Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет
  • Новости
  • Сюжет
  • Погода
  • Лучшие
  • Реклама

Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам знаменитого мультфильма "Король Лев".

Наш проект существует вот уже 9 лет. За это время мы фактически полностью обыграли сюжет первой части трилогии, переиначив его на свой собственный лад. Основное отличие от оригинала заключается в том, что Симба потерял отца уже будучи подростком, но не был изгнан из родного королевства, а остался править под регентством своего коварного дяди. Однако в итоге Скар все-таки сумел дорваться до власти, и теперь Симба и его младший брат вынуждены скрываться в Оазисе — до тех пор, пока не отыщут способ вернуться домой и свергнуть жестокого узурпатора...

Кем бы вы ни были — новичком в ролевых играх или вернувшимся после долгого отсутствия ветераном форума — мы рады видеть вас на нашем проекте. Не бойтесь писать в Гостевую или обращаться к администрации по ЛС — мы постараемся ответить на любой ваш вопрос.

FAQ — новичкам сюда!Навигатор по форуму

VIP-партнёры

За гранью реальности
  • 22.10 Форум празднует девятилетие! И, заодно, установку нового дизайна в 3 вариантах.
  • 25.08 Поздравляем наших дорогих Котаго и Фаера с бракосочетанием!
  • 20.03 Пока наш техадмин в поту и мыле проводит апгрейд всплывающего окошка с информацией о персонаже, примите участие в аттракционе невиданной щедрости!
  • 05.12 Сегодня в 21:00 по Мск на проекте стартует традиционная новогодняя лотерея!
  • 04.12 На форуме ужесточается проверка игровых постов на соблюдение правил оформления прямой речи и мыслей персонажа!
  • 21.10 Приглашаем всех принять участие в бесплатной лотерее, посвященной восьмой годовщине нашего проекта!
  • 12.10 Администрация объявляет срочный набор на вакансии модератора и Мастеров Игры!
  • 02.10 На проекте стартовали сразу два традиционных мегаконкурса — "Лучший пост" и "Лучший отыгрыш", приуроченные к грядущей годовщине нашего форума!
  • 28.09 Теперь у игроков, зарегистрированных на сайте Единого Аккаунта, появилась возможность отправлять игровые посты за любых своих персонажей, не выходя из основного аккаунта на форуме!
  • 27.09 Готов к запуску новый эпичный квест "Конец прайда Нари", основанный на грядущем извержении вулкана Килиманджаро!
  • 26.09 На форуме обновились значения бросков мастерских кубиков на охоту и бой!
  • 06.09 Мы наконец-то что-то здесь написали!

Основной сюжетЛетописи Земель Прайда

Неудивительно, что позорное изгнание Сараби с Земель Гордости послужило последней каплей в чаше терпения группы оставшихся молодых львов — закадычных друзей детства Симбы и Налы. Некоторые из них настолько возмущены решением Скара, что даже осмеливаются подумать о бунте, невзирая на общий упадок духа. Более того, королевский шаман Рафики дает довольно туманную подсказку, указывающую на грядущие перемены. Воодушевленные хищники окончательно решают действовать против Скара, однако прежде, чем выступать в открытую, Малка, Тама, Кула и прочие решают провести тайную разведку среди оставшихся на землях травоядных. Увы, согласившихся присоединиться к будущим повстанцам слонов и носорогов все еще недостаточно для полноценного восстания; вдобавок, группа заговорщиков нигде не может без риска собраться, чтобы обсудить планы – повсюду шныряют гиены и беспринципные охотницы королевы Зиры.

Пока недовольная молодежь ныкается по темным углам, в королевской пещере, наконец-то рождается долгожданный сын Скара. Изначально детеныш выглядит довольно хилым и болезненным, но, вопреки первому впечатлению, Зира ощущает свое материнское счастье и искренне верит, что новорожденный Нюка станет достойным преемником своего отца. Однако подрастающий львенок крепче не становится, зато в нем активно зреет мания величия и убежденность в своем королевском предназначении, о котором ему постоянно талдычит мать. Выбежав из родительского логова на прогулку, Нюка случайно сталкивается с группой будущих повстанцев и решает продемонстрировать им свое величество. Внезапно скала под лапами принца крошится, и малыш кубарем катится по склону вниз. Не на шутку встревоженные львы немедленно бросаются на помощь Нюке, которого вскоре обнаруживают в скрытой под землей пещере. Всеобщими усилиями хищники разбирают вход в потайной грот, где и находят несчастного принца, целого и почти невредимого. Сарафина вызывается вернуть его обратно матери, но Нюка страшно боится ее гнева. Львенок буквально умоляет собравшихся повстанцев не выдавать грозной королеве его оплошность. Остальные клятвенно обещают молчать, а то и вообще завалить эту пещеру, чтобы больше никто не пострадал. Разумеется, место никто уничтожать не собирался, и после маскировки так удачно подвернувшегося грота инициативная Тама решает пойти на риск и попросить помощи у крокодилов. Не сильно воодушевленный упрямой подругой, Малка все же соглашается составить ей компанию в столь сомнительной затее.

В Клане также зреет недовольство. Матриарх Шензи, жутко раздраженная фактом, что Скару откровенно плевать на нужды ее стаи, лично идет к нему на поклон и требует от него хоть каких-то действий. Но черногривый узурпатор вновь изворачивается, свалив всю вину на охотниц бывшего прайда Муфасы и попытавшись обнадежить крокуту новыми пополнениями среди рядов львиц Зиры. Шензи такой расклад все еще не устраивает, и она уходит с аудиенции крайне разочарованной… чтобы внезапно наткнуться на группу незнакомых гиен, которые, в свою очередь, желают присоединиться к Клану. Через непродолжительное время матриарх решает провести всеобщее собрание, куда является еще несколько пятнистых чужаков, также жаждущих влиться в состав своры падальщиков. Основная задача, которая стоит перед изголодавшимися гиенами: что делать с безнаказанностью в край оборзевших львов?

Тем временем, король-изгнанник, весь погруженный в свои невеселые думы, постепенно засыпает в Укромном логове. Вскоре его находит Нала, и между молодыми львами возникает долгожданный разговор по душам. Но к своему ужасу, самка внезапно обнаруживает, что она больше не узнает «своего» Симбу, каким он когда-то был. Этот лев ослеплен жаждой мести и едва ли не поднимает свою тяжелую лапу на подругу за ее же беспокойство. К счастью, он сумел вовремя сдержаться. Крайне разочарованная неспортивным поведением самца, Нала только подтверждает его сходство с кровожадным дядей. Окончательно разгневанный Симба пытается прогнать молодую львицу, однако все-таки не выдерживает общего накала и в итоге уходит сам.

Время суток в игре: вечер (октябрь 2018 — декабрь 2018)

Земли Гордости Вечернее солнце с трудом пробивается сквозь темную пелену облаков, однако тепла приносит мало. Воздух по-прежнему пропитан запахом гари. Дождя нет — вместо него на землю медленно опускаются редкие и тяжелые хлопья вулканического пепла. Речные русла буквально забиты обгоревшими трупами, принесенными сюда со стороны вулкана. На берегах Зубери и Северного озера наблюдаются огромные толпы беженцев, также пришедших сюда с земель бывшего прайда Нари.

Килиманджаро Вулкан, к огромному счастью, начал затухать, оставляя после себя пустынную, загубленную пожаром местность. Местами все еще что-то тлеет и горит, среди выжженных остовов деревьев можно найти дочерна обгоревшие трупы, а с неба густо валит темный вулканический пепел, постепенно засыпая собой всю округу. Дышать тяжело, так как воздух полон дыма и ядовитых испарений. Реки постепенно остывают, но вода в них все еще бурлит, а берега окутаны густым молочным туманом.

Предгорья В облаках наблюдаются небольшие просветы, но, несмотря на это, в округе начинает стремительно темнеть. Ливень продолжает бушевать, без поддержки ветра превратившись просто в стену холодной, мерзкой воды.

Внешние земли Вечер не приносит с собой ни теплоты, ни спокойствия. Мусора возле реки стало меньше, но к воде по-прежнему почти невозможно подойти. В воздухе появляются неприятные запахи гниющих тел.

Кладбище слонов Сильный холодный ливень не прекращается, размывая землю до отвратительной чавкающей жижи. Невозможно пройти и не запачкаться по самое брюхо.

Западное королевство Небо почти чистое. Тучи разошлись, открывая небо яркому заходящему солнцу. От дождя остались лишь мокрая трава и большие лужи.

Восточная низина Туман сгустился до непроглядной густой пелены. Температура опускается. Ночью, вероятней всего, будет гроза.

Непроходимые Дебри Небо полностью просветлело, изредка где-то можно увидеть лениво проплывающую тучку. Свежо.

Побережье океана Заходящее солнце продолжает прогревать землю. Вода успокоилась и затихла, ветра нет. Вокруг тишина и долгожданная благодать.

Небесное плато Облака постепенно рассеиваются, ночь будет светлой, хоть и прохладной. Иногда с порывами сильного ветра ощущается запах гари.

Северные владения Погода не меняется, по-прежнему слегка прохладно. Правда, на небе начинают появляться облака. Ночью будет легкий снегопад.

Морийский хребет Тучи продолжают затягивать вечернее небо, но намека на дождь пока что нет, он может начаться только к утру. Ветер стихает.

Края вечной зимы Небо полностью чистое, нет ни единого облачка. Стало холодать, разбушевался ветер, поднимая верхний слой белоснежного снега и закручивая его в крохотных вихрях.

Великая пустыня Температура медленно стала опускаться. Раскаленный днем песок отдает последнее тепло, становясь мерзким по ощущениям и холодным. Ветра нет.

Южный кряж На небе появилось несколько дождливых тучек. Накрапывает теплый дождик, но ветра нет и к ночи он полностью прекратиться.

Таинственный оазис Перьевые облака медленно плывут по небу. Вечереет, погода не меняется — так же тепло и ясно.

Наша рекламаВаша рекламаОбмен баннерамиПартнерство

Форумы-партнеры нашего проекта

Волки: демонический лес

TMNT: ShellShock Сайрон: Осколки всевластия

Hogwarts and the Game with the Death=

Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Морские пещеры » Пещера целителей


Пещера целителей

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

*здесь будет картинка*

Уютная пещера с невысоким потолком которая находится неподалёку от пещеры Советов, вход в неё загорожен редкими папоротниками. В стенах пещеры есть множество расщелин, куда целители банды складывают свои запасы трав. Все лечебные травы успешно подсыхают благодаря солнечным лучам, пробивающимся сверху. Чуть правее от основного входа в пещеру можно заметить проход уводящий вглубь, туда, где располагается комната, в ней целители проводят процедуры осмотра и лечения. В самом дальнем углу этой комнаты в небольшую лужу по стене ручейками стекает пресная вода давая больным утолить жажду, а врачевателям приготовить необходимые снадобья.


0

2

---→ Остров птичьего черепа

Самка, наконец, проржалась, успокоилась и немного поела. Действительно, совсем немного. Она так напилась, что просто не могла впихнуть в себя еще и здоровенный кусок мяса; да и чувствовала себя слишком беспокойно для этого. Тем не менее, она через силу проглотила пару кусков, достаточных, чтобы не дать ей ослабеть. После всего пережитого — она ведь, наверно, несколько дней не ела, — нужно быть сильной, чтобы все это пережить и выбраться.
Теперь, по замыслу Фальки, следовало немедленно покинуть остров. Вплавь или вброд — как угодно, лишь бы поскорее. Авелин упоминала о том, что вода время от времени отступает, обнажая песчаную косу и давая животным возможность перемещаться с острова на материк, и эту возможность не хотелось упускать.
Но остров, кажется, не хотел отпускать львицу так рано. Ее и прежде беспокоили порывы ветра, становившегося все сильнее и настойчивее. Под деревьями было немного получше, чем на берегу, и пока львица трудилась над тушей и пила из ручья, она почти не замечала сгустившихся над побережьем тяжелых свинцового оттенка туч. Но стоило ей выпрямиться и оглядеться, как она неприязненно поежилась. Море будто взбесилось. Волны и прежде то и дело набегали на берег, оставляя на нем клочья пены, но теперь они стали куда больше и даже издалека казались какими-то... агрессивными.
— Не знаю, — как-то отстраненно ответила она на вопрос Авелин.
Ей, в самом деле, не было разницы, по какой причине она не вернулась домой, оставшись в несознанке, а за каким-то чертом поперлась в другую сторону. Она все равно не помнила ровным счетом ничегошеньки из этих моментов — за исключением пары мутных вспышек более-менее ясного сознания. Тем не менее, самка надеялась, что со временем вспомнит хотя бы что-то.
Несколько минут редкого, но холодного дождя вдруг резко и без предупреждения обернулись настоящим ливнем, хлынувшим так неожиданно, что Фалька, не привыкшая к таким сюрпризам от погоды, отпрянула на добрых пару метров назад, под защиту деревьев, расширенными глазами глядя на взбесившееся побережье. Листва ей не особо помогла: еще пару секунд кроны сдерживали поток ледяной влаги, но затем все это прорвалось вниз, окатив самку с головы до ног. Желанный берег материка, некоторое время назад отчетливо различимый, скрылся в пелене дождя и волн.
Львица попятилась еще дальше. Она выглядела совсем жалкой и растерянной; только что все ее оптимистичные планы на дальнейшие действия были безжалостно растоптаны погодой, она промокла и сразу же замерзла. Несмотря на то, что прежде она собиралась настоять на немедленном возвращении в облачные степи, теперь хищница даже не стала спорить с Авелин, предложившей проверить песчаную косу, ранее скрывавшуюся под водой. Без лишних возражений она последовала за гривастой, ежась от холода и напрочь позабыв о брошенной туше.
Впрочем, сейчас у самки все равно вряд ли хватило бы сил волочь ее за собой. Коса действительно выступала из воды. Теперь Фальке стало понятно, каким образом она попала на остров. Песчаная дорожка в течение дня была полностью затоплена, но сейчас, к ночи, вода отступила — даже несмотря на начавшийся шторм, было видно, куда идти. К этому моменту львице уже было без разницы: она и так промокла, будто искупалась в море. Страх сжимал горло, заставляя самку дышать неровно, со всхлипами, панически косясь на волны, хлещущие по обе стороны от песчаной косы и то и дело захлестывающие ее. Лапы подкашивались от их ударов, а порой обе самки оказывались в воде, но, к счастью, Фалька умудрялась держать голову на поверхности, и со страхом удалось совладать.
Они бы прошли мимо пещеры, казавшейся всего лишь темным пятном в скале, к тому же, загороженной растениями. Но оттуда на миг пахнуло теплым воздухом, папоротники чуть колыхнулись, демонстрируя уходящую вглубь скалы расщелину. Переглянувшись, львицы одна за другой пробрались внутрь и, достигнув более-менее сухого места, наконец, смогли отряхнуться от воды.
— Ты здесь тоже раньше не бывала, да? — уточнила, наконец, Фалька, — откуда ты сама и что делаешь на острове?
Теперь, когда на нее, наконец, не лились потоки холодной воды, самка смогла немного расслабиться. Странное дело, она столько всего пережила — падение в реку, травмы, несколько дней забытья и пробуждение в незнакомом месте... Но самым неприятным из всего этого списка показался именно холодный дождь — а может быть, он просто стал последней каплей, в буквальном и переносном смысле. Встряхнувшись и более-менее просушив шерсть, львица ощутила себя куда лучше и бодрее.

+3

3

Земля под лапами мгновенно размылась дождем, став похожей скорее на болотную жижу, нежели на то, по чему более-менее сносно можно было передвигаться. Из-за этого с моих лихих скачков пришлось перейти на быстрый шаг, да и Фаля судя по всему не смотря на все свое желание не могла двигаться так же быстро как я. Это было еще одной причиной, почему я старалась особо не топить вперед.
-Смотри! На повезло - и правда проход видно.
Я кивнула подоспевшей Фале на тоненькую полоску суши, что то и дело с обеих сторон захлестывалась несильными пока волнами. Но это все было явно временно: еще несколько минут этой внезапной бури и проход затопит окончательно.
-Давай, нельзя терять ни секунды.
***
Видимо, нас хранил Создатель.
Бы бежали по полузатопленной косе так быстро, как только могли. Хоть то и было непросто, но я изо всех сил старалась - ведь решив перейти на другую сторону, мы не могли от этой идеи отказаться. Ибо на середине "моста", если прилив поглотит его в тот момент, когда мы будем там, нам будет некуда деваться.
Но, казалось, нашей скорости хватало едва-едва. Стоило нам сделать первый шаг на другом берегу, как море словно бы ожило и взбесилось еще сильнее. После особенно яростной волны помост больше из воды не показывался.
После такого слова были лишними: и я, и Фаля понимали, что нужно было в самом срочно порядке искать убежище.
-Вон тот утес... Наверное, рядом с ним есть какие-то пещеры.
Я тяжело вздохнула, понимая, что пусть недавняя прогулка меня и утомила, нам все равно нужно было спешить. К раскатам грома наконец-то добавились молнии и мне совсем не хотелось стать мишенью одной из них.

Благо до того самого утеса было недалеко. И едва пройдя подле него, я почти сразу отчетливо ощутила шкурой заметно более теплое дуновение ветра со стороны. На мгновение среди запаха дождя повеяло затхлым.
-Похоже тут можно укрыться, - я кивнула подоспевшей зеленоглазой, вместе с нею же после зайдя в проход, прикрытый папоротниками.
Вел он и вправду в пещеру: низкую, но просторную. На самом входе еще немного капало но, пройдя дальше, мы все таки смогли найти себе сухое и значительное более теплое место, нежели воздух снаружи.
-...откуда ты сама... - я услышала Фалечку далеко не сразу, из-за шума слетающих со шкуры капель, что полетели после того как я отряхнулась. И отвечать я тоже не торопилась, предпочтя хорошенько пройтись по отяжелевшей промокшей насквозь гриве лапами, хоть немного выгнав из нее воды.
-Я не местная, - лаконично ответив, я отряхнулась еще раз, контрольный, после чего принялась оглядываться.
"Пещера то может оказаться очень кстати для нашей банды", - я заметила небольшое озерцо с краю той комнаты, в которую мы с безгривой зашли. - "Учитывая, что тут всегда есть вода, она бы идеально подошла для отдыха или для содержания раненных. Если в той, первой, комнате сверху капает из-за дождя, значит в солнечную погоду туда пробивается свет. А он может помочь в сушке травок", - не смотря на все то, во что я успела ввязаться, я все еще помнила о первоначальной цели своего визита. Я же вышла на разведку, желая заранее приглядеть что-то полезное для Фастара.
-Я пришла меньше полугода назад в эти земли. Мой родной дом поглотила страшная болезнь - Мор. Она... обращает зараженных в бешеных монстров, желающих только уничтожать все вокруг, - я старалась говорить как можно более сдержанно и отстранено, но разум мой тут же подкинул несколько образов из моих постоянных кошмаров.
-Несколько месяцев назад я выбилась из сил от истощения и ран... душевных.... и меня нашла группа львов. Когда я очнулась, я узнала, что эти львы служат некому Фастару, и что он сам ведет их всех в сторону моря, чтоб там создать базу для своей банды.
Я повернулась к Фале, сдержанно улыбнувшись. Надеюсь она не посчитает, что мы - просто какие-то разбойники. По крайней мере мне и самой так думать не хотелось, ибо пока Фастаровские звери ничем ужасным не занимались, что не могло меня не радовать. В конце концов я им многим обязана да и привязаться успела, и было бы тяжело покидать их, окажись они действительно какими-то моральными уродами.
-Мы не собираемся наводить ужас на округу. Фастар - справедливый лидер, сейчас наша группа - это прибежище для тех, кто не нашел себе места в родной семье или был спасен бандой, как я. А с приходом на побережье у нас появится и дом.
Я улыбнулась еще шире, ибо говорила правду. Я говорила ровно то, что было известно мне самой.
-Я прошла вперед основной группы, чтоб исследовать места и найти что-то полезное. Допустим, эту пещеру можно будет приспособить для чего-то.
Я подняла голову вверх, еще раз оглянув свод нашего убежища. Да, действительно, место было идеальным.
-Думаю, Ванесса сможет осмотреть твои раны. Она очень умелый целитель, в свое время она меня практически с того света вытащила, - плавно поднявшись на лапы,  я подошла к озеру, что было у одной из стен.
"Прозрачная, видимо из какого-то подземного источника", - я посмотрела в темное свое отражение в воде, что появилось при очередной вспышке молнии.

Отредактировано Авелин (20 Сен 2017 20:55:00)

+1

4

Самка отстраненно слушала — вполуха, однако же, разговор с Авелин помогал ей до поры до времени отвлекаться от собственных проблем и не сосредотачиваться на них. Прямо сейчас она все равно ничего не могла изменить: ребра болели, лапы были не в лучшем состоянии; к тому же, непогода отрезала все пути отступления на материк, и при всем желании львица ничего не могла поделать. Даже будь у нее крылья, — особенно, будь у нее крылья, — ей не следовало пускаться в путь, когда снаружи бушуют дождь и ветер.
Очередная вспышка снаружи высветила морду ее гривастой спутницы; последовавший за этим раскат грома заставил Авелин на несколько секунд умолкнуть, а Фальку — прижать уши. Она привыкла к жизни под открытым небом, порой гроза заставала их с Рудо прямо посреди саванны, где из укрытий была лишь пара кустиков, и ветер бил им в морды, а дождь поливал промокшие и продрогшие спины. По сравнению с этим пещера казалась истинной благодатью. Невольно самка вспомнила свою жизнь в прайде Муфасы — ох, когда короля не стало, сколько она была готова отдать за то, чтобы все шло по-прежнему!
Но так ведь не бывает, верно? Умирают короли, и обычные львы тоже смертны, и жизнь идет своим чередом, никогда не поворачивая вспять.
И кто бы мог подумать, что спустя пару лет, забившись в расщелину где-то на берегу моря, в сотне километров от привычных ей мест, Фалька будет вспоминать пещеру прайда, ставшего когда-то ей почти родным... Однако посреди всех этих теплых, подернутых печалью воспоминаний, невольно пробивалась тревожная мысль: где-то сейчас ее семья? Уже не один день миновал с тех пор, как самка потерялась. Они не смогли ее найти — но наверняка искали до последнего, не теряя надежды. Удастся ли ей снова их отыскать?..
Имя Фастара на миг заставило ее сосредоточиться и навострить уши: оно показалось знакомым. Но нет, показалось. Львица растерянно покосилась на спутницу; на морде ее застыло недоумевающее выражение. Сейчас, когда море и небо бушевали, домом могло быть что угодно, но не это. Не побережье и уж тем более, не остров. Даже сейчас, когда львицы забились в пещеру, спрятавшись от непогоды, Фалька не чувствовала себя в безопасности. Что, если буря затянется?..
— Думаю, Ванесса не пойдет сюда, пока буря не закончится, и будет права, — самка передернула все еще немного влажной шкурой, содрогнувшись от одной мысли о том, что могло приключиться с ними, не найди они укрытие, — ты бывала здесь раньше? Как долго может продлиться такое? Я не хочу здесь задерживаться. Местечко приятное, но не для меня.
Она пересекла пещеру нервными короткими шагами, от одной стены до другой. В одном месте с потолка капало — можно было разглядеть пробивавшийся сквозь щели в потолке дневной свет (если вообще можно было назвать светом то, что творилось снаружи). В другом тоже капало, но по другой причине: должно быть, где-то в скале был источник. Стекая по стене, она образовывала небольшое озерцо. Даже не озерцо, а лужицу, пожалуй. Не слишком большое. Окунув в него лапу, львица попробовала воду на вкус — почему-то ей казалось, что она должна быть соленой.

+2

5

Судя по всему Фалечка о чем-то крепко задумалась. Ну, на самом деле оно и не мудрено - она пережила не много не мало, а несколько дней беспамятства, во время которых, что самое важное, самостоятельно что-то делала. Делала, сама не зная что.
Да, думаю, что я и сама после такого бы не особо разговорчивая была.
Но львица по крайней мере отвечала мне, а значит хотя бы какой-то частью мыслей была тут.
- Здесь именно не была. Говорю же, я не местная. Но детство провела на берегу океана, так что ситуация для меня вполне знакомая, - я кивнула, сама же в мыслях прикидывая, сколько такое может продлится. - Если за ночь буря не успокоится, то, думаю, и весь следующий день будет лить. Но я сомневаюсь что такой дождь продержится долго. Скорее всего еще несколько часов, потом он пойдет на убыль, а к рассвету и вовсе - пропадет.
На мгновение буквально я тоже погрузилась в воспоминания: перед глазами всплыла картина того как я, еще совсем меленькая, в грозу пряталась за отцовскими лапами и засыпала вместе с ним в логове, под такие же завывания ветра и шум капель о гальку на берегу.
- В любом случае,  - я начала резко, вырывая саму себя из воспоминаний. - Выбора у нас другого и нет. Придется тут заночевать, скорее всего. И там уже, к утру, решать что делать дальше.
Дождь бил об каменную крышу ровно так же, как он делал в детстве, так что мне пришлось приложить еще немного усилий, чтоб опять не уйти в себя. Почему я так отчаянно этому противилась? Ведь по большому счету заняться больше и нечем было - та же Фалька уже не так была расположена к разговору, а холод, кусающий промокшую шкуру только что и просил свернуться клубком в самом сухом месте да помолчать.
Помолчать ибо спать не хотелось.
Да и бесполезно это ведь, правда? Опять кошмары, опять мучиться и все равно не выспаться. Лучше просто полежать да и отдохнуть спокойно...
"Помоги ей", - я вспомнила фразу Уэсли из недавнего сна и хмыкнула. - "Ей... Не уж то мне помимо бесполезных кошмаров начало снится что-то полезное? Правда ли он имел ввиду именно ее?".
Я покосилась на безгривую, что пробовала воду из источника.
"Это просто совпадение или эта способность к шаманизму начала влиять на мою жизнь уже гораздо больше, нежели просто во снах?"...

Отредактировано Авелин (20 Сен 2017 20:56:04)

+1

6

Очередной раскат грома раздался, казалось, прямо над головами львиц — у Фальки возникло ощущение, что раскололась сама скала. Но нет, хотя она на миг испуганно замерла, возведя глаза к потолку, гроза бушевала где-то там, над джунглями, над островом, над морем, и не могла причинить львицам в укрытии ни малейшего вреда. Даже вход в пещеру был защищен от затопления, потому что находился довольно глубоко в джунглях, к тому же, на возвышенности.
Ну да, примерно такими же фразами Фалька сама себя и успокаивала. Получалось от минуты к минуте все лучше. Небольшая порция воды, которую она выпила больше для порядка, нежели оттого, что хотела, тоже этому способствовала. Наконец, принявшись вылизываться, темношкурая ощутила, что почти спокойна.
Она немного хмурилась, но этим ее недовольство и ограничивалось. Подумать только, в результате целой череды невероятных событий и совпадений она застряла на острове, здесь, в Айхею забытом месте, и не может выбраться из-за непогоды! Спасибо еще, что, судя по словам Авелин, подобная буря не продлится долго. Сказать по правде, самка здорово надеялась, что сможет сбежать отсюда уже к утру.
— А я никогда не видела океан, — вежливо отозвалась она; впрочем, разговор только сперва был заведен из вежливости, и еще — чтобы не повисала неловкая тишина, перемежаемая лишь стуком капель и раскатами грома. Почему-то Фальке было не слишком уютно просто сидеть здесь и молчать; она не была болтушкой, и все же сейчас разговор действовал на нее почти как лекарство, успокаивая и придавая сил, — хотя мне рассказывали когда-то... Но он совсем не похож на рассказы. И уж тем более я не думала, что здесь так неуютно в непогоду.
Она слегка передернулась. Гримаска, на миг исказившая ее морду, яснее ясного говорила о том, что по своей воле и с удовольствием Фалька больше в воду не полезет. Нет, ни за что. Она и прежде-то не любила купания, прибегая к ним только в случае крайней необходимости — если нужно промыть рану, или если загрязнение такого, что языком не отмоешься. А уж теперь — и подавно. Не было ровным счетом ничего хорошего в воспоминаниях о безжалостной стихии, которая крутила и вертела львицу, унося ее вниз по течению реки, и буря, разразившаяся здесь сегодня, только добавила воспоминаниям красок.
И все же мало-помалу самка угомонилась, перестала мерить пещеру шагами и даже улеглась неподалеку от озерца. Она снова выдохлась: сил у нее было маловато. Сейчас это было даже за благо, по крайней мере, наполненное брюхо вкупе с усталостью заставляли Фальку чувствовать себя почти умиротворенной. Даже стук дождя неожиданно показался успокаивающим и очень уютным — если бы время от времени не перемежался раскатами грома.
— Согласна, заночуем здесь, — устало отозвалась львица, будто нехотя поворачивая голову к собеседнице; ее зеленые глаза чуть блеснули в полумраке пещеры, — кажется, я еще не совмес сошла с ума, и в такую погоду наружу не сунусь, — несмотря на усталость, в голосе самки отчетливо прозвучал смешок.
Затем она неожиданно для себя самой придвинулась к Авелин поближе, предлагая той в компанию свой теплый бок. Кажется, сейчас это было нужно им обеим.

+1

7

Пока я пребывала в своих мыслях, Фалечка сидела в своих.
Я еще немного поглядела пустым взглядом на темное озерцо впереди, а потом потеряла к нему всякий интерес и наконец-то отшатнулась в тот самый вожделенный сухой угол пещеры. Там я пару раз провела языком по собственным бокам, скорее для галочки, нежели из необходимости. А потом просто наконец-то позволила себе лечь и расслабиться.
Моя спутница же, напротив, все никак не сидела на месте, кратко отвечая на мои реплики своими и гуляя по нашему убежищу то туда, то сюда.
Нервничала все еще, видимо.
-Ты просто не видела его в хорошем расположении духа, - я улыбнулась, складывая голову на передние лапы. - Океан в солнечное утро, когда ветер прохладен и ласков - это одна из самых прекрасных вещей в жизни. Так что не спеши делать выводы о синеоком только по первому знакомству.
У улыбнулась еще шире, на мгновение снова возвращаясь в воспоминания детства. Они казались мне столько же реальными, сколь был и холодный камень пещеры у меня под брюхом. Вон, кажется, что гриву мне перебрал ласковый бриз, полный соли...

А, нет. Это Фалечка, внезапно оказавшаяся уже лежащей неподалеку от меня, пододвинулась ближе.
"Стоило бы пожелать спокойной ночи?", - я хмыкнула, снова возвращая недавно поднятую голову на импровизированную подушку из собственных лап.
Стоило бы сказать, что бок безгривой оказался очень и очень кстати: не знаю как местные обитатели, но я не была приспособлена к холодам вообще. Мне то в Ферелдене было время от времени не очень то и тепло, и это учитывая, что он находится южнее этих земель. А сегодняшняя погодка теплее тамошних туманов отнюдь не была.
Возможно из-за этого, а возможно из-за страха снова оказаться в западне кошмаров, сон ко мне не шел. Я просто лежала, всеми силами стараясь не отпускать от себя столь необходимое и скрупулезно собранное тепло, и даже ни о чем особо не думала. Разве что размышляла на тему того, что же я буду делать завтра, как буду искать Фастара и остальных и то, успели ли они вообще прийти на побережье сегодня.
И, интересно, где они сейчас пережидают грозу?..
Фалечка ответила мне на этот вопрос едва слышным сопением, заставив меня снова хмыкнуть. Ну хоть у кого-то получалось на этой земле выспаться спокойно.
***
М-да уж, сколько иронии. Выспаться, наверное, на деле получается у всей Саванны, кроме меня. Я пролежала так в полудреме-полубодрствовании еще около часа, после чего мирно спящая под боком львица сморила и меня. Я, казалась, потеряла бдительность буквально на несколько минут, после чего стремительно упала в самую глубину сновидений...

Опять.
Снова.
Заново.

-Авелин...
Во имя Андрасте, просто заткнитесь... Нет... Нет.
-Авелин!
Я слышала голоса мертвецов, что вновь начали бесконечно повторять мое имя. Снова и снова, раз за разом крича его все громче и громче так, как должно быть они кричали мне вслед, когда я с оставшимися выжившими покидала поле брани.
Они остались там.
Теперь они зовут меня обратно.
-Пошли прочь! - я вскакиваю, ощетиниваюсь и напрягаюсь всем телом, готовая снова броситься в бой. На этот раз против своих... нет, против того, чем они стали.
Кажется, что сотня силуэтов разом оборачиваются в мою сторону, наконец-то меня обнаружив. Тени их, лежащие рядом изуродованные, неестественно искривленные, сгустились над моей головой.

Темнота и тяжелое дыхание. Мое и Сотни рядом.

- Ты...
Я не бросала вас!
- Ты...
Я не убивала вас!

Когда надо мной в очередной раз надвисла орда из моих бывших братьев по оружию, желающая растерзать меня на части, я могла лишь молить о том, чтоб этот чертов сон наконец-то изменил свой сценарий и в нем появился хоть кто-то, кто был бы на моей стороне...

+1

8

Как ни странно, сон пришел к львице не сразу. Она полежала немного, ожидая, как всегда, что вот-вот вокруг нее сомкнется мягкая темнота, убаюкивая, укачивая и даря отдохновение... но минута тянулась за минутой, а ничего не происходило. Спать хотелось отчаянно; веки отяжелели, в глаза, казалось, сыпнули песком — а может, так оно и было на самом деле. Но Фалька продолжала лежать, то с закрытыми глазами, то с открытыми — хотя разницы было мало, особенно теперь, когда наступившая ночь не позволяла разглядеть в пещере почти ничего, разве что собственную лапу в паре сантиметров от носа, — и ничего не происходило.
Судя по беспокойному дыханию, Авелин тоже испытывала трудности с засыпанием. Но зато им было тепло... Хотя лапы Фальки немного озябли, шерсть ее уже вполне подсохла, и близость гривастой помогла ей согреться и немного расслабиться. Сейчас самка вспомнила и про окапи, которого легкомысленно оставила на острове — хотя чего уж там жалеть? Сама она смогла пробежать по песчаной косе до начала шторма, но будучи налегке; если ее будет обременять туша животного, пусть даже уже обглоданная, первая же волна может сбить ее с ног — а там уж если выплывет, то это будет чудом. В нынешнем своем состоянии Фалька не рискнула бы плавать даже в спокойной воде. Только не сейчас, когда у нее болят ребра и ломит лапы.
Ночь тянулась вязко, как растопленная карамель. Самка обреченно вздохнула и постаралась устроиться поудобнее, но при этом так, чтобы не потревожить Авелин — судя по успокоившемуся дыханию, та как раз прикорнула.

Ей не так часто снились яркие, наполненные событиями сны, и всегда их приход означал, что накануне случилось что-то запоминающееся… что-то страшное настолько, что организм, не в силах осознать все подробности днем, раз за разом вынужден прокручивать их ночью, заставляя львицу вскакивать в холодном поту. В последний раз, конечно, это случилось вскоре после оползня – и повторялось потом неоднократно, хотя по мере взросления дочери Фалька подуспокоилась. Кошмары покинули ее, хотя оба они, и Фалька, и Рудо, порой просыпались, тяжело дыша и всхлипывая… а иногда их будили всхлипывания дочери, и тогда они придвигались к ней поближе, обнимая лапами и стараясь утешить; постепенно дыхание Ос становилось спокойнее, и она снова проваливалась в глубокий спокойный сон – а вот ее родители потом еще долго не могли заснуть.

Сейчас как раз был тот самый момент… Львица сама не заметила, как, ворочаясь, она провалилась в сон – и начало его было на редкость скучным. Она спала и видела, как ворочается в этой самой пещере, и под боком ее точно так же вздыхает от усталости и никак не может уснуть Авелин…
И вдруг сон изменился. Смутные тени мелькали вокруг, но самка не могла опознать никого из них. Они будто не замечали ее присутствия, глухо бормоча что-то свое… В толпе Фалька вдруг заметила промельк знакомой рыжей гривы, и облегчение нахлынуло на нее подобно морской волне. Почему-то сейчас казалось очень важным, что рядом с ней именно Авелин – хотя, признаться, львице все же больше хотелось увидеть супруга или дочь. Тем не менее, она пробралась поближе к гривастой – ее будто никто не замечал, и тени разошлись перед ней, толком так и не сумев обрасти плотью.
Но из расступившихся теней вдруг вырос огромный зверь, несущийся на застывших перед ним самок с неотвратимостью катящегося с горы валуна. Здоровенный, неестественно здоровенный, с рогом длиной не менее чем в пару метров, это был носорог – и в то же время не был.
— Авелин! Бежим! — львица крутанулась на месте, но лапы превратились в тяжеленные колонны, двигавшиеся с огромным трудом, и каждое движение было неправдоподобно медленным — а зверь тем временем надвигался, и Фалька уже почти чувствовала на своей шкуре его тяжелое дыхание.

+1

9

Тени смыкались надо мной, подступая со всех сторон, не давая и шанса на то, чтобы хоть как-то спастись. Я рычала, щетинясь и пытаясь отойти назад. Потом моя лапа уперлась во внезапно появившуюся скалу - чертовы условности сна! - и я оказалась зажатой в углу.

- Идите прочь! - я рявкнула во всю глотку, подымаясь на дыбы и размахивая передними лапами перед собой. Но выпущенные когти лишь тщетно проходили сквозь тела моих бывших товарищей, не заставляя их даже дрогнуть от моих ударов. - Прочь, я вам говорю!
Казалось бы, они давно уже были должны наброситься на меня. Разорвать мое тело на части, растерзать кусок за куском, причмокивая и наслаждаясь вкусом крови. Плотно подернутые скверной глаза смотрели на меня полные голода; одни только глаза и лица в этих силуэтах и остались пусть и едва-едва, но различимыми.
Они смотрели, нависали, клацали голодно зубами, но...

- Авелин... - Голос Уэсли раздался прямо над моим левым ухом, заставляя повернуть голову в ту сторону. Я была готова снова увидеть призрак своего мертвого супруга, снова испугаться его изуродованному виду но... Быть может, в этот раз я смогу у него что-то спросить?...

Только вместо него слева от себя увидела другую знакомую морду. И она тоже явно видела меня.

- Бежим! - Фалечка явно была напугана и впечатлена этим кошмаром гораздо больше меня. Она с ужасом в глазах смотрела на что-то за моей спиной и отчаянно, словно бы это у нее никак не получалось, пыталась убежать.

От чего же она так хотела убежать выяснить я решила уже чуть попозже...

- Это.. это сон, Фалька! - я крикнула ей, нагоняя львицу и подталкивая ее вперед, как обычно мать подталкивает неуверенного львенка. - Страшно, да... Но это сон!

Я на мгновение сама даже смутилась тому, с какой легкостью сама же это осознала. И как легко смогла озвучить эту мысль. Быть может, когда ты сам перестаешь бояться так сильно, как раньше, контроль над собой во сне приходит более охотно.

Постепенно (то ли Фалечка перестала так отчаянно бояться, то ли так подразумевалось сценарием) мы все таки смогли набрать скорость, по крайней мере перестав чувствовать чужое дыхание у себя в затылках. И вот только в этот момент я разрешила себе обернуться.

"Это... Носорог!", - я вскрикнула в сердцах, совершенно не понимая, какого черта этот зверь тут делает. Страх на мгновение навалился на меня, а потом, словно бы столкнувшись с каким-то моим внутренним барьером, отступил. Это позволило продолжать мне мыслить трезво, не шарахаясь от каждой тени, из которых только и состоял весь этот сон целиком.

Лапы мои сами по себе бежали вперед, так, как привыкли делать в подобных снах уже давно. Мозги же мои работали с двойным усилием, ибо помимо осознания этой изменчивой "реальности" вокруг, им нужно было теперь еще и понять почему она стала такой, какой стала.

"Наверное... Наверное, этот носорог что-то значит для Фальки, не для меня", - я обернулась еще раз. Огромный зверь позади то нагонял нас в несколько шагов, то, словно бы уносимый волнами, заметно отставал. Как будто бы давал мне фору для того, чтоб додумать мысли до конца. - "Это наш общий сон, это точно... Фалька не просто мне снится, это... Это сон снится одновременно нам обеим".

Мысль эта, до этого лежавшая на самой поверхности, и воспринимаемая как должное, сейчас была полностью мною понята. И оценена как что-то крайне полезное и любопытное... Еще один виток в моих шаманских способностях, чтоб их?

- Фалька! Там озеро! Быстрее, мы можем спрятаться в кустах на берегу!

Носорог, до этого так учтиво ожидающий, когда же до меня дойдет смысл происходящего, сейчас перестал идти мне на уступки, и втопил на полную мощность. Я тоже налегла настолько, насколько могла, только и думая теперь о том, как бы оторваться от него теперь хоть на мгновение и использовать его для того, чтоб спрягаться.

- Хоть это и сон, но умирать тут так же больно, как в реальности! - Я недобро улыбнулась, вспоминая свой богатый опыт в подобном. Уж сколько меня убивали и драли на части в снах, не сосчитать уже.

+1

10

Ощущение, будто продираешься сквозь очень густой кисель. Лапы тяжелые, толстые, двигаться не хотят. Тело не слушается... Хотя на самом деле львица, лежа на каменном полу пещеры, во всю прыть перебирала лапами, поскуливая во сне, ей виделось, будто она толком не может сдвинуться с места.
Это было жутко. По-настоящему жутко, так что самка даже могла проснуться... но почему-то не просыпалась, хотя сердце колотилось уже так отчаянно, будто собиралось вырваться из груди и сбежать в одиночку.
— Это сон, Фалька! — сквозь густой мрак до нее донесся голос Авелин, тусклый и невыразительный, тоже замедленный, как и все вокруг — кроме кровожадных теней, круживших вокруг.
Это сон, Фалька! Это сон, Фалька! — тяжко заухало эхо.
Легче не стало. С одной стороны, хищница постепенно действительно осознала, что все случившееся ей только снится, с другой — лапы передвигаться быстрее не стали, и хотя она старалась убежать, делала это чересчур медленно. Хотя толчок Авелин несколько поправил обстановку, помогая самке сориентироваться.
Носорог грохотал за их спинами, то затихая, то дыша практически в затылок Фальке, нависая над ней и потрясая огромным рогом — во сне он был даже неправдоподобно большим, животное не смогло бы передвигаться, будь у него на голове такая здоровенная блямба. Сейчас же это лишь прибавляло ситуации ужаса.
Авелин кричала что-то про озеро, но самка лишь мельком оглядела знакомый пейзаж, уже не однажды виденный в реальности. Очередной рывок носорога, и тот вновь задышал в загривок львице, тяжелый рог опустился совсем близко от ее шеи, вот сейчас одно движение — и...

Еще не успев осознать, что проснулась, самка резво подхватилась с земли и большим прыжком оказалась в стороне от Авелин, почти угодив лапами в крохотное озерцо, чтб было посреди пещеры. Лишь там, когда ее пальцев коснулась холодная вода, она застыла, тяжело дыша и оглядываясь по сторонам округлившимися, как блюдца, глазами. Зрачки ее чуть поблескивали, отражая свет, льющийся в пещеру извне.
Снаружи все еще бушевал шторм. Странно, но сейчас это даже порадовало Фальку. По крайней мере, все было таким же, как и прежде, когда она засыпала. Небо содрогалось от раскатов грома, узкий лаз входа то и дело подсвечивался белым, и тогда отчетливо становилось видно и плети растений, скрывавших проем в скале из виду, и каменный пол в мелких трещинках.
Значит, это просто был кошмар. Этого следовало ожидать: после всего пережитого-то. Чуть не утонула, потом чуть не утонула снова, сломала ребро, а может, даже несколько... Исхудать, конечно, не успела, но все равно потеряла очень много сил. А потом еще эта гроза... Неудивительно, что ей снятся кошмары. Даже топот носорожьих ног, похоже, был всего лишь отзвуком грома, раз за разом гремящего в небе.
Тем не менее, даже когда Фалька убедилась, что находится в безопасности, продолжать спать она не решилась. Слишком уж живым и настоящим все это было... Наверняка уже скоро утро, а гроза не может бушевать вечно. Несколько часов — и она уляжется, а до той поры львица тихонечко посидит в углу...

+1

11

Вроде прошло не больше секунды - хотя это сон, кто знает сколько прошло на самом деле - но стоило мне отвлечься только на эту чертову секунду, как сразу же после нее огромный и смертельно острый рог нас нагнал. Точнее он нагнал Фалечку, буквально на моих глазах подкинув ее в воздух и...

И... ничего. Казалось, словно бы львица просто исчезла. Не было ни звука разрывающейся на лоскутки плоти, ни хруста костей под мощными ногами монстра. Ничего из этого, только какая-то звенящая в ушах тишина. И непостоянная, изменяющаяся пустошь поля боя, внезапно вновь появившаяся на замену тому пейзажу с озером, что был до этого.

Фалечка пропала и оказалось, что вместе с ней пропал и носорог, и все новые (почти что чуждые) для моего сна декорации. Вместо зеленого берега и заводи меня снова окружала безжизненная пустыня выжженная Мором. И пустота. Больше не было ни призраков погибших солдатов, ни короля Кайлана, обычно обвиняющего меня в предательстве, ни слона, ломающего Его Высочеству своим хоботом хребет. Нет, не было даже ничего из того, что обычно присутствует в моих снах.

Только...

- Авелин. - Снова голос Уэсли, но на этот раз не под самым ухом, а откуда-то сбоку. Я покорно, казалось даже что против своей воли, поворачиваюсь в ту сторону.

- Ты ведь все поняла, Авелин... Скажи ей... - Его силуэт, все такой же раненый и рваный, такой разорванный зубами Мора и изуродованный... Но... Он словно бы имел свою волю, сам себя контролировал. И был такой же частью сна, какой была Фалька: отдельной, не подчиняющейся моему сознанию.
Я не могла больше пошевелится. Язык мой не ворочался во рту, тело меня не слушалось. Все те вопросы и догадки, что мгновенно всплыли у меня в голове, пришлось оставить при себе.

А Уэсли, тем временем, постепенно расплывался, словно бы мираж в пустыне. А следом за ним и остальная картинка передо мной.

***
Первым, что я услышала по пробуждению, оказался всплеск воды. Ни гром на улице, ни шум дождя, а именно всплеск, с каким Фалечка приземлилась в озерцо поодаль от нас. То, что это была именно она, я поняла когда открыла глаза и увидела ее в этой большой луже посреди пещеры.

- Фалька... - Голос из моей глотки вырвался с хрипом, даже с какой-то натугой. Мне пришлось приложить нехилое усилие, чтоб заставить себя повторить ее имя еще раз, чтоб она точно услышала меня. - Фалька!

Выглядела она неважно: кажется, она мелко тряслась, глядела перед собой немигающим взглядом округленных глазенок, и мрачно молчала. Да, что уж говорить, когда тебе снится что-то настолько реальное впервые, то ты волей не волей перепугаешься до ранних седин.

- Мне кажется... кажется... - я медленно поднялась, подступив к ней ближе. Подходящие слова упрямо не хотели лезть в голову. - Что этот сон что-то значит... Для тебя.

Уэсли, кем бы он не был на самом деле, просто плодом фантазии или воплощением духа, посоветовал мне поделится моими догадками. А значит это имело хоть какой-то смысл... В конце концов это всего лишь догадки, хуже от этого стать не может.

- Мне много раз уже снился именно это... Ну тени, погоня. Я помню этот сон наизусть. Но сегодня в нем было много... лишнего. Не моего. Того, чего обычно там нет.

Я глядела на нее, мысленно размышляя о том, как она может отреагировать на мой столь резкий переход к построению теорий. В состоянии ли она меня сейчас понять?..

- Просто... У меня есть определенные силы. Шаманские... Возможно, каким-то образом я не специально смогла соединить наши сны в одно целое. И то, что нам снился носорог и тот пейзаж у озера... Это явно значит что-то для тебя, Фалька, а не для меня.

Высказав свою основную мысль, я разумно взяла паузу, дожидаясь реакции зеленоглазой. Может у нее у самой будут какие-то домыслы по этому поводу?

+2

12

Поглощенная неприятными мыслями о привидившемся ей кошмаре, наполовину оглохшая из-за грозы, бушевавшей снаружи, Фалька даже не сразу поняла, что ее зовут. Голос Авелин будто бы пришел из того самого сна, слабый на фоне разгневанной стихии. Лишь когда гривастая позвала второй раз, Фалька, вздрогнув, повернула к ней голове.
Она постепенно успокаивалась. Не до такой степени, чтобы лечь и спокойно заснуть, но, тем не менее, вид Авелин живо напомнил самке, что все увиденное — не более, чем глупый сон, который стоит просто оставить позади и бесповоротно забыть. Вот и все.
Тем более, что и в реальности было довольно жутко. Сейчас обе львицы пребывали в безопасности, защищенные толстой скалой, но останься они снаружи — брррр. Даже думать об этом не хотелось.
— Я... — голос Фальки едва пробился через очередной раскат грома, заставивший ее съежиться от неожиданности, — все в порядке, просто дурной сон приснился.
Вот этим и следовало ограничиться. Но Авелин почему-то понесла совершеннейшую ахинею, — по крайней мере, с точки зрения Фальки, — про сны, которые что-то значат, и про этот конкретный, имевший значение именно для нее, для Фальки.
Кофейная скептически приподняла бровь, стараясь не морщиться: голова все еще немного болела. В шаманские силы она верила, но как-то не всерьез, походя, не задумываясь о том, отвечают ли духи на призывы шаманов, или же это просто ветер и парочка фокусов. Почем ей знать, может быть, старик Рафики, единственный шаман, которого она знала, был просто шарлатаном. Лекарем-то он был хорошим, но что касается всего остального...
Львица уже даже собралась высказать все это вслух. Да, резко. Возможно, это обидит Авелин, но лгать ей было бы еще хуже.
Однако, прежде чем Фалька успела даже пасть раскрыть, она так и села, ошалело моргая. Да так и просидела не меньше, чем полминуты, переваривая сказанное.
Одно дело — когда тебя убеждают в том, что твой сон — это нечто большее.
Совсем другое — когда тот, кто это делает, знает, что тебе снилось.
Вот это было жутко.
Львица открыла пасть, выдавив невразумительное "эм". Закрыла. Обдумала все еще раз. Наконец, нервно передернув шкурой на спине, вскочила, чтобы напиться из озерца.
Странно, но ритмичные движения языка, пока Фалька лакала воду, немного успокоили ее. По крайней мере, повернулась обратно к Авелин она уже не с такой перекошенной изумлением мордой, как раньше.
— Не припомню, чтобы у меня был хотя бы один знакомый носорог, — стараясь говорить весело, протянула она, — у них вообще не тот характер, чтобы знакомиться. Думаешь, мне стоит опасаться одного из них?
Вообще-то, это было вполне логично. Причем даже без сна: абсолютно любого носорога Фалька опасалась, и этому же учила дочь.
Самый простой вопрос "что мне теперь делать?" так и просился на язык, хотя львица до сих пор не произнесла этого вслух.
— Кажется, я знаю это озеро, — задумчиво проговорила она вместо этого, — оно довольно далеко от того места, где мы живем, — почему-то ей вдруг захотелось сказать "жили", — но пару раз я там охотилась.

+3

13

Наверное, за последние несколько месяцев меня так сильно затянуло во всю эту шаманскую муть, что я даже и не заметила, как странно могли прозвучать мои слова со стороны. До меня это дошло только в тот момент, когда я увидела удивленное лицо львицы, выражение на котором очень быстро наполнилось скепсисом.
И ведь действительно, скажи мне самой это кто-нибудь во время моей обыденной службы в Ферелдене, так я бы лапой у виска покрутила. "Послушайте ка что говорит этот чудак! Мало того, что он утверждает что сны что-то значат, так еще и пытается меня убедить в том, что может связать мой сон и свой в одно целое" - вот да, вот что-то подобное я бы и подумала бы.

Но потом до Фальки видимо дошло. Дошло что нам действительно снился один и тот же сон, а я тем временем только еще сильнее убедилась в том, что была права. Если бы я убегала от носорога, а зеленоглазая тем временем в Тени ловила бабочек или рассуждала с кроликами о законах мироздания... Да, тогда бы она не села с открытой пастью посреди пещеры.

Я решила дать ей время переварить информацию, расположившись рядышком с озером, пока она пыталась в очередной раз из него напиться и успокоиться. Я тем временем смотрела на бушующую стихию через небольшую расщелину и думала о чем-то своей. В какой-то момент мне показалось, что какая-то молния сверкнула через чур сильно, осветив ночь даже сильнее, чем следовало бы обычной молнии. Следом последовал какой-то не менее странный гром, но... Но я предпочла свалить все на причуды природы, и не особо заморачиваться.
Хотя где-то глубоко в груди после этой вспышки поселился какой-то непонятный, совсем уж инстинктивный страх. Но учитывая недавний кошмар в нем не было ничего удивительного - просто перенервничала.

- Не припомню, чтобы у меня был хотя бы один знакомый носорог, - Фалька тем временем наконец-то додумала то, что ей нужно было додумать, и решила поделиться этим со мной. Я внимательно ее выслушала, чуть наклонив голову, словно бы пытаясь так уловить побольше деталей.

Но они ничего мне не дали. Я не могла точно сказать ни что мог значит этот сон, ни почему снилось именно это озеро и что вообще следовало бы делать безгривой. Хотя исходя из того, что я решила посвятить ее в свои догадки и предостережения, я должна бы теперь все это растолковать.

- Жаль я не так опытна во всех этих шаманских штуках, - я досадливо щелкнула языком, покачав не менее досадливо головушкой. - Слишком все смазано, слишком все перемешалось. Более опытный шаман скорее всего смог бы сделать картинку более читаемой...

Я, вздохнув, поднялась. И, сделав пару шагов, постаралась придать следующей фразе как можно больший вес:

- Но так или иначе, этот сон не сулит ничего хорошего, Фалька. Будь готова к скорейшим ударам судьбы. Скрепи заранее сердце. Пусть ты и не будешь знать откуда точно придет удар, но ты по крайней мере будешь знать, что он точно последует.

Я тихонько и постепенно выпустила оставшийся воздух из легких, тяжело прикрыв веки. Я уж не знаю откуда была такая уверенность в этих словах, откуда появилась эта твердость в голосе. Но сейчас был определенно тот момент, когда ситуацию стоит воспринимать как данность.
И от этого мне заранее становилось жаль эту самку - судьба приготовила ей тот еще удар.

+3

14

На морде Фальки так и застыло наигранно-небрежное выражение, мол, нам даже море по колено — что там какой-то носорог. Чувствовала же она себя при этом, прямо скажем, не слишком хорошо. Давненько львице не приходилось испытывать подобного гадкого чувства. Даже, пожалуй, гибель ее детей не вызывала в ней подобных эмоций: это было горе, чистое и искреннее, требующее, чтобы его выплакали, и со временем истончившееся до легкой, хоть порой и вгрызающейся в сердце почище клыков гиены печали.
Сейчас было совсем другое... Не ощущение — предчувствие ощущения, смутно противное, будто знаешь, что вот-вот случится что-то дурное, но ни изменить что-то, ни как-то повлиять на события не имеешь ни малейшей возможности.

Словом, Фалька предпочла бы не видеть всего этого, и не слышать того, что говорила ей Авелин, пытавшаяся хоть как-то объяснить случившееся. Хотя гривастая и старалась говорить спокойно и веско, в голосе ее не было особой уверенности; двигалась она тоже как-то немного нервно, то вставала, то усаживалась, то, наконец, шагнула поближе к собеседнице, стараясь убедить ее в правдивости видений.

К этому моменту, впрочем, Фальку уже не нужно было убеждать. Хотя она до сих пор сохраняла некоторую долю скептицизма — ну в самом деле, это ведь сон, мало ли кошмаров она видела за свою жизнь? — невероятное совпадение, тот факт, что они обе увидели одно и то же, заставляло хищницу задумываться, снова и снова перебирая детали видения и пытаясь разгадать его.

Впрочем, оно померкло в памяти довольно быстро — разве что недобро занесенный носорожий рог все так же четко вырисовывался в памяти, стоило только самке опустить припухшие от недосыпа и нервотрепки веки. Теперь ее воображение тоже взялось за работу, дорисовывая мелкие шерстинки, окружавшие рог, черноту раздувшихся ноздрей, потеки крови на острие...

— Это не поможет, — после затянувшегося на несколько томительно вязких минут молчания она наконец заговорила, отвечая терпеливо стоявшей рядом с ней Авелин, — лучше бы, наверно, мне не знать этого заранее: по крайней мере, есть возможность пожить какое-то время, не тратя свои нервы на бесплодные ожидания невесть чего.

Взяв себя в лапы, она энергично встряхнулась. Шкура ее уже успела более-менее высохнуть, так что чувствовала себя Фалька довольно сносно. Разве что голова все еще немного кружилась, зато боль в ребрах была как родная — еще немного, и львица начнет искренне удивляться, отчего это у нее ничего не болит.

— Дождусь хорошей погоды и попробую прогуляться до этого озера, — задумчиво, будто самой себе, сказала она.
Это, правда, было пока что трудновыполнимо. Львица понятия не имела, где именно находится, и местоположение озера тоже знала весьма приблизительно. Ей было известно лишь то, что обратный путь в облачные степи может занять не один день, а в таком состоянии быстро идти она все равно не может. Где-то в глубине ее сознания тоненький голосок — не иначе как безжалостно задвинутая в дальний угол логика, — вопил о том, что ей вообще пока что не стоит никуда ходить; по крайней мере, пока она не оправится настолько, что сможет охотиться самостоятельно. Впрочем, Фалька весьма упорно игнорировала этот неоспоримый факт.

+2

15

Начало Игры

На пляже можно было разглядеть одинокую фигуру. Всё более сильные порывы трепали гриву Алситера и задували в уши, полностью перекрывая шум волн, что неистово бились о берег, иногда доходя до лап льва и обливая их водой. Гибрид то и дело вздрагивал и поводил плечами от того, что стремительно холодало. Даже в своих родных краях он не привык  такому холоду, благо жил он не в Морозных Горах.

Изрядно отощавшее тело, что выглядело ещё более худосочным чем до этого, теперь совсем не противостояло холоду. Шкура потускнела и выглядела неухоженной. Ах, вернуть бы те времена, когда его грива лоснилась, а в глазах горела жажда жизни и новых открытий. Но казалось уже ничто не может вернуть в его взгляд искры веселья, что бы они вновь засветились тем тёплым светом, что мог заставить оттаять даже ледышку.

Первый раскат грома заставил Стража поднять морду к небу, что бы увидеть угрожающе чёрное небо. На его худую морду и неряшливо лежащую гриву пролились первые капли дождя. А он так и смотрел в небо, силясь увидеть что-то. Но, видимо, не найдя там ответа, он побрёл дальше, угрюмо рассматривая мокрый песок, что теперь заливал ливень удивительной силы.

Уже насквозь мокрый и продрогший он всё таки решил уйти с побережья, где набирал обороты шторм. Небо совсем заволокло тучами и стало темнее, молнии то тут , то там вспыхивали пронзительными нитями. Гром был настолько сильным, что казалось сотрясает землю, а волны уже давно как дикие звери на добычу бросались на скалы. Как бы плохо ему не было, умирать он ещё не собирался.

Где-то послышался громкий треск и пронзительный свист. Удар заставил землю под лапами Бастрада затрястись. Надо было найти убежище и гибрид побежал. Быстро ускоряясь, он пытался разглядеть сквозь пелену дождя хоть какое-то укрытие. И  Создатель смиловался над ним и он увидел чёрный вход в пещеру, чуть загороженный папоротниками. Припустив туда, он быстро влетел в уютный зал, где было сухо и тепло. А ещё пахло двумя львами, одного из которых он, как бы не старался, не мог отнести к какому-то полу.

Поджарое тело тут же напряглось и мышцы заиграли под шкурой. Алистер был готов отвоевать своё укрытие, несмотря на состояние в котором он находился.

Отредактировано Алистер (21 Янв 2018 16:43:15)

+3

16

"Подкинул же ты мне задачку, Уэсли", - я, все так же не открывая век, села неподалеку от безгривой и вновь позволила ей взять необходимую в данной ситуации паузу. Мысли же мои тут же снова пустили хоть и в ленивую, но все же пляску, перескакивая от обрывков всех последних сновидений, до размышлений о чем-то глобальном и ситуации в целом.

А конкретно... да, о Уэсли.

Почему-то я была уверена, что он был напрямую связан со всеми этими провидческими шуточками, со всеми этими "особенными" снами и тем более с тем, что каким-то образом я смогла в один из них затащить и Фальку тоже.

Подумавши о зеленоглазой я снова как-то даже устало глянула не нее, осмотрела с головы до лап, и утвердительно хмыкнула сама себе под нос, словно бы сверяла с чем-то ее внешний вид. На деле же я просто в очередной раз убедилась, что та странная фраза от моего почившего благоверного "помоги ей" касалась именно ее, а ни кого-то другого.

В конце концов именно Фальке как никому другому нужна была сначала помощь физическая, а потом и просто поддержка, чтобы не оставаться один на один с через чур мрачными мыслям.
Вот правда, наверное, добавление к этим мыслям еще более темных за помощь не считалось...

- Это не поможет, - словно услышав мои размышления, изрекает Фалька. Дальнейшие ее слова даже заставили меня пожалеть о том, что я все таки решила поделиться своими предположениями с ней и по какой-то причине еще и от чего-то там предостеречь. Все-таки надо было держать язык за зубами...

Наверное, я попалась в обычную ловушку, когда судя по себе, делаешь другому хуже. Либо же... либо же я еще не совсем сама понимаю как работать с этим чертовым шаманским даром и как им распоряжаться. Хотя, почему "либо", последнее было точно и наверняка (я нихрена не понимала), только первое из всего этого было под вопросом.

- Фалька, я... - я хотела то ли извиниться перед ней, то ли в очередной раз начать причитать, что без понятия откуда у меня такая уверенность в недавно сказанных мою же словах, или же еще зайтись в какой-то поясняюще-объясняющий речью, но... не успела.

Что-то заставило меня мгновенно насторожиться, заставило шерсть на загривке встать торчком, а мышцы тут же напрячься, в готовности дать отпор чему-то пока неизвестному. Я обеспокоенно втянула воздух, тщательно принюхиваясь к нему, и пытаясь среди запаха сырости и дождя разобрать то самое, что заставило меня взволноваться.

И я поняла что это было... это был запах Мора.

- Фаля... отойди ко мне за спину... - я проговорила это тихо и низко, но отчетливо, медленно обходя самку и загораживая ее самостоятельно от входа в пещеру. Что-то внутри меня отчаянно не хотело верить в то, что болезнь успела нагнать меня и тут, что бешеные звери дорвались и до этих земель.

Но этот запах, запах стоявший в моих воспоминаниях в одном ряду с войной и смертью, я не могла перепутать ни с чем.
Особенно происходящее заставило в себя поверить после того, как в проходе пещеры появилась исхудала и рослая фигура, тоже напряженная и готовая к бою.

Понимая, что медлить больше нельзя, я хоть и молча, но не менее от этого яростно, бросаюсь вперед, в желании по приземлению пришпилить недруга к земле, чтоб он никому не мог после этого навредить.

ГМу
БМ "+2" Алистеру

https://pp.userapi.com/c840235/v840235626/6c3f3/kcPsHCa0wM4.jpg

Аналог скилла Обездвиживание (у меня его нет, но никто не мешает пробовать получить). В руке Удачное приземление и Уворот.

Так же есть Талисман Боя (который я сча занесу в профиль, но он правда-правда есть хдд)

+3

17

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Авелин атакует Алистера

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=3+6

Бросок
Бонус

Итог

3 + 6 = 9
2

11

Успех, действие выполнено с небольшими помарками.

Авелин прижимает Алистера к земле всем своим могучим весом (ха, жырная). Во время падения та слегка прикусывает язык, но это её практически не беспокоит.

0

18

Всё ещё стоя на пороге пещеры и всматриваясь в её темноту, Алистер не терял сосредоточения. Его уши подёргивались,  ловя звуки, но всё было тихо, но тут послышалось далёкое эхо. Кажется это были голоса. Осторожно переставляя лапами он немного продвинулся вглубь пещеры. Но тут звуки резко прекратились и гибрид тоже замер, до сих пор пытаясь понять , кто находится в этой пещере и к чему ему быть готовым.

Но тут послышался шорох камней под чьими-то тяжёлыми лапами. А в следующую секунду, Тейрин ощущает мощный толчок в грудь и валится на землю. Прижатый чьим-то тяжёлым телом, Страж разъяренно зарычал, возмущенный таким наглым нападением на него.

Ему хватило нескольких секунд, чтобы разглядеть морду противника, видимо пытавшегося убить его весом своей туши. Передним была... Эм, львица? Об этом напоминала её достаточно женственная морда и глаза, с чем-то вроде подводки. Но грива опять вгоняла в недоумение. И запах ни чуть не помогал понять, кто всё таки был перед Алистером. Но сейчас было не до того.

Он попытался вцепиться передними лапами в район плеч Авелин и хорошенько толкнуть её задними, что бы столкнуть её с себя и , если повезёт, самому оказаться в доминирующем положении.

+2

19

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"6","avatar":"/user/avatars/user6.jpg","name":"krot-banan"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user6.jpg krot-banan

Алистер атакует Авелин

http://tlkthebeginning.kozhilya.ru/gm/d.php?style=kozhilya&dice=1+1

Бросок
Модификатор

Итог

1 + 1 = 2
2

4

Персонаж мало того, что промахивается, но еще и получает незначительный урон в виде царапин, ушибов и вырванных клоков шерсти (разовый антибонус "-1" на один следующий пост).

Авелин не поддалась. Алистер же после неудачной попытки столкнуть самку с себя сам отталкивается назад, из-за чего ударяется затылком о пол. Сильное головокружение на следующий пост.

0

20

На мое счастье, даже после травмы я не потеряла формы.

Мой выпад удается - тело соперника оказывается подо мной, прижатое моими лапами накрепко к холодному полу пещеры. В нос же ударяет тот самый моровой запах, и заставивший меня атаковать. Только даже с такого расстояния, вплотную, он слишком слабый для того, чтоб исходить от прокаженного... Да и если приглядеться.

"Глаза... У него обычные, здоровые глаза...", - я удивленно уставилась на гривастого, пресекая резким движением его попытку вырваться. Из-за собственной же атаки лев по инерции летит обратно, встречая затылком камень.

- Кто ты, черт возьми! - я рычу на него, отвечая на его недавний возмущенный крик. Все так же крепко пришпиливая незнакомца к земле, я аккуратно и настороженного его обнюхиваю, едва заметно скалясь. - От тебя несет запахом Мора, но ты... Ты здоров?..

Пробежавшись по нему взглядом еще раз, я убедилась, что хоть он и выглядел так себе (свалявшаяся шерсть, выпирающие ребра и потасканный в целом вид), но на порождение тьмы все еще не смахивал. Да и вроде говорить умел... Умел же?..

"Да, к сожалению, ОНО умеет говорить", - я фыркнула на реплику придавленного мною светлошкурого, после этого заметно ослабевая хватку.

- Прости, перепутала тебя с зараженным, - после этого вполне формального извинения (как можно одной фразой так просто подпортить мнение о себе?), я наконец-то отпрянула от него и предусмотрительно осталась неподалеку, если ему нужна будет помощь, чтоб подняться. После же я кивнула все это время стоявшей неподалеку Фальке, и снова обратилась к этому самцу:

- Меня зовут Авелин... Авелин Валенн по роду. И если ты пришел сюда с целью просто укрыться от непогоды, лично я не против твоего нахождения здесь.

Потом, немного подумавши, я все таки решила извиниться еще раз и более искренне, чем до этого.

- И да, еще раз прости за такое... приветствие. Сам понимаешь, лучше перебдеть, чем недобдеть.

Я не прониклась к этому чужаку каким-либо доверием, но и слишком подозрительной быть не стоило. В конце концов он был адекватен, значит и решить все можно было разговором, а не пустым мордобоем.

Отредактировано Авелин (21 Янв 2018 20:31:42)

+3

21

После неудачной попытки столкнуть противницу с себя, голову пронзила резкая боль и на мгновение в глазах потемнело. Да голова всегда была слабым местом Алистера. Это уже было не первое покушение на целостность его головы, потому мир закружился ещё сильнее, чем мог бы.

- Создатель, ну кто так прикладывает незнакомцев об камни? - прошипел лев, на целую вереницу вопросов от незнакомки, зажмурясь, лишь бы её рыжая грива не била по глазам и не устраивала "хоровод". Услышав как Авелин фыркнула на его реплику, гибрид уже хотел было возмутиться, но его слишком сильно мутило и он решил благоразумно промолчать.

Ещё немного полежав и выслушав такие "искренние" извинения из уст Валенн, Страж решил попытаться встать. Делал он это медленно, ведь при резких движениях его начинало подташнивать. Наконец поднявшись на лапы, Тейрин злобно зыркнул на стоявшую неподалёку Авелин и процедил:

- Набрасываться нехорошо! - а потом пройдя пару шагов, вновь прилёг, хотя скорее упал, на прохладный пол пещеры. Голова так и не отошла,так лучше было полежать и рассмотреть своих случайных знакомых.

- "Замечательно! Я в пещере с каким-то бесполым существом и какой-то излишне тихой львичкой. А я надеялся на отдых," - про себя вздохнул гибрид, готовясь рассказывать о себе.

- Я Алистер Тейрин. Серый Страж. Бывший, - негромко сказал бастард недовольно поглядывая на гривастую.

- Да, лучше быть готовой ко всему, но не набрасываться на каждую тень попахивающую Мором! И так плохо было, теперь ещё и с головой проблемы.

- Хотя у некоторых они с рождения, - иронично хмыкнул Алистер, направляя слегка насмешливый взгляд на Авелин.

Лев замолчал, помахивая хвостом, уже с интересом рассматривая друзей по несчастью. В своей голове решив, что могло быть и хуже, попадись ему, например, здоровенные самцы. Тут он хотя бы униженым достоинством и ударом головы отделался. Взгляд янтарных глаз немного смягчился.

- Ты из Ферелленда? На местных ты не похожа, да и про Мор знаешь...

Отредактировано Алистер (28 Янв 2018 16:31:17)

+3

22

Незнакомый самец оказался на удивление... разговорчивым.

Но даже в этом были свою плюсы (хотя, казалось бы...): судя по его репликам, он был с тех же земель, откуда и я. С Вольной Марки ли, с Орлея ли... но он, по крайней мере, верил в Создателя.
И это меня скорее удивляло, чем что-либо еще.

Обычно звери с юга не заходят так далеко. Те земли достаточно густонаселены, чтоб можно было сгинуть с концами и затаиться и просто в соседнем прайде, а не переться буквально на конец света ради того, чтоб засесть на дно там. По моим меркам то, где мы сейчас были с этим самцом - и было тем самым "другим концом света".

Встреча с земляком, пусть и относительным (я так пока и не поняла откуда конкретно он был) вызывала во мне смешанные чувства. С одной стороны было, как и всегда, приятно встретить кого-то оттуда же, откуда и ты... Но ведь этот лев не мог оказаться тут просто так...
Он был либо очень отчаявшимся беженцем, которого ужасы Мора угнали так далеко от родных мест, либо же он кому-то очень и очень крупно насолил, что аж решил не испытывать судьбу и уйти как можно дальше.

Хотя, в прочем, все постепенно начало вставать на свои места, когда незнакомец начал говорить по делу...

"Серый страж, значит... Но мне казалось что они все полегли в битве у Остагара... Вместе с королем", - я едва заметно тряхнула головой, прогоняя наплывающие тут же картинки из кошмаров. - "Либо он не из Ферелдена а откуда-то еще... Но тогда не понятно что он делает тут, пусть будучи и бывшим Стражем... Насолил ордену и был изгнан?.. Или сбежал перед самой своей казнью?.."

Я не сводила внимательного взгляда с него, не особо понимая что мне и думать. Быть через чур подозрительной мне не хотелось, но и оснований чтоб расслабляться у меня не было.

- Да, я из Ферелдена. Служила раньше в королевской армии... До Остагара, - я невольно взяла неловкую паузу, и, осознав это, тут же торопливо продолжила. - И перед тем, как ты скажешь что в той битве все должны были погибнуть, я то же самое хочу сказать тебе...

На этот раз пауза в своих словах была осознанная и я, встретившись взглядом с янтарными глазами, наконец-то продолжила:

- Если ты тоже из Фелендена и Серый Страж, то что ты делаешь тут?.. Неужели Мор уже... не остановить?..

Неприятная судорога свела мое сердце при мысли, что возможно этот Алистер сейчас был тут по одной просто причине - по причине того, что порождения тьмы победили.

+3

23

Кажется, гроза снаружи потихоньку начала униматься, во всяком случае, раскаты грома уже не так часто сотрясали небо; к тому же, они стали ощутимо тише. Дождь все еще шел — Фальке были слышны мокрые шлепки тяжелых капель, разбивавшихся о зелень, окружавшую пещеру. Эк им свезло оказаться в укрытии — окажись львица снаружи, она бы, пожалуй, рисковала утонуть в первой же набежавшей на пляж волне. Воздух, проникавший в пещеру, был холоден и пах солью, и это нервировало хищницу едва ли не больше, чем привидевшийся ей только что спятивший носорог. Носорогов она почти каждый день видит, да и мало ли в жизни совпадений, хоть сердце и замирало опасливо, намекая на то, что нынешний сон — это не просто пара цветных картинок, вызванных болезнью и переутомлением. А вот шторм на море, да и море, собственно, она видела впервые.

Избавление от грустных мыслей пришло внезапно и даже, пожалуй, вовремя. Авелин среагировала первой, и хотя ее слова сильно удивили Фальку, она даже не подумала спорить. В конце концов, гривастая была здесь не впервые, мало ли что привлекло ее внимание. А затем с очередным порывом холодного ветра в пещеру ворвалось взъерошенное и встрепанное нечто, заставившее уже обеих львиц подобраться и зарычать.

Может быть, они просто были врагами? Фалька так и застыла в недоумении: она-то всегда полагала, что лучше сперва попытаться договориться, а потом уж лезть в драку; но у ее собеседницы, похоже, было совершенно иное мнение по этому поводу. Кофейная и шагу сделать не успела, а Авелин уже летела на противника, в котором, после того, как он энергично встряхнулся, стало возможно признать льва.

Еще спустя пару секунд пришелец оказался лежащим на земле. Неудивительно, учитывая тот факт, что противники практически не уступали друг другу в размерах. Львице оставалось только ошалело наблюдать за короткой ожесточенной схваткой, закончившейся так же быстро, как она и началась. Обменявшись несколькими фразами, которые совершенно не прояснили ситуацию, оба неуловимо похожих друг на друга льва, кажется, сошлись на том, что драку продолжать не следует.

— Кхм, — будь у Фальки платочек, она бы непременно им помахала, привлекая внимание парочки, которая, похоже, совершенно не принимала в расчет то, что они тут не одни, — это не мое дело, конечно, но я бы была благодарна, если бы вы пояснили мне, что такое Мор. Вы имеете в виду чуму?
Сердце ее, казалось, ухнуло куда-то в пятки. Вроде бы Авелин упомянула о том, что пришелец здоров, но это не особо прибавляло к нему доверия, а Фальке хватило нервотрепки еще в тот, прошлый раз, когда Вирро и Рудо умудрились загнать больную чумой зебру. Если этот здоровяк болен или был болен, лучше самка посидит под дождем, чем останется с ним в одной пещере.

Да и буря, к слову, начала стихать. Пока что почти незаметно, но все же чуткое ухо львицы уловило длинный перерыв между раскатами грома; еще дождь стал потише — пока что совсем ненамного, но Фалька всей душой надеялась, что к середине утра дождь прекратится совсем.

+4

24

Начало игры

Ночь переходила в утро, солнце поднималось из-за горизонта, окрашивая небо в красные и желтые цвета. Тучи на небе постепенно расходились, открывая взору утреннее небо. С неба лило уже не так сильно, ливень перешел в простой дождь. Самое страшное позади. Буря и шторм, бушевавшие здесь улеглись, ветер больше не хлещет бока холодными каплями.

По берегу океана медленно брела темно-коричневая львица. Вид у нее был не из лучших: мокрая от дождя шерсть, грязные лапы, глубокая, уже воспалившаяся рана под правым глазом. Но самой выдающейся чертой был ее огромный беременный живот, очень выделяющийся на фоне тощего тела. Он ходил из стороны в сторону при каждом ее шаге. Эту львицу звали Одри, и пережила она за последнюю ночь столько, сколько не могла себе и представить.

Этой ночью она сбежала из жестокого и несправедливого прайда, от своего мужа-тирана. Под сердцем она носила детей от него, ради которых и покинула свой бывший дом. Самка ни за что не хотела, чтобы ее потомство (которое, судя по животу, было многочисленным) жило в той ужасной системе, где выросла она сама. Именно поэтому она бежала. За ночь Одри удалось пересечь Облачные степи: сначала бегом, потом рысью. Она остановилась лишь раз: когда взорвался Килиманджаро. Отойдя от увиденного, львица продолжила свой путь.

И вот, с наступлением утра, ее лапы коснулись мокрого песка на побережье. Беременная самка смертельно устала, она хотела лишь прилечь где-нибудь. Но отдыхать на открытой местности было нельзя. Холод и сырость не принесли бы ее здоровью никакой пользы. Нужно было найти относительно сухое и безопасное место.

Одри огляделась, пытаясь найти для себя хоть какое-нибудь пристанище. На глаза ей попалось два варианта: левее от нее виднелись джунгли, а правее какие-то пещеры. Джунгли были неплохим вариантом, но кто знал, кто там может жить? Змеи, леопарды, да мало ли еще кто. Впрочем, пещеры тоже могут быть заняты, но их намного проще исследовать, чем джунгли. Кивнув самой себе, львица пошла в сторону пещер, тяжело переставляя уставшие лапы.

На середине пути львица поняла, что, если их тех пещер ее выгонят, дальше она никуда не пойдет. Силы в ее истощенном теле кончились, лапы ломило от боли. Очень хотелось куда-нибудь приземлиться и посидеть. Даже спать не хотелось, хотелось лишь дать отдохнуть лапам. В своих раздумьях о том, как бы не свалиться прямо там, где идет, Одри не заметила, как приблизилась ко входу в пещеру. Внутри нее слышались три голоса: два женских и один мужской. Львица остановилась и вздохнула. Либо туда, либо умирать. Последний вариант не укладывался в голове темношкурой, поэтому, решив, что терять ей уже нечего, Одри шагнула внутрь.

Три разных запаха ударили ей в нос. Как только глаза привыкли к темноте, львица разглядела внутри двух львов и львицу. Но она четко слышала два женских голоса, как так получалось? Самка прошла пару шагов и села у входа, привалившись к стене. Она тяжело дышала, а щеку жгло так сильно, что хотелось плакать.

— Здравствуйте, — выдохнула она, глядя на светлую львицу. — Я… посижу тут и уйду. Я не могу больше идти. Простите.

На львов Одри не смотрела, она боялась самцов, хотя и понимала, что не все вокруг думают, так как львы в ее бывшем доме. Но подсознательно страх к самцам был, поэтому смотреть в сторону гривастых она пока не могла.

+8

25

Алистер внимательно слушал львицу. Естественно доверия к нему не было ни капли, что лев отлично осознавал. Да и с чего им ему доверять?  Лев тяжело вздохнул, при упоминании Остагара. Воспоминания разбередили ещё не зажившую рану. И сразу стало так горько, так холодно.

- Не волнуйтесь, Мор обязательно остановят, если уже это не сделали, - тихо проговорил лев, чувствуя ,что в голове прояснилось. – Я бы погиб там же, в Остагаре, если бы не некоторые обстоятельства о которых, прошу меня извинить, я говорить не готов. Но если что – я не преступник.

Бастард попробовал подняться и , о чудо, у него вышло. Голова практически не кружилась и он уже был вполне в нормальном состоянии.  Погода постепенно становилась лучше и в пещёре стало чуточку ярче, чем до этого. Воспользовавшись этим, гибрид решил получше посмотреть на своих соседей. Да, по сравнению с ними он выглядел жалко. Свалявшаяся грязная шерсть, отощавшая фигура и усталый вид. Впервые за долгое время,  Тейрину было стыдно за свой внешний вид.

Кофейная львица, что до этого оставалась им незамечена в глубине пещеры подала голос. Пронзительный взгляд усталых янтарных глаз обратился к ней. В её голосе читалось небольшое беспокойство.

- Мор – это намного хуже чумы и знать что это вам не нужно, а то от кошмаров в ближайшие дни не отделаетесь, - фыркнул Серый Страж, разминая лапы. – Но вам здесь нечего опасаться. До вас он не дойдёт.

Он замолчал и про себя взвыл:

«Скольких ещё я должен убедить в том, что я здоров?» - он и так никогда не умел хорошо общаться, а теперь ему надо выглядеть уверенным , сильным и независимым.

- Повторюсь ещё раз, я – здоров! Не заражен никакими болезнями, - слегка возмущенно проговорил Алистер. Только сейчас он почувствовал насколько устал. Лапы ломило от долго забега, шерсть, которая ещё не до конца просохла и теперь покрылась неприятной пыльной корочкой, глаза то и дело норовили закрыться и прервать разговор. Но его всегда чуткий слух уловил тяжёлое хриплое дыхание снаружи и хруст веток под чьими-то тяжёлыми лапами.

У входа появилась грузная фигура. Не трудно было понять, что это была львица, причём на последнем сроке беременности. Она выглядела так ужасно, что сердце Трейрина  дрогнуло. А эта рана, что сильно гноилась… Ей срочно нужен был отдых и помощь. Это понял бы и глупый. Алситера резко перестало волновать собственное состояние: отвратительный внешний вид, компания вечно что-то подозревающих львиц, а самое главное -  голод , от которого сводило желудок.

Он тут же сорвался с места, что бы спросить  не помочь ли ей. Остановившись на достаточно близком расстоянии, лев взволнованно спросил, стараясь не напугать измученную львицу:

- Может тебе помочь? – в его глазах без труда читались грусть и сочувствие. – Если хочешь, я помогу тебе пройти в пещеру поглубже, тут прохладно.

Отредактировано Алистер (26 Фев 2018 16:39:15)

+4

26

"Остановят?.. Кто-то другой, а не он?.. Я то думала, что останавливать Мор это прерогатива именно что Серых Стражей... Хотя, да, он же упомянул, что уже не в ордене", - я внимательно глядела на Алистера все то время, пока он отвечал на мой вопрос.
Пусть он и говорил, что он не преступник, со стороны все же это казалось очень и очень странным.

Но... в любом случае, даже если он и был предателем, то сейчас он выглядел безвредно. Да и что значит Ферелденское правосудие на этой земле, здесь, среди совершенно других зверей и нравов. Имеет ли смысл так беспокоиться о том, кто такой этот Алистер и чем он мог провиниться перед Серыми Стражами.

Пусть он и говорил загадками, но все же быть черезчур настороже не стоило. И потом... Сейчас мы были не одни, Фалька наверное ни слова из нашего разговора не понимала.

Да, так и было: в конце концов зеленоглазая, видимо, устав ждать, когда мы обратим на нее внимание, наконец-то вмешалась. И задала вполне ожидаемые вопросы.
Я хотела было ответить на них, но самец меня опередил.

"Хм, да, пожалуй рассказывать, что ты пришел из земель, на которых зверствует бешенство, не самая хорошая идея", - я хмыкнула, следя за попытками льва оправдаться. Я, по крайней мере, в то, что он незаразен верила. Я слышала истории о том, что скверна и Стражи каким-то неразрывным образом связаны, так что меня совсем перестал беспокоить тот запах, что встревожил поначалу.

Шторм постепенно утихал, но все же не прекратился окончательно. Возможно, уже начинало рассветать. Постепенно сходящие на нет капли дождя стучали по камню пещеры, заставляя мыслями обращаться к новому дню.
Вне зависимости о того, решит ли Фалька идти со мной или нет, и тем более что будет делать этот странным самец, я должна была найти Фастара на побережье. Банда, наверное, тоже попыталась как-то укрыться, так что выходить на поиски стоило только тогда, когда непогода уляжется окончательно...

- Стоп, слышите?.. По-моему, к нам снова кто-то идет...

Я вновь напряглась, вставая на лапы и прислушиваясь к шуму со стороны выхода. Судя по всему Алистер тоже заметил что-то подозрительное, из-за чего проделал примерно то же самое.

- Создатель милосердный... - я охнула, когда очередной гость появился в проеме. На этот раз это была львица, беременная, и, что более важно, выглядящая не самым лучшим образом.

Серый Страж опередил меня и сейчас: он раньше меня подошел к незнакомке и предложил ей помощь. Я решила не окружать несчастную со всех сторон, к тому же выглядела она не просто вымученной... а какой-то напуганной даже, так что я просто постаралась сделать максимально безвредный вид и тоже подала голос.

- А самое главное тут сухо и нет ветра. Мы не тронем тебя, можешь проходить дальше... - я обеспокоенно посмотрела на нее, стараясь таким образом заручиться ее доверием. После я обернулась на Фалечку, пытаясь понять, что она думает по этому поводу.

Отредактировано Авелин (8 Апр 2018 09:57:33)

+5

27

Кажется, беседующая парочка (они казались совершенно одинаковыми, оба с гривами, хотя пришелец, несомненно, был самцом) все-таки решила обратить на Фальку внимание. Хотя пояснения льва были не особо-то понятными и ничуть не успокоили. Лучше опасаться того, о чем знаешь, нежели страшиться неведомого. Говоря по правде, Фалька и о чуме-то толком не знала, кроме основных симптомов — ни как распространяется, ни чем ее лечить, да и можно ли лечить вообще. А тут еще одна загадочная болезнь, и даже если самец утверждает, что она сюда не дойдет... Он же дошел. Авелин тоже, похоже, была из его краев. Оба они казались здоровыми, по крайней мере, Авелин. Лев выглядел куда более потрепанным, но больным все же тоже не выглядел — просто измученным от долгой дороги, исхудавшим оттого, что питался скудно и второпях.

— Ему можно верить? — на всякий случай Фалька довольно бесцеремонно прямо в присутствии чужака обратилась к Авелин, к которой уже успела проникнуться какими-никакими дружескими чувствами.
Лишь дождавшись более-менее внятного подтверждения, она устало кивнула головой, усаживаясь на прежнее место, в глубине пещеры. Она успела отдохнуть, но чувствовала себя все еще не слишком хорошо. И все же ее тянуло в дорогу. Шторм явно заканчивался, дождь утихал, и теперь она могла без опасения за свою жизнь покинуть побережье и вернуться в ставшие для нее родными Облачные степи.

На миг львица задумалась — уж не прийти ли сюда вновь, уже воссоединившись с семьей? Может быть, местные львы согласятся принять к себе их маленькую семью? В конце концов, два сильных и здоровых самца никогда лишними не будут, а сама Фалька была хорошей охотницей. Но только согласится ли Рудо?
Ох, Рудо... Львице казалось, что она не видела его целую вечность. Сейчас, как никогда, ей хотелось просто прижаться к супругу и побыть рядом с ним. Хотя бы немного, минуточку, просто чтобы он ткнулся в ее шею носом, успокаивая своим присутствием, убеждая, что все будет хорошо.

Глаза ударившейся в воспоминания самки, к счастью, не успели налиться слезами. Прервав все дальнейшие размышления, Авелин вдруг насторожилась, сообщив о приближении посторонних — и почти сразу же в пещеру практически вползла, еле переставляя лапы, еще одна львица. Шкура ее была непривычно темной; живот отвис, покачиваясь из стороны в сторону при каждом шаге. Даже присматриваться не нужно было, чтобы понять, что пришелица измучена — почти так же, как была измучена сама Фалька, прежде чем ее отыскала Авелин.

Тут, конечно, все печальные мысли как ветром сдуло. Все трое разом бросились убеждать львицу, что ее никто не прогонит. Фалька присоединила свой голос к остальным, ласково убеждая незнакомку пройти глубже в пещеру, туда, где сухо и спокойно. Хотя на побережье было уже поспокойнее, чем прежде, резкие порывы ветра безжалостно трепали листву деревьев, принося с собой последние тяжелые капли дождя. Не лучшее место для беременной самки.

+5

28

Так плохо и так тяжело этой львице не было никогда. Одри прошла за последние сутки столько, сколько не проходила никогда за всю свою жизнь. В прайде она ходила на охоты, а пастбища были совсем недалеко от пещер, да сидела дома, с мужем. Львиц не выпускали из их жилищ одних, даже за дичью они ходили в сопровождении молодого самца. Ну, чтобы не убежали. Именно поэтому ей потребовалось столько времени, чтобы, наконец, вырваться на свободу. Но, несмотря на то, каким трудом ей дался этот побег, львица не жалела ни о чем.

Каменный пол холодил лапы, но в пещере было значительно теплее и комфортнее, чем снаружи. И суше, самое главное суше. Одри так надоел дождь, который промочил ее шкуру и заставил мерзнуть. Она была так рада оказаться под сводами, хотя еще вчера мечтала оказаться на воле. К счастью, она все-таки сделала это. Хотя это еще так сложно воспринималось ею. Темная этого до сих пор не осознала всей ситуации разумом, но в груди было пьянящее чувство свободы, от которого хотелось летать.

Тут, быстро, неожиданно быстро, один из самцов встал со своего места и направился к Одри. Все ее инстинкты, все три с лишним года мучений дали о себе знать. Львица прижала уши к голове, сгорбилась, сжалась и мелко задрожала, ожидая удара. Потому что в ее (теперь уже бывшем) прайде быстро приближающийся самец означал лишь одно: боль. Особенно если вспомнить Мачукизо, ее бывшего мужа, который и оставил львице рану на щеке. Но удара не последовало.

— Может тебе помочь? — его голос был участливым и спокойным.

За его голосом послышался женский, который исходил, как ни странно, от второго самца и еще один, от светлой самки. Все приглашали пришелицу пройти поглубже в пещеру, чтобы отдохнуть. Они смотрели на нее с таким сочувствием и грустью, что Одри перестала дрожать. То ли от удивления, то ли от непонимания. Она покачала головой, показывая, что помощь ей не нужна. Как ни странно, даже после ее реакции на подошедшего Алистера, львица не хотела чувствовать себя жалкой. Уж пройти пару шагов она сама сможет. Наверное…

Одри встала на мучительно ноющие лапы и прошла к противоположной стене пещеры. Тут ветер совсем не ощущался, да и сырость тоже. Львица снов приземлила свою пятую точку на пол пещеры и снова посмотрела на всех. Сначала ее взгляд упал на светлого льва. Она заметила его янтарные глаза и сочувствующее выражение морды. Он не был похож ни на одного из тех самцов, что жили в ее прайде. В его глазах не было жестокости или тени насмешки. Казалось, он действительно переживал за беременную львицу. Это было так ново, так необычно. Львица не смогла долго смотреть на него, так как все ее подсознание подсказывало, что самцам нельзя доверять. Это ощущение будет сложно сломать.

Взгляд серых глаз упал на второго самца. Рыжая грива, ободок, тонкие, длинные лапы, женский голос… Что-то здесь не сходилось. Одри пригляделась получше и поняла, что перед ней не самец. Какое-то чутье подсказало ей рассмотреть незнакомца повнимательнее. Львица мысленно убрала с него гриву и поняла, что перед ней самка. Самка с гривой, но, все же самка. Это поразило ее, но виду темношкурая не подала. Уж что-что, а унижать кого-то за его особенности было точно не в привычке Одри.

Последней в пещере была светлая самка. Она внушала темной больше всего доверия. Все-таки львиц она любила больше, как ни крути. Ее зеленые глаза светились сочувствием, как и у всех остальных. Одри поняла, что теперь она в безопасности. Львица слегка расслабилась и прочистила горло.

— Меня зовут Одри, — тихо сказала она. — Спасибо за то, что приютили меня. И простите за мою реакцию, я пришла из… не очень приятных мест, где не принято помогать самкам.

Беременная вновь окинула взглядом всех и решила, что ей нужно привести себя в порядок. Рана на щеке пульсировала и горела, левый глаз слезился. Ее нужно было промыть. Но, так как пресной воды тут она не заметила, Одри решила хотя бы умыться. Она вылизала лапу и аккуратно провела ею по исполосованной щеке. Острая боль пронзила ее, львица тихо зашипела, на глаза выступили слезы. “Дело плохо. А я даже не знаю никаких трав”.

Целительством в ее прайде занимался, конечно же, самец. Ведь самки, по их мнению, не могут постичь такой сложной науки. Да и болезни их лечили только по велению мужей. Если муж посчитает, что самка не достойна лечения, то ее и не лечили. Поэтому трав Одри видела мало, да и не разобралась бы, что к чему. Оставалось только ждать, что рана затянется сама.

+3

29

Алистер увидел панику в глазах самки, когда подошёл и тут же отстранился, не желая пугать её сильнее. А когда она встала, то и вовсе отошёл в сторону, показывая, что он не собирается причинять ей вреда и препятствовать ей.

«Что же с тобой сделали, что ты так боишься? Кто смог поднять лапу на будущую мать?» - задавал себе вопросы лев, провожая взглядом еле идущую на трясущихся ногах Одри. Её рана была плоха, очень плоха. Тейрин всем сердцем желал помочь, но, увы, не обладал навыками целительства. Оставалось надеяться, что хоть кто-то из его знакомых самок всё же мог помочь.

Понимая, что сейчас его присутствие поблизости совершенно не нужно, он сел ближе к входу пещеры, выглядывая из неё. Небо прояснилось и солнца выглядывало из-за облаков, которые медленно уходили дальше. А потом почувствовал на себе изучающий взгляд. Из глубины пещеры на него поглядывала Одри. Бастард слабо, но ободряюще улыбнулся, от чего львица тут же отвернулась.

« Как же надо напугать, чтобы львица боялась одного взгляда самца?» - Серый Страж снова задал себе вопрос. Наблюдая за новым соседом, он без труда сделал вывод, что боится она именно самцов, ведь к кофейной самке она отнеслась очень благосклонно.

Свежий воздух пахнул в морду Алистера, и тот с наслаждением вдохнул его. Но услышав отголоски разговора, он достаточно резво поднялся, подходя к Авелин и Фальке, что окружили самку. Он встал где-то позади, слушая Одри.

- Всякое бывает, но тебе повезло, что ты наткнулась на этих любезных особ, - сказал Алистер из-за спины Авелин.
Но тут, похоже, царствуют самки, потому что меня пытались убить, как только я вошёл в пещеру, - попытался пошутить Серый Страж и подбодрить темношкурую.

Он замолк, понимая насколько неудачно закончилась его попытка впервые за несколько месяцев пошутить нормально. Хотелось отвесить себе лапой по морде, но вместо этого самец  лишь неловко покашлял, продолжая  говорить:

- Среди нас нет целителя? – спросил Алистер, поглядывая то на Валлен, то на кофейную, которая так и не представилась.  – Рану нужно обработать, - проговорил он, наблюдая за страданиями Одри.

Отредактировано Алистер (11 Мар 2018 15:05:28)

+3

30

То ли Алистер выглядел настолько ужасно (что было нельзя исключать, хех), то ли львица была настолько кем-то запугана. Тем не менее, вне зависимости от причины, стоило Тейрину только к ней приблизиться, как она сжалась в комок и мелко затряслась.
Отказавшись от помощи, она после едва проволокла лапы вглубь пещеры и расположилась чуть поодаль от всех остальных.

"Живот такой, будто бы она вот-вот родит", - я перебрала в голове воспоминания, вспоминая один из случаев в карауле. Какими-то задними мыслями я даже понадеялась, что сегодня эта ситуация не повторится. - "Было бы неплохо показать ее хорошему лекарю, вроде Ванессы. Сомневаюсь, что в таком состоянии она справится с родами одна".

Да ладно уж роды, с чем вообще можно было справиться, будучи настолько вымученной и изнуренной дорогой по шторму?

Пока темношкурая оглядывалась, я следила за ней сама. На меня с Алистером она глядела немного (много?..) напугано, стараясь не смотреть в глаза, или тут же отводила взгляд, если понимала, что мы "застукали" ее за разглядыванием. К Фалечке же, напротив, судя по всему она испытывала больше доверия. И, прежде чем я успела сделать какие-то очевидные выводы, самка пояснила все самостоятельно.

"Не принято помогать самкам... Но зато принято делать с ними вещи совершенно противоположные помощи, да?... Бедная", - я сочувственно вздохнула. Попыталась подобрать подходящие в такой ситуации слова, помимо убеждений в том, что мы не собираемся ее обижать.

Но прежде чем я успела что-то сказать, светлогривый самец вновь успел вкинуть свой мелкий камушек в разговор раньше меня. Камушек этот оказался, судя по всему, шуткой.
Покосившись себе за спину, я иронично хмыкнула, а потом повернулась к Одри и пояснила:

- Алистер пришел в пещеру незадолго до тебя, я спутала его с бешеным зверем и напала раньше, чем это мог бы сделать он. Будь он конечно нам врагом, - я снова взглянула на бывшего Серого стража через плечо, после добавив. - Но он не обидит тебя и не тронет. Я обещаю.

После этого пестроносая (интересная деталь внешности) попыталась обработать рану, что принесло ей, судя по проступившим слезам и шипению, много боли.
"Дело плохо, видимо уже сильно гноится", - я встала и аккуратно приблизилась к самке. На вопрос Алистера я тут же ответила. - Я не целитель, но первую помощь оказать могу... Хотя бы обезболить, я думаю. Если позволишь, Одри, я могу тебе помочь.
Получив от нее разрешение, я молча кивнула и, сказав что скоро вернусь, вышла из пещеры в поисках нужной травы.

Рядом с логовом рос базилик - его я узнала сразу и сорвала пару веточек, как раз то количество, что нужно было для обезболивания. Подумав еще немного, я повела носом, заметив вроде как знакомый запах, и сорвала пару бледно-зеленых стебельков, с острыми листиками. Вроде как эта травка могла обеззаразить рану.

Вернувшись со всем этим добром обратно, я подозвала Одри к водоему в глубине пещеры, и попросила ее наклонить голову, дабы промыть рану водой. Зачерпывая порции воды языком, я аккуратно поливала ей царапины, вымывая грязь и пыль. По поводу гноя я была не уверена, смысля он или нет, так что пару раз, аккуратно, прошлась языком по самой ране.
Тем не менее в пещере было слишком темно и понять, правда ли помогли мои попытки или нет, было сложно.  Поэтому понадеявшись, что этого буде достаточно, я тщательно пережевала две добытые мною травки, смешав их друг с другом, и намазала этой кашицей щеку Одри.

- Пожалуй, пока это все, чем я могу помочь. Боль это снять обязано, а вот по поводу действительной пользы сказать точно я не могу.

Я мягко улыбнулась, расположившись чуть поодаль от Одри, дабы лишний раз ее не пугать.

ГМу

Заявка на Базилик находится в Лавке у Рафики, точно так же как и на Талисман целителя.
Попытка оказать первую помощь. Кубики на неизвестную траву.
А еще Одри скоро будет рожать, но я попрошу не кидать кубики на рождение, пока я не получу умение Повитуха (я в процессе).

Отредактировано Авелин (8 Апр 2018 11:02:40)

+1


Вы здесь » Король Лев. Начало » Морские пещеры » Пещера целителей