаж может случайно поскользнуться или сорваться вниз (бросок кубика на любые попытки влезть или спуститься с антибонусом "-2"; нейтрализуется умением "Скалолаз").

2. Любой пришедший в локацию персонаж испытывает сильнейший холод (антибонус "-3" к любым действиям; нейтрализуется умением "Устойчивость к холоду").

Ближайшие локации

Древний ледник
Серебряная долина

0

2

→ Восточное подножье

Чем дальше Марк и Арон шли, тем холоднее становился воздух, тем больше на земле появлялось того самого белого песка, о котором говорил таинственный ворон. Марк уже был не уверен, нравится ли ему эта ситуация, точно так же как уже и не верил, что Клорекс мог зайти так далеко. Впрочем, признаваться себе и Арону в том, что он попросту заблудился, тоже не хотелось. Поэтому Марку ничего не оставалось делать, как продолжать идти. К тому же тот ворон был их единственной зацепкой, и упускать возможность было нельзя.

- Как думаешь, тот ворон говорил правду? - после долгого молчания вдруг поинтересовался у друга Марк. К тому моменту оба самца уже дошли до древнего ледника и успели полюбоваться его красотой, ощутив всю мощь и величие такого природного явления. Особенно эти самые мощь и величие ощущались, когда им пришлось карабкаться наверх по извилистым и не всегда понятным тропам да по льду в попытке выйти в царство, в котором, судя по словам птицы, их ждал Клор.

Однако когда самцы таки смогли перебраться через ледник, к счастью, без особых приключений, перед ними предстала длинная скалистая тропа, от одного вида которой Марку уже хотелось развернуться обратно и пойти к красивым землям у подножья.

- Мдэ... - неуверенно протянул самец, - Выглядят эти места хуже некуда. Поверить не могу, что Клорекс завёл нас так далеко...

Изо всех сил Марк старался не показывать собственную трусость, однако хвост его предательски дрожал, а интонация голоса то и дело скакала, что прекрасно выдавало его нервное и напуганное состояние. Нехотя, но он всё же держался к Арону как можно ближе,думая, что от этого ему будет немного да легче, но разницы практически не было.

- КЛОРЕ-Е-ЕКС! - окликнул друга Марк, но в ответ услышал лишь собственное эхо. Мрак тяжело вздохнул, - Даже не знаю, насколько это хорошая идея - орать тут. Повсюду скалы, вдруг ещё чё на башку упадёт... - на этих словах Марк инстинктивно задрал голову вверх, надеясь что ничего сверху на него таки не падает. Убедившись в этом, он пошёл дальше, и шли львы до тех пор, пока путь им не перегородил уступ. Он был достаточно высоким, однако наверх таки можно было забраться. И как бы Марку не хотелось этого делать, но в уступе воистину были свои плюсы: не только они смогут продолжить путь, но ещё оттуда можно будет и оглядеться по сторонам.

- Надо лезть, - твёрдо сказал Марк, всё ещё прикрываясь уверенностью в попытке скрыть настоящие чувства, после чего попытался вскарабкаться наверх. Он не был уверен, что у него получится, но надеялся, что ничего плохого не случится. В конце концов, если что его поймает Арон, ведь так?..

+1

3

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"16","avatar":"/user/avatars/user16.jpg","name":"Килем"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user16.jpg Килем

Марк пытается залезть на скалу

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=4

Бросок
Бонус

Итог

4
-2

2

Персонаж плохо справляется со своей задачей и вынужден предпринять новую попытку. Всего дается максимум три попытки.

Увы, у Марка не получается забраться на скалу. Правда, ему везёт, и вниз он сползает вполне счастливо и без особых ранений.

0

4

офф

Обговаривали план уже 100 раз, поэтому отписываю с разрешения Арона

Говорила мама - худей давай. Ан нет, мы её не слушали! И вот сейчас, когда пухлая тушка Марка покатилась вниз после неудачной попытки забраться на скалу, мамин голос сразу же припомнился, все её слова и интонации, будто из детства... Марк лишь цыкнул себе под нос, поспешив подняться на все четыре лапы и отряхнуться.

- Ну и жесть, я этого Клорекса прибью за то что попёр сюда. Придурок, тут и убиться можно, - заворчал Марк. А как тут не заворчать? Они с Ароном проделали такой путь, что любой адекватный зверь уже бы давным давно бросил такого "друга" и "брата. Марк фыркнул. Ему было холодно и даже страшно, но по большей части от жутковатости местности и от того, что от Клорекса до сих пор ни слуху, ни духу. Теперь ещё и тело всё болит от падения, а чсв задето осознанием того, что мамка всё то время была права насчет его большого пуза, как у беременной львицы.

Следом за Марком попробовать забраться на скалу решил его друг Арон. Тот казался чуть более ловким, хотя в глазах Марка (да и Клорекса наверняка), был не меньшим увальнем, чем Марк. Скептичным взглядом Марк наблюдал за попыткой своего друга забраться наверх, а глядя, что тот испытывает те же трудности, он не мог не ухмыляться...

Но раздался грохот. За ним крик боли. И Марк более не ухмылялся. На его морде был отчетливый ужас и непонимание. Он видел кровь. По крайней мере ему показалось. Он поспешил к телу своего приятеля.

- Арон?! АРОН! Арон, ты как, ты чего? - паника, очевидно нарастала. Его друг сорвался, однако падение было совсем не таким мягким, как у Марка. Клорекс мог бы пошутить в такой ситуации, в очередной раз намекая на упитанность Марка, якобы это его жир спас от твёрдого падения, но нет, даже такой м*дак как Клорекс в подобной ситуации оставил все колкости на более светлые времена.

Арон, кажется, лапу сломал. А та кровь, которую Марк видел, была от царапин во время падения. Здесь ничего страшного, однако Марк всё равно переживал. Они оба ничерта не смыслили в первой помощи. Не говоря уже о нормальном лечении.

- Арон, ты держись, я щас это... Кого-нибудь позову, ладно? Ты тут лежи, не дёргайся, я вернусь и найду тебя на этом же месте, окей? Если че - кричи, - отличный совет для того, кто остается совсем один посреди горной местности, полной неожиданности и обваливающихся камней... Но Марк не думал об этом. Он и так был глуповат, а когда мозг паникует, то какой-либо разум вообще отключается. Он даже побежал не в ту сторону, в какую хотел изначально... Зато побежал. Так, что аж пятки сверкали и любая боль забылась.

→ Серебряная долина

+1

5

→ Восточное подножье

Сказать, что Арон уже успел устать от этой затянувшейся дороги - ничего не сказать. Наверное он никогда не перестанет жалеть, что, как маленький львенок, согласился на ту пробежку. Ну что ж, совершил ошибку, теперь приходится отгребать. Пускай Арон и верил, что он с Марком сможет найти пропавшего без вести друга, но чем дальше им приходилось идти в сторону неизведанных ранее территорий, тем больше в сердце закрадывался страх, а в месте с ним и отчаянье. Лев шел, опустив голову, думал о своем и сразу не заметил, что они с товарищем зашли на такие земли, где вокруг было полно того самого белого песка, которого горчичношкурый никогда в своей жизни не видел, но слышал со слов пернатого незнакомца. Но теперь в сердце проснулись последние лучи надежды, что им еще удастся найти Клорекса, но на самом деле, кто знает. Однако, стоит признать, что здесь было хоть и холодно, но красиво, Арон оглянулся вокруг, чтобы немного насладиться белой сказкой, окружающей львов, но быстро переключился обратно благодаря голосу Марка.

- Честно, я не знаю, но... Разве у нас есть выбор? Хотя... Я не понимаю тогда, зачем было Клорексу идти так далеко, - честно признался лев своему другу, глубоко вздохнув и опустив уши. У него уже ни капельки не получалось скрыть печаль и волнение в своем голосе, особенно, когда он увидел ледник и понимал, что им двоим необходимо пройти по скользким и непривычно холодным ледяным тропам. Опять же, черногривый уже устал от столь продолжительного путешествия, пусть ему и не хотелось этого признавать, дабы не выглядеть слабым в глазах Марка, но лапы переставлять было уже слегка тяжелее. Арон пытался не думать об этом, как собственно и о холоде, от которого не могла защитить даже густая грива, отвлекаясь на дорогу, чтобы не соскользнуть вниз уже сейчас.

Как бы там ни было, но спустя какое-то время очередное испытание плавно осталось позади, уступая новым, еще более сложным. Это Арон окончательно понял тогда, когда увидел перед собой раскинувшуюся длинную тропу по скале, которую теперь нужно было преодолеть. Честно говоря, лев еще не забыл свой печальный опыт со скалами, когда он еще будучи львенком упал с одной из них, но тогда он чудом остался цел. С того момента он не любил такие вещи, но если это единственный выход для того, чтобы найти потерянного друга, то, пожалуй, Арон пойдет на это.  Хотя в этот момент в голове снова прозвучала мысль о том, что ну а может быть Клорекс вовсе не здесь и львы попросту заблудились. Услышав слова друга, лев осознал, что его друг думает практически о том же, что и он сам, но а разве была какая-то другая идея, кроме как лезть наверх? Черногривый обратил внимание и на то, что Марк дрожал, но он ни капли не осуждал его, а скорее наоборот, понимал, ведь это испытание было и правда сложным и достаточно страшным. Да и помимо всего прочего, опять же, здесь было еще и очень холодно, что лишь усугубляло положение. Горчичношкурый опустил голову, думая, как все таки ему стоит поступить и о том, как это может быть опасно для обоих друзей.

- Тише, Марк, лучше не кричи так здесь. Может упасть ничего и не упадет, но кто-нибудь не очень дружелюбный найти нас вполне может, -  более-менее спокойным сделал замечание своему другу Арон, надеясь, что ничего ужасного теперь с ними не произойдет. Он так же осмотрелся вокруг, чтобы убедиться в том, что ничего не падает сверху, а также в том, что никого, кроме них, по близости нет. После чего он двинулся вперед следом за своим приятелем и так они шли до тех пор, пока идти было уже некуда. Вот и уступ, а дальше только карабкаться, ну или же поворачивать назад... Даже интересно, что случилось бы, если бы Клорекс увидел, куда забрели два друга ради того, чтобы отыскать его.

- Эх... Да, надо лезть, - вздохнул Арон и еще раз взглянул на огромную скалу, которая была сейчас буквально перед его собственным носом. Кровь закипела в жилах от осознания того, что сейчас придется карабкаться туда, наверх, ведь детский испуг вовсе не покинул льва сейчас, спустя столько времени. Пока он копался в собственных воспоминаниях, его друг уже начал свою попытку залезть наверх. Арон сначала наблюдал за этим, переживая за Марка, чтобы тот не сорвался вниз, как валун, и не убился. Однако долго стоять и просто смотреть он не мог, то ли совесть не позволяла, то ли мозг лишний раз напомнил их миссию - непонятно.

И только черногривый наконец собрался с мыслями и хотел уже начать записываться в скалолазы во второй раз, как вдруг заметил страшное - его друг сорвался и покатился вниз. Арон испугался не на шутку, тут же подскочил к нему, спрашивая, как он, живой ли. Но то, что Марк еще смог возмущаться насчет Клорекса и то, что он смог подняться, дало точно понять, что он цел. Увидев это, горчичношкурый выдохнул и кивнул словам приятеля, ведь тот говорил правду, так как в этом месте и правда было очень опасно и распрощаться с со своей жалкой жизнью здесь раз плюнуть. Обстановка все больше накалялась, напряжение росло на глазах, ровно как и чувство того, что двух львов просто решили кинуть таким вот подлым способом. Ведь если так подумать, то зачем было Клору идти так далеко неизвестно куда, кроме как для того чтобы удрать от компании балбесов?

Как бы там ни было, но пришел черед Арона лезть наверх, как бы он этого ни хотел, но разве сейчас есть время для трусости? Даже если Клорекс просто сбежал от них, стоит все равно найти его и выяснить причину, не так ли? Лев затаил дыхание, пока отчаянно пытался перебирать лапами с целью поднять свою тушу вверх по скользкой скале. Поначалу ему даже казалось, что у него что-то получается и потому черногривый продолжал борьбу с ледяной тропой, как только мог, цепляясь когтями за скалу. Но не долго музыка играла, как говорится, не смотря на то, что Арон старался быть как можно более аккуратным, раздался грохот, а затем самец очень быстро снова встретился с землей, покрытой белым песком, а из его пасти вырвался еле сдерживаемый крик. Видимо он все-таки подскользнулся на льду, ну или же упустил момент и совсем не вовремя поднял лапу и рванул вниз.

- Я в порядке, Марк... Живой... Только лапа... Лапа болит и сильно. Не могу ею пошевелить, - собрал силы для ответа обеспокоенному другу черногривый скалолаз-неудачник, который теперь только и мог, что лежать и практически не двигаться. Задняя лапа и правда очень болела, а кроме того моментально опухла, что говорило о переломе. Чего еще не хватало для полного счастья? Крови? Так Арон во время падения умудрился заработать себе несколько царапин, которые теперь кровили, пусть и не так сильно, чтобы это выглядело смертельно, но этого вполне хватило для того, чтобы чувствовать себя ничтожеством. Похоже, скалы и сами не очень любят этого самца, раз ему уже в который раз так не везет с ними, ну что ж, не судьба, так не судьба. Но обидно было лишь потому, что он провалил испытание на выносливость и так и не смог пройти путь до конца, чтобы вновь увидеть пропавшего без вести товарища. Наверное Арон никогда себе этого не простит....

- Хорошо... Но будь аккуратнее, ладно? Не хватало, чтобы и с тобой что-нибудь случилось! - предупредил черногривый неудачник Марка, который не факт, что услышал его слова, так как тот уже побежал куда-то. Интересно, кого он вообще собрался звать, если здесь никого поблизости не было? Но разве горчичношкурый был в силах остановить друга? Арон сейчас мог только надеяться в данный момент и... лежать, просто лежать и терпеть боль от ноющей лапы, а вместе с ней и холод. Теперь он будет волноваться еще и за Марка, но ведь с ним все будет в порядке, не так ли?

Отредактировано Арон (29 Июн 2018 12:35:43)

+2

6

Серебряная долина------»>

- Ты чувствуешь кого-нибудь? - тихо спрашивает Бэрри у своей спутницы, пытаясь увидеть хоть что-то через гонимый ветром снег, который если и не мешал передвигаться, то частично "лишал зрения". Даже почти скрывшееся солнце на горизонте, которое отдавало Краям вечной зимы жалкие крупицы света, не мешало зверям так, как мешал колючий ветер. Дорогу было видно только благодаря припорошенному снегу, который отражался от неба и искрился, будучи белым, а значит, несущим свет.

Самцу было проще, чем Марид, потому что в двойной шубе было теплее. Сильный ветер нисколько не затруднял передвижение Ходока, скорее, напротив. Впрочем, стоило отдать должное бастарду; лев шел впереди, стараясь закрыть львицу от ветра и прочищая ей путь вперед. По-крайней мере, Бэрри свято верил, что этого для сильной воинственной самки будет достаточно.

Но ничего... ей надо было потерпеть совсем немного. Сейчас они добьют южанина, а затем вернуться к Ходокам, где их непременно похвалят и где оба получат благословения, потому что не дали жалким чужакам порочить священные земли Одина. Так, возможно, думал бы любой преданный своим идеалам иной, но не Бэрри. Этот самец жаждал только одного: исполнения своих желаний.

Но оба Ходока, конечно же, знали прекрасно собственные территории. Поэтому совсем скоро серебряная долину заменили острые пики гор, твердая почва под лапами и, безусловно, грозившая со всех сторон опасность: не только для одиноких странников дорога сулила неприятности, но даже для взрослых Белых Ходоков она не всегда была знакомой и легкой. Кроме того, бастард и его подруга наверняка помнили, что совсем недавно здесь бушевал обвал, который унес жизнь, вероятнее всего, не одному проходившему мимо чужаку.

Марид подала сигнал, что заметила кое-что подозрительное. Бэрри настроился: какова будет его следующая жертва? Такая же трусливая и промерзшая до костей, которая не в состоянии отличить друга от врага? А может это будет сильный крупный и отчаянный самец, с которым даже придется сразиться в битве? Да, бастарду пришлось признать тот факт, что ему попадались интересные южане, которые оставляли хозяина территорий довольным стычкой. Он не жалел их, как не жалел и Марка сейчас, но, по-крайней мере, относился немного лучше. Даже таким диким зверям, как Бэрри, было не чуждо такое чувство, как уважение достойного противника.

Лев и львица спустились немного ниже. Сын Расмуса поджимал губы, потому что понимал одну важную вещь: чужак забрался в труднодоступное место. Ради жалкого самца будет слишком рискованно скакать по скалам, рискуя сорваться вниз. Да и белоснежную шкуру Марид будет очень жаль потерять, как, впрочем, жаль будет терять и ее узкое лоно. Как быть в таком случае?

Самец остановился на пике скалы, которая открывала ему неплохой вид на витиеватую дорогу, влекущую спутников вниз. Самец окинул глазами открывающиеся картины, пытаясь выискать хоть что-то отдаленно напоминающее льва. Ходок заприметил чужака почти одновременно с Марид, Там, среди голых камней, припорошенных снегом, лежал черногривый юный самец, который едва ли ровнялся по размерам с предыдущей жертвой, с самцом, теперь покоящемся душой в снегах, а телом - на плечах бастарда.

- Жалкое зрелище, - Бэрри аж скривился от досады, ожидая найти кое-что поинтереснее, но найдя лишь это. Так вот о ком бормотал этот трус? Об этом маленьком раненом зверьке, который, пожалуй, вызвал в бастарде даже не интерес или жажду крови, а банальное отвращение, - я не хочу марать об него лапы, но мне так интересно, действительно ли он знает этого льва?

Криво ухмыльнувшись, бастард зарычал что есть мочи, желая обратить на себя внимание заблудившегося чужака. Как он отреагирует, увидев Белых Ходоков, несущих с собой шкуру мертвого животного их же вида. Шкуру собственного друга?..

+4

7

Серебряная долина ---- >

С этой шкурой Бэрри сильно выделялся на фоне снежной равнины, она, в отличие от белого меха Ходоков, не могла скрыть его от недругов. Да и просто скрыть. Вряд ли, конечно, лев кого-то боится, но сейчас Марид больше переживала за собственную шкуру, ведь неизвестно сколько львов последовали за Марком. Да, он говорил про одного, но все же.

Честно говоря, ей было уже все равно на того, есть тут кто-то или нет. Львица была морально истощена, но только из-за своей преданности и любви продолжала идти вперед, готовая каждой клеточкой тела поддерживать Бэрри. Он ведь знает, как лучше. Он всегда знает. Да, порой его методы были более, чем жестокие, но необходимые для достижения цели, которая, без сомнения, самая важная. Единственное, что коробило Марид до глубины души, так это то, что эта шкура - подарок для Нилсин и только для нее. Она поняла это сейчас, когда мысли остыли от адреналина и вернули ясность, хотелось сорвать эту шкуру со спины бастарда и разорвать в клочья, чтобы этой пичуге не досталось ничего, чтобы она лежала на обглоданных останках и не смела просить большего. Белая львица даже тихо зарычала от злобы и бессилия, наплевав, что Бэрри может ее услышать. Несправедливо.

Но вдруг ее мысли прервал запах. Едва уловимый, легкий, как первый снегопад после долгого перерыва. Тут же подав сигнал Бэрри, они медленно стали спускаться вниз. Лапы львицы скользили по снегу, тело едва сохраняло устойчивое положение, рискуя поскользнуться и сорваться вниз. Да уж, очень глупая смерть для Ходока, родившегося в столь жестоких условиях, - подскользнуться на льдинке и сломать шею.

- Это опасный склон, Бэрри, - косясь на льва, высказала она свои опасения. Не была уверена, прислушаются ли к ней, но должна была это сказать, потому что находится здесь после обвала было особенно опасно и непредсказуемо. Ее лапы слегка дрожали, но трудно было сказать, то ли от страха, то ли от неустойчивости. - К тому же, посмотри, он помрет и без нашего участия, незачем тратить на него время и силы. У нас есть прекрасный трофей, который нужно донести домой в целости и сохранности. Ты же не хочешь испортить подарок, правда?

+5

8

Была ли у вас настолько ужасная ситуация, что кажется, что хуже дальше некуда? Скорее всего, что да. Нас пытаются убедить знакомые, что каждый раз, когда мы так думаем, в мире есть ситуации еще хуже. Но разве мы их слушаем? В большинстве случаев мы все равно продолжаем унывать по тем или иным причинам.

И вот сейчас, о чем еще можно было думать льву, который, так или иначе, остался один замерзать в этой бесконечной снежной пустыне? Ведь все, что он мог сейчас это лежать под скалой, терпеть боль от ноющей сломанной лапы и жуткий холод, от которого пышная грива не согревала так, как хотелось бы. Но это казалось таким пустяком по сравнению с той болью, что раздирала сердце на девяносто девять ран, а в душу вонзала тысячу, если не больше, когтей и острых зубов. Одиночке хотелось реветь во все горло, а еще больше провалиться под этот снег, чтобы никто и никогда не смог откопать его. Чувство собственной беспомощности, осознание того, что он не смог найти пропавшего без вести товарища, а теперь еще и жуткое волнение за второго друга, который один убежал куда-то искать помощь. Все эти чувства сплелись между собой и тянули на дно тяжелым камнем. Арон даже думал, почему нельзя было взять и добить его этим самым камнем, лишь бы не мучиться.

И куда делся весь его позитив? Еще совсем недавно черногривый горел желанием найти друзей, присоединиться к прайду и, казалось бы, не так переживал о многих вещах. Но сейчас многое успело произойти... Арон только обрел друзей, как уже потерял одного и теперь из-за собственной слабости мог потерять и второго. Ведь кто знает, что может с ним случиться, если он один в этом опасном крае. И хоть горчичношкурый и искренне пытался не думать о чем то ужасном, чтобы не притягивать кошмары, но получалось не очень. Нужно было все таки остановить его и не разделяться на незнакомых землях.

Больше всего Арон боялся снова остаться в одиночестве. Он так радовался тому, что у него наконец то появились друзья. Ведь таким образом появился кто-то, с кем можно было поговорить, бродить по саванне и просто хорошо провести время. И, честно говоря, общения с теми, кого называют друзьями, черногривому не хватало с самого детства. И потому он еще будучи львенком мечтал о том, как будет бегать с кем то, проказничать, смеяться и радоваться жизни. И теперь, когда детская мечта, кажется, сбылась, очень не хотелось, чтобы она разбилась на миллион мелких осколков.

Но, а может и правда лев зря переживает, ведь мир не так жесток. Скоро Марк вернется и они вместе как-нибудь дойдут назад до земель, где царит солнце, отогреются и будут дальше решать вопрос об испарившемся Клорексе. Все разрешиться наилучшим образом, стоит лишь в это верить и освободить свой разум от дурных мыслей.

- Все будет хорошо, - буквально шепнул себе под нос Арон, пытаясь как-нибудь успокоить самого себя.

Черногривый уже не помнил, сколько он здесь лежал, но по ощущениям словно прошла целая вечность. Холод и снег делали условия невыносимыми для не привыкшего к такому жителя теплой части саванны. Усталость, как физическая, так и моральная, тоже ударила по нему, но ни в коем случае нельзя было спать, иначе смерть неминуема при таком холоде. Арон вспоминал все, что только могло помочь ему не впадать в отчаяние. Но на душе все равно было тяжело. И только закончились воспоминания о детстве и времени, проведенному с друзьями, как пришло осознание того, что времени прошло уже очень много, а Марк так и не вернулся...

Арону немного надоело просто лежать и он приподнял голову, чтобы осмотреться. Поднялся ветер, шел снег и кроме этого ничего увидеть не удалось. Самец, как смог, стряхнул снег со своего тела и, тяжело вздохнув, прошелся взглядом по скале вверх. Куда-то туда по словам ворона ушел Клорекс... Туда же они с Марком хотели забраться, чтобы продолжить . Но скала не позволила им этого сделать... Взгляд постепенно поднимался выше, но после очередной мысли о провале, лев вновь положил голову на снег, на миг закрыв глаза. Вокруг царила гробовая тишина и никто, и ничто не смело нарушить ее.

Внезапно, словно из неоткуда, раздался львиный рев, заставив Арона тут же открыть глаза и снова приподнять голову, чтобы понять, что происходит. Мало ли, может это какой-то патрульный лев заметил его и сейчас последует наказание. А может это вернулся Клорекс или Марк и оповещает так друга. Так в надежде на второе, черногривый поднял взгляд туда, откуда доносился звук... Честно, лучше бы он этого не делал.

Перед глазами предстало то, что не желал бы видеть никто нормальный... И даже разбушевавшийся не смог полностью скрыть самую ужасную картину.  На вершине скалы стояло две белоснежные фигуры льва и львицы. И на спине у самца было то, во что Арон отказывался верить. Там был Марк... Точнее его шкура. И в этот момент казалось, что вот он, конец. Боль, ужас, осознание того, что друга больше нет и злоба на тех, кто сделал это, давили на льва сильнее, чем если бы на него наступил слон.

- МАРК!!! НЕТ!!! - зарычав, крикнул Арон. В тот момент горчичношкурому было уже абсолютно все равно, если его сейчас тоже разорвут. Это именно он виноват в том, что случилось. Ведь если бы лев не упал со скалы и сломал лапу, если бы не отпустил друга одного неизвестно куда, то этого бы не произошло! Арон со страхом предположил, что-то же самое случилось и с Клорексом. И если черногривому суждено будет выжить каким то чудом, то он никогда и ни за что не простит себе гибель друзей. Теперь он снова одинок, а на том свете у него и родители, и старик Томас, и друзья...

+3

9

долина горячих сердец - после скачка --→

Их было трое. Гигантский черный лев, под чьей шкурой перекатывались валунами мощные мышцы с пепельной гривой и обрубком хвоста, львица, похожая на него как сестра-двойняшка и рыжий шакал. Шакал шел чуть спереди, львы шли по бокам сзади, тем самым напоминая равнобедренный треугольник своим построением. Чуть сзади них виднелись еще двое львов, шедших на расстоянии метров в 100.

Впрочем, вскоре тропа стала очень узкой и троице пришлось идти в колонне, при этом шакал резко ускорился и, набрав дистанцию до львов, разведывал дорогу впереди. Странная компания выглядела бодро, судя по всему, все они привыкли ходить по льду и снегу, во всяком случае, выглядели они очень уверенно.

Неожиданно шакал замер, приподняв морду, а потом, вытянув вперед правую лапу замер, высматривая что-то впереди. Сиблинги переглянулись и львица, усевшись, осмотрелась и стала смотреть в след брату, который молча и не спеша подошел к шакалу.

Ему даже не пришлось спрашивать, что именно почуял шакал, на расстояние прыжка, немного выше их тропы был лев, который валялся на снегу, и не видел их из-за собственной позиции и снега.

- Выше на две лапы и правее на три еще двое... - шепнул Джек, усаживаясь рядом с другом и не сводя взгляда со странной пары на верху.
- Вижу... О Один, у него что, шкура на спине? - лев говорил тихо, и не был особо удивлен, он видел всякое... Но такой противник всегда напрягал война с северных Фьёрдов.
- Судя по воне да...
- Жди тут, - лев обернулся и, посмотрев на сестру, пару раз наступил правой лапой на снег. Львица, подчинившись приказы сблизилась с братом, напоследок шепнув замыкающим львам: - Будьте пока тут...

Когда Исгерд подходила к брату, раздался рев, а потом и вопль, полный боли и ужаса... Замерев плечом к плечу с Рагнаром, воины Севера молча двинулись вперед и самец, зарычав снизу, крикнул, обращаясь к белому льву: - Эй уродец... Шкура не маловата, может, рискнешь примерить мою?
С этими словами львы молча двинулись вперед, постепенно поднимаясь выше, пока не замерли рядом с раненным львом, прикрывая его своими спинами. Тут ему повезло - он не видел белой пены, капающей из пастей детей Нидхёгга, он не видел ярость в их глазах и желание убивать и жрать.

- Давай, малыш, - лев легко перешел на язык Севера, такой родной и приятный ушам, - я сожру тебя и станцую в твоей шкуре, ты, недостойный Вальхаллы. Я Рагнар, сын рода Нидхёгг, и я встану перед тобой так, как всегда стоял мой Род.

Львица же, судя по всему, явно предпочитала молчать... Ну или решила просто не вступать в перебранку с чужаками, она просто молча и плотоядно рассматривала самку, явно прикидывая, как вопьется зубами в ее нежное, такое вкусное мясо... Убедившись, что ее взгляд замечан, самку призывно облизнулась и схаркнула на снег белую пену из своей пасти.

Отредактировано Рагнарек (15 Янв 2019 22:58:52)

+4

10

Долина горячих сердец <= Недельный скачок <=

Сказать, что последняя неделя для Костеса была насыщенной, значит ничего не сказать. События недавних дней вихрем проносились в его голове, и всё же он никак не мог осознать случившегося, поверить. Встреча с любимой сестрой, знакомство с крохами-племянниками, новости о белых ходоках и угрозе, что они несут… Всё это тяжёлым грузом навалилось на его гривастую голову.

Найти родную кровь в неприветливых морозных землях было счастьем, но мучительная тревога не давала сполна насладиться этой радостью. Шантэ выросла достойной дочерью севера, сильная, твёрдая и справедливая королева, такая, в какой и нуждалось её братство. Особенно сейчас, когда для её подопечных настали тяжёлые времена. Он слышал о том, как безжалостно север уносит жизни зверей, не щадя даже матерей. С шоком он узнал и о про гибель Кову. Сестра, конечно, не желала в это верить. Такой она была всегда, упрямой и непоколебимой. А ещё бесконечно верной. Костес восхищался силой её духа и всё же не мог не жалеть её, хотя и прятал сочувствие в глубине светлых глаз. И всё же он старался хоть немного смягчить её боль, помочь ей как мог.

Из желания быть полезным он и вызвался в этот патруль. Исгерд, Рагнарек и Джек шли впереди, а он сам замыкал процессию. В конце концов шакал, шедший впереди всех, остановился. Вслед за ним встали и старшие северяне. Костес встревоженно посмотрел на спутников и принюхался к воздуху. Наверху кто-то был. И, что ему совсем не понравилось, - он уловил слабый, но ещё свежий запах крови. Раненый лев, лежавший в сугробе… Но это был ещё не конец. Кажется, вдалеке были видны ещё две фигуры.

- О, Один, у него что, шкура на спине?

Костеса замутило. Боком он навалился на высокий ледяной камень, и холод чуть отрезвил его мысли. Ему доводилось слышать немало рассказов старших о жестокости, что царила порой за пределами их прайда, но он совсем не был готов столкнуться с подобным в живую. Быть может истории вояк-северян где-то на подсознании воспринимались им как сказки, страшилки для непослушных львят, но к несчастью реальность действительно оказалась сурова. И всё же не хотелось верить, что кто-то способен на подобное.

Когда старшие приказали ему ждать тут, Костес даже ощутил благодарность. Конечно, он без раздумий кинется на подмогу своим по первому же зову, но так у него хотя бы будет время прийти в себя. Внезапно страшный крик вцепился зубами ему в череп. Самец вскинул голову вверх и чуть было не кинулся вслед за остальными, но остановился на полушаге. Его хвост словно хлыст метался из стороны в сторону, а сердце, казалось, готово было пробить костяную клетку. Он с напряжением ждал.

Отредактировано Костес (22 Фев 2019 21:06:15)

+3

11

Марид говорила, а бастард молчал. Он слышал каждое её предложение, понимал каждое слово, но внимание его было приковано исключительно к раненому самцу. С немым восторгом Бэрри пытался сфокусировать взгляд на глазах незнакомца: ходок хотел видеть нужную ему эмоцию - страх, боль и осознание, когда чужак увидит шкуру убитого льва - друга. Сын Расмуса питался этим, как питается охотник пойманной добычей. Губы льва дрогнули и расплылись в улыбке, когда наступила первая реакция. Глаза южанина расширились, беспомощно приоткрылась пасть из которой раздался крик ужаса, перемешанный со злобой и отчаянием, с болью утраты.

- Ух ты, Марид, слышишь? - иной, наконец, повернулся ко львице, нехотя отрывая взгляд от раненого самца, - кажется, он даже немного рассердился.

Львица слабо улыбается, но не отвечает на реплику своего любовника. Кажется, ее главная цель - это увести Бэрри подальше от границы, потому что спускаться следом за львом по скользкой после снега дороге было действительно очень опасно. В глубине души это осознавал и сам сын Расмуса, но ему так хотелось еще немного поиграть с южанином. В конце концов, эти милые котики заходили в гости к Ходокам в последнее время все реже и реже.

Однако внимание самца вдруг переключилась на шум чуть поодаль. Кажется, в гору кто-то поднимался и, судя по звукам и запахам, это был не один лев, а целый отряд. Улыбка с морды Бэрри, конечно же, в этот момент резко пропала, брови нахмурились, а взгляд бледно-серых глаз стал если не беспокойным, то сосредоточенным. Почему-то лев подумал сразу же, что чужаки могли придти за этими двумя самцами, но зачем им такие слабые воины? Один сломал себе лапу самостоятельно, а второй сам себя загнал в ловушку. Бэрри и его спутница были совсем не причем, верно? Ходок криво ухмыляется, а затем видит, наконец, и самих гостей, которые пожаловали на земли иных.

Первым шел шакал. О, Вонючка бы очень сильно обрадовался, увидев собрата, который, впрочем, по какой-то причине выбрал сторону южан. Чуть погодя можно было увидеть самца и самку: оба были очень крупными для здешних чужаков и, пожалуй, не уступали в росте и весе самому Бэрри и Марид. За ними шел молодой самец, который больше походил на типичном южанина как окрасом, так и размерами, хотя не сказать, чтобы он был уж больно хилым. Бэрри видел непрошеных гостей еще слабее: да, они вовсе не отличались какой-то силой.

"Это не южане", - думал самец, рассматривая крупного льва и его спутников, - "они куда достойнее и сильнее. Неужели живут вместе с прайдом, который тут обосновался?".

- Их слишком много, - уже вслух сказал Бэрри, - мы с ними не справимся.

Однако развернуться и отправиться прочь лев не успел, потому что услышал, как к нему обращался предводитель всей этой компании. Бэрри наклонил голову набок, выслушав то, что ему говорил самец, а затем посмотрел на самку, которая уже пожирала глазами Марид. Ходок скривился: львица сплюнула белую пену на снег, которая тут же окрасилась в красный оттенок.

Или ему показалось? Южанин (а он ли?) говорил на северном языке, на языке Одина, а значит, в крови его текла такая же кровь, какая течет в Бэрри. Бастард поднял голову и посмотрел не на льва, но поверх его - туда, куда извилистой змейкой уходит дорога праха. Что там, за горой, можно увидеть? Лев никогда не бывал за пределами своих земель, но мир казался ему куда больше, чем он мог себе представить. И северяне на этом белом свете, поклонявшиеся точно таким же богам, каким поклонялся народ сына Расмуса, были не единственные лишь Иные.

Но в своей жестокости, агрессивности, страшных ритуалах и убийствах они были несравнимы ни с кем. Их история - это история, написанная кровью. Их прошлое и будущее - это нескончаемая борьба за выживание, это чистота крови и ненависть к не таким, какими были они. Даже лев, такой как Бэрри, далекий от этого, знал это и носил это в своей крови.

- Mikill Wotan! Doni langaspjot viti! - рычит бастард на слова гиганта, а затем также сплевывает в его сторону, как это сделала минутой ранее его подружка. Он пытался вспомнить язык скрота, на котором говорили его предки, но все было тщетно. Что-то в львиной памяти, к сожалению, не сохраняется полностью, но какое-то странное агрессивное состояние, граничащее с уважением к сопернику, как к равному и сильному, ощущалось даже в Бэрри. Впрочем, оно быстро прошло, учитывая его подлую и скользкую натуру.

- Уходим, - сказал лев Марид. Он был уверен, что чужаки не последуют за ним: сегодня склон действительно был слишком опасен, кроме того, у них был раненый лев, которого следовало как можно быстрее спасти и увести в безопасное место. А Бэрри, кажется, стоит переговорить с Королем Ночи и предупредить о том, что нынче южан становится больше и они сильнее, чем того предполагали изначально.

Самец кидает последний презрительный взгляд в сторону незваных гостей. Иной поправляет шкуру, покоящуюся на его плечах, а затем разворачивается вглубь своих территорий. Удивительно, что погода была тихой и безоблачной, но когда уходили два ходока, казалось, словно поднялся ветер и взметнул снег вверх. В нем порождения тьмы и растворились.

----→>>Обледенелый грот

Отредактировано Бэрри (28 Фев 2019 23:31:12)

+4

12

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"72","avatar":"/user/avatars/user72.png","name":"HeathyWolf"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user72.png HeathyWolf

Дальнейший порядок отписи: Рагнарек (+ Джек и Исгерд в том же посте), Костес, Арон.
● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!
Шин, планировавший участвовать в этом отыгрыше, может написать пост в любой момент игры, логично описав то, что персонаж делала до этого. Персонажи в очереди не ждут Шина.
● Игрок Арон поставлен в очередь формально, т.к. находится в отсутвии и велел его пропускать. Если к моменту, когда отпишутся другие игроки, отсутствие закончится досрочно, игрок, отписывающий Арона, может оставить пост в порядке своей очереди.
Если же нет, присутствующие в локации персонажи его пропускают!

+1

13

Оффтоп. Для атмосферы.

Время не стояло на месте и день довольно быстро заканчивался, унося с собой самое ужасное, что только могло произойти с тем, у кого когда-либо были друзья. Действительно, что в таком случае могло быть хуже, чем узнать о внезапной трагической смерти друга? Наверное только лично увидеть то, что от него осталось и знать, что если бы не ты, то всё могло бы быть иначе. А изменить ничего нельзя и остается только горевать, ненавидеть себя и молить небо забрать твою напрочь разбитую душу. Жутко представить себе такое, согласны?

Вот такое состояние сейчас было у Арона после того, как он увидел шкуру своего друга на незнакомом льве. Всего нескольких мгновений было достаточно для того, чтобы от такого зрелища погасла последняя искра желания жить. Горчичношкурый не помнил, когда в последний раз чувствовал себя настолько ничтожным, когда так сильно ненавидел себя, что с радостью бы разорвал себя на кусочки. Да, он и до этого терял тех, кто был ему дорог, не раз винил себя в чьей-то гибели. Но если раньше лев не мог повлиять на ситуацию, чтобы спасти от смерти, то в этот раз всё было наоборот. Если бы черногривый умел карабкаться по скалам, а не остался в этом деле таким же неуклюжим, как и в детстве... Если бы он не сломал лапу, то Марку не пришлось бы идти искать помощь. Да и вообще, если бы Арон с самого начала не согласился играть в догонялки по диким джунглям и попытался сделать всё возможное остановить своих приятелей, то никто бы не потерялся и можно было бы дальше спокойно бродить по теплым уголкам саванны. Действительно, ведь никому бы в голову не пришло идти так далеко, где вместо привычного горячего песка вокруг лежит куча ослепительно белого и невероятно холодного.

От осознания всего этого по замерзшей щеке медленно скатывалась слеза, заставляя тело вздрогнуть от позабытого ощущения тепла. Наверное это было единственным, что в данный момент напоминало о том, что в израненной душе Арона пока ещё осталось что-то целое. Что-то внутри тяжелым камнем давило, словно пытаясь раздавить несчастное сердце, в котором и без того была уже огромная дыра. Наверное и правда, если бы лев сейчас отправился к своим близким, то это прекратило бы его мучения. Но почему Ахейю забрал всех, а этого сопляка оставил здесь, в мире живых? Какой толк от того, кто сейчас даже подняться не может, не то чтобы что-то сделать этим белоснежным монстрам в львиных шкурах? Арон ощущал себя безжизненным растением, которое вот-вот завянет, хотя и считал, что слишком молод для этого. А ведь лев-одиночка никогда не думал, что почувствует это... Он не думал, что окажется настолько разбитым внутри, что мелкие осколки души будут больно пронизывать ещё живую плоть. Он не мог прийти в себя после того, как снова остался один... Совсем один в этом холодном мире.

Находясь в некой прострации, черногривый вовсе не следил за тем, что происходит вокруг него сейчас. Для него время словно застыло навсегда, а вместе с ним и весь мир. Какой был смысл интересоваться чем-либо, если огонь внутри больше не горит? Арон пал духом и не знал, что ему делать дальше, для чего существовать. А может и живой уже не он, а всего лишь его оболочка? Но тогда почему дыра в сердце так больно жжет? Почему? Но некому было ответить, а значит всё кончено... Или же, может, на самом деле было ещё то, для чего этот лев остался в мире живых, а не ушёл туда, где больше не будет чувствовать боль? Если ему всё же предстоит здесь выжить, то он непременно сделает, что только сможет для того, чтобы отомстить за жестокую смерть своего друга. Да, он бы разорвал этих убийц на девяносто девять ран и отплатил бы сполна за их преступление. Пустота и гнев понемногу наполняли остатки сердца. И вот на этой ноте Арон наконец потихоньку возвращался, прекращая на какое-то время поток грязных мыслей и увидел, что обстановка сменилась. Перед его еще живым телом уже были львы и львица, которые внешне уже больше были похожи на тех львов, которых одиночке приходилось встречать. Один из них, самый крупный, что-то кричал тем чудовищам, которые стояли на вершине скалы. Не сказать, что Арон внимательно слушал, частично находясь еще где-то в своем мире, но понял, что тот лев был еще и очень отважным, раз не боялся выступить против убийц. За спинами прибывших сюда собратьев по виду, раненный одиночка уже с трудом мог видеть тех, кто посмел поднять лапы на Марка. Однако он увидел самое важное - они ушли.

Стоит отдать должное незнакомцам, с которыми, кстати, был еще шакал. Но только зачем они пришли сюда и почему не прошли мимо беззащитного льва? Неизвестно, что они будут с ним делать, но Арон почему-то их совершенно не боялся. Он не видел в этом смысла, ведь сейчас не смог бы защитить себя от нападения. Хотя если его решат убить, то эта бесполезная туша, наверное, будет даже благодарна за освобождение от мучений. После трагедии со своим другом, черногривый и не надеялся на то, что ему повезет, если его можно назвать таковым. Ведь этот мир так холоден, а в нем жестокое одиночество вновь пришло по душу несчастного льва.

+2

14

И всё же, ходоки отступили. Их суровые фигуры пропали в глубине северных земель также быстро, как и появились. Они словно растворились в снегах, белых, как и их шкура. Лишь брошенная напоследок фраза, будто застывшая в воздухе, да следы, оставшиеся на снегу говорили о том, что эта встреча была взаправду. Но и те скоро заметёт. Север скроет свои жестоких детей.

Костес в несколько прыжков преодолел расстояние до раненого. Как же тому повезло, что они с отрядом оказались рядом. Наверняка ходоки не побрезговали бы ещё одной шкурой. Голубоглазый поёжился, упорно отгоняя от себя ужасную картину и наклонился к незнакомцу.

- Как тебя зовут?

Что-то в его взгляде не понравилось сыну конунга. Он не боялся, не предчувствовал угрозу, нет. Просто измученный чужак выглядел не намного живее, чем лев, павший от когтей ходоков. “Бедняга, сколько же тебе пришлось пережить?” Костес решил оставить утомляющие расспросы на потом. Не то время, не то место. Сейчас от чужака в таком состоянии ничего не добьёшься.

- Мы не причиним тебе вреда, - мягко сказал лев, - В Северном братстве тебя подлатают. Я помогу дойти.

С этими словами Костес подошёл к раненому с больного бока и подставил плечо, помогая ему подняться.

- Вот так, обопрись на меня.

Они дождались остального отряда и, построившись, медленно двинулись назад.

- Не бойся, теперь всё позади. Ты в безопасности.

=> Куда-то в Северное братство

+1

15

Офф

отыгрыш за Рагнарёка, Исгерд и Джека

Рагнар вполне спокойно среагировал на плевки в его сторону, да и на якобы обидную фразу - мол, благо, ветер от нас и вонь не чуем. Льву на это было откровенно плевать - его вывести словами из равновесия было сложно. Переглянувшись с сестрой, львы синхронны сплюнули белую пену и, поев снега, обернулись - как раз в тот момент, когда Костес начал помогать незнакому льву идти.

- Возвращаемся, я в голове, Исгерд - замыкай.

С этими словами львы молча спустились вниз, и Рагнар, обогнав колонну, пробежался вперед, что бы набрать как можно большую дистанцию. Впрочем, Джек, рыжей молнией пронесся мимо него и оказался еще дальше впереди, обнюхивая местность и явно занимаясь разведкой. В целом, это было логично и привычно - шакал чуял запахи сильнее и был отличным следопытом, а за счет малых размеров еще и почти незаметным - поэтому именно он обычно занимался разведкой маршрута группы.

Исгерд же, пропустив всех вперед, неспеша пошла сзади, часто озираясь и стараясь контролировать ситуцию со спины - она была сильной воительницей и в случае чего вполне могла сдерживать противника до подхода основных сил, благо, тропа была узкой и бой с ней мог вести только один противник.

Вообще, эта пара выглядела все еще странно - внимательный и мрачный взгяд, частые плевки белой пены на снег, приподнятые холки, глаза, немного налитые кровью... Те, кто знал их хорошо, понимали, что сейчас львы балансируют на грани - по сути, остаются еще привычными всем львами, но уже могут стать берсерками, что обычно вличет за собой не предсказуемые последствия. Вообще, дети Нидхёгга были вынужденны жить так постоянно, и порой питаться хищниками - но не один из них никогда и не за что не променял бы свой великий дар на обычную жизнь, что и правильно - жить, имея возможность драться, не чувствуя боли от ран намного лучше в их понимании, чем жизнь обычного льва. Ну а то, что необходимо при этом жрать себе подобных воспринималось как такая же необходимость, как дышать.

=> Куда-то в Северное братство

Отредактировано Рагнарек (14 Апр 2019 22:36:22)

+2

16

А время шло дальше и никак не хотело останавливаться, даже если кто-то мысленно просил об этом всей душой. Хотя это вроде бы понятно всем, а раз так, то почему находятся личности, которые хотят невозможного? А ответ кроется в самой жизни этого недалекого существа, в его боли, душевных ранах... В данный момент как раз один такой тип и хотел бы исчезнуть навсегда, но почему-то был вынужден оставаться здесь, в мире живых. И вовсе не было понятно, почему смерть решила отвергнуть того, кто был бы рад ей. Или может эта дама не заинтересована в столь легкой добыче? Как бы там ни было, но надежда на быстрое избавление от мучений потихоньку угасала. Но что тогда делать, если смысла жить больше не существовало?

Очередной потом внутреннего нытья пришлось прервать и вернуться в реальность. Арон нехотя поднял глаза, когда увидел, что к нему подошел незнакомый лев. Только в этот раз не было какого-либо страха при виде незнакомца, пусть и были мысли о том, что еще живую тушу могли убить. Нет, Арон просто думал о том, почему этот лев и его товарищи обратили внимание на то, что происходило, а не прошли мимо. Черногривый смотрел на него глазами, полными боли и скорби, что никак нельзя было скрыть даже при большом желании... Горчичношкурый не мог толком рассмотреть незнакомца, так как мир казался полным тумана, но ему удалось услышать, что к нему обратились, спрашивая имя.

- Кхм-кхм... Я... Я Арон... - прокашлявшись, буквально прохрипел лев. Ему было сложновато говорить, учитывая то, что совсем-совсем недавно он зарычал во все горло и душевное состояние, когда не хотелось уже абсолютно ничего. Арон чувствовал себя паршиво во всех смыслах, которые только могли бы быть. Он замерз, лапа болела, горло пока что еще тоже, голова и сердце, где была огромная дыра... Зачем кому-то вдруг понадобилась бесполезная туша, которая не смогла защитить тех, кто дорог?

Арон наблюдал за незнакомцем, который почему-то захотел тратить на него время, пытался успокоить и хотел помочь. Горчичношкурая туша услышала название какого-то братства, а значит эти львы скорее всего были оттуда. И он понял, что его собираются туда как-то доставить... Но только Арон уже не был таким наивным, как раньше и думал, что местный патруль просто выгонит чужака со своей территории, а того, кто привел его могли бы наверное даже наказать... Но перечить почему-то не хотелось, да и сил на это особо не было, потому он просто не мешал. И правда, может ему действительно просто хотят помочь, как-нибудь подлечить физически. Что если это судьба подбрасывает ему шанс выжить, чтобы позже суметь отомстить за такую жестокую смерть своего друга? Арон ничего не знал наверняка, но уже сейчас он должен быть благодарен незнакомому темношкурому льву за то, что тот отвлекал от дурных мыслей и болезненных воспоминаний.  Одиночка слушал, что ему говорили и кивал в ответ головой, давая понять, что он все слышит.

И вот незнакомец решил помочь подняться на лапы, подставив плечо под тот бок, на котором все это время лежал раненный лев. Арон не сопротивлялся и делал, что ему говорили. Стоит признать, что было достаточно непривычно снова хоть как-то, но стоять после нескольких часов лежания на холодном снегу. И тут-то больная лапа напомнила о себе, когда черногривый пытался встать, ведь она была сломана и успела опухнуть. Однако с поддержкой темношкурого как-нибудь получалось передвигаться куда-то подальше от этого жуткого места, где бродят белые монстры в львиных шкурах и где навеки осталась огромная часть души...

--→ Великий чертог --→

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Края вечной зимы » Дорога праха