Страница загружается...
X

АААААА!!! ПРОГОЛОСУЙ ЗА НАААААС!!!!

И не забывай, что, голосуя, ты можешь получить баллы!

Король Лев. Начало

Объявление

Количество дней без происшествий: 0 дней 0 месяцев 0 лет



Представляем вниманию гостей действующий на форуме Аукцион персонажей!

Рейтинг форумов Forum-top.ru Рейтинг Ролевых Ресурсов Волшебный рейтинг игровых сайтов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Ледяная усыпальница


Ледяная усыпальница

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://sd.uploads.ru/dBLlb.png

В толще льда Древнего ледника скрывается неприметный вход в просторный ледяной грот. Годами львы-северяне использовали его, как усыпальницу для павших воинов, дев-воительниц и других львов, отдавших свою жизнь за расцвет Севера. Из-за близости ледника в гроте всегда холодно, за счёт чего тела разлагаются в разы дольше, а с годами и вовсе могут стать частью Древнего ледника.


1. Любые шаманы, пришедшие в данную локацию, получают бонус "+2" к броску кубика во время призыва духа.

2. Любой пришедший в локацию персонаж испытывает сильнейший холод (антибонус "-1" к любым действиям, возрастающий каждые три поста; нейтрализуется умением "Устойчивость к холоду").

3. В ночное время игровых суток, в этой локации возникает шанс встретить какого-нибудь очень старого и рассеянного призрака, который может дать необычную загадку. Если персонаж правильно ответит на заданный ему вопрос, то призрак щедро его за это наградит.

Ближайшие локации

Древний ледник

+6

2

→ Долина горячих сердец → Усыпальница → Долина горячих сердец

Я не был готов к подобному, пусть был рожден в объятиях хладного Севера и вскормлен ледяным молоком Королевы ночи. Я не был готов лицезреть всё то, что давно оставил за своей белой спиной, в чью сторону доносился крик отца, полный темного проклятия. Я не был готов вернуться туда, где животные страдают от лап последователей моего отца и его приказов. Я не был готов тащить на своей спине тела убитых матерей, чьи дети теперь наверняка будут смотреть на меня с ненавистью. Нужен ли я здесь? Сыну, ненавидящему меня и его соплеменникам, выросшим на сказках о подобных мне.

Вздыхаю, чувствуя на спине груз тела Сури, чьё имя узнал лишь после её гибели и хмурюсь, вспоминая шакалов, что рыскали вокруг тел медведя в тот момент, когда львы покинули место бойни, а мы с Пичем несли в усыпальницу еще теплое тело Мунаш. Сури же уже холодна, точно лед. Если бы я не пришел вовремя - эти гады могли сожрать львицу или оттащить к землям Ходоков, устроив из её тела очередную дань суровым богам. Было бы печально ранить душу молодой матери и не позволить ей переступить черту миров, как то подобает у северян. Она славно сражалась и достойна славной жизни после смерти.

- Ты хочешь похоронить их достойно? - Пич чуть позади прихрамывает и пытается не шипеть на привкус крови, что витал вокруг и оседал на языке железным привкусом. - Ирония какая, хоронить тех, чьи жизни забрали слуги твоего отца.

Тихо лишь рыкнул в ответ и неуклюже повернул голову к старому другу, осуждающе буравя ледяным взором. Итак мысленно себя грызу, а тут еще и этот, местами пятнистый решил в философию удариться. Вовремя, ничего не скажешь. Продолжив свой путь к усыпальнице, уже протоптанный, изрек со вздохом:

- Пусть этим займется их прайд, мне лучше не появляться у них на глазах, пока траур не спадет с морд и мысли не очистятся от склизкого тумана мести, Пич. Нам ли не знать на что способен отравленный местью ум? Я не хочу еще больше боли для Ивара, он не должен разрываться между отцом и подданными.

"Если вообще стал бы".

Переступив порог усыпальницы, ступив лапами на заснеженный у входа лед, я максимально осторожно уложил тело Сури подле Мунаш, лишь пройдя немного вглубь. Жизнь покинула их тела глубокой ночью, но души еще рядом, я словно бы могу почувствовать вокруг этот горький холод матерей, оставивших детей без любви и опоры. Хотели бы они упокоиться? Наверняка, но вот оставлять детей на растерзание суровому северу? Хмыкнул, понимая, что слишком сильно пытаюсь прощупать души, коих более никогда не увижу и не услышу чутьем шамана.

Надо было привести себя в порядок, но вокруг был лишь снег и холод, идти обратно к воде совершенно не хотелось. Словно бы читая мои мысли, Пич задумчиво кивнул в сторону тропки, ведущей к богороще. Он и сам был не чище меня, а еще задняя лапа не давала пятнистому другу покоя, мешая уверенно ступать за мной. Удар о камень во время драки продолжает давать о себе знать даже с наступлением утра и первых лучей едва теплого солнца. Северного солнца.

- Пойдем старик, - он зевнул и потянулся, - там наверняка будет речушка с водой, там и приведем тебя в порядок.

Я лишь молча пошел рядом с ним, прокручивая в голове тех шакалов и их возможный отчет отцу. Чем будет грозить убитый медведь прайду моего сына? Как мне уберечь Ивара и Шантэ? Если жизнь сына будет стоить жизни отца, то у меня просто нет выхода.

→ Богороща.

+2

3

«« Великий чертог

Víðbláinn

Я принесу всё, что нужно, – без лишних слов и разговоров, Айвор поднялся в небо, чтобы оставить своего друга, товарища и брата один на один с детьми погибшей львицы.

Рассвет заиграл светом на горизонте, поднимаясь из-за гор, солнце алыми лучами с золотом коснулась земли, но Траин не чувствовал в ней надежды на новое будущее. Ночь прошла. Ужасная кровопролитная ночь, которая отняла жизни у его сестёр, отняла жён и матерей, которых он знал лично и с которыми прошёл долгий путь, но не смог уберечь, едва они столкнулись с реальной угрозой. Стихия севера казалась не такой безжалостной, как звери, населявшие этот неприступный и неприветливый край, который они посмели назвать своим домом.

Он взглянул на детёнышей, которым пришлось выйти на улицу вслед за ним. Не с любимой матерью, которая навевала им чувство безопасности, а львом-чужаком, ведь кто он им? Всего лишь лев, который взял на себя обязанности предводителя. Даже не родной дядя, не старший брат и тем более не отец, который при помощи кровных уз мог бы объединить их и внушить, что у них ещё есть кто-то, кто способен их защитить и поддержать.

Траин возложил на себя непомерную ношу. Он вёл детёнышей и своих сопрайдовцев к усыпальнице, зная, что их там ждёт – два обезображенных тела. Глава патруля – Мтонго, опередил их всех, чтобы из личных соображений привести двух самок в относительно подобающий вид, оттереть их тела от крови. Ему было дурно от мысли, что маленькие львята увидят свою мать обезображенной и в крови, а так он смог смыть основные следы и осторожно положить самок на ледяные постаменты, чтобы открыто не демонстрировать их уродства. Вот так, теперь кажется, будто они обе спят. Крепким, вечным сном. Но чтобы этот сон действительно был крепким и души убитых львиц отправились в мир мёртвых со спокойными душами, они должны провести прощальную церемонию.

Траину никогда не приходилось хоронить или присутствовать на похоронах, но Айвор внушал ему уверенность в себе и негласно поддерживал вместе с Шантэ, которой тоже пришлось проделать этот путь ради сопрайдовцев. Он не имеет права оступиться и допустить ошибку. Одной мелочи хватит, чтобы вечно сожалеть о содеянном. Траин вошёл в ледяную усыпальницу. Здесь благодаря Хальварду уже лежали тела львиц. Траин лишь на секунду запнулся на пороге, набираясь силы для последующего шага. Сглотнул, надеясь, что никто не увидит и не почувствует волнение, которое проблеснуло на его морде. Он справится, выполнит свой долг.

Fólkvangr

«Пусть боги помогут нам», – закрыв глаза, он, снискав благословение, посмотрел на львиц. Самки лежали на холодном льду. Их бездыханные тела выглядели лучше, чем он ожидал, но память играла с ним злую шутку. Сожаление, ненависть к себе, горечь утраты и чувство вины, которые меняли картину перед глазами и на место чистых тел подкладывали окровавленные морды львиц с закатанными глазами, пусто смотрящими перед собой. Нет.. Они обе смотрели на него, осуждали и проклинали, хотя глаза их были закрыты.

Нужно упокоить их души, – напомнил Айвор. Перед его лапами лежали два растения: мелисса и базилик. Траин помнил, что ему рассказывал тетеревятник о необходимости подобающим образом обойтись с телами усопших. Они уже отмыли их от крови, чтобы боги приняли двух воительниц в свой чертог.

Оставив детей с Шантэ, которая больше походила на львицу, способную защитить и успокоить детёнышей. Траин старался не смотреть на них. Не мог. Он выступил вперёд, ближе к телам львиц, и сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями и силами. Он чувствовал, что где-то здесь, совсем близко, находятся душа Сури и душа Мунаш. Ощущал их, хотя не видел ни одной из них. Айвор взял в клюв веточку мелиссы, расправил крылья и поднялся под ледяной потолок усыпальницы. В причудливом танце, он кружил над телами львиц и всеми, кто пришёл проститься с ними.

Траин почувствовал, как воздух рядом с ним сгущается. Ему показалось на миг, что он чувствует присутствие Сури, которая даже из мира мёртвых пыталась показать ему, что всё в порядке и он справится. Но это он должен провести её в последний путь. Её и Мунаш, чтобы их души навсегда упокоились. Это всё, что он может сделать для них. Хватило бы сил.

Если смерть придёт, вместе в эту ночь умрём
Так наполни души в последний раз огнём.

Ему казалось, что он сам едва слышит собственный голос, будто решительность вся исчезла, стоило ему взглянуть на тела львиц, в чьей смерти он, как считал, виноват один. Не медведь, который пришёл сеять смерть и хаос в их Братстве, а он, за то, что посмел считать себя достаточно сильным, чтобы пообещать безопасную жизнь львам, которые поверили в него.

Вознеси молитву, страху дай отпор!
Полыхнут огнями склоны серых гор,
Станет пустошью небес простор!

Голос льва стал громче. Отражаясь от ледяных стен, которые, казалось, начинали в такт ему вибрировать, он разносился дальше, заполняя пространство. Траин чувствовал запах мелиссы. Когти Айвора намеренно проткнули толстый стебель, продолжая часть ритуала. Он смешивал сок мелиссы с соком базилика и продолжал кружить над телами львиц и сопрайдовцев.

Всё в огне: леса и долины.
Он горит в сердце горы.
Это пламя кровью по ветру
Забирает души в иные миры,
Но будем друг о друге помнить мы.

Что-то изменилось. Траин почувствовал, как эфемерные души львиц на короткий промежуток времени стали осязаемыми. Он не видел их, но чувствовал присутствие самок. Ему даже показалось, что он видит, как Сури улыбается, как Мунаш проходит мимо него, чтобы в последний раз прикоснуться к своим детям и провести последние минуты подобия жизни рядом с ними.

О, если падёт народ мой, я последую за ним
К родным чертогам горным сквозь пламя и дым!
Вознеси молитву, страху дам отпор!
Полыхнут огнями склоны древних гор,
Станет пустошью небес простор.

Несколько капель сока упало на тела львиц. Айвор медленно спустился, обдав лёгким ветром, созданным своими крыльями, самок и сложил использованные в обряде растения возле них. Голос Траина стал тише, переходя на шепот с каждым последним словом.

Это пламя кровью по ветру
Забирает души в иные миры,
Но будем друг о друге помнить мы.

Он почувствовал, как на последних словах львицы отходят от детей, проходят мимо него, чтобы после, в последний раз посмотрев на них, исчезнуть. Траин выдохнул, почувствовав, как разом его покидают силы. Нет… Не силы, а тяжесть, которая долгое время лежала на нём и мешала дышать.

– Покойтесь с миром.

Примечание

Заявка на покупку мелиссы и базилика:
ИМ "Лавка чудес Рафики" ver. 2.1
В посте использованы фрагменты песни:
Ignes Fatui - Все в огне - (Ed Sheeran - I see fire - Cover)

+5

4

Великий чертог------→>>
Выйдя из пещеры, Шантэ заметила первые лучи солнца, поблескивающие в кучках снега, еще оставшихся лежать на сырой земле с минувшей роковой ночи. Несправедливо, наверно, было то, что Леди Севера все еще живет, стоит на этой земле и смотрит на восходящее солнце. Она видит этот мир, она чувствует его дыхание. Она может любить, может испытывать страх, может грустить, а Сури и Мунаш – не могут.

«Может быть, им там лучше?», - спрашивает королева Шантэ, вскидывая голову и щурясь от ярких лучей, пробивающихся сквозь тучи. Ее ноздри шевелятся, вдыхая свежий утренний запах, наполняющий грудь. Она чувствует, как бьется сердце. Она чувствует жизнь.

Траин шел впереди. За ним шли детеныши, лишившиеся своих матерей, рядом с ними – королева севера, а после уже все остальные, кто желал проститься с павшими охотницами. Как всегда, по-свойски сурово, львица шикала на львят, чтобы не отбивались от общей массы, чтобы следили и поддерживали друг друга по дороге. Так их небольшая процессия добралась до ледяной усыпальницы, где теперь Братство будет хоронить членов своей семьи.

Король севера на какой-то миг остановился. Шантэ не видела его морды, но знала, что в его глазах отражается боль и вина за все произошедшее. Он мешкает, потому что не может простить себе то, что случилось с Мунаш и Сури; львица тихо касается носом бока самца, пытаясь его приободрить.

Шантэ переступает порог усыпальницы, и глаза ее расширяются от удивления, а дыхание застывает в воздухе. Каждый скрип когтей по льду был слышен, каждый взгляд льва был отражен в стенах. Это была покойная пещера мертвых северян, где уже очень долгое время никого не хоронили. Теперь ледяная усыпальница пополнится новыми львицами, которые, наверно, отправятся в Вальхаллу. Конунг Фаер всегда говорил, что попасть воину туда – великая честь, потому что там свою добычу разделит с ним сам Один. А если Мунаш и Сури все же верили в Айхею… что же, быть может, им найдется место рядом с Великими Королями прошлого?

Самка проходит дальше, останавливает детей рядом с собой и смотрит прямо на ледяные постаменты, где совсем рядом, словно грея друг друга, лежали тела двух львиц. Шантэ была благодарна тому, кто отмыл охотниц и привел их в надлежащий вид; так подобает им уйти в мир иной.

- Будьте сильными, - тихо сказала Шантэ детенышам и Киллиану, остановив их на полпути к мертвым телам львиц. Она не видела эмоции, изображенные на мордах Мунаш и Сури, но надеялась, что они спокойны и умиротворены сейчас, - ваши матери будут всегда присматривать с вами. Всегда.

Шантэ даже не предполагала, что погребение будет проводить ее возлюбленный. Львица не знала, что он может обладать подобным умением, но коль его отец – Белых Ходок, то оно и было предсказуемо. Лев это делал впервые в жизни, поэтому не обошлось без помощи Айвора, но Шантэ готова была поддержать любимого в любую секунду, а пока она стояла рядом с детьми и, по возможности, мягко приобнимала каждого, пытаясь дать понять, что они не остались одни и что их никто не бросит.

Шантэ не винила себя в том, что Мунаш и Сури ушли из жизни. Она думала о том, что теперь стоит возложить настоящую ответственность на свои плечи и воспитать сирот сильными и крепкими львами и львицами, которые точно защитят своих родных и себя в том числе.
 
Но ее мысли прервал Король Севера. Слова эхом разлетались по всей усыпальнице – это начался обряд. Шантэ опустила голову, прикрыла глаза – она была далека от этих шаманских штучек, потому что слыла воином и охотницей. Но, несмотря на это, после того, как Траин затянул песню, самка прекрасно чувствовала два потока ветра – холодный и горячий, которые проносились мимо нее прямиком к детям.

Прощаться всегда было тяжело. Лапы задрожали, в сердце образовался камень, поэтому Леди Севера покачала головой, чувствуя, как щиплет ее глаза. Ей стало жаль детей, ей стало жаль львиц, поэтому ей, суровой королеве, тоже пришлось пролить сегодня слезы. Семья для Шантэ всегда стояла на первом месте, поэтому больше всего на свете она всегда боялась потерять хотя бы одного члена из своей семьи.
Мунаш и Сури давно были членами ее маленького прайда.

Голос короля спокойно затих в стенах усыпальницы, а Айвор уложил на постаменты травы, в которых была заключена неведомая Шантэ сила.

Покойтесь с миром.
- Resten i fred

Самка ушла не сразу: постояла немного, чтобы отдать уважение своим соплеменницам. Ей было нелегко, потому что на похоронах она присутствовала впервые: сложно было понять как себя вести и что предпринимать.
А потом накатила слабость. Львица вздохнула, тряхнула головой и вытерла лапой слезы. Она чувствовала, что ей необходимо было выйти, поэтому Леди Севера нашла глазами Элику и попросила присмотреть за детенышами, а потом медленно, словно пантера, скользнула к выходу из усыпальницы.

Она первым делом отправилась в Богорощу. Ей хотелось успокоить себя, а лучше, чем то место ей было не найти.
-------→>>Богороща

+3

5

Сообщение отправлено Мастером Игры

{"uid":"38","avatar":"/user/avatars/user38.png","name":"Mephi-san"}https://tlkthebeginning.kozhilya.ru/user/avatars/user38.png Mephi-san

Дальнейший порядок отписи: Люциан, Элика, Луис, Киллиан, Луриан, Девил, Мирай, Ательстан, Эния, Траин

● Игроки, чьи персонажи не упомянуты в очереди, отписываются свободно.
● Отписи упомянутых в очереди игроков ждем не дольше трех суток!

0

6

------ Великий чертог

До этого дня Люциан думал, что первый обряд, который проведёт Братство, будет свадьба. Закономерное торжество давно маячило на горизонте. Все провожали взглядами короля и королеву, но молчали о чужом продолжении рода. Молчали в лицо, но за спинами болтливые женщины давно разносили молву и сплетни. Порядочный и добрый лев не брал в жёны свою фаворитку. И детей нет, ни одного наследника. Ночь показала, что жизни хрупкие и короткие. Никто из них не бессмертен.

Люциан тряхнул гривой. На выходе из логова он остановился, поразмыслил. Младшим детям незачем смотреть на растерзанные тела и смерть. Этого добра хватит в их жизни.

- Вы остаётесь, - он указал младшему выводку на няньку. Люциан впервые пожалел, что в логове нет Гаррета. Он отлично справлялся с детьми. Самец хотел предложить жене остаться с ними, но увидел старшую дочь, которая не торопилась присоединяться к общему траурному шествию. Он понимал её нежелание смотреть на мёртвых. – Маргери, - окликнув дочь, лев дождался её реакции, - присмотри за братом и сёстрами. Идти с нами нет нужды, если ты не хочешь.

Жгучего желания запротестовать против необходимости торчать в логове, когда остальные уходят, серый не заметил. Вот удивительно, да?

Он не препятствовал желанию старших детей сопроводить их друга до усыпальницы. Вместе с женой Люциан пошёл в конце цепочки, предварительно попросив своего фамильяра присмотреть за логовом и доложить, если что-то пойдёт не так. Они оставляли логово со стариками и детьми без присмотра старших и воинов. Немногие остались, что порождало беспокойство самца. Люциан старался не выказывать опасений, чтобы лишний раз не волновать Элику и детей.

Похороны будили воспоминания, которые он хотел забыть и оставить в прошлом. Люциан не торопился оказаться в первом ряду, чтобы лучше рассмотреть обряд. Он его знал, дважды становился свидетелем погребения и не хотел повторять опыт. Он остановился рядом с Эликой, касаясь её бока, чтобы она могла опереться на него или прижаться, если захочет унять грусть или почувствовать, что он рядом и она может на него положиться.

Люциан смотрел на мёртвых самок и их детей, а вспоминал погибшую жену и детей. Он ушёл с земель прайда Фаера, чтобы оставить их в прошлом и забыть, но первая смерть на Севере напомнила об утрате. Внутри как цепь с шипами поселилась; кто-то её натянул, и она сжала все органы, медленно пронзая и разрезая их, продолжая агонию. Он очнулся, когда обряд закончился и к ним обратилась королевы.

Люциан посмотрел на детей Мунаш.

- Нам подкидывают детей, потому что у нас своих не счесть? – Люциан понимал, что сироты нуждаются в родительской опеке, а он и Элика – оба родители с опытом и детьми одногодками, но в понимании серого это повод не подкидывать им дополнительную ораву детей. Со своими бы справиться.

Самец поднял взгляд на короля. Уследит за новой ответственностью сам или им нужно присматривать за чужими детёнышами и каждого рыдающего тащить в логово, когда им надоест жаться к холодеющему телу матери? Люциан чувствовал себя некомфортно рядом с мёртвыми самками и их детьми. Он хотел вернуться к своим детям, чтобы убедиться – им ничего не угрожает в их отсутствие, но понимал, что не может одновременно находиться в логове и следить за детьми Мунаш.

Свои дороже.

- Здесь холодно. Ты можешь заболеть, - Люциан ощутил холодный воздух, закрадывающийся под шкуру и вымораживающий изнутри. Живым здесь не место. – Пойдём.

+4

7

Великий чертог------→>>

Супруг львицы позволил их детям остаться в чертоге. Элика, будь ее воля, тоже бы предпочла не уходить из теплой и безопасной пещеры, но она не могла предать самок, с которыми проводила последние три месяца. Может быть, она не была их подругой, но она уважала их и никогда не отказывала в помощи; охотницы платили тем же. Будет с ее стороны очень нехорошо, если она не пойдет проститься с ними.

С отцом и матерью на такое траурное мероприятие все же пошла младшая дочь Элики. Малышка семенила рядом с самкой, иногда посматривала на нее, будто бы желая что-то сказать. Когда она все-таки решилась это сделать, а именно, задать вопрос, то песочная львица удивилась сообразительности своей дочери, а еще ей на душе стало тепло от того, что Эния заботиться об окружающих и переживает за своих друзей.

- Скорее всего за их воспитание возьмется кто-то из львиц чертога, - ответила совершенно честно и со всей серьезностью самка, - не бойся, Король и Королева не допустят, чтобы малышей обижали или обделяли их.

Элика вздохнула. Она много раз видела уважение и привязанность, которую львята проявляли к Траину, но согласиться ли лев воспитывать чужих детей, чужих наследников? Впрочем, молодой самец был со слишком добрым сердцем, чего бы песочная львица не могла сказать о фаворитке короля. Шантэ была также добра, но строга и, возможно, ревнива к своему возлюбленному. Элика нисколько не осуждала самку за это: как бы она себя вела, если бы к ее супругу жались чужие дети?

- Давай я понесу тебя, - путь к усыпальнице был долог, поэтому охотница уже на пол пути взяла львенка за холку.

Львица замечала, что чем ближе они подходили к ледяным пещерам, тем сильнее веяло холодом. Элика никогда не видела смерть в таком облике, хотя ей "посчастливилось" пожить с гиенами бок о бок; Белые Ходоки оказались  гораздо опаснее приспешников хитрого, но самого обычного и, надо сказать, трусливого льва, который управлял королевством только по той лишь причине, что его племянник был еще молод и неопытен тогда. Их новый враг был далеко не труслив и, кажется, готов был с удовольствием пролить кровь на чистый снег даже если это будет стоить ему жизни.

Элика не стала проходить вглубь чертога и предпочла оставить Энию подле себя. Она не видела тела Мунаш и Сури очень близко, но, честно сказать, и не горела желанием. Самке было больно и неприятно; какое-то очень короткое время львица смотрела на мертвых сопрайдовцев не мигая глазами, пока лев не коснулся своим теплым боком бока львицы.

Тогда Элика очнулась, словно почувствовав жизнь. Она закрыла глаза и положила голову на грудь самцу, слушая дальнейший обряд вполуха, потому что он был ей чужд, и самка не могла понять его значения. Она старалась ни о чем не думать, потому что если начинала анализировать ситуацию, то испытывала только лишь страх. Теперь она понимала слова старой Муулы, а также понимала, почему все истинные северяне в ужасе покосились на Белого Ходока, вошедшего в стены их чертога.

- Люциан... - позвала тихо песочная самка, подняв голову и посмотрев на своего супруга. Он тоже был задумчив, но невдомек было его жене знать, о чем думает отец, потерявший некогда своих детей и муж, лишившийся своей жены. Пожалуй, Элика бы и не захотела знать об этом.

- Покойтесь с миром, - вполголоса сказала львица, когда Траин и Шантэ произнесли свое слово, - Да примет вашу душу Айхею, - уже шепотом продолжила самка и опустила голову вниз, погладив свою младшую дочку лапой. Она хотела было сказать ей слова утешения, успокоить, чтобы малышка не пугалась, но не успела, потому что ее прервала подошедшая Леди Севера.

- Нам подкидывают детей, потому что у нас своих не счесть? - недовольство, как показалось львице, так и звучало в голосе самца; Элика впервые нахмурилась на слова Люциана. Она ничего не сказала своему супругу, но подняла голову и многозначительно посмотрела на Шантэ.

- Я прослежу, чтобы они вернулись обратно целыми и невредимыми, - пообещала песочная самка своей королеве, на что последняя грустно улыбнулась и кивнула.

- Шантэ, - следом же окликнула ее Элика, но замолчала и покачала головой. Она хотела спросить, что будет с малышами дальше, но язык не смог повернуться и спросить об этом сейчас. Пусть все успокоится для начала.

- Здесь всегда холодно, - львица повернулась к Люциану, - и везде. И я никогда, наверно, не привыкну к этому.

Охотница сильнее прижала свою дочь к груди, отчего львенок уже почти утопал в шерсти. Эния могла чувствовать, как трясет ее мать, но не холод был тому причиной. Самка еле-еле сдерживала слезы, которые не смогла пролить во время успокоения душ мертвых защитниц прайда. Вот только теперь, наверно, ее печаль была не по мертвым львицам, а по ним самим.

Отредактировано Элика (9 Апр 2018 20:05:49)

+2

8

----- Великий чертог

Хоть отец и разрешил остаться в логове, Луис все-таки решился пойти на первое в его жизни траурное мероприятие. Он же обещал маме быть сильным… он будет стараться изо всех сил. 

Ступая немного позади своей семьи, Луис не мог оторвать взгляд от его фигуры Люциана, веющей силой и внутренней уверенностью. Будет ли он когда-нибудь выглядеть так же? Сможет ли похвастаться такой гордой статью, в любой ситуации, даже самой неожиданно-пугающей, излучать спокойствие и мудрость? Или вдохновлять своим примером других, даруя смысл существования и веру тем, кто этого не имел? Ответ на эти вопросы сможет дать лишь время, а пока он был лишь наивным подростком, находящимся в самом начале своего пути. Тощий хвостик робко качнулся из стороны в сторону, но стоило процессии добраться до усыпальницы, испуганно прижался к животу.

Взволнованные глаза Луиса были устремлены на то место, где лежали тела. Мама Киллиана, тетя Сури… а другую львицу он знал плохо, но пару раз пересекался с ее детьми, которые в одночасье тоже остались сиротами.  Хоть Киллиан и был жутким задирой, но такого горя Луис не пожелал бы даже самому злейшему врагу. Лимонный невольно представил, что чувствовал друг Луриана, и по телу пробежала леденящая дрожь. А то, о чем Луис подумал дальше, заставило его оцепенеть, а глаза львенка округлились от ужаса.

Они ведь точно умерли не своей смертью. Кто-то убивал их хладнокровно и безжалостно, не колеблясь ни мгновения, словно они не были подопечными великого Одина, а лишь очередной добычей хищника. Их, чудесных львиц, которые были так добры и внимательны к непоседливым львятам, искренне беспокоились за их сохранность, своих и чужих. Которые в принципе не были способны сделать что-либо плохое, и уж тем более заслужить такую кару. Да, подросток знал, что живет в мире столь же суровом, как и северные законы, и не питал иллюзий по этому поводу: ситуации, в которых лев погибал в поединке за то или иное право или же при защите своего семейства, нельзя было предотвратить. Но чтобы вот так... Чудовищно и мерзко, перед ликом великих Богов и с их молчаливого согласия? За что?

- Как... - сипло выдохнул Луис, не различая звуков собственного голоса. - Как в мире может существовать подобная жестокость?

И, словно очнувшись от оцепенения и внезапно вспомнив, кто он и что тут делает, в ужасе подпрыгнул на месте. Казалось, рыдания душили его изнутри, вот-вот грозясь вылиться в полноценную истерику.

Все оказалось так странно и горько - еще утром прошлого дня Луис был полностью уверен, что наконец обрел свой дом и новый прайд, что его окружат друзья и товарищи, которые всегда будут рядом.  Однако теперь, заглянув за маску, скрывающую истинное лицо жестокого Севера, подросток понял, что заснеженные земли не гарантируют безопасность никому из них. Казалось, от его хваленого самоконтроля не осталось и следа. Сейчас он выглядел тем, кем и являлсяпо сути - запуганным потерянным ребенком, единственным отчаянным желанием которого было как можно скорее оказаться в уютном логове рядом с мамой, рядом с которой можно забыть обо всем: о вопиющей несправедливости, необоснованной жестокости и всего того зла, что окружало их.

Какая-то неведомая сила, часть ее существа, влекла к месту последнего пристанища двух уважаемых охотниц и матерей. Хотя бы на мгновение прижаться к тете Сури, попрощаться...

Кап. Кап!

Оказывается, он плакал. Слезы медленно стекали по мордочке и разбивались о пол. Сморгнув их, львенок кинул тоскливый взгляд в том направлении, где должны были покоиться тела.

Спасибо вам  за все , тетя Сури и тетя Мунаш, спасибо, спасибо, спасибо!..

Не смотря на все, светлый образ богов для Луиса померк навсегда.

Отредактировано Луис (11 Апр 2018 01:32:08)

+2


Вы здесь » Король Лев. Начало » Северные владения » Ледяная усыпальница